Янтарный ад. гл. 13


Янтарный ад. гл. 13

Янтарный ад

Сальников Сергей Сергеевич

Глава 13
«Как там наш друг Горби? Клинчует с нашим другом Борисом? Что-то вяло, больше экспрессии, больше драйва, больше настоящих и реальных сцен. Русские искушены в актёрском мастерстве, по Станиславскому надо работать. Время подпирает, надо торопиться, этот август будет очень горячим, пора другу-Борису отрабатывать высокий пост Президента России. Свяжитесь с Мишёлем, ещё раз подтвердите ему, что у него светлое и спокойное будущее. Будет учёным-аракулом, другом Запада, будет книжки издавать, фонд получит, ну, ему больше и не надо. Как говорят в России – по Сеньке и шапка. КПСС под нож, это давно не партия, а государственно-промышленная структура управления, без неё ох, как много, там рухнет. Варшавский Договор пусть распускает, ну и самое главное мероприятие в этом месяце – воцарение друга-Бориса на престол, как единственного правителя, это двоевластие затягивается, пора, пора другу-Мише на покой. Книжки писать, речи произносить, он это любит. А может его назад, в село, на трактор? Шучу! Он собирается на отдых, к Чёрному морю, вот и хорошо, готовьте всё к этому времени» - Рейган подписал верхний лист документа, закрыл папку, протянул госсекретарю – «В добрый час»
Когда за Шульцем закрылась дверь, он встал, прошёлся по кабинету, потёр свои огромные руки: «Господи! Воздай там по заслугам почившему главе КГБ и Генеральному секретарю Андропову, такую гигантскую работу исполнил, без него этого всего бы не случилось. Только за одного вытянутого наверх Горби, таким людям надо золотые памятники ставить, но нельзя, нельзя. Он даже оглянулся, вдруг, кто подслушал его мысли.
Кончался жаркий июль, до официальной ликвидации противостоящего Западу Варшавского Договора оставалось несколько дней.


Аэропорт Храброво остался внизу малюсенькими кубиками домов, крошечными машинками и самолётами, исчезающими точками людей. Через час полёта лайнер пошёл на снижение и выплеснул своих пассажиров в огромный зал Домодедово.
Столица бурлила и повизгивала в объятиях свалившейся на неё новой жизни. Через полчаса они выходили из такси на тихой московской улочке у двухэтажного белого особнячка за кованным забором, мраморная облицовка, неширокие коридоры, уютные кабинеты с новой оргтехникой, которая была в большую диковину у них в провинции.
" Как тебе фонд? Классный?" - Чиряков причмокнул языком.
" Ничего" - ответил Сотников, провожая взглядом длинноногую красавицу, проплывшую мимо.
" Не отвлекайся на ерунду, сегодня "фонд" принимает гостя, а в принципе хозяина, Сороса"
" Ты мне уже говорил, Юльевич, я помню, чей это "Фонд культурная инициатива", какое правда отношение — это мировой проходимец имеет к культуре - не пойму, как, впрочем, и мы"
" Не надо лишних вопросов, денежки капают и хорошие, чего ещё надо".
" Так, Юля, и в шпионы угодить можно".
Чиряков поморщился и подумал: "Правы москвичи, с ним кашу не сваришь, патриот херов. На кой я его взял с собой? Правда без него не получается пока, но ничего, скоро получится"
Навстречу, широко, как в кино, шёл и улыбался Руденько: " Друзья! Рад вам!"
Рукопожатий ему показалось мало, и он попытался приветствовать по-партийному, обнимаясь с поцелуем.
Сергей отстранился, тоже мне мафиози итальянские, начнём сейчас чмокаться как ....
" Ну, пойдём ко мне в кабинет, по кофейку выпьем, через часик в конференц-зале встреча, тут будут наши главные сотрудники и самые нужные нам представители филиалов. Цените доверие! Вечером в "Пекин" идём, надеюсь никто не против?"
" Интересно посмотреть на ресторан со столь загадочной судьбой" - ухмыльнулся Сотников
" Что имеешь виду?" - насторожился Руденько.
" Да строительство шло долго, и кучу смешных историй про него слышал" - ушёл он от ответа, хотя много слышал, что это главный ресторан наших служб безопасности, начиная с ЧК.
Совещание не произвело на Сотникова никакого впечатления, кроме разочарования, у него сложилось впечатление, что этот "легендарный" и очень богатый человек прибыл как обычный коммивояжер, желающий втюхать свой старый, уже плесневелый товар, а взамен, почти задарма, получить ценнейшее сырье. Раздражали открытые рты слушателей, выражавшие восторг по поводу предложений заморского гостя, бурная их реакция радости и почитания, впечатление, что в небольшом зале собрались полные идиоты, совсем не понимающие, как их разводят. Когда началась "дискуссия", Сергей, не поворачивая головы к переводчику, спросил по-английски докладчика, а почему нам за наши деньги предлагают старьё, причём по очень приличной цене, неужели в Штатах считают нас аборигенами с островов Тумба-Юмба, готовых за стекляшки продавать дорогой товар. Выступающий, не смутившись, стал нудно объяснять, что на этом оборудовании ещё можно долго и успешно работать, выполняя сложные ювелирные работы, а на встречный вопрос, зачем наши друзья сами не эксплуатируют эти ценные вещи, отшутился, что самое лучшее передаёт вам. В неприятный разговор вмешались "идиоты" и Сергей уже больше не мог вступить в "полемику".
Когда все вышли из зала, Руденько отозвал Чирякова: " Ну, что я тебе говорил, он нам всю обедню чуть не поломал, мы тут все зависим от этого человека, как и ты, а этот "патриот" ( Руденько презрительно скривил свои пухлые губки) бучу заваривает. Возьмет и плюнет на нас Сорос. Что будем делать?"
" Я понял всё и согласен с тобой, уберу его, пусть съездит в командировку, а я к этому времени подготовлю всё, да и мне надо в Англии отметиться, пока не вернусь, пусть рулит"- они пожали руки
" Вы сейчас в гостиницу? Я заеду за тобой, придумай что хочешь, но в ресторане ему не место, там будет разговор с солидным человеком из фирмы "Золото", незачем его посвящать" - Руденько махнул рукой и исчез в одном из кабинетов "Фонда"

Гостиница "Москва" встретила широченными коридорами, солидными лестницами, мраморной облицовкой, большим и надёжным номером. Здесь всё располагало к неторопливому отдыху и, после толкотни и сутолоки огромного города, не было никакого желания покидать спокойный уют и надёжную защищенность его стен.
Сергей уселся на кровать, достал записную книжку и стал машинально листать странички, так, просто чтобы что-то делать. Взгляд остановился на записи - "немец" - Михаил Карлович Берг. Рядом стоял московский адрес и телефон, взял трубку, набрал цифры, после нескольких гудков на другом конце раздался жизнерадостный голос: " Слушаю, Берг"
" Добрый день! Это Сергей Сотников из Прибалтийска, Помните7"
" Господи, конечно помню! Здравствуйте, Сергей! Вы в Москве?"
" Да, в гостинице "Москва", если это в Москве" - улыбнулся Сотников.
" Гостиниц с таким названием полно и по другим странам. Надолго сюда?"
" Дня на два"
" Давайте встретимся, говорите номер, я заеду за Вами"
Сергей продиктовал.
После минутной паузы голос из трубки произнёс: "Через полчаса я буду у Вас".
Сотников посмотрел на часы, отмечая в памяти время, задумался. Они познакомились с полгода назад. В одной из центральных газет Сергей прочитал статью некоего Берга, что предлагал создать в их области Республику немцев, взамен утраченной на Волге. Сотников вообще считал, что было огромной глупостью создавать государство из республик, причём наделяя их по Конституции огромными правами, вплоть до выхода из состава СССР и образования собственного государства. Русофобская политика коммунистических идеологов давала "титульной" нации этих республик огромные привилегии, главная из которых - жить за счёт России и русского народа, имевшего в стране самый низкий уровень обеспеченности. Людоедский дух по отношению ко всему русскому, оставшийся от первого ленинского политбюро, стойко держался в коридорах власти СССР. Их даже не смущало, что такое политическое устройство страны может когда-нибудь разнести её на осколки, как, впрочем, и каждую отдельную «республику», имевшую в своём составе нахлебников поменьше, в виде республиканских и областных автономий. Так получилось, что было свободное время, и он написал отклик, а через пару недель получил от автора длиннющее письмо, где тот выстраивал концепцию счастливого проживания на этой территории двух братских народов - немцев и русских. Всё было прекрасно, за исключением одного, никто не препятствовал уже переезду русских немцев в область, приезжай, живи, работай, но зачем республика? Может мы, и живём не сильно хорошо, зато не в гостях. Самое интересное, что даже на этапе предварительного обсуждения, зондирования общественного мнения предлагалось двуязычие, т. е. живущие здесь нынешнее население "добровольно освоит немецкий язык". Оставалось только догадываться, как заговорят немцы, когда получат свою республику, на территории, не имеющей границ с Россией, в окружении вылупляющихся "демократий" Прибалтики. Через месяц Берг приехал в Калининград, позвонил Сотникову и пригласил его на ужин в ресторан гостиницы Калининградская, где он остановился.
Берг, видимо провёл широкую предварительную работу, по крайней мере, за столом собралось не меньше полусотни "республиканцев". Пили, ели, звучали тосты за демократию, обновление, сотрудничество и процветание новой республики. Из всей публики лишь несколько человек, похоже знали немецкий и даже был произнесён тост на "государственном" языке, его почти никто не понял, пришлось переводить, но была выражена надежда, что через несколько месяцев ситуация поправится. Сергею это казалось каким-то бредом, в центре областного русского города странные люди фактически обсуждают, как отделить эту провинцию от страны. Не дожидаясь окончания «съезда», он тихо покинул его. От дальнейших встреч с Бергом уклонился под благовидным предлогом, да тот и гостил всего пару дней, но письма от него шли регулярно, и Сергей отвечал. Зачем позвонил сейчас, он не знал, так от скуки. Чиряков куда-то ускользнул и видимо уже не появится: "Опять тайны испанского двора. Да и чёрт с ним!".
Михаил Карлович Берг появился в номере ровно, как обещал.
" Под дверью, что ли стоял?" - подумал Сотников протягивая для приветствие руку, цветшему широкой улыбкой немцу.
" Какими судьбами в столице?"
" По делам фирмы, так, командировка"
" Что за дела, если не секрет?"
" Нет особого секрета, просто бизнес"
" Сергей, вы занялись таким делом? Зачем? Ну, ладно, поедимте, посидим в приличном месте, я вас приглашаю, как своего лучшего друга из Прибалтийска"
" У вас там ещё есть знакомые?"
" Откуда? Я там и не был. Город ваш по-прежнему закрытый, шлагбаум, граница, документы. Едем?"
Они вышли на улицу, у подъезда стояли в ожидании клиентов частные такси.
" Видишь, первые ласточки новой жизни, уже не надо "ловить" машину, как раньше, уже они ловят нас" - засмеялся Михаил Карлович.
" Да, или такси стало много или денег мало, чтобы на них ездить"
" И то и другое вместе, Сергей, согласен с Вами".
Они вышли из такси перед неярко светящей вывеской "Кафе "Надежда", спустились по каменной лестнице в полуподвальное помещение, со стилизованными под кирпичную кладку стенами, сводчатые потолки, деревянные столы, грубоватые стулья, камин, приглушенный свет, тихая музыка, небольшая эстрада, столы отделены друг от друга полустенками.
" Здесь уютно и очень хорошая кухня, моё любимое место в Москве, надеюсь, Вам понравится"- сказал Берг, на правах хозяина, проходя к дальнему столику.
Неслышной тенью подскочил официант, положил на столик два меню в кожаном бордовом переплёте и замер рядом.
"Игорь, сделай нам на твой вкус, чтобы нашему уважаемому гостю понравилось, а пока холодное и водочку"
Он повернулся к Сотникову: " Не против?"
" Конечно, нет, кто возражает против разумных решений".
После шума и сутолоки столицы, после длинного и пустого совещания с кучей бестолковых и однообразно-слащавых речей, Сотников чувствовал себя разбитым. Свербила мысль, что его опять ткнули носом, показав место.
" Давайте, по-маленькой, для согрева! Что-то не слишком тёплое лето нынче? Дома тоже прохладно?"
" Там погода для червей - тепло и сыро"
Выпили, Сотников почувствовал, что чертовски голоден, а кормили здесь действительно вкусно.
"Сергей, так значить Вы в бизнесе теперь?"
"Да, "солнечный камень" - наш интерес главный"
" Нравится?"
" Где-то деньги надо зарабатывать"
" Понятно, значит, не нравится. Бросайте"
" И что делать мне?"
" Со мной работать. Вы извините, но я отдавал Ваши письма на лингвистическую экспертизу, впечатлила оценка. Журналист из Вас выйдет отличный, да и писательская тропа не заказана"
" Во как?"
" А чего я буду от Вас скрывать? Думаете, немец вот так просто пригласит за свой счёт любого в такое место?
Давайте откровенно. Вы для бизнеса, тем паче такого дикого, что сейчас, мало приспособлены, сожрут Вас и не поперхнутся. Потеряете годы, нервы, силы, а будет всё впустую, как, впрочем, и у большинства. Я не говорю, что Вы слабый, упаси Бог, но чужой в этой среде"
" Удивительно, мне это говорят второй раз за неделю"
" О, значить, надо прислушаться. Понятно, что Вы любите свою страну, это похвально, но у неё сейчас не самое лучшее время, большие беды, развал, гниение, так всё сложилось, не случайно, конечно, сложилось, но самим Вам не выкарабкаться из этого дерьма. Помощь потребуется"
" Германии?"
" Почему нет? Мы - естественные союзники, наши войны - историческая ошибка, развал страны неизбежен, ваша область, точно, отойдёт к Германии. Рано или поздно. Почти миллион её жителей в песок не уйдут, с ними надо будет вместе жить и такие образованные и умные люди должны принять это, войти в новое общество, стать его проводником, скреплять две нации. Бросайте свой бизнес, при Ваших способностях и нашей поддержке через полгода Вы станете известным русским журналистом, через год-два - писателем, имя которого будет известно по всей вашей стране, как патриота России. Вам и притворяться не надо будет. Вы такой и есть. И ваше прохладное отношение к гражданам маленькой страны на среднем Востоке - тоже для нас плюс"
«Да какое мне дело до Израиля? Это скорей у Вас, немцев и Германии с ними исторические счёты»
«Вы правы, счёты есть и, что интересно счёт у нас к ним, а не у них к нам»
«Интересно»
«Вы, видимо не имели возможность читать ничего, кроме книг, изданных в СССР и полагаете, что сказка про враждебность Гитлера к евреям и ужасы Холокоста – правда?»
«Ну, в общем плане – да, сомнений пока не было»
«Вы, что-нибудь слышали про современных ревизионистов?»
«По истории КПСС изучал, но, видимо, Вы имеете ввиду нечто другое»
«Конечно другое, я про людей, которые с фактами и цифрами в руках доказывают, что Холокост – большая ложь. Вам это, как русскому, видимо может быть просто интересно своим историческим фактом, но, например, то, что Гитлер был поставлен к власти, снабжён деньгами и вооружен на деньги международного сионизма, уже непосредственно касается причин последней войны и определённых выводов в плане, кто друг, а кто враг».
«Это уже через край, для первого разговора, тут надо осмыслить»
«Обязательно надо осмыслить, спокойно, внимательно, пристально. Юргена Графа не читали?»
«Нет»
«Уже есть на русском языке, «Крах мирового порядка», очень рекомендую, особенно в плане перспектив заниматься историческими литературными обобщениями»
«Вы интересный собеседник»
«Вы тоже и, что ещё более хорошо, внимательный слушатель. Вообще умение слушать и слышать я ставлю выше умения говорить. Тот, кто умеет слушать, редко попадает впросак. Ладно, это тема от нас не убежит, хотя, она основная для уяснения будущего союза России и Германии. Этот союз единственное, что может спасти наши страны, да и всю Европу, включая глупых англосаксов в их чертовом Альбионе».
Он налил ещё по рюмке: "По русскому обычаю будем чокаться или по-немецки без этого?"
" Давайте через раз"
" Вот это ответ, толерантность и отстаивание национальных интересов" - Берг улыбнулся.
Вас не должно смущать двоякость вашего положения, то, что будет, будет при любом раскладе, но Вы можете значительно смягчить этот переход для своих соплеменников. Я понимаю, что предложение более, чем неожиданное и экстравагантное, но при гибели корабля надо думать о месте в шлюпке. Просто утонуть - глупо. Красиво, но глупо».
" Я должен ответить сразу"
"Можете сразу?"
" Нет"
"Правильно, взвесьте всё, в конце месяца жду вашего звонка, если согласитесь, сразу начнём работать вместе"
" Я уезжаю в командировку через несколько дней"
" Далеко"
" В Сингапур"
" Солидно, понимаю, что бросить это трудно, но... короче я вам всё сказал. Да, если Вы не против, может, перейдём на ты?"
" О, это не проблема, согласен" - улыбка пробежала по озадаченному лицу Сотникова.
" Как у тебя с иностранным языком?"
" Английский свободно, польский - разговорный. Немецкий? Гитлер - капут"
" Надо будет срочно изменять ситуацию, но это поправимо"
" Ты уверен, что я уже дал согласие?"
" Конечно, от таких предложений не отказываются. Сергей, ты сиди, здесь, сколько захочешь, отдыхай, кушай, выпивай. Если захочешь, можешь ещё заказывать, всё будет оплачено, а у меня дела подпирают, встреча важная, отказать не могу. Было очень приятно с тобой пообщаться. Жаль на общие темы не поговорили, но я думаю, что ещё будет случай. Да, если вдруг не согласишься, то мы всё равно друзья" - он пожал руку и быстро вышел.
Через два часа Сергей вернулся в гостиницу, было около одиннадцати, Чиряков ещё не появился. Сотников покрутил программы телевизора и лёг спать. Около двух ночи его разбудил грохот, зацепившись за порог, в номер ввалился шеф и покатился по полу. Встал, разделся, вытащил из кармана бутылку, откупорил, налил в стакан, выпил, чуть посидел и помчался в туалет. Характерные звуки не оставляли сомнений, что босс перекушал чего-то в "Пекине".
Утро било уже жаркими лучами солнца в огромное окно номера. Сотников поднялся, размял руки, ноги, отжался раз десять от пола и пошёл в ванную комнату. Чиряков, укрывшись с головой, храпел под одеялом. Стрелки часов указывали на половину десятого. Сергей потряс Юлия за плечо: "Юлич, в город пойдёшь?"
" Не, не, иди сам, я сплю до самолёта"
Их рейс уходил в семнадцать часов и Сотников, взяв такси, уехал в центр столицы, благо он был рядом, побродил по Красной площади, зашёл в Собор Василия Блаженного, который совсем недавно открыли для посетителей, внутри он был маленький и тесный, сводчатые, низкие проёмы переходов из одного зальца в другой, сильно пошарканная роспись стен. Прошёл до Александровского сада. Утреннее тепло перешло в полуденную жару. Пообедал в какой-то маленькой забегаловке, опрокинул пару рюмок водки и приехал в гостиницу за Чиряковым. Дверь была слегка приоткрыта, из номера неслись подвыпившие голоса. Чиряков, Генеролов, Руденько, отметил про себя Сергей. Открыл дверь, вошёл в прихожую номера.
" Да ты, Юля, на х...трогал это говно, ты чё совсем с катушек съехал? Хрена начал своим «газоном», долбанным трясти?" - наседал на шефа Генеролов.
" Я - "газоном", а ты, козёл "макарыч" с хрена достал?"
" Ладно, оба хороши, успокоились. Юлич, выкинь от греха подальше свой ствол газовый, другой потом купишь, он свой уже спрятал"
" Выкинь, семьдесят баксов отдал! Я его Сотникову, за стольник продам, он вроде хотел купить, пусть пользуется моей добротой"
Собеседники дружно засмеялись.
" Начисляй. Закончим бутылёк, скоро уже ехать. Где твой боевой зам шатается? Рожа убогая, все они гойи - свиньи."
" И я свинья?" - забурчал Чиряков.
" Ты - наш, но веру надо сменить, это - обязательно"
Сергей вышел в коридор, громко ударил по ручке двери, открыл и громко хлопнул ей зарывая. В номере притихли.
"Кто там?"
" Я это, Сергей" - Сотников прошёл из прихожей в комнату.

2013 г.

Полностью повесть «Янтарный ад» можно прочитать на сайте прозаика и журналиста из Калининграда Сергея Сальникова: http://sss1949.wixsite.com/salnikov
Новая повесть Сергея Сальникова «Преисподняя для Бисмарка» вышла за Океаном : http://www.lulu.com/shop/sergey-salnikov/preispodnyaya-dlya-bismarka/paperback/product-22976000.html




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: Сергей Сальников, Янтарный ад,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 19.04.2018 в 11:43
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1