Творцы образов -- художники слов !


Новые произведения на различные темы : стихи , рассказы . Стихотворение " Остров муз " об истинных художниках слов .

Эльдорадо надежды
***
Чувство светлое снова не ложно ,
Я поклонник кувшинок реки .
Бремя всякое сбросить не сложно
И свободно поплыть без тоски .

Будто книги страницы листают
Тени прошлого в тишине .
Вот и лилии рядом блистают ,
На широкой , привольной волне .

Эльдорадо - загадочный остров ,
Под звездою мечты золотой .
Вижу мачты немыслимый остов ,
С алым парусом бриг не пустой .

А на бриге я юный и смелый ,
Всех люблю без причин бытовых .
Добрый парень , радушный , умелый ,
И желаю ценить таковых .

Я плыву по реке озарений ,
Ветер встречный не пахнет грозой .
Я освечен лучом откровений
И сияет надежда слезой .

Может это мираж и картинка
Из иллюзий , фантазий души ?
А в руке лишь сырая тростинка
И слегка шелестят камыши .

Небесное перо
***
Уронила перо свое птица
На траву у тревожной стези .
И узрел я счастливые лица ,
С миролюбием общим в связи .

Я перо дорогое погладил
И подумал о прежних творцах :
Пушкин с музами вышними ладил ,
Гоголь с тройками в бубенцах.

Перья птиц окунали в чернила
И писали шедевры легко ...
Жизнь менялась и всех изменила ,
Стали делать сухим молоко .

Стали делать высокие краны ,
Корабли с орбитальным крылом .
Только блеют как прежде бараны ,
Когда топчут загон огулом .

Нажимаем на кнопки приставок ,
Чтоб узреть мониторов зеро .
Но важнее немыслимых ставок :
Гладь бумаги , талант и перо .

                Кириллица

Кириллица моих стихов глубинна
И высока до солнечных времен .
В них скромная красавица невинна
И ветреная в коконе знамен .

В них Родина в отчаянных порывах ,
Как птица воспаряет в высоту .
В них человек в пылающих нарывах ,
Пришедший от неверия к Христу .

В них пахари вздымающие поле
И продразверстки ухарь - комиссар .
В них атаман мечтающий о воле ,
Как миражей витающих корсар .

Я связан с откровеньем колыбели ,
Когда я слушал песню о любви .
И чувства ни к чему не огрубели ,
Что не погасло лучиком в крови .

Кириллица мне позволяет словом ,
Прославить землю и людей труда .
И звоны золотые над Тамбовом ,
И родники где светлая вода .

Вольная шалость
***
Согласными не стали
И гласными представ ,
Вновь щебетом достали ,
Как лодку ледостав .
Ты говори стихами ,
Простору говори ...
Пусть светит лемехами ,
Соха и плуг зари .
Ты все дождю простила ,
Намокнув у дверей ,
Но милого впустила
В обитель поскорей .
И стала встреча алой ,
В устах растаял лед .
Была ты с вольным шалой ,
Горячь желаний мед .
Игра греховной браги ,
С душевным огоньком ,
Сморила вас стиляги ,
В кругу любви тайком .

Дикое поле литературы
***
В Диком поле литературы ,
Можно дико кричать обо всем .
О кровавых вождях диктатуры ,
О причинах всего и при всем .
Можно петь белогривые бредни
И чернуху нести о святом ,
Потому что никто мы намедни
И сегодня во поле пустом .
Если Дикое поле как выгон ,
И для власти талант баламут ,
То покажут писателям фигу
И поэтам потертый хомут .
Мы свободны от властных законов ,
От заботы правителей всех .
В Диком поле подлунных затонов
Мы стяжаем вселенский успех .

Дамоклов меч

Съемки эпизодов завершились , но в привокзальной кофейне Козлова за столиком сидели исполнители разных ролей и оживленно обсуждали события . Юрий Поляков исполняющий роль генерала Мамонтова был сегодня на редкость прямолинейным и резким . Обращаясь к местному литератору Анатолию Трубе , игравшему роль чекиста , он выпалил -- Толян , ты пошто крестьян - сермяжников у пакгауза расстрелял без суда ? Чекист ты или палач ? -- Труба в кожанке с маузером нисколько не смутился -- Ну зачем вы так Юрий Михайлович ! Все сделано как прописано в сценарии . Ведь красный террор в ответ на белый ! И чекист обязан пресекать саботаж и воровство -- Поляков аж побагровел : -- Ты забываешься комиссар! Я генерал Мамонтов сегодня , а не Поляков . Мамонтов я! Извольте отвечать убийца-зачем расстрел,когда можно в Козловскую кутузку посадить подозрительных и допросить ? -- К спорящим подлетел половой - официант , некто Алешин и принес бутерброды с черной икрой , кофе и коньяк . -- Извольте с откушать Ваше превосходительство ! Извольте поесть товарищ комиссар ! -- Спорящие исполнители выпили коньяк и осмотрелись . Вокзал был бутафорский и прилегающая территория тоже стилизована под 18 - 21 годы 20 века . Подошел загримированный актер или поразительно похожий человек на председателя местной думы согласившийся сыграть Льва Давидовича Троцкого . -- Присаживайтесь товарищ главвоенмор . Вы наверное из Штаба Южфронта ? -- предложил и спросил актера - депутата Поляков . -- Мерси господин Мамонтов ! Я от гадалки -- ответствовал Троцкий . Все сидевшие за столом и бывшие подшофе мгновенно протрезвели и уставились на Лейбу Бронштейна , то бишь Троцкого.Робко , почти извиняясь его спросил Труба :-- Товарищ нарком Вы атеист - безбожник или ...? -- Для вас атеист , но верю в учение каббалы -- Троцкий выдохнул воздух и залпом выкушал стакан коньяка . Все ахнули . -- Лев Давидович , что случилось ? - спросил Мамонтов - Поляков . -- У меня пока ничего , а вот у Вас скоро случится ! Вы зачем все штабы красных уничтожаете , взрываете и поджигаете ? Генерал , народ восстал против тирании буржуазии и имеет право на свободу ! А Вы его хотите опять плетью да в загон , как быдло ?! Не выйдет товарищ Мамонтов , не дадим ! -- Я вам не товарищ Лейба - жид ! И вообще евреи обнаглели , в России революцию устроили . Фарисеи - лавочники . Перемутите всех и продадите Россию по частям жиды ! -- убедительно высказался Поляков - Мамонтов и еще выпил коньяка . Спорить с предводителем корпуса казаков было бесполезно . Его корпус прошелся по тылам красных и натворил много бед противнику . Ротмистр Колпаков негромко поинтерисовался: -- Лев Давидович что Вам изрекла Козловская гадалка?- Троцкий допил кофе и объяснился : -- Сказала она мне о каком - то Дамокловом мече над головой . О жаркой Мексике и испанском мачо - обманщике . Ничего не понял. Я здесь военный комиссар . Провожу совещания в Козловском Штабе Южфронта а она бред несет о Мексике и Дамокловом мече.Сумасшедшая ! -- Все стали поддакивать ему , кроме Мамонтова - Полякова . -- Как знать Лев Давидович , как знать где он упадет меч сей ? -- сказал генерал , сел на коня и с казаками поскакал сниматся в эпизодах похода - рейда по тылам красных и возвращения в Новочеркасск . Остальные загримированные актеры пили спиртное и ждали своей участи на съемочной площадке . Актеры - исполнители так вжились по Станиславскому в судьбы героев , что никак не могли изжить их из себя еще долго , долго . Поэтому делали все правдоподобно , буд - то это они сами и есть герои . Каждый искренне проживал свою роль и не жалел об этом !

Стезя предков
***
Не тупик , а развилка дороги
Камня нет указующих строк .
Мне туда , где степные отроги
И за речкой сосновый лесок .

Мне туда , где плакучие ивы ,
Отражаются в тихой воде .
Мне туда , где просторы красивы
И легко , как не будет нигде .

Луг низинный не встретил бурьяном ,
Встретил трепетной , нежной травой .
Я иду и дышу дурнопьяном ,
Как когда - то мой дед вестовой .

Он за красных сражался бесстрашно ,
За антоновцев дрался другой .
Мне светло и немножечко страшно ,
Что не кошен весь луг дорогой .

Все иное теперь , все иное ,
Села многие как хутора ...
Только время свершений шальное
Началось для страны не вчера.

Жасмин окраины
***
Пахнет жасмином и липами ,
Пахнет июльской грозой .
Мчатся кроссоверы с джипами
Мимо старушки с козой .

Дом ее старой окрайны ,
Древний как оно времен .
Мчатся за " хамами каины ",
С оттиском чуждых знамен .

Травушку щиплет рогатая ,
Козонька утром легка .
Будет хозяйка богатая
С крынкой ее молока .

Зорька лучами игривая ,
Перед дождем проходным .
Бабушка летом счастливая ,
Рядом с жасмином родным !

Клад Родины
***
Как не Иван Купала
Лунная дочь в Челновой ,
Местных русалок купала
И осыпала травой .

Голая лунная пава ,
Необъяснимо мила .
Лысая горушка справа ,
Слева строенья села .

Лес вдруг зарделся огнями ,
С искрами чУдной лозы .
Дали заржали конями ,
В воздухе запах грозы .

Клад там татарского хана ,
Спрятанный от казаков .
Ждет он простого Ивана ,
Лучшего из мужиков .

Сивиллы

Ему не стало легче и с царицей ,
Он слово дал не грабить до поры .
Была она в объятиях не жрицей ,
А женщиной возвышенной игры .

Не собственность , не жалкая рабыня
И все же не владычица миров .
Александрия -- древняя твердыня ,
Как феникс восставала из костров .

От Клеопатры в партии горячей
И Цезарь был на страсти рубежах .
Но в Риме на пророчице телячьей
Сивиллы предвещали о ножах .

Союз условен без любви сердечной ,
Поэтому не нужен никому .
И станет Клеопатра музой вечной ,
Антонию кумиру своему .

Башня плевков
***
В старинном городе Козлове ,
На площади торговых дел ,
Стояла башня наготове ,
Что б каждый в небо поглядел .
Была на башне крепь из реек
И доски в круге от земли .
Чтоб смелые без душегреек ,
Залезли выше , как могли .
И лезли смелые к вершине ,
Как тараканы по стене .
И видела мамаша в сыне ,
Владыки силу в чудном сне .
Забрался сын лихой мамаши ,
На самый верх и стал плевать .
-- Ей гопота и чушки наши ,
Всем на коленях уповать ! --
Плевал и скалился владыка ,
Своей безбашенной судьбы .
И разбивали ради бзыка ,
Козлова дурни свои лбы .
Кружилась гнусь у башни власти ,
Метался согбенный урод .
И только мудрые отчасти ,
Не оглупляли свой народ .

Плевелы
***
До жжения чувства раняться ,
Когда заставляют кланяться .
Когда принуждают славить ,
Которому проб не поставить .
Не сбудется честь по чести ,
Когда ты исходишь от лести .
Когда ты -- не лгать -- табу
Спускаешь в поветрий трубу .
Газетная суть коллектива ,
Глаголить : как тема красива!
Как дщери и чада власти ,
Божественной , избранной масти .
Пишите о ярких колоссах
И сейте ответы в вопросах .
И плевелы вырастут новые ,
Где лгут фавориты пановые !
Поклонных писцов газета ,
Для нужника и клозета .

Гегемоны
***
Формируют товарное мнение ,
Что причастие -- местоимение .
И вершать дорогое участие ,
Что наречие -- деепричастие .
Капиталы -- важнее Заветов
И счета поважнее советов .
Не поспоришь с дельцами мамоны ,
Всех базаров они гегемоны .
Но в дому , где сверчок Филимон ,
Я с подругой в любви гегемон .

Пегас ее у Туголуково
***
Дельцы унизили ее ,
В журнале Наш ,
Как буд - то сбросила трепье ,
На патронташ .
Как буд - то струсила она ,
Вблизи огня .
И с колокольчиком рожна ,
Пойдет звеня .
Есть доля Струковых судьбы
И есть село ,
Где духом люди не слабы ,
Беде назло .
Там конь поэта вороной
И рать сельчан .
Там озарений лук тугой
И стрел колчан .
Стреляй строфой без суеты
С родной слезой ,
Что б деготь скверной клеветы ,
Смыть под грозой .

Веер озарений
***
Видимо ложь во спасение ,
для извращенных элит .
Но развернув озарение ,
лгать им Господь не велит .

Веером мудрость лучистая ,
видится всем в вышине .
Если душа твоя чистая ,
совесть светлее вдвойне .

Дело порочное скверное ,
вносится вновь в негатив .
Дело душевное верное
вечность внесет в позитив .

Селфи стези продолжается ,
даже где воет шакал .
Ложь чернотой отражается ,
в круге небесных зеркал .

Тайна любви
***
Гаснет светильник любви под луной
И догорает под солнцем .
Снова в пустынной округе земной ,
Дом не сияет оконцем .

Все исчезает в печальном бреду :
Встречи , надежда и вера .
Даже в приветливом райском саду ,
Смрадом разит атмосфера .

Жутко в тени бытия пребывать ,
Тайна любви отгорела .
Я не стремился огню воздавать ,
Ты воздавать не сумела .

Я не виню никого в роковой ,
К далям взывающей воли .
Может блистающий луч зоревой ,
Женщину высветит доли .

Неоценимая высота
***
Все не так происходит как надо ,
Жаждем зрелищ невесть для чего .
Видит снова умильное чадо ,
Как родители курят его .
Наблюдаем танцульки и спевки ,
Буд - то нет ничего поважней .
И водилами трудятся девки ,
И с машинами парни нежней .
Видим вновь суету и метанье ,
Молодых и поживших людей .
Наших судеб теперь обитанье ,
Без высоких и низких идей .
В центрах строят арены футбола ,
В них сыграют в футбол мировой .
А во поле хлеба для помола ,
Уберет комбайнер центровой .
В трендах смыслы того и иного ,
Если деньги в ответе за быт .
Хорошо , что в оценках земного ,
Бог небесный в сердцах не забыт .

Бесприютные дали
***
Грустно в городе , не уютно ,
Раздражает людей суета .
Одиночество дней бесприютно ,
Вся палитра округи не та .

За машинами едут машины ,
Разных марок и разной цены .
А духовных событий вершины ,
В миражах неземной пелены .

Сердцу муторно и тревожно ,
Смыслы сводятся всюду к счетам .
И торгуют проныры безбожно ,
Что б за трендом идти по пятам .

И любви заповедные дали ,
Постигает народ на ходу .
Мы достигли того , что желали ,
Но узрели мамону к стыду .

Атомное чудо
***
Сама земля была чиста
И реки все чистюли .
И люди славили Христа ,
Как славят небо гули .

От всей души не роковой
И роковой до срока ,
В России прошлой таковой ,
Лишь царь был за пророка .

Но смуты шли из - за грехов
Наместников и злыдней .
И пламя красных петухов ,
Сметало с тронов сидней .

То Стенька Разин бедовал ,
То царь -- Пугач Емеля .
То всем Булавин воздавал ,
Кто гордым был от хмеля .

Потом Ульянов так встряхнул
Расеюшку в печали ,
Что ад ворота распахнул
И звезды закричали !

Теперь иные времена ,
Инфляций и дифляций ,
Но даже в капельках вина
Нет истин светлых наций .

Одна туфта и маята ,
С игрой мамоны блуда .
И вся земная красота ,
В тон Атомного чуда .

Бесценные дары
***
Кому доверял -- продали !
Кого уважал -- отвернулись .
А зори мне лучики подали
И дали светло улыбнулись .
За место под солнцем грошовое
Торгуют менялы лживые :
Пройдохи для кривды кондовые ,
Подонки -- худобы служивые .
Природа ко мне приветлива ,
Ветрами мечты окрыляет ...
Цветеньем долина ответила
И блеском река умиляет .
Найдутся кто дружбу не продали :
Не подлые , не отвернулись .
Бесценно что зори мне подали
И петь соловьи вернулись .

Стужа
***
Стала в округе стужа,
Воет бирюк на луну .
Злыдня обидела мужа ,
Нежить унизил жену .

Вновь гордецы величавы
В лучших своих углах .
В грубых порывах прАвы ,
ПрАвы в любых делах .

Слабым нельзя и пикнуть,
Статусом с сильными врозь .
К стуже им как привыкнуть ,
Если пронзает насквозь ?

Кто - то скорбит привыкая ,
Кто - то уходит прочь ...
Жизнь у людей такая :
Утро мудрее чем ночь .

Ценник муры
***
Когда чиновник не творец ,
Не " ювелир в дыре " ,
Любой пройдоха и подлец
Ва банк берет в игре .

Срывает куш авантюрист
С ухмылкой стервеца .
Один талант душою чист
И аурой венца .

Где суть мурой заволокло
Творцы и игроки ,
Как бриллианты и стекло ,
Ценой не высоки .

Не волчья суть
" О провинция ! Ты -- строга !
Гы - гы - гы ! Га - га - га !"
С . Б .
***
Сергей Бирюков и Миша Волчихин
Из логова мира сего .
Но любит Серега заумные книги ,
А Миша себя одного .

В фамилиях зверь откликается эхом ,
Из смутных житейских глубин ...
Сергей на приколы закатится смехом ,
А Миша взметнет карабин .

Звериная метка не истина рока ,
Фамилий похожих не счесть .
Серега прочтет изреченье пророка ,
А Миша сразится за честь .

Бытует легенда сравнимая с веком ,
Прошедшем сквозь бури идей :
Бирюк неожиданно стал человеком ,
Пристреленный стаей людей .

Код профессора Горелова

В Казначеевске что - то случилось невероятное,необычное.Алик Горелов сразу это почувствовал всем телом и трепетной душой.Алик стал размышлять и сопоставлять события последних дней с причинами и следствием . Он сопоставлял и анализировал события жизни и казус текущего времени несколько дней и никак не мог понять в чем причина . Было тревожно и невероятно тоскливо . Горелов зашел в кафе и заказал легкий ужин с водкой . В графинчике уместилось граммов триста горькой . Она была необходима чтоб отвлечься . Горелов выпил и стал кушать салат с крабовыми палочками .К нему за столик подсели двое незнакомых людей . -- Вы профессор Горелов ? - спросила молодая женщина . -- Да ! А что вам собственно нужно от меня ? -- не сильно возмутился профессор . -- Вы нужны нам , как свидетель прошлого времени -- ответил Алику молодой человек .-- Вы сами и ваши воспоминания -- Но кто вы есть ? Я вас не знаю и не намерен с вами откровенничать - еще раз возмутился Горелов . -- Попрошу вас удалиться , я хочу спокойно ужинать -- дополнил он . -- Кушайте , кушайте ! Но знайте что ваше прошлое время украли ! -- поерничал молодой человек . Ужин был испорчен незваными гостями . Профессор допил водку , доел салат и вскоре вышел на улицу . Тут же появились молодые люди . -- Скажите профессор вы в 1968 году присутствовали при закладке капсулы - послания комсомольцев к будущим комсомольцам ? -- Какой к черту капсулы ? Вы что шутите на ночь глядя . Разыграть меня вздумали ? -- Нисколько не шутим . Мы знаем , что вы присутствовали при закладке послания в 68 году , осенью , в стену монастырского здания -- Алик Горелов остановился и вспомнил несущественный эпизод из своей жизни . Он вспомнил , как 50 лет назад их студентов сняли с занятий , важных лабораторных работ , и привели к монастырю для участия в митинге закладки капсулы с посланием . -- Профессор вы вспомнили ? -- спросила девушка . -- Предположим вспомнил ! Что из этого вытекает . Точнее зачем вам знать что - то об этом событии ? -- Затем , что нет доски на стене и возможно судьбоносные письмена украли ! -- Ну и что ? -- спросил профессор . -- Украли же прошлое время , все 50 лет жизни города . Эта кража хуже революций и войн . Мы ищем капсулу времени . Вы нам должны помочь в поисках шифра - кода -- Профессор посмотрел на молодых людей как на странных существ , с другой планеты . -- Ребята мне кажется вы ерундой занимаетесь . Лучше бизнесом займитесь -- сказал он . -- Если мы не найдем исчезнувшую капсулу и не прочтем послание нам потомкам , то связь времен прервется и все в жизни нарушиться и разрушиться . Может грянуть катастрофа ! -- Предположим вы правы . Но откуда я знаю где украденная из ниши монастыря капсула с посланием -- Вы не знаете . И мы пока не знаем . Но вы можете вспомнить текст послания озвученный 50 лет назад на митинге . Мы введем вас в глубокий гипноз и вы вспомните текст . Помогите временам не прерываться и не случиться катастрофы безвременья и заблуждений -- Профессор согласился впасть в сомнамбулический сон . Молодые люди на автомобиле довезли Горелова до дома , где практиковал гипнолог . В состоянии глубокого гипноза профессор Алик Горелов подробно вспомнил весь текст послания , качество бумаги , размеры и цвет капсулы . Настоящий естественный сон его был крепок и безмятежен . На следующий день смутная тревога не терзала психику профессора . Приключение казалось ему каким - то мимолетным видением по пьяной лавочке . Жизнь продолжалась в прежнем суетливом ритме , современного бытия . По набережной Казначеевска шли молодые люди .Полная луна освещала им стезю , потому что свет городские службы отключили из - за аварии .Но эта мелочь была не существенной . Новая капсула с прежним текстом послания была ими заложена в нишу , в стене монастырского здания . Связь времен и событий теперь не прервется . Беды не будет . Город Казначеевск и люди будут жить долго и счастливо . Двое влюбленных спасли будущую жизнь многих Казначеевцев . Ангелы просияли и воспарили над ними . Созвездия не гасли до утра . Молодые люди шли вдоль реки и мечтали о чем - то
хорошем .

Яблоки Наукограда

Нвукоград хорошел день ото дня.Расположенный в Черноземье он был связующим звеном многих дорог и путей . Автомобильных дорог , железных , развития промышленности и садоводства , проходивших через весь город и рядом было предостаточно.Одна дорога - стезя власть предержащих,привела высоких чиновников из Наукограда сразу в Казначеевскую областную администрацию . И славные попутчики - наукоградцы стали активно управлять всем регионом . Через весь город проходили еще дороги истории страны России . Ведь в самом Наукограде находился сто лет назад Главный Штаб Южного фронта Красной армии . И для его разгрома , хотя бы на короткое время , в августе 19 революционного года в город ворвались казаки генерала Константина Константиновича Мамонтова . Белые громили красных по всей округе,но затем красные разгромили белых напрочь.Главоенмор и Председатель РВС Лев Давидович Троцкий ликовал по этому поводу . Много раз произносил речи и славицы . Повсюду и везде трендил как трибун Троцкий ! Новые , современные пути развития привели нукоградцев к празднику , фестивалю в честь местного яблока . Яблоки были отменные ! Их с любовью покупали многие россияне и кушали с аппетитом !Сочные , ароматные , полезные яблоки Наукограда были нарасхват!Фестиваль Яблока проводился к месту и ко времени в начале сентября . В преддверии очередного фестиваля , местные культуртрегеры решили снять корометражный фильм на историческую тему , но всячески прославляющий яблоко . Режиссер вольничал как хотел.Рыночная площадь напоминала яблочный склад - лабаз . На прилавках лежали яблоки гуртами и кучами .Яблоки лежали в корзинах , мешках и просто на земле в щедром количестве . Все билборды сообщали только о значении и полезности яблок . Режиссер скомандовал : -- Мотор ! -- И началось на импровизированной сцене лицедейство самодеятельных актеров всех времен и народов . На деревянный помост вначале вышел матрос - анархист Хвалешин , в тельняшке с пулеметной лентой и наганом . Рядом чекист Трубадуров Толян в кожанке , в шапке - ушанке и лаптях с маузером , крестом попа и внушительным обрезом . Хвалешин пел частушки и при этом стал в такт приплясывать . Трубадуров как бы отвечал ему частушками и периодически то вынимал маузер , то показывал обрез . Хвалешин -- Ех, яблочко , да куда котишься ? Ко мне в рот попадешь -- да не воротишься ! Эх , яблочко , да закатилося , а деникинская власть провалилася ! Эх , яблочко , да краснобокое , все у власти коммуняк кривобокое ! Эх , яблочко катись к Миронову , я матрос - анархист примкну к Антонову ! -- Трубадуров не отставал в раже запел -- Ех , яблоки вы народные , стали нищими буржуи сумасбродные ! Ех , яблоки , да с червоточиной , анархист лежит ничком за обочиной ! -- Толян достал правой рукой обрез , а левой маузер и продолжил -- Эх , яблоки новой властюшки , охраняют их братки или батюшки ! -- Зрители азартно и активно захлопали дуэлентам анархисту и ряженому охранителю бизнеса . На дощатую сцену выбежали еще двое , он и она . Он запел -- Ех , яблоко , да сбоку зелено , как Арманд меня люби , словно Ленина ! -- Она ответила -- Эх , яблоко , ты подгнившее , я нещадно забываю время бывшее ! -- Он продолжил -- Эх , яблоки , соком классные , бабы ныне за рулем все опасные ! -- Она с легкостью ласточки поддержала шутейное действо -- Эх , яблоки здесь не ворские , но курорты хороши черноморские !-- Он и она стали отплясывать с задором под " матаню " по всей сцене . Он -- Ни большой , ни маленький , лишь бы небыл вяленький . Если сила вверена , гусь обскачет мерина ! -- Она -- Если яблоки большие , значит ствол как колонча . Если бабы не святые -- мужики как саранча ! -- Певчая парочка плясала под гармонь и балалайку так заразительно , аж заходилась в порывах . Потом выходили другие певцы и затейники со своими номерами . Женщины в ярких , разноцветных сарафанах и юбках , мужчины в рубахах и шароварах . Все же преобладали народные одежды светло - розовых и кумачовых оттенков . Выступавшие импровизировали как хотели и как могли , в рамках традиций и житейской позволительной морали . Публика не расходилась.Некоторых требовала на бис , чтоб повторили оригинальные шутки - прибаутки . Режиссер долго , долго наблюдал за потешным спектаклем и не торопился крикнуть -- Стоп ! Снято ! -- Оператор снимал праздник Яблока и нисколько не переживал за свою аппаратуру . Было весело и интересно многим . Труженики садов и полей могли позволить самим себе площадную вольность и художественную самодеятельность . А исторические типажи и современные лицемеры - авантюристы изображались так зеркально - правдоподобно , что спектакль воспринимался как приключения , которые происходили в нашей безалаберной , заблудшей и невероятно прекрасной добрыми поступками , душевным милосердием народной жизни . Плоды яблонь благодатной земли не сулили людям никакаго раздора . -- Кушайте яблоки Наукограда , вам Россия будет рада ! -- говорила всем молодая , очень красивая девушка солнечной мечты .

Белокнижник
***
Не ночь страшна гнетущей тьмой ,
Кошмарный сон страшнее ночи .
Идут мои враги за мной
И у беды пылают очи .

Такое снится -- просто жуть !
Потом другое вдруг приснится .
Иду один и светлый путь ,
Как мехом кролика лоснится .

И перья птиц вокруг белы ,
И я счастливый белокнижник .
В ладонях горсточка золы ,
Бела как кипельный булыжник .

Слова пишу я молоком ,
На белых шелковых страницах :
Как белым мудрым стариком ,
Стою на белых половицах .

Как даль судьбы белым бела ,
Как веси белые повсюду .
Как - будто нет людского зла
И я нигде грешить не буду .

Ботало мамоны
***
Край моей стези богат ,
Злобными людьми .
Тенью кто лихой рогат --
Господи уйми !
Не беснуйтесь гордецы ,
В миражах тщеты .
Не спасут вас леденцы ,
Всех от нищеты .
Нищих духом навалом ,
Рядом и кругом .
За невиданным селом
И в селе другом .
На базаре золотОм ,
БОтало звенит ...
Кто судачит о пустом ,
Тот и знаменит .

Смотрины
***
Все смотрят сквозь меня ,
На Лену и Марию .
А я с лучами дня ,
Смотрю на всю Россию .
Все видят что хотят ,
Винить других не смею .
И мне не запретят ,
Смотреть как я умею .
Вы ожерелья грез ,
Дарить любимым вправе .
А я среди берез ,
Как бриллиант в оправе .

Публика бублика
***
Зачарована странная публика ,
Обожают метрессу глупцы .
Бесподобную дырку от бублика ,
Покупают пиара купцы .
Из Москвы понаехали Замшевы ,
Хвалят местных раскованных баб .
И поют о доверье Предамшевы ,
Буд - то вяз у реки баобаб .
Буд - то Лене Марина Цветаева ,
Подарила возвышенный сан .
И блистает вовсю Горностаева ,
Словно прадед ее Мопассан .
Нагуляются вдоволь , натешатся ,
Поменяют партнеров не раз .
У зеркал как русалочки чушутся ,
Словно омут глубокий рассказ .
Так вскружили туманы нечистые,
Многим головы чудакам --
Что бесстыжие крали речистые ,
Все широкие по бокам .

Штабисты
***
Лежит газета местной прессы
И дождик хлещет по статьям .
Эх , смыл бы он следы метрессы
И отогнал ее к сватьям .

Меркуют пусть в своем Козлове ,
В Штабу Южфронта смутных дел .
И говорят на старой мове ,
Где к ним Петлюра охладел .

Перехлестнул дела Петлюра ,
До самых проклятых затей .
Пришлось подобием аллюра ,
Бежать кагалу от смертей .

Козлов спаситель для изгоев ,
Хоть на иврите говори .
Юваль Шакет и Трубагоев
Поют Нагилу до зари .

Готовит мацу пан Рашанский ,
Что б Маньку кралю угостить .
Еврей он ныне Россошанский ,
Стремится случку подсластить .

Смешалось все в домах Облонских ,
И в Ивановых кавардак .
Матильду видят у Поклонских
И Птушкина в цепях чердак .

Козловский Штаб без сантиментов
И Троцкий Лейба посещал .
Рубил узлы он элементов ,
Враждебных нови как вещал .

Былое в туне наваждений ,
Модерном кличут на кругу .
Штабисты вновь без снисхождений ,
О кознях круга ни гу - гу .

Гуляют с хреном по Козлову ,
Свободно Сара и Ренат .
Надев заморскую обнову ,
Любя Хазарский каганат .

Тоскливо в логове Тамбова ,
Поэту духом бытовать .
Вновь остается доке Слова ,
На Бога сердцем уповать .

Наследница пустоты
***
Наследница крылатых лебедей ,
А может шалашовок и бля ...ей ?
Ты уточни Еленушка кого ,
Наследница ты прошлого всего .
Я как - то пил водяру из горлА
И был крутым наследником орла !
И Коля выпив три Кровавых Мэрь ,
Стал королем находок и потерь .
Сказал он : -- Лена выпита до дна ,
Как в луже отраженная луна .
Как пиво разливанное за грош
И квас , который мутью не хорош --
Ты выпита и в образе пуста ,
Свистят твои лукавые уста .
Пустая ты наследница пустот
И пыл твоей души уже не тот .

Остров муз
***
Появился вдруг остров Медон ,
Посредине Челнавской запруды .
И читают там Бустрофедон
Вновь русальницы водной причуды .
Сотворила Марина шедевр ,
Для Кудемы времен и Кудима .
Засиял приснопамятный нерв ,
У степного прибрежного мима .
И у тайны рассветным лучом ,
Вдруг меня красота озарила .
Я опять оказался при всем ,
Как душа под луной говорила .
Вот казачка сидит на коне
И стреляет по нетям из лука .
Все у Струковой в зыбком огне ,
Если дух растревожила мУка .
Музы неба незримы вблизи
И амуры восторженных Граций .
Им Вергилий читает в связи ,
Чтоб не спал на Парнасе Гораций .
Остров классиков не опалим ,
Он иных зоревых измерений .
Проплывет мимо звездный налим
И осветится мост поколений .

Домосед
***
Мне бы водочки сто грамм
И селедку с хлебом .
Никчему мне инстаграм ,
С электронным небом .
Были прежние друзья ,
Добрыми как братья .
А теперь хулой грозя ,
Злыдни без понятья .
Вот ушел один в себя ,
Отмотав Два срока .
Нити жизни теребя ,
Ищет тень пророка .
У другого есть фуршет
И ушастых паства .
Только молодости нет
И со мною братства .
Эх калина во саду ,
Красная ты снова .
Я в неведомом году ,
Стану докой Слова !
Так судьбину опишу ,
Как художник важный .
Я без водки не грешу ,
Домосед вальяжный .

Воронцовка
***
Воронцовка село коренное ,
На границе лугов и лесов .
Все здесь русское и родное :
Избы , двери и каждый засов .

Луговины низинные рядом ,
Каждым летом цветут васильки .
Не окинуть привольное взглядом
И деревья полесья близки .

И вороны приветствуют граем
Всех , кого завлекла старина .
Утром зори встречаются с раем ,
Ночью светит влюбленным луна .

Воевода влюбился когда - то ,
Неслучайно в такие места .
Воронцов -- это доблести злато
И служенье за веру в Христа .

Здесь крестьяне пахали землицу
И косили у речки траву .
Здесь Антонов пустил кобылицу ,
Чтоб бежала в полей синеву .

Здесь приезжему дышится всюду ,
Так свободно , как может дышать .
Здесь исконному местному люду ,
Можно доброе вновь совершать .

От ворот поворот
***
Мише Волчихину плохо ,
Все отвергают его .
Ходит подобием лоха ,
Из - за врага одного .

Миша поэт необычный ,
С детства ученый поэт.
Знает как образ приличный
Видеть встречая рассвет .

На чаепитиях Миша
Строфы с задором читал .
Холодом веяла ниша ,
Бес в ней давно обитал .

То он похож на грузина ,
То на Олега похож .
Вовсе не злой образина ,
Творчества певчих вельмож .

Пел он в хорУ Трегуляя ,
Тенором или гундел .
Хвостиком фальши виляя ,
О преисподней радел .

Мише испортил карьеру ,
Самым талантливым быть .
Приняли гости на веру ,
О графомане забыть .

Ближние други в Союзе ,
Дальние тоже в СП .
Миша Волчихин в обузе ,
Бес у ворот КПП .

Не подпускает к бомонду ,
Вдрызг ненавидит ворча .
Миша склоняется к Бонду ,
Что бы пальнуть в лихача .

Слышать не хочеть о чести ,
Бес с отношеньем другим .
Миша с кинжалами мести ,
Словно Оглы Ибрагим .

Перепутье выбора
***
Степь родная у лесов ,
Широка округой ...
Двери я открыл засов
И пошел с подругой .
Впереди прекрасный вид ,
Позади все то же .
Каждый ближний индивид
Стал в стремленьях строже .
Вновь подруга хороша ,
Говорит о многом .
Но светла моя душа
И не спорит с Богом .
Вот налево поворот ,
Рядом критик в теме .
Озирает Коля рот ,
В зеркале и джеме .
Вот направо колея
И стоит у края ,
Толи падшая свинья ,
Толи светоч рая ?
Я иду и на виду
Выбегает Толя ...
Неужели рок в бреду
И с Трубой недоля ?
Вижу мечется казак ,
По горе плешивой .
В сапоге его резак
С рукояткой Шивой .
-- Я за правое ! -- кричит
И бежит налево ,
Где шалава верещит
Обнимая древо .
Разожгли грехи огонь ,
Полыхают дали ...
Но бежит крылатый конь ,
Где его не ждали .
Нет у путника узды ,
Нет травы чудесной .
Есть внимание звезды
И юдоли местной .
Пусть волчицей пронеслась
Злыдня , словно драма .
Вновь мечта моя спаслась
У святого храма .

Прекрасные

Читать хочу поэзию прекрасных ,
Богинь Тропинки в образе людей .
Чтоб поэтессы в строфах не напрасных
Встречали снова белых лебедей .
Пусть за оконцем снежные бураны ,
Марию окрыляют и влекут ...
Пусть Александру белые бараны ,
В стукачестве нигде не засекут .
Пусть Лене золотого не хватает
И с платиной Василь не достает .
Мещерякова бабочкой витает ,
И Анна Клещ синецей запоет .
Пусть пробежит Захарова газелью ,
По побережью заводи чудесь .
И вновь Серова голой карамелью ,
Поманит друга в Притамбовский лес .
Вот Шитикова бряцает кольчугой ,
Она за Русь готова на бои .
Назарова свистит заблудшей вьюгой ,
Следы сметая стылые свои .
Стань Челюбеева супротив Пересвета ,
Чтоб возлюбить вражину как себя .
Семенова в стихах Елизавета ,
Сразится с ним тростинки теребя .
Пишите о Тропинке ненаглядной ,
О Вале подарившей мастер - класс .
Перед толпой читателей всеядной
Вы рифмами украстье и баркас .

Рубли и талант
***
Прокричали " стихи за рубли ",
Прогундела Луневская Майка .
И уплыли мечты - корабли ,
Где кудлатая в пальмах Ямайка .

У причала стоят катера ,
Море пенится у волноломов .
Дев " Тропинка " манила вчера ,
Ныне в грезах Илюша Обломов .

Обленились до срока судьбы ,
Ничего не творят вдохновенно .
Только ветер земные столбы
Огибает в порывах мгновенно .

И гудят провода на ветру ,
Словно песню поют роковую :
Не стремятся поэты к костру ,
Чтоб Отчизну согреть вековую .

Без метрессы Тропинке каюк ,
Без таланта позер -- пустомеля.
Без колодца и фирменный люк ,
Как без печки ненужный Емеля .

Дар нельзя убивать пустотой
И печалью всегда неизбывной .
Строчкой искренней и добротой ,
Помоги своей Родине дивной !

Пламенный наездник
***
Он удалился от меня ,
Ни дружим , ни враждуем .
Мы обжигались без огня
И на огонь не дуем .
Заполыхал в печи стихов ,
Как образ состоянья ,
Огонь немыслимых грехов ,
С порывом покаянья .
Клубятся искры в глубине ,
Струится дым не едкий .
И скачет всадник на коне
Туда где лес не редкий .
Огонь и всадник из огня ,
И лес из вспышек жара .
Прости витающий меня ,
Я пламенным не пара !

Чистое искусство
***
Куда-то что - то пролетело
И ветер эхо окрылил ...
Тумана призрачное тело
Рассветный луч развеселил .
Быть может птица зоревая ,
Легла на белое крыло ?
Быть может звуками играя
Проснулось ближнее село ?
Дрожит туман у косогора ,
Легко витает у реки .
Поля осеннего простора
Неудержимо широки .
А над полями озаренье
Земли бесценной и родной .
В любви не мучает сомненье ,
К России матушке одной .

Потеря
***
Он в прошлом сердце потерял ,
Свое из чувств не охладевших .
Доселе жизнь он измерял ,
Судьбой родных о нем радевших .
Теперь он холоден ко всем ,
С потухшим взглядом бездуховным .
Он бессердечный не совсем ,
С биением насоса ровным .
Качает кровь насос живой ,
Течет соленая по жилам .
Но нет любви в нем ножевой
И вера в дружбу не по силам .
Найдет ли чувственность свою ,
Забывший трепетную долю ?
Чтоб искренне в родном краю ,
Стяжать с любовью Божью волю .

Переворот
***
Переворот случился скверный ,
Все встало задом на перед .
Кто был деляга беспримерный ,
Теперь стяжает дел черед .
Кто был негожим коммунистом ,
Теперь великий бизнесмен .
Кто был задрипанным артистом ,
Теперь известный шоумен .
Слыла приблудная поганкой ,
Теперь почетная в чести .
Но даже проданной Таганкой
Высоцкого не извести .
Есть у почетной ученица ,
Судьбой в елее и меду .
В руках огромная синица ,
Но бутафорская к стыду .
Ее хвалили все с пеленок
И восхваляют до сих пор .
Вот сорвала она опенок
И режет красный помидор .
Вот сгондобила Маша кашу
И описала кухню всю .
Вот стукачом признала Сашу ,
Послав в помойку к карасю .
Ей Бог вручил детей чудесных ,
Как неба светлые дары !
Она же злыдню среди местных ,
Возносит выше мошкары .
Отвергла гордая поэта ,
Изгадила весь юбилей .
В журнале местного квартета ,
Перехвалила свой елей .
А если б горя не случилось
И в " святцах " был СССР .
Почетная вождю б молилась,
В кругу изысканных манер.
Читала б Маша комсомолка ,
Об атеистах звонкий стих .
И красная ее футболка
Была бы ярче среди них .
Гнала бы Машенька с метрессой ,
От храма юных прихожан .
Слыла бы Маша поэтессой ,
Как лучшая из горожан !

Таинство просторов
***
Они умеют бить баклуши ,
Интриги мерзкие плести .
И мне поэту из Криуши ,
Их на бобах не развести .
Да и зачем мне передряги ,
Поместных мелких величин ?
Они как цнинские коряги ,
Похожи в лихости личин .
Все изгибаются в порывах ,
Расти с незримою бедой .
И нависают на обрывах
Над речкой с трепетной водой .
Я перелив в строфе рассветной
И всплеск сияющей волны .
Зачем мне в подлости бесцветной
Быть виноватым без вины ?
Пусть кривотолки щелкоперов
Плетут узоры маяты ...
Люблю я таинство просторов
И светлой Родины цветы .

Вояж Николая Наседкина
***
В январе по Коммунальной
Едет Николай ...
Видно к радости авральной ,
Под собачий лай .
За проезжим мчится стая:
Сук и всяких псов .
На педали нажимая ,
Быстрый без усов .
Вот облезлая укусит ,
Вот клыкастый с ней .
Коля едет и не трусит ,
Стая без теней .
Год собаки желтошкурой ,
Проникает в кровь .
Казначейшу толстой дурой ,
Обозвал он вновь .
Сказка прежняя закрыта ,
Нет в кафе людей .
Пиковая карта бита ,
С криком лебедей .
За писателем картины ,
Дней былых летят .
Брюки вьются без штанины ,
С облаком опят .
Фаллос в Леночке Василий
Из резины шик !
И глотает без усилий ,
Дымка стремный пшик .
И романов сладкой пеной
Рвется подурить ...
От люпфи с крылатой Леной ,
Можно воспарить .
Вот старуха мечет кости ,
Прямо на лету .
И вкатился нОль без трости
Сходу в пустоту .
Вот плюются чистоплюи
На собачий путь .
И бомонд в житейской суе
Забывает суть .
Велик с пробочной монистой ,
Стая - финт грехов .
Николай с судьбой нечистой ,
Тема для стихов .

Стезя мечты
***
Все молчат , набрали в рот воды
И не видят признаков беды .
Или не хотят дурное видеть ?
Я смотрю на черные следы ,
Роковых поступков коляды
И желаю истины предвидеть .

Неприглядны истины времен ,
С тканями порхающих знамен ,
С золотыми рюшками обманов .
Вижу славу призрачных имен ,
Вижу как талант обременен ,
Пустотой событий и карманов .

Но стезя небесная видна ,
Даже в туне меркнувшего дна ,
Где любовь и дружба исчезают .
Жизнь всегда бесценная одна ,
И на что - то светлое годна ,
Раз мечтать заблудшие дерзают .

Мордор Хвалешина
( Ирреальность )

Хвалешин сидит на коне.
Вождем упырей Галдыма
И веет в родной стороне.
Гнилое исчадие дыма .
Газета в руке кривой.
И в теле душа кривая .
Качает дурной головой ,
Клыкастую пасть разевая .
-- Вперед упыри , вперед !
На штурм вурдалаки снова ,
Настал теневой черед ,
Талантов унизить Тамбова .
Устои времен покривим ,
Поставим все кверху низом .
И каждый творец - херувим ,
Накроется медным сюрпризом .
Фуршет станет пиром всего ,
Кумиром толпы и Парнасом .
Вперед упыри моего ,
Незримого беса с гласом ! --
В Тамбове витает мура ,
Летят хохотушки куры ...
Хвалешин берет на ура ,
С ватагой хоромы культуры .

Чердак блуждающих теней
***
Ты чужой на празднике под крышей ,
Ты никто для них на чердаке .
Смотришься ты затемненной нишей ,
У музея в дальнем закутке .
Дымка вновь лукавое читает ,
Шитикова Гете славит вслух .
И метресса счастье обретает ,
Разгромив изгоев в тленья пух .
Голосит "Эгрего" несуразность ,
Дымка сочинила в попыхах .
Ты любую презираешь праздность ,
В жизни и бессмысленных стихах .
Ты чужой для " Сборища 4 ",
Для Поповой , Чайкиной и Край .
Ты чужой в их иллюзорном мире ,
Адом увидав чердачный рай .
Кучерявый что - то напевает ,
Кочуков о чем - то говорит .
А твоя душа переживает ,
Что нигде шедевры не творит .
И Андрей Валяльщиков валяет
Дурака на шумном чердаке .
И Денис Козловский размышляет
Как тревожно псу на поводке .
Вот Андрей Кружнов не унывает ,
Лицемеря всюду как актер .
Он своих коллег изображает ,
Словно по гримеркам визитер .
"Пушкинский чердак " тоску наводит ,
На тебя Печерин наших дней .
Смыслы и мечты твои уводит ,
В круговерть блуждающих теней .

Не чердачная балда
***
Ей не сруки забраться на чердак ,
Где Валя распаляет кавардак .
И паутину выделки иной ,
Она плетет из каверзы земной .
Витает пыль разбросанная с рук
И кокон мастерит ее паук .
Он выполз из чернеющей души ,
Где хищника в сортире лепеши .
Паук незримым шастает вблизи ,
И жертву жалит с жаждою в связи .
Вот Леночку Луканкину паук ,
Доводит ядом до безумства мук .
Серегу Кочукова в меру сил ,
Паук пороков в зомби превратил .
Был казаком и умным мужиком ,
Теперь подручным ходит чудаком .
Андрей Кружнов глупеет на глазах ,
От Вали весь в восторженных слезах .
Паук тщеславных даром совратил ,
И каждого до жути извратил .
А вот " балда " осталась как была ,
Без тени пресмыкательства и зла .
Служите Вале зомби с пауком ,
На чердаке и в пекле с угольком .

Литературные прииски Тамбовщины
***
Статьи не делают погоды ,
На препутье у черты .
Литературные невзгоды ,
Из - за духовной пустоты .
Тамбовщина сегодня в туне ,
Литературных передряг .
Наседкин в призрачном салуне ,
Среди стареющих стиляг .
Сидит Седых неугомонный
Отбросив ржавый пистолет .
И Женя Писарев салонный
Рисует алый кабинет .
Молчат ковбой критиканы ,
Отговорили о своем .
И снова ржавые капканы
Пусты , где волчий окоем .
К салуну едет Семиперстов
С ватагой взвинченной братвы .
Заимку посетив и остров ,
Где истребили куль жратвы .
Вновь разгулялись бандюганы
Литературных небылиц .
У них червленые наганы
И кони с парой кобылиц .
В салуне ценятся певичка ,
Елена с темой заводной
И сводня Валя фанатичка ,
Тропинкой ходит проходной .
В салуне вровень с ветрогоном ,
Дельцы Алешин и Труба .
Напоят многих самогоном
И начинается пальба ...
Стреляют рьяно недотепы ,
В кого попало на ходу .
Бродяги , гопники и копы
Бузят у неба на виду .
Стрелки гордыни неуемной ,
Крутыми стали подшофе .
И графоман журнала стремный ,
Герой с берданкой в галифе .
А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу .

Декаданс трубадуров
***
Веселятся за счет других ,
Получают дары авансом .
Среди ухарей не благих
Увлекаюся вновь декадансом .

То чиновники им подпоют ,
То сыграет фокстроты эго .
Создадут неземной уют
Музыканты ансамбля " Эгрего ".

У одной тяжелеют дары ,
Понесла их дуплетом от власти.
Но немеет она от игры
И своей неуемной страсти .

Месит тесто банальных слов ,
Вырезает стаканом кругляшки
И в журнале "Козловский улов",
Лепит строфы на голые ляжки .

От гордыни исходит слюной ,
Словно гончая у поляны .
Только путь у поэта земной --
Делла Роза и крестные раны .

Декаданс трубадуров широк ,
До столицы доходят слухи ...
Только узок таланта мирок ,
Как у Вали метрессы прорухи .

Старателям духовности
***
Намойте золото стихов ,
В сиянье грез на рубеже .
И образ мира без грехов ,
Блиснет как чудо Фаберже !

Создайте строфы из мечты ,
Из всей духовной глубины .
И дали звездной высоты ,
Вам будут ясные видны .

Не исповедать путь творца ,
Но если выдохнул ты свет ,
То луч небесного гонца ,
Позолотит тебя в ответ .

Поэт Чистяков и клоака бытия
***
Посмотрел я журнал Александръ ,
Электронную версию снова .
Не нашел никаких саламандр ,
В откровеньях поэтов Тамбова .

Не нашел я червей и жуков ,
Не увидел навозную кучу .
Вот Володя поэт Чистяков
Устремился орленком на кручу .

И уселся на круче один ,
Принял облик влюбленного Леля .
И запел о судьбине годин ,
Под цветами и шишками хмеля .

Я услышал лирический тон ,
На просторах журнала без хмари .
Чистяков создавал свой бутон ,
Алых строчек без облачной гари .

О любви говорил Чистяков ,
Об отчаянной нежности взгляда .
Словно слышал поверье веков ,
Что земного нет сада без гада.

И полымя жестокой войны ,
Пронеслось по обтесанным срубам .
Я поэта увидел страны ,
Но журчали помои по трубам .

Зимовье
***
Там кагал и Труба дур ,
Здесь фуршет бесстыжих .
А мечта не Помпадур ,
И не сводня рыжих .
То птенцом летит мечта ,
То орлом огромным .
И бываю не спроста ,
Я в пылу не скромным .
Пресмыкаться не хочу ,
Как Халерий Марков .
Я судьбой за все плачу ,
Без чужих подарков .
Сам себе дарю порой ,
Волю на просторе .
И прогулку под горой ,
И купанье в море .
Сам себе дарю стихи ,
На рассвете властно ,
Когда в селах петухи
Кукаречут страстно !
Я в пути творю душой
Тексты и рифмую .
Но в избушке небольшой
Вновь перезимую .

Фальшь
***
Мы живем во время фальши ,
Абсолютной для всего .
Что случится с нами дальше ,
Если кривды о - го - го !
Много лжи вокруг событий ,
Верить не в кого уже .
Мы уходим от наитий ,
Лишь в ментальном неглиже .
Когда в выдуманном море ,
Вновь купаемся шутя .
Никого не тронет горе ,
Каждый чувствами дитя .
Наяву же все отвратно ,
И в Тамбове , и вокруг .
Диссертации обратно
Защитил продажных круг .
Кандидатов как пылинок
Докторам не сосчитать .
И писательских " малинок ",
Каждый членом может стать.
От журналов нет отбоя ,
Как от гениев любых .
Есть ценители прибоя ,
Есть светила голубых .
Возвела однажды Дума ,
Бабу жалкую в почет .
Фальши кругленькая сумма ,
Временам муры в зачет .
Вместо масла суррогаты ,
Вместо сыра " каучук ".
Мы терпением богаты ,
Ведь Иван не Чингачгук .
Не склонится к Кудеяру ,
Не восстанет от беды .
Будет горькую водяру ,
Пить до глюков череды .
Всюду подлые подставы ,
Хоть сычем вовсю кричи .
Графоманы снова правы ,
Как на плахе палачи .
Искренних в упор не видят,
Одаренных всех в зашей ...
И наградой не обидят ,
Поэтессу строфных "вшей".
Продаются все дипломы ,
Рефераты и места ...
Опалив души изломы ,
Жгет глагол мои уста !

Тропиканки и Александръ
***
У " Тропинки " все не то ,
Не стихи , а сажа !
Ты Труба как дед Пихто ,
И журнал как лажа .

Тропиканки из кружка
Бредят о Тамбове .
Словно пани у лужка
И друзья панове .

Все банальное несут
И твердят наивность .
Тени прошлого пасут ,
Где витает дымность .

Нет "антоновцев" в стихах ,
Нет времен развала .
Нет погрязших во грехах
И событий шквала .

Нет свершений трудовых
И потерь бездумных .
Нет стяжаний ножевых
И базаров шумных .

Есть словесный бутерброт ,
С маслицем и хлебом .
Пыльных тем круговорот ,
С задымленным небом .

Варьете
***
В Козлове в цене варьете
У речки Воронеж Лесной .
И часто мечту в наготе ,
Находит один с не одной .
Пьеро ловелас и фрондер
Девиц соблазняет на раз .
Но вмиг остужает он взор ,
Услышав Мальвины отказ .
Опять Дуремар наловил ,
Пиявок и живность болот .
Из ивы кошелки навил ,
Чтоб выл на луну кошоглот .
Дурит в варьете Карабас .
Тортилла в подмогу ему ,
Исходит от мглы прибамбас ,
Как фурия зла по всему .
Напустят они в варьете ,
Тумана и всякой муры ,
Чтоб зрители стали не те ,
До финиша чуднОй игры .
Тупая , приблудная шваль ,
Сидит словно графская рать .
И пыль превращается в сталь ,
Чтоб саблей звенеть и сиять .
Облезлые шавки дворов ,
Становятся в позу метресс .
И шайка базарных воров ,
Блистают в кастюмах повес .
Фантазии вьются в дыму ,
Витают в умах роковых .
И падает люд на траву
Среди своих предков живых .
-- Вы все в поднебесном раю --
Козловский кричит Карабас .
-- Вручите мне совесть свою ,
И вселятся радости в вас ! --
Смеется бомонд на траве ,
Пиявки несет Дуремар .
Но мысли в дурной голове ,
Как пенный бульонный навар .

Труба и "Мефистофель"

"Люди гибнут за металл ,
за металл ..."
Слова из оперы "Фауст"

***
В Трубу вселился " Мефистофель ",
Отвратный бес Козловских смут .
И душу выжег баламут ,
И вставил вяленый картофель .

Труба теперь похож на франта ,
Из круга бизнес - профессур ,
Он превращает местных кур
В любую птицу и мутанта .

Несушка ласточкой летает ,
Рыжуха песенки поет ...
Когда сосет его койот
И петушок ледышкой тает .

Все извратил Труба в округе ,
Все в туне жизни покривил .
По таксе лжи установил ,
Извивы блата и услуги .

-- Ты говори о светлом Боге
И делай темные дела --
Но Толю к бездне привела ,
Такая " истина " в итоге .

Начас преданный
***
Не грусти Евстахий Начас ,
Что тебя поныне предают .
У стены земного плача
Ангелы страдальцам воздают .

Где же ты врагам неугомонным ,
Щедро наперчил и насолил ?
Боем колоколен многозвонным ,
Мир твои печали утолил .

Может сам ты ветреный метался ,
Прежде у партийных рубежей ?
И поймать пролетные пытался ,
Коммунистов пламенных стрижей .

Обжигал ли ты о крылья руки ,
Опалял ли чувства о хвосты ?
В Ленинском " святом " кругу поруки ,
Вам Христа не грезились кресты .

И теперь вы с Валей коммунисткой ,
Либералам служите легко ...
И с Еленой -- Дымкой феминисткой ,
Вы в мечтах парите высоко .

Вас Труба печатает в журнале
Александре , словно сын родной .
И печаль не видится в финале ,
Где души нет близкой ни одной .

Вы едины в творческих порывах ,
Изменятся всюду как всегда .
Если кто - то вспомнил о нарывах ,
Тут же стал изгоем навсегда .

Вы везде в швейцарском шоколаде,
Как сюрпризы избранных имен .
И предавший тоже не в накладе ,
Присягает цвету всех знамен .

Вольтова дуга гордыни
***
Аршанский в дудку слОва дует ,
Труба в трубу игры трубит ,
Дорожкина везде блефует ,
Алешин шкуры вновь дубит .
У Доровских забот по шею ,
Как классиком тамбовским стать .
А я люблю душой Расею
И все нам вместе испытать .
Еленушку бомонд лелеет ,
Марию -- солнышко вдвойне.
Никто меня не пожалеет
И на войне как на войне!
Им все на золоте итога ,
Любую хартию и мзду .
А я один поэт от Бога ,
Толпе бездарных на беду .
Интриги , жуткие интриги ,
Бомонд тамбовский увлекли .
Навыпускали люди книги
И тени злобы навлекли .
Один другого отрицает ,
Другой не милует врага .
Поэт поэта порицает
И споры -- вольтова дуга .
В почете ходят театралы ,
Хоры вновь славицы поют .
Танцоры словно генералы ,
Деньгу притопами куют .
Глава Никитин региона ,
Дает музеям важный куш .
А на писателей с балкона ,
Плюет шутя как на кликуш .
Мы обделенные исходим :
Кто классик ныне и вовек .
С огнями истины не ходим ,
Но каждый гордый человек !

Бирюза удачи
***
Все довольны , все при деле ,
Вася в Лене , Маша в теле .
Лишь Труба один за всех ,
Жаждет пламенный успех .
Ловит Толя тень удачи ,
То в дороге , то у дачи .
Ловит Толя пустоту ,
Ртом широким на мосту .
А в руках его награды ,
Как штакетины ограды .
Видит зрячий бирюзу ,
За оградой на возу .
Едет Толя к бирюзе ,
На засратой , на козе .
Пленка с бликом от реки ,
Как иллюзия тоски .
Обналичил Толя нал ,
Смело выпустил журнал .
-- Деньги есть ума не надо! --
Снова эхо крику радо .

НЕ СТЫДНО
***
Назидал редактор в теме :
-- Чтоб не было стыдно ! --
Вы пишите о дилемме ,
Где Россию видно .
Вы пишите о покосах
И туманах в туне .
Как Иван в духмяных росах
Притулился к Дуне .
Вы пишите о метелях
И застывших реках .
О продажных на панелях ,
Блудных имяреках .
Вы пишите строфы сердца ,
С выдохом от горя .
Чтоб мечты открылась дверца
И блеснуло море .
Небеса -- отрада доле ,
Повитайте в небе ...
Вы пишите о юдоле
И о житном хлебе .
Опишите что не видно ,
Совести боренье ...
Чтоб душе не было стыдно
За свое творенье .

Пламенное наваждение
***
Ветер кудри растрепал ,
Теплым дуновеньем .
Я в объятьях утопал ,
С жарким вдохновеньем .

Ох , как пламенно меня
Краля обнимала ...
Молодость мою ценя ,
У мостков причала .

По мосткам прошли к реке
И в ладье поплыли ...
Только чайки вдалеке ,
Над водой кружили .

Поцелуи как костры ,
С искрами признаний .
Чувства грешные остры ,
Были от желаний .

Распалилась на бегу ,
Вдруг гроза нагая .
И стремглав на берегу ,
Стала ты другая .

Ливень чувства охладил ,
Мокрый весь моржую .
Я ведь тоже учудил ,
Обнимал чужую .

Сакральное имя журнала
***
Вот от чего вдруг Александръ ?
В Тамбове Пушкин небыл .
Вы назовите Олеандръ ,
Журнал дарящий небыль .

А можно имя Михаил ,
Отметить на обложке ,
Чтоб каждый ум перекроил ,
Прочтя о неотложке .

И Анатоль не повредит ,
Читающим о разных .
А можно вывести Эдит ,
Без шуток безобразных .

А можно Кароль утвердить ,
Тогда прочтет и Тина .
Журнал не будем мы судить ,
С граффити Валентина .

Журнал Шедевры мудрецов ,
Сегодня был бы кстати .
Вождей узнаем без венцов ,
Кто честные , кто тати .

Влюбленный ангел
***
Вокруг Мичуринска сады
И овощные грядки .
Воздаст Всевышний за труды
И будет все в порядке .

Ранет , Антоновка , Бельфлер ,
Сорта как в райских кущах .
Гадать не примется партнер ,
Здесь на кофейных гущах .

Ты заключай свой договор ,
Чтоб было честь по чести .
И продолжай вновь разговор ,
Без грубости и лести .

Сады весною зацветут ,
Мичуринск будет белым .
И даже ангел станет тут ,
Витать влюбленным смелым .

Имперские амбиции
***
По имперски и не иначе ,
Быть с журналом легко на Руси .
Ездил прежде на серой кляче ,
А теперь на орловском скачи .

Ты главред самодержец культуры ,
Анатолий Труба дорогой .
Пусть кудахчат Козловские куры
И заря воссияет дугой .

Ты журнала приват - император ,
Судишь всяких и яких рядишь .
Но Алешин кричит : -- Провокатор !
Ты болван самозванцем сидишь ! --

Управляй величаво и строго ,
Александром журналом в меду .
Фаворитов печатай немного ,
И не плюнут таланты к стыду .

Одаренных всегда единицы ,
Не гони ради свиты пургу .
Если ты не кормилец синицы ,
То Жар - птица чинарь на снегу .

Трубецкой благородного рода
Или ты самозванец Труба ?
Под лучами небесного свода ,
Как на паперти жизни судьба .

Финал заблуждений
"Просящему дай , стучащему отвори"
Татьяна Маликова
***
Стучащему ты отворила ,
Просящему ты дала .
Такое в судьбе натворила ,
Что плохи твои дела .

Кому ты представила фору ?
Нимфетке -- гулящей мадам .
Она устремляется в гору ,
С порывами не по годам .

Ее Евтушенко отринул ,
За слабые строфы стихов .
И месяц студеный не минул ,
Ты пламя глотнула грехов .

Другого вернула в лоно ,
Бездумно как на бегу .
И злоба из времени оно
Вернулась к талантов врагу.

Достойных не замечала ,
С пустой суетой в связи .
Поэта времен у причала ,
Не видела даже вблизи .

Чужих напечатала сдуру ,
Забыв про своих нищету .
И слушала лживого Гуру ,
Влюбенного только в тщету .

Расплата нахлынула валом ,
Девятым на узкой косе .
Накрыла твой путь финалом ,
Предали безбожно все .

Стерва и энциклопедист
***
Она призналась откровенно ,
Сказала вдруг : -- Я не люблю ! --
И он остуженный мгновенно
Весь уподобился нулю .

Вознесся круг луны лимонной
И горн округу огласил ...
Увидел в бездне он бездонной ,
Свою мечту , что возносил .

-- Я не люблю тебя нисколько
И не любила никогда --
Услышать истинное горько ,
Когда нагрянула беда .

Плоть у людей не из металла ,
Она чувствительна всегда .
-- Зачем ты лживая мечтала ,
Со мной остаться навсегда ? --

-- Я не люблю тебя и баста !
Сейчас немедля удалюсь --
Он посмотрел , она лобаста :
-- Иди -- сказал -- Я помолюсь ! --

Абордаж у камина
***
За что любить ее такую ,
Лукава шельма , не верна .
Я лучше дома атакую ,
Бутылку красного вина .

Открою смело горловину,
Налью себе , не господин .
Подвину креслице к камину
И буду пить вино один .

Она металась на кровати ,
Стонала с пламенем в груди .
Но телом бабонька не сати
И разумом ни леди Ди .

Она гулящей станет снова ,
Ей мужика бы да кураж .
Я лучше вновь не Казанова ,
Возьму бокал на абордаж .

Творчество под копирку
***
Миша Прудников наивен ,
В деле творчества души .
Говорит : -- Не агрессивен ,
Кто стихи писал в глуши --

Видимо у Миши взгляды
Как у ангела в раю .
Есть поэты ретрограды ,
Есть Труба в родном краю .

Есть " святая " Валентина ,
Благовестница тропы .
Есть Елена Мессалина
С плоскостопием стопы .

Но всегда крутая нравом ,
Гениальна для друзей .
В левом округе и правом ,
Где конюшня как музей .

Миша Прудников с Трубою ,
Как два Януса с монет .
Видят жизнь лишь голубою
И другой на свете нет .

Вновь "Энергия" энергий
Зарядит подлунный сон .
И прикупят женам серьги
Миша с Толей в унисон .

А потом прикупят Мазду
И в придачу БМВ .
Убедят в Тамбове мазу ,
Что стихи сулят лаве .

Гранты творчеству помогут ,
Графоманов , не других .
Сколько надо столько смогут ,
Сотворить стишат благих .

Но зачем хвалебным налом
Всю Тамбовщину смущать ?
За Татарским ближним валом ,
Жизнь не стоит упрощать .

Стихи ли за рубли ?
***
Стихи в рублях какое благо ,
Какое чудо и пассаж .
Стихами вылечим люмбаго ,
И сделаем любой массаж .
Стихами выправим карьеру
И превратим шакалов в лис .
Приятно станет кавалеру ,
Когда стихи услышит мисс .
Стихами пиво вновь запеним ,
Чтоб свет над кружкой не погас .
Все авангардом переменим ,
Здесь непременно и сейчас !
Стихами башу подсуропим ,
В рублях разменных на гроши .
Все размотаем , что накопим ,
Стихи в рублях не для души .

Козловские частушки
***
Вновь идут по Козлову фрондеры ,
Козолупы , дралИ , козлодеры ...
А за ними доильщики коз
И кормилицы с облаком грез .
То зеленое облако сбоку ,
То снижается краем к истоку .
Козы цедят водицу легко ,
Чтоб чудесное дать молоко .
Вруг по облаку тень пробежала ,
Иллюзорным металлом кинжала .
Козлодеры , драли , козолупы ,
Сразу бросили наземь тулупы .
И гурьбой заводной заплясали ,
Буд - то шкуры козлов причесали .
И запел молодой козолуп ,
Сколько видела шлюха халуп .
И запел пожилой козлодер ,
Чем похож на козлище фрондер .
Было весело , стало смешно --
Петь частушки не очень грешно .
Подхватили доильщицы разом ,
Возбудив свои мысли экстазом :
-- У миленка моего борода козлиная ,
Только ночь не от того полыхает длинная ! --
-- Сяду снова на козла и поеду к небыли ,
Ох , любовь бывает зла , где еще мы не были --
-- Подою козу в хлеву , угощу красивого ,
Я люблю и берегу , мужа не спесивого ---

Письмена рассветов
***
Когда простор не ледяной ,
Душа надеждой полнится ,
Что потерял ты за спиной ,
Дарами грез восполнится .

Мечтать о лучших временах ,
Вседа легко с порывами .
Врагов не видя в письменах ,
Рассветов над обрывами .

Пусть обреченная стезя ,
С продажными обрушилась .
Судьба провалом не грозя ,
Полынь грехов накушалась .

Я сыт по горло маятой ,
С лукавых горькой снедью .
России образ золотой ,
С небесной звонной медью .

И творчества духовный свет ,
Как крылья божьей воли .
Я нахожу в любви ответ ,
В вопросах доброй доли.

Где ты ?

Где ты Татьяна Маликова ?
Не повторяй Маргариту .
Вон как Елена Шкаликова ,
Педро ласкает Зуриту !

Взял псевдоним Николаша ,
Всюду за гуж хватается .
Валя в порывах Параша ,
Птицей витать пытается .

Вон как редактор Толик ,
Чесом наград промышляет .
Виски поставит на столик
И о дворцах размышляет .

Там ли твой яркий мастер ,
С женщиной в мире подвала ?
Светел духовный фломастер ,
Образы где создавала .

Не исчезай ты брошенной ,
Не пропадай ты преданной .
В туне грехами взъерошенной
Жить можно верой изведанной .

Творцы России
***
В снегу холодный день зимы ,
Не видно солнца в небе .
С утра заботливые мы ,
Вновь думаем о хлебе .

Насущный хлеб необходим ,
С водой и атмосферой .
Мечты о лучшем возродим ,
С духовной ясной верой .

Трудится надо как всегда ,
Чтоб жить не унывая .
Когда проблемы не беда ,
Душа светла живая .

Трудится надо ради нас ,
Не тырить и не хапать .
Тогда враги в убойный час ,
Как фрицы будут драпать .

Тогда владельцы и дельцы ,
Прибыток в дело вложат .
И мира русского творцы ,
Столпы все приумножат .

Тогда гаранты не уйдут ,
Блажить в своих покоях .
Тогда таланты создадут
Стихи не об изгоях .

Обитель музы
***
Когда в придуманных мирах ,
Не совпадают дни с ночами ,
Я канделябры со свечами ,
Расставлю в шелковых шатрах .

Пусть в розовом живет она ,
Моих желаний незнакомка .
И золотого входа кромка ,
Мне будет издали видна .

Однажды вместе к роднику
Мы подойдем и я признаюсь ,
Что стройной девой восхищаюсь ,
И забываю дней тоску .

Она посмотрит на меня ,
Без страхов пламенного груза .
Небесная прекрасна муза ,
В лучах сияющего дня .

Я прочитаю ей сонет
И муза нежно улыбнется ,
Меня десницею коснется ,
Где ничего земного нет .

Бум наобум
***
Всюду ныне в фаворе татьба ,
Мутят воду идей воровских :
То Алешин , то Толик Труба ,
То Юрок , то Сергей Доровских .

Нет развития творческих дел ,
Есть стагнации письменный бум .
Для талантов изгоев удел ,
Для бездарностей грамоты Дум .

Вот метресса дурила народ ,
Три десятка " тропинчатых " лет .
Только пугало грез огород
Стережет , где поэзии нет .

Пусть воруют редакторы вновь ,
У талантов времен высоту .
Дарят светлые музы любовь
И духовной судьбы красоту .

Пусть редакторы жаждут слова ,
Что пронзительно их поразят .
Если гордо звенит голова ,
То ветра охмурить не грозят .

В туне снова журналов цари ,
Нагнетают подобие туч ...
А поэты на крыльях зари ,
Воспаряют с сияющих круч .

Вороная тень в глазах
***
Я не жду от них прозренья .
Слепота у них в сердцах .
Тень любого подозренья ,
Зло вздымает в стервецах .

В их глазах оттенки тени ,
Блещут жуткой чернотой .
В храме встану на колени ,
Чтоб отринуть мир пустой .

Им добро мое как пламя .
Им талант мой как беда .
Для слепых любое знамя ,
Цвета ночи навсегда .

Но когда поманят делом ,
Ради прибыли чинов ,
Стервецы своим уделом ,
Превзойдут палитру снов .

КОГДА НИКОЛАЙ НАСЕДКИН БЫЛ ЛИТКРИТИКОМ

Он часто и основательно откликался на новинки - книги и газетные публикации своими экспресс - статьями . Наседкин прежний не зашоренный
провинциализмом , еще не ставший тамбовским "Плюшкиным " и не заложивший душу в "ломбард " процентщице Валентине Дорожкиной писал отличные литрецензии и критические статьи . Он откровенно разносил в пух и прах графоманов и бездарей . Например книгу автора Владимира Селиверстова "Многоликий Высоцкий " он подверг жуткому , уничижительному остракизму . Наседкин отверг автора , вместе с книгой , как с подделкой кустаря фальшивых фолиантов . Селиверстова литкитик Наседкин назвал неисправимым , хроническим графоманом - бездарем с замашками мента - матершинника и пошляка . А вот трио известных в то недавнее время писателей Тамбовщины Николай Наседкин превознес как мушкетеров . Он разобрал - рассмотрел довольно основавтельно труды Акулининина , Кравченко и Герасина . Восхвалил трех мушкетеров Тамбовщины . Будучи предлитом Тамбовского СП с 2003 по 2013 годы Наседкин опубликовал в литжурнале "Тамбовский альманах " статьи " Точки над I " , " Неадекваканье " и другие статьи и свои произведения . В " Точках ..." Наседкин дал исчерпывающую характеристику некоему рифмовальщику слов Олегу Алешину .
По мнению Наседкина Олег Алешин не поэт , пустое место , амбициозный тип , балласт и О по Фаренгейту . То есть Алешин никто и звать его никак в литературе . Коля однажды даже похоронил " усопшего " понарошку Алешина . Наседкин разместил Алешина Олега и бывшего своего другана Макарова Аркадия , в списках умерших писателей . "Почившие " пребывали среди теней года два . Списки такие есть в сети . Но однажды "воскресший" Алешин пригласил Колю , своего компьютерного могильщика отметить свое воскрешение на фуршете ! И летом 2016 года Коля могильщик и Олег "убиенный " О шикарно отметили яркое событие на литфуршете , в магазине " Моя книга " . В сети есть фото , этого торжества . В недавней статье " Литлабиринты - Два срока " от июля 2017 года Наседкин так характеризует некоторых членов Тамбовского СП и других писателей , просто - " их развелось как литературной плесени " .В статье " Два срока " Коля опят поставил клеймо "Зеро О" на лоб Алешина. Заложив свою душу , закодированную от алкоголизма дважды , процентщице Валентине Дорожкиной Коля - критик превращается в жалкого молчуна - слюнявчика . Он медленно , осторожно ступая слабыми ножками , ходит по улицам Тамбова и жует свои прозрачные сопли . Ему уже очень хорошо без критической души . Недавно он довольный прокатнулся на велике по зимнему городу и уселся у компьютера читать свою книгу " Люпофь " переизданную в Торонто неким Кригером . Он умиляется сценами с Дымкой , которая зажигательно делает ему минет где попало , даже на улицах , как дворовая собака . Ему хорошо в своих грезах пребывать с минетчицей - извращенкой . Коля балдеет от своего елдака Василия , изображенного на обложке книги " Люпофь " в виде ручки с пером . С пера капает его сперма на клише "люпофь " . Елдак Василий размерами как у Луки Мудищева !Наседкин автор "люпфи " сбивает им сосульки с Тамбовских крыш домов , в компьютерных играх . Прототипка порнороманной Дымки недавно огребла Боратынского и Богданова . Упоительно пишет тексты для мелодий чердачного ансамбля " Эгрего ". Хорошо им всем , до невозможности ! Зачем писать критические статьи о творениях тамбовских литераторов , "густой литплесени " ? Незачем писать . Валя с наградами и в почете . Коля с наградами и с копьютерной Джуроб . Дымка с наградами и с " Эгрего "! Как говорится : -- Прекрасно Василий ! -- Отлично Николай ! --

Мария Фурлетова лучше чем Елена Минетова

Баттл Фурлетовой
( сатира )
***
Все меняется на глазах ,
Молодые идут на пролом .
Пропадает Елена в слезах ,
Всюду крах и позорный облом .
Появилась Фурлетова дева ,
Не читает стихи а поет .
И любому ханурику слева ,
Да и справа ничто не дает .
Не берет поэтесса подарков ,
Потому что свободна в мечтах .
Потому что она не Одерка
И не ждет черевичек в кустах .
Поэтессу не тронет Вакула ,
Побоится прижаться к огню .
Хоть Мария в стихах не акула ,
Но откусит елдак на корню .
Ей не нужен Василий Николы ,
Ей не нужен шалавы приют .
Поэтесса возвышенной школы ,
Где рубли за сраженье дают .

Гостья в глубинке
***
Она к излуке приходила ,
Взглянув на иву у реки ,
С ума меня опять сводила ,
Когда купалась без тоски .

Она плыла легко и плавно ,
Нагая вся как божество .
Я наблюдал за ней бесславно
И жаждал страсти торжество .

Под солнцем томно одевалась ,
Как буд - то кушала меда .
Меня любить не сомневалась ,
В мечтах прекрасных навсегда .

Сердечки грез в ладонях нежных ,
Несла от речки до села .
В краях для радости безбрежных ,
Земля ромашками цвела .

Повороты судьбы
***
В руке Елены маргаритка ,
Еще блистает красотой .
И поэтесса фаворитка
Живет небесной высотой .

Ее друзья не покидают ,
Любя приветствуют везде .
И мысли в строфах созидают ,
Чертоги павы на воде .

Она богиня вожделений ,
Прикажет волнам ,понесут ...
Но сонмы пламенных мгновений
Ее порывы не спасут .

И тень ее переплетают ,
Незримо путами грехи .
И полыханием взывают,
Земной печали петухи .

Она накликала бездумно ,
Огонь на древо бытия .
Ее сравнение безумно
И в искрах смутные края .

Друзья от павы отвернутся ,
Зачахнет согбенный цветок .
И недруги вдруг ужаснутся ,
Увидев жуткий закуток .

Не запоет Елена стансы ,
Не будет чувствами гореть .
Забудет ухарей авансы ,
Чтоб в одиночестве стареть .

***
Поэт поэта не предаст :
Ни в радости , ни в горе .
Он дружбе избранных воздаст ,
Сердечной правдой в споре .
Уравновесит два луча ,
Идущих от порывов .
Рубить не станет сгоряча ,
Нить роковых извивов .
Поймет другого у черты ,
Простит на повороте .
Чтоб не страдать от пустоты ,
С гордыней на излете .
Вот не поэт перебежит ,
К вражинам за статейки .
Он личной шкурой дорожит ,
Не стоящей копейки .

Тамбовский Сильвио
или
Выстрелы в картины грез

***
Оставлю выстрел за собой ,
Как Сильвио в шедевре "Выстрел".
Никто не проиграет бой ,
Во времени без ясных чисел .

Они сегодня все смелы ,
Бойцы тусовки кабинета .
И гроздья "пламенной смолы"
Кидают в доброго поэта .

Не достигают капли зла ,
Моих душевных укреплений .
Я разрублю крепеж узла ,
В дни справедливых устремлений .

Я выстрелю в картины грез ,
Своих поникших оппонентов .
И щедрость покаянных слез ,
Спасет героев сантиментов .

У каждого найдется довод
И кредо личных оправданий .
Был ненавидеть веский повод ,
Творца душевных назиданий .

Пока противники горды ,
Батальных игрищ пеленой .
Но в миг расплаты у гряды ,
Земные выстрелы за мной .

Возлюби его судьбу
***
За что Елена Николя ,
Ты жутко ненавидишь ?
Он нарисует кренделя
И ты дары увидишь .
Он даже книги написал ,
О ваших шурах - мурах .
Он глыбу камня обтесал ,
Тебя создав в фигурах .
Он похудел вино хуля ,
И изучает идишь ...
За что же Лена Николя ,
Ты злобно ненавидишь ?
Никола тихим стал уже ,
Не мечет бисер свиньям .
Он на кузнечном рубеже ,
Кует приклады клиньям .
Подбить под истины всего ,
Готов он , ты увидишь .
Ты возлюби судьбу его
За то , что ненавидишь .

Главред Труба
***
Трубе виднее кто "жираф" ,
Кто в сотом поколенье граф .
Кто всемогущий и крутой ,
Кто жизнью падший и пустой .
Труба редактор и делец ,
И оберег его телец .
Вот если б небыло интриг ,
Не затевал бы он блицкриг .
Зачем журнал кривых зеркал ,
Где классик света не алкал ?
Где одаренный не стенал ,
О том , что всюду криминал .
Где строфы праздничных стихов ,
Без вожделений и грехов .
Как буд - то манку с молоком ,
Труба размазал кулаком .

Она задержалась на работе . Стала медленно подниматься на третий этаж дворца фабриканта , ставшего городским музеем . Остановилась перед вековым зеркалом и стала своему отражению задавать вопросы . Мысленные вопросы исходили от души . Она не лгала себе .Вопросы были настолько откровенны и ответы , как у священника на исповеди , перед покаянием . Ей стало тяжело дышать . Она побледнела , на лбу выступили крупные капли пота . Становилось нестерпимо жарко . Самоисповедь перед зеркальным отражением оказалась жутко страшным действом . Ибо пришлось говорить со
своей совестью , в облике зеркального двойника . Совесть не лгала . Вскоре даме перед зеркалом показалось что она услышала глас : "Аз воздам " -- После этих слов ее охватил ужас . Она спустилась вниз по лестнице дворца , вышла на улицу и направилась в ближайшую церковь . Душа требовала молитвы в православном храме . В церкви ей стало легко и светло , как буд - то она сбросила камень с плеч . Она молилась искренне и каялась в своих прегрешениях .

Вопросы себе
***
Скажи мне Татьяна ты веришь словам ,
Что Лена поэт высшей пробы ?
Она не пройдет по любым головам ,
Чтоб стать " примадонной " худобы ?
Она не лукавит душою нигде
И творчеством светит обильно ?
Скажи мне Татьяна на Божьем суде ,
За ложь побледнеешь не сильно ?
Молчишь ! Потому что грешна впопыхах ,
Ты блеф окрылить предложила .
Ты славу чужую стяжала в грехах
И путь своих скупой заслужила .
В пустыне вопишь обнаженной душой ,
О злобе метрессы с кагалом .
Но мир откровений твоих не большой ,
В огромном порыве и в малом .
Лукавые злыдни всегда предают ,
Любого из лагеря лести .
Безбожно тщеславью они воздают ,
Не помня о признаках чести .
Ты льстила Татьяна порочной мадам ,
Предав к корифею учтивость.
Услышишь под звездами -- Аз воздам --
Прими как расплату за лживость .
Они не помилуют , не воспоют ,
Твой путь за блаженные грезы .
В намоленном храме духовный приют ,
Где светом наполняться слезы .

Поклонник

Емельянов Алешка поклонник ,
Дамы Икс или Игрек уже .
Он рисует зачитанный сонник
И подругу мечты в неглиже .

Он рисует компьютерный образ ,
Зачарованной пассии грез .
И не слушает ангела голос :
-- Не посмотришь на даму без слез --

И в реальности все по другому,
Взгляд волчицы с улыбкой лица .
Вновь Алешке повсюду благому,
Не увидеть кольца и венца .

Эгоистка она и гулена ,
Лишь себя обожает везде .
Даже листья багряного клена ,
Как шериф притулила к звезде .

Тамбовские редакторы
***
К Кулину я заходил
И стихи в газете ,
Он печатал не судил ,
О тенях и свете .
И рецензии легко
Разрешал в подмогу ,
Напечатать высоко ,
В тему слава Богу !
Начас был в Наедине ,
С каждым докой в ногу .
Всех печатал не во сне
Часто и помногу ...
И Плуталов Вольдемар ,
Знал судьбы зимовье .
Мой еще аморфный дар ,
Вывел в Притамбовье .
В Городе на Цне Седых ,
Правил не однажды ,
Не ударил мне под дых ,
Напечатал дважды .
Даже Кролик не хулил ,
Присказки к задумкам ,
Напечатал и разлил ,
Горькую по рюмкам .
Вот Серега Доровских ,
Кривду припечатал .
Без поветрий воровских ,
Сам меня печатал .
И Сергеев не скупясь
Три мои поэмы ,
Напечатал не ленясь ,
Осветил дилеммы .
Даже смутный Чистяков ,
К финишу правленья ,
Высветил без дураков
Три стихотворенья .
Лишь Алешин волкодлак ,
Ни строки без мифа ,
Не печатал как вахлак ,
На листах АиФа .
И в газетине Рассказ
Все мои досуже ,
Не печатал много раз ,
Стихири о стуже .
И мадам грехов огня ,
Лена не благая ,
Не печатала меня ,
Десят лет ругая .
Ястребом из под стрехи ,
Вдруг Труба явился .
Очернил мои стихи ,
Словно весь сказился .
Толмачев стяжая власть
И амвон богемы ,
Отвергает снова всласть ,
Все мои поэмы .
Злыдни встали у рулей ,
Кормчими без цели .
И плывут за каролей ,
К самой жуткой мели .
Толмачев наследник АЗ ,
А Труба клоаки .
Лена делает на раз ,
Позы раскоряки .
Все с гордыней без цены ,
Но к добру скупые .
Только ждут их друганы
В тупиках тупые .

Тщетность
***
Я так надеялся на Майку
И на мадам подобных ?!
Чтоб вырвала она нагайку
И исхлестала злобных .
На жеребце червонной масти ,
Как атаманша Слова ,
Взяла б Луневская отчасти ,
Власть в логове Тамбова .
Чтоб вольница иных поэтов ,
Талантам не вредила .
Чтоб тропиканок без секретов ,
За наглость осудила .
Бездушную метрессу Валю ,
Чтоб люди заплевали .
Беспутную Николы кралю ,
Как ведьму приковали .
Всю нечисть гадкого фуршета
Изгнали б без зазренья .
И классиков в скрижалях света
Свели стихотворенья .
Тогда гонимые воспрянут
В своих порывах духа ...
Тогда от бытности отпрянут,
Печали и проруха .
Не оправдала ты надежду ,
Луневская на волю .
Возносят блудную невежду
И славят злыдни долю .

***
Вчера была ты "примой" и "мадонной" ,
В тусовках Притамбовских величин .
Сегодня ты с ужасным Абадонной
Гуляешь в представлении личин .
Все изменилось разом безвозвратно ,
Тебя отвергли скопом подлецы .
Нельзя вернутся в прошлое обратно ,
Чтоб ничего не сделали дельцы .
Они цветы срывают с веток древа ,
Чтоб украшать неправомерный путь .
Исходят от отчаянного гнева ,
Когда других не могут обмануть.
И дело не в поникшей Маргарите ,
Без мастера неласковой судьбы ,
А в ведовском старухином корыте ,
Где слюни ядовитые с губы .
Страдай легко в сиянии пространства,
Порочным цели мраком воздадут .
Нет в мире никакого постоянства :
Продажные предавших предадут .

С
***
Утром новый полумесяц ,
Как осколок сна .
Милая бессчетный месяц
Ты со мной честна .
Посмотри на небо снова ,
Как в лучах зари ,
Полумесяц буква слова :
-- Свет -- душой вбери .
Или счастье он вещает ,
Каждому из нас ?
Или силу обещает ,
Что проявит Спас ?
Может буква неземная ,
Схожая с земной .
Мы судьбиною родная
Связаны одной .

Певец дорог
***
Изведешь волков в лесу ,
Грянет праздник зайца .
Шустрые в дурном часу ,
Сбросят птичьи яйца .
Красноглазые в поре ,
Рвут с крушины бусы .
А с волками и в дыре ,
Тихие как трусы .
Изведешь талантов всех ,
Расплодится плесень ...
Мир стяжающим успех ,
Графоманам тесен .
Шум тусовок долетел ,
До дворца гаранта .
Только мудрый захотел ,
Стать чтецом ваганта .
Воспевал певец дорог ,
Символ первоцвета .
Одарил талантом Бог ,
Вольного Поэта !
У него мошна пуста
И шалаш за молом .
Только жжет его уста
Истина глаголом !
Он сказал ловцу огней ,
Гласом не повесы :
-- Изведешь везде свиней ,
Расплодятся бесы --

Книга Маши
***
-- Вот выпустит Машенька книгу ,
Узрят все бездарные фигу .

Кобель и фуршетная сукиш ,
Увидят объемистый кукиш !

Вот скажет великая нечто ,
Захочется сладкое печ - то ! --

Поведал Николушка мне ,
Скользнув по заснеженной Цне .

Развеял я зимний дурман :
-- Семь лет она пишет роман .

Никола ты Машу как Валя ,
Возносишь амброзией саля .

И хвалишь умеху словес ,
Как яркую музу с небес .

Мария обычная баба ,
Готовит люля и кебаба .

Умеет слова рифмовать ,
И быстро детей умывать .

Призванье Марии жена
И муж ее жизни казна .

Ну выпустит Марьюшка книгу ,
Увидят все кукиш да фигу ! --

Душевный свет
***
Из восточной сказки ,
Там где Согдиана ,
Взбила снов раскраски
Смело Кан Диана .

Кисточкой из розы ,
В далях обозримых ,
СоздалА вмиг грезы
И мечты любимых .

Из карельской саги
Лайдинен Наталью ,
Отпустили маги ,
Полюбить каналью .

Женщина - загадка ,
Чистотой кристалл .
И теней облатка ,
Человеком стал .

Из причин и следствий ,
Сказки близ Родимова ,
Вышла без последствий
Девочка Кудимова .

И пошла к Тамбову ,
С тайной за плечом ,
Чтоб молиться Слову ,
С солнечным ключом .

Где село Романово ,
У времен камина ,
Появилась заново ,
Струкова Марина .

Строгая , лучистая ,
И серьезна нравом .
Вновь она речистая ,
В честном деле правом .

В сказке Сахалина ,
У разъезда Штрекова ,
Родилась картина --
Чудо Света Кекова !

Так щедра в сказаниях,
О богинях древности ,
Что в своих терзаниях ,
Исхожу от ревности .

Наяву я сказочник ,
В сказках вновь поэт.
Догоняет ласточек ,
Мой душевный свет .

Творцы должны иметь законы
***
Поэт сумеет и без Съезда
Творенья сердцем создавать .
А без поэта у подъезда ,
И в зале Съезду не бывать .

Вы для кого плодите страсти ,
Как угорелые в бреду ?
Нет у поэта денег власти ,
И домика в своем саду .

Нет у поэта льгот припаса
И никаких законов нет .
Есть вера в истинного Спаса
И яростный душевный свет .

Талант поэта не отринет ,
Не осмеет у врат чинов .
Съезд озаботится и минет
С проэктом векторных основ .

Талант раскроется в бутонах ,
В цветенье искренних стихов .
И отразится мир в затонах ,
Реки мгновений и веков .

Творцы должны иметь законы ,
Как все трудяги на земле .
Россия слышит наши стоны ,
В бездушной леденящей мгле .

Не размазал
***
Никитин деньги не размазал ,
Вручил Дорожкиной с Трубой .
Пальнул в гусыню и промазал
С берданкой ало - голубой .

Клин пролетел над Притамбовьем ,
Над эхом властной коляды ...
Размазал тему многословьем ,
Бомонд поэтов ерунды .

Они преградой стали жуткой ,
Валюха с Толей заводным .
Витает кривда голой уткой ,
Над фолиантом проходным .

Волна событий долгожданных ,
Нагрянет вскоре на Тамбов .
Дорожкину порочных данных ,
Сметет с макулатурой слов .

Блефуют служки власти лихо ,
Стяжая славу и деньгу .
А я пишу шедевры тихо ,
На светлом цнинском берегу .

Валюха мерзкая и злая ,
Талантам ходу не дает .
На лунный свет ночами лая ,
Мамоне ложью воздает .

Вещий сон
***
Ей снилась лодка на реке
И детства луг невдалеке .
Она девчонка , вся легка ,
Как воплощенье мотылька .

Порхает босая в саду ,
У всей вселенной на виду .
Порхает вольная в полях
И млеет в сказочных ролях .

Вот поплыла она водой ,
Уже девицей молодой .
Цветы в руках ее белы ,
Порывы дерзкие смелы .

Вот берегом идет к избе ,
Но зыбко все в ее судьбе .
Супруг любил и разлюбил ,
Мечты и счастье погубил .

Ей снилась долго пустота ,
Где чуть проглядна высота .
Где тени в капищах низин
Клубятся злобных образин .

Кошмар явился как всегда ,
Сковал и сгинул вникуда .
Она бороться не годна :
Седая , старая , одна .

Фуршетный стиль
***
А "девочке" уже под сорок ,
Пора за злобу отвечать .
В душе ее клубится морок
И на челе грехов печать .

Отговорила буйно роща ,
Берез червонным языком .
Стезя вдали не пирогоща
И веет бездна ветерком .

Ты смех припомни оголтелый
И суд суливший непокой ,
Когда поэт талантом смелый ,
Отвергнут был как никакой .

Ни капли жалости к ваганту ,
Ни в альманахе , ни везде .
Лишь обещала не таланту :
"Хоть гнидой ползай по звезде" .

И он ползет зудящим стилем ,
Слащавый , мерзкий дуролом ...
Но тридцать футов не под килем ,
А под его фуршетным злом .

И дама пиковой раскраски ,
Вас обучает быть зверьем :
Урвать чужое без опаски ,
И думать только о своем .

Вы с обвиненными бестактны ,
Не благородны в дни кручин .
И обоюдно одноактны ,
Своих бессовестных личин .

Задачи творчества

Когда творим дурного лишку ,
На нас никто не ставит фишку
И не играет в казино ,
Где быть в почете суждено .
Когда дурного не творим ,
Мы путь судьбы боготворим .
И представляем в туне дна --
Судьба звездой озарена !
Лучи небесного светила ,
Мечта в знаменье превратила .
И мы одни светилы слов ,
Среди волков , свиней , козлов .
Но живность туны видит нас ,
Таких - сяких в рассветный час .
Задач без веры не решить :
Кого спасти , кого крушить .
Во храме воздух для души
И Слово Бога : -- Не греши --
И в продолженье -- Не убей ,
Ни ближнего , ни голубей --
Что впереди , что позади ,
Всегда одно : -- Не укради --
Всегда : -- Талант не зарывай .
Добро твори не унывай --

Синдром газели
***
Опастность зрима вдалеке ,
Бежать вновь без оглядки .
Нет искорки души в строке ,
Бежать от злой тетрадки .
Опасность зыбкой нелюбви ,
Бежать от недотепы .
Остуда полнится в крови ,
Бежать и ждать поклепы .
Когда корячиться предлит ,
Бежать от паразита .
Фуршет десертом знаменит ,
Бежать от общепита .
Когда горланит солдафон ,
Бежать от горлопана .
Гнилой уничижает фон ,
Бежать с огнем тюльпана .
Когда играют бесы блюз ,
Из самых нижних клубов ,
Бежать в покинутый Союз
И славить бесолюбов .
Когда талантище в чести ,
Бежать змею милуя .
И жар тщеславья нагрести ,
Поможет рок холуя .
Когда от пяток до бровей ,
Ты суету изведал ,
Беги от юности своей ,
Которую ты предал .
Когда ты ближних не любя ,
Похож судьбой на гада ,
Бежать от лживого себя ,
Душа была бы рада .

Законники мамоны
***
На местах посмеются как прежде ,
Блажь сведут к разговорам пустым :
-- Пусть талант в одаренном невежде ,
Будет в творчестве весь золотым !
Пусть поэт вдохновляется темой ,
Пишет вновь о судьбе роковой .
Мы займемся торговли делеммой ,
Видя истину в ней таковой .
Мы чиновники дела мамоны ,
Нам негоже стихи окрылять .
Выполняем базаров законы ,
Потому что должны выполнять --
И поэт от Вселенского Бога ,
Побредет по стезе вникуда ...
Серебриться прибытка дорога ,
Автотранспортом бизнес - труда .
Золотые тельцы ожидают ,
Подношений продажных времен .
А творцы задарма созидают ,
Постаменты доховных знамен .

Хляби наших времен
***
Если люди мамоны доселе
Ни копейки не дали творцу ,
Значит в нашей любимой Расее ,
Вторит ботало бубенцу ...

Если снова гарант повторяет :
-- Ты записки Юрок принеси --
Значит ветер людей разделяет ,
На просторах издольной Руси .

Если ласточки вместе с деньгами
Улетают осенней порой ... ,
Значит хляби дождей под ногами
И пикник дураков под горой .

Говорили о блате и туне ,
Очумевших от власти вождях .
А теперь вот буржуи в салуне ,
В золотых куролесят дождях .

И блистают на них эполеты ,
Как на важных персонах страны .
И трындят на задворках поэты ,
О щедротах святой старины .

Как себя
***
Неужто ближнему до "фени" ,
Что я люблю его всего ?
Не стоит кто - то даже пенни ,
Не стоит кто - то ничего .

Моя любовь не долговечна ,
Как к непокорному себе .
Когда подруга бессердечна ,
Мне жалкому не по себе .

Когда торговка грубиянка
Меня унизит без причин ,
Я вижу -- в теле обезъянка ,
С набором ужасов личин .

Когда коллеги отвернутся ,
От светозарного меня ,
Хочу я голубем взметнуться,
Из чрева черного огня .

Но все равно люблю соседей ,
В любую стужу и жару ,
Как зритель Шишкина медведей ,
Что в нарисованном бору .

***
А тень расплаты не под солнцем ,
Не под блистательной луной ,
Она скользит за каталонцем
И змеем ползает за мной .

Она неясная в тумане
И усыхает на свету .
Тускнеет лезвием в кармане ,
Чернеет тучей на лету .

За лживым тянется лукавой
Необъяснимой пеленой ...
За злобным тянется расправой ,
С неисповеданной виной .

За вором бегает волчицей ,
Темнее ночи в сентябре .
За хитрым шастает лисицей ,
Чтоб душу скушать на заре .

Вот за предателем расплата
Идет с заточенным серпом .
Тень роковая без халата ,
В хитоне тления скупом .

Но после храма и молитвы ,
Любой заметит без чудес ,
Тень истончается от битвы ,
Со светом истины небес .

Краем бытия
***
Краем леса , краем поля ,
Пробегала моя воля ...
Пролетала в небесах ,
Над полетом мелких птах .
В речке тихой на заре ,
Плавала и в сентябре .
С волей вольная душа ,
Вся светла и хороша !
Годы с волюшкой бежали ,
У мечты свои скрижали .
Глянул в зеркало - уже ,
Я на новом рубеже .
За спиной пустыня были ,
Друганы меня забыли .
И подруги на бегу --
Тени грез на берегу .
Все другое где стою ,
Я чужой в родном краю .
Лишь стихами не чужой ,
Рядом с пажити межой .
Где же ты святая воля ,
Если бытность как неволя ?
Если деньги "слаще меда",
Для народа год от года .
И судьбу поэта веры ,
Гробят злыдни и мегеры .
Краем леса , краем поля ,
Тихо ходит моя доля .

***
Веронику Шелленберг я б на травы с воза сверг
И ласкал бы на траве , без короны в голове .
Подарив ей лилию , взял бы как "Бастилию ".
Ни к чему мне царский трон , я в иллюзию влюблен !
В сказке грез воплю без шика :
-- Вероника , Вероника крепче друга обними - ка ! --

Баттл Клуба4
стихи за рубли
***
У самого края амвона ,
Читает стихи за рубли ,
Девица Чикаго - Симона ,
Которую бесы скребли .

Читает взахлеб паранойю ,
О самом горячем в дыму .
И рубит лучистой рукою ,
Как лампа безлунную тьму .

Читает Симона - Чикаго ,
О дырке от бублика зло .
Вчера оплатила ОСАГО
И в строфах ее развезло .

Как Дон Себастьянино чуток ,
Рифмует куплет находу .
Ощипет отбившихся уток
И в пламени жарит еду .

Володенька Шлыков не промах ,
За сотню шедевр гондобит .
Как повар в богатых хоромах ,
Горох на частицы дробит .

Крылатое Сердце взлетает ,
Куда - то , откуда не весть .
И в небе оно обитает ,
Чтоб звездам сонеты прочесть.

А Маленький мальчик рисует ,
Словами Тайландский пассаж .
Где он же двумя голосует ,
За сладкий восточный массаж .

Анжела Изюмова в булке
Шукает изюминки грез ,
Но ветер свистит в переулке ,
Где нету художника роз .

Киреева Анна в порывах ,
Рисует метафор квадрат .
И черный гудрон на обрывах
Сливает печали собрат .

И только Иванченко Ксюша ,
Себя от поветрий хранит .
Тверда как березы баклуша ,
И в рифмах вовсю не звенит .

Задворки истории
***
На задворках событий истории ,
Человеку с умом мудреца ,
Побывать захотелось в Астории
И в кремлях Золотого кольца .

Посетить захотелось немыслимый ,
По большой красоте Петергоф .
И увидеть наверно бессмысленный ,
Лабиринт их безумных кругов .

Поскользить налегке с баргузинами ,
По Байкалу в студеной броне .
Погулять по Батуми с грузинами
И покушать хинкали в цене .

И в Крыму навсегда возвращенному ,
Пожелать оставаться морским .
И врагу объяснить посвященному ,
Что готов подружиться с таким .

На задворках мечталось отчаянно ,
Сочинителю книг о мечтах .
Только грудь остудила нечаянно ,
Пустота в рукотворных крестах .

Что сегодня поэту позволено ,
В мире бизнеса и суеты .
Кушать хлебово , что пересолено
И писать о птенцах высоты .

И страницы из глянцевой "Ширмы" ,
Видеть жуткими с сонмом мегер .
И строку туристической фирмы :
" Посетите в конце Англетер "

Видение блудницы
***
Видение , а может сон души ,
Ей снился , где шуршали камыши ?
Плотина , как запруда бытия ,
Она плывет надежду не тая .
Плывет легко русалкой молодой
И голуби витают над водой .
Вот лилии неистово белы ,
Блистают в отражении ветлы .
Она лежит на глади с белизной
И раной разгорается сквозной .
Пылает рана жуткого греха ,
Она влекла чужого жениха .
Лыскала мужа женщины чужой ,
У речки с камышовою межой .
Она блудила всюду и везде :
На ложе , на траве , на борозде ...
Соблазнами порочными велась
И страсти похотливой предалась .
Ее сковало как в параличе ,
Вновь лилия пылала на плече .

Негатив жизни
***
Как фиговым большим листом ,
Он прикрывается газетой .
Другой в поветрии пустом ,
Прикрылся копией с конфетой .
Журнал красив лишь наверху ,
Внутри все строки осторожны .
Скажу двоим как на духу ,
Вы без прикрытия ничтожны .
Когда иссякнет ваш азарт
И вы останетесь без свиты ,
Раскинете колоды карт ,
Увидите -- шестерки биты .
Ветра вас вдали унесут
Пустых , угрюмых , одиноких ...
Вас фавориты не спасут ,
В своих желаниях широких .
Но злобу духа сохранив ,
К талантам истинным от Бога ,
Вы жизни смутный негатив,
Познаете как суть итога .

Наследники Отчизны
***
Щедра стезя на перепады
И на неведенье судьбы .
Вы были мне сердцами рады ,
Теперь неистово грубы .
Вы , притамбовские потомки
И крепостных , и казаков ,
Несете тяжкие котомки ,
Таинственных былых веков .
Наследие времен незримо ,
Как родословная в крови .
Не проходите счастья мимо
И платонической любви .
А может пращуры у вала
Сражались рядом с татарвой
И Родина свободной стала ,
С кровавой русскою травой .
Быть может полюшко пахали ,
Соседи предки - казаки .
И в дни военные вздыхали,
От неизбывности тоски .
Быть может в пекле переломов
И окаянства в дни кручин ,
Не расстреляли у паромов
Вражины предков без личин .
Пусть ненадолго выжил рьяный ,
Боец в отчаянный денек .
Любил красавицу не пьяный
На сеновале паренек .
Зачем же мы теперь лютуем ,
Своей гордыней не благой ?!
Друг друга мысленно " прессуем ",
Чтоб пропадал в миру изгой .
И нет у нас потомков боли ,
К упавшим обреченно ниц .
А предки жаждали лишь воли
И пламенных объятий жниц .

Вежды творений
***
Слова для эха лишь слова ,
А для поэта вежды .
Открой и видит голова ,
Глазами путь невежды .
Открой и добрые места ,
Каснуться крылья света .
Открой и в чуткие уста
Вспорхнет душа поэта .
Словами можно возрасти
И бытность не унизить .
Быть исповеданным в чести
И злобу ближних снизить .
Слова любви не говорят ,
Влюбленные без смысла .
Словами замыслы творят
И объясняют числа .
Словами можно наплести
Сдурма кривую небыль .
И в Божьем Слове обрести
Спасительное небо .

О Тургеневе
***
О Тургеневе Иване ,
Расскажу досуже ,
Вспоминал он на диване
О жаре и стуже .
И писал романы - были
О России милой .
Где святое не забыли
В бытности унылой .
Сочинил творенья "Рудин" ,
И "Отцы и дети" .
"Дым" забвенью не подсуден
И в "Муму" не нети .
Дом на улице Дуэ ,
Как приют престижа ,
Для приезжих не рантье ,
Был душой Парижа .
У Тургенева в дому
Русские мечтали
И в тургеневском "Дыму"
Искрами витали .
Ныне , присно или до ,
Стансы не былина .
Пела Ване Виардо ,
О любви Полина .
И аллеи Тюильри
Обходя неспешно ,
Ваня лучики зари
Обретал потешно .
Но миры душевных грез,
Обитали в " Нови".
И к калине льнул мороз
Покрасней моркови .
"Три портрета " и " Бирюк "
Двери в судеб бытность .
В "Призраках" судьбе каюк ,
Отразившей скрытность .
А в " Дворянское гнездо "
Как и в " Накануне "
Жизнь певицы Виардо ,
Не проникала в туне .
Может истины Иван ,
Не нашел в Париже ?
И стремился хитрован ,
К Родине поближе .

Лунный лед
***
Одна тусовка за другой ,
"Фуршета" стали шире ...
"Чердак" в четверг не дорогой,
"Стихи в рублях" с "Четыре" .
А там " Тропинка " иногда ,
О чем - то скопом пишет .
Но высоты ее звезда
В тени на ладан дышит .
Все сочиняют на бегу ,
Бодягу или мыло ...
А счастье темы на снегу ,
Вдруг яблоком застыло .
В иллюзий смутных городах ,
Гулять с тусовкой проще .
Сложнее солнечность в медах ,
Найти в прицнинской роще .
Чтоб в сотах тайна пребыла
И небыли и , были ...
Чтоб жизнь прекрасною была ,
Где мир в мечтах любили .
Чтоб источал цветочный мед ,
Земное время света .
Чтоб растопили лунный лед ,
Стихи души поэта .

1
Индульгенции тщеславных

Гордыня выше всех значений ,
Объяла каждого давно :
Олег Алешин гипер гений ,
Труба Толян богов оно .
Тщеславие запал и порох ,
Поступкам в мире суеты .
Газет несет редактор ворох ,
Другой журнал несет мечты .
Навыпускали тексты оба ,
О том , что пылью занесло .
И каждого терзает злоба ,
Что мимо славу пронесло .
Толян награды собирает ,
Как разноцветные грибы ...
Олег такого презирает ,
Сторонника времен татьбы .
Грешат по мелкому и крупно
Лукавят всюду и везде ,
Забыв , что ложное преступно
И подлое не скрыть нигде .
Бездарных к облаку возносят ,
Продажных в первые ряды .
И либералов бредить просят ,
От Писарева до Середы .
Аршанский сводником панует ,
Сам отбирает стихири .
Труба гетерушек милует ,
Что пудрят локоны зари .
Лгут ради власти над умами ,
Чтоб на покладистых влиять .
Таланты издаются сами ,
Стремясь за истину стоять .
Талантов светлых единицы ,
Их ненавидят и клянут .
Печати волки и волчицы
Клыками откровенья рвут .
Но вожделеют без сентенций:
Почет , издательский амвон .
Как суверены "индульгенций" ,
"Безгрешные" со всех сторон .

2
Пошел однажды бес разврата ,
За дамой легкой по пятам ,
Она для чести мелковата ,
Но для бесчестия мадам .
Грешна , лукава и порочна ,
Как все друзья ее вокруг.
С талантами от Бога склочна ,
С бездарными " бюро услуг".
Вся на фуршете " примадонна "
И птица - жар на чердаке .
Для секса с бражными бездонна
И небыль в кривды косяке .
За ней пошел царек фуршета ,
Весь разоделся впопыхах .
Он предал доброго поэта
И юность жизни не в стихах.
Он предал прошлое безбожно ,
Как самый истовый палач .
За ним родные осторожно
Идут и раздается плачь .
По дну идут извечной туны ,
Как по морскому без путей .
И светят призрачные луны ,
Из крови падших и костей .
Старуха рядом как проруха ,
Как повитуха всей игры .
И красит мраком потаскуха ,
На плахе судьбы у горы .
Чернеют пошлые мотивы ,
Причин заблудшего умом .
Души отвратные извивы ,
Неозаримы в нем самом .
Нет индульгенций от пороков ,
От грешности прощений нет .
Подделки всяких лжепророков ,
Испепеляет Божий свет .

Не поразил
***
Как жаль что Юрий Поляков
Отверг меня , поэта мысли
И щи моей мечты прокисли ,
Из - за житейских пустяков.

Я выплеснул бурду на снег ,
Разочарованный в желаньях .
И пребываю весь в терзаньях:
Видать я ветреный стратег .

Я делал это много раз ,
Выплескивал супы с борщами .
Обзавестись хочу пращами ,
Чтоб вдали запулить экстаз .

Я в камень превращу его
В неистовом воображенье .
Моей поэзии сраженье ,
Не стоит ныне ничего .

Меня не милуют дельцы :
Труба , Алешин и другие ,
Мои стихи вновь дорогие ,
Отвергли напрочь стервецы .

Такая участь у меня ,
Терпеть повсюду критиканов.
И обходить беду капканов ,
С кострами черного огня .

Но методом не самым худшим ,
Ломая косности венцы ,
Меня признали мудрецы ,
Тамбовщины поэтом лучшим .

В журналах кукиши трудам ,
В газетах фиги откровеньям ,
Но говорит душа сомненьям :
-- Таланту крыльями воздам --

Тесальщик

Не случайно , не от безделья ,
Он скульптуры ваял от балды .
Захмелев от продажного зелья ,
Он тесал свои глыбы беды .

Применял он зубила из стали ,
Закаленной , в руках дорогой .
И огромные глыбины стали
Щебнем теса с палитрой другой .

Разрушал он ударами камень ,
Измельчал вековечность скалы .
Что б желаний неистовых пламень,
Утолить пустотой кабалы .

Под ногами хрустела щебенка ,
Под руками зияла дыра .
И назойливый крик вороненка ,
Уносили в пустыню ветра .

Пил холодную водку тесальщик ,
Заедал огурцом на заре ,
Наблюдал как невзрачный ваяльщик ,
Делал граций на светлом дворе .

Совершенство

Вокруг его просторы туны
И люди с сонмами теней .
На реках отразились луны
И звезды обреченных дней .

Дороги в дали непроглядны ,
Вблизи неясные во всем .
Но строфы творчества отрадны ,
Когда душа его при всем .

Вокруг тусовки и кагалы ,
Снедают тунную тщету ...
Но расплавляет он металлы
И в формах видит красоту .

Вот грации засеребрились,
Вот музы золотом блестят .
Вот платиной мечты явились ,
Вспорхнут легко и полетят .

Он странник рыночного мира ,
На перепутьях у дорог ,
Создали ближние кумира ,
А мастеру сияет Бог .

Крылатые села
***
Два села притамбовской равнины ,
Сходны смыслом крылатых имен .
По весне разливались стремнины ,
И церквей голосил перезвон ...
Воронцовка светла и пригожа ,
А Грачевка шумна и мила .
Здесь попона и даже рогожа ,
Как остаток Икара крыла .
Ах , какие тут бегали кони ,
Быстроногие с гривой вразлет .
И ребята в азарте погони ,
Забывали про бытности гнет .
Ах , какие хлеба вырастали ,
Словно рожь напитала звезда .
И крестьяне наделы верстали ,
Что бы мир сохранить навсегда .
Рухнул мир нареченной общины
И взъярилась народная страсть :
Кто - то хапнул мешок дармовщины ,
Кто - то встал за Советскую власть .
По Грачевке промчалась тачанка ,
В Воронцовке машина в броне .
И кричит комиссар тамбовчанка :
-- Ныне хлеб по мандатной цене ! --
Стала властвовать скверная баба
И отряд продразверстки при ней .
Стала квакать болотная жаба ,
Перепутав судьбу своих дней .
Все не так как хотели в начале ,
Все пошло по округе в разнос .
И антоновцы бьют на причале ,
Тех с кого политический спрос .
Кто за красных крушили восставших ,
А восставшие красных в ответ .
Воронцовка за правду искавших
И Грачевка за правый Совет .
Только силы в отчаянной сече ,
Были строем клинков не равны .
И народное вольное вече ,
Стало притчей лихой старины .
Были в каждом селенье колхозы ,
Бушевали страстей времена .
Только щедро весенние грозы ,
Окрыляли полей семена .
В Воронцовке вороны не гадят ,
Окликают свой лес на заре .
И с Грачевкой прилетные ладят,
Когда ветла в грачах на горе .

Дежавю журнала Александръ
***
Ты повторяешься Труба
И ты Аршанский тоже .
Журналов схожая судьба ,
Повторами -- о Боже !
Печатал Коля друганов ,
В Тамбовском альманахе .
Он Начаса в палитре снов ,
Узрел в святом монахе .
Увидел Стаха со свечой ,
У места приключений .
И Дымку с алою парчой
На ложе развлечений .
Наседкин Вале воздавал ,
Журналами за дружбу .
И рай печатный создавал ,
Ценя метрессе службу .
Вовсю блажили друганы ,
Печатались от пуза .
Таланты чуждой стороны ,
Темнели , как обуза .
Тропинке фору и любовь ,
Другим огромный кукиш .
Люпофь воспламеняла кровь,
Лукавой леди - сукиш .
Настало время дежавю ,
Все повторилось снова .
Валуха вторит интервью ,
О гениях Тамбова .
Печатают Тропу опять ,
Девицы как в божницах.
И Николай готов распять
Елену на страницах .
Все повторяет Александръ ,
Что было в альманахе .
И вновь соцветья олеандр ,
Видны на черной плахе .

***
В год Тургенева Ивана ,
юбилейный год ,
Снова в мыслях хитрована ,
череда погод .
То метели грянут в марте ,
то в дождях апрель.
География на карте ,
словно хмель - сунель .
И торговля неуемна
и базар в бреду .
Затухает где - то домна ,
сталям на беду .
Сталевары не дремали ,
кризис не дремал .
Цены вздымщики вздымали ,
как девятый вал .
Там повышены тарифы ,
здесь они вдвойне .
Вырастают всюду рифы
горя по стране .
Нет стабильности движенья ,
есть порывов гул .
Капитала вновь каменья ,
дядя Сэм надул .
Но огонь печных поленьев
согревает дом .
Я читаю как Тургенев ,
точен и в худом .
Как Иван отчизну любит ,
как возносит речь .
И дрова Базаров рубит,
чтоб топилась печь .

Игорь Волгин
***
Игорь Волгин не мечет бисер ,
Он о классиках говорит .
Темы важной заводит глиссер
И в сюжетах Дедалом парит .
Пролетая над морем глубоким
Жизни творческих величин ,
Он мальчишкой поет светлооким
И трындит Агасфером личин .
Он читает пронзительно строки ,
О любви и потерях судьбы .
Он духовные славит истоки ,
Где отчаянно люди грубы .
Ценит мир откровений другого ,
Игорь Волгин мудрец и творец .
И героев он судит не строго ,
Там где свет проникал до сердец .

Купец и товар

Ржут кобылы и быки ,
И хохочут куры ...
Из деревни Гомзяки ,
Едут бабы дуры .

Едут сразу на осле
И козле не старом .
Едут все на веселе ,
С ходовым товаром .

Самогон и квас крутой ,
В таре из березы .
И бульон везут густой ,
Что б не сбили дозы .

Есть хмельное и харчи ,
Сало и колбасы .
Есть арбузины с бахчи
И стихи - атасы .

Принимай товар купец ,
Анатолий важный .
Ты редактор молодец ,
Весь собой отважный .

С каждой вирши почитай ,
Творческой гомзячкой .
А потом во ржи мечтай ,
Как моряк с морячкой .

В Александре живность ржет
В жизни ржет не хуже .
Толя в сердце сбережет ,
Все что любит дюже .

***
Профессор Труба Анатолий ,
Мичуринский экономист .
Участник скандальных историй ,
Неистовый он активист .
Что было уже позабыто ,
Он главный редактор теперь .
Преступное время убито ,
Широким порывом потерь .
Профессор печатает милых ,
Так щедро как никого .
А видеть талантов постылых ,
Не хочет он больше всего .
Но доки его ненавидят ,
За пламенный жуткий снобизм .
И Толю в поверженных видят ,
Достигшим бомжей коммунизм .
Он бродит по призрачным свалкам ,
В видениях злыдней врагов .
И хлеб рассыпает он галкам ,
Как птицам печали богов .
А в сумке несет Александра ,
Журнала двойник роковой .
И райский цветок с олеандра ,
Куста из страны таковой .
Случится ужасное с Толей ,
Бандиты ограбят его .
Останется нищий с недолей ,
Где нет из людей никого .

Упавшая звезда
***
Он ушел не зная брода ,
От судьбы своей дурной ,
В тень забытого народа ,
Где сосновый дух лесной .
Он ушел в удел мороза ,
В Берендеевку тоски .
Он Морозов и угроза ,
Серебрит его виски .
Разлюбила баба стерва ,
Загордилась в суете .
Золотая нитка нерва ,
Вся замерзла на кресте .
Оборвалась нить тугая ,
Из - за слова не : " Не люблю ".
Глушь холодная , нагая ,
Приравняет жизнь к нулю .
Он вопит душой озябшей ,
О потерях и беде .
А она идет к упавшей ,
Сном освеченной звезде .

Марево
***
Осень гулкая вдали
И вблизи такая .
Пролетают журавли ,
Крикам потакая .
Листья тлеют на горе ,
Дым окутал розы ...
Словно ведьмы на костре ,
Стонут вновь березы .
У подножия стою
И смотрю на морок .
В зимнем ветреном краю ,
Будет много горок .
А вокруг белым бело
И березы в белом .
Пусть сгорает помело ,
В круге ошалелом .
На вершине у берез
Тайна не сурова --
В мареве весенних гроз ,
Воскресают снова .

День поэта
***
День поэта как день изгоя ,
Потому что поэт никто .
Вот художник испанский Гойя ,
Мачо кисти процентов на сто .

Микеланджело создал Давида ,
Лучезарного каждой звезде .
А поэт затрапезного вида ,
Ходит ныне никчемным везде .

Архитектор построил в грезах
Величайший дворец вельмож .
Сочинитель в житейских грозах ,
На промокшего дурня похож .

Но когда мы о Трое читаем ,
О Елене Прекрасной в веках ,
Мы Гомера поэта мечтаем ,
Как героя носить на руках .

Августейший сиятельный Август ,
Был в Горация в Риме влюблен.
И Вергилия слушая казус ,
Был полетом души умилен .

Даже Троцкий Есенина слушал ,
Как глава РВС комиссар .
И горячее Коба не скушал ,
Осознав Маяковского дар .

Но сегодня в России базарной ,
Все поэты чужие стране .
Умиляются песней бездарной ,
Продавец и товарка в цене .

Короли поэзии баттлов
***
Метель в Тамбове хуже воя ,
волчиц и призрачных волков .
Елена привезла Ес Соя
читать стихи для чудаков .
Блондин поэт аля Есенин ,
с наколками на всех перстах.
Руками машет словно Ленин ,
с Арманд красоткой на устах .
Мечта встревожила Ес Соя :
-- Кого целую вижу вас .
Елен гетер ласкаю стоя ,
с Арманд галантый ловелас .
Ты нота чистая в субботу ,
а в воскресенье ты прибой --
Творил Ес Соя строф заботу ,
Под лампой светло - голубой .
-- Я из Одессы как и Буба ,
Касторский , яростный плясун .
Я из неведомого клуба ,
певец сопрано и басун --
Но пиво пенилось нещадно
и в Клубе 4 на столах .
Вновь Маяковский беспощадно ,
читал стишата о козлах .
Был Маяковским он двадцатым ,
в Тамбове нынешних времен .
Стихи в рублях сулил богатым ,
с набором пламенных имен .
У Алексея дух саксонца ,
бороться ради приза айн !
Ес Соя с духом каталонца ,
объяли вновь десятки тайн .
Двух гениев дуплетом сразу ,
явило чудо во плоти .
Стихи приблизили к экстазу ,
чтоб лайки выловить в сети .

Королева одиночества
***
Ты прогнала его из дома
И оскорбила очень зло .
Душе пустыня не знакома
И не болит твое чело .

Гордыня выросла до неба :
Ты бесподобна и мудра .
Твоей мечте не надо хлеба ,
Под шелком лунного шатра .

Ты королева личной воле ,
Владычица своей судьбы .
Но одиноко снова доле
И сны кошмарами грубы .

А он любил тебя такую ,
Необъяснимо и светло .
Ушел в сторонку не пустую ,
Где в радости ему везло .

Ты прогнала его напрасно ,
Другой не будет так любить .
Когда спала вблизи прекрасно ,
Кошмар не рвался нагрубить .

Гении фантазий
***
Если некто Ес Соя -- Есенин
Или Леха Ишак -- Маяковский ,
То любой молодой Дребеденин ,
По призванию князь Тамбовский .

И наместница Лена без трона ,
Своего Притамбовского мира .
Так блистает желаний корона ,
Как придворная лампа сортира.

Каждый может придумать титул ,
И немыслимый сан компиляций .
Но водой не становится битум
Даже в фокусах ситуаций .

Череда состоит из мгновений
И фантазий шедевр теребя ,
Вновь Алешин немыслимый гений ,
Когда в зеркале видит себя .

На задворках
***
На задворках сидит неприкаянный ,
Предал юность и песнь журавлей .
Скользкий весь и везде обтекаемый ,
Как герой самых гнусных ролей .
Вторит Начас о травах некошенных,
Говорил он о них у столов .
О плетнях на ветрах перекошенных ,
О лампадах молельных углов .
Но Евстахия в строки не верится ,
Он партийным ходил не шутя .
Путь судьбины на части не делится
И сегодня старик не дитя .
Если власть коммунистов укрепится
И капканы им рок разогнет ,
Начас снова паласом расстелится
И восстав Ильичу присягнет .
Лена баба в Тамбове приметная ,
Прототипка романов дурных .
И лукавит она беззаветная ,
Среди лживых и духом срамных .
Оглашает весталка красивости ,
Ахинею несет как в бреду .
Но Алешину скверной плешивости ,
Поклонятся таким не к стыду .
В серых грезах личины игривости ,
В зеркалах не увидеть добра ,
Но предателю злобной паршивости ,
Улыбнулся Иуда вчера .

Журавли любви
***
Машина мчалась по дороге ,
Как прежде гладко и легко .
Мечта не канула в тревоге
И старость жизни далеко .

Автомобили друг за другом ,
Неслись навстречу огулом .
Но журавли над белым лугом
Летели с солнечным крылом .

Они в полете не кричали ,
Летели клином высоко .
Их рощи родины встречали ,
Где птицам дышится легко .

Притормозил он у развилки
И нежно в дали поглядел .
Душа не матрица копилки ,
Она святой любви удел .

Литературное чистилище
***
В фойе большой библиотеки
Проходят конкурсы чтецов .
В толпе свободных сорванцов ,
Стоят лихие имяреки .

Читают дерзко о былом ,
Читают пламенно о свежем ,
Что с пальмовым убого режем
И что разрушим колуном .

Читают дамы о любви ,
Бессмысленной и непонятной .
В России рыночной занятной
Сегодня в туне се ля ви .

Читают бред и дребедень ,
Читают светлые мотивы .
То ближнему пророчат лень,
То возвышают перспективы .

Одни несут галиматью ,
Другие мудрость оглашают .
И вновь в поэзии мешают:
Харчо и сладкую кутью .

Чистилище кипит в миру
И пенится в палитре света ...
Воспела жизнь душа поэта ,
Вновь испытав теней игру .

Солнечные гнезда
***
Весенний ветер крик приносит
Грачей , галдящих у реки .
И робкую мечту возносит ,
Как птицу пламенной тоски .

Сугробы согбенные тают ,
Лед утончается в лучах .
И блики яркие витают ,
Как ангелочки при свечах .

Быть может светлое пребудет,
Земное время бытия .
И все печальное убудет ,
В необъяснимые края .

Грачи галдят и суетятся ,
И солнечные гнезда вьют ...
Они как люди не постятся ,
Но небу жизнью воздают .

Самообман
***
Сами себе внушили :
Маша превыше всех !
Кубки с вином осушили ,
Ради грядущих потех .

Маша банальности пишет :
-- Гений она в стихах ! --
Маша на сына чуть дышит ,
Словно он княжич в мехах .

-- Маша у нас княгиня !
Строфы ее как завет --
И вознеслась богиня ,
Сна обретая свет .

Маша вершит повторы
И дежавю в столбцах .
А у друзей разговоры ,
О золотых бубенцах .

Звоны , пустые звоны
В честь неземной мадам .
Хвалят опять ветрогоны ,
Важную не по годам .

Хвалят за строки вязи ,
Тропки с грядой череды .
Хвалят за зыбкие связи ,
С темами от балды .

Вдохновенное
***
Мы увидели снова лучи :
Зоревые , небесные , чистые .
В роще стаей кричали грачи
И влюбленные были речистые .

Таял снег потемневший вчера
И бежали ручьи оглашенные .
Будут теплыми вновь вечера
И мечты полетят совершенные .

Выше облака к яркой звезде
Или вдоль первоцветной пажити ...,
Полетят наши грезы везде ,
Ощутите и ближним расскажете .

Святилище любви
***
Когда ты стервой не была
Морозов не был ледяным .
И город в образе стекла ,
Казался миром слюдяным .

И белый плед предтеча снов ,
Исполнился дыханьем дрем .
Вы не шептали лишних слов ,
Объятые любви огнем .

Фиалки нежные цвели ,
В горшках у берега мечты .
Вы обитание нашли ,
В краю духовной высоты .

Но задрожал фонарь вдали
И тень влетела острием .
Вы разлюбили как смогли ,
Свое святилище вдвоем .

Стигматы строф
***
Разве мало Елен
Разлюбивших Морозовых ?
Разве мало Селен ,
Бродит в рощах березовых?

И еще Афродит ,
У морей по песку .
И прекрасных Эдит ,
Вновь отвергнув тоску .

Схожесть всяких имен ,
В строфах часто бывает .
Но войны без знамен ,
На земле не бывает .

Пусть беда не права ,
Если тысячи мнений .
Для поэта слова ,
Это дети творений .

Это смыслы в лучах ,
Озарений и страсти .
Это крест на плечах
И стигматы отчасти .

Вот несется в строке ,
Эхо гулкое где - то ...
Там идет налегке ,
К счастью женщина Лето ,

Палитра солнечного бриза
***
Весенний ветер необычен ,
Он в дуновениях шальной .
И мир округи непривычен ,
Своими видами весной .

В снегах томились косогоры ,
Теперь витают в миражах .
И выплывая на просторы ,
Дерутся льдины на ножах .

Но обреченные не канут ,
А все растают на плаву .
И птицы пролетая станут
Смотрется в неба синеву .

Палитра солнечного бриза ,
Блеснет головками цветов ...
Прекрасней этого сюрприза ,
Нет для детей и стариков .

Сиреневая муза
***
Улей чеканный и пчелы на нем ,
Герб на монете Тамбовский .
Словно медаль заповедную днем ,
Носит старатель Покровский .

Он загадал на монету чудес ,
Как на предмет оберега ,
Что наберет замечательный вес ,
В фирме торговой Омега .

Девушка носит монету одну ,
Ради любви долгожданной .
Не опечаленной встретит весну ,
Станет мечтою желанной .

И отличился старинный Козлов ,
Выпустил деньги забаву .
Козлик на выгоне волчьих углов ,
Козочку видит любаву .

А на монете из Мары села ,
Сам Боратынский блистает .
В грезах владелица так весела ,
Что в поднебесье витает .

Вот и Рахманинов ценит сирень ,
С музой дыханья бутонов .
Музыка ночь , музыка день ,
Музыка бликов затонов .

Кудимова и Переделкино
***
Кудимова Марина не горюй ,
Ты осененный Господом поэт .
Отринь потоки суетливых струй ,
Сантехники неисправимых лет .

И в флейту водосточную не дуй ,
Там ржавчина столетняя внутри .
И с фолиантом древним не колдуй ,
Там переделов триста тридцать три .

За место не сражайся на краю ,
Вот за себя сражайся до одра .
И силу не растрачивой свою ,
У времени личина как чадра .

Все смутно и немыслимо старо ,
Бывалое повторами грешит .
Кто забавлялся картами таро ,
Богатеньким Петрушкой мельтешит .

Солгут друзья как падшие враги ,
Сторонники нежданно предадут .
Кудимова ты строфам помоги ,
И яркие порывам воздадут .

Не трать себя на перекрой систем ,
Свершится роковое , как в бреду .
Ты окрыли дела житейских тем
И не зачахнут яблони в саду.

Ленка - колобок

От Димки сбежала без боли
И так же сбежала от Коли .
Потом вся ушла от Василия ,
Как в воду вечерняя лилия .
Зимою ушла от Морозова ,
Весной унеслась от Мимозова .
А летом исчезла в жару ,
Из дома Жаркова к утру .
В осеннюю пору от Гоши ,
Сбежала по следу пороши .
Летела , неслась и катилась
И в лапах дурных очутилась .
Олегу посветит Селена ,
Тебя он укусит Елена .

Для сторонников Лилипутии и Блефуску поселков Переделкино и Перепелкино скажу вот что : -- С какого конца яйцо не разбивай таланта все равно не прибавиться --

Переделкино и Перепелкино

Время ныне -- явленье базара ,
Необъятного словно мираж .
Арендатор с личиной хазара ,
Совершает игры эпатаж .
Он торгует товаром шикарным ,
Из Парижа и разных столиц .
И торговка с поветрием гарным ,
Ловит в сети Рублевских синиц .
Бриллианты огромных размеров ,
Притаранил в Москву Гулливер .
Дело чести для вип кавалеров ,
Их сияньем прельстить Гвиневер .
Все сыграют базаров актеры ,
Роль любую по сходной цене .
Только истину кривды партнеры ,
Не находят в мамоны вине .
Вот и трудники слова и дела ,
В Переделкино спорят опять :
Если изверг с клеймом беспредела ,
Надо татя на древе распять .
И у нас в Перепелкино страсти ,
Полыхают в горячих сердцах :
Под Тамбовом страшнее напасти
Или все же страшней в Липунцах ?
Перепелкино -- дачное место ,
У дороги в степной стороне .
Здесь хорошее , пышное тесто ,
Всходит снова при полной луне .
Здесь весной соловьи утомляют ,
Оголтело свитят у реки .
Здесь рассветы творцов окрыляют ,
Когда споры о жизни легки .

Разбойник соловей
***
Витает дух весеннего простора ,
Грачи кричат и пенится вода .
А мы с тобой воители раздора ,
Друг друга не полюбим никогда .

Затухли наши пламенные грезы ,
Исчезли зоревые миражи .
И слякоть у тоскующей березы ,
И камышовый трепет у межи .

Гордыня обуяла нас туманом ,
Зачаровала каждого мурой .
Живешь ты переменчивым обманом ,
А я желаний ветреной игрой .

Весенний воздух скоро потеплеет ,
Взметнутся кроны зеленью ветвей .
И нас угрюмых тонко пожалеет ,
Бессонницы разбойник соловей .

Тригонометрия игры
***
Играй мадам , пока играется ,
Блажи вовсю пока в фаворе .
Пока матросами палуба драится ,
В житейском непокорном море .

Твоя игра с порывом связана ,
Борея сказочных поветрий ...
Твоя мечта судьбой повязана ,
Сплетеньем чудных геометрий .

Углы еше не стали рифами
И Сцилла жизни не с Харибдой .
Ты забавляй безумцев мифами
И олухов пролетной кривдой .

Но там где гибельное кружится
И тонут древо и металлы ,
С тобой крушение подружится
И окрылят финал кораллы .

Плохая квартира
***
Все повторяется что было
И что незримо не прошло .
Лихое время не убыло ,
Оно кругами вновь пошло .

И мастер был и Маргарита ,
В кругу мистических начал.
И Воланд с видом сибарита ,
Марго на царство повенчал .

Плохая в облаке квартира ,
Переместилась вся в Тамбов .
В ней книги трепетного мира
И сонмы леденящих слов .

Вот Берлиоз опять досуже ,
О непотребном говорит .
Бездомному в печали хуже --
Свеча в ладонях не горит .

Поплавский сроду не горластый ,
Свое толкует и трындит ...
И Варенуха не ушастый ,
Вновь Гелле страхами вредит.

И АЗ - азелло не отвратный ,
Присмотришься -- он Бирюков .
Сергей звучанием занятный :
-- Ау ! Уа! -- И был таков .

Вот  Замшев  Бегемотом  пискнул ,
Котом   огромных   величин .
И   уплетая   жадно    Вискас  ,
Представил    ломтики   витчин .

Квартира мути , как квартира ,
Вся нечисть шАбаша в кругу ,
Нашла в себе самой кумира
И людям светлым ни гу - гу .

Люди фарса
***
О потерях я плакать нет буду ,
Все идет и меняется вновь .
Я одних разлюбивших забуду ,
Но к другим не унижу любовь .

Предавали мой мир недотепы ,
Ради мелких подачек других .
Только образ прекрасной Европы ,
Уплывал на быке не благих .

Что осталось - то кругу досталось ,
В магазине фуршетной канвы .
Время истиной не опросталось
В пеленах заблуждений увы .

Посмотрел я на фото фуршета ,
Навиду Вольдемар Берлиоз .
Он игрок театрального Света
И бомонд потешает до слез .

И Бездомный ведун не бездомный ,
Голосит побледнев со свечой .
Словно склад развалился бидонный
И запахла округа мочой .

Словно Аннушка призрачной туны ,
Разлила свое масло опять .
И взывают бесовские струны ,
Для идущих мессию распять .

Пусть играют потешные роли ,
Берлиоз и Бездомный второй .
Я изгоем стяжал свои боли ,
А теперь я свободы герой .

Талая вода
***
В воде пребывают березы ,
Как цапли в пучине болот.
Весной не лютуют морозы
И грач своей тени пилот .

Березы в воде не чернеют ,
Они вдохновения ждут .
Вновь кронами зазеленеют
Когда берегини придут .

Появятся из ниоткуда ,
Красавицы древних глубин .
И сразу отступит остуда ,
От рощи прилесных рябин .

Невидимы черному взору ,
Незримы для лживых всегда .
Пройдут они по косогору
И талая блещет вода .

Не суди поэта
***
Я оставлю вас в покое ,
Чуть попозже как смогу .
В жизни есть еще такое ,
Что не ведал на кругу .

Вы познаете в дороге ,
Всю житейскую канву .
Будут ближние в тревоге ,
В жутких снах и наяву .

Вы забудете о многом ,
О грехах и о страстях .
Только памятью не с Богом ,
Соревнуйтесь в скоростях .

В будущем случится что - то ,
Что заставит вас понять :
Там , где мутное болото ,
Легче павших обвинять .

Ну а если кто в трясине ,
В путах весь и обвинен ,
Посмотри как на осине
И палач в петле знамен .

Не суди в сердцах поэта ,
За поток горячих строк .
От заката до рассвета ,
Был унижен его рок .

Вдруг и ты унижен будешь
И пронзен квартетом жал ?!
Ты обиду не забудешь --
Полыхнет кто унижал .

Логово заблудших
***
Я к ним в логово приду ,
На интриги дуну ...
И у стаи на виду ,
В зенки злыдням плюну .

Повторю об их грехах ,
Правдушку без "соли".
Мреть витает в их стихах
И в углах юдоли .

Критик водку жадно пил
И стяжал пороки ...
В грязных домыслах топил ,
Светлых дней истоки .

Дама легкая как пух ,
Смысл искала в братстве .
И кормила местных мух
Слухами о бля ... тве .

То фуршет ей подавай ,
То минет у Коли .
То Трубы Козловский рай ,
С пиром без додоли .

Предал песню журавля
И деревья сада ,
Злыдень доброе хуля ,
Превратился в гада .

О любви казак писал ,
О просторах воли ,
Взял и чирий расчесал ,
На груди до боли .

Ох , старуха и вредна ,
Как проруха мира .
Из себя себе она ,
Создала кумира .

Молвить правдушку не смей ,
В туне грез великой .
И влачи рогожи дней ,
С чернью многоликой .

А в Козлове все не так ,
Как Отчизне нужно :
Толя , жид и не мастак ,
Лгут безбожно дружно .

Кривда , ложь и клевета ,
Для таких -- богини !
И терзает их тщета ,
Кредом : -- Вицы , вини ! --

Евтушенко не хамил ,
Когда жив был дока ,
Взял и даму разгромил ,
За стихи без рока .

Пудра сыпалась в стихах ,
На леса и маки .
И погрязли во грехах ,
Трое после " драки ".

Снеги облаком не шли ,
Пишет лгун о вьюгах .
В даме гения нашли ,
С Дарк в ее кольчугах .

А массовка из личин ,
Воет или плачет ...
И в кругу дурных причин ,
Как шальная скачет .

Экспертиза времен
***
Ничто не вечно под луной
И тень творца , и образ тени .
Но в жизни творческой иной ,
В лугах я встану на колени .

Цветы душе моей милы
И даже волчьи не благие .
Козлы несутся со скалы ,
Когда рога не дорогие .

У каждого своя стезя ,
Своя дорога в даль земную .
Но предавать друзей нельзя
И Родину вовек родную .

Я вижу прыгнувших легко ,
В пучину лжи и отрицанья .
Для них святое далеко ,
В кругу шального порицанья .

Вперед по дну они спешат ,
Как призраки бездушной доли .
И так безбожники грешат ,
Как тати безобразной воли .

Привязан я к земле отцов ,
Судьбой и нитью родословной .
И обожаю взлет скворцов ,
Над степью с жизнью безусловной .

Таперы блефа
***
Ваше величие ложно ,
Вам без прикрытия сложно ,
Быть на виду в чести .
Лжете вы всюду безбожно ,
Пламенно не осторожно ,
Что бы интриги плести .

Вы отвергаете многих ,
Честных и не убогих ,
Веря в свою звезду .
И на отрогах пологих ,
В круге грехов не строгих ,
Млеете как в меду .

Славицы не натуральны ,
Речи о вас банальны ,
Все в дежавю старо .
В чем вы теперь идеальны ?
Где вы умом гениальны ?
Ставка судьбы -- Зеро .

Неугасимое место
***
Я расскажу тебе про место ,
Где бабушка месила тесто
И пироги нам всем пекла ,
Где даль земная нас влекла .

Такое место есть на карте ,
Там речка разольется в марте .
И в мае пчелы полетят ,
Куда всем роем захотят .

Я там влюблялся в образ милой :
Красивой , нежной , не унылой .
Как ты сегодня под звездой ,
Вся светлая , а я седой .

Я расскажу о месте счастья ,
О днях просветов и ненастья .
О родине моей судьбы ,
Где печь осталась без трубы .

Где поле с пустошью едины ,
Где тают у причала льдины .
И половодье как потоп ,
Где свет неугасимых троп .

Цель

Скоро зло достигнет точки ,
В яростном огне борьбы .
И стрелки без проволочки
Выстрелят в фантом Трубы .

В Толю скопом как в десятку ,
Будут целится враги .
И пронзят в ботинке пятку ,
Рядом с шелестом куги .

Фотографии из фракций ,
На осину прикрепят .
И к " маслятам " децимаций
Подошлют рои " опят ".

Цель врагов Труба редактор ,
В гибельной своей красе ,
Что б расплаты дивный фактор ,
Кровью брызнул по росе ...

Округа любви
***
По реке плывет камыш ,
А на нем голубки .
И туманы возле крыш ,
Курят свои трубки .

Разлилась река вовсю ,
Волны бьются в стекла .
Промывай дорогу всю ,
Чтоб судьба промокла .

Смой весенняя вода
Грешный след былого ,
Что б не грянула беда ,
С воем волка злого .

После бурной суеты .
Волны станут тише .
И голубки как мечты ,
Свет найдут на крыше .

Посветлеет каждый дом ,
Как любви округа .
И не помня о худом ,
Мы простим друг друга .

Ее хвалят как фаворитку всех времен и народов уже лет 16 . Все дя нее с кружкового времени . И лучшие местные литжурналы ,и телепередачи , и радиоэфиры , и клипы ... Постоянно печатают ее стишата , рассказики в местных газетах . Прославляют устно и письменно скопом и в розницу . Делают это люди круга порук ради себя , что бы показать не напрасную , не пустую прежнюю работу с " молодежью " . Наград у них немеренно . Надо же кого то показать как эквивалент . При этом настоящих , истинных творцов Машины " благодетели " гнобят , отрицают и уничижают уже лет 16 . Напрочь изничтожают поэтов от Бога ради славы и яркого беспроблемного пути на Парнас Маши . Теперь и сама хваленка делает гадости одаренным Всевышним . Входя в редколлегию литжурнала отвергла стихи лучшего поэта современной Тамбовщины . В юбилейный для него год , не напечатала стихи классика . А свои опусы вновь напечатала . Видимо яблоко от яблони далеко не падает . Маша дутая фаворитка , средняя сочинюшка . Ее место в тени Парнаса , у подножия .

С судьбой Мария не шути
***
Постой Мария ! Лес густой ,
Где выстрел слышен холостой .
Но ты не мастер слов души
И ложью личной не греши .

Ты фаворитка злобных лиц ,
Тамбовских лютых и волчиц .
На них прикиды мастаков ,
Для охмуренья дураков .

Тебе все лучшее в миру ,
Другим двуличия игру .
Тебе меда и кисели ,
Другим блевотину в пыли .

Тебе награды и почет ,
Другим забвение в зачет .
Несправедливость жуткий грех ,
Они вершат с мякиной стрех .

Рассыпят гниль вокруг врагов
И воздают зверью богов .
Они помечены для зла ,
Химерой с патлами козла .

Ты для нечистых жох - мадам ,
Известная не по годам .
Но ты не мастер во плоти ,
С судьбой Мария не шути .

Не лезь хваленка на рожон ,
Поэт от Бога вооружен .
Постой Мария век в тени ,
Да проигрыш себе вмени .

Весеннее эхо

Суслики свистят опять
На горе плешивой ,
Чтоб не целились распять ,
Тень судьбы паршивой .

Чтоб не врыли черенок ,
Здесь сухой березы .
Чтоб не кинули венок ,
Днесь впитавшем слезы .

И казак родных Горищ
Не искал Иуду ,
Где кружился голый хлыщ
И крушил посуду .

Суслики свистят вовсю ,
Злясь на Челновую ,
Залила долину всю
И нору живую .

Разлилась весной река ,
До крыльца казачки .
Не дождаться молодца ,
Встал у водокачки .

Эхо тонкое свистит ,
Под луной лучистой .
Всех крешеная простит
Вновь душою чистой .

На заре в мечтах скорей ,
Ввысь взлетит порывом ... ,
Слыша крики журавлей ,
Над речным обрывом .

Аленушка из Арбузовки
***
Она приснилась мне в ночи ,
Когда притихли вновь грачи .
Аленушка села мечты ,
Где избы донные пусты .
Но образ девущки не гас ,
Какую я любовью спас .
Года поэту не года ,
Когда надежда молода .
Алена шла в подлунном сне ,
Из Арбузовки не на дне .
Черемуха вовсю цвела ,
И я любил красу села .

Лучистое село
***
Над Горами вьют круги ,
Журавли над Лысыми ,
Где Всевышнего враги ,
Разбежались крысами .

Из лучей зари навьют ,
Ореол для радости .
И по птичьему споют ,
Разгоняя гадости .

Крики белых журавлей ,
Эхо носит чистое ...
И село не станет злей ,
От добра лучистое .

Горний хрусталь поэзии
***
Поэзии хрусталь в руках держу ,
Как горний камень чистого просвета .
Я честью личной всюду дорожу
И дорожу дарами неба света .

И совестью нигде не поступлюсь ,
Чтоб выгоду стяжать не унимаясь .
Но если согрешу -- вновь помолюсь ,
С крестом судьбы рассвету улыбаясь.

Смотрю в хрусталь сияющий не зло
И вижу судьбы ближних , и творенья .
Мне самому в порывах повезло :
Создал душой мечты - стихотворенья .

Антоновщина в темах как огонь
Антонов , неуемный и безмерный .
Белесый конь и красногривый конь,
И пахарь на меже обиде верный .

Но власть чужих не знает берегов ,
Не ведает о божьем провиденье .
Есть комиссары -- нет других богов
И жуткое за равенство раденье .

Творилась с кровью Родины судьба
И в душах непотребное творилось.
Царя убили как вины раба
И время покаяний испарилось .

Земля уже крестьянин не твоя ,
Не ты хозяин воли и юдоли .
Повсюду стали общие края ,
Идейные до перекатной голи .

Писать о бывшем горе не грешно ,
Грешно писать о чести предавая .
Отверженному другом не смешно ,
Душа его истерзана живая .

Не оправдать влечение к другим ,
Удачливым , сплоченным и богатым .
Ты поступился другом дорогим --
Ты полыхаешь с ангелом рогатым .

Хрусталь моей поэзии правдив ,
Отображает образы - картины ,
Явление в судьбе невинных див
И туны замутненные стремнины .

          Плаха     и     свобода
                        ***
Ты думала Татьяна ты любима
И дорога коллегам по всему ?
А ты была лгунам необходима
И не нужна подонкам никому .

Тебя вели улыбчивые каты ,
За нити из незримой конопли .
И привели на эшафот расплаты ,
И голову склонили до земли .

Казнить хотели как Антуанетту ,
Отточенной полоской клеветы .
Ты воспарила веруя в планету
И убежала в туну пустоты .

Отвратная для одержимых злобой ,
Ты никому не хочешь навредить.
Но ты в былом помечена худобой ,
И нехристей крестом не убедить .

Ты канифас для грешников кромешных ,
Им наплевать на божью благодать .
Но соловьи поют в просторах вешних
И можно жизни творчеством воздать .

Правда     Юрия       Полякова
                     ***
Не смог я ранить Полякова ,
Не смог стихами поразить .
И мне поэту из Тамбова
Победный флаг не водрузить .
Литературка крепость воли ,
Редактора и всех трудяг .
Для Полякова правда доли ,
Его стези духовный стяг .
Он кошевым был у причала ,
Когда хлестали Сечь дожди .
Его ладью волна качала ,
Когда меняли лик вожди .
Он жил романом как молитвой ,
С порывом духа до небес .
И увлекался страстной битвой ,
Когда касался сердца бес .
Он побеждал и побеждает ,
Но просмотрел мою строфу .
И рукопись моя рыдает ,
В печали  горькой на шкафу .
Метафора имеет место ,
Когда поэт душой горел .
Медовое излапал тесто ,
А корж печеный пригорел .
В Литературке ныне Замшев ,
Всем заправляет как царек .
Но домовенок видит Тамшев
Его торговцем и ларек .
Что будет завтра не понятно :
"Рейхстаг" , Адольфович , "блицкриг" ?
А может гений здесь занятно ,
Душой напишет строки книг .

   О  ликвидации  сайта
                    ***
Мелочность -- проказа рока ,
Для людей и голубей .
Сайт творца а не пророка ,
Замшев сдуру не убей .
Ну зачем ты мелочишься ,
Дорогой Максим в чести ?
В Гуру ты не воплотишься
И талант не обрести .
Поляков не станет клянчить ,
Место сайту на виду .
Он шедевры будет нянчить ,
Как мальцов не на беду .
Ну убрал ты сайт досуже ,
Чтоб не видеть мастака .
Только делу стало хуже ,
Без гвоздей и мастерка .

Подойдет    клип  " Забирай  рай "  Ани  Лорак

       Крик       мечты
                ***
Был Наседкин , был Морозов ,
Все ушли как чудаки .
И теперь рассвет не розов ,
Даже летом у реки .

Все теперь бледнее поля ,
Что полынью заросло .
И времен пустая доля ,
С грустью истины пришло .

Одинока , но свободна ,
Как пушинка на ветру .
Никому ты не угодна ,
Вечерами и к утру .

Влюблена в себя повсюду ,
Больше жизни и стези ,
Когда бьешь сдурма посуду
И купаешь мир в грязи .

Но когда душа трепещет ,
Под божественным лучом ,
Вся земля весною блещет
И кричит мечта грачом .

                        ***
Очерствела душой , огрубела
По вине переменной своей .
Развлекаться вовсю не робела ,
Когда в мае свистел соловей .

Развлекалась легко и крылато ,
Словно птицей  парила страстей ...
И желала червонное злато ,
И любовников всяких мастей .

На чужбину рвалась очумело ,
Что бы всем развлекаться назло .
И сгубила судьбу не умело ,
Потому что грешить не везло .

Пересытилась , перебесилась ,
Оглянулась , кричат журавли ...
И на круги юдоли вернулась ,
Где любили ее  как могли .

   Схимница        Татьяна
                       ***
Взывает мысль до светлой рани :
-- Кто загубил карьеру Тани ?!
Кто крикнул фразу приговора :
-- Иди от всех в закут затвора --
Ушла Татьяна в туну были
И сразу все о ней забыли .
И мюзиклы былой игры ,
Спалили зависти костры .
Татьяны нет в сиянье слова
И нет ее в грехах Тамбова .
Нет в круговерти и речах ,
Она в молитвах при свечах .

Сурдинки    Максима    Замшева
                        ***
Вот Поляков не мелочится ,
Не мельтешит в кругу времен .
А Замшева душа - волчица ,
Завыла в капище знамен .

Максим с двоякой подоплекой ,
С двойным мятущимся нутром .
Но взор с холодной поволокой ,
Как лед под солнечным шатром .

Таланта в туне не заметит ,
Небесгый дар не разглядит .
Подделку выбором отметит
И ближних славить убедит .

Ведется на гетер глубинок ,
Как глупый ветреный малец .
Но на фуршетах из сурдинок ,
Звук выдувает как мудрец .

И мелочится , мелочится ,
На каждом метре и шагу .
Шедевра только не случится ,
В пустых затеях на бегу .

Сурдинки    Максима      Замшева
                           ***
Вот Поляков не мелочится ,
Не мельтешит в кругу времен .
А Замшева душа - волчица ,
Завыла в капище знамен .

Максима  тело с подоплекой ,
С двойным мятущимся нутром .
Но взор с холодной поволокой ,
Как лед под солнечным шатром .

Таланта в туне не заметит ,
Небесный дар не разглядит .
Подделку выбором отметит
И ближних славить убедит .

Ведется на гетер глубинок ,
Как глупый ветреный малец .
Но на фуршетах из сурдинок ,
Звук выдувает как мудрец .

И мелочится , мелочится ,
На каждом метре и шагу .
Шедевра только не случится ,
В пустых затеях на бегу .

Семирамида   из   цветка
                    ***
Я не создам себе кумира ,
Все под луной не на века .
Диана Кан -- царица мира ,
Семирамида из цветка .
Диана Кан восточной сказки ,
Шахерезада светлых грез ...
Мои душевные раскраски ,
Как радуга среди берез .
Но есть долина Согдиана ,
Где хлопка чудные снега ,
Там воссияла Кан Диана ,
И стала небу дорога .
Дары бесценные для девы ,
Ей музы вмиг приподнесли .
И красоту духовной Евы ,
От зла бездушного спасли .
Теперь красавица -- волжанка!
На берегу стоит княжной .
И дней базарных лихоманка
Стезю обходит стороной .
Диана духом поэтесса ,
Синильга в трепетной любви .
И никакая муть прогресса ,
Не плавает в ее крови .
Она чиста талантом дара
И восхитительно мила .
Но перышко мечты пожара ,
С зарей Икарова крыла .

 Небесное       копье
                  ***
Они в почете и в шелках ,
А ты ходи Олегом :
То оставаясь в дураках ,
То дышлом будь к телегам .
То будь балластом и нулем
И чернью в списке длинном .
То Робинзоном - королем ,
На острове пустынном .
То у осины воплотись ,
В Иуду с метой блуда .
То волком злым оборотись ,
Где тать висел Иуда .
Ты служишь падшим горячо ,
Живя враньем не лестным .
Но истина пронзит плечо ,
Твое копьем небесным .

     Замшев        Максим
                      ***
Быть может Замшев не сквалыга ,
Не Герман с тенью роковой ?
Максим противник злобы ига ,
С судьбой поэта таковой .

Быть может должности горнило ,
В душе ранимость не спалит .
Я вижу сайт и сердцу мило
И Поляков шедевр сулит .

Максим душой смотри на строфы ,
В них тайна трепетных даров .
И отраженный крест Голгофы ,
И светоч вечности миров .

Не торопись отбросить камень ,
С листом похожим на пращу.
Ты надписи увидешь пламень:
-- Понявшего за все прощу ! --

                   ***
С любовью край свой воспевай ,
Пока поется вольно .
И каждый день не унывай ,
Когда душе не больно .

Люби березы на лугу ,
Они как павы края .
Люби туман на берегу ,
С мечтой в порыв играя .

Люби дороги и простор ,
От края и до края .
Люби с лучами разговор ,
На взлет зари взирая .

Но вся плохое разлюби ,
Немедленно и напрочь .
И жизнь грехами не губи ,
Чтоб не казниться на ночь .

     Стертая      грань
                     ***
Снова Вася , снова Дима
И Никола из Волчков .
Мне любовь необходима ,
Чтоб ходила без очков .
Вновь Юрок меня ласкает
И Олежек теребит ...
А Сергей синиц пускает ,
Когда ввысь Труба трубит .
Снова я -- мадам Панова ,
Кто по нраву -- я вблизи .
Лишь поэт опять и снова ,
Видит тень мою в грязи .

На      капищах    Галдыма
                  ***
Забыто многое о прежнем ,
В краю мордовской красоты .
И называют люди стержнем ,
Базар безбрежной суеты .

Торгуют в розницу товаром
И оптом мелочь продают .
И забывая вдрызг о старом ,
Ничто для грез не создают .

Но были капища - моляны ,
В лесу Галдыма и вблизи .
И журавлей влекли поляны ,
С камланьем пламенным в связи .

Когда мечта мордовки злая
Любовь заблудшего звала ,
То черная взлетала стая ,
Как тень подземного крыла .

Когда мечта сияла тканью ,
С лучами чистых слез лица ,
То журавли взлетали ранью ,
Как сны влюбленной в молодца.

Летала стая белой былью
И криком милого звала ...
И рассыпалась небыль пылью
У солнца женского чела .

Все было в капищах Галдыма ,
Что непригоже нашим дням .
Но искры трепетного дыма ,
Летели к разным журавлям .

      Ложный        мир
                          ***
Он строг и все же не диктатор ,
Не унижает свой народ ,
Когда Алешин провокатор ,
Жует с салями бутерброд .

И пьет Владимир Безобразоф ,
Из термоса горячий чай ,
Взирая как Алешин - Азеф ,
Стал сущим Евно невзначай .

Двояться все в плохой квартире ,
А Гелла - Лена в трех телах ...
Но Замшев снова в ложном мире ,
С крестом судьбы ни при делах .

                          Отражения
                                 ***
Под Вернадовкой сады были млосные ,
До Красивкиной воды травы росные .
Сам Вернадский проезжал путь по полюшку
И в руках своих держал крепко волюшку .
Летом млели вечера , вновь не душные ,
Жили пахари вчера , здесь не скушные .
Вот ученый порешил : грех от глупости ,
Никого не насмешил силой мудрости .
По лугам течет вода в месте Кашинском ,
Вся Красивка молода в мае нашенском .
Отражаются в реке зори красные
И просторы вдалеке , днем прекрасные !
А Вернадского труды дело сделали :
Все в видениях среды , что мы делали
В небесах своя купель , светом полная ,
Где мечта искала цель , блещет молния .

       Песчаная         высота
                            ***
Ты прыгнула с песчаной высоты
И поплыла по речке одиноко .
Шиповника колючие кусты ,
Взирали как невиданное око .
Глаза природы с чистою росой ,
Блистали и смотрели не мигая.
Ты поплыла нагая , не с косой ,
В своих мечтах красивая , другая .
Тебя ласкала всплесками вода ,
Тебя сопровождали долго рыбы .
И обходила стороной беда ,
Бессонница с вердиктами для дыбы .
Ты поплыла к иному светлячку ,
Который золотился зовом гая .
Ты поплыла к надежды маячку ,
Печали дней былых превозмогая .

        Поцелуй        Алешина
                         ***
В День ангела блистали небеса ,
Сияло солнце ласково и ярко .
Алешин пригласил на три часа ,
Друзей и целовал пришедших жарко .
Он целовал поэта со слезой
И говорил о близости стремлений .
Но пахло отвратительной грозой
И серой раскаленной без сомнений .
Алешина притворный поцелуй ,
Пощечиной событий отозвался .
Поэта предал кривдушки холуй
И в выборе предателя признался .
Он предпочел личины во плоти
И фаворитов баловней богемы ,
Но на его не искреннем пути ,
Все музы недоверчивые немы .

Вредный       Олег      Алешин
                     ***
Сошин брат , кузен таланта ,
Сам обычный , не благой ,
Приголубил не ваганта
В речи вновь не дорогой .

И в журнал отправил разом ,
Вирши снова в Молоко .
Не моргнув хитрющим глазом ,
Не подпрыгнув высоко .

А ведомый очень вредный ,
Многоликий буд - то бес .
На добро мирское бедный
И по волчьи рвется в лес .

Где витают тени прошлых
Дней событий и времен .
Где следы прохожих пошлых
И не пошлых без имен .

Где густая паутина ,
Ловит ветер на лету .
Где унылая картина
Жизни всюду на свету .

Даже мякиш диким уткам ,
Не по вкусу в той глуши .
Все стихи в журнале жутком ,
Без таланта , без души .

                  Что       дальше ?
                          ***
Вот сбежала Татьяна торопясь вникуда
И никто о мадам не жалеет .
Удалили троих должников навсегда
И диктатор от этого млеет .
О себе тараторит и снова трындит ,
Без конца и без зримого края .
С друганами чудил и еще учудит ,
Мачо всюду в спектаклях играя .
Расчищают простор от людей не своих
И округу столбят под угодных .
Распивают с задором чаи на троих ,
Никуда для "прорыва" не годных .
Залошили таланта и знать не хотят ,
Оголтело исходят от злобы .
И подручную серость убого растят,
Ради кривдушки , ради худобы .
Невозможно прекрасное нам совершить,
С равнодушными к нуждам поживших .
Надо весла мечты о шедеврах сушить ,
Рядом с пирсом надежды сгубивших.
Но талант золотой ни к чему зарывать ,
Даже в туне гнетущей и серой .
Устремляюсь я тайны в стихах открывать,
О России с любовью и верой .

Костер     от   нечисти

Сереге опять не спалось ,
Он вышел во двор на заре
И сердце в биенье зашлось :
Костер полыхал на горе .

Порывы искрились вовсю
И всполохи в небо неслись .
И чучело -- бестию всю ,
Сжигали , чтоб люди спаслись .

Серега крестился легко ,
Шептал : -- Помоги и спаси ! --
И прах колдовской далеко
Упал на болота Руси .

На Лысой Горе лишь пятно ,
Осталось от плахи - костра .
На небе давно решено ,
Что жизнь ради Бога остра

                 Бег
                 ***
На земле горит ботва ,
Дым витает речки шире ...
Будет Маликова два ,
Будет Маликова четыре .

Кинула Татьяна всех ,
Убежала в поле смуты .
Но былых времен успех ,
Позабыт за полминуты .

Где Татьяна как поэт ?
Нет ее нигде в округе .
Когда вновь шедевра нет ,
То нули витают в круге .

Вот и Леночка блажит ,
Как ольху себя сжигая . . .
Вскоре духом убежит ,
Телом вдаль не убегая .

И забудут про нее ,
Как забыли о Татьяне .
От друзей возьмет свое
И обрюзгнет на диване .

Маша станет не собой ,
Будет вся не фавориткой .
Поведет с врагами бой ,
Без метрессы с маргариткой .

Шурку вспомнит лишь Сашок ,
Друг сердечный из далека ,
Выпив спирт на посошок ,
Каркнув жалобно без клека .

Будет Маликова два ,
Будет Маликова четыре .
Без метрессы Пай едва ,
Дамы сохранятся в мире .

               Стервятник

Откуда он влетел в просторы ,
Тамбовских местных величин ,
Быть может вновь покинул горы
Из - за поветрий и причин ?

Он кружит важно и умело ,
Над светлым утренним селом .
Он упадет на жертву смело ,
С прижатым , пламенным крылом .

Он выжидает место взгляда ,
Когда уставится стеклом .
Стервятника , чужого гада ,
Я нехотя пометил злом .

Быть может ангел преисподней,
Витает свету вопреки ?
Чем размышленья сумасбродней ,
Тем резче веянье тоски .

Преображение     Родины
                     ***
Вот оно время цветенья ,
Вишен и слив дорогих .
Сердцем люблю я мгновенья ,
В круге просторов благих.

Холод отпрянул и сгинул ,
Дождь пробежал и утих .
Мрак обреченности минул ,
Недруг заядлый не лих .

Кони в загоне воспряли ,
Скоро поскачуть в луга .
Утки вовсю заныряли ,
Речки забыв берега .

Вижу улыбки на лицах ,
Милых , сердечных людей .
Словно мечты их в криницах ,
Пьют доброту без идей .

Родина не победима ,
Там , где округа светла .
Снова печаль утолима ,
Там , где с грачами ветла .

Время надежды и воли ,
Будет как не было днесь .
В пядях родимой юдоли ,
Мир изменяется весь .

              Фавориткам
                      ***
Вы обласканы , вы любимы ,
так творите шедевры шутя !
Я же видя цветенье рябины ,
восторгаюсь весной как дитя .

Вас бомонд обожает округи ,
так пишите стихи нарасхват .
Вы стихии пролетной подруги ,
не имеющей здравый охват .
Сочините творенья - шедевры ,
чтоб восторженный духом блажил .
И лихач возбуждающий нервы ,
тихой Родиной сам дорожил .
Создавайте мечты раз желанны ,
украшайте духовную стать .
Если в выборе не постоянны ,
не стремитесь пустышками стать .
Ваша месса почета безмерна ,
так блистайте на белом ковре !
А мечта моя -- звездная серна ,
побежала навстречу заре .

                       ***
Вот пройдет золотое время ,
Буйных следствий и тихих причин
И навалится старости бремя ,
С одиночеством без личин .
Злые канут в удел преисподней ,
Милосердные в светлом раю .
Проститутка с беспутною сводней
Будут бездну стяжать на краю .
Ничего не изменится вскоре ,
В мире лжи и игры в дурака .
Будет радость и горечи море ,
Будет творческий бриг бурлака .
Потяну я незримую лямку ,
Сколько выдюжу ради стихов .
Я поэт и бездарную хамку ,
Заклеймлю отраженьем грехов .
Но поветрие мне не отрада ,
Сонмы гордых прославят себя .
Заклеймлю я продажного гада ,
Только с тексом листок теребя .

               Оренбург

Испокон он звучаньем отличен ,
От других укреплений страны .
Но Расеюшке не безразличен ,
Зовом младости и старины .

В Оренбурге пути и развилки ,
До любых вековечных сторон .
Здесь стихии буянят страшилки
И беснуются стаи ворон .

Здесь орлы прилетают нежданно ,
Как когда то казак Пугачев .
И молитвы творят неустанно :
Иванова , Сычев , Кузмичев .

А в Гражданскую место раздрая ,
Оренбург пограничный снискал .
От кровавого ада до рая ,
Сквозь себя ходоков пропускал .

Времена роковых лихолетий ,
Не забыты в кругу горожан .
Оренбург это Родины дети :
Богачи и тюрьма каторжан .

Это Пушкин с лицом Хлестакова ,
Городничий с печальным лицом .
Оренбург это счастья подкова ,
Что оставил Пегас с мудрецом .

Оренбург это вьюги на марше ,
Это грезы Дианушки Кан .
Здесь незримый любого постарше ,
Со щитом начеку великан .

Волшебное    время
              ***
Цветет сегодня абрикос
И  рядом  слива .
Сарай оконцем не раскос
И   ты   красива .
Дорога вдали не крива
И все не волки .
Пишу правдивые слова ,
Не    кривотолки .
Быть может магия цветов ,
Мой мир изменит .
Отринуть темное готов ,
И   свет   оценит .
В душе затренькал соловей ,
Объятый   цветом .
Будь милая мечтой моей ,
Грядущим   летом .

                  ***
Схимна мирянки не схимна ,
Всюду соблазны друзей .
И во дворце не противна
Служба и блещет музей .

Ты не монашка по духу ,
Значит судьбине не лги .
Выгони черную муху ,
Музе витать помоги .

Пусть вдохновенно витает ,
Рядом и возле тебя ...
Небо душа обретает ,
Бога и Слово любя .

Яркие рифмы - лучины ,
Благостным сердцем зажги .
Мигом исчезнут личины
И расточатся враги .

Схимна в миру не защита ,
Просто капризницы блажь .
Горечь обиды испита ,
Музу стихами уваж .

      Козловские         тати
                   ***
Пока Аршанский и Труба
Журналом верховодят ,
Звенит безвременья татьба ,
Они ее заводят .

Талантов месяцы крадут
И умыкают годы .
По кругу бродников ведут ,
Незная речек броды .

Но в воровском кругу тщеты ,
Где лихость как заслуга ,
Витают тени маяты ,
Чтоб очернить друг друга .

Воруют лучшее подряд ,
У одаренных время .
Но воздаяния разряд ,
Пронзит тандему темя .

Пока Аршанский и Труба ,
В Мичуринске за славных ,
В фаворе гольная татьба ,
Шедевров самых главных .

        Мимикрия
               ***
У Трубы растут клыки
И лохматый хвост .
-- И копыта высоки ! --
Хвалится прохвост .

Он в Козлове ловелас ,
Бес ему братан .
Бабки сыплет на палас ,
Как шальной шайтан .

-- Мне позволено мудрить! --
Голосит Толян .
-- Я умею всех дурить ,
Гомзяков - селян ! --

-- Ей , придурок не блажи !--
Молвил спич Олег .
-- Ты талантом докажи ,
Что большой стратег --

Сильно пыжился Труба ,
Что б великим быть .
Но нижайшего раба
Бездны не избыть .

У Трубы дары в руках ,
Стали пропадать .
Он остался в дураках ,
Зрячему видать .

Журнальное        жаркОе
                   ***
В Александре чушь замечу ,
Прочитаю не смущусь .
Кого гадиной отмечу ,
Еще раз перекрещусь .

Интригуйте до отвала ,
Вам крутить не привыкать ,
Вертел хищников кагала ,
Что коварней не сыскать .

Жарьте душами продажных ,
Жарьте судьбами дурных .
Я поэт среди отважных ,
Искренних людей родных .

                    ***
Ты будешь низвергнут такими ,
Как ты и повержен весь .
Унижен , осмеян лихими ,
За всю оголтелую спесь .

Ты крах ощутишь обреченно ,
За ложь и гордыню свою .
Пока же твори увлеченно ,
Болванов беды на краю .

               Влечение
                     ***
Она вошла как дама Света ,
Из города столичных зорь .
А я сидел в лучах рассвета ,
Но в одиночестве как хорь.

Марина , милая до боли ,
До глубины янтарных глаз .
Мы скромных поиграли роли
И грез продолжили рассказ .

Мы обсуждали жизнь богемы ,
В Тамбовском каверзном краю .
И каждый острые дилеммы ,
Вонзал в судьбинушку свою .

Татьяна Маликова речи ,
Вела о кралях на возах .
Но полыхали горя свечи ,
В ее восторженных глазах .

Нагрянут вскоре передряги ,
На наш витающий мирок .
И в Переделкино деляги ,
И в Притамбовье смутный рок .

Кудимова не распалялась ,
Была мудра и хороша .
Небесной музой освещалась ,
Ее зеркальная душа .

Я любовался не одеждой ,
А взглядом сдержанной мадам .
И жил я трепетной надеждой :
В мечтах влечению воздам !

            Откровение
                     ***
Когда вы скопом каты злобы ,
Я вновь певец дурной худобы .
Не ради мщения в ответ ,
Пою я правды свой сонет .
Дорожкина меня гнобила ,
За все поэта не любила.
И перекрыла под фокстрот ,
Литературный кислород .
Наседкин друг ее "гиббон",
Сказал кривясь :-- Пошел ты вон !--
Алешин выждал миг отмщенья
И бил по цели без смущенья .
Почила мать моя в миру ,
Олег же волчью вел игру .
Хулил меня и унижал ,
Точил убийственный кинжал .
Другие предали без слез ,
Мой мир великолепных грез .
Мещеряков спросил : -- Ты кто ? --
И сам ответил : -- Ты никто ! --
Труба пришел просил помочь ,
Помог и лживый сгинул прочь .
Так поступил и Митрофанов ,
Всем сердцем возлюбив профанов .
Кому помог -- вредили мне ,
Как изверги в кошмарном сне .
Воруют время у меня ,
Вблизи и около огня .
Огня духовных вожделений
И вдохновенных озарений .
Я вижу татей и зверей ,
Но становлюсь еще мудрей .
Пусть изгаляются хоть век ,
Я есть поэт и человек !

            Пустозвонка

Звони миледи колокольней ,
Своей взволнованной груди ...
Но не трезвонь бездушной штольней
И духом грешным не гуди .

Твои порывы от тщеславья
И жажды озаренной быть .
Но даль грядущего бесславья ,
Тебе звенящей не избыть .

Ты не от Бога поэтесса ,
По случаю как ветра шум .
Тебя легко возносит пресса ,
Но отвергает мудрый ум .

Звони назойливо и рьяно
И оглушай глупцов времен .
Сыграет франт на фортепьяно
Мелодии шальных имен .

Ты фаворитка на фуршете ,
Ты маргаритка на лугу .
Ты лучшая на белом свете ,
В объятьях мОлодца в стогу .

Ты проходная поэтесса ,
Каких бессчетно и у нас .
Тебя возвысили метресса
И друг ее в закатный час .

Красивости в стихах не выдох
Ранимой , искренней души .
Мандат тебе фортуна выдаст ,
Фальшивый , -- музу посмеши .

          Мое      откровение
                  ***
Когда вы скопом каты злобы ,
Я вновь певец дурной худобы .
Не ради мщения в ответ ,
Пою я правды свой сонет .
Дорожкина меня гнобила ,
За все поэта не любила.
И перекрыла под фокстрот ,
Литературный кислород .
Наседкин друг ее "гиббон",
Сказал глумясь :-- Пошел ты вон !--
Алешин выждал миг отмщенья
И бил по цели без смущенья .
Почила мать моя в миру ,
Олег же волчью вел игру .
Хулил меня и унижал ,
Точил убийственный кинжал .
Другие предали без слез ,
Мой мир великолепных грез .
Мещеряков спросил : -- Ты кто ? --
И сам ответил : -- Ты никто ! --
Труба пришел просил помочь ,
Помог - и лживый сгинул прочь .
Так поступил и Митрофанов ,
Всем сердцем возлюбив профанов .
Кому помог -- вредили мне ,
Как изверги в кошмарном сне .
Воруют время у меня ,
Вблизи и около огня .
Огня духовных вожделений
И вдохновенных озарений .
Нет милосердия у них ,
Они толпой гнобят одних .
Я вижу татей и зверей ,
Но становлюсь еще мудрей .
Пусть изгаляются хоть век ,
Я есть поэт и человек !

Видения        событий
                 ***
Видит древний истукан ,
В круге под Боровском ,
Скачет вновь Диана Кан ,
На коне орловском .

Капище не сжег огонь ,
Не спалили хваты .
Под Дианой верный конь ,
На Диане латы .

Атаман она волжан ,
Вся красива статью .
Волю толпам каторжан
Дарит с исполатью ,

Не рабы они теперь ,
И не чернь конфузий .
Кан из будущего дщерь ,
Из времен иллюзий .

Как картины сотворит ,
Так случатся страсти .
Поэтесса дали зрит
И времен напасти .

Может зов ее влечет ,
Древностей не мнимых ,
Где мечта - река течет ,
Строф не расторжимых .

Истукан себя в кругу ,
Видит в ярких грозах :
Конь блистает на бегу
И Диана в грезах .

               ***
Впереди не детство ,
Впереди не юность ...
От печали средство --
Вдохновенья лунность .

Пусть грядут работы
И причины следствий .
Всей судьбы заботы ,
С чередой последствий .

Только б не обманы ,
С плахой жуткой бури .
Только б не шалманы ,
С буйным дымом дури .

В остальном как прежде ,
Будут дни в фаворе .
Свет найдем в надежде ,
Всюду на просторе .

Утреннее       солнце

Заря  веселыми лучами ,
Каснулась женского лица .
И сон с погасшими свечами ,
Ушел за маревом с крыльца .
Она проснулась и открыла ,
Свои прелестные глаза .
Забыла , женщина забыла ,
Как душу тронула гроза .
Любовь чудесная не светит ,
Мечта не греет ничего .
И даль родная не ответит ,
Как жить красиво без него .
Расстались , словно разбежались ,
От жара чуждого огня .
За что с проблемами сражались ,
Быт обоюдный не ценя ?
Лучи ложились макияжем ,
На щеки с тонами румян .
И ангел серебрился стражем ,
Чтоб не ласкал ее смутьян .

У   них   награды   с   них  и  спрос...
                    ***
Я не сторонник папирос ,
Но закурил бы с пьяну :
-- У них награды с них и спрос ,
А я другим не стану .
У них тусовка и широк ,
Дорожный вид далекий ...
А мой отверженный мирок ,
В тени моей высокий .
Они в фаворе дорогой ,
Все славные в почете .
А я талант совсем другой ,
В своих мечтах в полете .
Ко мне претензии не в счет ,
В дому и в бликах рос .
Пусть держать творческий отчет ,
У них награды с них и спрос --

      Кошки      чердака
                   ***
Они хитры когда в ударе
И не в ударе все равно .
Чердак Тамбовский ныне в жаре,
Костра фантазий и кино .
Вздымают искры фантазеры ,
Своих придумок проходных .
Фразеры пламенны , фразеры ,
Среди чудесных и чуднЫх .
Чаи в полыме распивают ,
И уплетают кренделя ...
То кошками вовсю блистают ,
То суки возле кобеля .
Порыв фантазий неуемен ,
Где карнавала жуткий гуд ...
Простор для творчества огромен ,
Но кошки на Чердак бегут .

Не      отрекающийся       Начас
                             ***
Не отрекайся Начас от былого ,
Когда в судьбе сплошная благодать .
От радостного , лживого и злого ,
Не отрекайся , чтоб расплаты ждать .

Ты коммунистом был и партократом ,
Не отрекайся от безбожных дел .
Теперь ты выступаешь демократом
И говоришь : -- О Господе радел --

Радей о вере , надо ради надо ,
Елену продвигай и величай .
Она любви податливое чадо ,
Ты со свечой увидел невзначай .

Ты знал о выкрутасах безобразных ,
Женатого и ветреной мадам .
Не отрекайся от грехов ты разных ,
Когда душой услышишь: -- Аз воздам ! --

Ты ученице премию сварганил ,
Отринув Евтушенко приговор .
Ты жизнь свою подлогом испоганил
И ни к чему о чести разговор .

                 ***
Вновь стучит калитками ,
Ветер не стратег .
Хитрость шита нитками ,
Белыми как снег .
Ветер будет свистами ,
В трубах голосить .
Станут души чистыми ,
Свет не погасить .
К старости осмелятся
Или в дни горей .
Лишь коровы телятся ,
Становясь бодрей .
От добра до злобушки ,
Шаг один всего .
Только дом зазнобушки ,
Лучше моего .
Ласкова до ужаса ,
Милка для всего .
В бане снова мужа
Ждет не своего .
От греха в испуге ,
Сам сбегу потом .
А пока к подруге ,
Я крадусь котом .

           Купель       тщеславных 
                         ***
Я   не   сужу   и   приговор   не   жажду ,
Но рассуждать никто не запретит .
Когда  еще  за    справедливость стражду ,
То камень лжи из прошлого летит .

И хохот раздается из былого ,
Смеются скопом ушлые враги .
В них столько безобразного и злого ,
Что добродушных Бог убереги .

Лукавые до мозга своей кости ,
Двуликие всей сутью в зеркалах .
Исходят от тщеславия и злости
И на юру , и в роковых делах .

Они  пока   в журналах и газетах ,
В редакторах бытуют огулом ...
Но души их купаются в клозетах
И тренер их с пылающим крылом . 

                     Затишье
                          ***
Затишье , сад безмолвный в дреме ,
Листвой свое не говорит .
Все в моей жизни на изломе ,
Творю судьбу , звезда горит .

И в этом таинстве горенья ,
Над всей мечтательной судьбой ,
Я не смирю души боренья ,
Смеясь и плача над собой .

Земные дали вновь сияют ,
Когда пушинки облака .
На путь неведомый влияют
И мудреца , и дурака .

У перепутий нет каменьев ,
Как в древности минувших лет ,
Но цепи из событий звеньев,
Звенят и застят белый свет .

      Скрипач        Наседкин

Он часто в мире не реальном
На скрипке мальчиком играл .
И вновь в пространстве ирреальном
Решал фантазий интеграл .

Не совпадало все по срокам ,
Числитель был не голевой .
И жизнь тянулась жутким роком
По всей долине роковой .

А он везде смычком желаний ,
По струнам двигал невпопад ...
Мелодиям ночных терзаний
Внимал счастливый звездопад !

    Ин      вино      веритас
                ***
Вел совещание гарант
Культуру в образах лелея .
И расплескал бывалый франт
В отчете озеро елея .

В музеях тишь и благодать ,
В театрах полные аншлаги .
И можно прошлому воздать
Сравнив с галерами гулаги .

Блистают выставки везде ,
С палитрой жизни историзма .
И принц на маленькой звезде ,
Забыл об эре коммунизма .

Цифирный мир вовсю вскружил
Лихие головы до жути .
И всякой дурью удружил
Любителям порочной мути .

Культура бизнеса в цене ,
Как мишура с сияньем злата .
Но будет истину в вине ,
Искать поэт в лучах заката .

Юрий    Поляков   как    Нео

Спасай культуру Поляков
В пространстве обозримом .
Соедини мосты веков
С Волошинским ты Крымом.
Тебе гарант воздал сполна
Признанием и словом .
Таланта высшая цена :
Блистать в краю суровом.
Ты напиши совет с душой ,
С премудростью как надо .
И время Родины большой ,
Поэтам будет радо !
И пусть рассудит все оно ,
Как Божье провиденье .
Кому творить душой дано ,
Возлюбит вновь раденье .

             Блогеры
                  ***
Такое время наступило ,
Ни молвлю эре : -- Гой еси!--
Водой к порогам подступило ,
Огнем прошлось по всей Руси .

Торгует люд товаром новым
И старым тоже огулом .
Но плугом рыночным хреновым ,
Не вспашешь землю за селом .

Власть изменяется меняя :
Дороги , нравы и дела .
Но баба лошадь погоняя ,
Вновь натянула удила .

Все раздвоилось параллельно ,
В кругах базарной суеты ...
Одни вращают руль бесцельно ,
Другие ловят тень мечты.

Мир цифровой везде и всюду ,
В карманах , в трепетных руках.
И пишет некто : -- Вечно буду ,
Витать я в селфи облаках --

Поменьше стало алкоголиков ,
Побольше сетевых волчат .
И блогеры с глазами кроликов :
-- Ин вино веритас! -- кричат .

     Кумиры         тусовок
                       ***
Они об этом и мечтали :
Кумирами толпы предстать .
Творить шедевры перестали ,
Чтоб в грезах звездами витать .

Кумиры пастве на потребу
Пустые тексты гондобят .
Но души тянутся не к хлебу ,
А к свету искренних ребят .

Позеры ценят только эго ,
Свое , как силу божества .
Какой - нибудь ансамбль Эгрэго
Споет им оду торжества .

И обретая славу ныне ,
Дельцы тусовок не творцы .
Они как всполохи в камине ,
Блеснут -- и пепел все концы .




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 19.04.2018 в 08:01
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1