Алексис, или Проигранное лицо. Часть 2


Алексис, или Проигранное лицо. Часть 2

















Часть 2.    Логово   зверя.

















Глава 1. Встреча в пустыне.
Бекки открыла глаза и нашла себя лежащей на песке рядом с пальмой. Небо над ней голубое и беззлобное, ярко светит солнце и вроде бы все хорошо. Она была в пустыне. Так вот какой он мир Алексиса. Пустыне, или он только начинался с пустыни. Она попробовала встать, но почувствовала резкую боль в левом боку. И голова тоже болела. Она была ранена. Пуля пробила, кажется, сломала два ребра и застряла в ее внутренностях. Кровь текла и вся блузка Бекки в том месте стала красной. Бекки очень сожалела что ей нечем себя перевязать. Она встала и пошла, приложив руку к ране. Но через пять шагов упала. Она была очень измучена и слаба. Она была совершенно одна и понятия не имела где теперь искать Мэри. У нее, вдобавок, было сотрясение мозга. Если она не найдет врача в этом мире ей очень скоро придет конец. Она добрела всего лишь до следующей пальмы, когда услышала: «Бекки! Бекки, это ты?!» Это была Мэри. Она увидела ее и уже бежала к ней. Бекки улыбнулась и присела возле пальмы.
- Бекки, как я рада, что ты пошла за мной! – сказала Мэри радостно, подбежала и села с ней рядом.
- Да я просто решила составить вам компанию! – сказала Бекки и слабо улыбнулась.
- Не смотря на то что ты старая тетка? – сказала Мэри ехидно и поцеловала ее в щеку.
- Да не смотря на это, - Бекки кивнула.
- Я тут встретила кое-кого, - сообщила Мэри. – Пока мы с тобой разминулись.
И Бекки услышала голос самый желанный и самый любимый.
- Здравствуй мама, - сказал Алекс.
Однако его самого не было видно.
- Он стал призраком и теперь…
- Мэри, Бекки серьезно ранена. У нее внутреннее кровотечение и сотрясение мозга, - быстро прервал ее Алекс.
- О боже мой! О господи! – Мэри только теперь заметила, в каком подруга состоянии. – Что с тобой случилось.
Но она не бухнулась в обморок от вида кровавой раны. Внимательно осмотрела ее, сорвала какой-то пальмовый лист и посоветовала:
- Тут зажми, чтоб кровотечение остановить.
- Мэри, силы оставляют меня. Я не смогу. Я умру. Так что дальше вы…
- Не пори ты чушь! – зло рявкнула, на нее Мэри. – Сейчас мы с Алексом найдем выход. Алекс думай как помочь маме.
И она сама крепко задумалась. Алекса было не видно так что не понятно задумался он или нет. А Бекки им не мешала – она послушно затыкала рану пальмовым листом.
- Черт, в голову ничего не идет! – воскликнула Мэри. И она хотела расплакаться оттого что не может помочь раненной подруге, но тут голос подал Алекс:
- Может быть старейшины? Лорд Медитатор и все такое!
- Так понятно, - сказала Мэри и быстро уселась на песок. – Они говорили что Лорд Медитатор нам больше не нужен. Как там – расслабься, закрой глаза, увидишь свет и окажешься у нас. Совет или помощь, все понятно. Алекс прими сидячее положение и расслабься – ты идешь со мной. Бекки…Бекки…
Она смотрела на нее и несколько секунд не могла до нее докричаться:
- Делай, что хочешь – овец, или ворон считай, но не отключайся…прошу тебя не отключайся…мы вернемся очень скоро…

Оказываются на Севере в глубоком льду, Алекс и Мэри видят друг друга и обнялись. Но объятие было короткое, так как для этого не было времени. Мэри почти сразу же стала кричать сквозь летящий снег:
- Старае-еейшины, старе-еейшины!!!
Старейшины сразу же ответили ей:
- Мы вас слышим Мэри Стенс. Не кричите больше.
- Бекки умирает! У нее тяжелое ранение и сотрясение мозга! Спасите ее!
- Тогда не теряйте больше времени, - сказал один старейшина. – У вас в руках пузырек с светло-голубой жидкостью. Дайте Бекки выпить весь флакон. Пусть она выпьет все – раны заживут, самочувствие поправится, только очень будет хотеться спать. Пусть поспит, и вы тоже отдыхайте. В пустыне, куда вы попали, вам ничего не угрожает.

Мэри и Алекс вернулись в пустыню к раненной Бекки. Вновь рядом не было Алекса, а только его голос, но это Мэри не особо волновало. Беке было очень плохо. Она еле дышала. Она потеряла уже много крови. Жара и стресс ее добивали. «Знаешь, что, - сказала она Мэри. – Я наверное уже не дойду. Я никуда не пойду. Я с места этого не встану». «Ну, что ты, не глупи, - сказала ей Мэри. – Выпей лучше это. И тебе станет легче». Мэри подносит флакон к ее губам и Бека в несколько глотков, выпила все его содержимое. «Ну, что ты чувствуешь? - спросила Мэри после. – Легче тебе?» Беки расплылась в блаженной улыбке. «О, да намного легче. Боль будто бы отступила. Я чувствую легкость во всем теле». И через несколько минут: «Я устала. Я очень устала. Я хочу спать» И она засыпает прямо здесь – рядом с пальмой и Мэри. Мэри некоторое время пробует нести роль сторожа, но вскоре поняла, что сама устала ни меньше. Ее глаза слиплись, и она услышала голос Алекса: «Отдохни, Мэри. Здесь можно спать. Эта пустыня безопасна».
Услышав самое главное слово Мэри закрыла глаза и уткнувшись в плечо Беки, заснула рядом с ней.

Глава 2. Пустыня «Три холма»
Бекки просыпается раньше Мэри и огляделась. Было только самое утро, воздух был еще темен, а солнце лениво выползало из-за горизонта. Бекки осмотрела себя – кровавой раны не было и в помине – она была свежа и бодра, в отличном настроении. Правда вот ее серая блузка – она пропиталась кровью, со спины была испачкана в блевотине. Она осмотрела ее со всех сторон и вновь надела на себя. Постирать, а уж тем более заменить было негде и не на что. Прислонившись к пальме спала Мэри. Воспользовавшись этим отдыхом Бекки втянулась в беседу с Алексом. В основном все сводилось к тому как Алекс был слаб и как он сожалеет что втянул их в эту историю. Бекки подбодрила сына и сказала что эта история возможно лучший момент в их жизнях. Она размялась, сделала гимнастику, а потом попросила Алекса не смотреть в ее сторону (ей захотелось в туалет).
Потом проснулась Мэри и день начался. Ей захотелось есть. Алекс сказал, что над ними висят вполне съедобные кокосовые орехи. Очень долго решали как снять, потом как разбить и в конце -концов утолив голод и жажду двумя свежими кокосами, зашагали на Запад (как Алекс сказал именно там замок Алексиса).

Они шли по пустыне. Уже несколько часов. Алекс рассказывал им свою историю. Начинает он с того, как впервые почувствовал чужака в своем теле. «Алексис, становился все сильнее и сильнее, а я все слабел и слабел, - сказал он. – И вот настал тот момент, когда мне показалось, что меня просто вышвырнули из моего тела». Он был отброшен дальше, чем мог себе представить. Он оказался в мире Алексиса. В его огромном замке. «От меня остался только мой дух, - сказал он. – Тело находится в его замке. Оно хранится в кристалле, в потаенной комнате Алексиса».
- Если уничтожить этот кристалл, мое тело будет возвращено мне, - сказал им Алекс. – Но один я это не смогу сделать – мне нужна помощь. Один призрак его с места не сдвинет, для этого нужен человек.
- Для этого мы и пришли в этот мир, чтоб тебя выручить, - объяснила Мэри.
- Но лучше расскажи, что нас здесь ждет, - спросила Беки. – Алексис далеко? Он не удерет из этого мира? Как его найти?
Алекс объясняет, что Алексис не удерет теперь, так же как не удерут и они. Этот мир – одна огромная тюрьма. Он здесь такой же узник, как и Бекки с Мэри.
- Каким-то образом получилось его вызвать, - сказал Алекс. – Сооружение, которое построил наш дядя-изобретатель, вовсе не преобразует человека – это огромный радиоприемник. Алексис уловил мой сигнал и как-то он ему помог получить свободу и мое тело. Я и в правду изменился, но только потому, что он того захотел.
Дальше Алекс рассказал им, как оказался в его замке и бесплотным духом бродил по этому миру.
«Нет, мне тут ничего не угрожало, но даже призраку здесь страшно». Алекс коротко описал им этот мир и примерно, что их ждет.
- А эта пустыня? – спросила Мэри. – Ты сказал, что она безопасна?
- Да это так, она безопасна. Выйти из нее легко. Нужно только увидеть три холма. От этого она и называется «Три холма».
- Что дальше? – спросила Бекки. – Ты знаешь, что нас ждет дальше?
- Дальше лес, - сообщил Алекс. – Достаточно большой. И достаточно опасный. Он называется «Мрачный лес»».
- «Мрачный» лес, - переспросила она. – Он действительно так называется?»
В это время Мэри радостно закричала: «Я вижу три холма, впереди!»
Глава 3. «Мрачный» лес.
Пустыня закончилась, и перед путешественницами предстал лес. Высокие зеленые деревья возвышались до небес, и вроде бы ничего им не угрожало.
- Алекс, ты говорил, что он мрачный. И в нем полно опасностей, - сказала Бекки. – А выглядит он очень даже приветливо.
- Это только самое начало мама, - говорит Алекс. – Чем дальше в него входишь, тем страшнее будет.
Они шли по лесу уже 3 часа, а он только разрастался в глушь.
- Алекс, он что и в правду такой большой? – спросила Мэри. – Мы идем уже несколько часов, а он только гуще стал. Словно из него вообще нет выхода.
- Нет, - сказал Алекс. – Выход есть, хотя он действительно очень большой. У него есть особенность: чем дальше в него входишь, тем темнее местность, тем больше жути он на тебя нагоняет. Тем больше шансов сойти с ума. К счастью, в этой части леса нам еще ничего не грозит и можно отдохнуть. Подкрепить силы.
Алекс сказал, чтоб они шли налево, и женщины увидели невдалеке от себя деревянную избушку, сложенную из грубых бревен.
«Это домик отшельника, - рассказал Алекс. – Вы можете оставаться в нем. И заночевать. Скоро зайдет солнце, и отдых будет весьма полезен вам».

Глава 4. Домик отшельника
В домике отшельника все оказалось очень мило. Большая, рубленная изба с небольшой верандой. А на веранде был накрыт шикарный стол: картошка в горшочках с тушеным мясом, овощной салат в достаточно объемной тарелке и кроме того в большом графине прохладный морс. Складывалось такое впечатление, что отшельник покинул свою избушку пять минут назад, а Бекки с Мэри налетев на накрытый стол в наглую разграбляли его. Но Алекс сказал им, чтоб они ели и ни о чем не думали.
В избе была застелена широченная кровать и как будто бы их дожидалась. Мэри обнаружила что белье в кровати заправлено свежее. Действительно кто-то готовился к их приходу. Бекки открыла одежный шкаф – она подумала что у отшельника можно разжиться какой-нибудь одеждой – не прогадала. Была довольно удобная рубаха темного цвета. Бекки сняла свою блузку примерила и нашла что рубаха как раз впору. Она сказала что будет носить теперь ее. Но вот вторых брюк не было. Пришлось остаться в своих красненьких.
Дамы разделись до трусиков и бюстгальтеров и легли в пастель согревая друг друга своими телами. В этом пустом доме, посреди хищного «мрачного» леса было бы жутковато, но с ними был Алекс. Он разговаривал с ними.
«Главное, чем опасен этот лес – это страх, - говорил он. - Чем дальше вы будете входить в него, тем больше будете бояться. Лес очень хорошо чувствует ваши страхи и он способен свести вас с ума ими. Сейчас будет самая спокойная ваша ночь в этом лесу».
Мэри и Бекки пожелали друг другу и Алексу спокойной ночи и заснули, рядом друг с другом.
На следующее утро они собирались в поход. Завтракали, сложили провиант, в какие то тряпки, и упаковали в рюкзачки(они тоже нашлись здесь). Еще раздобыли кое какое снаряжение необходимое для леса. Закинули рюкзачки на плечи и покинули домик отшельника.

Глава 5. Ужасы «мрачного» леса.
По дороге Алекс указал им еще несколько мест, где можно раздобыть съедобные ягоды и плоды. Ручьи где можно было напиться воды. «Эх жалко у нас нет зубных щеток и пасты», - сказала Мэри с сожалением. Алекс тут же указал им какое то дерево с гибкими и мягкими сучками. Выбрав самый маленький, и гибкий сучок можно было запросто заменить щетку. ОН был покрыт какими то жесткими черными ворсинками и чистил зубы он великолепно. Мэри и Бекки сорвали и спрятали в рюкзачки более 20 таких сучков. Проблема чистки зубов была решена. Из хижины отшельника было арендовано две металлические кружки из какого-то синего металла, так что с питьем они тоже не знали проблем.
Дальше начались трудности. Беки первая заметила, как гуще над ними стала листва деревьев, как становилось все меньше света с каждым новым шагом. На Мэри эта обстановка действовала крайне удручающе и она уже несколько раз подумала о том, чтобы вернутся. «Да, именно сейчас я поняла, почему этот лес называется «мрачный»». «Это только начало, - сказал им Алекс. – Ужасы только начинаются. Будьте готовы ко всему»
Стало еще темнее. И скоро они брели уже в полной тьме. Плохо было видно дорогу. Кто-то шуршал в кустах, кричал из-за деревьев, атмосфера была по- настоящему нервной.
«Держитесь друг друга, - сказал им Алекс. – Не разлучайтесь ни на секунду. Только вдвоем у вас есть шанс выстоять!»
Бекки взяла Мэри за руку и почувствовала, как та вспотела от страха. Самой было не лучше. Не было луны, никакого освещения, дорогу было еле видно. Несколько раз Бекки споткнулась. Однако они не потеряли равновесия и рук не разжали. Им чудились шаги поблизости и чудились шаги рядом. Потом они увидели человека стоящего поперек дороги и угрюмо глядящего на них.
Человек этот ничего не делал - он просто смотрел. От него шло белое свечение, поэтому он особенно выделяется среди тьмы. «Это призрак, - шептала Мэри Беки. – Наверное, это призрак!» Беки ее успокоила, хотя сама была напугана не меньше. А в то время, появился еще один, еще и еще. Скоро уже весь лес был утыкан этими незнакомцами. И они все стояли и ждали чего-то. От них распространялось столько света, что стало светло, как днем. Дорога вперед светится, как лампа. Идти по ней легко. Легко и страшно. Что они все встали? Чего ждут?
И вдруг призраки сорвались со своих мест, летели на них, скалили гнилые зубы, их глаза разгорелись сатанинским огнем, они все кричат: «Смерть! Смерть! Смерть!». Мэри и Беки продолжали движение вперед, а между тем призраки стали срывать с плеч свои головы и швыряли в них. Страх все усиливался, обе женщины тяжело дышали, были мокры от страха, а между тем, чей то едва различимый голос, шептал в уши обеим: «Не бойтесь! Не бойтесь! Всего этого просто не существует! Не существует! Не бойтесь этого! Этого нет! Бояться нечего!»
Шли дальше. Призраки в ярости скрежетали зубами и вдруг исчезли все. Мэри и Бекки опять брели в кромешном мраке. Они услышали под ногами какой-то странный хруст, почувствовали, что земля под ними стала очень скользкой и идти по ней неудобно. Вдруг ощутили, что что-то ползает по их ногам. «Что это?! – в ужасе завопила Мэри. – Бекки, что с нами?!» «Не знаю, не знаю!» - ответила ей Беки, а сама была готова заорать от страха (сдерживала себя, потому что была взрослой). А между тем мерзостные твари ползают уже по туловищу и по рукам. Бекки увидела(и Мэри тоже), что они все облеплены крупными и весьма омерзительными насекомыми. Многоножками, жуками, тараканами, мокрицами и т. д. Беки и Мэри замерли в ужасе. Они поняли, что идут по насекомым и сейчас облеплены ими со всех сторон. Между тем голос Алекса пришел к ним на помощь: «Никаких насекомых нет! Под вашими ногами голая земля! Ваши тела чисты! Это только страхи! Ваши страхи! Они облепили вас со всех сторон!» Мэри и Беки продолжили свое шествие. И между тем насекомых становится все больше и больше. Они облепили их с головы до ног. Они чувствовали укусы, их отвратительные меленькие ножки, их желание залезть в рот, в нос и уши. А между тем голос Алекса шептал: «Это ваши страхи! Ваши страхи! Изгоните их вон! Изгоните их вон!» И вот отважные путешественницы, словно провалились в огромную яму. Перед ними копошение, по ними и над ними было копошение. И голос Алекса, настойчивый и требовательный, кричал им обеим: «Не сдавайтесь! Не смейте! Вы сможете! У вас получится! Изгоните страх! Вместе!» Мэри и Бекки было очень страшно, но в какой-то момент они решили идти навстречу страху. Кричали не сговариваясь: «Тут ничего нет! Здесь все чисто! И мы не боимся! Не боимся!» И моментально все исчезло. И яма и насекомые. Мэри и Бекки стояли посреди пустого леса, по-прежнему рука в руке. И даже, кажется, стало светлее.

Но вот началось совсем другое действо. Двигаться стало труднее и это не из-за насекомых, а на этот раз по другой необъяснимой причине. К ногам будто привязали гири. Бекки начало казаться, что Мэри во всю сопротивляется и не дает идти. И это была даже не Мэри. Безобразный, страшный монстр, с кривым длинным носом, маленькими злыми глазками и большим ртом, полным мелких гнилостных зубок. Она брызгала слюной и злобно шептала: «Тебе никогда, никогда не выйти из этого леса большая, глупая сука!» Беки бросало в холод от подобного зрелища. Однако рука не разжималась, словно не слушается хозяйку. И голос Алекса шептал ей: «Это неправда! Это ложь! Никакого монстра рядом с тобой нет! Рядом с тобой Мэри. Красивая, храбрая и любящая тебя Мэри! Мэри, которой нужна твоя помощь! Не покидай ее!» Мэри тем временем казалось, что это Беки тащит ее за собой, да еще и приговаривает: «Вот съем тебя! Съем до самых косточек!» И ей уже вправду казалось, что перед ней людоедка, страшная зубастая, с одним глазом, с прелой синевато-зеленой кожей на руках и лице. Она в отвращении жмурилась, но Алекс пришел на помощь и она услышала его голос: «Нет никакой людоедки! Это Бекки! Беки, которая тебя любит, и которую ты любишь! Не оставляй ее! Не смей! Ты нужна ей, а она тебе! Только вдвоем вы выберетесь! Верь ей! Верь ей! Верь!»
В довершение всего на поляне появился призрак самого Алекса. Белый, как смерть, с мрачным лицом и кривоватой усмешкой на устах. «Мама! Мэри! - кричал он. – Вот и я! Вы что мне не рады!» Он хохочет. И Мэри, и Бекки видели его длинные иглообразные зубы, видели, как глаза заполнялись кровью; он поднял длинные ногти, похожие на кинжалы, к лицу и в считанные секунды разодрал его. Оно свалилось вниз лоскутами, из-за этой маски на них посмотрело злое и безжалостное лицо Алексиса. «Вы две жалкие, ничтожные дуры! – кричал он. – Куда полезли?! Зачем?! Вам все равно не спасти вашего драгоценного Алекса Рейна! Вам никогда не найти мой замок! Вам даже не найти выхода из этого леса! Вы умрете! Сегодня, сейчас!» И Алексис плыл на них угрожающе подняв руку с острыми клинками навстречу. И между тем голос Алекса, почти что в ярости шептал им обоим: «Здесь никого нет! Никого нет! Это только ваши страхи! Не позволяйте вам сломить вас! Боритесь! Боритесь! Боритесь!» В какой-то момент Бекки тоже вскипела от ярости. И прокричала в лицо Алексису: «Тебя нет! Тебя нет! Ты просто не существуешь!» Алексис поморщился, но не отступил. Он по-прежнему очень силен. «Вам никогда не выйти из этого леса!» – кричал он и поднял руки вверх. Тут же поднимается сильный ветер, Бекки почувствовала, что стало трудно дышать, на ногах устоять было тяжело «Ты не сможешь справится с ним одна! Не сможешь! – кричал Алекс. – Приобщи Мэри! Действуйте вместе! Вместе вы сила! Вместе – сила!» Бекки смотрит на Мэри и видела перед собой отвратительного монстра, который шептал: «Ты сдохнешь! Сдохнешь! Большая глупая сука!» Отбросила неприятные мысли в сторону, закричала на нее: «Мэри, я люблю тебя! Люблю тебя! Моя девочка!» А Мэри тем временем видит перед собой безобразную людоедку, которая истошно вопила: «Как ты мне надоела! Как я с тобой намучалась! От одного твоего вида меня выворачивает! Ты ничтожество! Ты уродка! Ты жалкий приемыш – не больше! Я тебя ненавижу!» И голос Алекса, как назойливая муха твердил ей, не переставая: «Это Бекки! Бекки и никто другой! Это Бекки и она любит тебя! Она любит тебя и очень в тебе нуждается! Верь ей!» Мэри зажмуривается и со слезами на глазах кричала людоедке в лицо: «Бекки, я люблю тебя! Я люблю тебя! Ты мне, как мать! Ты добрая, ты сильная и я знаю ты меня никогда не бросишь! Я верю в тебя!» И произошло преображение – маски слетели, и не было больше ни людоедки, ни маленького уродца. Все встало на свои места. Вновь Бекки и Мэри.
Однако, Алексис все еще был здесь, бушевала страшная буря и ветер вырывает деревья с корнем. «Это ложь! – шептал Алекс. - Здесь все ложь! Нет Алексиса, нет бури! Не верьте, не поддавайтесь! Боритесь! Вдвоем! Вам никто не страшен, когда вы вместе!» Бекки и Мэри внезапно осмелевшие взяли друг друга за свободные руки и кричали в сторону Алексиса: «Все это ложь. Тебя нет на самом деле! Нет бури! Ничего нет! Мы тебя не боимся! Мы тебя не боимся!»

В следующее мгновение буря затихла и Алексис уменьшающийся, в размерах, зло зашипел на них: «Это всего лишь начало! Самое начало! Всего лишшшшш…» Он исчез с глаз долой, буря окончена и вдруг отступил мрак, лес просветлел, и деревья расступились перед ними. Вскоре две изумленные женщины обнаружили, что над ними день, что высокие кроны деревьев вовсе не сплетаются и сквозь них даже видно синее небо. Мэри и Бекки щурились от света и плакали от счастья. Знакомый голос сказал им: «Поздравляю! Вы прошли самую опасную ловушку «мрачного» леса!»

Глава 6. Другие опасности «мрачного» леса.
«Вы молодцы! – похвалил Алекс, Мэри и Беки. Это была самая опасная ловушка «мрачного» леса. И вы справились! Поздравляю!»
Мэри насторожилась:
- А что есть и другие ловушки?
Алекс ответил:
- Есть и много. Но вы пройдете, я знаю. Если вы прошли психическую ловушку, то остальные тоже пройдете. А, кроме того – у вас есть я. Я проведу вас через ловушки.
- Тогда не будем терять времени, - сказала Бекки, оптимистично. - Вперед!
И сама выдвигается на несколько шагов. И вдруг слышит крик сына: «Мама! Стой! Ни с места!» Бекки застыла на месте, как статуя.
«Мэри, подойди к ней, - командовал Алекс. – Обхвати за талию. Ты должна сорвать ее с места резким рывком. И как можно дальше».
Мэри все сделала, как сказал Алекс и резким рывком срывает свою подругу с места. Обе упали на землю, и примерно в пяти шагах от стоянки Бекки, из земли выдвинулись острые стальные шипы на высоту 3 метра. Мэри и Бекки были в ужасе от открывшейся картины – на шипах было несколько мертвых людей. Шипы втянулись в землю и вновь перед ними голая земля.
- Это зашипованная поляна, - объяснил Алекс. - Один шаг и ты включаешь механизм этой ловушки. Чуть смещаешь центр тяжести и ловушка приходит в действие.
- Но кто эти люди? – спросила из под Бекки Мэри. – Кто они такие? Откуда взялись?
- Это такие же путешественники, как и вы. Все они пришли из других миров. Отважно шли через лес и даже прошли психическую ловушку, но здесь им просто не повезло.

- Шипованные ямы вы обнаружите легко, - сказал Алекс. – Они все окружены желтой травой. Не наступайте на нее, не переступайте через нее и все будет в порядке.
- Смотрите себе под ноги», - подвела итог всему сказанному Бекки.

Они шли вперед, смотрели себе под ноги и между тем расспрашивали Алекса. Особенно в этом отличалась Мэри. Она хотела знать все о людях, которые тут были прежде них.
Бекки не теряла бдительности, в отличие от подруги, и отводила ее в сторону, если та вдруг слишком близко подходила к яме-ловушке.
С помощью советов Алекса они нашли примерно дюжину неприметных зашипованных ям.
«Однако, какой ты молодец! – хвалила его Мэри, когда Бекки сделала привал. – Что бы мы без тебя делали».
Она хотела прислониться к дереву, но вдруг услышала крик в ухо: «Не смей дотрагиваться до этого дерева!» Мэри в страхе отступила. В ее глазах изумление. «Если так хочешь, до него дотронутся, швырни камень, или какую-нибудь палку в него». Мэри швыряет камень и из безобидного деревца ей навстречу выдвинулся ряд стальных шипов. В несколько секунд дерево обросло ими все, как кактус. «Это зашипованное дерево, - говорит Алекс. Многие вот так к нему прислонились и навсегда здесь остались».
«Найти зашипованное дерево не сложно, - объяснил он. – На этом дереве мало веток, мало листьев, кора у него отливает серебристым, металлическим».
Бекки и Мэри продолжили движение, уже более мудрые, находят на своем пути еще три зашипованные ямы и пять деревьев.
«На землю!» - скомандовал Алекс и обе женщины уже не задумываясь бросились ничком вниз. Над их спинами со свистом проносится огромный молот-кувалда, со всего размаха врезался в дерево, и разносит его в щепки.
- Тут вам угрожает опасность с воздуха, - объяснил Алекс. – Камень или корень, сучок или травинка. Заденете, и вас попытаются сбить с ног такие вот молотки.
- А ты можешь различать какие камни и сучки здесь можно задевать, а какие нет? - спросила Мэри.
- Скорее всего нет, - честно признался Алекс. – Это очень непередсказуемый участок. Вы просто смотрите на что наступаете и больше слушайте. Если услышите тоненький свист где то очень близко - не дожидайтесь, что будет потом – смело падайте на землю. И не бойтесь – зашипованных ям здесь нет.
Мэри и Бекки шли уже очень осторожно. На их счастье ничего над ними больше не пролетело. Они вышли к запутанной зелеными лианами площадке.
- Дай угадаю, - сказала Мэри. – Нельзя касаться лиан. - Абсолютно верно, - сказал Алекс. Если вас схватит одна – еще можно вырваться, но если несколько – пиши пропало. Запутают так, что во век не вырваться. Будут давить, пока не раздавят. Или того хуже – будут тянуть в разные стороны, пока не разорвут. Если упадете в них, даже встать не успеете – накроют вас сверху, как одеялом. Не сможете дышать, а дальше итог известен. Так что лучше их не касайтесь.
Мэри сказала, что очень постарается. Бекки прикидывала, как им идти. Видит высокие квадратные камни, сплошь раскиданные по поляне. «Попробуем по ним», - сказала она.
Мэри и Бекки двигались по камням. И только раз Мэри чуть не сорвалась с камня, но тут же поставила ногу на другой камень и сохранила равновесие.
Поляна, которая была довольно таки больших размеров, осталась позади и Мэри с Бекки вновь стояли на голой земле.
«Поздравляю, - сказал Алекс. – Дальше нет зашипованных ям, опасных деревьев, лиан и ничто вас не попытается сбить». Мэри было обрадовалась этому известию, но более опытная Бекки спросила:
- Что впереди?
- Впереди, - сказал Алекс. – Впереди кульминация «мрачного леса». Препятствие рядом, с которым все остальное покажется вам невинным развлечением. Впереди, Болото Смерти.

Глава 7. Болото Смерти.
Болото Смерти казалось бесконечным и это только с берега. Вширь оно тянулось на многие километры, конца у него вообще не было видно. Дорога через болото пролегала по сваленному трухлявому дереву, которое по своему виду такое старое и ветхое, что, казалось, сломается под ногами первого кто на него встанет.
- Очень ветхое на вид, - сказала Бекки. – Ступить страшно.
- Можно в обход? - спросила Мэри.
- На это уйдет самое меньшее 2 недели, - сказал Алекс. – У вас очень быстро кончиться вода и еда, и силы будут на исходе. В конце концов, вы умрете от истощения физического, водного и психического, стремясь обойти болото. И это только если вы не погибнете в ловушках «мрачного» леса(вокруг болота) большинство из которых я и знать не знаю».
- Хорошо, - согласилась с ним Мэри. – Обходить не будем, отступать тоже, что остается? Идти?
- Можно, как-то другим путем, не по дереву? - спросила Бекки.
- Первые сто метров вы пройдете легко, - сказал Алекс. - Но вот потом…земля может уйти из под ног и…затягивает болото за несколько секунд. Если одна не вытащит другую – погибла. Если обоих потянет вниз – умрете вместе. Выбраться самому из болота нельзя.
- Что ты такое говоришь Алекс, - напустилась на него Мэри. – Там, что пропасть внизу. Совсем нельзя пройти?
- Там пропасть, - сказал Алекс. – Пройти, правда, можно. Нужно искать островки. Одно плохо – там живут мерзкие твари – паразиты. Они кусают и одновременно закладывают в ваши тела своих детенышей. Укусов будут тысячи. И даже если вы выберетесь с этих островов вы будете кишить личинками этих созданий и внутри и снаружи.
- Хорошо, - отрезала Беки. – Мы идем по этому трухлявому дереву, но сперва расскажи, что нас ждет.
Она села, скрестив ноги по-турецки, и ждала. Мэри села рядом с ней.
- Вы уверенны что хотите знать об этом месте? - спросил Алекс.
- Да! – хором ответили обе женщины.
- Алекс, нее тяни, давай рассказывай, все что знаешь о болоте! - потребовала Мэри.
- Если мы уж оказались здесь, - сказала Бекки. - Нужно хотя бы знать, что нас ждет.

«Хорошо, - сказал Алекс. – Но я и сам знаю очень и очень мало. Говорят, что Болото Смерти – самое опасное и самое жуткое место в этом лесу, как впрочем, и во всем мире. Говорят, что это огромная ямища, дна у которой нет вовсе. Населена она ужасными, смертельными тварями, которые есть как на дне, так и снаружи. Иногда те, что на дне показываются на поверхности и эти встречи всегда очень плохо заканчиваются для путников. Многие из них просто ждут, выставив свои щупальца, и хватают каждого кто идет по дереву. По дереву идти можно и оно вас выдержит, но впереди вас ожидает ни мало сюрпризов. Где то будет скользко; где–то ствол будет кишеть паразитами и идти будет просто очень неприятно; где-то ствол будет просто разломлен и придется прыгать. У вас очень большие шансы умереть или чем-нибудь заразится на этом болоте, но на дереве они заметно уменьшаются. Дальше, есть несколько опасных мест где вас будут атаковать полчища комаров. Они очень большие и жалят сильно, впрочем, это не смертельно и не заразно. Они просто очень охочи до человеческой крови. Там их будут тысячи, и ваша задача не свалится с дерева. Свалитесь – погибнете. Далее вас ждет самый опасный соперник – Василиск. Огромный чашуйчетый ящер с длинными зубам, приплюснутой уродливой мордой. Человек, посмотревший в глаза Василиску, будет умертвщлен моментально – легенды не врут. Его слюна ядовита. Если попадет на одежду – ей конец. Если на тело – умрете меньше, чем за сутки в страшных муках. Когти и клыки остры, как бритва. Ему ничего не стоит разорвать человека как тряпку. Хотя я не видел, чтоб он кого-нибудь убивал когтями и клыками. Кроме того, он очень хитер и терпелив. Если вы не будете смотреть, он будет ждать, будет мешать вам. Вообще я думаю, в нем все опасно и вы поймете меня, когда встретитесь с ним. Не дай бог, конечно».
- А дальше, - спросила Бекки. После Василиска. Что дальше?
- Дальше дерево будет все тоньше и тоньше. Пока не выведет вас на сухую землю.
- Ну хорошо. Это очень хорошо, - сказала Мэри. – По крайней мере это болото кончается.
- Ты нас проведешь?» - спрашивает Бекки.
- Честно говоря, я в этом не уверен. Думаю, нам самое время пообщаться с нашими дорогими Старейшинами.

Глава 8. Воительница и волшебница.
- Хорошо, я не против, - сказала Мэри. – Садимся в медитативные позы.
И все уселись на землю. Долгое время вызывали внутренний свет, но вот когда он разгорелся, три астральных тела полетели к нему.
В Антарктиде Бекки наконец-то смогла обнять своего сына и всплакнуть. Но не долго, так как предстоял разговор со старейшинами.

- Что нам теперь делать? Подскажите, пожалуйста, - попросила Бекки.
- Вы перед опасным испытанием и все ваши страхи законны, - сказал один из старцев.
- Но смело идите вперед и ничего не бойтесь, - сказал другой.
- Вы справитесь, - сказал третий.
- Нет никаких сомнений, только отчаянные и бесстрашные люди, любящие всем сердцем, пройдут через этот мир, - сказал четвертый.
- Да, но нам страшно, - возразил Алекс. – Вдруг не справимся.
- Больше веры в себя и оптимизма, - сказал один старец. – Алекс Рейн, вы все сумеете. Мы в вас не сомневаемся.
- Да, а вдруг не сумею, - возразил Алекс. – Мне почему то очень в это верится.
- Ну, тогда две эти милые женщины умрут и ты навсегда будешь замкнут в этом ужасном мире без надежды на спасение, - услышал Алекс, чей-то голос. – Ты этого хочешь?
Алекс содрогнулся (хоть он и призрак) и сказал: «Нет, не хочу!»
- Ну тогда милый, мистер Алекс Рейн начинайте уже верить в себя. Вы - это единственная надежда Мэриан и Ребекки, так же как они – ваша. Вместе вы нерушимая команда, которая может справится со всем с чем пожелает. Если только не будете сомневаться. Вы отличный проводник, Алекс, никто не знает это место лучше вас! Все у вас получится!
- Я постараюсь, - сказал Алекс почтительно.
- А мы! – восклицает Беки. – Что насчет нас?! Мы безоружны! Там, на болоте, наверняка, твари опасные, а мы их что голыми руками что ли?! Вот Василиск, например! Чем его одолеть?! Голыми руками, да?!
- Это верно, - говорит один из старцев. – Надо вас вооружить. Хотя против Василиска бессильно практически любое оружие.
Бекки и Мэри на несколько секунд оторвало от земли, а затем вновь они опустились на снег. На этот раз у одной из них в руках щит и средних размеров меч, у другой посох.
- Что это?! - в один голос воскликнули обе.
- В ваших руках Бека – щит и меч воителя. Отныне ваше назначение: защита и оборона. Щит легок, удобен и в нужный момент он создаст вокруг вас защитный колпак, под который ни один ваш враг не проникнет. Меч тоже весьма полезен. На коротких дистанциях вы сокрушите любого врага им. Он не знает усталости и поражений. Ни одно темное существо не может выжить после ранения им. Удачи!
- Эй! – крикнула Мэри. – А как же я?! Что это за посох?! Что мне с ним делать?!
- Это необычный посох Мэри Стенс. Это магический инструмент. И он куда сильнее, чем меч и щит, вместе взятые. Отныне вы волшебница. Вы управляете силами земли, воды, огня и воздуха. И вы главная сила этой группы.
- Но…но…, - вмешивается Мэри. – Я никакая не волшебница. Я не знаю что мне делать с этим посохом. Я никогда не смогу управлять силами земли, воды, огня и воздуха! Я вообще ничего не понимаю в магии!
- Вы очень способная Мэри. Великая сила дремлет в вас. Придет время, и она о себе заявит. Посох вам в этом очень поможет. Удач»
Мэри хочет еще что-то спросить, но свет меркнет, и они оказываются посреди мрачного леса.

Глава 9. Приключения начинаются.
Мэри и Беки пришли в себя. Ничего вокруг не изменилось. Они стояли в лесу, и впереди было болото. Их ожидало опасное приключение. Единственное изменение: у той и у другой теперь появилось кое-какое снаряжение. У одной длинный посох с набалдашником в виде искусно вырезанного бутона цветка, у другой меч и щит. Бекки размахивала мечом и закрывалась щитом, демонстрировала неизвестно откуда взявшиеся навыки, после чего улыбнулась и сказала: «Воительница», в то время как Мэри с видом обманутого ребенка, вертела в руках посох. «Ты способная, способная, - ворчала она. – Какая же я способная, я же ничего не понимаю в колдовстве! И зачем мне только дали эту штуковину?! Я, совершенно, не понимаю! Сказали использовать магию земли, магию огня, магию воды и магию воздуха, а как их использовать?! Я не понимаю! Я не маг! Как мне использовать магию?! Это бред какой-то! Я пользуюсь магией воздуха! Звучит как…» И она замерла с открытым ртом. Резной бутон открылся, и из него вырывалась ветка молнии. Ударила в недалеко стоящее дерево. Дерево разломилось на две части и начало гореть. Мэри пришла в восторг. «Вот это да! – воскликнула она. – Я - волшебница! Волшебница!»
Она пробовала свои способности в другом. Магия земли, магия воды, магия огня – все работало. Произнося: «Я пользуюсь магией воды» она вызывала сначала поток воды, как из брансбойда; потом синеватый луч, который заморозил дерево. Произнося: «Я пользуюсь магией огня» она выбила из посоха струю огня, а затем выпустила маленький огненный шар, который поджег дерево. Магия земли создала вокруг Мэри и Беки земляной барьер, а затем высокую земляную горку. Через какое-то время Мэри заметила, что если назвать род магии и уточнить заклинание, оно работает и дольше и действует сильнее. «Ну вот, - улыбнулась ей Бекки. - А говорила, что не волшебница!»
Мэри, Беки и Алекс взошли на мост, и пошли по нему. Первые 10 метров они прошли легко, но потом начались трудности. Вода в болоте булькала и источала мерзостное зловоние. «Это только начало, - предупредил Алекс. – Скоро начнутся комариные гнезда. И кора на дереве станет скользкой. Будете подвергаться сотням укусов этих тварей и если упадете в жижу – считайте погибли. В этом месте человек тонет за пару секунд».
И он оказывается прав. Очень скоро их атаковали полчища здоровенных голодных и увертливых комаров. Мэри пробовала убить несколько, отчасти в этом преуспела, но одна такая попытка чуть не привела к потере посоха, а другая – падению в зеленую жижу. В итоге Мэри решила просто игнорировать комаров и терпеливо шла вперед. Однако это было трудно. И чем дальше, тем тяжелее. Укусы комаров следовали во все части тела, и удержаться на бревне стало по-настоящему трудно. Кора ствола стала скользкой и комары зная это(будто бы) удвоили свои попытки.
«Идите медленно, - говорил им Алекс. – В этом месте нужна большая осторожность». Мэри и Бекки шли медленно, но, а Алекс просит их идти еще медленнее. «Да ты что сдурел, что ли?! – кричала на него Мэри. – Еще медленнее. Да они нас просто съедят, если еще медленнее!» Бекки, которая шла вперед и подвергалась ни меньшим испытаниям, терпеливо молчала.
Алексу пришла хорошая идея:
«Беки, старцы говорили, что твой щит способен создавать силовой колпак. Попробуй оградить себя и Мэри от комаров с его помощью».
Беки подняла щит над собой (чтобы его не выронить она затянула кожаный ремень на руке туже) и он вдруг увеличился в размерах. Появился колпак над Мэри и Бекки. Он был невидим, но ощутим. Комары через него пробиться не могли(бились о невидимую стену и кружили рядом с противным писком).
«Ай да Алекс! – радостно воскликнула Мэри. – Славно придумал! Про щит!» «Рано радуетесь, - сказал Алекс. – Дальше будет гораздо труднее!»
И действительно дальше стало хуже. Комаров стало так много, что просто невидно куда идти. Целая куча носилась над ними и ощущение такое, что налетела пыльная буря (хотя они посреди болота).
«Мэри попробуй создать огненную сферу вокруг вас. Чтоб сжечь этих комаров», - внезапно предложил Алекс. «А как это сделать?» - недоумевала Мэри. «Направляй посох вверх и говори: Я создаю вокруг нас двоих огненную завесу!»
Мэри так и сделала и первые отважные комары попав в зону действия нового щита начали гореть на лету. Вскоре между ними бушевал самый настоящий пожар. Постепенно он утих и на них обрушивается целый град черных, маленьких комочков(жженых комаров). Когда он утих, впереди показался путь на котором не было никаких насекомых.
«Молодчина, Алекс! – воскликнула Мэри. – Как здорово ты придумал!» «Спасибо, сынок, ты нас спас от верной смерти», - хвалила Бекки. «Спасибо вам, - ответил Алекс. – Однако давайте не будем расслабляться»
Дальше комаров не было, но дерево –мост, странным образом кончилось. Его конец лежал на большом камне. Где продолжение дерева было непонятно.
- Алекс, ты ведь говорил, что дерево тянется до самого берега, - сказала Бекки. – Где же его продолжение?
- Так и есть, дерево достигает конца болота. Просто на этом месте видимо произошел серьезный разлом, - объяснил Алекс.
- Так как же нам дальше идти? - спросила Мэри.
- Помните, я вам рассказывал, что есть островки, кишащие паразитами? - спросил Алекс.
- Да, помним!» - в один голос ответили ему (не без содрогания).
- Так вот, в этом месте идти можно и как раз по этим островкам. Всмотритесь. Это небольшие коричневые пласты на поверхности болота, заросшие травой. Их тут множество. До первого из них вы допрыгнете легко, прямо с этого дерева.
- Да, да, - сказала Мэри. – Мы прыгнем, а на нас гора этой дряни бросится!
- Что ж делать? - сказал Алекс, с сочувствием.
А потом его голос вдруг оживился.
- Мэри, а попробуй их заморозить, - предложил он. – У тебя ведь посох силы. Ты владеешь магией воды. Просто замораживай эти «блины» и всю живность в них содержащуюся.
Мэри замораживает первый «блин», и первая же прыгает на него, чтоб проверить прочность льда. Лед ее выдерживает. Выдерживает и приземление Бекки.
- Наверное, это какой-то особый магический лед, - сделала предположение она.
- Очень может быть, - согласилась Мэри.
- Специальная заморозка, чтобы сдержать наступление врага, или заморозить почву под ногами, когда это потребуется, - парировал Алекс.
На «ледяном блине» все было хорошо, но был один недостаток – временами ноги скользили на гладкой поверхности. Все равно это лучше, чем быть с ног до головы в паразитах.
Мэри заморозила еще несколько «блинов», а один подожгла. Его обитатели чувствуя свое скорое уничтожение пришли в движение и из зеленой травы на отважных женщин бросается целый рой безумных тварей. Мэри почти не думая, сожгла их, а заодно и траву на полянке.
Эта «лепешка» была последней и они перебирались на другой конец толстого дерева.

- Осталось немного, - подбодрил их Алекс. – «Болоту Смерти» скоро конец.
Но тут они услышали шипение сзади. Потом шипение снизу, сверху, и со всех сторон.
- Это Василиск? – спросила Мэри с замиранием сердца.
- Нет, но все равно не задерживайтесь тут, бегите скорей!
Однако Мэри и Беки не бежали. Неподвижно смотрели на плоскую уродливую морду на длинной змеиной шее, вылезшую из воды
- Что вы встали! – закричал Алекс. – Сейчас еще 10 таких вылезет. Это гидра. Она ядовита. Один укус любой из ее голов и вам конец!
Бег начался. Мэри и Бекки бежали почти в плотную прижавшись, друг к дружке. Беки держала щит над собой, Мэри стреляла из посоха. В кого огнем, в кого молнией, в кого заморозкой. Змеиных голов вокруг вылезло тьма тьмущая. Некоторые с пронзительным писком отползали, некоторые(наиболее активные) – атаковали Мэри и Бекки. Мэри пробует подсчитать количество всех вылезших гидр. На счете 12 сбилась. Она раздавала заклинания налево и направо. Бекки держала наготове меч и при всяком удобном случае пускала его в ход. Несколько отсеченных голов упали в болото и одна на мост. Гидры остались позади. Мэри и Беки могли вздохнуть облегченно. Но ненадолго.
- Мы уже почти у выхода, - шепотом(почему-то) сообщил Алекс. – Предлагаю теперь вам двигаться, как можно более осторожно. И говорить шепотом.
- Василиск? – спросила его Мэри, тоже шепотом.
- Да, - ответил Алекс, через какое-то время.
- Как нам его обнаружить, Алекс? - спросила Бекки.
- Никак, они бесшумны эти твари. Можно, понять, что с ним встретился, только тогда когда он сам нападет на тебя. Они обычно сидят вверху на деревьях и дремлют. А их бессонные уши всегда на стороже. Ловят малейшие звуки. Но сейчас они вроде не показываются. Идите вперед, очень осторожно. Я скажу вам, когда они будут прыгать.
Движение по мосту началось, благо осталось последних 300 метров. Уже была видна сухая земля и кустарники, а между тем у Мэри, как комок в горле застревает страшный вопрос:
- Они?! Ты сказал «они»?! Их тут много?!
- Несколько семей, - объяснил Алекс. - Фактически это место их обитания. Здесь они выслеживают неосторожных путешественников и некоторых болотных монстров, которыми питаются.
- Идите тихо, - снова шептал он. – Но главное не бегите, как бы мало не оставалось до финиша. Если их прыгнет несколько штук на бревно, будет очень сложно остаться в живых – практически шансы нулевые.
- Алекс, а Василиски могут ходить за пределы болота? - спросила Мэри.
- Могут, но недалеко. Им нужна болотная сырость – без нее они жить не могут. За вами не пойдут, не волнуйтесь, - успокоил Алекс.
- Значит, как мы выберемся, сразу же прочь отсюда, как можно дальше! - шептала, обрадовано Мэри.
- В этом не сомневайся, - заверила ее Бекки.
Остались последние метры. 200 метров. 150 метров. 100 метров, как вдруг Алекс безумно закричал: «СРОЧНО, ПОД ЩИТ!!!»
Бекки и Мэри тут же накрылись щитом, и над ними тут же повис защитный купол. И вовремя, потому что на мост приземляется огромный ядовито-зеленый ящер со страшной оскаленной пастью и огромными желтыми глазами. Приземлился со стороны выхода и подполз к накрывшимся щитом женщинам.
Те (для верности), чтоб не умереть на месте зажмурились. Обе. Не сговариваясь. Алекс становится их «глазами» - передает все, что видит вокруг.
- Молодцы, что зажмурились. Не открывайте глаза во что бы то не стало. Бекки держи щит. Мэри если ты можешь, постарайся использовать магию земли – заклинание «Земляной щит». Постарайся укрепить вашу защиту.
- Я не знаю, - сказала Мэри. – Получится ли с закрытыми глазами!
- Получится! - сказал Алекс, уверенно.
- Василиск близко? - спросила Бекки, стараясь не волноваться, но все же волновалась.
- Почти вплотную, - ответил Алекс.
- Что он делает? - спросила вновь Бекки.
- Склонил голову к земле. Пытается заглянуть под щит, - ответил Алекс и прибавил. – Теперь он будет ждать.
Бекки и Мэри стоят плотно прижавшись друг к дружке и не шевелятся от страха. Мэри поставила посох перед собой и шептала слова заклятия.
- Что происходит, Алекс? – спросила она. – Получилось вызвать щит?
- Нет, - ответил Алекс. – Но продолжай пытаться.
Мэри бормотала вновь, но сбивалась, а потом и вовсе чувствует, что почва плывет под ногами.
- Алекс, что такое?! – закричала она, пытаясь устоять на бревне, и все еще не открывая глаз. – Я падаю!
- Тебе страшно, - сказал Алекс. – Это обычный прием Василисков. Они чувствуют страх своих жертв и способны усиливать его.
- Как им противостоять?! – кричала в панике Бекки.
Чувствовала, что слабеет и щит вот-вот выскользнет из ее рук.
– Алекс, как нам быть?! Я не хочу умирать здесь?!
- Мама, успокойся, - сказал Алекс мягко. – Ты здесь не умрешь. Все мы будем жить долго и счастливо. И ты увидишь внуков, мама. И ты примешь участие в их воспитании. И ты увидишь, как они станут взрослыми. Ты будешь самой красивой и самой доброй бабушкой, и тебе будет далеко за сто. Ты будешь окружена любовью. Своих детей. Своих внуков. А потом и правнуков.
По лицу Беки ползла улыбка.
- Ты правда так думаешь, Алекс?
- Конечно, я в этом уверен. И ты не выпустишь щит из рук. Потому что ты сильная. И это испытание для тебя – раз плюнуть. Даже с закрытыми глазами. Даже не видя своих врагов. Потому что ты их не боишься!
Мэри чувствовала, что посох вот-вот выскользнет из ее рук и упадет в болото и она упадет вместе с ним, но Алекс даже без намека пришел к ней на помощь.
- Мэри, держись! Не сдавайся, ни в коем случае! Мэри, ты все сможешь! У тебя все получится! Я знаю! Я верю в тебя! Я всегда верил в тебя и знаю - сейчас ты справишься.
- Алекс мне трудно! Алекс, я не смогу!» - кричала Мэри и по ее щекам текли слезы.
- Мэри, я люблю тебя!
- Что?! - Мэри не верила тому что услышала.
- Я люблю тебя, - повторил Алекс. – И любил всегда!
- Как девушку? - спросила Мэри, волнуясь.
- Как девушку, - признался Алекс. – Мэри, я всегда, с самых младших классов, хотел быть с тобой! Сидеть рядом, держать за руку, смотреть в глаза, ловить каждый твой вздох. Я хотел, чтоб мы стали парой, а потом мужем и женой. Я мечтал всегда и мечтаю сейчас о большом светлом доме, где ты и я, и мы счастливы. Где родятся наши дети, где будет легко и радостно всегда-всегда!
- Алекс…, - сказала Мэри волнуясь.
- Милая, помоги мне сейчас. Помоги мне вернуть свое тело. Я знаю, ты вытащишь нас из этого болота – тебе это раз плюнуть. Пожалуйста, постарайся!
- Я люблю тебя Алекс, - шепчет Мэри и сжимает посох. Потом кричит во всю глотку. – Я ИСПОЛЬЗУЮ МАГИЮ ЗЕМЛИ!!!
В следующие несколько минут произошло нечто настолько мощное, что Мэри чувствовала, как пространство вокруг начинает отчаянно дрожать.
Бекки кричала, пытаясь перекричать ревущую стихию: «Мэри, вы с Алексом поженитесь! Я знаю это точно! Я увижу это своими глазами! Я самая счастливая женщина на свете! Я люблю тебя! Я люблю Алекса! Вы будете счастливы! И я буду счастлива!»
Эти слова Беки адресовала себе, чтоб придать себе силы, но Мэри ее слышала и сжала посох сильнее.
Стихия полностью вышла из под контроля. Мэри чувствовала, что ее стало рвать на части. Бекки испытывала то же самое. Обе женщины по-прежнему не открывали глаза.
Наконец все стихло. И Мэри, и Бекки чувствовали, что необходимость защищаться отпала, но смотреть вперед было еще страшно.
- Можно открыть глаза, а, Алекс?
- Можно, - говорит Алекс. – И я думаю вас очень поразит то, что вы увидите.
Мэри и Бекки открыли глаза и их изумление не знало границ. Они больше не были на болоте смерти, и под ними больше не было дерева. Они стояли на черной, вспаханной неизвестно кем и как, земле. Практически перед ними раскинулось огромное незасеянное поле.

Глава 10. Через пахотные поля.
Мэри, Беки, Алекс двигались через пахотные поля. Вокруг них были желтые спелые колосья пшеницы, ржи и других культур; вперед уводила широкая дорога, Алекс рассказывал им о том, что случилось на болоте.
- Вода под вашими ногами забурлила. Деревья вокруг стали трещать и падать вниз. Поднялся невообразимый вихрь и такого, я думаю, это болото не видело. Василиски спасались бегством, но я видел своими глазам, как одного из них закрутило в этом вихре и разорвало на куски. Остальных просто похоронило под тоннами грязи. Практически все болото теперь – это перемешанная земля. Кое-где еще топко и есть вода, но в целом, благодаря Мэри, оно стало абсолютно безопасным. Все кого мы страшились в этом месте – мертвы. Лет 100, или больше «Болото Смерти» будет очень тихим местечком!
Мэри слушала Алекса – ахает, охает и все время повторяла: «Да неужели это я сделала! Да неужели!» Бекки шла и улыбалась. «Нашу девочку лучше не злить! - только произнесла она. – Старцы были правы – она очень сильная волшебница!» Мэри осталась очень довольна подобной похвалой.

Прошло еще минут десять в тишине, потом две женщины остановились. Осмотрелись. Перед ними была широкая, пыльная, ухабистая дорога, вокруг поля. Спелые желтые колосья подгибались под напорами ветра, над их головами было синее бескрайнее небо, ярко светило солнце.
- Сейчас бы поесть, - сказала Беки. Посмотрела на колосья и добавила. – Эх жаль я не умею делать хлеб. Да и не на чем.
- Да, - согласилась Мэри. – Я тоже проголодалась.
- Ты умеешь с помощью своего посоха творить еду? - спросила Бекки.
- Не знаю. Я ведь начинающая волшебница. Может и могу. - Алекс!!! - в один голос зовут обе.
Не было ответа. Лишь через несколько минут, услышали его голос:
- Кажется, я могу вам помочь! Идите сюда!
Он их звал. Они шли на голос. Все дальше и дальше по полю. Неожиданно для самих себя нашли скатерть с разложенными на ним хлебом, молоком, фруктами и прочим.
- Откуда это? - спросила Беки.
- Кто это все здесь оставил? - спросила Мэри.
- Кушайте, - сказал им Алекс. – Это все для вас.
Мэри и Бекки еще какое то время переминались с ноги на ногу, а потом набросились на еду. Ели очень быстро, и Алекса больше ни о чем не спрашивали.
Потом вновь шли по дороге. Алекс рассказывал:
- За этим полем расположена деревня Климатик. Это дружелюбная и богатая деревня. Там уже традицией повелось каждую неделю относить в это поле избытки со своего стола, для случайных путешественников. Вот еда лежит и поджидает изголодавшихся путников.
- Неделю? - спросила Мэри.
- Да, ты видела скатерть. Она пропитана особой магией, которая сохраняет всю свежесть принесенной еды.
- А если не будет путников? Что тогда?
- Все продуманно. Едва неделя кончается, скатерть сгорает сама собой вместе с принесенными припасами, ничего вокруг не трогая.
- А мухи, комары? - спросила вдруг Бекки.
- Здесь их очень мало – во-первых. А потом магия скатерти их отпугивает.
- И много таких скатертей уже сгорело?
- Сотен пять, ни меньше, - сказал Алекс.
- А откуда берутся эти скатерти?
- Там живет один очень хороших ткач. Он их делает. Кстати, из стеблей этих колосьев.
Мэри и Бекки продолжали свой путь дальше. Они были сытыми и настроение у них заметно улучшилось. Сил тоже прибавилось, и они шутили с Алексом:
- Поле перейти – раз плюнуть!
- Сейчас еще одна горка и войдем в этот лес
Действительно не далеко от них был лес, только поле никак не хотело кончаться. Лес, словно убегает от них и впереди все дорога и дорога.
- Да что это такое?! - воскликнула Бекки. – Алекс, что с этим полем?! Почему оно никак не кончиться?!
- Словно резиновое, - прибавила Мэри. – Сколько не идешь, дороги, словно еще больше.
Алекс посмеялся:
- Это поле так и называется «День в пути!» Неслучайно. Никому еще не удавалось перейти его меньше чем за один день. Любой путник, что зашел в него проводит в дороге ровно сутки.
- Это почему? - спросила Мэри.
- Поле – огромное. И вмещает в себя очень много продовольствия. Здесь и рожь и пшеница и ягодные кусты, и плодовые деревья есть. Всего этого очень много. С виду поле небольшое, но чем дальше в него заходишь, тем больше вокруг пространства и ресурсов. Надеюсь, понимаете теперь почему Климатик – богатая деревня?
Мэри и Бекки провели еще несколько часов в пути, но солнце уже село и усталость валила с ног. «Устраивайтесь удобнее, - сказал Алекс. – И ничего не бойтесь. Здесь вы в безопасности. Переночуйте в поле под открытым небом, а завтра придите в деревню»
Мэри и Бекки устроились на небольшом холмике, недалеко от дороги, и готовились ко сну. Перед этим конечно же почистили зубы своими веточками и водой что взяли со скатерок. Разговаривали. Вспоминали те времена, когда не было ни кишащего опасностями мира, ни Алексиса, а была только спокойная счастливая жизнь.
На утро Алекс сказал им: «Я ненадолго вас покину. Мама, Мэри. Не волнуйтесь, мы встретимся на конце Климатика. Мне надо кое что выяснить прежде чем мы пойдем дальше. А вы смело идите в деревню и ничего не бойтесь – все будет хорошо. Да, на подходе к деревни будет стоять дом Луута. Смело заходите в него. Не стесняйтесь пользоваться его гостеприимством. Луут – и кузнец и ткач, и накормит вас, и согреет – в норму приведет. Он живет в этом домике вместе со своим сыном почти как отшельник. Он очень одинок и будет рад гостям. Его сын тоже. Они мужчины…почти мужчины…в общем, если вы захотите расслабиться с ними…я пойму».
Голос Алекса стал все тише. Он сбился. Исчез. Мэри и Бекки остались одни. Несколько попыток вызвать его не дали результатов.
Они продолжали путь. Вскоре поле поредело и осталось позади. Земля ушла вниз и перед ними предстала деревня Климатик.

Глава 11. Хижина Луута.
У самого подножья холма стоял бревенчатый дом Луута. Это странно, но деревня чуть дальше состояла из красивых и ухоженных домов, а этот домик словно был затерян в древности. Вокруг него ограда из каких-то веток и палок, и было еще несколько строений рядом.
«Это и есть дом Луута?» - спросила Бекки у Мэри. Та пожала плечами и сказала: «Наверное!» Сама не знала.
Две путешественницы вошли на территорию «усадьбы» Луута и начали искать хозяина. В доме (Мэри заглядывает в окна) его нет. В огороде тоже не видно. Бекки звала: «Лу-у-ут! Лу-у-ут! Хозяин Луут!» Мэри звала: «Мистер Луут, где вы?! Мистер Луут, отзовитесь!» Они звали вместе: «Хозя-яин Лу-у-ут! Хозя-яи-ин Лу-уут!»
Неожиданно огромная раскидистая коряга перед ними ожила и пришла в движение. Сначала обе женщины были в недоумение, а потом визжали вместе. Перед ними безобразнейший карлик – урод: одноглазый, горбатый, кривоногий, весь в морщинах, одна рука длиннее другой. Он разинул свой маленький рот с двумя рядами мелких, желтеньких зубок и сонно запищал: «Ой, кажись, задремал! Как ни кстати!»
Он протянул свою уродливую, похожую на длинный сучок руку к Мэри и Бекки, и те отпрыгнули от него одновременно. «Не приближайся! - закричала Бекки и вынула свой меч. – Или тебе не жить!» «Ой-ой! – запищал уродец. – Не надо! Не надо!» Он отпрыгнул в сторону, а к нему на помощь уже летело странное уродливое существо. Той же комплекции, но гораздо крупнее с двумя горбами, желтой кожей кое-где вздутой буграми и хромое. «Не причиняйте нам вреда чужестранки! – утробным громким голосом кричал он. – Мы мирные. Мы никого не трогаем здесь. Мы никому не замышляем вреда. Я - Луут, а это мой сын».
И Бекки и Мэри удивленно посмотрели друг на друга. Потом одна убирала меч в самодельные ножны, а другая отвела посох в сторону. Кашлянув для приличия Бекки сделала шаг вперед и сказала: «Добрый хозяин Луут, прими наши извинения. Мы проделали долгий путь и очень устали. Мы не хотели причинить вред тебе и твоему сыну, прости еще раз».
Луут расцвел в дружелюбной улыбке (хотя она и очень пугала) и сказал коротко: «Добро пожаловать!»

Был вечер. В доме Луута горел свет. Ужинали. За столом сидели Мэри, Бекки, Луут и его сын. Беседовали. Говорили по преимуществу Мэри и Бекки – Лут с сыном, слушали. Они рассказывали им обо всем: о начале, о том как Алекс стал другим и они с помощью Лорда Медитатора и магических цепей вернули его в этот мир; потом как шли через Сумеречный лес и Трясину Смерти. Луут и его сын только вздыхали под их рассказ.
- Ну так вот, - заканчивала Мэри. – Алекс-призрак нам сказал: идите в деревню, у самого ее края увидите хижину отшельника - он поможет вам в вашем опасном пути. Он предупредил, что вы и ваш сын не совсем люди, только мы не ожидали, что вы так…поэтому и испугались». - Уродливы? - спросил Луут прямо.
- Ну не надо так говорить, - вмешалась Бекки.
- Но ведь это правда, - сказал Луут. – Мы с сыном уроды. Это есть и будет. Мы пожалуй пострашнее некоторых монстров будем, но таких миролюбивых и добродушных больше нигде нет.
- Отлично! - с улыбкой воскликнула Бекки.
- Нам очень повезло! - улыбнувшись, сказала Мэри.

Ужин был окончен. Просто разговаривали.
- Какой долгий путь вы проделали, - сказал Луут и добавил. – Какой путь впереди.
- А вы знаете, куда нам идти? - спросила Мэри.
- На запад, - сказал Луут. – В самое сердце этого мира. Огромное черное озеро. Оно отрезано от всего мира цепью неприступных скал на которые влезть будет очень трудно. Озеро за ним больше похоже на море(до того большое). В самом центре одинокий песчаный остров. На нем черная скала. На его вершине черный замок, где вы и найдете монстра, которого ищите.
- Ух ты! - воскликнула Мэри.
- Откуда вы все это знаете Луут? - спросила Бекки.
- Когда то давным-давно я сам там был и все видел своими глазами, - объяснил Луут.
Теперь очередь Беки.
- Ух, ты! - воскликнула она.
- Луут идемте с нами, - уговаривала Мэри. – Поможете нам.
- Нет, нет, - качал головой Луут. – Это ваша миссия. Я не могу вмешиваться. Вы должны идти сами. К тому же у вас есть проводник.
- Кто?! - в один голос воскликнули Мэри и Беки.
- Ваш Алекс, - ответил Луут. – Помните, что говорили Старейшины?
- Да, но он куда то исчез, - сказала Мэри.
- Ничего, - успокоил Луут. – Если исчез – значит так надо. Появится потом и выполнит все что ему уготовано.
Повисла короткая пауза, а потом Луут спросил: «Вы проделали очень большой путь и изрядно устали. Хотите, я для вас баню затоплю?»
- Баню?! - воскликнула Мэри удивленно.
- Конечно, хотим!!! - за двоих ответила Бекки. Ее глаза радостно заблестели.
Баню Луута они не заметили, потому что она на прямую примыкала к хижине(с другой стороны). В нее входили прямо из домика. Между домом и баней была маленькая промежуточная комната.
«Сюда можете положить свою одежду и оружие, - сказал Луут и указал на самодельный, маленький, но довольно вместительный сундук. – Я сейчас займусь баней. Вы подождите несколько минут. Я позову вас, когда все будет готово».

За эти несколько минут произошел разговор между Бекки и Мэри.
- Ты серьезно хочешь в баню? - спросила Мэри.
- Еще бы не серьезно! Это ведь здорово! Мы так давно не мылись! - сказала Беки.
- Да, но мы их почти не знаем. Стоит ли?
- Я честно говоря не знаю. Но, думаю, что-то в них есть хорошее и стоит доверится. Я считаю, нужно поверить без всяких «но».
Мэри сложила руки на груди.
- Все равно, мне эта затея не нравится!
- Предпочтешь сидеть грязной?
- Да просто я…просто я…просто у меня нет купальника, и не думаю, что у Луута найдется.
Бекки понимающе улыбнулась и положила руку на плечо подруге.
- Боишься раздеться перед незнакомыми мужчинами?
- Да, в общем-то да. Ужасно стесняюсь. У меня был один мальчик до Алекса. Однажды я перед ним разделась и показала свою грудь. Сколько я потом жалела и винила себя за этот поступок. А тут – вся раздеться! Да еще перед взрослыми мужчинами! Да еще и не совсем мужчинами! Жуть!
Бекки ласково улыбнулась и подбадривала девушку:
- Не дрейфь подружка! Мы будем вместе! И все будет нормально!
- Хотелось бы мне этого, - с сомнением в голосе, сказала Мэри.

- Давай разденемся, - сказала Бекки и отцепила от пояса самодельные ножны с мечом.
Положила в сундук. Туда же щит, который носила на привязи через плечо. Затем сняла с себя свой обычный наряд (рубаха, которая уже почернела от грязи; красные, грязные, мятые, рваные брюки и сапожки, которые теперь имели дыры и не имели каблуков).
На Бекки остался ее белый некогда, а теперь очень грязный бюстгальтер и такой же свежести трусики.
- Это барахло можно смело выкидывать, - сообщила она спутнице и избавилась от того и от другого. Но не выкинула, а положила в сундук к остальным своим вещам.
Бекки смотрела на Мэри и удивлялась:
- Что с тобой?!
– Не знаю, - сказала Мэри. – Так неловко. Я никогда не видела голой женщины.
- Эй, да ладно, - развела руками Бекки. – Мы ведь девочки. Чего нам скрывать? Лучше, давай, ты себя покажи.
Мэри раздевалась. Сняла и джинсы(синие) и футболку и кроссовки: все, словно под гипнозом. Белье (оно у Мэри было розовым) тоже.
- Нет, я тебе явно нравлюсь, - сказала Беки, со смехом, замечая ее неотступный взгляд. – Как я тебе сзади?
Повернулась к девушке спиной и демонстрировала свою стройную подтянутую попу.
- Божественно!» - только и могла выдохнуть та.
- Ты тоже ничего, - сказала Бекки.
Мэри опустила взор на свое тело, и ей стало очень стыдно. Тут же захотелось прикрыть свои небольшие грудки и промежность с кустиком рыжих волос.
«Я…я…я – нет!» - мямлит она в панике. И ей стало еще более стыдно, когда она увидела улыбку на лице взрослой, красивой женщины.
- Что с тобой, подружка? - спросила она.
- Не знаю, как сказать, - терялась Мэри.
Бекки подошла к ней и положила руку на плечо. Потребовала:
- Говори, как есть!
- Я себя просто ненавижу, - сказала Мэри. – Мое тело…оно такое…нескладное. Сравнить нельзя с вашим… Ревела навзрыд, закрыв лицо руками. Беки гладила ее по голове и говорила, когда девушка уже успокоилась:
- Мэри, Мэри, мы же с тобой договорились, что будем с тобой на «ты» – это первое…
- Ты красавица, а я перед тобой, как…как…гадкий утенок!» - выкрикнула Мэри зло, перебив подругу.
Та ничуть не смутилась:
- А второе – это неправда. Ты очень красивая девушка. И тело у тебя отличное. И даже не думай, что ты гадкий утенок – это обман. И это три.
- Правда?! - спросила Мэри с очень большим доверием.
- Правда, - кивнула ей Беки. Улыбается и целует ее в лобик.
Они обе, голые, сидели на сундуке и разговаривали. - Ты меня удивила, Мэри. Ты ведь лучшая ученица, парни тебе прохода не дают – откуда такая нелюбовь к себе?! - Не знаю, - призналась Мэри. – Может быть из-за родителей. Они все время из меня стремились монашку сделать. Следили, чтоб я каждый день молилась. За столом, чтоб не переедала. И постоянно говорили мне, что я грешна. Внушали мне, что я закоренелая грешница, только потому- что родилась девочкой. с малых лет. Говорили, что тело мое «сад греха», что я обречена на боль и страдание в будущем, и у меня только один шанс попасть в рай – хранить целомудрие и «избегать своего тела». То есть себя ни разглядывать, ни касаться, да и много чего другого – например, не потакать своим желаниям.
- И что это работало? Ты действительно себя ни касалась?
- Всего несколько раз. Пару раз тайно и один раз меня «засекли» и очень долго били по рукам.
- Ужас какой! И бред! Бред полнейший! – воскликнула Бекки. – Забудь об этом! Забудь, слышишь! Ты замечательная, ты хорошая и тело у тебя потрясающее и ты лучшее, что случалось в моей жизни! После Алекса!

Бекки обняла девушку и прижала к себе. Та кладет голову ей на плечо и тихо прошептала: «А ты самое лучшее, что случалось со мной! Как бы я хотела, чтоб у меня была такая мама!» Бекки улыбнулась и посмотрела на нее: «Наверное, твое желание уже сбылось. Ты, я, Алекс – мы теперь, как одна семья»

Заглянули в баню. И увидели небольшое помещение с аккуратными ровными досками, печкой с горящими углями, несколько веников, которые лежат на полках, так же мыло с мочалкой, и ведра с водой. Луут копошится возле печки, а заодно кипятит воду, которой наполняет два деревянных тазика. Из одежды на нем только небольшой фартучек, который однако, не скрывал его очень большого мужского достоинства.

На несколько минут оторопев, обе женщины хлопали глазами, а потом Бекки спросила: «Как там баня Луут, можно уже?»
Луут повернулся и какое то время смотрел на них, хлопая глазами. Потом сказал: «Через пару мгновений. Я крикну вам. Хорошо?»
Дверь в баню закрылась.

Бекки была очень восторженна:
- Нет ты видела?! Ты видела?! Какая у него здоровая штука между ног?!
Мэри была подвержена стыду больше чем подруга. Пыталась ее отдернуть:
- Бекки ну что ты говоришь. Это ведь самая настоящая похоть?
- Пускай, - сказала Бекки. - Мне плевать, что я кажусь тебе похотливой шлюхой сейчас. Я хочу этот огромный член.
Мэри удивилась и покраснела еще больше:
- Ты и в правду хочешь трахнуться с ним? - последнее слово произнесла без запинок, но было видно, как она устыдилась Беки.
А Беки была очень развязана:
- Да хочу! Хочу! И я трахнусь с Луутом, что бы ты обо мне не думала!
- Нет, нет, - Мэри замахала руками.- Я тебя ни виню просто…
И оборвалась. Бекки посмотрела на нее с улыбкой.
- Просто пришло время подумать о себе подружка, - сказала она. – Подумай сама через что мы прошли и еще пройдем. А Алексис? Да он нам головы оторвет обоим. И почему не заняться сексом, если выпала такая удача. К тому же это может быть последний раз в жизни.
Она признается, опустив глаза:
- Мэри, я уже 5 лет не была с мужчиной. Все бизнес и бизнес. А сейчас вот Алексис. И здесь (в отличие от ТАМ) очень мало надежды. Пожалуйста, не суди меня, а попытайся понять. Я не могу упустить этот шанс.
- Я тебя понимаю, - сказала Мэри, тоже опустив глаза.
- Вот и хорошо, - сказала Бекки и улыбнувшись посмотрела на нее. – А как на счет тебя. Ты что будешь смотреть со стороны? Расслабься, Мэри. У Луута есть сын. Уверена у него тоже погремушка хорошая. Возьмешь его на себя?
Мэри жутко покраснела.

Через пять минут, обе мылись в бане. В двух деревянных тазиках, мылились и терлись мочалками, а Луут с сыном подлива им теплой воды из ведер. Луут занимался Ребеккой, а его сын – Мэри. Вот пришел черед парить, и Беки первая легла на лавку. Луут с сыном хлестали ее вениками, а Мэри стыдливо наблюдала это зрелище.
«Хорошо, хорошо, хорошо!!! – повторяла Беки. – Мэри иди сюда! Я подвинусь!» Она подвинулась и на лавке действительно хватает место для двоих.
Мэри и без того красная от бани, очень смущенная пришла к Беки и легла рядом. Луут и его сын стегали их вениками. И дрожали от возбуждения. Перед ними были две обалденые, сексуальные и обнаженные женщины – их члены давно уж встали. Мэри спрятала глаза и думала о том, что будет отчаянно отбиваться, если на нее полезут. Но Луут и его сын не были насильниками и ничего не делали без разрешения. Они парят их спереди и еще сильнее исходили слюной, но не касались голых тел руками.
Потом женщины сели вертикально и они разделились. Каждый хлестал по бокам свою даму. В это время Бекки застонала и схватила Луута за руки.
- Трогай меня, трогай меня Луут – потребовала она. – Трогай меня там где хочешь и как хочешь.
- Я не могу!- пробовал отступить Луут.
Но Бекки была настойчива:
- Ты мужчина, а я женщина! Я хочу тебя, а ты меня! И все ты можешь!
Луут трогал ее огромными и уродливыми руками за грудь, живот и ниже – стонал от блаженства. Бекки развела ноги и поймав его огромный член ввела себе во влагалище. Началось активное сношение. И Бекки и Луут стонали, охали на все лады и получали огромное удовольствие друг от друга.
Мэри смотрела на них с широко открытыми глазами, а меж тем сын Луута кружил рядом, положил руки ей на грудь и на колени (ноги сведены) – уговаривал заняться сексом. Бекки лежащая на досках, подмигнула и прошептала: «Не теряйся подруга. Пользуйся возможностью».
Но у Мэри был ком в горле. Не могла она пользоваться ЭТОЙ возможностью. Почувствовала, что это не ее путь и отказала сыну Луута: «Извини меня, пожалуйста, но я не могу. Ты хороший, но я просто не могу».
Сын Луута понял ее и пришел к Бекки. А его отец между тем развернул Беки спиной и сношал сзади. Та с охотой берет член сына (тоже очень крупная штуковина) себе в рот. Сосала с удовольствием и мычала. Потом ее имели сразу в две дырки: она села на Луута верхом и подставила сыну задницу.
Мэри наблюдала за ними с краешка бани. Она видела всю оргию, и ей было грустно. Нет, это не отвращение. И ей хотелось. Но хотелось с любимым человеком. Она была девственницей и хотела потерять девственность с тем кого любит. А это место было пустым.

Мэри и Бекки были в доме, на широкой и чистой кровати, которую Луут сделал из нескольких ящиков и своего лучшего белья. Бекки была очень довольна сексом, который продолжался больше часа, и где она полностью удовлетворилась. Однако, Мэри не удовлетворилась и она прекрасно это чувствует.
- Ты не хотела с ними трахаться? - спросила она честно.
- Да. Я чувствую, что это не мое и не могу. Мне нужно, что-то другое.
И она без утайки рассказала подруге о своих душевных метаниях. Бекки улыбнулась и сказала:
- Ничего, ничего девочка, все у тебя будет хорошо. Ты выбираешь и это очень разумно. Тебе нужен любимый человек.
Бекки подвинулась к Мэри ближе и спросила любит ли она ее. И когда узнает, что та любит, признается, что сама от нее без ума. Обнимает, под одеялом, ее нагое тело и целует в губы. Мэри пришла в ужас, но не отталкивает подругу:
- Беки, я не могу. Ты ведь женщина! Я не могу это делать с ЖЕНЩИНОЙ!
Беки была весьма рассудительна:
- Мэри, у тебя любимого человека рядом нет, как и у меня! Почему бы не попробовать. Я, как и ты, в первый раз.
- Ну не знаю. Это ведь неправильно. Мы ведь не лесбиянки! - сказала Мэри, но уверенности было все меньше и меньше.
- А ты об этом не думай, - советовала Бекки. – Думай о том как тебе хорошо! Думай о том, что это наша ЕДИНСТВЕННАЯ возможность, и мы должны взять ВСЕ что сможем! Потом нам так Алекс сказал: «Если захотите расслабится, я пойму». Думай о том, что это тебе ничем не грозит и ты останешься девственницей!
- Правда?!» - спросила Мэри. В ее глазах блеск и она с большой охотой обнимает Беки. Та целует ее в губы.
Потом скинула одеяло, развела ноги и ласкает клитор девушки. Мэри чувствует первый в своей жизни оргазм. Потом она ласкала Бекки. Неумело так. Потом они ласкали друг друга. Потом они заснули в объятиях друг друга. Им было очень хорошо.

Глава 12. Зеркало тщеславия.
Проснулись Мэри и Бекки свежие, бодрые в отличном настроении. Мэри попробовала поцеловать в губы Бекки еще раз, но та лишь смеется и целует ее в лоб. «Нет, нет, дорогая, - говорит она. – Тебе нужен молодой мальчик, а не пожилая тетенька. Не привыкай к этому». Себя она чувствовала просто прекрасно. Помолодела лет на десять.
К удивлению Мэри и Бекки все их вещи были выстираны и заметно улучшены. Брюки Бекки были перешиты и обшиты коричневой крепкой кожей, стали более удобными. Луут смастерил для нее новые сапожки, крепкие и удобные. Была выдана кожаная жилетку с пристегивающимися кожаными рукавами. Луут сделал для нее специальный пояс и ножны для меча. Одежду Мэри тоже улучшил. Кроме того заметно почищены и улучшены два их удобных и вместительных рюкзака. Луут дошел до того, что и белье их выстирал. В общем у Бекки и Мэри не было слов.
Завтракали с хозяином Луутом и его сыном. Разговаривали.
- Спасибо тебе Луут, твои подарки нам понравились, - сказала Беки.
- Что вы, - басил Луут. – Это вы мне сделали самый лучший подарок. Я уже и не мечтал о таком. Это самое меньшее, что я вам мог отдать. Тем более впереди долгий и опасный путь.
Разговаривали о новой дороге, и очень скоро разговор перешел на Алексиса.
- Луут ты о нем что-нибудь знаешь? – спросила Бекки. – Расскажи, пожалуйста.
- Эта информация нам может помочь? - сказала Мэри. – Ну хоть немножечко.
Луут кивнул и признался, что не знает о Алексисе.
- Я слышу это имя впервые, - сказал он. – Но монстр, которого вы описываете мне хорошо знаком. Его древнее и всеми забытое имя МороАк. Он считается самым свирепым и страшным монстром нашего мира. И хотя он не объявлял себя нашим правителем, все его боятся. Он не собирает с нас дань, однако каждый год уносит в свой замок 3-4 жертвы и это точно. Уносил. Несколько сотен лет он томился в своей тюрьме, но теперь он опять свободен и возьмется за старое.
- А что ему вообще надо? – спросила Мэри. – Почему он убивает?
- Такая у него природа, - грустно сказал Луут. – Он убийца. Палач. Ему доставляет удовольствие лишать жизни других. Это его хлеб. Это его единственная цель.
- Луут, ты говоришь, ваш мир он почти не трогает. Он что убивает в других мирах?
- Да, это печальная правда. Он, к сожалению, не простой свирепый зверь – он умный и расчетливый монстр. Он копит знания и постоянно ищет двери в новые миры. Власть и богатства его не интересуют – только убийства и знания. Он становится сильнее, а за ним текут реки крови и остаются миры сожженные дотла.
- Луут, теперь сосредоточься, - попросила Бекки. – Кто такой этот МороАк? Откуда он взялся? И если ты говоришь, он сидел здесь в тюрьме, как вам это удалось? Есть ведь способ?
- Способ есть, - сказал Луут. – Но давайте отвечать на вопросы по порядку. Начнем с самого начала. Откуда он пришел и что делал раньше. Этой истории уже более 1000 лет и придется вспомнить то время. А может быть, и времена гораздо раньше этих событий.
Луут молчал, и обе женщины глядели на него с мольбой.
- Наш мир всегда был таким, - начал рассказывать Луут. – Гармония и Хаос, Люди и Монстры живут бок о бок. Поговаривают, что 10.000 лет назад, когда этот мир был большой необитаемой пустыней в него пришли 4 великих мага. Двое из них были служителями Гармонии и Света, двое – Хаоса и Тьмы. Судя по всему, магам просто не хватало земли для жизни и битв. Они не были друзьями, но увидев новые земли тут же заключили договор: выбрать себе наделы земли и не покушаться на соседей, по крайней мере первую 1000 лет. Так и пошло. Каждый обустраивал свою землю и соседей не трогал. Каждый создал себе свиту. Кто-то монстров, кто-то людей, кто-то ангелов. Первую 1000 лет тут был порядок и процветание, но свиты быстро росли и у 4х магов появилось очень много наследников: дочерей и сыновей. Они стали воевать между собой, они стремились захватить земли друг друга. Более 30 наследников- магов, кроме того более двух дюжин людских королей, которым не хватало земли и они мечтали расширить свои границы; потом еще монстры – они вообще считали эти земли исконно своими и мечтали выгнать всех захватчиков прочь. Каждый хотел безраздельной власти. Уже никто не помнил тех 4х магов – всем это было безразлично. Начиналась эпоха междоусобных войн. Кровавая, жестокая, бессмысленная. Это была эпоха предательств, насилия и зла. И битв было так много, что умерли почти все ангелы в ней, многие монстры, люди вообще миллионами гибли, живых наследников осталось меньше дюжины. Я имею ввиду прямых потомков, а не двоюродных- троюродных родственников и тех, кто выдавал себя за наследников. Времена были очень тяжелые и жестокие. И именно в те времена пришел в мир Отикул – прямой потомок одного из великих магов в 23 поколении. Он родился среди яростных междоусобиц в окружении своих братьев и сестер. И в детстве на него было совершенно множество покушений, но он выжил. Казалось бы, на что он мог претендовать: 7 братьев и 9 сестер, да еще и родственников свора; его били в детстве, мать и отчим (который сам рвался к власти) его презирали и не считали за наследника; к тому же он был хил, некрасив и имел физические изъяны. Ему пророчили смерть еще до 20 лет, и никто не верил в него. А он вознамерился стать великим. Величайшим. В летописи дословно сказано, что однажды он заявил, что настанет тот день, когда все ему поклонятся и признают его правителем мира. Он был поднят на смех, но все это лишь сильнее разожгло в нем злобу и желание добиться своего.
- И он понял, что должен учится. И столько лет, сколько потребуется (сколько бы не потребовалось). Взять своих братьев и сестер, родственников и неведомых врагов, именно умом, а не силой. Он искал этот путь.
Ради него он, наконец, покинул свой родовой замок и ушел в неизвестность. Никто не знал куда. Многие считали, что он умер. И его даже прозвали «уродливым адептом безумия» за те фанатичные идеи, которыми он был исполнен последние годы, а так же те ужасные эксперименты над пленниками, которые он творил в подвале замка, пытаясь создать какого-то идеального война». «Прошло 30 лет с момента его исчезновения, и вот он вновь появился перед нами. «Уродливый адепт безумия» – никто не сомневался. Его не успели забыть, многие видели его портрет, а многие и во времена своей молодости встречались с этим безумцем. Он появился перед нами, и он был ужасно стар. Белобородый, седовласый старец, лицо уродливое и в морщинах, а глаза светятся настоящим безумием. Казалось, он спятил окончательно. «Вы подчинитесь мне! Все здесь будет моим! – кричал и смеялся он. – Я ваш господин! Я повелитель! Поклонитесь мне!»
Отикул собрал огромное войско из монстров невиданной породы и легко разбил своих соседей. И тогда старые враги объединились против врага нового. Решающая битва была самой жестокой и самой кровавой, за всю историю нашего мира. Многие тысячи людей и монстров сложили свои головы в ней. И вот когда Отикул остался один без своего огромного войска он призвал на наши головы новую напасть.
«Это МороАк, - крикнул он нам. – И он стоит всех ваших армий!» Монстр был страшный, но далеко не такой сильный, как Отикул предсказывал. Он был похож на мальчишку. Худенький, черный, весь покрыт волосами, пасть огромная с длинными игольчатыми зубами откуда постоянно капала кровь, глаза красные без зрачков, словно их утопили в крови. Первый раз он появился перед солдатами отчаянно визжа и крутясь на одном месте, как раненное животное. Некоторые солдаты стали смеяться над ним, но они не знали с чем столкнулись. Своими маленькими (в то время) стальными коготками МороАк снес больше дюжины голов за одно мгновение. Примерно два десятка воинов полегло в схватке с ним. Он был очень кровожаден и зол. Казалось, ни один из монстров не мог сравниться с ним в этом. Кое-кто говорил, что МороАк – это нежить, которую Отикул признал с помощью древних некромантских знаний; говорили, что это существо родилось в результате слияния нескольких других существ; кое-кто поговаривал, что это был самый жестокий убийца-наемник, которого Отикул встретил в параллельном мире и каким-то немыслимым образом призвал к себе на службу. Так или иначе, а монстр в то время был очень молод. Свой первый бой он проиграл. Он не мог себя контролировать. Уничтожив солдат он словно забыл о нас и опять стал визжать и крутится на месте. А они больше не теряли бдительности. Зажали его в кольцо, били мечами и защищались щитами от когтей. Однако и уничтожить тварь тоже не могли. Били мечами, бросались огнем. Монстр не умел себя защищать, и его визг были все жалобнее и злее, как у испорченного дитя. В конце концов Отикул взял его в охапку и вместе с ним ушел через портал, крикнув: «Вы еще о нас услышите!»»
«И он и МороАк исчезли на долгих 50 лет, и не появлялись. Никто не знал где они, никто не хотел это знать. Их почти забыли, потому что было много других забот, но один день изменил все». «Земли, которые некогда принадлежали роду Отикула захватили и поделили много раз. И вот однажды к его бывшему фамильному замку подошли двое. Дряхлый старец с уродливым морщинистым лицом и красивый молодой юноша со светлыми волосами. Юноша улыбался, а старец кривился от злобы. Отикул подошел к скучающему стражу ворот и приказал подчинится его воле. Стражники смеялись все без исключения, а потом просто взлетели вверх следуя взмаху руки мага и даже шевельнуться не могли, до того их там скрутило. МороАк кивнул своему учителю и вытянув из пальцев когти полез по стенам замка. Через несколько мгновений все в мире перевернулось. Из замка были слышны вопли, люди в отчаянье бежали и прыгали с высоких каменных стен, по кирпичным стенам текла кровь. Меньше чем за сутки Отикул захватил свои бывшие владения и до смерти перепугал своих соседей. Каждому из них были отправлены повозки полные мертвых голов(придумка МороАка – он просто обожает резать головы)».
«МороАк очень повзрослел. Он стал опасен. Он многому научился. Отикул легко захватил новые земли с его помощью и с каждым месяцем приближался к воплощению своей давней мечты – абсолютной власти над миром. Против огромного войска, где были и люди и монстры вышли только двое – Отикул и МороАк. О что это была за битва. Просто бойня, а не битва. Отикул был невероятно силен в магии и никто не мог подкрасться к нему незамеченным, а МороАк вообще не знал себе равных. Воинов связывало по рукам и ногам какими-то очень мощными чарами, молодые мужчины покрывались сединой и плакали на поле боя, как дети; его рубящие когти мелькали тут и там - отлетали новые руки, ноги, головы, взрывались животы и вытекали кишки, молодые сильные тела падали искалеченные, или совершенно неузнаваемые. Там все в крови плавало на том поле боя».
««Сдавайтесь! – крикнул Отикул. – Вам не выжить! Вам не победить! Я сохраню тех, кто встанет передо мной на колени, но их участь будет тяжела!» Уцелевшие войны сдались и все королевства легли к ногам Отикула и его слуги МороАка». «Наступили несколько лет тирании Отикула и МороАка. Самые высокие налоги, самые жестокие ограничения, доносы, казни, разврат. Отикул обожал пировать, иногда устраивал казни во время еды, иногда травил свои соседей и слуг на этих пиршествах(просто, из скуки), но больше всего он был охоч до женщин. У него никогда не было подруги и вообще что-то было не в порядке с плотью. Однажды его обозвали «калекой в пастели», так теперь он всему миру вознамерился доказать, что он настоящий мужчина. Он лично выбирал молодых и красивых девушек из всех государств к себе в гарем. МороАк всегда был рядом с ним. И он тоже был охоч до женской плоти, правда совсем для иных целей. Он любил резать молодых и красивых девушек на куски, сажать их на колья, отрубать головы и вырезать интимные части тел, как он сам выражался, «в коллекцию». Отикул тоже любил пытать и иногда сам убивал, но все же главной их задачей считал удовлетворение своих прихотей. Он полдня отводил на то, чтоб иметь их. Он даже, когда пировал это делал; когда гулял; когда сидел на троне и занимался государственными делами перед ним на коленях стояла одна девушка (или несколько) и работали ртами. И все кто был у него в гостях, кто ему дела подношения и выслушивал новые указания, обязаны были наблюдать, восхищаться и одобрять его. Это было по настоящему отвратительно, Мэри и Бекки. Невыносимо жестоко. Он ни одну из девушек не мог удовлетворить и сам мучился, потому что кончал всегда с огромным трудом. Я стоял возле его трона и докладывал, а злобный и морщинистый ублюдок сверлил меня маленькими злобным глазками, возле его худых голых ног сидели две девушки и работали над его чреслами. Наконец его противный маленький орган стал изрыгать какие-то жалкие капли. Он заставил одну из девушек все выпить – совершенно меня не слушая, а МороАк одним лишь жестом показал, чтоб я не прерывал доклад. Отикул громко вскрикнул и стал мочится на лицо своей наложницы. Потом грубо оттолкнул ее от себя и властно схватив за волосы другую вложил свой член в рот ей. Не знаю за что, но он очень разгневался на ту первую и хотел ее прямо там казнить во время доклада. МороАк уже схватил ее за волосы и готов был растерзать ее тело, но им помешал я. Дело в том, что эта женщина была моей женой, и я уже не мог читать свой доклад. Встал на колени и просто умолял его сохранить ей жизнь. Плакал и клялся в своей вечной верности. Отикула это очень развеселило, а МороАк злобно ухмылялся, но когти свои не пускал в ход. Я уже сказал все, что мог сказать и мысленно попрощался с ней, когда Отикул швырнул свою вторую девушку МороАку и приказал убить. Мы вместе видели ее страшную смерть и все были в крови, но нас он тем ни менее не тронул. Сказал, что обе девушки ему не нравятся, но ладно, пусть уж я забираю эту, раз так хочу ее. Потому, что Отикул не только наказывает, но еще и заботится о своих подданных. И мы ушли. Знали, что этим не кончится, и этим не кончилось. Через 9 дней моя супруга умерла. На нее были наложены какие-то чары и она гасла, как свеча на ветру. Все меньше и меньше силы было в ее теле, глаза прекратили видеть, говорила плохо, тело уже и не жило вроде – только ее душа. В свой последний день она собрала все свои силы и сказала: «Я счастлива, что умираю здесь с тобой! Я благодарна тебе – за спасение ТОГДА и за все, что у нас с тобой было! Я люблю тебя, мой единственный! Я верю, что ты победишь его! Победишь их обоих! Ты сумеешь спасти этот мир!» Это было невероятно. Она столько мне сумела сказать. И улыбалась. Лицо бледное, и ее улыбка. Она умерла в следующее мгновение, а улыбка на лице осталась.
Я похоронил жену на следующий день и предстал перед Отикулом и МороАком в тот же час. Они смеялись. Они хохотали надо мной. Отлично знали, что случилось с моей женой, и что я в тот момент чувствовал. Мои кулаки сжались, сердце горело злобой. Я ненавидел их. И я понимал, что никто кроме меня не сможет уже бросить им вызов».
Луут долго молчал. Мэри и Бекки видели огромные слезы, которые выкатывались из его глаз. Момент был очень тяжелый, и Бэкки даже взяла его за руку. Мэри боялась, что он потеряет охоту рассказывать, но Луут с собой справился.
«Наверное и сейчас в каких-нибудь наших библиотеках вы сможете что-нибудь найти о короле Авиларе, принце Архарасе и о их безумном крестовом походе. Собственно нас и помнят только благодаря этому походу. Я тогда был очень юн – всего 300 лет, моему единственному сыну – 150. Мы предали Отикула и МороАка, мы стали собирать верных людей и монстров – тех кто не боялся и готов был к восстанию. Мы не желали терпеть тиранию 2 монстров(пусть и очень сильных). Мы вели последних 2 тысячи на решающее и самое последнее сражение. И вот сошлись 2000, против всего 2. МороАк и Отикул хохотали над нами. МороАк бросился на нашу армию, и легко уничтожил первых 500. Словно какая-то цепная реакция шла по рядам и люди разлетались на куски сами собой. МороАка пытались окружить, удивить, но казалось он был везде. Он ломал наши щиты и мечи, вырывал руки и ноги. Остался король, его сын и жалкие две сотни, но даже те люди никуда не бежали. Мы все готовы были умереть на поле боя, потому что не могли вернуться к ТОЙ жизни и опять надеть кандалы. Смерть была лучше и каждый из нас, уже потерявший детей, возлюбленных и друзей, ждал этой смерти. НО случилось нечто иное. То, чего никто не ожидал».
«Когда только и оставалось, что одним взмахом руки довести дело до конца, МороАк вдруг повернулся к Отикулу. И они стали воевать друг против друга, а о нас совершенно забыли. Казалось монстр сошел с ума. Была жесточайшая битва. МороАк был неистощим на заклинания и рубил воздух во всех направлениях когтями, Отикул ставил против него защитные щиты, метал ответные чары и отчаянно скрипел зубами. Но МороАк был неутомим в своей ярости и в боевой магии, а Отикул был очень стар, и силы убывали с каждой минутой. Очень быстро Отикул понял, что МороАка ему не одолеть и стал медленно отступать к замку. Но хитрый и расчетливый монстр обыграл его. Маг настроил все защиты, но забыл о земле по которой шел. Его затянуло в нее по шею, и МороАк сильным ударом ноги сбил голову чародея со старых плеч.
Он повернулся к уцелевшим людям и объявил: «Я отменяю все подати и не объявляю себя повелителем этого мира, но ВСЕ вы будете меня бояться, обещаю!»
Земля под нами начала дрожать и меняться. Деревья рухнули и обратились в пыль, зеленая трава сменилась песками; исчезли и замки и строения; вдалеке выросли из под земли огромные черные горы. МороАк обхватил нас какой-то воздушной сферой и очень быстро понес над землей. Мы видели огромное черное озеро и небольшой островок в его центре. Огромную скалу на острове и черный замок на ее вершине. Мы оказались в тронном зале его дворца».
«Не смейте сюда приходить во второй раз, - сказал он нам. – Скажите остальным, кто поднимется в этот замок, найдет здесь свою смерть. Я не буду вас трогать – живите, как хотите, но в качестве платы я буду забирать троих из каждой вашей деревни, или города, каждый год». И он исполнил свое обещание. Ежегодно более 100 человек уходило из нашего мира. Ее даже прозвали «кровавой сотней», «несчастливой сотней», «годовой сотней». В остальном же мы жили как жили. МороАк не наподдал – он словно вообще забыл о нашем существовании и вспоминал только тогда, когда наставал черед платить дань. Все занимались своими делами и каждый год молились на то, чтоб не оказаться среди несчастных жертв МороАка».
«Королю Авилару в ту пору было 500. И он, вместе со своим сыном не желал терпеть подобные порядки. И он не хотел, чтоб его народ страдал, и каждый год расставался с сотней своих людей. Он не желал терпеть МороАка и смиряться с ним. Он знал, что черный монстр ищет проходы в другие миры и не желал равнодушно относится к этому. Он был уже не молод, и его последняя встреча с МороАком была плачевна, но он понимал, что должен остановить демона. Вместе с Архирасом он совершил многодневный и опасный поход к черному озеру. Никто с ними вместе не пошел. Через многое прошли двое людей, но своей цели достигли.
И вот последнее сражение с демоном тьмы. Он хохотал над ними, он разбил их и вот уже готов был уничтожить, но внезапно был открыт секрет МороАка. В его тронной комнате, вмурованный в пол есть заповедный бассейн с бурлящей зеленой водой. Это ключ ко всему. В нем сила МороАка, в нем его погибель. Смертный, который окунется в эти воды становится бессмертным и его силы увеличиваются во много раз. Противостоять МороАку может только бессмертный и равный по силе. Король и его сын упали в эти воды и нашли на его дне цепи кандалы. Они были одеты на МороАка, и демон вернулся в свою клетку. На дне бассейна он был полностью беспомощен и сам встать не мог. Кошмар окончился. Все было в порядке. Им нужно было только уйти, но они задержались. Они нашли еще один странный предмет.
Это было древнее зеркало. И оно показывало вовсе не то, что было на самом деле – оно отражало тайные желания, тех кто смотрел в них. И король вместе с сыном смотрели в это зеркало. И они видели двух мудрых, красивых и сильных правителей. Они видели свои земли богатые и изобильные. Они видели свой счастливый народ, который не мог нарадоваться на таких правителей. Они видели огромную славу после их жизни, которая сохранилась в веках. И через тысячу лет люди славили Авилара и Архираса, изгнавших демона и вернувших мир и процветание свои подданным»
Луут грустно вздохнул:
«Здесь и была ловушка. Чем больше мы смотрелись в это зеркало и чем сильнее привязывались к этим образам, тем сильнее мы менялись в реальном мире. Мы сгорбились, скривились, превратились в ужасных уродливых карликов, ничем не похожих на людей. А когда заметили это, было уже очень поздно. Мы были именно такими, какими мы сейчас являемся перед вами. Мы были в ужасе и ничего не понимали. МороАк в бассейне хохотал. Теперь настала очередь его торжества. Теперь он нам был нужен. Только он знал, как отменить чары которые наложены зеркалом тщеславия и для того, чтобы вернуть наш человеческий облик, мы должны были поднять его на поверхность. Он предлагал нам править втроем. ОН убеждал нас в том, что не станет нападать на двоих бессмертных людей. Он даже хотел подарить нам этот мир, окончательно отменив все подати. Но мы решили пусть все останется, как оно есть. И пусть мы останемся навсегда уродами, зато наш мир и никакие другие миры о МороАке больше не услышат. Мы ушли. И так закончилась история МороАка, короля Авилара и его сына принца Архараса».
Луут вздохнул:
«Однако я совсем не понимаю нынешней истории, - сказал он. - Каким образом вам удалось его освободить и перенести в свой мир. Затем вы его вернули в этот мир и сами в него проникли. Очевидно, что теперь вам нужно повторить подвиг уже забытого всеми короля и его сына».

Глава 13. Дорога через кладбище.
- Я и мой сын поселились в Климатике, - сказал Луут. – Мы живем здесь уже 500 лет и вполне довольны своей участью. Мы приносим пользу и нас тоже здесь любят. Ничего назад уже не вернуть, но кое-что у нас здесь есть и стоит жить и работать ради этого.
- Кое-что?! Кое-что?! – воскликнула Бекки. – Луут да вы можете все вернуть на круги своя. Вы знаете, как пройти к его логову, вы сражались с ним, вы его даже победили. Идите с нами, и вы снова станете людьми!
- Нет, - сказал Луут. – Не могу. Это не моя битва, а ваша. Вы должны сражаться, а не я. Я уже не смогу с ним драться, да и потом, если мне удастся вернуть свой человеческий вид, кем я буду для этого времени – никому неизвестным королем, у которого уже никого нет, кроме сына? Уж лучше пусть все будет по старому. Я – Луут. Луут из Климатика, которого все знают и которому все рады.
Еще несколько часов уговоров, не привели ни к чему. В конце- концов, Мэри и Бекки собирались, поблагодарили Луута и его сына за гостеприимство и отправились в долгий путь.
Мэри и Бекки шли через зажиточную деревню Климатик. Здесь были каменные большие дома, широкие скотные дворы и жители были приветливыми (здоровались), но смотрели на них так, как смотрят на тех кто идет на верную смерть.
Бекки и Мэри прошли всю деревню и увидели за высокими стальными воротами кладбище. Там же они встретили Алекса.
- Не бойтесь этого кладбища, - сказал он. - Пока светло и вы с этой стороны ворот зомби вас не тронут.
- А тут есть зомби?» - спросила Мэри с содроганием.
- А как же. Кровожадные. Опасные. Они выходят ночью из своих могил и только и мечтают, чтоб разорвать на куски двух отважных женщин.
- Что ж теперь делать, а, сынок? - спросила Бекки.
- Я думаю, стоит немного потренироваться, прежде чем идти на кладбище, - сказал Алекс.
- Тренироваться?! – удивленно спросила Мэри. – Как тренироваться?
Они вошли в небольшой деревянный сарайчик прямо у ворот кладбища.
- Осмотри внимательно свой посох, - сказал Алекс. – Здесь четыре основных цвета – четыре стихийные магии. Красный камень(магия огня), Белый (магия воздуха), Черный(магия земли) и Синий(водная магия). Еще какие-нибудь камни имеются?
Мэри увидела очень много камней: бирюзовые, зеленые, розовые, коричневые, фиолетовые – они намного меньше основных камней и рассыпаны по всему посоху как веснушки на ее теле.
- Некоторые из камней используются для усиления заклинаний. Другие чтоб оградить себя от отрицательных эффектов некоторых чар. К сожалению от того заклинания которое я вам предлагаю оградится невозможно. Называется «Дневной свет». Преимущество в том что оно извлекает настолько мощный поток света, что ослепляет твоих врагов. Ты тоже ослепнешь, но преимущество будет на твоей стороне. Ты сможешь прийти в себя намного раньше, чем твой враг. Комбинация камней сложная, но ты приноравливайся. 2 раза желтый камень, белый камень, голубой, розовый и опять белый, 2 раза. Пробуй, Мэри.
Мэри сначала нашла нужные камни, а потом разучивала комбинацию.
- Кричи дневной свет и нажимай их, - советовал Алекс. – Очень громко необязательно главное очень четко и уверенно. Чем четче и уверенней скажешь, тем сильнее будет свет.
- Дневной свет! - выкрикнула Мэри и тотчас весь сарай заливает настолько яркий и режущий свет, что она сама роняет посох и упала на землю. Бекки шарахнулась и в страхе налетела на стену. Обе ослепли. Бекки даже ругать Мэри начала, от страха. Алекс успокоил обеих женщин.
- Мама сейчас все пройдет. Успокойся. Нужно только подождать.
Мэри:
- Ты молодец – нашла нужное сочетание камней. Сейчас зрение восстановится. Но, на будущее совет, в следующий раз прижмись к Бекки, или пусть она тебя обнимет – вы обе будет под действием посоха.
Попросил Мэри потренироваться перед выходом на кладбище. Бекки прижалась к ней, и действительно ее слепота закончилась вместе со слепотой Мэри. Но только три вспышки она выдержала, а потом сбежала. И вот Мэри полностью готовая выходит из сарая.
- Алекс я все запомнила и не подведу ни тебя ни маму. - Помните, девочки, - сказал Алекс. - Каждая выполняет свою роль. Бекки будет пробивать дорогу вперед и накрывать щитом. Зомби не преступят защитного поля и меч будет отбивать их атаки, но их там ОЧЕНЬ много. Когда дело пойдет совсем худо – заклинание «Дневной свет». Станет очень светло. Некоторые мертвецы сгорят, некоторые разбегутся, но все до единого ослепнут. У вас будет несколько секунд, чтоб припустить со всех ног. Даже если не добежите до выхода вы станете к нему ближе. В конце концов, кладбище небольшое и если с первого раза не получится, получится со второго. Используйте посох, меч, свои ноги все что угодно – уходите с кладбища. Берегитесь их гнилых зубов и когтей. Совсем необязательно, что вы станете такими как они, но последствия будут очень неприятные. Если повреждения будут незначительные – вы будете болеть 2 месяца временными слабостями, ухудшением зрения, внезапными вспышками гнева; если заденут вас серьезно все будет зависеть от количества агрессии в ваших душах – может быть гниение тканей, может все закончится длительной комой, но а если вы питали ко всему миру невыразимую злобу и дали себя искусать – мучительная смерть, после которой вы не получите покоя, а присоединитесь к ним – днем спать в могильной земле, а ночью искать себе пищу.
- Очень содержательная лекция, - сказала Мэри. – Меня от нее просто мурашки пробирают. Содрогается.
- Ты просто эксперт по этому миру, - сказала с заметной долей похвалы Бекки.
Через минуту тряхнув головой сказала:
- Мы пройдем это. И никто нас не покусает. Вперед, деточки мои!
Вытащила из ножен меч и вращая его в руке вошла на кладбище. За ней Мэри. За ними Алекс, впрочем, он, как безтелесный и едва видимый призрак, очень быстро перенесся вперед и стал поводырем. А поводырь был нужен. Очень быстро день сменился сумерками и вокруг заметно потемнело.
- Темнеет! Как назло, - сказала Мэри раздраженно.
- Не кипятись милая моя девочка! – сказала Бекки с улыбкой. – Я не хочу дальше одна идти. Еще чего доброго осядешь на этом кладбище.
Обитателей этого мрачного места (в сумерках оно еще мрачнее) пока не было видно, но Алекс сказал, что они уже готовятся к нападению. Призывал идти быстрее и указал дорогу.
Бекки чуть не влетела в что-то большое и темное. Думала, что это памятник, но подняла глаза выше и поняла, что ошиблась. Перед ней был мертвец. Двухметровый. Толстый. В лохмотьях одежды. Сине-зеленная кожа. Внутри черепа что то светилось - глаза и мозги мертвеца излучали демонический зеленый свет. Бекки оторопела от такого страшного зрелища, но только на минуту.
Монстр вскинул руку и намеревался ударить ее в лицо, но Беки вскинула меч и отсекла мертвую руку. Взмахнула клинком для нового удара, но монстр оказался сообразительным и отпрыгнул прочь.
Со всех сторон в Мэри и Бекки полетели кости, камни и просто комья земли. Бекки вскинула щит над собой и раскинула силовую сферу над собой и своей подругой. Со всех сторон стали слышных стоны, хрипы, рычание. Со всех сторон на Бекки и Мэри двигались зомби.
Бекки держа над головой щит другой рукой отчаянно рубила новых обитателей кладбища, которые вставали у нее на дороге. Мэри палила по ним их посоха то огнем, то молнией. Но с каждой минутой количество живых мертвецов возрастало. Идти становилось по настоящему трудно. К тому же из земли по которой шли Бекки и Мэри стали вылезать мертвые руки головы с оскаленными пастями. Лица, которые смотрели на них из земли, были самым ужасным зрелищем. Мэри заморозила пару таких лиц, но время было проиграно. Мертвецы обступили их такой плотной толпой, что идти вперед было просто невозможно.
«Дневной свет», - шепнул Алекс на ухо Мэри. Молодая волшебница нажала нужные камни, громко выкрикнула заклинание и переложив посох в одну руку, другой рукой обняла Беки. Свет был ярче, чем днем. На несколько секунд все на кладбище залило этим светом – исчезли и мертвецы и могилы и Мэри с Бекки.
Они пришли в себя раньше, чем зомби и увидели, что дорога свободна. И еще увидели(к своей радости), что до выхода с кладбища осталось только 30 метров. Обезумев от радости, и едва не побросав на землю свое магическое оружие обе подруги рванули с кладбища. Зомби впереди не было. Многие из них разбежались, а некоторые просто сгорели (под ногами были их останки). Заклинание «Дневной свет» настолько хорошо рассеяло тьму, что вокруг стало светло на несколько секунд. Беки и Мэри отлично видели дорогу и расстояние между ними и воротами выхода уменьшилось.
Вокруг них был слышен рев зомби, которые уже начинали приходить в себя, но их это уже не волнует. Они делают свои последние прыжки и оказались в пролеске – несколько приятных на вид деревьев и земля сухая, а главное труппы умеющие ходить никогда бы не вступили на эту землю. И небо здесь было значительно светлее, чем сейчас на кладбище.
Перед Бекки стоял тот самый гигантский мертвец, которому она отсекла руку. Ворот между ними не было, только их останки(до того они были старыми). Расстояние между ними – 20 сантиметров. И мертвец не мог достать свою добычу, так же как добыча не желала возвращаться к мертвецу.
- Что не можешь, не можешь сюда войти, - насмешливо спросила Беки. – То-то же. Ушли мы от тебя. И вообще от ВАС.
- Арррахраарра, - злобно прохрипел мертвец и протягивает к Бекки руку, на которой теперь нет кисти. - Да, да знаю. Отрубила руку. Сам виноват. Думал, что мы такая легкая добыча да? А вот не надо было так думать? – Бекки вынула меч из ножен и угрожающе наставляет на монстра. - Ладно. Все. Все закончилось. Уходи. Иди к своим. А не то еще что-нибудь отрублю тебе.
- Тарахаратахр», - жалобно сказал мертвец, затем развернулся и ушел от ворот кладбища прочь.
- А они вообще имеют разум, а Алекс? – спросила пораженная Беки. – Ну…это…когда становятся….
- Мама, я этого не знаю, - сказал Алекс с явным нежеланием обсуждать данную тему. – И я тебе советую не знать ничего об этом. Есть у них разум и чувства, нет – нас это не должно заботить. Послушай хорошего совета – не загружай голову подобными размышлениями, больше спокойных ночей будет.
- Да уж!» - произнесла Мэри, которая отлично поняла Алекса.

Глава 14. Пролесок.
Ворота кладбища пустовали. Все зомби улеглись в свои могилы и кладбище казалось очень безобидным местом, только очень страшным. Там было очень темно, а в пролеске, где стоят Мэри, Беки и Алекс - сумерки, словно эти две грани существовали в разных часовых поясах.
Вдоволь насмотревшись, Бекки и Мэри наконец-то посмотрели друг на друга. Бросили щит меч и посох (они нутром чуют, что они им не нужны здесь) и обнялись.
- Великая волшебница! - воскликнула Бекки.
- Мой рыцарь в сияющих доспехах! - воскликнула Мэри.
Алекс стоял рядом и он был очень доволен своими помощницами.
- Вы обе – молодцы! Умницы! Замечательная команда!
Теперь Алекс был виден чуть четче, но все равно очень расплывчато.
- Это один из эффектов этого мира. Чем ближе к Алексису мы будем подходить, тем четче я буду виден. Тем больше у меня будет сил. Призраки тут тоже кое-что могут, учтите.
Перед ними был пролесок. На несколько метров вперед росли редкие деревья, сухая симпатичная земля, а впереди поляны.
«Это безопасное место, - сказал Алекс. – Отдыхайте тут смело. Восстанавливайте силы». Мэри и Бекки так и сделали. Расположились под деревом и начали свой скромный ужин.
«Ни одно враждебное существо никогда не сможет вступить сюда, - сказал Алекс. – Всего четыре метра, но они безопасные».
«По легенде несколько ангелов осветили это место. Они устали биться с нечестью и сделали границу, которую невозможно пересечь злу, никаким способом. Ангелы сгинули в тот же миг, а место превратилось в барьер, настолько мощный, что если бы тут объявился Алексис и он бы не смог подобраться к вам. Только тот кто благороден и чист сердцем смогут пройти».
Мэри и Бекки сложили оружие, сидели и слушали. Потом спали вповалку.
«Сон в этом месте придает много сил», - закончил Алекс.

Глава 15. Поляны ловушки.
- Про поляны нужно помнить самое главное – все они подставные, - сказал Алекс, на следующие утро. – Некоторых полян и нет вовсе – может это голодный монстр, раскинул свою пасть и ждет.
- Много их тут?» - спросила Мэри.
- Несколько сотен, но все зависит от того как вы пойдете. Если правильно пойдете, их будет всего 17. Некоторые поляны могут запутывать, указывать ложное направление. Они все сделают, что бы ходили бесконечно и в конце концов погибли в ловушках.
- Сынок, ты нас выведешь? - спросила Беки с надеждой.
- Мам, я постараюсь, хотя ничего обещать не могу. На моих глазах эти поляны всего пять человек прошло за те 30 лет, что я тут нахожусь. Если я все правильно помню…ох не знаю…не знаю. Ну ладно, вперед.
И они смело вступили на первую поляну.
Первая поляна казалась им пустой и не поляной вовсе. Травы на ней не было, растений не было, ничего живого не было. Просто голое плато.
- Алекс, это что поляна? – спросила Беки. – В чем тут фокус?
- Трава вырастет. Она уже начала расти. В этом и есть фокус, - объяснил Алекс.
Действительно у ног путешественниц встают маленькие травинки. Они быстро распрямляются и уходят вверх. Растут с дикой скоростью.
- Не смотрите на них, бегите быстро! - закричал Алекс. – Вы должны пересечь поляну, прежде чем они будут с вас ростом!
Женщины перешли на бег, и только Мэри кричала:
- А они так могут?
На ходу Алекс объяснил ей:
- В этом и состоит секрет этой ловушки. Трава становится выше вашего роста и вы вязнете в ней. Она надежно скручивает вас и вы задыхаетесь. Если будете бежать достаточно быстро, сможете прорваться.
Они пробежали только половину поляны, а трава уже им по пояс. Начались прыжки, но прыгать было очень тяжело. Казалось, что молодая зеленая трава просто не хочет пропускать Мэри и Беки.
- Беки, руби траву! Без жалости! – закричал Алекс. – Прорывайся к выходу!
- Точно, - закричала Беки и взмахнула мечом. Она начинает рубку и трава от ее ударов ложилась на землю. - Мэри, используй Посох Силы! Используй заклинания! - кричал Алекс.
- Точно! - отвечала Мэри.
- Только не жги их! Вы сгорите вместе с травой! Лучше заморозь!
Мэри начала морозить траву и не только на пути ее и Беки, но и везде вокруг. Трава из зеленой стала синей, покрытой инеем и легко ломалась от ее простых ударов или ударов меча. В определенном радиусе она заморожена, но вокруг она уже больше человеческого роста.
Практически Мэри и Беки не видели куда идут – они ориентировались про голосу Алекса. Голос вел их к выходу. И вот рубанув очередной слой мерзлой травы, Мэри и Беки увидели несколько деревьев отделяющих их от новой поляны. Тут же увидели расплывчатый, неясный силуэт Алекса-призрака.
- Это разделительный барьер между полянами, - объяснил он. – Всего несколько шагов, но безопасных.
Алекс указал направление и они шли к следующей поляне. Но едва они вступили на зеленую траву, тут же Алекс советовал им накрыться щитом. Травинки под их ногами дрожали и взлетали вверх. Несколько из них выстрелили в ноги в руки и лицо Мэри и Беки прямо внутри щита, но оказались ничем иным как безопасной, но весьма едкой жидкостью от которой кожа стала чесаться и плохо пахнуть.
Зато другие набрали полную силу. Они обрушились на них настоящим кислотным дождем. Вокруг образовались большие зеленые лужи. И тут же распространилось мерзостное зловоние. Лужи шипели и пузырились. Щит держать было очень трудно. Мэри тут же заморозила всю кислоту на нем благодаря чему она наконец то была сброшена. Потом морозила кислоту под ногами и Беки с Мэри чуть- чуть опасаясь за сохранность сапог, шли. С помощью Алекса они перешли к новой поляне.
Они прошли поляну кишащую ядовитыми тварями. Поляну с выдвижными шипами вместо травы. Поляну где земля обрушивалась. Много полян. Самая последняя (26) поляна была только видимостью поляны, а на самом деле было болото. Приходилось морозить траву-жижу и скользить по ней. Вот деревья расступились, показалось небольшое плато, где на выжженной серой земле ничего не росло, а впереди был густой высокий лес.

Глава 16. Паучий лес.
Мэри и Бекки сидели в тени деревьев безопасного пролеска, а Алекс рассказывал им о новом испытании. Впереди был паучий лес. Огромные деревья в кронах которых жили огромные черные и очень кровожадные пауки. Этим паукам всегда было мало. В лес входили и одиночки и группы и очень большие группы (до 16 человек), но никто из них не смог пройти это испытание. Алекс не видел ни одного человека который прошел его от начала и до конца.
Тут Мэри и Бекки очень интересовало, что ожидает их после паучьего леса. Алекс честно рассказывает о пустоши отчаянья и трех ее испытаниях, каменных скалах и озере смерти посреди которого остров Алексиса.
- И откуда ты знаешь про все эти испытания?» - спросила с усмешкой Бекки.
- Да, расскажи, - попросила Мэри. – Сам ведь говорил, что этот лес никто не проходил.
- Дело в том, мои дорогие путешественницы, что пленники этого мира появляются неравномерно. Некоторые в пустыне «Три холма». Другие прямо посреди Климатика, или мрачного леса. Было несколько эпизодов, когда порталы открывались прямо в паучьем лесу. Я видел несколько поистине отвратительных смертей. А некоторые оказывались счастливчиками, и их выбрасывало за его пределы. В пустошь отчаянья, прямо на скалы, в озеро смерти, но чаще всего в пустошь отчаянья все же.
- Ладно, идем, - сказала Беки вставая. – А интересно, кого-нибудь прямо в замок Алексиса выбрасывало, или на его остров.
- Я думаю, там у них было очень мало шансов выжить, - сказал Алекс.
- Зная характер нашего «приятеля» я бы сказала никаких шансов! - уверенно сказала Мэри.
Кроны деревьев были все сплетены паутиной, а она в свою очередь создает прочную пленку, которая блокировала солнечные лучи. В лесу создавался жутковатый полумрак и еще угрожающая тишина.
Тихо и пустынно было только на первый взгляд. Если чуть приглядеться, то можно заметить огромных, мохнатых, черных пауков, которые затаились в кронах деревьев или иногда очень быстро пробегали по собственному потолку. Все они наготове, и в любой момент готовы упасть на голову отважным женщинам.
Бекки так и не вошла в этот лес. Мэри сделала по нему только пять шагов, но с диким визгом бросилась обратно, когда ей показалось, что она слышит шипение у себя над головой.
- Алекс, что делать?!» - вопили они в один голос.
- Я не справлюсь со всеми пауками! – кричала Беки. – Будь я даже лучший воин в мире!
- Моя магия сильна, но там их целые ПОЛЧИЩА! - плакала Мэри.
- Так, без паники! – требовал Алекс. - Сейчас что-нибудь придумаем!

Он уже был видимым призрак и весьма сильным. Алекс пробовал взлететь и это у него с успехом получилось.
- Я надеюсь что моих сил будет достаточно! Так, Мэри держись обеими руками за посох и подними его вверх! Бекки давай мне обе свои руки!
Он подхватил обеих женщин и попробовал поднять вместе с собой в небо. Схватить посох одной и руки другой получилось, только вот получится поднять их? Алекс работал изо всех сил. Ни мускулами, а разумом. Все его тело дрожало и на лбу выступает мелкий пот призрака.
Вот он оторвал их на несколько сантиметров. Вот на полметра. Вот два метра. Вот, победа! Они над коричневой пленкой леса, которая сверху казалась огромным куском свиной кожи которую выставили сушится на солнышке. Или огромным тентом.
- Передвигайтесь прыжками, - дал Алекс им напутствие. – Пленка выдержит вас вес - не бойтесь провалится. Но вот пауки…они легко ее разорвут и выбегут за вами. И боюсь на «крыше» паучьего леса они станут еще опаснее, чем в его чертогах. Готовы?
Поймав кивки обеих женщин, Алекс отпустил их вниз. И полетел вперед намного быстрее и лучше, избавившись от ноши.
Мэри и Бекки не стали трепыхаться на одном месте, а сразу попытались сделать хорошие прыжки. Получилось очень недалеко, но получилось. Пленка колыхалась под ними как водный матрац, или батут. Вскоре уже получалось делать вполне приличные и далекие прыжки и почти одновременно. Впереди была Беки, но иногда и Мэри. Алекс летел над ними. Впереди уже маячила пустыня и была она с каждым прыжком все ближе и ближе.
Но пауки тем временем тоже не теряли времени. Многие из них уже колупали своими черными лапищами свою же пленку. Несколько пауков сразу расковыряли огромную дырищу и прям в том месте, где они должны были приземлиться, однако Алекс схватил за руки обоих женщин и пронес над черной дырищей. Но пауки тоже выбрались и Мэри и Бекки увидели своими глазами этих огромных и гадких созданий. Вот уже совсем близко конец этому паучьему лесу. Мэри и Беки сделали отчаянный прыжок вверх, Алекс схватил одну за посох, а другую за руку и попытался поднять как можно выше, потому что на их пути тут же вырос огромный страшный паук и уже щелкал своими голодными челюстями.
Паук остался ни с чем, а отважные путешественницы увидели, как лес под их ногами кончился. Теперь под ними была пустыня, и они мягко падали вниз с почти пятиметровой высоты. Остальные пауки не решились, а один все таки прыгнул (наверное, он был самым голодным из всех). Бекки свободной рукой выхватила меч из ножен и не долго думая рассекла отвратительное создание на две половины, когда тот раскинув свои лапища приблизился. Пришлось ему дальше лететь в виде двух визжащих и льющих кровь половин.
Мэри, Бекки и Алекс встали на песок в 3 метрах от леса. И никто на них не бросился, хотя из леса на них тут же уставилось множество злых глаз. Или пауки настолько ценили свой лес и ленились выходить наружу; или их убедил разрубленный собрат, который в данный момент подыхал в луже собственной крови.

Глава 17. Пустошь отчаянья.
- Перед вами пустошь отчаянья, - сказал Алекс. – Это громадная пустыня. И здесь всего три испытания вам встретятся. Лабиринт Кроокса – земляные туннели, где вы можете повстречать свирепого крота-мутанта. Он опасен только для невооруженных путешественников. Ударьте его молнией, или мечом по лапе, или возможно просто напугаете своим боевым видом – он так спрячется, что вы его нарочно будете искать и не найдете. Огромный, жирный, шерстяной трус. Чувствует сильных соперников и тут же сдается, без боя. Вас может похитить птица Лароокс. Она отнесет вас в гнездо, к птенцам, для забавы. Из гнезда легко убежать. Там выступы скал очень удобно расположены. На моей памяти вообще нет того, кто бы оттуда не убежал. К тому же гнездо находится на опасных скалах, а это выход с Пустоши.
Алекс сказал и замолчал, словно дальше не хотел рассказывать.
- Алекс, сынок, ты чего то не договариваешь, - сказала Бекки, заметив перемену настроения. – Что там за третье испытание?
- Мертвый город- Призрак, - вздохнув, ответил Алекс. – Он совершенно не опасен для людей, но для меня…
- Ты его боишься?» – с сочувствием спросила Мэри.
- Очень боюсь. Там есть призрачная банда Дика Скульца, надо сказать у меня очень натянутые отношения с этими ребятами. Один раз я сбежал из их рук, но теперь если мы встретимся, я думаю, меня просто уничтожат.
- А разве можно уничтожить дух? – спросила Мэри. – Душа ведь бессмертна.
- Только не там, - ответил Алекс. – У Дикона есть специальное оружие, которое может уничтожить привидение.
- Его главное оружие это страх, - сказала Бекки. – Сынок, ты главное помни, мы с тобой.
- Да! – сказала Мэри. – Мы тебе поможем. Как ты нам помогал!
- Мы не обязательно попадем в тот город, - успокоил сам себя Алекс. – Может любое другое испытание выпасть, все три разом, или вообще ни одного.
И тут же настроился на походный лад.
- В любом случае переход по пустыне будет тяжел и долог. Займет два дня. Вперед.

Мэри, Беки и Алекс шли через пустошь отчаянья. Провели ночь в пустыне. Грелись у костра, который Мэри развела с помощью посоха. Бекки заснула, а Алекс и Мэри разговаривали. Разговаривают о том, что теперь все изменилось, и их отношения тоже изменились. Мэри вздыхает и говорит, что ей очень жаль, что Алекс призрак. Она очень хотела бы его обнять и поцеловать. В благодарность за все что он для них сделал.
На следующий день Беки унесла птица Луракс (когда она отошла от ребят, чтоб сходить в туалет) и Алекс с Мэри остались одни.
- Главное не паникуй, - говорил Алекс. – Она уже у опасных скал. Она уже выбралась. Главное теперь нам выбраться.
Прошло еще немного времени, и они попали в мертвый город Призрак.
Мертвый город –призрак был похож на городок из вестерна. Тут был салун, церковь, скотобойня, погребальная контора, гостиница и т.д., но не было людей. Ничего живого. Этот городок не случайно назывался мертвым.
Мэри, как и Алекс, отлично видела этот город и шла вперед сжимая обеими руками посох. Однако ей здесь ничто не могло повредить. Алекс сказал ей об этом. Он успокаивал ни то ее, ни то себя – говорил, что можно пройти через весь город, так никого и не встретив. Но судьба была не благосклонна к нему.
Поперек дороги стоял дикий Дик Скульц – скелет- призрак в лохмотьях одежды, с лохмотьями плоти на костях. Рядом с ним было еще три скелета.
- Рэйн! – закричал он. – Что ты делаешь здесь?!
Наотмашь ударил его кулаком в лицо и хохотал, когда тот откатился в сторону.
Хохотали и его парни. Когда Алекс встал и пытался идти вперед его ударили ногой в грудь. Рассерженная Мэри пыталась достать Скульца посохом, но ее попытки были так же тщетны – любая магия, любые заряды были бессильны против призраков.
- Это мир мертвых, - кричал Скульц ей в лицо. – Живым тут делать нечего!
- Нам нужно пройти, - сказала Мэри. – Пожалуйста!
- Ты иди, - сказал Дик. - А Рэйн это совсем другое дело. Он не пройдет.
- Мы пройдем вместе! – закричала Мэри. – Понял ты, чертов призрак?!
- Грубиянка, - только сказал Скульц и тут же потерял к ней всякий интерес. Он и его банда проходят через Мэри и пошли к Алексу. Отбросили его еще дальше. Алекс пробовал обогнуть банду, но ничего не получалось. Всюду на него сыпались удары.
Наконец, он увернулся, и со всей силы ударил Дика, в челюсть. Это его остановило.
- Смелым стал, Рэйн?! - сказал Скульц, зло. – Ради девчонки своей геройствуешь?!
- Не твое дело! - сказал Алекс.
Скульц вынул прозрачный призрачный револьвер и направил в Алекса.
- Вали из этого города! Назад! К мамочке, под юбку! - кричал он.
- Моя мама уже у Черного озера! – с гордостью выпалил Алекс. – Она впереди, ни сзади! А я все равно пройду!
- Смельчак! – сказал Дик и наставил револьвер на голову Алекса, а затем отводит. – Даже жалко убивать!
- Тогда пропусти!
Дик совещался с бандой.
- Вот что, - сказал он. – Мы тебя пропустим и даже назовем героем этих мест, но после того как ты докажешь свою смелость. С 20 шагов. Против дикого Дика Скульца. Возьми револьвер, сынок. Будь мужчиной.
Алекс взял револьвер. Мэри видела, как он дрожал (хотя был призраком). Мэри смотрела прямо ему в глаза и начала шептать: «Алекс ты победишь, я в тебя верю! Ты мой дорогой, мой любимый! Мой герой!»
Алекс приободрился после ее слов. Отошел на 20 шагов от Дика Скульца. Сам не ведая как, уклонился от пули и продырявил Дику левый бок.
«Черт!» - заорал Дик и вместе со своей бандой исчез. Исчез и револьвер в руках Алекса. На место проигравшего встает Мэри. Она улыбалась. Она была очень красивой. «Я люблю тебя, Алекс!» - сказала она и посылала воздушный поцелуй. Алекс был очень смущен и если был бы человеком покраснел бы.

Алекс и Мэри продолжали свой путь. Они разговаривали. Они признались друг другу в любви.
- Я влюбился в тебя с самых начальных классов, - сказал Алекс. – Наша первая встреча и я бредил тобой практически каждый день. Мы были хорошими друзьями, но я всегда хотел большего. Просто робел и не мог признаться в своих чувствах.
- Признаться я тоже в тебя тогда влюбилась, - говорит Мэри. – Но только здесь поняла, как ты на самом деле дорог мне.
Шли дальше и строили планы на жизнь:
- Я хочу встречаться с тобой, как со своей девушкой, - сказал Алекс.
- Я «за», - сказала Мэри. – Я уже встречалась с ненастоящим Алексом Рэйном, теперь хочу чтоб все было серьезно.
И вдруг Алекс закричал радостно: «Скалы! Опасные скалы! Мы выбрались!»

Глава 18. Вот они и встретились.
Алекс и Мэри стояли возле опасных скал. Скалы были высокие, крутые, неприступные на вид. Мэри сделала одну попытку забраться, но очень быстро сдалась. «Алекс, перенеси меня через них, как тогда ты делал. В паучьем лесу», - попросила она.
Алекс взял ее за руку, и вместе они взмыли над скалами. Вместе приземляются на жесткие камни с другой стороны. Они были на берегу Черного озера.
Вода здесь и правда была черной и пугающей. И озеро казалось, растянулось до бесконечности. Мэри и Алекс шли по берегу и метров через 100 встретили Ребекку Рейн, которая шла к ним на встречу.
Та рассказала, как птица Луракс несла ее через пустыню, как бросила в с вое гнездо, как она отбивалась от двух голодных птенцов и потом удирала по выступам скал. А сейчас услышав их голоса совсем рядом хотела закричать, но голосовые связки словно одеревенели от восторга.
Мэри и Алекс были безумно рады этой встрече. Вот они снова вместе и не было слов, чтоб описать их радость.

Глава 19. Озеро смерти и его паромщик.
- Что это за озеро Алекс? – спросила Бекки. – Почему вода такая черная и почему над ней такой плотный туман.
- Вода – яд. Не касайтесь ее руками, ногами и вообще старайтесь, чтоб она не попала на вас. Старайтесь не вдыхать этот туман. Он ввергает в тоску, уныние и лишает рассудка.
- А как нам тогда переплыть это озеро к Черной скале?» - спросила Мэри.
- Тут должна быть лодка Хроноса. Только он один может переплывать это озеро и возить с собой пассажиров.
- Смотрите себе под ноги, - сказал Алекс. – Обыскивайте мертвецов. Любые ценности берите. Хронос за бесплатно никого не возит.
Мэри и Бекки увидели на земле очень много костей погибших путешественников.
- Это кости тех, кто по своей наивности думал, что самостоятельно минует озеро. Они входили в воду, потом выходили и тут же умирали на берегу. Хорошо, если еще на берегу. Там все дно в костях и черепах. Озеро Смерти, одним словом.
Мэри и Бекки обыскали 15 мертвых путешественников и нашли несколько золотых монет, несколько игральных карт, 6 пар бус, 3 костяных амулета с рубинами, одну нефритовую статуэтку(кошка с 3мя головами) серебряный портсигар. Держа все это в горстях они шли, а потом искали Хроноса.
Нашли. Лодка с ним сама причалила к берегу. Сам Хронос – костлявый призрак в черной сутане. Смотреть на него было страшно. Мэри и Беки сгрузили все свои находки в его лодку. Спросили: «Вы нас провезете?» Хронос кивнул. Мэри и Бекки указывают на Алекса: «Он с нами! Вы его возьмете?» Хронос кивнул вновь. Сели в лодку втроем, и лодка отчалила.
Плыли через Черное озеро. Молчали. Не было никакого желания разговаривать. Белый туман их не трогал, вода на них не попадала, но все равно не было никакого настроения общаться. Наконец перед ними появляется большой остров с огромной черной скалой в центре. Вот и конец пути. Хронос высадил их, и белый туман проглотил его и его лодку.
.
Глава 20. Последний поединок.
- Алекс, а ты можешь нас опять поднять? – спросила Беки. – А, сынок, как тогда.
- Да вы я вижу, совсем избаловались, - смеялся Алекс. - Алекс, а Алекс, прокати нас, - смеялась Мэри.
Эти две очаровательные женщины и призрак стояли перед самым опасным в своей жизни препятствием и как ни в чем не бывало смеялись. Алекс подхватывает их двоих за талии и отрывает от земли. «Учтите, - сказал он разгоняясь. – Часть пути вы пройдете сами. Замок Алексиса выше чем черные тучи. На эту высоту я не смогу подняться. Он опускает путешественниц на небольшую площадку и опускается сам.
Все трое увидели тропу уводящую в огромную черную пещеру.
- Лучше всего пойти через нее. Это самый короткий путь к его замку, - сказал Алекс.
- Значит пойдем через нее», - сказала Бекки, решительно.
- Вперед! - подхватила Мэри.

Они вошли в пещеру. Сначала было полутемно, потом темно, потом они начинали ломать ноги о камни и путаться.
Алекс советовал Мэри попробовать «кристалл вечного огня» и после нескольких неудач Мэри зажигает свой посох. Сердцевина деревянного цветка начала гореть так ярко что тут же осветила все на несколько метров вперед.
Мэри, Алекс и Бекки двигались по коридорам пещеры – они становились все более узкими, и готовились к решительной битве.
Началась лестница и они поднимались по ней. Прошагав несколько сот метров по узкой каменной лестнице, без перил, они оказались возле тяжелой металлической двери.
- Тайный ход в его замок, - сказал Алекс.
Мэри использовала заклинание «Магнетизм» на дверь и ее просто вдавило внутрь. Они шли по темному подземелью замка. Новая лестница и новая дверь, а за ней был тронный зал.

Тронный зал огромный, черный, высокие потолки и пол из черного мрамора. Демон сидел на высоком черном троне и скалит свои иглообразные зубы:
- Ну что сучки паршивые приперлись на свою погибель?!!! - воскликнул он.
- Заканчивай свои игры, Алексис, или кто ты там, МороАк. Лучше отдай нам Алекса, - сказала Бекки и встала в боевую стойку.
- И вовсе мы не паршивые, - сказала Мэри и встала с посохом наперевес.

Алексис первый бросился в битву, но Бекки поставила щит и косым ударом меча ударила его в лицо. Мэри швырнула в него шаровую молнию. Монстра отбросило на несколько шагов назад.
- Ах вот как, - скрежетал зубами он. – Сильными стали! Подготовились! Это ничего! Тем приятнее будет вас разорвать!
Вновь бросился в бой и вновь налетел на щит и меч. И еще шаровые молнии Мэри. От нескольких он увернулся, но несколько взорвались прямо на нем.
«Отвлекайте его сколько можете, - шептал Алекс. – Я ищу свое тело. Я уже близок к нему».
Алекс обшаривал стены зала Алексиса. А зал был огромным.
- Вам никогда не одолеть меня! - кричал Алексис. – И ваш чертов дух никогда не найдет свое тело!
Он откатился назад и швырнул два разных заклинания с двух сторон. Одно приняла своим щитом Беки и это отбросило ее назад, а другое превратившись в облако окутало Мэри и та упала на пол.
«Наконец-то пообедаю свежатинкой!» - закричал монстр и подпрыгнул к девушке. В его голову врезалась нога Беки, он вновь был отброшен назад. «Оставь девочку, ублюдок!» - кричала ему в лицо смелая женщина. Она стояла напротив монстра и сжимала в руках клинок. Щит она поднять не смогла(очень уж тяжел стал). Она готова была дать бой.
- Ну что Рейн, щит свой потеряла?! Чем будешь защищаться от моих когтей?!
- Не беспокойся, - крикнула Беки. – Я справлюсь!

Началась битва. Алексис кромсал своими когтями воздух и ловко уклонялся от меча. Бекки в свою очередь кружилась, как волчок, прыгала, приседала и наносила свои удары. В большинстве случаев они достигали цели. Алексис не умирал от них, но морщился и зло завывал.
И вдруг огромный белый кулак ударил его со всей силы в лицо. Захватил его в горсть и начал колотить о стены и потолок. Широко расставив ноги, посреди зала, стояла Мэри с посохом наперевес и применяла магию. Это была новая мощная магия.
Стены дрожали и осыпались. Но Алексису удалось разорвать пальцы воздушного кулака. Он упал на пол и орал: «Ты что, дура, думаешь одолеть меня своей жалкой магией!!!»
Он швырнул в ее сторону дюжину заклинаний. Мэри взмахнула над собой посохом и оказалась в большой воздушной сфере. Взмыла вверх и ловко уклонилась от всех заклинаний. Все они врезаются в стенку и она осыпается. На полу перед троном образуется большая куча мусора. Вдруг она пришла в движение, осыпались осколки каменных плит и восстал красивый, высокий рыцарь в золотой кольчуге, с большим щитом и тяжелым длинным мечом в руке.
- Благодарю за свободу, - сказал он и поклонился Мэри. - Алекс это ты?! - удивленно воскликнула Бекки.
- Я уже не тот каким вы меня помнили. Теперь у меня более сильное и мужественное тело, но я никогда не забуду, что ты ради меня сделала мама, - сказал Алекс и подошел к Беки.
- Я благодарен тебе, Мэри, - сказал он, когда подруга опустилась на пол и встала рядом с ним. Алекс теперь длинноволосый блондин, он красив лицом, на его щите солнце и луч света рвущий тьму.
- Готовься к своей последней битве! - сказал Алекс своему смертельному врагу.
Подступил к нему ближе, а сзади были Мэри и Бекки. Алексис жутко выл и отбивался как мог, но удары Алекса мощные и эффективные, а его щит в два раза крепче чем щит Беки. Кажется, что его просто невозможно остановить.
- Дай посох, - обратился он к Мэри. Ударил им оземь.
Замок начинал дрожать. Открылся секретный бассейн Алексиса.

На этот раз монстр был во всеоружии: он не давал им ни одной возможности, чтоб подойти к бассейну. Он отгонял их все дальше и дальше. И атаковал со страшной силой. Заклинания лились на них как проливной дождь. Алексис взлетел под потолок, и не давал им шага вперед сделать.
Алекс, Мэри и Бекки держались втроем. Наконец Мэри применила заклинание дневной свет. Замок озарился яркой вспышкой и все ослепли.
Алекс, Мэри и Бекки бежали к бассейну, и Бекки в этой тройке была первой. Алексис ожил раньше чем было запланировано и поразил всех троих заклинаниями. Бекки начала быстро стареть, а Алекс и Мэри наоборот - молодеть.
Вскоре уже морщинистая старуха ползла по полу и прижимала к себе двух младенцев. Алексис сверху хохотал: «Ты сдохнешь от старости, сука! Ты сдохнешь через несколько мгновений и ничто тебя не спасет!» «Пусть я умру, но деточки мои тебя одолеют» - говорила Бекки ему мысленно. Она уже доползла до бассейна и бросает грудных младенцев в зеленую воду. А потом хорошенько оттолкнулась от края бассейна, чтоб упасть самой. На бессмертие не надеялась - она понимала, что сейчас умрет, однако чудо произошло. Ее сухое дряблое тело повисло и упало в зеленую воду, вслед за Мэри и Алексом.
Алексис был в недоумении. Он не верил тому что случилось.
Из бассейна выпрыгнули трое бессмертных, и в руках у Мэри кандалы. Алексис пробовал удрать тут же, но быстрым и наметанным движением Мэри бросает на него цепи. Мгновение - и он был уже в них. Цепи тянули его на дно бассейна. Алексис рвался прилагая к этому все силы мыслимые и немыслимые, но бассейн все же был сильнее. И вот вызвав тучу брызг, Алексис был упокоен на дне.
Он умолял воительницу, волшебницу и рыцаря вернуть ему свободу или хотя бы поговорить с ним, но те совершенно игнорируя монстра разбирали снаряжение. Потом Алекс снова взял посох, ударил им по полу и бассейн закрылся. Теперь и криков пленника не было слышно.
С большим уважением Алекс отдал посох Мэри. Она окружила всех троих волшебной воздушной сферой, и они вылетели прочь из замка.


ЭпилогАлекс, БеккииМэривтроембрелипопустынеиразмышлялиобудущем:
- Мама, скажи, а что бессмертной троице (воин, волшебница, рыцарь) делать в земном мире? Не будет ли это слишком скучно для нас? - спросил Алекс.
- Я не знаю, - сказала Беки. – Попробуем пожить той жизнью. А если что, найдем новый портал и полетим в новый мир.
Он остановился. Посмотрел на своих женщин с гордостью и сказал:
- Мама, Мэри, у меня нет сил, я никогда не смогу отплатить вам за этот подвиг! И что бы с нами не было дальше – знайте, вы две мои самые дорогие и лучшие женщины…я люблю вас!
Алекс обнял Мэри и поцеловался с нею. Долгим, страстным поцелуем, о котором уже давно мечтали они оба.
Бекки стояла в метре от них и рыдала. По ее щекам текли слезы, и она даже не трудилась их вытирать. Она как мать, которая безумно любила сына, всегда желала ему только счастья.

Конец.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Ужасы
Ключевые слова: Роман ужасов, о сильных женщинах, подростки, приключения, конец света, часть 2,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 04.04.2018 в 08:45






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1