Алексис, или Проигранное лицо. Часть 1


Алексис, или Проигранное лицо. Часть 1
1 написание: 19.12.1996 – 6.01.1997 гг.
Начал переписывать: 25.11.2016 г
Закончил: 01.02.2018 г.












Роман ужасов.


Автор: Алексей Миро-Кралько.


Посвящается моей маме
Надежде Михайловне Кралько
Самой мужественной женщине на свете.













Часть 1. Алексис






















Глава 1. Алекс Рейн
Алекс Рейн, 15 летний школьник, города Нью-Йорк шел на кухню чтоб готовить себе омлет и поскольку был заспан врезался в дверь. «Ох блин!» - вздохнул он и из его глаз чуть не потекли слезы(от обиды). А позже, когда он вошел на кухню выяснилось что неприятности его не кончились. Он наступил на хвост «Лакки» 4 летнего сиамского домашнего любимца. «Уффффф!!!» - зашипел кот на Алекса. «Лакки, извини», - тут же извинился парень.
Включив газ на газовой плите, Алекс разбил два яйца на сковородку и стал их помешивать вилкой. После этого ел и пил черный чай с сахаром.
На кухню вошла мама и села напротив Алекса.
- Алекс, я хочу с тобой поговорить, - сказала она.
Мама была красивой, черноволосой женщиной с большими, миндалевидными изумрудно-зелеными глазами, россыпью мелких веснушек вокруг маленького аккуратного носика и полными рубиново- красными губами. Звали ее Реббекой Рейн.
Она была американской еврейкой. Родилась в Штатах, но имела еврейские корни. Дед Шаха Хагива был коренным израильтянином. В 25 лет перебрался в Америку и встретил там прекрасную Марту Кинг. Сына своего он назвал Джордж, но внучку свою он завещал назвать Ребеккой. Он ее увидел при жизни и даже воспитывал и даже кое -чему научил. Не было его в тот момент когда начались неудачи в жизни молодой Бэкки. В 19 лет она встретила своего будущего мужа и единственную любовь такого же молодого Билла Рейна – это было началом. Родился Алекс(сокращенно от Александр). Билл прожив в браке только 5 лет не выдержал и ушел объяснив все это тем что ему дорога свобода. Они были разведены, но Бекки оставила фамилию мужа и для Алекса и для себя. Она много раз думала об этом, много говорила с друзьями подругами и пришла к выводу, что она однолюбка и никого уже так не полюбит как махнувшего хвостом Билли Рейна. А фамилия была светлым воспоминанием о минувших днях, которых было не так то много.
Что делать – нужно было содержать семью. Сначала Бекки кое-как справлялась. Помогали родственники, и сама Бекки работала на четырех работах, чтоб маленький Алекс ни в чем не нуждался. А потом некто Джон Кинг позвонил ей и предложил перебраться в Нью-Йорк. Он был троюродным дядей по отцу и разумеется он очень хотел увидеть племянницу и ее маленького сына. Он был очень богатым человеком и поселил их в своем шикарном доме. Далее используя свои связи, он сделал так, чтоб Бэкки взяли на престижную и высокооплачиваемую работу в министерство финансов. Так Бэкки поселилась в Нью-Йорке в дядином доме. А сам дядя через несколько лет купил остров в Тихом океане и переселился туда навсегда. Он и его две подруги-любовницы. Раз в два года он прилетал в Нью-Йорк на личном самолете и забирал любимую племянницу и ее сына на свой остров. Дяде было уже 75, а жизнь била в нем ключом. Чего нельзя было сказать о Бэкки и ее сыне. Да Бэкки зарабатывала теперь много, но отдыхала мало, дома бывала редко и очень часто у нее случались новые деловые командировки. С Алексом и того хуже. Впрочем, именно об этом и намечался разговор.
- Алекс, можно с тобой поговорить? – спросила мама.
- Разумеется, - сказал Алекс и предложил. – Присаживайся.
Бэкки села на стул рядом с Алексом и начала с самого главного, как всегда умела:
- Алекс я поговорила с твоей директрисой миссис Дженкинс. Она сказала, что твоя учеба стала намного хуже. Понимаешь у тебя не все четверки. Несколько предметов вообще «висят» между тройками и двойками. Исправь учебу, пожалуйста.
- Постараюсь, - буркнул Алекс и опустил глаза в свою тарелку с недоеденным омлетом.
- Алекс это не ответ, - сказала Бэкки.
- Я очень хорошо постараюсь, - буркнул Алекс снова.
- И опять мимо цели, - сказала Бэкки уже строже. – Алекс, что с тобой такое, сегодня? А ну-ка посмотри мне в глаза.
Несколько минут она ловила его глаза, а потом разозлилась по настоящему.
- Алекс, да что происходит, в конце концов! Что с тобой сын! А ну-ка рассказывай что там происходит.
- Мама, а может не…
- Рассказывай! – рявкнула она.
И он не выдержал. Его прорвало.
- Да я ненавижу эту школу и все с ней связанное! Меня просто тошнит от нее! Мама, я ненави-ижу-уууу!!!
- Иди ко мне, - сказала она чувствуя, что Алекс сейчас просто разревется.
Он и пришел в ее объятия. И расплакался.
- Мама, как мне ходить в школу и как думать о учебе, когда меня совершенно не тянет туда и все…все что там есть…только сильнее…давит…я не могу!!!
- Ну, будет-будет, - утешала Бэкки, похлопывая его по плечу.
- Кто тебя достает? Одноклассники? Можешь назвать их имена?
Алекс о чем то с минутку подумал, а потом помотал головой.
- Нет, мама, мне еще учится в этой школе. Это не прибавит мне популярности среди них. Да и потом ты сама всегда учила, что я должен справляться со своими неприятностями сам. Как настоящий мужчина.
- Вот это дело! - просияла Бэкки. – Вот это подход! Раз говоришь, что разберешься сам, то и в самом деле лучше тебе не мешать!
Спустя две минуты они сидели напротив друг друга и просто молчали. Бэкки о чем то размышляла. Алекс тоже размышлял.
- Послушай, ведь не может быть так чтоб тебе там совсем ничего не нравилось, - сказала она. – Ведь есть наверняка что-то. А правильнее сказать кто-то. Может тебе нравится какая-нибудь девушка?
- Ну да…да…есть одна, - сказал Алекс и потупив глаза смущенно заулыбался.
- Кто? – спросила проницательная мама.
- Мэри из моего класса, - тихо сказал Алекс.
Бэкки задумалась.
- Это какая? Это рыженькая такая? Из Стенсов. Так они же живут в паре домов от нас. Эй, а хочешь, пригласим на неделе Мэри к нам на ужин? Или еще что-нибудь. Хочешь сын?
- Нет, мама нет! - замотал Алекс головой. – Я даже как заговорить с ней не знаю, а тут такое! Нет!
- Ладно, твоя подружка – сам с ней разбирайся, - сказала Бэкки деловито. И посмотрев на часы, воскликнула. – Ой, ё-моё, заболталась, я же на работу опаздываю. Алекс пока.
И схватив со стула сумку бросилась к выходу. Впрочем, остановилась на секунду и бросила свое последнее наставление:
- А учебу исправь сын. Ты понравишься своей Мэри больше, если у тебя будут хорошие отметки. Я тебе слово даю.
И закрыв за собой белую дверь кухни, она вышла вон. А Алекс остался один. Наедине со своими мыслями.
Он ел свой омлет и думал. Думал над словами матери и над своим нынешнем положением. Да с одной стороны одноклассники портили его жизнь и идти в школу совсем не хотелось, но с другой стороны Мэри. Мэри все исправляла. Но какие у нее с Алексом были отношения. Просто одноклассники. Просто общались, и просто он ее пару раз проводил до дома. Ничего серьезного. Мог ли Алекс надеяться на что-то большее. Нет не мог. Мэри просто его не замечала. Он ей даже не друг. Просто знакомый, сосед по району и одноклассник.
Алекс доел омлет и допил свой чай. Теперь он составил это все в раковину и мыл посуду. Мыл и думал о школе. О черт, надо туда идти. И завтра и послезавтра тоже. Он ненавидел каждое утро потому что нужно было идти в школу. С одноклассниками его ничто не объединяло. А кроме всего прочего был там один забияка и драчун по имени Бад – он постоянно издевался над Алексом, обижал и подтрунивал. Бад и сам был лоботряс и бездельник каких поискать, но считал, что Алекс намного ниже его по статусу и просто поставил цель сделать все чтоб его жизнь была невозможной. И он сильно в этом преуспел.
Вздохнув еще раз и выключив воду, Алекс пошел собирать свою сумку в столь ненавидимую им школу.

Глава 2. Неприятности в школе.
Так получилось, что Алекс опоздал к началу первого урока. Класс при его появлении насторожился и замер, как при появлении клоуна, который сейчас покажет что-то уморительное. Учитель, который что-то писал на доске замер и поправил очки. Секунд десять он отчитывал Алекса затем благосклонно разрешил сесть сопроводив своего провинившегося ученика фразой: «Рейн, тебе незачем ходить в школу, ты все равно никогда не можешь прийти в нее вовремя!» И класс взорвался дружным смехом.
Алексу было очень неприятно. И был бы этот случай единичным, но так начиналось большинство его приходом в школу. Всегда он попадал в те или иные нелепые ситуации и всегда над ним потешался класс. И это его обижало. Очень обижало. Обида в нем откладывалась и росла.
И вот в школьной столовой случилось новое происшествие.
Стоил у Алекса был стоячий и уединенный. Он как обычно занимал место с краешка, жевал и никого не трогал, но на этот раз его отвлекли. Кто-то ткнул в плечо. На удивление Алекса это была девушка. Темнокожая Оливия Фелис. Она была новенькой в классе(пришла в класс полтора месяца назад), что то мямлила и жевала, толком ничего не могла сказать:
- Алекс….Але-екс, мне нужна твоя помощь…помощь в очень важном вопросе…в вопросе…в вопросе…это скорее совет….но он очень важен для меня…
Алекс ничего не мог понять из этого неразборчивого бормотания, но вот Оливия уловила невидимый знак от своей закадычной подруги и вся встрепенулась. Она очень осмелела, посмотрела в глаза Алексу своими наглыми глазами и заявила:
- Ты же у нас чемпион-лузер, прямо таки ходящее посмешище. Как мне не стать такой как ты?
И она захохотала от радости и от предвкушения того что сейчас будет.
Алекс уже все понял. Главный сюрприз ожидал его за спиной. И Оливия с ее бессвязными бормотаниями призвана была отвлечь его внимание.
Алекс повернулся и посмотрел на свой поднос. Еды на нем(а именно двух булочек с повидлом, сосиски в тесте и апельсинового сока) не было и в помине. Вместо этого валялись хлебные крошки, смятые салфетки и мертвый таракан. В повидавшем виде, треснутом стаканчике на донышке плавала какая-то непонятная мутная консистенция ничем на сок не похожая.
- А ты попробуй, попробуй Рейн! Мы все туда поплевали тебе для вкуса! – раздался голос школьного заводилы и его поддержал дружный гогот.
Без сомнения это был голос Бида Стентона главного школьного забияки и постоянного недруга Алекса. Он сейчас стоял возле своего столика окруженный друзьями подружками, как и он дружно смеющимися над этой классной шуткой. И почему Оливия к нему полезла становилось понятно. Она была новый человек в классе, и ей требовалось зарабатывать авторитет. Кто-то из одноклассников ее наверняка подначил, первый шаг сделать заподло главному лоху и ратозею класса Алексу Рейну. И она сейчас стояла перед ним и громко до колик в животе смеялась – прямо продохнуть не могла.
Алекс отвернулся к стене и чуть не зарыдал от злости. Нет, ну до чего было обидно, он ведь даже не ел ничего. А есть хотелось. Ох как хотелось. Особенно сейчас.
Еда была у Бида, он наверняка ее припрятал. Нужно было идти и разбираться. А этого ох как не хотелось. Ид был в два раза выше его и в два раза шире – мог запросто ударить. Но есть хотелось сильнее.
Повернувшись к Оливии от которой уже тошнило, Алекс зло выпалил ей первое что пришло в голову:
- Никогда не отвлекайся на пустые разговоры!
Немного подумал и сказал еще:
- Особенно на разговоры с такой черной дешевкой, как ТЫ!!!
И грубо оттолкнул чернокожую ученицу в сторону. И сам себе удивился – с чего бы такой гнев. И ведь он никогда не был расистом. Но услышал как белозубая Оливия за его спиной прекратила смеяться и видимо сильно обиделась. Услышал и улыбнулся.
Но это было мелочью. Предстояла фигура по серьезней. Бид.
Алекс подошел к этому наглому, высокому жующему сосиску молодому человеку и строго сказал:
- Верни мой ответ Бид!
Веселившиеся одноклассники тут же заткнулись поняв что предстоит что то серьезное. А Бид даже своих маленьких глазок не повело, продолжал жевать, степенно и важно.
- Верни мой обед Бид! – сказал Алекс уже злее.
- Ой кто-то говорит? – нарочито тоненьким голоском сказал Бид и приложил руку к уху. - Или пукает? Или мне показалось?
И продолжил жевать.
- На такого как ты Рейн, только еду зря переводить, - сказал Бид прожевав. – Так что скажи спасибо!
И заржал. И одноклассники стоявшие рядом тоже мерзко захихикали. Как же это взбесило Алекса.
Он стоял перед Бидом пунцовый от злости и не знал что делать. Его руки сжимались от злости, а на глазах выступали слезы. Он чуть не плакал, чуть не ревел от злости.
- Развернулся и иди вон, - сказал Бид. – Не мешай мне есть.
- Отдай мою еду! – повторил Алекс, чуть ли не выпуская из ноздрей дым. – Я хочу есть!
В ответ Бид только смачно харкнул в него.
- Вот твоя еда Рейн! Жри! – сказал он и сочно расхохотался.
И за ним расхохотались одноклассники.
Этот плевок и смех одноклассников, которые распались в его голове на множество маленьких противных колокольчиков заставили Алекса потерять контроль. Следующих моментов он уже не помнил. Он подскочил к Биду и залепил ему пощечину по лицу. Это самое лучшее, что он смог придумать за такой короткий период времени. Пощечина была не сильной и очень хлесткой. От нее Бид прекратил жевать и чуть не подавился. Этот мозгляк Рейн не теряя времени нанес ему пощечину второй рукой. И на этот раз она была сильнее. Бид слегка покачнулся. Одноклассники замерли и заткнулись. Молчание было тревожное и тягостное. Никто из них не думал, что Алекс способен хотя бы на пощечину.
А Алекс настолько раздухарился что хотел нанести третью. Хотел, но его отнесло в сторону. Чудовищный силы удар в солнечное сплетение, именуемый у профессиональных борцов контрударом. Он наносится на автомате и следует за атакой соперника всегда, ВСЕГДА. Бид чего не говори был действительным членом младшей лиги по боксу своего города.
В общем Алекс голодный и обиженный согнулся пополам от боли и осел на пол. А Бид схватил его за волосы и заорал что есть мочи:
- ТЫ ЧТО ОХРЕНЕЛ…ОХРЕНЕЛ РЕЙН, ТЫ КОГО ПАДЛА БЬЕШЬ…КОГО БЬЕШЬ?!!!!
Сильным криком Бид мстил ему за несколько секунд позора и страха. Чего не говори, а он испугался. Он понял что у него появился новый соперник и возможно даже сильнее чем он сам.
Будто бы этого было мало он размахнулся и ударил Алекса по лицу, метя в нос, но промахнулся и разбил губу.
А потом отойдя чуть-чуть развернулся(благо места хватало – одноклассники хоть были тупые, но поняли что лучше рядом не стоять) и врезал по Алексу ударом-вертушкой. Думал, он упадет, но Алекс устоял, хотя получил мощный удар пяткой ноги в челюсть.
Он поднялся. Он весь избитый посмотрел на Бида. Прямо в глаза. И Биду стало еще страшнее от его взгляда. В нем была холодная ярость и ненависть. Этим взглядом он словно приговорил ему. Ничего не говорил, но словно уже все сказал. И Бид понял что ему конец. Теперь только вопрос времени когда он умрет.
Биду стало еще страшнее, и он заорал:
- Ты говнюк, ты ублюдок, ты сморчок несчастный Рейн…тебе не жить…я убью тебя….я тебя в порошок сотру…я уничтожу тебя…и не смей мне ТАК СМОТРЕТЬ В ГЛАЗА!!!!
Алекс молчал, а Бид тяжело дышал. Он выставил вперед свой большой мясистый палец и ткнул им в своего обидчика.
- Вот что я тебе скажу, - сказал он зло. – После школы тебе конец!!! ТЕБЕ КОНЕЦ!!! Я размажу твою задницу по воротам школы и…только выйди за ворота и….(Биду просто не хватало красноречия)…все для тебя начнется ПО НАСТОЯЩЕМУ…запомни!!!
Он разошелся по настоящему и кричал так громко(словно нарочно всех хотел созвать), что у школьного столика 8 С класса тут же собралась внезапно пол школы. И всем было интересно и все уже обсуждали эту потосовку – шушукались за их спинами и высказывали свое мнение.
- ЭТО ЕЩЕ ЧТО ТАКОЕ?!!! – услышали все они громогласный голос мисс Паркинсон – директиссы школы. – Она растолкала собравшихся учеников и вошла в круг.
- Рейн, Стейтон, извольте объяснить молодые люди, что тут происходит?! – очень строго и очень сурово прикрикнула она на них. – Драку затеваете…две штрафные карточки о нарушении дисциплины вам обоим….и две если не прекратите СЕЙЧАС ЖЕ!!!
Бид поднял свои свиные глазки на деректриссу и испугался еще больше. Но он тут же взял себя в руки. И даже попытался объясниться.
- Мисс Паркинсон мы…у нас тут ничего такого нет…мы просто мы просто…вышло маленькое…маленькое…недопо…недопо…недоразумение. Мы хотели с ребятами подшутить и взяли его еду…
Он посмотрел на Алекса Рейна очень зло.
- Ты кажется хотел есть!!!
Он сгреб с подноса еду и подошел к нему. С огромным удовольствием он швырнул сосиску в тесте прямо Алексу в лицо, а апельсиновый сок вылил прямо ему на голову.
- Угощайся, на здоровье!!! – крикнул ему Бид и отшвырнул в сторону пустой стакан.
- Стейтон, еще две карточки о нарушении дисциплины, - взревела мисс Паркенсон.
- Да пожалуйста, - с деланным равнодушием сказал Бид и подхватив свою сумку направился к выходу.
- Только ступи за порог этой школы и я накормлю тебя главным блюдом, - шепнул он Алексу зло и ударил его плечом в плечо. – Я тебя в порошок сотру! Тебе не жить, засранец! Ты понял меня урод!
И на этом все кончилось. Бид ушел. Алекс стоял пришибленный и с грязной головой, размышляя о том что же на него нашло. Директрисса ушла отвлеченная каким то другим безобразием. Ребята потихоньку стали расходится. Пошумели немного и стали уходить. Поняв что подписал себе смертный приговор Алекс обреченно вздохнул взял свою сумку и как был – голодный, грязный и побитый поплелся из столовой вон. Большая перемена подходила к концу и он боялся опоздать на урок. Впрочем какой толк был от этих уроков – возвращаться в класс и там опять встречаться с этими уродами.
Впрочем был еще один человек в столовой который задержался и чуть не проморгал начало урока. Это была красивая рыжеволосая девушка Мэри Стэнс. Она была в хороших отношениях с одноклассниками, может потому что прослыла тихоней и девушкой с которой было прощен всего договориться. Поступок Бида ее жутко возмутил и она даже начинала ненавидеть его. Но Алекс, ее просто потряс Алекс. Она никак не ожидала от него двух сильных пощечин. Она даже задумалась, что всегда недооценивала этого парня. Ей даже захотелось что-то сделать для него. Подойди к нему и заговори – так она решила в тот момент, когда Алекс пылая злобой уставился на Бида. Но потом ситуация повернулась вообще в плохую сторону. Она поняла, может быть лучше других, что Алексу теперь не будет спокойной жизни. Если бы не мисс Паркенсон Бид бы его прямо тут уложил. Потом когда он швырнул в него сосиску и вылил сок Мэри от всей души сочувствовала Алексу. Так сочувствовала что чуть не пропустила прощальную фразу Бида. Никто в столовой не услышал ее, а она слышала. Бид обещал встретится после школы и похоронить его. Мэри содрогнулась. Она немного наблюдала за Алексом и кажется против Бида его шансы были весьма ничтожны. Что ж надо было как то вмещаться в драку и попытаться остановить ее. Мэри не была отчаянной девушкой, вообще она была трусихой, но тут почувствовала, что должна вмешаться и сделать что-то. И в последние минуты до звонка она провела в размышлениях о том сколько же в человеке сил и что именно такие ситуации обнажают его истинные возможности.
Явилась в класс после звонка, за что получила карточку о нарушении дисциплины. Первую в своей жизни.

Глава 3. Драка

Алекс нервничал. Алекс покрывался холодным потом от страха. Он не хотел идти домой. В его голове звучали слова Стейтона: «Только ступи за порог этой школы, и я накормлю тебя главным блюдом. Я тебя в порошок сотру! Тебе не жить, засранец!» «И ведь он выполнит все как сказал», - думал Алекс. Бид заработал себе репутацию и авторитет тем что не давал несбыточных обещаний, а тут такое дело – поколотить того кто намного слабее его – разве он упустит этот шанс. Бид ему больше ни слова не сказал за этот день, но всякий раз когда проходил мимо зловеще и смачно посмеивался и у Алекса от этого смеха ползли по спине мурашки.
И как назло этот день оказался таким коротким – несколько уроков и вот их отпускали домой. И даже учителя, словно чувствуя предстоящее, на двух последних занятиях совсем не задали уроков.
Алекс сидел в классе и делал вид что проверяет свою сумку пока все из вышли из ученической аудитории и уборщик по имени Джек не погнал его сопровождая свои крики отчаянными ругательствами. Алекс перекинул через плечо свою серую холщевую сумку и поплелся так словно на эшафот.

Во школьном дворе было тихо, но стоило ему спустится с крыльца и выйти на середину асфальтированной площадки, как его окружило примерно дюжина подростков в которой главарем и зачинщиком был Бид Стентон. Подростки тут же взяли его в кольцо и все хихикали, потирали руки и предвкушали скорую забаву.
- Ты куда то торопишься Рейн? – спросил Бид и положил Алексу руку на плечо.
Намеревался второй рукой дать ему под дых, но Алекс сам неловко попятился, споткнулся о свои ноги и упал на землю. И упал так неудачно, что сел прямо в лужу грязи, которая была обычным переходом от весны к лету, от апреля к маю.
Однако компания просто взорвалась от смеха от такого поворота.
- Смотрите ка я его еще не бил, а он уже на земле! – крикнул Бид.
В его руках была сумка Алекса которую он сорвал с его плеча. Он повертел ее в руках и сказал:
- Это кажется твое Рейн. Так вот если хочешь вернуть, придется подраться!
И он тут же швырнул ее друзьям. А те без промедления вывернули все ее содержимое и раскидали по школьному дворику.
- Отдайте мне мои вещи! – закричал Алекс рассерженно и обиженно в то же время.
Он стал ходить по двору, собирая свои ручки, карандаши, линейки и тетради. Школьные забияки чинили ему всяческие преграды, не пропускали, давали тычки, плевали и оскорбляли. А один весьма смелый даже дал ему хорошенького пинка под задницу. Они очень смелели рядом с Бидом. А сам Бид хохотал от души над Алексом. До чего же он был неудачник. До чего же он был жалок и слаб. Двадцать минут метаний по двору от одной кучи подростков к другой, а он не поднял и не собрал ничего.
- Ты просто ничтожество Рейн! – сказал он зло. Его уже начинало раздражать все что он видел.
Схватил Алекса и грубо встряхнул:
- Я даю тебе последний шанс ублюдок – дерись со мной и мы так и быть поможем тебе собрать весь твой хлам!
И он снова посмотрел в глаза Алекса. Надеялся найти там страх и растерянность. Они там были, но только одну минуту. Потом они сменились холодным спокойствием и яростью, как у волчонка который точно пообещал убить. И Биду опять стало страшно.
- Ты что так на меня смотришь, паскуда! – заорал он, маскируя секунду страха своей невероятной агрессией.
Взгляд Алекса не стал испуганным, а опять же был холодным и яростным. И Бид отвел глаза.
И он решил разобраться с проблемой по простому. Бить и уничтожить нового опасного соперника в зародыше. Он ткнул его в плечо кулаком и намеревался сбить с ног, но Алекс только попятился назад и болезненно скривился от боли. Черт он был стоек. Бид размахнулся и намеревался нанести хук слева, но Алекс каким то чудом уклонился. А может быть это было не чудо, может быть он знал как уклонятся. Пожалуй, это было еще хуже. Соперник был еще опаснее, чем предполагал Бид
Но тут ему на помощь пришли его ребята. Кто- то подставил подножку и Алекс растянулся на асфальте. А кто-то тут же ударил пинком по ребрам, после чего Алекс болезненно застонал.
Этот стон взъярил Бида – он подскочил к нему и нанес несколько следующих ударов на автомате. Ногами и руками. Да он был боксером, но использовал не только руки но и ноги. Не брезговал грязными приемчиками. И сейчас чтоб избить одного тощего парнишку очень надеялся на своих 11 друзей. Но что самое удивительное, когда разум вернулся к нему он увидел что Адекс сидит в безопасной позе и отчаянно закрывает голову руками. Это значит, что и защищаться он умел. И голова его была не разбита и не окровавлена. Бида это просто взбесило.
- Поднимайте его ребята! – яростно прохрипел он. – И держите его по крепче! Сейчас эта падаль за все у меня получит!

Больше пяти минут Бид бил и бил Алекса. Он словно отбивал мясо и весь вспотел. Разбил Алексу нос и губы и каждый глаз подбил, чуть лит не пять раз съездил по его печенке и сломал как минимум три ребра, а все равно был недоволен. Алекс не ныл, не плакал и не умолял его пожалеть. Этот парнишка вообще его разочаровал его хуже некуда – он был молчалив. Лишь иногда постанывал от очень сильной боли, но это было не то. В его глазах была холодная ярость и еще терпение (чего особенно испугался Бид) – он пообещал себе уничтожить этого забияку и готов был ждать сколько угодно ради этого. Поэтому Бид подбил оба эти глаза, лишь бы не видеть этого выражения.
Его держало сразу трое, а остальные смотрели на избиение и шушукались между собой. Кое-кто пытался смеяться и подшучивать, но им самим было страшно и каждый словно чувствовал неуместность этих шуток и этого смеха. Они видели необычайную стойкость Алекса и каждый словно чувствовал, что расплата за совершенное сегодня преступление придет и коснется каждого из них. И каждый чувствовал страх.
- Отпускайте его! – прохрипел Бид тяжело.
А у самого вид был такой как у затравленного зверя. Словно это не он бил Алекса, а тот его. Он чувствовал страх еще больший, чем в самом начале. И он усилился, когда тот увидел, что Алекс не упал, когда его отпустили, а сел себе на колени. Он словно еще был в сознании. Биду просто хотелось плакать от досады. У него никогда не было тяжелее соперника. Он проиграл эту битву.
Появилась издевательская мысль. Он видел что Алекс отключится с секунды на секунду и хотелось его помучить напоследок.
- Поднимите его еще разок! Я ему по яйцам пробью! Пусть захлебнется своей рвотой! – скомандовал он ребятам.
Алекса вновь подняли, хотя многие из подручных сомневались – нужны ли такие жестокие меры.
Бид прицелился и засветил пинком прямо Алексу в пах. Тут все тело Алекса содрогнулось в болезненной судороге. Он стал хрипеть и хватать воздух ртом. Его отпустили и он упал на земли. Скорчился в позе зародыша, прохрипел или пробулькал что-то и затих.

Тут всех ребят охватил не детский страх. Всем им в головы пришла одна и та же мысль – «А что если переборщили и убили?!» Наконец совладав со страхом один из них(тот что больше других понимал в медицине) присел и пощупал пульс на шее.
- Дышит, - сообщил он не без страха.
И следующее озарение, что пришло к подросткам – «не увидел бы их кто тут». Это было почти уголовное преступление. Избиение до полусмерти другого подростка – это грозило несколькими годами тюрьмы. И меньше всего туда хотелось Биду.
Они стали тревожно оглядываться и искать случайных свидетелей. Но школьный дворик, словно нарочно вымер на это время дня. Никого не было в нем и никого не было на улице вокруг школы. Подростки немного успокоились, но потом подумали, сколько свидетелей могло видеть их из окна школы и им стало еще хуже.
- Пошли Бид, пошли, - тревожно дергал один из приятелей своего главаря.
А Бид присел к Алексу, чтоб сказать ему последние слова.
- Вот что я скажу тебе Рейн, ты сильный соперник. Но лучше смени школу и уезжай из Лос-Анджелеса. Потому что не будет тебе теперь спокойной жизни. Я превращу ее в Ад. Ты еще пожалеешь, что не умер сегодня и о пощечине своей пожалеешь. Я тебе это гарантирую.
- Пошли Бид, быстрее! – кричал во всю приспешник. – Сейчас тут полиция будет! Ты хочешь в тюрьму, я – нет!
И не дожидаясь главного, он сорвался и уже бежал. Вместе с остальными подростками.
- Сам свое дерьмо соберешь, когда очухаешься! – крикнул на бегу Бид.
Главарь со своей шайкой покинули дворик. И настроение у каждого из них было гадостное. Словно они не выиграли, а проиграли. И с этого момента в их жизни началось, что-то страшное и зловещее.

Глава 4. Мэри Стенс.
Мэри Стенс в этот день задержалась в школе дольше обычного. Надо было зайти в библиотеку и выписать в тетрадочку кое-какой конспект. Выходя из школы она вскинула руки и приложила их к рту. Сначала это было потрясение, а потом глубокое возмущение. Она увидела на пустом школьном дворике побитого Алекса уже пришедшего в себя, сидевшего на попе, но не в силах подняться.
- А-Алекс, А-А-Алекс, боже что случилось?!!! – вскрикнула она и стрелой подлетела к своему другу.
- М-моя с-сумука и все что-о в ней был-ло, - проговорил Алекс морщась от боли. – Они все раскидали.
- Сейчас, сейчас, - говорила Мэри.
И она уже бегала по двору, собирая имущество Алекса. Сумка нашлась просто и все остальное тоже нашлось быстро. Мэри сложила все в нее и отдала Алексу.
- Так теперь самое главное – давай подниматься, - сказала она, обняла Алекса и поддерживала его.
Алекс с огромным трудом и морщась от боли поднялся на ноги. И только там Мэри осмотрела его внимательно. Боже, как его изуродовали. Нос разбит, один глаз заплыл, а второй еле видел, на лице кровоподтеки и ссадины. Все остальное тело конечно тоже было разбито и болело страшно. Мэри это чувствовала по тому как морщился и постанывал Алекс. Она повела его домой. Очень медленно и осторожно, так чтоб шаги не отдавались слишком острой болью.
А Алекс молодец – он не старался изобразить трагедию и не выделывался перед девчонкой, которая безумно нравилась ему. Он стоически переносил боль, не видел в своем положении никаких плюсов и мечтал только об одном – поскорее добраться до дому.
- Это Бид Стентон все, да?!! Ну и мерзавец он, просто подонок!!! Ты ничего не говори, просто кивни!!! Да не кивай, я сама знаю все!!! Я видела вашу ссору в столовке!!! Он поди тебя караулил после школы и прихвостням своим дал задание расчистить дворик, чтоб вас никто не увидел!!! Ну тварь, дождется он!!! Я приму меры!!!
У Мэри был хороший, продвинутый ум и она сразу же догадалась что это был Бид и он был не один. (Кстати непонятно, как школьный дворик пустовал больше часа, и никого тут не было – ни единой души).
Алекс слушал кипятящуюся Мэри, и ему становилось страшно.
- Нет, пожалуйста, ничего не предпринимай! – захрипел он.
И хуже всего было не то что за него заступается девчонка, а то, что Бид снова отмажется, а жизнь Алекса после этого станет в десятки раз хуже. Алексу было итак плохо.
- Как ничего не делать, как можно?!!! – кипела Мэри. – Он должен ответить, они все должны ответить!!! Алекс ты посмотри на себя!!! Они же изуродовали тебя!!! Они...они...эти ублюдки...эти нелюди...!!!
Мэри захлебнулась в своем гневе.
Все она почти довела его до дома. Оставалось только несколько шагов.
- Ты знаешь, он посоветовал мне уезжать из города, - сказал Алекс.
Хотя он был избит, он был в сознании тогда и все слышал.
- Ну и что ты будешь делать? – спросила Мэри с тревогой.
- Ты знаешь, нет, - сказал Алекс. – Я останусь, чем бы мне это не грозило. Это мой город и я люблю его со всеми недостатками. Мне нравишься ты и я не вынесу разлуку с тобой. У мамы тут хорошая работа и ей незачем ее терять. Да и потом – это трусость смываться из города из-за одного забияки.
Алекс порылся в карманах джинсов и извлек ключ. Попал в замочную скважину не с первого раза, открыл свой дом и пригласил Мэри внутрь.
- Ты знаешь, я очень рада была это услышать, - сказала Мэри, снимая свою обувь и беря тапочки.
Она положила их сумки на специальную полочку, нацепила тапочки на ноги Алекса и повела его в его комнату.
- Алекс только ради бога меньше резких внезапных движений – сейчас ты ляжешь, и тебе будет легче.
Кровать Алекса была застелена красной попоной, но Мэри не стала ее расстилать – она просто положила подушки и уложила тело Алекса на них.
Затем мигом смоталась на кухню и принесла оттуда завернутые в тряпку кубики льда.
- Вот держи – это компресс, - сказала она. – Прикладывай к своим синякам и ушибам – охлаждай. Но без фанатизма – долго не держи. Не застужай раны. Как только почувствуешь, что они охладились – снимай и клади на новые.
Алекс все так и делал. И почувствовал через несколько минут значительное облегчение.
- Что мы с Бидом делать будем? – спросила она после нескольких минут тягостного молчания.
- Ничего, - ответил Алекс просто.
- Как ничего?!!! – вспыхнула Мэри. – Ты же понимаешь, что он от тебя не отстанет?!!! Ты понимаешь, что это только начало?!!!
- Я понимаю, - кивнул Алекс.
- И ничего!!!! – разъярилась еще больше Мэри.
Она так сжала кулаки что они побелели. И казалось будь сейчас рядом с ней Бид Стентон она бы голыми руками уничтожила его, хотя у нее были маленькие кулачки и совсем не атлетическое телосложение.
- Я имею ввиду, что нам двоим ничего не надо делать ради этого подонка, - сказал Алекс. – У меня есть предчувствие, что с ним случится что-то очень плохое и очень скоро. И он будет наказан за все свои грехи.
- А ну если у тебя предчувствие, - понимающе сказала Мэри. И она тут же успокоилась. – Больше не будем о нем говорить.
- Как мама? – спросила она тут же.
- Как всегда работает, - ответил Алекс с улыбкой. – Сейчас у нее деловая командировка, так что ее не будет дома неделю, а того и больше.
- Повезло, - вздохнула Мэри. – Если бы она увидела твое разбитое лицо, она бы точно что-нибудь предприняла.
Мэри еще несколько минут она сидела у его кровати, а потом сказала:
- Ты знаешь, Алекс – я буду за тобой присматривать! К тебе похоже неприятности так и липнут и без умной, все понимающей подруги тебе просто не обойтись. В школе и...чаще к вам домой заходить. Ведь...ведь...ты мне очень дорог Алекс Рейн!
Она нагнулась к нему и поцеловала. Правда это был дружеский поцелуй, в щечку. А Алекс так хотел большего. Он потянулся к ней, но увы. Мэри уже надо было уходить.
- Ну все, у меня дела. Пару дней я советовала бы тебе полежать дома. Не вставай, я сама за собой закрою, - бросила она из прихожей.

Алекс лежал в пустом доме и размышлял о ней. Она ему нравилась, она ему очень нравилась. Мэри Стенс была одноклассницей Алекса, его сверстницей, соседкой по улице и лучшей подругой, практически с раннего детства. И всегда они были вместе, словно брат и сестра.
Но как он хотел, чтоб она была его девушкой, а не только подругой. Причем Алек знал, что у нее никого нет. Печально вздохнув по этому поводу, он сам не заметил, как погрузился в сон. И снилось ему, конечно же, что они стали самой настоящей парой.

Глава 5. Выходные.
Кончилась рабочая неделя и настали выходные. Мамы дома не было и занятий у Алекса тоже не было – он лежал на диванчике и тупо пялился в телевизор. Синяки и ушибы мало по малу проходили. Воспользовавшись советом Мэри он пару дней полежал дома, а потом оставался только день отучится. Как и было положено Алекс принес в школу справку из районной больницы. В ней он указал, что на него напали шестеро пьяных подростков, отобрали все деньги, избили и унижали. Их лица он помнил смутно, потому что несколько раз в этой драке ему дали по голове. В полицию передали дело, но там его тут же закрыли, за недостаточностью улик и отсутствием подозреваемых(уличные драки с потерей памяти в Лос-Анджелесе были обычным делом). И хотя Бид в душе переживал о последствиях, но вскоре понял что наказывать его не будут. Благородство Алекса в какой то мере тронуло его, и луче всего было бы оставить парнишку, но упрямый и вздорный забияка очень испугался Алекса и мысленно поставил на нем крестик.
Выключив надоевший телевизор Алекс задумался всерьез. И думал он не о сериале «Джей и Салливан», рекламе нового попкорна «Булло и Баффолз», или прогнозе на субботний день 6 мая 1996 года – он думал о школе и о сложившейся там ситуации.
Да ситуация была непростая и дальше она могла только ухудшится. Алекс был умным парнем и понимал, что Бид в тот единственный день после драки, хоть и был спокоен, уже готовил какой-то план по его устранению. Алекс горько усмехнулся своей пропавшей судьбе и вдруг подумал – один он будет или с друзьями.
Наверняка теперь его ждут удары, тычки, насмешки и моральная травля. Новые драки? Да пожалуй их не будет. Бид был тупым и невежественным, но даже он понимал, что во второй раз могло не прокатить и он реально сядет в тюрьму. Был план стопроцентный. Нужно было давить и давить на Алекса. Чтоб он ушел сам, чтоб не выдержал. Чтоб мысль о побеге и о другом городе показалась ему слаще меда. Наверняка он в этом преуспеет.
Алекс, который раз думал о бегстве. Куда он мог отправится Сан-Франциско, Майами, Нью-Йорк. У Министерства где работала мама были филиалы по все стране и там легко могли подобрать для них местечко. Но только это будет не по мужски. Бежать от своих проблем. Да и потом там, на новом месте, мог объявится какой-нибудь Тедди Драчун и история могла повториться. Что ж ему так бегать по все стране пока он не повзрослеет. Да и потом это был его город. И тут жила Мэри. Теперь когда она пообещала приглядывать за ним уезжать особенно не хотелось. Быть может между ними проскочит искра. Быть может, перерастет в настоящую любовь.
Несколько минут Алекс тревожно размышлял ища выход, но ничего так и не сообразил. Он нырнул в мягкие тапочки и зашуршал в прихожую. Там одев ботинки по основательнее и куртку ветровку от ветров, он покинул свой дом.
В 9 утра на зеленом дворике Рейнов было самое то. Солнце еще не жаркое, а такое как надо посылало свои лучи мягко умеренно, и под ними было приятно греться. На дворе Рейнов(который они унаследовали от дяди) было несколько тенистых деревьев, несколько грядок, теплица, лавочки и небольшой фонтан. Дядя являлся поклонником здорового образа жизни и выращивал овощи и зелень для своих многочисленных салатов сам. А фонтан был предметом роскоши, он поставил себе цель едва он станет миллиардером, построит себе фонтан. Миллиардером он стал в январе 1992 и тут же стал воздвигать это мраморное чудо. Фонтан был сделан в форме огромной трехметровой чаши и содержал несколько чаш в себе. Вода переливалась из верхней в нижнюю и так далее. Всего чаш было 5. В самой нижней и самой широкой лежали красивые морские камушки, плавали искусственные рыбки и были установлены белые, красные и даже синие кораллы. Это было необычайно красиво. Дядя часто сидел с племянником на широкой лавочке возле фонтана и говорил, что тут можно найти свое вдохновение. Ему было очень жаль расставаться с ним(он хотел его перевезти на остров), но потом подумал что Бэкки и Алекс будут нуждаться в нем сильнее чем он.
Вот и сейчас Алекс сидел перед фонтаном и наслаждался журчанием его воды. Воду в него пустили в начале мая, а рыбок запускал кораллы и камушки выкладывал лично Алекс. Фонтаном заведовала лично Бэкки, так как дядя только ей доверил это сокровище, но часы которые она провела на этой лавочке можно было сосчитать по пальцам одной руки.
«Что мне делать дальше?», «Как поступить правильно?» «Как вынести пресс?» - думал и думал Алекс и не находил ответа. Последний его вопрос был обращен к фонтану лично: «Ты фонтан вдохновения, почему ты мне никак не помогаешь?» И вдруг его внимание обратилось на деревянный сарай возле самого забора. Алекс внезапно вспомнил о этом месте.
Это была его мастерская. В которой он изобретал и творил аппараты по усовершенствования своего тела, умственных и физических способностей. Тяга к изобретательству передалась к нему от дяди. Тот был гений механики и кое какие его изобретения, которые он не забыл запатентовать принесли ему первые миллионы. От дяди Алекс получил эту мастерскую и несколько книг по физике. Он прочитал их от корки до корки, но смог понять только половину того о чем там говорилось(книги были написаны очень сложным языком и значение некоторых фраз и формул дядя объяснял ему лично). Несколько лет тому назад Алекс записал свою первую формулу и вооружившись паяльником попытался сам что-то сделать. Да он стал понимать лучше физику и в школе его знания по этому предмету улучшились(надо сказать физика была единственным предметом по которой Алекс имел твердую А, даже А + иногда!), но он просто выходил из себя потому что не изобрел еще ничего мало того что полезного, а просто работающего. Он помнил как обжигал брови, как его било током, как искрило, так что сарай загорался и Алекс бежал за огнетушителем. Он с чувством легкой ностальгии прошел между столов на котором лежали неработающее шлемы с лампочками, металлические сапоги которые в теории могли летать и прочее-прочее – горько вздохнул. Ему отчаянно не хватало знаний, ему не хватало опыта и умений. Да и что он мог в свои пятнадцать лет. Вот дядя – это да. Он построил свою первую машину в 44 года, но он ведь столько книг прочел, ему(тогда еще молодому ученому) помогал университет, кафедра и специальная лаборатория и у него был очень длинный путь проб и ошибок (не то что у Алекса). И тут он вспомнил ее. Тайную лабораторию дяди. Ту лабораторию, которую он построил едва купил дом, ту лабораторию, которую он основал едва его выгнали из университета и лишили ученой степени, где он поклялся что создаст машину – машину которой еще не видел мир.


Глава 6. Тайная лаборатория.
Б этой тайной лаборатории не знала даже Бэкки. Однажды дядя открыл ее только для Алекса(словно он знал, что племянник будет продолжать его дело). Она открывалась из подвала и была расположена глубоко под землей. Алекс отодвинул одну фальшивую книгу на полке с литературой по физике и открылся тайный проход из пола до лаборатории. Алекс включил электрический фонарик и опускался по темному ходу вглубь еще метра три. Потом дернул нужный рубильник и в тайной дядиной лаборатории зажегся свет.
Он осматривал ее. Небольшое помещение в центре которого стояла машина дяди, с пультом управления, с капсулой преобразования и главным рубильником запускающим сам процесс. Алекс обошел ее кругом и вспомнил ее историю.
Эта машина была венцом творения дяди Алекса. Он собирал ее более тридцати лет. И начал собирать еще будучи молодым ученым и держал ее в тайне (конечно ведь тогда все звания и степени отобрали бы тогда – и это еще в лучшем случае). Машина называлась просто «Преобразователь» - и ее основное назначение улучшать физические, а так же умственные характеристики живых существ.
Алекс невольно облизнулся. Ах как бы было хорошо, если бы в понедельник в класс вошел новый Алекс которого никто не узнал и он бы был во много раз сильнее и умнее Алекса предыдущего.
Но он помнил и другое. Дядя строго настрого запретил ему прикасаться к машине и испытывать ее. Он рассказал, что за всю историю у нее было окало 60 подопытных. И машина не осуществила ни одного успешного эксперимента. Подопытные либо менялись в худшую сторону, либо глупели, либо их просто разрывало на части. И все они погибали соприкоснувшись с «преобразователем». В конце концов дядя стал бояться своего изобретения, но уничтожить у него рука не поднималась(он же столько вложил в нее).
Размышляя об этом все больше и больше, Алекс понимал дядю. Когда он был молодым и глупым он возможно и хотел измениться с ее помощью – стать сильнее и умнее, но потом отказался от этой идеи. Он понял, что ум приходит из книг и опыта, сила – из преодоления препятствий и посещения тренажерного зала. Разве его опыт не учил Алекса хоть чему-нибудь?
Но черт возьми как это было соблазнительно. Измениться. Раз – и готово. Алекс еще раз жадно сглотнул слюну. А потом вспомнил маму. Она учила его преодолевать трудности и быть мужчиной. Алекс очень любил и уважал маму. И ради нее оставил эти мысли.
Накинув белую простыню на машину, он мысленно попрощался с ней и покинул лабораторию.

Глава 7. Происшествия недели.
Прошла еще одна неделя скучная и утомительная. За эту неделю не случилось ничего хорошего. По прежнему учеба давалась Алексу очень тяжело, кроме физики которую он понимал. Одноклассники не питали симпатий к Алексу, а наоборот сторонились его, шушукались за спиной или же смеялись в глаза. Несомненным лидером тут был Бид Стентон. Да Алекс правильно разгадал стратегию его поведения. Бид не устраивал новых драк, испугавшись что фортуна может отвернуться, но он решил раздавить парнишку морально. Он и его банда. Они постоянно ходили за ним, высмеивали его, давали тычки, и пинки под задницу. «Сделай, что-нибудь, сделай что-нибудь Рейн!» - кричали они яростно, плевали ему в лицо и спину, писали оскорбительные записки и намекали о бегстве в другой город. Алексу было противно, ему было омерзительно находится в компании этих глупых, недалеких людей. Он злился и сжимал кулаки от боли, но сделать ничего не мог. «Так и знал, рохля, урод!» - кричал одноклассник обиженный его бездействием и плевал ему в лицо прежде чем уйти. Алекса коробило от гнева, он хотел кинуться на обидчика и крепко ударить его, но он не мог. Не из за штрафной карточки и не из за того, что честного боя снова не будет. Алекс чувствовал огромную злость в себе и начинал бояться ее. Что-то в нем пробуждалось. Зверь. Алекс боялся его. Он мог уничтожить и обидчика и эту школу, а Алексу потом предстояло жить с этим. Так что все что ему оставалось терпеть и терпеть. Словно плохая шутка и заразительный пример многие его сверстники взяли с Бида пример и тоже начали издеваться над Алексом. Количество недоброжелателей выросло, а к друзьям не прибавился ни один.
Мэри. Она по-прежнему жалела его и говорила: «Терпи Алекс - терпи». Но она не высказывала никакого намека на симпатию. Никакого желания стать ближе. Алекс стал бояться что потеряет ее. Ему представлялся какой-нибудь мускулистый и умный красавчик блондин(почему то в его фантазиях он был блондином!) – он появится в их классе, встанет между ними и Мэри конечно же выберет его. Как Алекс мучился – не передать. Конечно же Мэри предпочтет этого блондинчика (Алекс уже ненавидел его и ненавидел всех блондинов в мире) – зачем ей тянуть на себе Алекса, который ничего из себя не представляет и никогда никем не станет. Походы в школу были все мучительнее и мучительнее. Алекс ненавидел школу. Потому что надо было встречаться с одноклассниками, с Бидом, с Мэри, которая каждый день словно отдалялась от него.
Дом был единственной крепостью Алекса. Там его никто не трогал. Там к нему никто не лез. Не требовал от него невозможного или же уехать в другой город. Мама звонила из другого города и сказала, что задержится еще на неделю. Лаки встречал его радостным урчанием, съедал все что он ему накладывал в миску и с охотой запрыгивал на диван, чтоб устроится у него на руках. Дома было так хорошо, что совсем не хотелось покидать его.
И одна мысль не давала ему покоя. НЕ давала настолько, что он не спал две ночи. И все эти ночи просидел в тайной дядиной лаборатории. Его машина не давала ему покоя. Что если действительно можно преобразовать улучшить себя. Что если в понедельник следующей недели в класс войдет новый Алекс, который всем будет нравится. Что если он будет невероятно умен и силен. Он побьет Бида и всех его подельников, он завоюет множество друзей, а потом, а потом. Возможно у него откроются такие способности, которых нет ни у одного человека на Земле. Это было очень соблазнительно. Об этом стоило мечтать. И стоило один раз рискнуть, чтоб изменить ВСЕ.
Алекс осознавал какой это риск. И что эксперимент может закончиться его смертью. И что это разобьет сердце его матери и Мэри которая возможно, что то к нему чувствует. Но ему надоело терпеть. Ему надоело просто ждать. Каждый день был невыносимей и отвратительнее предыдущего. А он ничего не делал, чтоб это изменить. Так больше нельзя. Нужно попытаться что то изменить.

Глава 8. Эксперимент.
Алекс опустился в тайную дядину лабораторию так словно он зашел на эшафот. Он знал точно, что либо выйдет отсюда другим, либо не выйдет совсем. Он очень много думал над этим, но пришел к выводу что должен рискнуть. Хуже всего для него было бездействовать и просто ждать. Причем ждать не понятно чего. Его это сводило с ума. Прошел только один день с его последнего посещения лаборатории, а он уже сдавался. Все равно, что изменится? Будет еще одна тяжелая отвратительная неделя в школе, будут приставания и пинки Бида, будет сожаления Мэри и ничего больше. Здесь у Алекса появлялся шанс (пусть и очень маленький) все изменить. Он не хотел больше ждать – он хотел действовать.
Сдернув простыню с машины он еще раз осмотрел ее. Вот она, красавица. Пульт с множеством разных кнопочек. Капсула для преобразования, электроды свисающие паутинкой, рубильник запуска. Вроде все понятно – он справится. А если ничего не выйдет? Алекс про это не думал, и ему было плевать если честно.
Вдруг он отдернул руки. Вспомнил, как дядя рассказывал. Из шестидесяти неудачных экспериментов он ни разу не отважился испытывать ее на человеке. Это и плохо. Вдруг он станет еще уродливее и еще тупее чем он сейчас? Это и хорошо. Вдруг эта машина может сработать удачно только на человеке. Вдруг то что создал дядя работает только на ДНК человека, а всех прочих зверушек и должен был разрывать. Конечно риск был огромный, но перспективы завораживали.
Алекс оторвал руки от машины во второй раз. Он вспомнил о маме. Маме которая его так любила и многим жертвовала ради него. Он не мог просто так уйти. Повинуясь зову неоплаченного сыновьего долга он раздобыл листок, ручку и уселся за дядин стол строчить прощальную записку.
Слова как то пришли сами собой, и не было не единой помарки: «Дорогая мамочка прости! Я начинаю эксперимент который возможно отнимет мою жизнь. Я просто не могу так жить дальше. Банда хулиганов сживает меня со свету, девушка которую я люблю, даже не смотрит в мою сторону, в классе издеваются и высмеивают. Я устал, что в моей жизни ничего не меняется! Я хочу, чтоб что-то изменилось! Дядина машина, возможно, поможет мне, а может, и нет. Я выйду из капсулы новым Алексом, или умру! Ито и то неплохо. Прости меня за эгоизм! Твой сын Александр Рейн 14 мая 1996 года». Прочитав ее один раз он решил что вполне неплохо для прощального письма. Мама приедет, увидит его остывшее тело, прочитает ее. Будут слезы, будут причитания, но а что если нет?
Настало время для самого главного. Для эксперимента. Алекс разделся до белых хлопковых трусов и вошел в камеру. Он считал что одежда загорится на нем от тока который она по нему будет пускать. «А вдруг и трусы загорятся», - подумал он. А потом махнул рукой – ничего с ними не случится. Стал крепить к себе электроды. На грудь, на виски, на шею и на ноги четыре штуки. Он просматривал дядины записи – вроде он все делал правильно. Оставалось последнее. Рубильник был совсем близко. Алекс дернул его и отошел в свою стеклянную капсулу. Она медленно закрылась.
Машина гудела и набирала мощность. Вроде пока все шло нормально. Вдруг Алекса ударило током. Ударило в висок. Вот еще в грудь. Вот начало бить так что уже было не до шуток. Вот он дергался как угорь на сковородке и как не старался, не мог отцепить от себя электроды. Это очень напоминало казнь на электрическом стуле. Алексу было так плохо, что глаза просто чуть не вылезали из орбит и от него валил дым. Вот он получил заключительный удар током в сердце и свалился на пол камеры с треском обрывая к черту все электроды паутинки.

Перед его глазами был мрак, но недолго. Вот перед ними оказалась синева. И еще было очень холодно. Алекс изумился. Если он умер, разве он мог чувствовать холод? А когда его глаза обрели фокус он увидел что стоит среди льдов и сугробов. Возможно он стоял где то среди льдов Антарктиды. Он стоял на огромной глыбе льда, вокруг огромный синий океан. А потом он увидел кое- что еще. Рядом плавала точно такая же глыба, но поменьше на которой стояли девять хрупких старичков в пурпурных мантиях. Алекс посмотрел на себя и обнаружил что стоит в снегу в своих белых трусах. «Вот черт, - подумал он. – Незадача вышла». И поежился от холода.
Чтоб чем то себя занять Алекс попытался докричаться до старичков, но вдруг он услышал голос, который прозвучал очень ясно и четко:
- Мы слышим тебя Алекс Рейн и не надо так громко кричать.
Алекс слегка удивился:
- Вы меня знаете?
- Ну конечно мы знаем тебя. И знаем что ты сотворил с собой. И причины толкнувшие тебя на этот «эксперимент» нам тоже известны.
Алексу стало очень стыдно. Чтоб перейти с одной темы на другую он спросил:
- Извините, а я умер, что ли?
- Нет, Алекс Рейн ты не мертв, - сказал кто то из старичков. – Но творить с собой такое было крайне необдуманно и опасно.
Он был очень строг. И Алекс почувствовал еще большую вину.
- А где я нахожусь? – спросил он.
- Ты находишься в мире между мирами. И боюсь наши встречи будут очень частыми, - сказал другой старичок печально.
- Так я получу, то что я просил? – спросил Алекс с затаенной радостью.
- Мы не в силах отменить то что произойдет, - сказал третий старичок. И все они дружно покачали головами.
- Ты очень расстроил нас, что не ценил себя прежнего и получишь за все сполна, - сказал четвертый.
- Теперь зверь вышел из своего логова и загнать его будет очень трудно. Но шанс есть. Ты не останешься один. Тебе помогут. И вместе вам удастся загнать зверя в его черное логово, - сказал пятый.
– Мы дарим тебе напоследок Лорд Медитатор – это чтоб связываться с нами. И компас Зла. Когда тебе нужен будет совет, просто открой крышку и выполни все его инструкции, – сказал шестой.
Перед Алексом оказалась какая- то железная шкатулка, а может быть сундучок. И еще хрустальная сфера в которой была заключена черная металлическая стрелка. И пока Алекс рассуждал что это за странные подарки полуголому человеку посреди снежной пустыни, старички взмахнули руками и он исчез из их мира.
Он лежал в своей камере без чувств. Рядом лежал Лорд Медитатор. Эксперимент не убил его, а надолго лишил сознания.

Глава 9. Новый Алекс
Алекс приходит в себя где-то к семи вечера и обнаружил, что он в полуголом виде лежит в кабине машины для изменения живой материи. Трусы на нем были целы. И еще рядом лежал этот странный прибор – лорд Медитатор. Железный сундучок закрытый на задвижку. Алекс открыл его и обнаружил внутри кусок какого то металла светившейся неровным фиолетовым светом. Алекс хотел его потрогать, но потом поборол в себе это желание (а что если он радиактивный!). А потом увидел инструкцию о которой говорили старцы. Она была выгравирована на внутренней стороне крышке. Алекс вгляделся. Написано было по английский, словно кто-то знал кому этот прибор попадет. Незатейливые слова складывались в четыре рифмованные строчки: «Коль захочешь спросить совет у нас, Садись перед ним – устанавливай связь, Руки раскинь и прямо сиди, Расслабься, глаза закрой, медитируй и жди!». «Какой то очень простой стих» - подумал Алекс, хотя возможно это была самая верная инструкция использования прибора. Алекс закрыл крышку и задвинул задвижку. Хотелось убедится еще кое в чем.
Прибор служил самым верным доказательством, что он побывал у старичков и что его эксперимент удался. Но Машина, что стало с ней? Алекс осмотрел отвалившиеся и расплавленные электроды и уловил запах сгоревшей проводки. Он вышел из капсулы и посмотрел на синий экран над пультом управления. На нем горели устанавливаемые характеристики. Не понятно как он еще работал так долго. Вот что там было:
«Внешние характеристики: глаза – голубые, рост – 178 сантиметров, волосы – блондин, нос – красивый, прямой, губы – толстые и красные. Тело мускулистое и тренированное. Особо: превосходно умеет драться, поднимать немыслимые грузы(до 6 тонн), необычайно ловок и гибок, превосходно умеет кувыркаться, садится на шпагат и перелетает 100 метровые пропасти так словно у него за спиной крылья. Психические характеристики: необычайно выдержан и спокоен. Его невозможно разозлить или сконфузить. На все насмешки и критики реагирует чрезвычайно спокойно и с юмором. Богатый жизненный опыт, который позволяет ему реагировать на все спокойно. Богатый опыт противостояния, который позволяет не обижаться и выходить из любых споров победителем. Особо: он душа любой компании. Он неисчерпаемый источник задора и веселья. Умеет превращать своих врагов в своих преданных друзей. Невероятно умный, умеет говорить красиво». Читая все это Алекс невольно улыбнулся. Он вспомнил как писал эту отсебятину. Ему не важно было что с собой сотворит, лишь бы стать кем-то другим. Он усмехнулся своей наивности и неопытности «...блондин...перелетает 100 метровые пропасти...опыт противостояния...душа любой компании...превращает врагов в преданных друзей...» Да разве все это возможно. Разве у него могло получиться такое!
А потом случилось еще одна вещь. Экран вспыхнул и погас. От машины потянуло перегоревшими лампами и микросхемами. Алекс понял что ей настал конец. Она больше никогда не будет работать. У Алекса был только один шанс и он возможно его бездарно упустил.
Он отключил питание машины(чтоб она чего доброго не загорелась) и внезапно захотел на себя посмотреть. Если он промахнулся то насколько? Возможно машина совсем изуродовала его и тогда завтра вообще нет смысла идти в школу.
Зайдя в маленькую туалетную комнатку (дядя поставил ее здесь, чтоб не покидать лабораторию во время чего то по настоящему важного), он включил свет и обмер. Из зеркала на него смотрел совсем другой человек. И он был на Алекса Рейна совсем не похож. Голубоглазый. Блондин. Нос красивый и прямой. Губы полные и красивые. Алекс с завистью осмотрел свою мускулатуру и остался ей доволен. Перед ним стоял высокий красавец-парень сильный, наверняка очень выносливый и хороший во всех планах. Алексу тут же очень захотелось, чтоб рядом была 100 метровая пропасть. «Интересно, я с могу ее перепрыгнуть», - тут же подумал он. Да наверняка он мог. Потом подумал, что это все ребячество и есть дела куда важнее.
Наверху лежали тетради и учебники с домашним заданием. Обычно Алексу очень много времени требовалось чтоб решить домашние задания. Задания он делал сам ни у кого не прося помощи и все равно получал за них низкие баллы. «Я умный, - думал он. – Интересно насколько?» Взлетев вверх подобный молнии и подивившись в своей комнате как это было быстро он как голодный клещ вцепился в домашнюю работу. Что там: Физика, Математика, Литература, Английский, Ботаника. Математика. Меньше минуты он изучал задачу, а потом открыл тетрадь. Решение само собой приходило ему в голову и он даже не сомневался в ее правильности. Он писал и писал и писал. Вот все три задачи были решены. Красивым каллиграфическим подчерком. Алекс изумился почему он стал так красиво писать. И ведь он превосходно разбирался во всем что написал. Решенная задача словно стояла у него перед глазами. И он мог ответить ее у доски даже с завязанными глазами. На решение трех задачек по математике ушло ровно 7 минут. Что там дальше? Литература. Отлично. Алекс открыл учебник. Поэты «озерной школы» Уильям Вордсворд и Сэмюэль Колридж – небольшое выступление по годам жизни и творчества и заучить какие-нибудь стихи. Алекс прочитал из книжки очень мало, но у него перед глазами тут же стали вырисовываться годы жизни этих поэтов, словно они были его близкими друзьями и он творил вместе с ними. Что дальше, стихи. У Алекса тут же в голове стали вырисовываться их стихотворения, словно он сам помогал им творить. Он ниоткуда их не учил, ни где их не читал – они жили внутри его сердца. Алекс захлопнул книжку по литературе. Он был доволен сам собой. За несколько минут он получил знаний чем родной учитель мог дать ему за пол года. И Алексу ведь не давалась литература. А теперь она была родной стихией для него. На освоение этого предмета ушло 11 минут. За окнами только-только начинало темнеть, а он уже выучил два предмета на отлично. Следующей была физика – это вообще его родная стихия. Что там – электромагнитизм и две задачки. Алекс решил их за 6 минут.
Не прошло и часа, а он сделал все. Отложив учебники и исписанные тетради в сторону он перевел дух. Работа была сделана на отлично, работа была сделана очень быстро и его ум пройдя проверку получил высший бал. Можно было еще постоять перед зеркалом и поиграть мускулами. Какое-то время Алекс так и делал. А интересно, за сколько минут он теперь сделает Бида. Нет больше Алекса слабака, теперь Стентон получит на орехи. Но потом подумал что Преобразователь наградил его не только мускулистым телом, но и умом. Требовалось забрать из лаборатории все свои вещи и закрыть ее. Алекс спустился к машине и обнаружил там не только Лорд Медитатор, но и Компас Зла(он закатился в дальний угол камеры). Алекс все забрал и лабораторию закрыл.
«Что за чудные предметы?» - думал он глядя на Лорд Медитатор и Компас. Сундучок был закрыт, но раскрывать его совсем не хотелось. Хрустальный шар был чист и прозрачен, а висящая в нем стрелка никуда не двигалась. Подумав, что разберется с этими предметами позже, он засунул их под свою кровать.
Когда ложился в кровать радость его переполняла. Он обновился. Обновился. И завтра – он представлял широко открытые глаза своих одноклассников завтра. То –то они удивятся.

Глава 10. Дебют Алекса
Алекс зашел в свой родной класс, никем не узнанный и сел за свою парту. Никто не задавал ему вопросов, но некоторые стали шушукаться, что этот красавчик-блондин делает в их классе.
Прозвенел звонок и начался урок. Учитель вошел в класс и началась перекличка.
- Алекс Рейн? – спросил он и уставился на класс.
- Я тут, - ответил Алекс и поднял руку.
Учитель был сконфужен и не знал что сказать. Перед ним сидел парень, которого он первый раз видел в жизни.
- Вы хотите сказать, что вы будете за него? – спросил учитель, не зная как же выйти из ситуации.
- Нет, я хочу сказать, что с сегодняшнего дня я и есть Алекс Рейн. Мистер Томас – это я ваш Алекс, правда, может немножко изменившийся.
- Все понятно, это и есть наш Алекс Рейн, - сказал учитель и отметил себе, что Алекс Рейн присутствует.
Алекс и не понял, что он загипнотизировал учителя. Но и учитель и класс сразу же себе отметили, что этот молодой красивый блондинчик и есть их Алекс Рейн. А может он и всегда был таким.
- Ну что ж, все в сборе, - сказал учитель и тут же. – Ваше домашнее задание было – подготовить небольшой доклад по поэтам «озерной школы» и какие-нибудь их стихотворения. Кто пойдет? А вот – пусть это сделает наш Алекс Рейн. Прошу, прошу вас молодой человек, можно взять с собой тетрадку. Смелее.
Алекс встал и мило улыбнувшись, сказал учителю:
- Благодарю вас мистер Томас, но тетрадка мне не нужна. Я помню материал наизусть.
- Хорошо, идите, отвечайте, - растеряно произнес преподаватель.
Алекс вышел и встал перед классом. Озорно сверкнул глазами и спросил:
- Про кого хотите услышать первого – Уильям Бодсворд или Сэмюэль Коллридж? – спросил он.
Учитель еще больше сконфузился. Видимо у него отложилось в мозгах, что Алекс профан и неудачник и в литературе всегда «плавает», а этот молодой человек вел себя так уверенно, важно и артистично(но без переигрываний).
- Ну что ж, я хочу про Сэмюэля Коллриджа услышать, - попросил учитель.
- Отлично! – просиял Алекс и начал повествование. - Сэмюэль Тейлор Коллридж был сыном священника. Он родился на юге Англии, в девоне, 21 октября 1772 года, самым младшим из десятерых детей в семье, и получил образование в Лондоне в Кэмбридже...
Алекс все рассказывал и рассказывал. Никаких незначительных фактов. Немного из биографии(причем так хорошо ориентировался в датах и событиях, что учителя просто начинал его бояться). Потом плавно рассказал о основных годах творчества и самых удачных произведениях. Потом о ценности «озерной школы» для мировой литературы. Потом прочитал на память стихотворение. Оно было совсем не короткое, но Алекс передал его так выразительно и точно, что и учитель и ученики, словно перенеслись в ту природную среду где это стихотворение рождалось. Это было на редкость красиво. А Алекс покончив с одним «озерным поэтом» перенесся к другому. К Ульяму Бодсворту. И опыть начинал с его биографии. Шел по той же схеме. Но это не значило, что было скучно. Было просто и очень увлекательно. Что же касается Алекса, он словно плыл по тихой спокойной речке. Руководил веслом и плавно огибал опасные течения. Он знал реку, он был ее властителем. и он был самым лучшим из тех кто плавал по ней. И девчонки и парни смотрели на него с нескрываемой завистью. Девчонки думали только об одном – «Есть ли у него девушка?», а парни думали «Был бы у меня такой друг!» Что касается учителя – он не знал что думать. У него просто отвисала спала челюсть.
В его голове витали разные мысли: от «Откуда он столько знает? Знания просто энциклопедические!» до «Не метит ли он на мое место?!» В том месте где Алекс цитировал по памяти стихотворение Бодсворта он сорвался со своего места побежал к парте Алекса и схватив его тетрадь стал судорожно листать. Вот оно. Весь урок. Ни одной помарки, ни одной ошибки – чистая каллиграфия. Учитель просто залюбовался подчерком Алекса. И рассказано все в точности, как там написано, словно Алекс зазубривал этот урок несколько часов подряд. И что-то не вязалось. Что-то не вязалось. Его мозг еще помнил Алекса, который «плавал» в литературе. Он не мог это все написать! Он не мог все это выучить!
- Алекс подожди, - прервал учитель чтение стихов Бодсворта. – Скажи, это все ты сам написал?
- Да мистер Томас, - сказал Алекс, спокойно и улыбаясь. – Это тетрадь моя. Писал тоже я. И я знаю все про поэтов «озерной школы».
И он опять гипнотизировал, о чем сам не подозревал.
- Но откуда?! – слабеющим и сдающимся голосом спросил учитель. – Ты же знаешь про этих поэтов больше, чем говорил я. Чем записано в наших учебниках. Ты же прямо энциклопедия какая то. Ты знаешь про них ВСЕ...
Последнее было произнесено с надрывом. А Алекс продолжал смотреть в его серые глаза своими голубыми глазами и улыбаться.
- Все очень просто. У меня есть хорошая библиотека, - сказал Алекс, намекая на свою голову.
Но учитель не понял и никто не понял.
- Все просто. Есть хорошая библиотека, - повторил он окончательно побежденный.
Алекс хотел было читать дальше, но учитель прервал его.
- Алекс я верю тебе. Ты знаешь урок на отлично. Даже больше. У меня никогда не было такого хорошего ученика.
Он взял тетрадь и написал под домашним заданием Алекса, где разве что стихотворений не было «А+++». Алекс посмотрел на эту отметку как на первую заслуженную медаль. А класс поняв что Алекс заслужил высшую отметку разразился дружными и громовыми аплодисментами. Это было приятное дополнение к медали.
Алекс блещет умом на уроках и в столовой живо собирает вокруг себя толпу, рассказывая новые анекдоты. Все от него в восхищении: девочки краснеют при его появлении, а многие недоумевают: «Как?! Что случилось?! И это Алекс Рейн?!». Спрашивают у самого Алекса о том, что произошло, но он только улыбается в ответ. И говорит: «Поверьте, скоро очень многое изменится!»
На математике он с такой легкостью и быстротой решал задачи, что учитель мистер Саймон ставил ему высший балл – А, а сам думал: «Вот кто поедет от нашего класса на математическую олимпиаду! Наконец-то!» На уроке физики он с таким азартом и пониманием процесса рассказывал про электромагнетизм, что все ребята в классе увлеклись этим предметом и тоже захотели стать физиками. Школьный день пролетел быстро и незаметно. После окончания занятий новый Алекс собрал в коридоре огромное количество одноклассников и рассказывал им анекдот от лица ученика-неудачника, который превратился в ученика- отличника. «Как – уроков придумано так мало! Я и не подозревал что учеба такая легкотня!» - говорил он и класс взрывался от смеха. Все мальчики и девочки в этой толпе хихикали и улыбались, словно было сказано, что то действительно уморительное. И на Алекса уже летели их вопросы: «Ой, Алекс, а что ты делаешь после школы?! Ой, а можно с тобой?! А у меня уроки не получаются – может ты мне объяснишь?! А у тебя есть девушка?!» «Есть одна красавица на примете», - говорил Алекс полностью игнорируя все остальные вопросы и глядя на Мэри Стенс которая тоже была в этой толпе.
Мэри пошла со всеми, потому что по натуре она была командный человек и привыкла действовать со всеми вместе. Этот новый Алекс ее привлекал, хотя она не могла сказать точно, нравился он ей или нет. Скорее всего, впечатление было какое-то спорное. Мэри сама не могла понять своих чувств. Что-то нравилось и располагало – безусловно, он был очень умен и красив, но что то и отторгало. Не спроста этот новый Алекс появился в их классе. Ой не спроста. Это пугало. И если честно ей старый Алекс нравился больше. Хотя никаких серьезных чувств она точно к нему не испытывала.
И был еще один человек в классе которому новый Алекс был не по душе. Бид Стентон. Он примкнул к толпе вместе со всеми, но, разумеется, цели у него были совсем иные. Он не был очарован Алексом, его магия на него не подействовала – он ему жутко позавидовал и мечтал только об одном – разбить его красивое блондинистое лицо.
И вот когда Алекс окруженный толпой своих обожателей спустился со школьного крыльца, он, очевидно, решил что нужный момент настал.


Глава 11. Разборка с Бидом
Алекс шел из школы домой и рассказывал своим новым друзьям анекдот, когда сзади раздалось:
- Эй ты! Рейн! Стоять!
Он остановился. Медленно оглянулся. Толпа что окружала его сзади послушно расступилась и он увидел источник шума.
Бид стоял посреди школьной площадки, смотрел на него насуплено и сжимал кулаки.
- Ты ко мне, Бид? – спросил Алекс спокойно.
- К тебе к кому же еще! – крикнул Бид, храбрясь и сам себя подначивая.
Алекс сделал несколько шагов и оказался рядом с ним.
- Я тебя слушаю, - сказал он спокойно.
Биду стало не по себе. Когда он стоял вдалеке от него веяло опасностью, а теперь, когда он подошел, стало еще жутче.
Пару секунд Бид собирался с мыслями, а потом выдал. Все таки это был тот самый старый Алекс и он его сейчас был готов поставить на место:
- Слушай ты, засранец! Я не знаю в кого ты превратился и что ты сделал с нашим классом, но на меня эти фокусы не действуют. Ты все тот же мелкий засранец Рейн, который ничего из себя не представляет! И сейчас ты получишь…!!!
- А силенок хватит?! – спросил Алекс самонадеянно и очень насмешливо.
Несколько секунд он соображал о том как все обернулось. Предстояла новая разборка с Бидом. О до чего же была сладка его месть. Теперь он мог ему ответить. И Бид как щенок будет кататься в грязи. Сейчас он был реально сильнее его. Да прикажи он класс бы мог по одному его желанию разорвать Стейтона на клочки. Но он хотел попробовать свои силы сам.
Бид всего этого не знал. Но ему было страшно. И становилось страшнее с каждой минутой.
- Где твои прихвостни? – все так же спокойно спросил Алекс. – Где Курт, и Джек, и Салос, и Кризби, и еще куча твоих приятелей! Их нет…похоже сегодня придется махать кулаками одному...если только попадешь!
Алекс ядовито засмеялся. И толпа что их окружила тут же захихикала в знак поддержки. А у Бида от этих смешков случился озноб. Он уже не чувствовал себя победителем. Охотник стал жертвой.
Бид судорожно оглядывался по сторонам ища своих помощников. Времени было очень мало и он не мог за такое время собрать всю свою банду. Среди одноклассников он видел только троих. Остальные либо уже ушли домой, либо учились, либо были оставлены после уроков.
- Бред, Симанс, Кризби, ко мне! – заорал он.
Но те трое ребят что стояли в толпе и не шелохнулись. И Бид понял самое страшное – они больше его не узнавали – теперь они всецело принадлежали Алексу. И это его просто взбесило.
- Ах ты...!!! – заорал он. – Отнял у меня моих друзей!!!
Он замахнулся своим огромным кулачищем и намеревался поразить Алекса в лицо. Но Алекс очень просто увернулся от его удара. Чуть не упав с ног Бид тут же разогнулся, и намеревался поразить Алекса апперкотом левой руки. Но Алекс ушел и от этого. Он превратился в зайца и резво отскочил в сторону. Бид смотрел на него с такой лютой злобой¸ что мог убить взглядом. Но к счастью такой способ убийства был ему недоступен. Тогда он раскинул руки и заорав что то страшное и боевое кинулся на своего врага. Алекс опять был зайчиком и отскочил в сторону. И тут же схватил Бида за шиворот и дернул назад так как тот в запале мог схватить и придушить ни в чем не повинную одноклассницу Розу Кингсли. От рывка назад Бид закачался и чуть не потерял опору, а Алекс еще добавил – залепил две мощные пощечины, подбил ноги и Бид сел на асфальт.
Такой мощной встряски он не переживал наверное никогда в жизни. Сидел на дорожке под ногами своих одноклассников и тупо озирался. Только что он был прилюдно унижен перед всем классом.
- Что сейчас было? – спросил он озлобленно и испуганно.
- Это было тебе предупреждение, - злобно скалясь, сказал Алекс. – Даже не пытайся встать! Тебе не выиграть!
Но Бид поднялся. Гордость и тупость не позволили ему сдаться Алексу.
- Никогда, Рейн, никогда я не отступлю!!! – прокричал он в лицо Алексу.
- Так понятно, - сказал Алекс. – Значит ты хочешь быть избитым сегодня! Посмотрим-посмотрим! Мэри, подержи мою сумку!
Он скинул с плеча сумку, которая так и висела на нем, и отдал ее Мэри Стенс. Мэри инстинктивно взяла и прижала к себе.
- Хотите посмотреть, как я сделаю толстяка! Хотите увидеть, как я размажу его морду по асфальту! – прокричал Алекс сам себя распаляя.
- Да! Да! – прокричала толпа. – Дра-ка! Дра-ка!
- Сделай его Алекс! – вдруг прокричала Роза Кингсли. – Отомсти ему за свою недавнюю обиду!
Кричала так словно лично присутствовала при этом, а ведь ей только пересказывали школьные сплетни. Но она жаждала поражения и унижения Бида. Алекса это очень вдохновило, чего нельзя было сказать о Биде. Его эти возгласы вогнали в тоску. В какую то секунду он даже хотел развернуться и бежать домой без оглядки.
Алекс подошел к нему и очень спокойно посмотрел в глаза.
- Прошу, сделай что-нибудь, - попросил он. – Нанеси удар.
Бид замахнулся рукой не особенно то веря в то что он достигнет цели. И правильно. Алекс просто отступил в сторону и ушел от удара. А дальше… - никто в классе не видел такой быстрой реакции. Рубящий удар ребром ладони по ребрам – Лицо Бида исказилось гримасой боли. Точный удар в солнечное сплетение – он стал задыхаться. Алекс схватил его одной рукой за шею, а второй за петельку для ремня джинсов и крутнув руками просто перекинул через себя. В это просто не верилось – огромный под 85 килограмм Бид был перекинут как котенок. А когда он стал подниматься – Алекс точным ударом носочка ноги припечатал ему в челюсть. От столь сильного удара Бид летел по асфальту кувыркаясь и группе школьников даже пришлось расступиться, чтоб он не снес их как шар кегли. Три раза перекувыркнувшись через себя он упал носом прямо в грязь. Возможно ту самую грязь, где пару дней назад лежал сам Алекс.
Класс же был просто поражен. Такой скорости, таких ударов они видели только в кино. Их глазами это все вообще было моментально. Бид стал сгибаться, потом перелетел через себя, а потом кувыркаясь полетел в конец двора. Все что они могли – это бешено аплодировать Алексу и улюлюкать. «Молодец!» «Так его!» «Браво!» - кричали они. И даже вчерашние Бидовы друзья кричали.
Бид же снова поднимался. Правильнее было не вставать, но он был очень сильный и очень упрямый. И он уже не понимал, зачем он встает. В голове его все гудело и охало. К горлу подступала тошнота. Перед глазами стояли фигуры одноклассников и Алекса который шел к нему словно палач – страшный и неотвратимый.
«Ах ты все еще жив! - прокричал Алекс. – Тем хуже для тебя!» Он подошел быстрым шагом к Биду, зашел ему за спину и обхватил его голову, под радостные крики своих сверстников.
Он знал где и с какой силой дернуть за голову чтоб она навсегда отделилась от туловища. ОН ЗНАЛ и ОН ОЧЕНЬ ХОТЕЛ ЭТОГО. Тогда можно было бы считать его месть законченной.
Класс затих и замер. Неужели сейчас все они станут свидетелями своего первого убийства. И убьет кто. Алекс Рейн. Человек, который как они считали еще неделю назад, комара не обидит.
А Бид Стентон уже вскидывал руки к Алексу и беспомощно что-то бормотал. Он понимал, что скорее всего он сейчас умрет и ничего с этим поделать не мог. Он был так избит и унижен, что ему было уже все равно.
- Отпусти, его Алекс, - вдруг прокричала Мэри Стенс.
Она ненавидела бессмысленную жестокость, а Алекс на ее глазах уже перегнул все мыслимые палки.
- Да, Алекс отпусти! Хватит с него! – прокричала Роза Кингсли, может быть в тот момент сожалея о внезавно нахлынувшей жестокости которая и дала начало этой разборке.
- Алекс, отпусти его!
- Отпусти его!
- Отпусти, пожалуйста!
Теперь весь класс просил за Бида. Словно он был неким бриллиантом, а никому ненужным двоешником и лодырем тянувших всех назад.
Алекс сделал два глубоких вдоха и начал приходить в себя. Он отпустил Бида и прокричал ему на ухо:
- Ну ладно! Живи дерьмо! Такие дамы за тебя заступились!
Он толкнул его в плечо. Легонько толкнул, но Бид рухнул на асфальт тяжелым мешком. И больше не мог бы встать при всем своем желании. Он потерял сознание.
А Алекс с классом аккуратно обошли тело и продолжали идти по улице весело смеясь и забавляясь. Алекс рассказывал новый анекдот – класс взрывался смехом. Словно ничего не было. Словно он только что не избил до полусмерти живого человека. Пусть он и был его врагом.
Позади всех шла Мэри Стенс. Она все так же несла сумку Алекса, о которой сам хозяин очевидно забыл. Школа была уже позади. Она была не со всеми. Вид у нее был осиротевший и потерянный. Она шла и думала как ее Алекс превратился в такого монстра. А может быть он и был монстром, просто она этого не видела.
Что примечательно – у этой драки тоже не было свидетелей. Никто из школы за все время разборки с Бидом так и не вышел. Класс не в счет, так как он был одурманен магией Алекса. Все кроме Мэри, которой удалось сохранить разум. А тело Бида лежало неподвижное, но еще живое. Никто на него не обращал внимание. Словно на простой мусор под ногами.

Глава 12. Откровения к Мэри.
Прошло три дня. Алекс блистал на всех уроках. По каждому предмету у него было твердое А+++. Его пытались загрузить работами и конкурсами для олимпиад, но Алекс решал их очень быстро. На самые сложные и долгие ему потребовалось полтора часа. Учителя гордились им и ни раз пытались спрашивать откуда он так много знает. Он всегда смущенно улыбался и говорил: «У меня дома очень хорошая библиотека». И учителя искренне завидовали его библиотеке. И когда кто-нибудь другой говорил им какие в их школах прекрасные ученики – они говорили: «У нас есть один Алекс Рейн, который стоит всей школы!» А друзья, их у Алекса теперь было окало двух сотен. И они терпеливо ждали его у дверей классных комнат. Лишь бы он быстрее справился со своими олимпиадными заданиями и снова был с ними. Шутил и развлекал. Приходили и из других классов – мальчики и девочки – и все они попадали под влияние Алекса. Готовы были идти в огонь и воду за него, хотя знали его всего несколько часов.
Теперь каждый знал где он живет и на территории его дома уже проводилось несколько вечеринок. Некоторые мальчики и девочки даже оставались ночевать в его дворе. Им было все нипочем – и тьма, и отсутствие удобств, и утренняя прохлада – лишь бы греться в ауре своего героя. И между тем вели себя очень культурно. Ничего не разбили, не украли, а наоборот по утру даже прибирали дворик. Для них это было величайшим счастьем в жизни.
Прошло окало пятерых дней после преображения Алекса. Разумеется девочки так и бегали за ним толпой. Они знали его место жительство, они ни раз бывали у него дома и не грызлись между собой, а как дрессированные собачки замирали, крутили хвостами и с замиранием сердца ждали своей очереди. Но Алексу нужна была Мэри и только она.
Так случилось, что Мэри не было эти три дня в школе. Она просто приболела. И вот вернулась. На переменке в столовой Алекс подошел к ней. Увидевший его Бид тут же ретировался в другое место. Надо сказать Бид теперь к нему не лез, а даже побаивался и всяких встреч избегал.
- Привет, Мэри, - сказал Алекс.
- Привет, Алекс, - сказала Мэри и отложила в сторону кекс, который жевала.
- У меня есть к тебе серьезный разговор, - предупредил Алекс.
- Я уже поняла, - спокойно сказала Мэри и отряхнув руки спокойно сложила их на груди.
Алекс собрался с мыслями. Чтоб начать и закончить этот разговор требовалось выдержка, спокойствие и красноречие. К счастью, Алекс обладал всеми этими качествами. Но как начать разговор, когда Мэри начинала его с закрытой позы. Алекс решил игнорировать этот жест.
- Послушай, Мэри, мы уже знакомы много лет. У меня нет подруги лучше, чем ты. Но сейчас я подумал – нам обоим пора переходить на новый уровень. Мэри я всегда любил, да и по-прежнему люблю тебя. Мне не нужен никто кроме тебя. Пожалуйста, становись моей девушкой.
Сказал это очень спокойно. Сказал с чувством. И даже привстал на одно колено¸ словно, правда просил ее руки и сердца.
Мэри была растрогана и расцепила свои замок из рук. А класс за их спинами бешено зааплодировал.
- Послушай Алекс, поднимись с колена – это во-первых, - попросила Мэри. – Да конечно ты стал красивым и галантным, но что-то в тебе меня пугает. Я не могу.
- Почему? – изумился Алекс.
- Как же Бид Стейтон? Ты чуть не убил парня?
Если никто уже не помнил о драке, то Мэри было не провести. Она отлично все помнила и отлично все понимала.
- Да ладно тебе! – весело отмахнулся Алекс. – Он это заслужил!
- Алекс это не смешно! – резко прервала его Мэри и стала очень сердитой.
- Да я виноват, - тут же скис Алекс. – Я признаю.
- Из тебя так и прет агрессия, - все говорила и говорила Мэри. – После трансформации ты стал совсем другим. Ты уже другой Алекс. Кто-то иной, а не мой Алекс.
- Мэри, я все тот же Алекс, - сказал он и серьезно посмотрел ей в глаза. – Вспомни, мы играли когда были детьми. Мы ходили друг к другу в гости. Мы доверяли друг другу секреты. И именно тогда я влюбился в тебя.
Мэри сглотнула слюну. Близилось что то очень ответственное и важное.
- Ты правда меня любишь? – спросила она.
- Больше чем саму жизнь! – признался Алекс.
- Ладно, а что мы будем делать с твоими вспышками гнева?
Алекс взял ее за руку, долго думал, а потом сказал так:
- Мэри, мне нужна женщина. Женщина, которая будет рядом, и которой я могу довериться. Которая, поможет мне преодолеть этот порок и спасет мою душу. Когда-то ты пообещала, что будешь присматривать за мной. Давай же…это и есть наш шанс – тебе позаботится обо мне¸ мне – позаботиться о тебе. Давай Мэри. Мы станем замечательной парой.
- Надо подумать, - сказала Мэри и высвободила свою руку.
Пришло время ей думать. Несколько тревожных минут длилось раздумье, во время которого одноклассники шептали ей: «Давай же!» «Давай же!» «Решайся, дура!» А потом она улыбнулась и кивнула:
- Хорошо, давай попробуем. Я согласна.
Что стало с Алексом – не передать. Парень был на седьмом небе от счастья. Он подхватил ее на руки, поднял и закружил по столовой. Мэри хохотала и обнимала его. А потом Алекс ее просто целовал. И одноклассники все так же аплодировали им.
- Алекс ты стал очень умным. Это не к добру, - сказала она и прижалась к своему любимому человеку.
Покидали столовую они вместе. Обнявшись. Ведь они стали теперь парой. Одноклассники шли рядом и улыбались. И никто из девушек не собирался выяснять отношения и претендовать на место Мэри. Они все поняли, что девушка может быть только одна, а они были счастливы просто идти рядом и быть друзьями.

Глава 13. Пара
Мэри и Алекс отныне стали парой. Вот уже несколько дней они уходили домой вместе, гуляли после школы вместе и все делают вместе. Рука в руке и счастливые улыбки не сходили с их лиц. Мэри нравилось никогда не унывающее настроение Алекса, его юмор, красивая манера ухаживать – Алекс был в восторге от этой девушки. Одноклассники в эти дни превратились в их преданных и верных друзей. Они встречали их во дворе, они встречали их в школе. Они все просто обожали эту пару. Все кроме Бида. Бид теперь превратился в изгоя. Он всюду ходил один, он ни с кем не разговаривал и никто не хотел общаться с ним. А увидев Алекса, и Мэри он предпочитал забиться в самый дальний и темный угол и носа оттуда не показывать. Алексу это очень нравилось. Обожание класса и трусость бывшего врага(который был теперь никем). Мэри это тоже во многом нравилось. У нее появилась дюжина новых подружек и три девушки даже добровольно записались в ее служанки, хотя Мэри от них всячески отбивалась, не хотела добавочной еды и сумку свою носила всегда сама. И хоть ей даже во многом льстило когда ее называли «мисс Мэри Стенс, будущая миссис Рейн» - она понимала что ничто бесплатно не дается и за все эти ухаживания, бесплатных друзей и прочие таланты придется вскоре заплатить. И она очень боялась этого момента. Алекс же ничего не боялся. Он просто цвел и лучился. Много раз зарывался и позволял себе лишнего, но Мэри его останавливала и запрещала. Он, помня уговор – подчинялся и благодарил.
И вот вечером пятого дня он приглашает ее к себе домой. Одноклассники заблаговременно убрались со двора, так как Алекс тонко объяснил им что будет свидание с Мэри тет-а-тет. Ужин при свечах был великолепен, подростки первый раз пили вино(весьма приличное – его добыл одноклассник, которому Алекс добыл несколько пятерок и пару контрольных), потом были танцы под романтическую музыку. Мэри была в восторге, и она целовала Алекса. Первый кого она захотела поцеловать. Для Алекса это было тоже в первый раз. Оба были новичками, поэтому первый поцелуй поверхностный и недолгий. Но этот момент им запомнился. Надолго, чуть ли не на всю жизнь.
Вот Мэри отошла от него и задала вопрос который уже очень давно вертелся на ее уме и мучил в то же время: «Что именно произошло с тобой Алекс? Почему ты так изменился? Расскажи, пожалуйста».
Алекс сел на диван и начал свой рассказ. Мэри стала первым человеком, которая это услышала. Да и ему самому приятно было вспомнить эту историю. И про дядину машину, и про свой эксперимент (упоминает и про старцев на льдине). Мэри почувствовала затаенную опасность в таком превращении, и она попросила Алекса показать ей эту машину. Алекс повел ее в подвальное помещение.
Таким образом, она стала и первым человеком после дяди и Алекса, который опускался в эту лабораторию. Она очень долго осматривала пульт и потухший навек экран, а потом перешла к самой машине. Осматривала провода и оплавленные электроды, осматривала кабину и спросила:
- Алекс, я конечно не так разбираюсь в технике как ты, но ты уверен, что это была именно машина. По-моему она вообще не в состоянии работать!
И последнее что волновало Мэри – компас Зла и лорд Медитатор. Они пришли в комнату Алекса и Алекс извлек из под кровати два живых доказательства, что машина работала и превратила его в совершенно новую личность.
А Мэри смотрела на хрустальный чистый шар с неподвижной стрелкой в нем и на ларец с каким-то странным мерцающим металлом внутри, и у нее было такое чувство, что она очень скоро к ним вернется.

Глава 14. Приезд мамы
Мама вернулась из своей деловой командировки в субботу вечером и поначалу думала что перепутала дом. «Ах извините, я ошиблась домом», - сказала она и хотела выйти. За короткие доли секунд до Алекса дошло, что мама – единственный человек который еще не видел его в новом обличие и не знает что произошло. Со скоростью молнии он подскочил к двери и никуда ее не выпустил. «Ах, не держите меня, отпустите, вы мне делаете больно!» - отчаянно сопротивлялась Бэкки. Но в отчаянной схватке которая длилась полминуты она поняла что голубоглазый блондин сильнее нее и ей придется сесть и выслушать чего бы он ей не наговорил.
Она и села. И слушала. Про фантастические машины, про превращение, про толпы новых друзей, успехи в учебе и девушку Мэри Стенс.
- Я не верю, – сказала она коротко.
- А ты смотри в мои глаза мама. Смотри и доверься не логике, а только чувствам, - попросил Алекс и сел у ее ног.
Бэкки смотрела в его глаза. Долго смотрела. Это были глаза незнакомца, но ВЗГЛЯД. Она где то его видела. Мучительно и долго она соображала, а потом спросила:
- Алекс, неужели это ты?
- Я мама, я, - сказал он и обнял ее ноги.
Она обняла его за плечи и тяжело зарыдала.
- Что-о-о ты-ы-ы сдела-а-ал с собо-о-ой, сын?!!! – прокричала она в неожиданном приступе гнева.
После этого первого трудного часа, начался час второй. Рэббека Рейн ходила по дому со стаканом чая и слушала-слушала. Алекс вновь пересказывал ей эту историю. В первый раз она была невнимательна, и многие детали ускользнули от нее. Теперь она хотела знать все.
- Веди меня в свой подвал и показывай ту самую машину! – не попросила, потребовала она поставив на комод пустую чайную чашку.

Так мама Алекса Рэббека Рейн стала четвертым человеком, который увидел это место и второй женщиной (после Мэри). Она осматривала машину и то бледнела то краснела, то зеленела от злости. На себя (потому что не знала о этом месте), на дядю(который ее построил), но больше всего на Алекса:
- Ты...ты...ты...больной на голову придурок...ты на хрена в нее вообще полез?!!! – задыхаясь от гнева вскричала она.
Алекс стоявший тут же и повесивший голову, как нашкодивший пятилетний малыш, вдруг поднял эту голову и улыбнулся:
- Но ведь все обошлось.
Бэкки закатила ему пощечину. Да такую сильную, что он едва устоял на ногах. Вторую, третью, четвертую. Ее рыжие волосы так разлохматились и лицо так оскалилось. Что она была похожа на злобную фурию.
Потом она опустилась на подножку возле машины и просто плакала. Алекс сел рядом и пытался ее обнять.
Потом она просто грустила и молчала. Чтоб о чем-то с ней заговорить, Алекс опять стал хвастать своими знаниями, друзьями и тем фактом, что он был с Мэри о чем раньше только мечтал.
«Да пойми ты, болван, не может эта груда хлама улучшить параметры твоего тела, зарядить обаянием и вставить новые мозги!!!» - прокричала она и вновь залилась слезами.
На этот раз истерика была короткой. Она обняла сына и извинилась.
«Алекс я боюсь! – сказала она. – То что произошло с тобой было не случайно! Я чувствую, скоро случится, что-то плохое!»

Они сидели в креслах, в доме, напротив друг друга и просто разговаривали. Бекки по-прежнему в нехороших предчувствиях и сколько бы Алекс не говорил, что сейчас ему много лучше, чем было прежде, спокойней ей не становилось. А он уже второй раз успел подумать, что она так похожа на Мэри. Только эти две женщины, пожалуй, на всем белом свете – только они по-настоящему любили его.

Глава 15. Способности
Алекс шел по столовой. Шел с подносом еды к своему столику и вдруг услышал: «О господи! Это же Алекс Рейн! Школьная знаменитость! Как бы я хотела с ним познакомится!» Сначала он подумал, что услышал просто голоса болтающих девчонок, но потом он слышит такое…что ни одна из них не сказала бы вслух. Наконец, Алекса случайно зацепила локтем девушка, и они встречаются глазами. Алекс услышал: «О господи, Алекс! До чего же ты хорош! Как мне тебя хочется! Но черт, черт возьми, я не могу, какая же я дура!» при этом девушка покраснела и сбежала из столовой. Алекс вне себя от восхищения...он может читать мысли других людей.
Алекс пришел домой. Закрыл дверь в свою комнату. И экспериментировал. Он обнаружил, что может передвинуть предметы взглядом; потом переместился из одной части комнаты в другую(в конце концов оказался на шкафу); Алекс обнаружил, что может видеть на многие мили впереди себя(посмотрев в пасмурное осеннее небо из своего окна, он смог разглядеть пролетающий на расстоянии 5000 километров самолет) и наконец Алекс плавно отделился от пола и взмыл под потолок. Его восхищение не знало границ. Он получил от своего эксперимента то о чем и не мечтал. Он стал суперчеловеком.

Глава 16. Уход Мэри
Одним из весенних теплых дней Мэри зашла за Алексом и предложила погулять. Но Алекс поначалу и не думал о прогулке – он был слишком возбужден для этого. Он усадил Мэри напротив себя и демонстрировал свои возможности. Мэри долго была в серьезных размышлениях. Она сказала, что не может ничего решить сидя дома, когда на улице такая прекрасная погода. И они все таки пошли на прогулку. На самом деле Мэри нужно было больше времени на размышления.

На уикенд Алекс и Мэри отправились на городскую ярмарку. Ежегодная весенняя ярмарка проходит рядом с их домами. И Мэри считала прямым долгом побывать на ней. Они гуляли, разговаривали, отдыхали. Катались на аттракционах, а между тем Мэри не выпускала из головы главное – все это и трансформация и способности были предвестниками чего то плохого – что то плохое должно было случиться в очень скором времени. Ах знала бы Мэри, насколько она была права.
Мэри пришла мысль поучаствовать в испытании на удачу. Это была игра в кости. Старый человек, одетый в костюм морского пирата, с треуголкой, повязкой на глазу и деревянной ногой, так лихо и энергично зазывал народ, что Мэри невольно соблазнилась. Она остановилдась перед его аттракционом. Пират сказал ей, что никто никогда у него не выигрывал, предложил испытать фортуну и сказал, что для такой красивой девушки он продаст четыре игры по цене двух и одну специальную бонусную призовую игру. Уже тогда Алекс бросил на него свой первый недобрый взгляд и сказал, что если он будет приставать к его девушке, сегодня ему потребуется две деревянные ноги и повязка на оба глаза. Мэри это очень не понравилось, а старый пират заметно перетрусил. Он сказал, чтоб они шли своей дорогой и не портили ему аттракцион. НО Мэри уже загорелась азартом. У Мэри нее была сотня долларов, и она купила две игры. Одну игру она выиграла. Вторую продула. Из трех бонусных – выиграла две и последнюю призовую продула. Пират сказал, что ее удача может тягаться с его собственной удачей и выплатил девушке ее выигрыш – 75 долларов.
Алекс сказал ей, что сейчас она увидит настоящую удачу. Он положил свою сотню баксов. Сел за игру. Один. Два. Три. Он выиграл. Вот у него уже было три сотни в кармане и четыре призовых игры. Пират скрипел зубами и матерился на своем пиратском наречии. И вот Алекс проиграл четыре игры подряд. Пират взвизгивал от радости и клал деньги в свой кошелек – ему было не в домек, что Алекс его «щупал» таким образом и он уже знал что в его кошельке больше тысячи зеленых. И вот когда он отыграл все, Алекс со спокойствием и равнодушием достал вторую сотню и предложил удвоить ставку. Пират ликовал и говорил, что оставит Алекса без штанов, он еще невезуче своей подружки и с такой удачей не следовало лезть к нему за стол. Меньше чем за пять минут Алекс отыгал четыреста и взял еще триста сверху. Пират скрипел зубами и материался. Теперь пошла игра по черному – и Алекс раздевал бедолагу. У Алекса уже 700, 800, 900. И что удивительно у Алекса всегда было 12 очков на костях. Меньше никогда не выпадало. Даже если они выкидывали 12 и 12, в следующем туре у пирата было меньше, а у Алекса опять 12. Такой удачи тут не видел никто. И вокруг аттракциона уже собралась огромная толпа зевак. Все смотрели, восхищались и завидовали Алексу. Несколько нахальных девушек даже хотели оттеснить Мэри, но она не уступила и их самих отпихнула прочь. Она еще пока была с Алексом.
Пират был уже весь пунцовый от злости. Он с неохотой признал, что это самая талантливая удача которую он видел и предложил играть во банк. Алекс зло засмеялся и сказал что он уже выгреб все его деньги и ему нечем расплачиваться. Пират стал рыться в карманах и перед Алексом стала вырастать стопка из денег. И вот наконец-то в последнем носке он нашел свою последнюю сотню. Перед Алексом было 900 долларов. Если он выиграет их, у него будет 1.800 долларов, а он очень много мог купить на эти деньги, много подарить Мэри и самому с ними будет приятно. Алекс жадно облизнулся. Он сказал, что принимает условия.
Все зеваки в парке наблюдали за аттракционом так же жадно как сам Алекс. Никогда еще пират не имел такого успеха. Пират объявил, что играют они пять раз и у кого будет три победы, забирает все деньги. За этими разами смотрели все в парке. Смотрели затаив дыхание. Несчастный пират выиграл только один раз (Алекс отвлекся или просто захотел, чтоб дедушке провезло). Он выиграл три раза. Пират бесился и сходил с ума от злости. Он чуть не разнес на мелкие щепки свою лавку. Он никогда, никогда не знал худшего дня. Его обыграли в собственной игре и взяли главный приз, оставив вообще без денег. Алекс сказал – «повезет в любви, старый ловчила!» и это было видимо последней каплей. Старый пират важно приосанился и сказал, что ни хрена они не получат. Тут же забыл о них и стал зычно зазывать людей на свой аттракцион.
Толпа недовольно зашумела, Мэри стала дергать Алекса за рукав, а сам Алекс разозлился не на шутку. Он подступил к старому пирату и последний раз вежливо попросил вернуть свои деньги. Пират важно пожевал наполовину беззубым ртом и сказал, чтоб Алекс убирался, или он сейчас позовет ярморочную полицию.
Тогда Алекс влепил ему первую пощечину. Несильную как он сам думал, но когда он поднял пирата у которого слетела треуголка голова того тряслась и из разбитой губы шла кровь. «Деньги! – проревел Алекс. – Мои деньги! Ты старая мразь!» Уже тогда Мэри пугливо завизжала и в толпе ее подхватили чувствуя скорую беду, но Алекса было не унять. Он испепелял старого пирата глазами и тот понимал – сегодня он мог и в правду умереть. «Сейчас-сейчас, отдам-отдам!!!» - шамкал он. «Конечно, отдашь, все отдашь, старая ты сука!!!» - орал Алекс как безумный. Пират давал ему смятые бумажки, а Алекс даже ждать не стал выхватил все что было у него из рук и грубо оттолкнул его в сторону.
Пересчитал. И остался доволен. Вместе с его выигрышем у него на руках было ровно 1.800 баксов, да еще и 50 баксов снизу прилипло(но Алекс тут же рассудил что это компенсация за моральный урон). Оставалось только одно – старый пират. Алекса просто от гнева трясло, когда он видел этого старого мошенника с его аттракционом. Несколько ударов ногами и его лавка разлетелась действительно в мелкую щепку. Один короткий и мощный удар кулаком в висок и старый пират упал на зеленую траву. Черная шляпа-треуголка слетела с него, голова откинулась в сторону, и поднять ее он больше был не в состоянии, так как был мертв.
В толпе стали визжать от страха, Мэри закрыла рот руками и оцепенела от ужаса – неужели это был ее Алекс, тот человек, которого она любила?
На крики ужаса, из толпы, сбежались ярморочные полицейские. А Алекс решил эту ситуацию весьма просто. Он с самодовольной улыбкой положил деньги в карман, повернулся к изумленным людям и сказал: «Наверное, это обморок. Жарко очень. Потерял парень сознание. Вы его не трогайте два -три часика – пусть он отоспится». И люди, к величайшему удивлению Мэри, начали говорить: «Да, да – это обморок. Это случается. Тем более при такой жаре, как сегодня. Не будем его трогать. Пусть, отдыхает. Поспит часик- другой, потом встанет полон сил». И все они стали расходиться. И полиция тоже. Они как доверчивые дети говорили: «Да, так бывает. Сегодня очень жарко. Не надо мешать парню». И никто из них даже не подошел к мертвому старику, чтоб посмотреть на него или пощупать пульс. Остались только Мэри, Алекс, мертвый старик в костюме пирата. Не было так же людей которые по идее должны были защищать пирата.
Мэри просто трясло от злобы и страха. Только что она была свидетелем массового гипноза – и ведь в толпе было как минимум сто человек. Алекс был чудовищно силен и опасен. «Все! - решила она. – С меня хватит!» Она развернулась и в спешке пошла прочь с ярмарки.
Алекс догнал ее и попытался узнать причину бегства.
- Ты, ты – эта причина!!! – чуть не плача закричит на него Мэри. – Что ты там устроил. Ты же убил человека. Я же сама видела – у него зубы изо рта вываливались. А потом….того хлеще – это всего лишь легкий обморок, пусть он отдохнет часик- другой…пока мы не уйдем подальше!.
- Да ладно тебе, – возразил Алекс. – Это ведь сработало.
Сам между тем продолжал издевательски улыбаться. Мэри приходи в еще большее отчаянье.
- Да как ты мог?! Да что ты о себе возомнил?! Ты убийца и еще говоришь мне, что это сработало?!
- Он украл мои деньги! – Алекс злится. – Эта старая мразь не хотела отдавать мои деньги! Он получил по заслугам! Зато (его тон смягчается) у нас теперь 1800 баксов. Пошли их тратить.
Мэри кипела от злобы:
- Да подавись ты этими баксами! Не желаю иметь с тобой ничего общего больше!
Разворачивается и уходит. Алекс догоняет ее вновь, но ее уход очевиден.
- Ты чудовище, ты монстр, Алекс! Я тебя боюсь! Я тебя ненавижу! Никогда в своей жизни, ты понял?!
Она собиралась уходить. И вдруг Алекс стал очень злым.
- Хочешь уходить – вали! – крикнул он. – Ты мне не нужна! Я найду себе другую девчонку! Которая не будет мной командовать! Я найду себе десяток других девчонок, и мы будем устраивать оргии каждый день! КАЖДЫЙ ДЕНЬ, ты поняла тупая сучка?!!!
Мэри скривилась больше от горечи, чем от оскорбления:
- Боже мой, Александр Рейн кем же ты стал? Помоги тебе Бог!
От чего скривился Алекс.
А она шла и шла не оглядываясь. День был испорчен до невозможности. Придя домой, она еще часа три плакала и совсем не хотела есть. Она любила Алекса, и она потеряла его в этот день. Хотя может быть потеряла его много раньше.

Глава 17. Алексис
Алекс лежал в своей комнате, на диванчике. Грустил. Двери открылись и вошла Реббэка. Ее очень беспокоило состояние сына (за завтраком он почти ничего не ел). Она попросила все ей рассказать. Алекс рассказал, что от него ушла Мэри. И когда мама спросила почему она так поступила он сам того не желая начал ей врать. Говорил, что Мэри сама во всем виновата. Что вдруг ни с того ни с сего начала ругаться с ним. Потом бросила посреди праздника и ничего не объяснив ушла. И в довершение всему, что она его, наверное, вообще не любит и у нее есть парень на стороне. Алекс закатил истерику и бросился в объятия матери. Та прижала его к груди и успокаивала. Алекс между тем чувствовал ее большие, горячие, упругие груди своей щекой и по ней ползла зловещая улыбка.
Алекс оторвался от мамы и сказал, что переживет все это. Что Мэри его не достойна. И в довершение всему просит разрешение устроить вечеринку дома. У него теперь очень много друзей в школе и они помогут забыться. Бэкки говорит, - ради бога и она не против, лишь бы ему было легче. Она встает с дивана и поворачивается к Алексу спиной. А Алекс между тем смотрит на ее стройный, крепкий зад. И улыбка еще шире.
«Мам, а ты на вечеринку придешь?» - спросил он ее у самой двери. Она поворачивается к нему и смущенно улыбается. «Нет, Алекс, боюсь, не получится, работы много», - такой был ответ.
Она вышла из комнаты, Алекс же бросился следом. На лестнице он задержал ее: «Если все -таки надумаешь, приходи, мам» - говорит он, а сам тем временем смотрит на ее бедра, грудь, прекрасные чистые волосы. Он весь горит от желания. Рэббека поворачивается к нему, улыбается и говорит Алексу: «Я бы рада милый, но, похоже, не в этот раз». Она собирает свои вещи и выходит из дома. Алекс приходит в себя, и он в шоке. «ОН ТОЛЬКО ЧТО ХОТЕЛ СВОЮ МАТЬ!!!» Для Алекса подобное вообще недопустимо. Немного поразмыслив над этим, он собирался в школу.
В школьной столовой, Алекс появился в компании своей новой девушки. Это та самая девушка мысли, которой он читал совсем недавно. Ее звали Бэтти Смарт. Она была хорошенькая, кудрявая, озорная и ей только исполнилось 14. Алекс подошел к столику за которым сидела Мэри. Затем обратился ко всем присутствующим в столовой: «Друзья мои, не пора бы нам, всем, хорошенько оттянуться?! Я приглашаю вас на шикарную вечеринку у меня дома! Приходите не пожалеете!» Затем смотрит на Мэри: «Приходи Стенс, там будет здорово! Будет замечательно, вот увидишь! Приходи! Я тебе не враг и никогда им не был! Так что приходи!» Мэри под его чарующим взором отвела глаза и обещала подумать. Потом поднимается со своего стула и уходит прочь из столовой. Очень разболелась голова.
Новоиспеченные друзья Алекса бросаются к нему с расспросами: кто он, где его дом, во сколько приходить, хотя почти все они знали где он живет и сами там жили чуть ли не круглые сутки – просто хотели еще раз пообщаться с ним. Алекс внезапно поднимает руку вверх и делает заявление: «Не называйте меня Алексом больше. Я не хочу этого. Алекс Рейн? Он же неудачник. Я не желаю иметь ничего общего с неудачником! Теперь у меня будет другое имя. И вы будете звать меня только так, как я скажу, и никак иначе. Отныне имя мое - Алексис!»

Глава 18. Вечеринка.
Вечеринка началась в шесть. Мэри движимая чистым любопытством вошла в дом Алекса и увидела…
В доме царил настоящий кавардак. В прихожей было полно молодых, танцующих пар. Музыка доносилась из двух колонок размещенных на лестнице. Кроме того были коктейли. Многие из тусующихся здесь пили коктейли. Такие ядовито-зеленые, тягучие морсы в высоких бокалах. При входе Мэри получила один такой. Его вручила одна девица, которая следом за этим упала на пол. Мэри насторожилась, но ей уже занялись двое других парней и подняли на ноги.
«А что они пьют?» - подумала она. Мэри принюхалась к напитку и ничего не могла понять. Аромат от напитка шел дурманящий. «Наркотики», - тут же пришло ей на ум. Она попробовала, и ее тут же чуть не вывернуло наизнанку. Вкус был как у протухшего яйца. Но тем ни менее все кто пьют ЭТОТ КОКТЕЙЛЬ, и все были довольны. Улыбались, резвились, вели себя так, словно это лучшее что они пробовали в жизни. Крайне обеспокоенная Мэри поставила стакан на стол и решилась найти Алекса. Чтоб узнать у него, что есть что.
Алекс был наверху. Сразу с тремя девушками в обнимку. Сидел на диванчике и что-то рассказывал им. Мэри взяла его за руку и без объяснений увела за собой. Он попросил называть его Алексисом – это имя он полюбил и не хотел слышать ничего другого. На вопрос Мэри он улыбнулся: «Это дерьмо? И еще какое дерьмо? Они все лакают это дерьмо и думают, что лучше, и быть не может! Им так кажется!» На недоумение Мэри Алексис объяснил, что эти люди издевались над ним когда-то и теперь его черед издеваться. Мэри в открытую сказала Алексу: «Каким же ты стал дерьмом! Таким, что даже не верится!» Затем увидела, что ее слова не произвели на него никакого впечатления – сердито топнула ножкой и вышла из комнаты вон.
Но не успела покинуть его дом, Мэри столкнулась с той девушкой с которой Алекс пару дней назад появился в столовой. Она была вся в слезах и убита горем. Мэри познакомилась с ней и узнала, что девушка эта годом младше ее и зовут ее Бэтти. Алекс без всяких видимых причин бросил ее и она до сих пор не могла поверить, что у них все было кончено. Мэри пошла назад в комнатку Алекса и еще более зло потребовала объяснений. На что он долго не мог припомнить ее имени, а потом объяснил: «Да на что она мне теперь?! Эта плаксивая девчонка? Какой прок?» Мэри была в недоумении: «Каким же Алекс стал чудовищем! Она наложит на себя руки – ты что не понимаешь этого?!» - кричала она Алексу. На что Алекс только смеялся: «Это ее право. Делать со своей жизнью все что угодно. Лично мне на это плевать. Пусть умирает!»
Мэри была еще более злая, чем раньше. Вернулась к Бэтти, взяла ее за руку и повела домой. По дороге разговаривала с ней и просила не совершать глупостей. Бэтти сказала, что подумает, хотя Мэри не очень то ей верила. Внезапно она почувствовала ответственность и решила приглядывать за Бэтти.

Глава 19. Исчезновение
Алекса нигде не было. Ни в школе, ни дома. Не было уже несколько дней. Мэри очень этим обеспокоена. Бэкки тоже. Вместе они не находят места себе. Несколько раз они встречались, беседовали и просто ждали возвращения блудного сына. Бэкки обратилась в полицию и там тоже начали искать исчезнувшего подростка. Дошло до того, что ушли все кто раньше приходил ночевать на дворик Алекса. Бэкки это очень обрадовало, потому что последние несколько дней эти непрошенные визитеры не помогали, а только выматывали ей нервы.
Полиция говорила, что делают все что в их силах. Мэри опросила всех, кто был на его вечеринке. Но никто не помнил как самой вечеринки, так и самого Алекса. Вернее Алексиса, как он сам себя называл. Он был похож на какой то наркотический дурман – на некоторое время завладел телом, а вот теперь было непонятно был он на самом деле, или нет. Даже Бэкки которая в тот вечер уходила из его дома в слезах, теперь выглядела жизнерадостной и счастливой(что не могло не радовать Мэри).
Что до Бэкки то она просто не могла работать. Сидела в своем офисе полдня, а потом складывала документы в папки и просто уходила. На все вопросы только говорила: «У меня пропал сын!» Некоторые ее понимали и отпускали, но некоторые пытались возражать, что мол это не повод. Тогда Бэкки показывала свои коготки. Одного упрямца даже треснула кулаком по лбу. К счастью она была начальник достаточно высокого ранга и ее собственный босс проявил очень большое понимание.
А дома ее ждала Мэри у которой теперь был ключ от дома Рейнов. Она говорила что в школе вестей нет и они вместе садились думать что же делать дальше. Собственный дом и собственная семья очевидно были Мэри по боку. Бэкки стала для нее мамой, а исчезнувший Алекс любимым братом. Общая беда очень сплотила двух женщин. И они вместе искали выход. Пока безуспешно.

Глава 20. Ночной гость
Мэри не могла уснуть. Ее мучали кошмары. Она слышала, что в дверь их дома звонят. Звонили долго и настойчиво. И никто не хотел подойти. Родители словно не слышали этих звонков. И вот когда она опустилась вниз, чтоб открыть дверь – увидела, как она с грохотом распахнулась(чуть не слетела с петель). На улице хлестал ужасный ливень. Сверкала молния. На фоне этой непогоды в дом вошла здоровая, черная фигура в плаще от дождя с капюшоном. Она опустила капюшон и Мэри увидела безобразную черную голову, абсолютно лысую, с налитыми кровью глазами и огромными кинжалоподобными зубами. И с зубов этих капала кровь. Просто текла непрерывно. Незнакомец захохотал и потянул к ней свои длинные, черные руки с не менее длинными и острыми когтями. Они были похожи на острые кинжалы. «Иди ко мне, сучка, сейчас повеселимся!» - кричал он Мэри и не переставал смеяться.
Мэри вздрогнула и открыла глаза. Была ночь, за окном шумела гроза, и ей показалось, что в дверь действительно позвонили. Неприятное чувство росло. Мэри точно знала – ЭТО ОН. Она забралась под одеяло и волновалась. Ей очень не хотелось повстречаться с НИМ. Он плохой. И он способен на самые худшие вещи. Мэри казалось, что она слышит ЕГО тяжелые шаги на лестнице. Бросилась к двери. Заперла ее на замок. С замиранием сердца смотрела на поворачивающуюся ручку. Наблюдала дрожание двери, словно кто-то рвал ее на себя. Слышала страшный утробный хрип с другой стороны. Мэри отшатнулась от двери; пыталась закричать, но от ужаса ничего не вышло – настолько ей страшно.
Вдруг услышала ужасающий смех совсем рядом. Она повернулась и увидела темную фигуру гостя за своей спиной. Он протянул руку и двинулся на нее. Мэри прижалась к двери. Теперь уж действительно деваться было некуда – попала. И вдруг он упал.
Картина изменилась. У ног Мэри Алекс - смертельно бледный, измотанный Алекс. Он жалобно воззвал к Мэри: «Помоги мне, пожалуйста, пожалуйста» Мэри упала на колени и заплакала. Перед ней тот самый Алекс, которого она уже давно не видела. А Алекс говорил ей сбивчиво и быстро: «Мэри я не знаю как…не знаю что…но…о боже….я такого натворил…он растет во мне….скоро у меня уже не будет сил, чтоб сдерживать его…тогда…тогда…боже!!!»
Мэри ничего не понимала, а Алекс вцепился ей в плечо и его лицо сводит судорога. Тот час в его глазах вспыхивает злой огонек и голос изменился: «Ты видела меня в своем сне?! Тебе нравится этот сон?! Очень скоро он станет явью! Запомни это, сучка проклятая!» Мэри в ужасе отползла от Алекса, а он зло орал на нее: «Тебе не спастись!!! Никому из вас не спастись!! Скоро я приду по ваши души и тогда вам всем хана!!!» Снова лицо Алекса преображается, и он из озлобленного превращается в совершенно нормального (только еще более измотанного). «Он здесь! Он набирает силу! Меня уже почти нет! Только он! Я превращаюсь в него!» - говорит он с особой печалью и обреченностью. «Да, что, черт возьми, происходит, - кричала на него Мэри(подобные перемены очень пугали ее) – Объясни все в конце концов! Кто он?!» «Алексис, - говорит Алекс, поднимаясь с пола. – Его нужно остановить». С надеждой посмотрел на девушку: «Помоги мне Мэри. Один я не смогу. Я не могу его остановить. Останови это чудовище. Не дай ему вырваться на свободу». «Как?! – ничего не понимая, воскликнула Мэри. – Как я могу сделать это?!»
Алекс изменился в лице. Его тело свела судорога, он упал на пол, закричал в агонии: «ОС-ТА-НОВИ… ОС-ТА-НОВИ… ОС-ТА-НОВ-ВИ ЕГО!!!» Он со всего размаха бросился в окно спальни Мэри. Разбил окно и снес занавески. Исчез в темном ночном небе. Мэри осталась посреди комнаты изумленная. Она была совершенно сбита с толку.

Глава 21. Возвращение
Бэкки проснулась от какого-то непонятного шороха той же ночью. Время: 4 часа и ей хотелось спать. Она решила, что это лишь ветер на улице и продолжила сон. Но шорох послышался вновь и вновь. А затем грохот, звон, треск и невероятной силы толчки, которые просто-напросто сбросили ее с пастели. Обеспокоенная женщина пошла вниз, и обнаружила посреди гостиной Алекса распластанного на полу. Она приблизилась к сыну, потянула руку к нему и вместе с тем очень боялась до него дотронуться. Что-то словно говорило ей: «Осторожней, осторожней с ним! Он очень опасен! Его нельзя трогать!» Она позвала сына: «Алекс, Алекс, ты меня слышишь?!» На что Алекс открывает глаза и прошептал: «Мама, как я устал!» «Слава богу!» - говорит мать и обняв сына заплакала над ним.
Они поднимаются с пола. Рэбекка отвела сына в его комнату. Уложила в кровать и не стала докучать вопросами – решила что все узнает утром.

Утром Алекс спустился в кухню и приготовил себе завтрак. Бэкки была в недоумении. Он здоров на вид, шутил с ней, и вел себя так, словно ничего не произошло. Когда она спрашивает, где он был и что делал, Алекс только отмахнулся от вопроса – сказал, что все это глупости и пора заняться настоящим делом. Когда встревоженная мать переспросила, каким это делом, он сказал: «Школа. Определенно я должен быть в школе. Меня там уже заждались, наверное». Он встает со своего места и положил маме руку на плечо. Сказал: «Не волнуйся мам! Это будет интересно и для тебя, и для меня!» Окончательно сбитая с толку Ребэкка осталась сидеть на кухне, а Алекс вышел вон. Он сказал что ему надо собрать вещи и приготовиться до школы.
Бэкки собиралась на работу и вдруг услышала нечеловеческий крик своего сына. Быстрее молнии она взлетела по лестнице, и увидела своего сына, который катается по полу, сжимая зубы от боли и рвет на себе одежду. Комната теперь тоже изменилась. Много предметов в ней было порушено и разбито, на стенах были вмятины и глубокие порезы, словно от чьих-то ужасных когтей. Бэкки припала к Алексу, пыталась как то помочь, но он не слышал ее слов. Его грудь выпятилась в конвульсии, все мускулы на теле напряглись, пальцы были то растопырены то согнутые в крючья, словно рвали воздух. И вдруг она замечает, что ногти на пальцах, словно вытянулись и превратились в длинные острые кинжалы; тело Алекса темнеет, грудь покрывается огромным количеством волос; голова внезапно лысеет, кожа чернеет и зубы во рту вытягиваются и превращаются в длинные острые иголки. В ужасе Бэкки закрывает глаза, а когда вновь открывает их, видит прежнего Алекса – своего сына. Но изо рта, носа, ушей и даже из глаз идет кровь. Все лицо Алекса в крови. Мать в ужасе закричала, закрыла лицо руками. «А-АЛЕКС!!!» - заорала она как безумная. «Все в порядке, мам», - услышала она спокойный голос Алекса.
В недоумении она смотрела на сына и видит что он по прежнему истекает кровью, но…глаза его были открыты и он улыбался. «Пожалуйста, не пугайся, - ровным голосом сказал он. – Я не могу подняться, но это пройдет». Бэкки была удивлена еще больше. Только что он был при смерти, а теперь вот говорил что все в порядке. А потом она услышала его голос. Голос в своей голове, при том как губы его были неподвижны. «Не переживай мамочка, со мной все в порядке! Я не могу двигаться, но через пять минут все пройдет. А что тут было?» Бэкки рассказала что тут было полагаясь на голос, по старинке, а Алекс снова ответил у нее в голове: «Не переживай. Ничего страшного. Уже все позади. Мне лучше» «Ну, а кровь?! – спросила Бэкки. – Она продолжает течь». «Да, - Алекс закрывает рот и кровь течет по его подбородку. – Согласись, ведь это красиво». «Да, да, красиво», - сказала Бэкки и попятилась к двери. Собственный сын ее пугал. Да и был ли он ее сыном?
Она вышла(практически выбежала) из его комнаты и оказывается на лестнице. Голос здравого разума кричал ей: «Беги, беги, из этого дома! Беги, пока он не поднялся!» И она слышит другой голос который намного сильнее здравого разума – он проникал ей в мозг и моментально брал над нею власть: «Бэкки, Бэкки, кошечка моя, Бэк, почему же ты уходишь?!» Голос неведомо откуда взявшийся – проник ей в тело и всю ее тут же словно облапал. И ей было приятно от этих прикосновений (в конце концов мужчины у нее не было уже очень давно).

Словно в бреду она сошла вниз по лестнице. И опять встала на месте. Она чувствовала, как ее тянули назад. Ощутила на своей коже мужские руки. Это были сильные, мужественные руки от которых ее бросало в пот. А голос шептал: «Бэкки, моя хорошая, ну зачем тебе от меня убегать. Останься. Ты ведь так давно не была с мужчиной». Она чувствовала на себе его невидимые прикосновения, чувствовала, как руки опускаются с ее плечей на грудь, ласкают ее, а потом живот и ниже живота. Она понимает, что сзади никого нет и все это галлюцинации, но ей так приятно. Она была уже практически рабой этого чувства. Пальцы меж тем проникают в ее брюки, скользят в трусы, ласкают ее там Голос шепчет: «Тебе приятно?! Приятно, моя девочка, да?! Поднимись наверх в мою комнату и я еще не то сделаю для тебя!» Бэкки трясло от возбуждения. Она посмотрела на свои брюки – они застегнуты и с виду все в порядке, но внутри все горит и сжимается.

Ничего не видя и не понимая она вышла на улицу и опустилась на корточки. «Нет, он мой сын, это плохо. Это инцест», - прошептала она самой себе. «Да какой к черту инт…!!! - заорал на нее голос. – Тебе же хочется, тебе хочется, ХОЧЕТСЯ!!!» Бэкки была мокра снизу и в этом даже не сомневалась. Развернулась и сделала шаг, но тут же останавливается. Боролась с собой. ОНА: «Я не могу! Так нельзя!» ГОЛОС: «Но почему? Тебе ведь нужен секс! Ты уже давно без секса! А я твоя лучшая возможность!» ОНА: «Ты мой сын! Как я могу делать это с сыном!» ГОЛОС: «Почему нет? Это же очень неплохо! Ты и я! Я и ты! Мы будем приглядывать друг за другом! Мы будем делится нашими фантазиями и мечтами! Мы воплотим наши смелые ожидания! У нас ведь нет друг от друга секретов!» ОНА: «Алекс, опомнись, я твоя мать – так нельзя!» ГОЛОС: «Почему это нельзя?! Кто сказал «нельзя»! Я говорю: «МОЖНО»! И ничего нет плохого в том, что я сделаю своей матери приятное!» Они спорили: «НЕЛЬЗЯ» против «МОЖНО». Потом голос просто зовет: «Иди ко мне» - настойчиво и баюкающее. Бэкки делает первый шаг к дому, но потом вскрикнула, влепила себе пару пощечин, чтоб проснуться и побежала в гараж.
В машине она долго-долго думала над ситуацией. Очень хотелось плюнуть на все, сбросить всю одежду и запрыгнув на его огромный, толстый член отдаться безудержному, неконтролируемому сексу. Но голос разума говорил, что она правильно поступила, что ушла и теперь ей надо только уехать. И секс каким бы бурным и прекрасным он не был, закончится ее смертью. Ведь Алекс затем ее и звал, чтоб сначала хорошенько потрахаться, а потом убить. И будет она голая, вся в крови валяться мертвой и точно никак своему ребенку не поможет. «Он твой сын, он не обидит тебя», - сделал последний выпад баюкающий, сладкий голос. «Дура! Это СУЩЕСТВО больше не твой сын!» - крикнула на себя Бэкки, завела машину и выехала из гаража.


Глава 22. И снова в школу.
Алексис поднялся, размялся, смыл кровь, собирал вещи, закрыл дом на ключ и пошел в школу. Первое впечатление его одноклассников – конечно же, бурный восторг. Алексис не разделил их радости и сел за свою парту.
Урок начался. Учитель истории начал урок с проверки домашнего задания – смотрел на класс: «Ну кто пойдет?» Затем посмотрел на Алексиса: «Может быть, вы Алекс ответите нам?» Алексис встал со своего места и пошел к доске. Затем сказал: «Я расскажу вам одну историю. О том, как в недрах, в глубине человеческой сущности рос монстр. Его все унижали, над ним издевались, но между тем большое и страшное, безжалостное существо росло. Это страх, это злоба, это все чем вы его кормили долгие годы. И теперь вы должны быть приятно поражены, потому что увидите дело рук своих. Вы должны быть напуганы. Должны окаменеть от ужаса. И это должно быть самое последнее зрелище в вашей жизни. Он Алекс Рейн, а я то самое существо, которое скрывалось в глубинах его разума. И поскольку Я здесь вам всем хана!»
Учитель непонимающе смотрел на ученика и хотел сказать: «Мистер Рейн…», но его рот закрывается сам собой, он отлетел в сторону и упал за свое учительское место. Алексис улыбаясь, посмотрел на класс и подмигнул им. Ученики были в недоумении. Никто ничего не говорил. «Вы мне не верите, - спросил Алексис. – Ничего поверите!» И он превратился в себя настоящего.
Два с половиной метра ростом, массивная неприкрытая грудь; крепкие мускулистые руки; на пальцах здоровые стальные когти, острые как бритва, похожие на кинжалы; голова большая без волос; огромный рот с острыми клинообразными зубами, с которых капала кровь глаза красные, лишенные зрачков. Монстр заставил нескольких девочек вскрикнуть, а весь класс еще больше оцепенеть от ужаса. Алексис улыбнулся во весь рот и идет к учительскому столу, к оцепеневшему от ужаса преподавателю. «Ну что вы затихли, - обратился он к классу. – Это ведь я – Алексис. Тот человек, которого вы приветствовали. Встрече с которым радовались». Алексис положил когтистую лапу на плечо учителя и проводит длинным, как нож, когтем по его щеке. «Почему ты не рад? - хриплым, почти- что металлическим голосом, спросил он. – Сегодня для тебя великий день. Все тайное становится явным. И ты (он хлопает учителя по затылку) наконец-то видишь лицо лучшего ученика в своем классе!» Тот мычит, что то бессвязное в ответ. «Ты, ты, почему затихла?! – выкрикнул он, обращаясь к кудрявой блондинке, сидящей за первой партой. – На уроках тебя обычно не заткнешь, а тут…ниже травы, тише воды….почему?!» «Пожалуйста, пожалуйста, - лепечет она. – Не делайте нам ничего». «Дрожишь, - Алексис смеялся. – Тебе что страшно?!» «Да, да, - кивает она. – Очень страшно!» «И всем остальным?!!» - Алексис смотрит красными глазницами на класс. Ему кивают в ответ. «Что ж, - сказал он, превращаясь в старого доброго Алексиса, которого все знают. – Так, по-лучше будет?» Ему кивают и улыбаются. Через пару минут вообще никто не помнит о монстре. Алексис улыбнулся им, приветливо помахал рукой, затем раскланялся. Подошел к столу учителя. «Мистер Финиган, - вежливо говорит он. – Вы не против, если оставшийся урок буду вести я». Учитель кивает и улыбается. Стирает со лба пот и сам себе посмеялся. Многие в классе обмениваются смущенными улыбками. Для них и для учителя появление монстра – Алексиса было чем-то вроде непродолжительно сна-кошмара. Но вот все вернулось на круги своя и словно его никогда не существовало.
Алексис посмеялся, раздаривал всем воздушные поцелуи, махал рукой. Потом его руки оказались на голове учителя истории, резкий рывок верх и вот она отделена от туловища. Все произошло настолько быстро, что никто ничего подумать не успел. Все в классе изумленно смотрели на Алексиса в руках, которого голова преподавателя и на его тело, из которого во все стороны хлестала кровь. Труп учителя упал на стол и залил все на нем кровью. Некоторое время в классе сохранялась тишина. Все словно превратились в статуи. Затем слышны вскрики нескольких девчонок; тревожный шепот; некоторые пытались что-то сказать, но звука нет; несколько человек прямо здесь стошнило. Алексис посмотрел на класс глазами полными восхищения. «Неправда ли здорово?! – говорит он. – Каждый ученик мечтает, чтоб с его учителем произошло нечто подобное! Я вам это устроил!» Он поднял одну ногу и цинично спихнул труп со стула и со стола. Сам садится в учительское кресло и сказал: «Как это мило, что теперь я его замещаю. У меня сосем другая методика преподавания. Вам понравится этот предмет, ведь у меня на уроке каждый найдет себе применение». Он поднимает над собой оторванную голову, смотрит в угасшие глаза и спрашивает: «Что, начнем наш урок, мистер Финиган?» Затем швыряет голову на пол и улыбаясь смотрит на класс: «Ну конечно, начнем. А ты училишка несчастный, катись отсюда подальше». Голова катится по классу и сама запрыгнула в ведро для мусора. Все видели это и боялись думать, что ждет их дальше.
Алексис зло посмотрел на класс. Сказал: «А вы что думали?! Моя внешность, манеры, интеллект, умение общаться – все только мишура. ГЛАЗУРЬ!!! ОБОЛОЧКА!!!! ЧТОБ СКРЫТЬ ПРАВДУ!!! А ПРАВДА В ТОМ, ЧТО Я МОНСТР!!! УЖАСНЫЙ И БЕЗЖАЛОСТНЫЙ МАНЬЯК, ПРИВЫКШИЙ УБИВАТЬ И РАЗРУШАТЬ!!! Я ВОПЛОЩЕНИЕ ВАШИХ НОЧНЫХ КОШМАРОВ!!! Я ЗЛО!!! АБСАЛЮТНОЕ ЗЛО!!! Я ТОМИЛСЯ В ЗАТОЧЕНИИ ТЫСЯЧИ ЛЕТ!!! ВО МРАКЕ!!! НО ТЕПЕРЬ Я СНОВА СВОБОДЕН!!! Я ГОЛОДЕН И КАК Я СКАЗАЛ – ВАМ ВСЕМ ХАНА!!!»
Он раскрыл тетрадь учителя, посмотрел в нее и сказал сам себе: «С кого бы начать?» Посмотрел на класс и сказал: «Ага, знаю!» Пошел к предпоследней парте и остановился у блондинистой девушки, которая была ни жива, ни мертва от страха. Он удивлен и разочарован. Спрашивает: «Сьюзан, а где Мэри? Ты ведь рядом с ней сидишь?» Девушка лепетала в ответ, что не знает, где подруга. Она была очень напугана. Между тем сзади началось движение.
Ни с того - ни с сего Бид бросился на Алексиса, с криком: «Умри гад!» У него был нож. Вскоре он был выбит и в сломанном состоянии упал на пол. После короткой рукопашной схватки Бид тоже падает на пол. Алексис для этого принял вид огромного монстра. Руки и лицо Бида были изрезаны и окровавлены. Алексис не просто бил своего соперника, он калечил его – такой у него был стиль боя. Алексис посмотрел на него, прищурился от удовольствия, и спросил: «Что это ты оживился Бид? Не твоя ведь очередь? Или ты герой?» «Иди к черту! - крикнул Бид. – Я тебя не боюсь!» «Нет, ну точно герой, - довольно, сказал Алексис. – Парень без страха и упрека! Ну что ж испытаем тебя». Он растворяется в воздухе, появляется посредине класса и с огромным удовольствием посмотрел на Бида сидящего в углу у стенки. Тот между тем начинает дико орать. С противоположного конца комнаты к нему идет огромный, мохнатый, черный паук. Очень страшный. Смотрит на него всеми своими глазами и клацает челюстями. Бид орал еще громче. Паук прыгнул на него и тот час же его огромное жало входит в живот Бида. Тот страшно кричит и изо рта его полилась кровь. Паук между тем окутывал его паутиной. Быстро закатав Бида в кокон, он не смотря на свои чудовищные размеры нырнул в дырку вентиляционного окна и подвешивает кокон на стене.
«Вот и конец всему! – обратился Алексис к изумленному классу. – Теперь наш Бид – пища для маленьких паучат. Они сожрут его изнутри, а потом порвут этот белый кокон».
Класс притих, все молчат и не смеют пошевелиться. Алексис подшучивает над ними: «Да ладно вам, - говорит он. Наконец –то, от этого безмозглого кретина есть польза». Поднимается та самая кудрявая девушка, с первой парты: «Я надеюсь, Алекс где бы он не был одержит над тобой победу! Ты чудовище, Алексис! Ты должен умереть!»
Алексис был восхищен ее смелостью, сказал: «Ты очень смелая девушка, Аманда Ричардс и ты умрешь первой!» Тело Аманды поднимается над партами, из когтя Алексиса вырывается электрический разряд и ударил в нее. Девушка извивалась, кричала, ее руки и ноги сводили судороги, волосы дымились, а потом горели. Электроказнь продолжается несколько минут, затем тело бедной девушки рассыпалось в прах – она была мертва. Алексис важно перешагнул через горстку мусора и довольный произведенным эффектом пошел к учительскому столу.
«Как я уже говорил, - обратился он ко всем присутствующим. – Вы все умрете. Но поскольку вы любимый класс Алекса Рейна и мой тоже, вы в отличие от них (кивает на кокон и прах Аманды) умрете смертью на собственный выбор».

Глава 23. Иногда нужно пропускать школу.
Ребекка сидела на ступеньке лестницы и пила горькое, темное пиво «Будвайзер». Могла бы взять приличное немецкое, или чешское, но ей захотелось именно американского. Решила, если уж живешь в Америке, уважай американские марки. Она приканчивала первую бутылку, но это ее не волновало – перед ней был целый ящик пива, где таких бутылок было еще 15 штук.
Причина такого запоя была проста и понятна – она потеряла сына и совершенно не знала, как его спасти. Она была просто в панике и поэтому напивалась. Но взяла пиво с учетом на то что если выход отыщется, чтоб она была не сильно пьяная и могла действовать.
День который начался с утренних домогательств Алекса сразу ей не понравился. Она на силу вырвалась и несколько минут в машине гордилась своей силой. Но свернув в темный тупичок она разрыдалась от горя, осознавая насколько она слабая, никак не может противостоять этому монстру, а следовательно и никак не может спасти сына. А она ведь хотела. Она была матерью, а он был ее ребенком. Но как. Алекс, или кем бы не было это существо стало таким сильным. Оно чуть не убило ее утром и теперь прикончит наверняка, если Бэкки снова приблизится к нему.
Работа не ладилась. И не могла Бэкки работать, когда у нее в голове было ТАКОЕ. Удалось привести в порядок бумаги, поговорить с несколькими важными людьми и проинформировать своих помощников о новой стратегии. Но только час. Потом Бекки просто разревелась и ревела без остановки. Никто к ней не подходил, и никто не мог понять, что стряслось. «Это из-за сына?» - спросил понимающий начальник. «Да, Джон, да, - всхлипнула Бэкки. – Он пропал…пропал…и я не знаю что делать дальше…» Больше она ничего не могла сказать. А через пять минут жаловалась на жуткую головную боль. Шефу следовало отругать ее, напомнить что работа, которую они делают, важна, но тот дал ей таблетку аспирина и стакан воды. Потом выписал ей 750 долларов больничных и сказал так: «Бэкки, я отпускаю тебя на 5 дней. Поправляй свое здоровье, я надеюсь, что сын твой найдется – ты просто не можешь работать в таком состоянии». Бэкки ушла, а получая у бухгалтера на руки деньги подумала, что шеф подумал: «Я найду себе другого заместителя – без семейных проблем». Она могла потерять работу. Решение если и не было сформировано, то уж точно начало оформляться. Это был прискорбно, но Бэкки больше не волновала работа. Алекс – вот все что занимало ее ум. Что случилось с ее парнем, и как ему можно было помочь?
В двух кварталах от работы она увидела этот пивной магазинчик. Единственное ее требование – американское и свежее. Решила не мелочиться и взяла полный ящик. Когда ехала домой, думала что если не найдет выход то по крайней мере напьется в зюзю. На часах еще не было 11 часов, и день только начинался.
Дом был закрыт на замок, и в доме все было в порядке, хотя Алекса не было. Естественно, что ему делать дома? Он теперь стал злодеем и умчался совершать что-нибудь злодейское. Даже не желая думать о том куда нелегкая повела его, Бэкки открыла свою первую бутылку.

Дверь открылась и вошла Мэри.
- Здравствуйте, миссис Рейн, - поздоровалась она и смущенно улыбнулась. – А что это вы пьете? В такое время?
- Мэри, сколько раз тебе повторять для тебя я просто Бэкки, или Бэк. Пью я оттого, что мне очень плохо, и я не вижу выхода. Пожалуйста, присаживайся рядом девочка моя.
Рэббека подвинулась на ступеньке и Мэри уселась рядом с ней. Потом она отхлебнула новую порцию пива и спросила:
- Объясни, почему ты не в школе?
- Я прогуляла, - сказала Мэри и стыдливо опустила глаза.
- А, тогда я тебя понимаю, - сказала Бэкки и хлебнула снова.
Мэри была очень благодарна, что ее новая подруга не вдается в расспросы и не отчитывает ее.
- А что вы пьете? – спросила она с интересом.
- «Будвайзер» - темное, американское пиво.
- Оно вам нравится?
- Да не очень. Я не любительница этого пива. Если уж напиваться взяла бы какое-нибудь приличное немецкое, но сегодня захотелось именно американского.
- А понятно…
- Хочешь попробовать?
- Миссис Рейн…Рэббека…мне ведь только 15…я еще маленькая.
- Да ладно, лучше со мной, чем с сомнительными друзьями- подругами в сомнительных местах.
Она вынула из ящика стеклянную бутылку и вложила ее в руку Мэри. Потом в ее руке появилась открывашка и она откупорила ее.
- Твое здоровье, - сказала она и чокнулась своей бутылкой с бутылкой Мэри.
Она отпила, и Мэри тоже попробовала. И тут же поморщилась.
- Фу…Господи…какое горькое…и как вы только его пьете?!!!!
- А, понимаешь теперь, - вздохнула Бэкки. - Так вот и моя жизнь. Горькая и противная. И чем дальше, тем хуже.
Бэкки всплакнула и вновь приложилась к бутылочке. А потом ее у нее отняла Мэри. И отставила в сторонку вместе с своей бутылкой. Она взяла руки женщины в свои руки и мягко посмотрела ей в глаза:
- Миссис Рейн…Бэкки…не пейте больше, и я больше пить не буду…вам сейчас другое нужно. Просто расскажите мне что произошло.
Бэкки кивнула признав, что это действительно выход. И все рассказала своей молодой подружке. И не скупилась на детали. С самого утра, когда Алекс пытался заманить ее к себе в комнату, чтоб изнасиловать и убить. Описала, как ей было плохо на работе и как она поехала в пивной магазин.
Мэри какое-то время усваивала информацию, а потом сказала:
- Все еще хуже чем я предполагала. Он стал в тысячу раз опаснее. И теперь он может натворить все что угодно. Я даже боюсь предположить. Теперь послушай мою историю. С самого утра я боялась идти в школу. Я просто панически боялась. Потому что там ОН. Он не угрожал мне, но я чувствую исходящее от него зло. Так словно, если бы я пошла в школу это был бы мой последний день. Я старалась не подавать вида и даже ушла из дома, чтоб родители видели, что я пошла учиться. Сама прошагала полквартала, потом зашла в супермаркет и крутилась там у витрин, часа с полтора. Специально, чтоб родители уехали и больше не возвращались домой. Дома я приготовила себе бутерброд, немного посмотрела телевизор, но места я себе не находила, так если бы он стоял под моими окнами и в любой момент готов был ворваться, чтоб убить. Я пошла к вам думая что может мне повезет и я застану вас…тебя дома. Мне повезло.
- Что ж, - вздохнула Бэкки. - Может быть действительно надо иногда прогуливать школу. И возможно ты осталась жива только по этому.
- Вы думаете он еще в школе?
- Я не знаю…наверное…у них занятия еще не закончились и он собрался именно туда.
- Тогда поехали в школу…
- Зачем?
- Его надо спасать…Бэкки его надо спасать…как вы этого не понимаете?!
- Я понимаю, но как мы его спасем…КАК?!!!
- Неважно, - сказала Мэри решительно. – Мы что-нибудь придумаем по ходу. Обязательно найдется решение. Надо что то делать!
Бэкки поднялась. Она смотрела то на дверь, то на свою подружку. А потом призналась.
- Знаешь, мне, что то страшновато.
- Да, - кивнула Мэри. – И мне тоже!
Этот довод убедил Бэкки.
- Хорошо, сейчас поедем, только дай мне пару минут – я хочу писать.
- Тогда и я с вами. И мы начнем минуты через четыре.

Они сели в «Форд» Рэббеки и поехали к школе. Минут семь и они были возле главных ворот. И Бэкки выключила двигатель.
Это невероятно угрюмое и пустынное место, на этот раз было особенно угрюмым и пустым. Никто не входил в нее и никто не выходил. Как во времена тех двух злосчастных драк между Бидом и Алексом. Только сейчас там побывал Алексис. А может быть был до сих пор там.
- Что будем делать, если встретим Алекса? – спросила Бэкки, вытирая выступивший на лбу пот.
Мэри сидела рядом с водительским креслом и тоже была бледна от страха.
- Бэк, я просто не знаю. Не знаю и все тут. Скорее всего мы умрем, но надо постараться…и очень постараться, чтоб таких ситуаций не было. По крайней мере нужно серьезно подготовиться к ним. Ты, как думаешь, надо подготовиться?
- Абсолютно, на все сто процентов поддерживаю. Но вот главный вопрос – что мы делаем здесь, две совершенно не подготовленные женщины, в одном учреждении где опасный маньяк, который бог знает на что способен?
- Чистое самоубийство, - подтвердила Мэри. – Но я думаю, мы должны войти в эту школу. Первое – понять с чем мы имеем дело и второе – может нас там озарит идея с чего начать поиск и как обезвредить Алексиса. И третье – Бэкки его зовут Алексис. Так он сам себя назвал и он больше не твой сын.
- Да это я уже поняла, - сказала Рэббека, выходя из машины.
Она посмотрела на школу, содрогнулась от ее зловещего вида и спросила у Мэри, которая тоже вышла.
- Мэри, ты боишься?
- Бэкки, я очень боюсь. У меня мурашки по коже и холод по спине.
- Тогда, может быть, войдем туда рука в руке?

Вошли в школу, как и говорили рука в руке и мертвая тишина царящая здесь сразу же насторожила их. Здесь не ходили люди, не пробегали школьники, не было слышно гомона и голосов.
- Мне кажется, мы опоздали, - сказала Мэри.
- Куда пойдем? – спросила она, уняв свой первый страх.
- Начнем с первого урока, - решила Бэкки. – Если что то и случилось, то оно случилось на первом уроке. Мэри ты знаешь, где у вас сегодня должен был быть первый урок?
- Конечно, знаю. Пошли.

Первое что их привлекло это дверь. Она была изуродована. Несколько вмятин, несколько глубоких порезов так, словно кто-то точил здесь когти и еще кое- что. Большой жирный кровавый крест в левом верхнем углу.
- Крест, что значит этот крест?! – спросила, цепенея от ужаса Бэкки.
- Я даже боюсь подумать, сказала Мэри и ожидая увидеть, что было хуже всего распахнула дверь отмеченную кровавым крестиком.
Ее ожидания подтвердились на сто процентов. Она согнулась, стала тяжело дышать, и ее вырвало прямо на пол.
- Что там? Неужели все так плохо? – спросила Бэкки и влетела в класс.
Ее вырвало через три минуты, так что она еще успела насмотреться картинок перед этим.
Все в классе были мертвы. Умерли на свой выбор, как и говорил Алексис. Несколько человек было повешено – над партами висели веревки с остывшими телами. В глаза покойников Мэри и Бэкки даже не хотели смотреть. Несколько человек были казнены электричеством. Многие из них рассыпались в прах, но двум девушкам и парню удалось сохранить тела. На нескольких партах стояли гильотины – они были в крови и на полу лежали головы. Двое – парень и девушка сидели рука в руке и в венах у них было по шприцу – они умерли от передозировки наркотика(самая счастливая смерть?) - на их лицах было блаженство. Мэри отвернулась не в силах больше смотреть на эти счастливые и мертвые лица. Бэкки обняла ее:
- Это Ки-и-и-тии Ри-и-ичардс-с, – икая произнесла она. – Моя подру-у-га-а. И Сэ-эм, ее…
Не в силах произнести это слово она просто уткнулась в Бэкки и плакала.
- Неужели он казнил весь свой класс? – спросила Бэкки у себя самой с дрожью в голосе.
Да похоже было так. Бэкки обшаривала класс и натыкалась только на мертвецов. Потом она увидела огромный кокон висящий на стенке. Кокон был соткан из белой паутины, но был уже разорван. Внутри была какая-то кровавая каша и что-то опасно шевелилось. Бэкки вновь почувствовала тошноту и страшную опасность за этими шевелениями. Что там могло быть? Пауки. Огромные пауки. Вылезут и увидят, что ту еще есть, кем полакомиться. Нужно было уходить. Причем немедленно.
- Слушай Мэри, пошли отсюда. Тут опасно, - поторопила она подругу.
- Да-да, - согласилась Мэри. – Верно. Идем. Не могу тут больше оставаться.
Они вышли, и Бэкки для полного спокойствия подперла дверь железным стулом, который валялся недалеко от комнаты (видно Алексис, впав в злобу, вышвырнул его, или чисто посмотреть, как далеко он может закинуть стул).
.
- Неужели он уничтожил всю свою школу? – спросила Мэри вновь обратив внимание на зловещую тишину.
- Не знаю, очень может быть, - сказала Бэкки и подошла к новому классу.
И тут она обратила внимание на жирный кровавый крестик в левом верхнем углу.
- Да похоже на то, - сказала она стараясь не волноваться. – Он помечает крестиком те классы, где он «закончил работу».
Она открыла и даже не стала заходить. Еле перевела дух и закрыла дверь.
- Тут все мертвы! – сообщила она не без отвращения.
И дальше Мэри и Бэкки только открывали двери школы и кричали:
- Тут все мертвы!
- Тут тоже!
- Кровь!
- Одна кровь!
- О господи!
Они открыли пять дверей, и все они были помечены кровавыми крестами. И, к сожалению, на каждой двери в школе были такие кресты. И открывать их не имело смысла. Они уже знали, что внутри этих классных комнат. И еще кое что они поняли – похоже Алексиса уже давно не было в школе.
- Так, он умертвил всю школу и это меньше чем за четыре часа. Значит он движется с неимоверной скоростью, или обладает такими заклинаниями черной магии при которых люди в классных комнатах умирали сами собой, - рассуждала Мэри, стоя посреди коридора. – Плохие новости, Бэк. Он стал невероятно опасен и просто так к нему не подойдешь.
В это время под каблуком Бэкки что то хрустнуло. Она посмотрела себе под ноги и содрогнулась от ужаса. Это был паук. С ладонь взрослого человека. Он был еще малыш, или родился доходягой и был рад умереть под ногой Рэббеки. Лежал в луже крови, и дергал своими лапками, предчувствуя погибель.
С еще большим омерзением она давила несчастное насекомое, а сама думала, и мысли ее были тревожные. Если это был маленький, больной паук то были тут и пауки здоровые с овчарку ростом, и их яда с успехом могло хватить, чтоб убить, а потом и заразить ее и Мэри. Превратить в коконы, которых тут было превеликое множество.
- Плохо дело. Школа заражена пауками, - сказала она. – Надо быстрее отсюда уматывать. Пока здоровые, взрослые пауки не нашли нас.
- Бежим, - сказала Мэри, и, схватив подругу за руку, побежала к выходу с этажа.
- Есть еще кое-что, - сказала она на бегу. – Скоро тут будет полиция. И главными подозреваемыми окажемся мы. Так что быстрее, Бэк.
В машине она поделилась еще одной мыслью. Когда перекинула через себя ремень безопасности и «Форд» тронулся.
- У Алекса в комнате есть Компас Зла. Наверняка он уже работает. И занятная штуковина, которая называется Лорд Медитатор. Я думаю, она нам поможет понять суть происходящего.
Постепенно вырисовывался план действий.
- Так значит, к нам домой? – спросила Бэкки, выворачивая на главную улицу.
- Да. Я думаю, они все еще у него под кроватью.

Глава 24. Лорд Медитатор.
Ребекка и Мэри поднялись в комнату Алекса. Бэкки боялась и сказала Мэри, что не может долго здесь находится. Мэри забыла страх, вошла в комнату и пошла к кровати Алекса. Никаких скрытых ловушек, никаких «мерзких бомб» - два странных предмета были у нее в руках. Хрустальный шар с стрелкой внутри. Да Мэри была права, он уже работал, но цвет у него был бледно розовый, что могло значить, что Алексис очень далеко, или он пока только набирал силу. И ларец из синего металла.
Находки перенесли в гостиную. Там ларец решили открыть. Бэкки открыла и обе женщины увидели что внутри ларца был камень. Овальной формы, большой, занимающий все пространство, синего цвета. Мэри попробовала вытащить его, но убедилась, что это невозможно. Бэкки прочла послание на крышке ларца: «Сядь, расслабься, из пустоты – увидишь свет – к нему иди!» Написано было только на английском, словно кто-то знал, что читать будут две американки.
Мэри заявила, что это какая-то чушь, но Бэкки попробовала разобраться. Она пришла к выводу, что нужно погрузить себя в состояние медитативной пустоты и увидев там свет следовать за ним. Мэри сомневалась, но после того, как Рэббека сказала ей: «А у нас что есть какой-то другой выход?» - поддалась. Села и расслабилась.
Прибор после того, как обе женщины сели, расслабились и закрыли глаза, начал отсвечивать синим светом. Мэри и Бэк увидели синий свет, сквозь закрытые глаза, оторвались от дивана и полетели к нему (это оказалось ни так уж и трудно)
Они оказались на северном полюсе. Или в Антарктиде. По крайней мере там было очень холодно и снежно. Они почему то чувствовали и снег и холод, хотя вроде бы были астральными телами и все это должно было их не касаться. Они какое-то время брели сквозь снег, утопали в нем и ничего не видели, но потом… Погода резко прояснилась, они увидели впереди себя темный Ледовитый океан и старичков на айсберге. Они стояли как стайка пингвинов, в разных одеждах (совершенно не приспособленных к холодным местам), их было ровно девять.
Мэри попробовала до них докричаться, но мягкий голос возникший словно из неоткуда сообщил ей, что кричать не нужно. Старички отвечали на все вопросы Ребекки и Мэри. С глубокой печалью они сообщили, что знают Алексиса и его появление не сулит ничего хорошего планете Земля. Алексис – злой демон. Намного старше и могущественней, чем планета Земля. Он был заключен в темницу в параллельном мире, дверь к которой было почти невозможно открыть. Но Алекс воспользовавшись своей машиной смог это сделать. Никто из старичков – старейшин не считал это возможным, но юный Алекс Рейн открыл двери в тюрьму древнего монстра и притянув его своей машиной впустил в свое тело.
- А скажите, эта машина она вообще могла когда-нибудь заработать и действительно преобразовать Алекса? – спросила Бекки.
- Нет, - ответил один старейшина. – Эта машина никогда не работала и не могла заработать.
- Я так и знала, - тихо шепнула Мэри.
- А что это? – прокричала она.
- Это своеобразный преемник, - сказал другой старейшина. – Он настроился на мир Алексиса. На несколько минут открыл дверь в его клетку, но этого вполне хватило.
- Что стало с моим Алексом? – спросила Бекки.
- Его выкинуло в мир зверя. Зверь временно поднял параметры и характеристики его личности, сотворил новую личность о которой он так мечтал. Но это было лишь короткое забвение. Чем больше проходило времени в вашем мире, тем сильнее становился Алексис, и тем сильнее настоящего Алекса вырывало из его бывшего тела. Теперь он в его мире – месте мрачном и опасном – совершенно один, потерянный и если вы ему не поможете у него нет никакой надежды на спасение.
- Мы ему поможем, только как? – спросила Бекки. – Где он? Как его искать? Мэри ты мне поможешь?
Она с надеждой посмотрела на свою молодую подружку.
- Да, я помогу, - кивнула Мэри. – Но с чего нам начать.
- Вас ожидает трудная миссия, - сказал другой старец так словно не слышал вопроса. - Для начала вам предстоит пленение зверя, а потом задача еще более трудная – путешествие в его мир и спасение души вашего Алекса.
- Вам поможет Компас Зла, - сказал третий старик. – Когда Зверь будет близко он станет кроваво- красным и стрелка укажет точно в его направлении.
- Чтоб пленить его, вам нужны будут особые магические кандалы, - сказал четвертый.
- Какие еще кандалы, - удивилась Мэри.
Тот час же у нее на руках появились цепи. Толстые, тяжелые из металла похожего на золото но с какими то разноцветными прожилками(они образовывали какие то сложные красивые то ли узоры, то ли знаки). Цепи были очень длинными и очень прочными. Их было четыре и они крепились к пластине, от которой в свою очередь отходило еще две длинные цепочки.
- Помните Алексиса обязательно надо связать по рукам и ногам, - сказал пятый старец. – И две главные цепи одеть на ваши руки. Зверь никогда не причинит вреда хозяйкам своих цепей. Для вас он будет полностью безопасен.
- Потом…, - сказал и запнулся шестой старейшина. – Потом снова воспользуйтесь Лордом Медитатором и Компасом Зла. Мы скажем вам все что нужно знать.
- И несколько советов на дорогу, - сказал седьмой. – Несколько дней зверь будет входить в полную свою силу и «точить когти». Вы легко найдете его следы, но он будет практически неуловим. Если вы его поймаете – это будет очень большая удача, но приготовьтесь к худшему. Увидеть много смертей, решить много загадок и ухватить много ложных ниточек.
- На всякий случай деньте цепи на себя и носите их постоянно. Они очень легко слушаются своих хозяек и ключи вам не понадобятся, - сказал восьмой. - Неожиданно все бесчинства зверя кончатся, но не расслабляйтесь – он будет готовить свое главное действие. Он будет набирать силу. Если вы переживете то что за этим последует вы уже станете двумя великими героинями и ваши имена навек украсят летописи. Узнать это действие достаточно легко: «И вода станет кровью, и поразят жителей города сто хворей, и будет темно, так словно солнце больше никогда не обрадует вас; и будут крысы, мыши и мелкие насекомые бежать и в страхе искать норы и в последний час будет царить хаос, анархия и люди будут гореть живьем». Вы найдете зверя в самой высшей точке вашего города.
- А теперь пришла пора прощаться, - сказал девятый старец, который очевидно был тут самым старшим и мудрым. – Мы желаем вам удачи в вашем нелегком деле. Мы верим что у вас хватит сил, чтоб бросить вызов зверю и пленить его. Мы говорим вам «До свидания» и ждем вас с победой!
Свет в глазах Мэри и Бекки померк, их снова занесло снегом, и в следующие несколько секунд они уже падали и летели куда-то.
Они открыли глаза и пришли в себя одновременно. Прибор был открыт, они сидели на диване. «Вот это сон!» - воскликнула Бекки. «Никакой это не сон!» - сказала ей Мэри, поднимая с пола цепь.

Глава 25. По следам зверя.
Следующие несколько дней Мэри и Бекки мотались по всему городу и видели ужасные разрушения которые произвел Алексис, входя в силу и как выразились старцы «точа когти». В первый день они въехали в полуразрушенную улицу, где было всего несколько домов в которых остались стекла, машины на дороге все преимущественно превратились в хлам и все было красно от крови. То что Алексис сделал с людьми не поддавалось никакому описанию (собственно и людьми их было назвать сложно). Многие из изувеченных машин горели. Была на этом месте и полиция (она пострадала первой). Недолго осмотревшись Бекки, завела мотор и тронулась прочь, тем более Компас из бледно- розового, стал опять чистым и прозрачным.
Надо сказать, что отыскивать эти следы было просто – Алексис набедокурил практически в каждом районе. Компас загорался красным, тут же становился бледно розовым и моментально «отчищался». Как и говорили старцы – зверь был неуловим. И все что видели Мэри и Бекки – картины разрушений, пепелища и мертвые тела. Увидели и множество коконов уже порванных, или еще целых, что позволило им сделать вывод, что Алексис умеет призывать огромных пауков и теперь очень быстро и целенаправленно заражал их город. «Нужен очень качественный дезенфектор», - печально вздохнула по этому поводу Бекки. «Да тут целая армия их нужна!» - отозвалась с сарказмом Мэри.
Цепи они одели на руки практически сразу же. Чтоб обезопасить себя от Алексиса. Что сразу же сильно ограничило их свободу. Так в туалет они ходили вместе и по очереди. А на косые взгляды на заправках и кафе они не реагировали вообще. Их не волновало мнение этих людей. Главное самим остаться живым и пленить Алексиса. Впрочем и люди о них не особо то волновались. Все они без исключения были перепуганы. Телевизор только и кричал о странном кровавом маньяке, который похоже убивал ради собственного удовольствия и в качестве свидетелей оставлял только мертвецов. Одна журналистка пробовала подсчитать, и у нее вышло более 10.000 за коротких три дня. «Ага, вы туда еще нашу школу добавьте!» - хмыкнула Мэри. Сильно ударило появление «кровавого жнеца»(как окрестила Алексиса пресса) по торговле и экономике. Магазины теперь работали только до четырех дня, никто не шел в них и ничего не покупал. Каждый человек в городе Нью-Йорк предпочитал побыстрее прийти с работы, спрятаться у себя дома и дрожа умолять Бога, чтоб жнец не нашел его. Это были очень тяжелые дни для жителей города и Мэри с Бекки обшаривающие улицы пустого и разрушенного города и вправду могли быть героинями.
Бекки предпочитала покупать еду в первой половине дня и возить ее с собой в машине в течении всего дня, устраивая перекусы прямо в ней. Заканчивались ее деньги, но это ее нисколько не пугало. Она уже думала чтоб заняться мародерством. Однажды они с Мэри подкатили к пустующему но полному продуктов супермаркету. Вероятно Алексис прошел мимо его стеклянных окон, всех до смерти перепугал и заставил бежать. Мэри и Бекки взяли все что хотели и ничего за это не платили.

На третий день они сидели в одном из кафе города и завтракали. По телевизору передавали последние новости. Шел репортаж о бесчинствах «кровавого жнеца» причем по всему миру. Алексис не оставлял в покое и другие города и страны. Специальные корреспонденты из Мексики, Парижа, Англии, Италии, России и т. д. сообщали о его новых похождениях и подсчитывали свои убытки. Так в Париже Алексис убил более 1000 французов и до основания разрушил Лувр, так что мстил он не только людям. Он разрушил много достопримечательностей. Стирание с лица земли памятников культуры, горы трупов и угрожающие надписи, вот что он оставлял после себя.
- Ой, а зачем вам цепь? – неожиданно спросила подошедшая официантка.
Она решила разрядить обстановку. В кафе сохранялась зловещая тишина, и никто кроме работающего телевизора ничем ни с кем не делился. Да и народу то не было – всего человек пять. Она сама волновалась, вот и решила спросить, чтоб хоть чем тот себя занять.
Бекки что-то буркнула в ответ и занялась своей яичницей с беконом, а Мэри захотелось поговорить:
- Она убережет нас от «жнеца». Пока на нас цепь он не причинит нам никакого вреда.
- Ой, тогда наденьте ее и на меня, пожалуйста, - попросила официантка.
Мэри смотрела на нее и улыбалась. Она была такая же как Мэри, только может быть на год по старше и у нее были черные волосы, а так все остальное почти такое же.
- Ты серьезно, бросишь все и уйдешь с нами неведомо куда, лишь бы быть защищенной. Ты хорошо подумала?
- Да я хорошо подумала! – сказала официантка твердо. – Мне плохо здесь, мне плохо от предчувствия, что этот монстр в любой момент может ворваться и… У меня почти совсем нет друзей.
Мэри отпила апельсиновый сок из бокала и сказала спокойно:
- Так, успокойся. Мы скоро поймаем его. И он никому из вас больше не причинит неприятностей.
- Вы охотницы на «жнеца»?! – просияла официантка.
- Да, - сказала Мэри важно. – Мы охотницы. И эта цепь что на наших руках пленит и вернет его туда откуда он пришел.
Официантка сияла и лучилась счастьем:
- О господи, как здорово! Как классно! Как же хорошо, что вы зашли к нам!
Она отошла, а потом вернулась и подсела к Мэри. Они познакомились. Оказывается ее тоже звали Мэри. Только это была Мэри Миллс. Она рассказала все. Как была напугана. Как искала выход. И как верила, что если есть зверь, то есть те, что его остановят. И как она была рада, что это были именно женщины. Она была разговорчивая, но не надоедала своими разговорами. Она сказала, чтоб они всегда заходили в это кафе и что у них тут будет пожизненная скидка, только потому что они набрались храбрости и бросили ему вызов. А в самых дверях она кричала им на прощание: «Вы победите, я точно знаю это! Только такие сильные женщины могут победить его! Заходите кушать к нам всегда! Сан-Ранрарто. Телефон: 6255-897. Выходной: воскресение. Круглосуточно»

Были и знаки с подсказками. Их было великое множество. Например один раз один раз Алексис выложил из тел слово «Нац парк». Они сразу поняли что следующее его нападение будет на Национальный парк и помчались туда. И конечно же мечтали пленить его на месте. Он там был, и это было видно по разбитым столбам, изувеченным и горящим деревьям, воронкам и рытвинам в земле, мертвым животным и людям. Как и прежде Алексис не щадил никого. И этим знаком он как бы хотел указать им всю тщетность Мэри и Бекки пленить его. Другой раз по новостям они услышали некую шараду, разгадав которую получили: «Осло». «Он что в Осло, в Норвегии?!» - ухмыльнулась Мэри. «Глупости, мы не поедем туда, - возразила Бекки. – Зачем чтоб найти его новые кровавые следы и новые загадки». Было и множество других, заковыристых. И Алексис проявлял очень большую фантазию придумывая их. Какое то время Мэри и Бекки бегали за этими подсказками, а потом просто плюнули на все. Но от одной из них они точно не могли отмахнуться.
Слепая девочка. Она сидела посреди побоища, которое устроил Алексис на улице «Сенчьюз-Авеню 15» и жалобно скулила. Плакать она не могла так как ужасный монстр вырвал ей глаза. Бекки была очень удивлена, тем что безжалостный маньяк наконец-то оставил кого то в живых. Мэри испугалась. В отличие от своей взрослой подруги она смотрела некоторые фантастические фильмы и фильмы ужасов и там вот в таких девочках были паразиты, пауки и бомбы. Они могли сильно пострадать от нее. Но девочку их приход кажется, напугал еще больше. Она забилась в какую то щель и стала кричать: «Не убивайте. Пожалуйста, не убивайте!» как только Бекки попробовала с ней заговорить. Они потеряли целый час прежде чем объяснили, что они охотятся на монстра и с ними безопасно. Она вылезла из своего укрытия, но тут же отстранилась, едва Бекки протянула к ней руку. Она каким то образом чувствовала прикосновение и очень боялась его. Еще целый час Бекки пыталась расспросить ее куда двинулся Алексис дальше, не говорил ли он чего-нибудь и где в конце- концов ее родители. Но девочска ушла в себя и повторяла что Алексис злой-плохой, что ей страшно и что то попало в глаза и поэтому она не может проморгаться. Бекки взяла на себя ответственность за эту чумазую безглазую малышку настолько, что хотела вести ее домой и бог бы знает куда она ее завела, но Мэри не дала ей сделать этого. Она все стояла и думала почему она ей не верит. Вроде бы девочка говорила убедительно, была обезображена и напугана, но Мэри продолжала сомневаться. А потом заметила – малышка была вся в крови, личико и руки были грязными, но платье и туфельки были абсолютно чистыми и целыми. Это явно был какой то обман. Мэри попыталась ее дотронуться и тогда девочка болезненно взвизгнула и отпрянула, если бы у нее были глаза. Тогда Мэри подняла мелкий камушек и швырнула ей в лицо. Малышка не шелохнулась и камень пролетел сквозь нее, словно ее тут не было.
Мэри прочла несколько фантастических книжек и знала оттуда – что такое явление называется фантомом. Алексис создал его весьма искусно. Не предусмотрел только рваное платье и туфли все в пыли. В три минуты Мэри все объяснила Бекки, а фантом скривился от злости и сказал: «Поняли все сучки проклятые! Не обольщайтесь вы тоже сдохните, когда мой хозяин придет и никакая цепочка на руках вас не спасет!» Эта девочка изменилась прямо на глазах – она забегала вперед, хотя у нее не было глаз, она оскорбляла их самыми изощренными ругательными словами и лаяла каким-то хрипом, оттого что все ее игнорировали теперь.

- Что нам делать теперь? – спросила Бекки.
- Главное подальше уехать от зоны где фантом был создан, - объяснила Мэри. – Фантом потеряет свои силы и пропадет сам собой.
- Давайте, давайте, – пролаял фантом (он вошел в машину через стену как призрак и теперь сидел на заднем сидении). – Езжайте. Свечки вам обеим в задницы. А там может и хозяина встретим. Вот то-то будет потеха. Ха-ха-хи-хи-хи…когда вы полезете обезвреживать его с этим…ихи-хи-хи…
- Знаешь, уехать отсюда самое простое, - сказала Бекки, завела машину и стала выруливать из тупичка, где они встали.
Фантом оскорблял их, не умолкая. Он ничего не мог сделать им и трещал как безумный. Лишь через полтора часа, когда они были на другом конце города, он покинул их салон.
- Знаешь что, ты молодец, - сказала Бекки, выключив мотор. – Ловко сообразила, что она фальшивка. Она бы меня привела куда нам совсем не надо, если бы не ты. Спасибо.
- Всегда пожалуйста, - улыбнулась Мэри. – Мы на то и подруги, чтоб помогать друг другу.

За те страшные пять дней, что Мэри и Бекки шли по следам Алексиса он спустил на них окало 30 фантомов. Они все были страшные, очень проработанные, у каждого была своя жуткая кровавая история, каждый пытался сбить с толка и запутать. Хуже всего было с психологом. Это был красивый молодой парнишка, без повреждений на лице и на теле – он сидел на заднем сидении и просто говорил:
- Вот подумайте, просто подумайте, зачем все это? Все же напрасно. Я то исчезну, но правда – ведь это все правда. Реббека, ну куда ты полезла. По силам ли тебе это? Ты ведь уже не молодая женщина? Найдешь ты и пленишь Алексиса, а дальше что. Еще предстоит найти ворота в его мир. Как? – конечно ты этого не знаешь. А дальше что – предстоит путешествие в его мир. Ты знаешь его, ты там бывала? Нет конечно же, а я знаю и я там бывал. Вам кажется вы сейчас видите ужасы, но вы ничего не видели еще. Мир Алексиса населен такими монстрами и тварями, что это все…это все просто детский сад по сравнению с тем, что вас ждет.
Бекки резко затормозила, повернулась и посмотрела на него зло:
- Заткнись, заткнись, заткнись немедленооо!!! – проорала она.
Зло дышала и не могла успокоиться.
- Спокойнее-спокойнее мамочка, - говорил психолог. – Окочуритесь прямо за рулем машины, и кто вашему сыну дорогому помогать будет! Вашему прекрасному Алексу!
И он смеялся. Своим тонким, как колокольчик голосом. И это бесило еще больше.
- А хотите, я расскажу как он ваш сынишка сейчас, - пообещал психолог задорно.
Мэри успокаивала и на силу успокоила Бекки. А потом взялись за нее. Психолог рассказывал какая она несчастная и одинокая и только этот безумный поход с пожилой женщиной может как то помочь ей утвердится. Потом он коснулся Алекса:
- Ты что думаешь, он тебя поблагодарит. Он опустится на колено и скажет – давай поженимся. Да никогда! Зачем ему такая жена?! Жена, которая видела ЕГО ТАКОГО! Он скорее со скалы сбросится! К тому же ты пробовала с Алексом. Когда он был монстром – он тебя пугал, когда он был настоящим – он тебя не интересовал…ты что думаешь, все изменится, когда вы спасете его душу?
Мэри просто кипела от злости на втором сидении. И знала что он прав. Она не знала, как будет и во имя чего этот поход. Похоже, она просто хотела подольше побыть со зрелой женщиной. Она обожала Бекки и гордилась ей. Она видела в ней лидера и своего командира. Она точно знала что с ней вместе она выполнит любую задачу.
- Мое время закончилось, увы. Прощайте, - попрощался психолог прежде чем раствориться в воздухе. – А вы девочки подумайте еще раз почему вы взялись за это дело и стоит ли оно всех ваших трудов?
И он сгинул, словно никогда и не появлялся. Но то что он говорил оставило след. И еще какой тяжелый, опустошающий след. После его ухода Бекки резко вдарила по тормозам, заорала: «Черт, твою мать, черт!!!» и стала в бешенстве биться головой об руль. Мэри на силу удалось ее успокоить. «Бекки, Бек, ну пожалуйста, ну не надо, не сходи с ума, - просила она тихо гладя ее по руке. Алекс, и все эти люди – им же никто кроме нас не поможет. Мы должны продолжать это дело каким бы трудным оно не было. Мы должны сохранять здравый рассудок, не допускать даже мысли что все зря и не враждовать друг с другом. Если мы начнем драться – нам конец и всему конец. Так что будь сильной». После ее слов Бекки молчала несколько минут и о чем то думала. «Ты мне очень нравишься, - добавила Бекки. – Я считаю тебя очень сильной, мудрой и опытной женщиной. Ты – сила этой миссии. Без тебя у меня ничего никогда не получится. Я люблю тебя Бекки». Бекки стерла слезы набежавшие от таких трогательных слов, завела машину и поехала. Ей было неважно куда, лишь бы ехать. «Я тоже тебя очень люблю, девочка моя, - сказала она с грустной улыбкой. – И конечно ты права – у нас сейчас тяжелые времена, но мы ни в коем разе не должны сдаваться. Спасибо, что утешила меня. Я очень рада, что ты стала моей подругой». Завернув на пустующий перекресток Бекки бросила на нее короткий взгляд, улыбнулась и спросила: «Эй, Мэри, когда ты успела стать такой умной?» Она улыбнулась в ответ: «Это все влияние одной замечательной женщины. Женщины которую я обожаю. Которая, сейчас у руля». Это был настолько замечательный ответ, что он дал им много сил для противостояния. По крайней мере, до ночи.
Ночью было хуже всего. Спали Мэри и Бекки теперь в машине, расположившись на креслах, но к ним в гости приходили фантомы. Три, или четыре фантома обязательно располагались на задних сидениях, и еще больше терлось на улице. Они говорили не умолкая, или попросту сверлили их жадными злыми глазами. От них не было спасения. Бекки и Мэри переезжали с места на место, но фантомы находили их там снова. Над «Фордом» словно горели красные флажки и все фантомы города Нью-Йорк устремлялись к ней. Они были надоедливыми, они были молчаливыми, они, как психолог, норовили пробраться в душу, или даже что то сделать. Но поскольку они не могли причинить вреда живому человеку, все их потуги ограничивались пустыми маханиями рук и ног по воздуху. Хуже всего когда они начинали говорить одновременно – от этого головы двух женщин просто разрывались. Спать они вообще не могли. К счастью Бекки очень быстро решила эту проблему – купила две черные повязки на глазах и затычки в уши. Повязка нужна была чтоб не видеть злобных уродов которые плясали возле машины, делали оскорбительные знаки, или просто уничтожающе пялились. Затычки не подавляли шума полностью, но превращали его в неразличимую бессвязную болтовню. Под нее и засыпали Мэри с Бекки. Однажды заснули и проспали до 12 дня¸ когда половина фантомов уже благополучно сгинула. А потом появилось нечто худшее.
Фантом длинноволосого пьяного рок-музыканта с электрогитарой на пузе. Он постоянно пил и швырял бутылки в машину Бекки. Бутылки исчезали не долетая до стекла и не причинив никому вреда, но едва одна исчезала из его рук появлялась другая и как он себя вел… Он ругался самыми грязными матерными словами на всех языках мира (среди его матершины были отчетливо слышны английские, китайские, японские, французские и русские слова) и он был вездесущ. Куда бы не уехали Мэри и Бекки он появлялся, пил и ругался на них снова и снова. Спрятаться было невозможно. «Алексис, наверное, очень много сил истратил на такого фантома», - заявила Мэри. «Ну до чего подлец изобретателен, - хмыкнула Бекки. – А интересно если мы за город уедем, он найдет нас и там?» Но потом он врубил свою электрогитару и начался настоящий кошмар. Его гитара не была ни к чему подключена, но выдавала такие громкие и убийственные рок-композиции, что от них женщины глохли даже с затычками в ушах. Он бегал по гитарному гифу пальцами, поднимал гитару над собой и что-то делал губами, а из нее лилась все новая и новая «музыка». От этой «музыки» вылетали стекла домов, прятались все люди и животные, многие жители крыли его откровенным матом, а Бекки боялась, что ее прочное лобовое стекло не выдержит и пойдет трещинами. И нельзя было укрыться. Они уехали на другой конец города, а все равно слышали этого музыканта, если бы он стоял рядом. Фантом жил 22 часа и основательно подпортил жизнь Бекки и Мэри. На следующее утро они были невыспавшиеся, злые, предпочли залечь в машину и спали до вечера, не тревожимые никакими фантомами больше. Бекки признала, что хотя она повидала многое, этот «музыкант» был худшим творением Алексиса. Мэри и раньше не жаловала рок музыку, а теперь просто возненавидела. За предыдущий день она прослушала более 40 рок композиций, причем самых визгливых и кричащих и теперь ей казалось, она разобьет любому, кто любит ЭТО, лицо. Что там говорить о жителях Нью-Йорка. Они страдали, они корчились в агониях, их тошнило и они вздохнули с облегчением, когда оборвалась композиция горе- музыканта.

И вдруг все прекратилось. Новых убийств больше не было. Прошло три дня, а о «кровавом жнеце» больше никто ничего не слышал. Город потихноньку убирал мертвые тела и восстанавливался после пережитого кошмара. Мэри и Бекки съездили домой, привели себя в порядок, покушали, умылись, выспались. Стрелка компаса больше не крутилась. Он был не кроваво-красным, не бледно розовым, он был чистым и светлым. Стрелка застыла на одном месте. Компас был мертв.
Бекки и Мэри обедали в своем любимом кафе, где у них теперь появилась скидка - 40% и смотрели по телевизору новости. Журналистка говорила, что новых убийств от жнеца нет ни в одной стране мира и видимо коса нашла на камень, но Бекки не успокаивалась.
- Я чувствую, что это временное затишье, - сказала она. – Затишье перед большой бурей. Мэри ты тоже это чувствуешь?
- Абсолютно с тобой согласна, Бек. Что-то он готовит по настоящему плохое, - сказала Мэри.
Цепь они уже сняли, но она лежала в машине рядом с Компасом и Лордом Медиатором и женщины в любой момент могли вернуться к ней.
Единственная кто не теряла оптимизма и жизнерадостного настроя была официантка Мэри Миллс:
- Ой, не говорите глупостей. Вы его одолели. Вы с ним справились и просто скромничаете. Как я не знаю, да и не важно это. Он больше не вернется.
- Хотелось бы и мне в это поверить, - сказала Мэри.
Все это приключение очень пошатнуло ее детскую веру в чудеса.

Глава 26. Конец света.
Мэри и Бекки поехали в магазин за покупками, так как их пустой холодильник явно намекнул им на это. Мэри переселилась к Рейнам окончательно, сказав, что пусть лучше родители считают ее погибшей от рук «жнеца». Бекки это только обрадовало, хотя такое отношение к родителям заметно расстроило. Но сейчас об этом думать было некогда. Шел пятый день затишья. Все было нормально, светило солнце, как вдруг…
Солнце резко ушло и стало очень темно. Потом задул сильный холодный ветер и в довершение пошел сильный и короткий град. Град кончился, но небо не просветлело. Бекки и Мэри вылезли из машины и смотрели на образовавшуюся на перекрестке свалку из машин. Вышел из строя светофор – он мигал всеми цветами сразу, а потом и вовсе потух. Бекки вернулась в машину, попыталась включить радио, но радио шипело, трещало, а потом и вовсе отключилось. Вся техника словно сошла с ума в этот час. И это было самое начало.
Люди вылезали из машин и паниковали. Они не знали что происходило и что делать дальше. Ветер стал холодным тревожным и ничего хорошего не предвещал. Вдруг с неба обрушился огромный огненный шар – комета или что похуже. Рядом стоящую машину, а возможно и шофера разнесло на части и в асфальте образовалась огромная дырища.
Мэри в ужасе задрала глаза вверх и уставилась на небо. Оно все было затянуто черными тучами за которыми громыхали красные вспышки. Что-то словно взрывалось в небе и это было страшно. Очень страшно. Примерно раз в пятнадцать секунд небо выплевывало новый огненный шар и поражала им ту или иную часть Нью-Йорка.
- Бек-ки, Бекки, Бе...- залепетала Мэри не в силах выговорить.
Бекки не надо было ничего объяснять. Она уже все поняла.
- Быстро в машину! – приказала она.
Мэри моментально уселась на свое место, захлопнула дверцу и перекинула через себя ремень. Бекки отъезжала назад. В это время на дорогу бухнул второй огненный шар, снес половину капота машины и сделал в асфальте новую огромную воронку. Бэкки насилу увернулась от удара и вырулила, чтоб не скатиться в яму.

- Так думай, думай, - сказала она не то для себя не то для Мэри, остановившись с темном переулке и выключив мотор. – Все эти происшествия – темное небо, перемена погоды, огненный дождь – это все устроил Алексис…
Вдруг Мэри болезненно завизжала и стала тыкать пальцем в окно слева от Бекки. Она посмотрела и сама испугалась ни на шутку. Прямо за стеклом встал отвратительного вида мужчина. Его лицо и тело словно гнило и разваливалось на куски. Он еле стоял на ногах, но все равно сопротивлялся болезни, стучал в окно машины и яростно хрипел: «По-о-мо-оги мне! По-оомоги…!» Он рухнул на землю(очевидно мертвый) и на его место тут же стал другой. И он тоже требовал помочь. Только он еще и хотел внутрь машины. Этот был по устойчивее к болезни.
Мэри завизжала потому что и в ее окно стали ломиться и чего то просить. И она тут-же поблагодарила Бекки, что та закрыла все окна. Они включили фары и обнаружили, что машина облеплена вся этими странными похожими на живых мертвецов людьми. Они яростно гудели чтоб они им помогли, а потом стали раскачивать машину, как Бекки решила чтоб перевернуть ее.
- Да, дави на газ! – вскрикнула Мэри. – Они все равно все уже мертвые!
Бекки вдавила газ и отчаянно маневрируя выбралась из тупичка. И помчалась из этой части города на полных парах. И лишь встав между какими то двумя домами подумала скольких людей она сейчас задавила и заплакала.
Мэри стремительно соображала:
- Так-так, перемены погоды, небо потемнело, огненный дождь, множество зараженных…плохо…очень плохо…
Она достала с заднего сидения цепь и тут же одела ее на руку себе и Бекки.
- Постой-постой, - сказала она. – Мне надо кое-что проверить.
Она выскочила из машины и потащила через свое сидение Бекки. Бекки покорилась.

Мэри встала перед подъездом какого-то дома. Дверь была сорвана с петель(наверняка на ней отразились недавние бесчинства Алексиса) – тем лучше. Мэри гремя цепями и волоча за собой словно арестантку Бекки, встала перед какой-то квартирой и стала давить кнопку звонка. Потом еще и яростно заколотила. Дверь открыла какая-то старушка. Она была в ночной пижаме, сеточке для волос и шлепанцах на босу ногу. Человек подумал что наступила ночь, лег спать, а тут в его квартиру врывается какая то девушка с цепью и тащит за собой другую женщину – более нелепого дуэта и вообразить было нельзя. Но Мэри это не волновало. Оттолкнув старушку от двери, она гремя цепочкой двинулась в ванну. Включила свет и на всю открыла кран. Вода пошла через несколько минут. Пошла, но это была не вода. Темно красная кровь лилась в раковину и сильно пачкала ее.
- Так я и знала. – сказала Мэри грустно.
- Что ты знала? Что? – не поняла Бекки.
Старушка и вовсе бухнулась в обморок, когда увидела что течет из ее крана. А потом Мэри заметила еще кое что. Длинная вереница мелких насекомых выползала из ванной. Тараканы, мокрицы, какие то другие жучки. Они бежали. Они спасались. Они больше не верили в надежность этого жилища и спешно покидали его.
- Началось, - сказала Мэри убежденно.

В машине она собрала всю картинку воедино.
- Это конец света, Бекки, - сообщила она. – Настоящий конец света, который нам устроил Алексис и о котором предупреждали старейшины. Ты помнишь, когда небо потемнеет и словно солнца никогда больше не будет; когда с неба обрушится огненный дождь; когда людей поразят болезни, и маленькие твари будут прятаться по всем щелям и углам. Все сходится.
- Да, наверное, - согласилась Бекки. – Ну а что нам делать то?
- Вспоминать. Вспоминать слово в слово, что тогда говорили старейшины. И ничего не пропускать.
Пятнадцать минут они только мозговали, но тем ни менее вспомнили все от начала до конца. Чтоб быть точной Мэри даже записала на листе бумаге: «И вода станет кровью, и поразят жителей города сто хворей, и будет темно, так словно солнце больше никогда не обрадует вас; и будут крысы, мыши и мелкие насекомые бежать и в страхе искать норы и в последний час будет царить хаос, анархия и люди будут гореть живьем».
- Ну да все сходится, конец света. Вот только где его искать?
Горящих людей они еще не видели, да и не нужно это им было.
- А вспомнила, - обрадованно сказала Бекки. – Еще старцы говорили: «Ищите зверя в самой высшей точке вашего города».
- Высшая точка, высшая точка, - сказала сама себе Мэри и забарабанила пальчиками по своей коленке.
- Знаешь, что? – она плутовато улыбнулась. – Я знаю где искать Алексиса. Вези меня к Эмпаер Стрит Билдинг.

По дороге все сходили с ума. Мэри и Бекки видели множество перевернутых машин, мертвых людей, разбитых вещей и зараженных людей, многие люди бросались вниз со зданий и разбивались в лепешки, многие просто бегали в голом виде. Анархия была полная. Увидели нескольких горящих людей, но они уже были мертвы.
- Что делается, что делается, - причитала Бекки. – Я удивляюсь как у нас еще машина на ходу.
- Ты посмотри на компас, - сказала Мэри.
Компас был темно-красным, словно был до верху заполнен кровью, а стрелка которая стала белой и сияющей крутилась в беспорядочном направлении. Она не могла остановится ни на секунду, так словно взбесилась. Зло было везде.

Эмпаер Стрит Билдинг – башни-близнецы – два самых больших здания в Нью-Йорке, да и наверное во всей Америке стояли где и стояли, были невредимы и упирались своими острыми шпилями в небо затянутое черными тучами с красными просветами. Мэри выскочила из машины и вытянула за собой Бекки. Ах как она жалела что у нее нет под рукой бинокля. Присмотрелась к мертвому телу на земле. Судя по одежде он был журналистом. А в руке – то что надо – бинокль. Мэри вырвала его из мертвых рук. Один окуляр был разбит. Мэри смотрела во второй. Слава богу, бинокль был что надо. Какая, левая или правая? Левая или правая? Алексис был над левой башней. Парил над самой крышей. Присматриваться не было времени. Мэри сунула бинокль Ребекке.
- Он там, надо его брать! – шумно проговорила она. Подумала и потребовала. – Отцепляйся от цепочки. Я одна туда поднимусь и захвачу его. Вдвоем не получится, нужно идти одной.
- Мэри это очень опасно, - сказала Бекки, глянув раз через целые стекла. – Он очень высоко висит. У тебя будет только одна попытка.
- Я знаю, но я маленькая и юркая – у меня наверняка получится. И он сейчас этого просто не ожидает. Он будет застигнут врасплох. Нужно сделать это быстро пока он там в своей нирване висит.
Бекки еще раз посмотрела на Алексиса, отстегнула цепь от своей руки и пожелала успеха.
- Следи за нами. Понадобиться твоя помощь, - сказала Мэри. Взяв цепь на руки, и исчезнув в дверях левой башни.

Гостиница, самая большая сеть офисов и торговый центр одновременно, башня не пустовала – тут были люди. Но все они сошли с ума. Мэри думала, что кого-нибудь удивит появление девушки с цепью в дверях, но ее не встретил даже швейцар(видимо сошел с ума и убежал с работы). В здании был ковардак – летали бумаги, люди катались по полу, крушили столы и технику – никто на нее и внимание не обратил. Мэри юркнула в лифт молясь лишь на то чтоб он работал. Лифтера тоже не было, но лифт работал. Он мог доставить Мэри до определенной части башни. Ей пришлось ехать на пяти лифтах и все работали. И во всех не было ни одного человека. Далее Мэри пришлось бежать. Три чердачных этажа на которых были какие-то склады, какой-то мусор и стройматериалы. Только раз Мэри задумалась, а что если перед ней встанут закрытые двери – но все было словно кем-то продумано – замков и дверей вообще не было, словно их кто-то выламывал перед ее приходом. Куда бежать Мэри не знала – она просто бежала и все. И вот взобравшись по тонкой, железной лесенке она открыла люк и вылезла на крышу.
Как же страшно и противно было на крыше. Свистел холодный, пронизывающий ветер, над ней висело страшное темное небо и в каждую секунду могло сбросить на голову огненный шар, но Алексис тоже был здесь. Он был к ней спиной и парил в молитвенной позе, совершенно ничего не замечая. Наверняка в душе он очень радовался этому концу света и анархии. И его можно было пленить, но это было трудно. До него можно было дойти на узенькой деревянной доске которая свисала с крыши башни и держалась непонятно на чем, как своеобразный язык. Доска была средней длинны¸ но от нее до ног Алексиса было не менее полтора метров. Можно было хорошо прыгнуть с этого «язычка» и одеть кандалы на ноги Алексиса. Кстати ноги у него почему то были железные. Мэри соизмерила длинны, свои силы и подумала с сожалением: «Да, действительно, всего одна попытка!»

Она тихо шла держа наготове кандалы. Кажется эти были для ног. Или нет – о черт. Она вышла на край крыши, а потом ступила на «язычок» - доска противно скрипнула под ее ногой. Лишь бы не упасть с нее. Мэри посмотрела вниз и обомлела от страха. На такой страшной высоте она не была никогда в жизни. До земли было несколько тысяч метров, здания казались карликами, а людей вообще было не различить. К тому же этот противный ветер – он словно напрочно сдувал ее с доски. А потом пришла еще одна страшная мысль, а если Алексис повернется на звук скрипящей доски – тогда точно всему конец. Нет, надо все делать быстро. Чтоб он ничего не услышал, чтоб доска не подломилась и чтоб просто не думать как это страшно. Раз. Два. Три. Мэри собралась и как гимнастка на соревновании, разбежалась на доске. Потом прыгнула. Взлетела на Алексиса. Скатилась по его ногам и не теряя драгоценных секунд защелкнула кандалы у него на лодыжках. Зверь был пленен. И это было даже легче чем ей думалось – стоило только захотеть. И теперь она не могла упасть на землю, даже если бы отпустила ноги Алексиса. Она бы осталась висеть на цепи, ей было бы ужасно больно, потому что цепь отрывала бы ей руку, но она была бы жива. Но Мэри пока и не отпускала его ноги.
Алексис сразу же пришел в движение. Он забился как пойманная рыба. Увидел Мэри у себя под ногами и озверел. «Что…что…ТЫ…сучка…ты что тут делаешь?!!! Я тебя!!!» И он стал пытаться сбросить ее – так тряс ногами, и бился, что удержаться было целой проблемой. Но Мэри держалась. Она решила не отпускать ни в коем разе. Не думая, что Алексис просто может рухнуть и разбить свою тюремщицу.
Но Алексис тоже про это не думал. Через несколько минут он обнаружил что стремительно теряет силы и испугался. «Отцепись, черт бы тебя побрал, отцепись!» - бормотал он набирая скорость. Он летел прочь от Эмпаер Стрит Билдинг решив разобраться с Мэри за чертой города, не понимая, что он уже потерял свою свободу и власть над ней.

Полет был долог и красив. Алексис нес Мэри над улицами и зданиями, искренне надеясь скинуть ее и полагая что его проблемы на этом закончатся. Мэри бы могла упасть но от этого полета и ветра, который свистел в ушах она так крепко вцепилась в железные ноги монстра – не оторвешь. Она не смотрела вниз, она ждала только на одно, чтоб он скорее выдохся и опустился на землю. И ее мечта сбывалась понемногу. Алексис слабел с каждой минутой. Он опускался все ниже и ниже и уже не пытался ее скинуть – у него просто не оставалось на это сил – цепочка крала его энергию и он уже смирился с мыслью, что Мэри просто так не отвяжется.
И между тем Мэри видела как знакомый серый «Форд» следует за ними по улицам города. Разумеется за рулем сидела Бекки которая рулила и поминутно высовывалась из окна. Она не отпускала их не на мгновение. Это было очень хорошо. Значит, все скоро кончится. И безумный конец света был отменен и они скоро окончательно пленят зверя и смогут устроить короткий привал.

Алексис вынес Мэри за черту города. Он летел все ниже и ниже, а потом просто рухнул на асфальт, как раненная птица. Мэри наконец отпустила его ноги и прокатилась по дороге сдирая кожу на лице и руках. Когда она встала, Алексис тоже с трудом поднимался, а вскоре готов был отчаянно сопротивляться и защищать себя:
- Ишь ты сучка! – крикнул он. – «Кандалы беспристрастных». Откуда у тебя такое богатство интересно?
- Я тебя в них закую, - пообещала Мэри зло и уже держала наготове цепи для рук.
Он поднял свои длинные кинжалоподобные когти и разрезал ими воздух возле лица храброй девушки. Она отпрыгнула, но через несколько секунд поняла, что Алексис действительно не может причинить ей вред. Тогда она бесстрашно прыгнула на монстра, и не успел тот опомниться, как две кандалы защелкнулись на его запястьях.
- Все, теперь ты мой! – сказала Мэри с уверенностью.
Теперь она могла отдыхать. Алексис не мог ей причинить вреда и уйти от нее он тоже далеко не мог. Едва Мэри села в позу по турецкий и монстр попытался от нее уйти его дернуло назад, да так сильно что он чуть не свалился с ног. Ничего не оставалось как и ему сесть напротив Мэри.
- Слушай, а почему у тебя железные ноги? – спросила она временно выйдя из нирваны покоя.
- Меня в детстве переехало трамваем, - съязвил Алексис, тут же улыбнулся, отчего его огромный рот растянулся еще шире и стал еще уродливее.
- А все же почему? – спросила Мэри, успокаиваясь и отпуская все, что у нее накопилось к чудовищу.
- К твоему сведенью я – мертвая плоть африканской принцессы Мороак, которая жила черт знает когда давно. Когда мастер нашел меня, я был без ног. Он поставил мне протезы и вдохнул жизнь с помощью черной магии. Устраивайся, поудобнее, детка, я расскажу тебе всю мою историю.
- Спасибо, я как-нибудь обойдусь, - отказалась Мэри.
- Я так и думал, - сказал Алексис.
- Ты мне скажи, почему ты убил всех в моей школе? – спросила Мэри лишь бы о чем то спросить.
- А школа, - Алексис улыбнулся так словно мастеру говорили о его любимой картине. - Тебе понравилось? Да так! Просто был в хорошем настроении!
Мэри покоробило то с каким наслаждением он говорит о убийствах.
- Меня от тебя просто тошнит, - призналась девушка. – Ты говнюк, ты просто конченный засранец!
Алексис довольно заржал.

В это время возле их «стоянки» остановился серый «Форд». Из него выскочила Бекки. Она была очень возбужденная. Ни слова не говоря она налетела на Алексиса и стала молотить его руками и ногами.
- Ты, ты, ты, это все из-за тебя! – орала она.
А Алексис весь сосредоточился, собрался, когти в ход не пускал – только смотрел.
- Да осторожнее ты, - закричала на нее Мэри и застегнула на ее левой руке браслет надсмотрщицы.
Из ее правой ноздри уже текла кровь.
- Спасибо большое, - поблагодарила Бекки, стирая кровь рукой. – Я совсем про это забыла.
- Поганые сучки, - прокаркал Алексис. – Теперь я ни к одной из вас не могу подобраться.
- Отвечай где мой сын! – обозленно потребовала Бекки и без страха заглянула в кроваво-красные без зрачков глаза.
- Не скажу, - равнодушно ответил Алексис и отвернулся.
- Нет ты скажешь, скажешь, - прохрипела Бекки становясь настоящей фурией и начала бить его руками и ногами.
А Алексис даже не закрывался, только изредка отмахивался безобидно поцарапывая ее когтями руки и ноги мучительницы.
- Пожалуйста скажи, мы же такой путь проделали, - попросила Бекки тяжело дыша и уперев руки в колени. – Только ты знаешь…больше спрашивать некого!
- Зря стараешься, – сказал Алексис равнодушно. – Я тебе жидовке ничего говорить не буду!
Услышав это Бекки вскипела:
- ЖИДОВКА…ЖИДОВКА…АХ ЖИДОВКА!!!! – ее глаза сверкали яростью и метали молнии.
Она подняла кулак метя Алексису в пасть и намереваясь выбить сразу три или четыре зуба. Но межу ним и ей стала Мэри.
- Не надо пожалуйста, - по доброму попросила она и положив ладошку на ее кулак погладила его.
Вся охота мстить пропала. Бекки только с презрением плюнула в него и отошла.
- Антисемитское дерьмо! - бросила она в лицо чудовищу.

- Мы найдем другой способ все узнать, - заверила ее Мэри.
- А как? - не понимала Бекки
Мэри вновь уселась на дорогу и посмотрела на Алексиса прямо и гордо:
- Ладно, ты ненавидишь нас, а мы тебя – это факт от которого не отмахнешься. Но ты нам скажи только одно: Алекс жив?
- Жив, – улыбнулся Алексис и вдруг стал очень разговорчивым. – Эй, Рейн, присядь сюда. Перестань дуться. Твой сын сейчас в моем мире. Он навеки его пленник. Призрак без тела. Как его спасти? Вы пойдете в мой мир. Прыгнете в эту адскую яму?! Чтоб ему одному не было скучно?!
- Хорошо, - улыбнулась Бекки. – Вот мы уже пришли к чему то. Теперь – как попасть в твой мир? Где ворота?
- Я не знаю, - сказал Алексис, смеясь своим низким смехом с металлическим отзвуком. – И даже если бы знал…я бы скорее сломал эту плиту. Неужели вы такие дуры, и думаете, что я жажду туда вернуться!


Глава 27. И снова старейшины.
Ребекка и Мэри шли уже второй час по какому-то полю, гремели цепями и тащили Алексиса за собой. У одной был лорд Медитатор, а у второй Компас Зла. Машины они своей лишились и это была примечательная история. После какого-то неудачного разговора Алексис до того озверел, что стал кромсать машину когтями, срывать двери с петель и разбивать стекла. Потом он поджег ее и машина взлетела на воздух, хорошо еще что Мэри успела вытащить из нее пятью минутами ранее лорд Медиатор и Компас. Теперь они шли уставшие, потные и грязные, тащили эти чудо приборы и вели Алексиса за собой. «Радуйся придурок, - проскрипела сквозь зубы Мэри. – Теперь ходим как простые пешеходы, а могли бы в машинке ехать». «А я и радуюсь, - поддакнул ей Алексис в ответ. – Сильно вы пристрастились к этой машинке. Вы что думали что пленение монстра и поход его в логово за смертью – увеселительная прогулочка. Это долгий изнурительный поход, вы дурехи!»
Впереди показался небольшой фермерский сарайчик.
- Все делаем привал, - скомандовала Бекки.
- Привал – это мысль хорошая. Тем более дождь начинается, - сказала Мэри.
Конец света благополучно миновал. Черные тучи с красным заревом рассеялись и даже выглянуло солнце на короткие 15 минут. Но теперь уже был вечер переходящий в ночь. И небо обещало пролить на измученную землю дождь, чтоб хоть как то ее успокоить. Ветер снова был холодный и тревожно завывал. Кое-где уже гремел гром. Но никаких огненных шаров не было – на этот раз это был самый простой земной дождь.
И едва Мжри, Бекки и Алексис зашли в сарай он хлынул во всю мощь. На улице все заливало его косыми струями, а тут у них была крыша над головой. В сарае не было никакой живности, лишь какие-то продовольственные запасы, инструменты на полках и снопы сена в углах.
- Устраивайся по удобнее, - сказала Бекки, улегшись на один из снопов и кинув Мэри спелое красное яблоко.
Мэри поймала, тут же надкусила, выбрала себе лежанку и устроилась на ней.
- Бекки мы опять мародерствуем, - сказала она кушая свое яблоко.
- Только что конец света был, а мы его остановили. Мы две героини и имеем права на простую кормежку, - объяснила она. - Но если тебе так будет спокойнее, мы можем оставить хозяину тридцать долларов на ящике с яблоками. Мои последние тридцать долларов. Больше у меня ничего нет.
Какое то время она жевала свое яблоко, а потом вспомнила, что арестантов надо кормить. Взяла третье крупное яблоко из ящика и позвала:
- Эй монстр!
Алексис, который сидел у самой двери и равнодушно смотрел на дождь, даже не пошевелился:
- Алексис, - позвала она уже без пренебрежения. – Яблочко будешь. Ты ведь, поди уже сутки не ел.
Алексис повернулся к ней и скорчил рожу. Поскольку его лицо было страшным, то она получилась просто до невозможности жуткая.
- Ой, просто от умиления сейчас раскисну, - зло пролаял он. – Да запихни ты это яблоко себе в жопу, Рейн! Все равно я такое дерьмо не ем!
Бекки отложила яблоко в сторону и отвернулась.
- Невоспитанный хам, а еще живешь несколько тысяч лет! – только и бросила она в ответ.
Зато Мэри это заинтересовало:
- А что ты ешь?
Алексис ее игнорировал. И продолжал пялится на дождь словно вдруг оглох.
- Да ладно, поговори со мной, - она ткнула своей ногой в его железную ногу. – Все равно у нас впереди несколько часов и делать нам нечего – только друг с другом говорить.
- Я не очень хороший собеседник, - буркнул Алексис. – А по вашим меркам так вообще отвратительный.
- Разве это не очевидно Стенс, - сказал он через пару минут. – Я питаюсь всеми плохими чувствами что живут в человеке. Ненавистью, страхом, злобой. Когда люди рядом со мной сходят с ума - я «наедаюсь» на несколько суток вперед. Было бы хорошо, если бы вы меня хоть немного боялись. Или сняли эту цепочку.
Мэри боялась Алексиса. И не чуточку. Но признаваться в этом не хотела. А тем более не хотела снимать цепь. Поэтому она предпочла больше не заговаривать с ним.
- Ты посмотри, - компас совсем прозрачный и стрелка на одном месте стоит, - сказала Бекки минут через десять. – Что это значит.
- Может он так перезагружается, - решила Мэри. – Мир мы отчистили, и он выбирает новую цель.
- Но Алексис то рядом и он – главное зло. Компас должен на него реагировать. Что случилось? Он что испортился?
- Бекки, я просто не знаю, - пожала плечами девушка.
- Алексис, ты не объяснишь?
Алексис не удостоил их ответом. И более того за весь вечер он больше ни слова им не сказал.
- Может, тогда спросим у Лорда Медитатора, - предложила Мэри. – Ведь не зря мы его таскали.
- Это хорошая идея, - согласилась Бекки. – Тем более мы должны отчитаться перед старейшинами. ИТ они говорили нам про второе задание, которое начнется сразу после первого.
- И они могут знать, где плита в мир Алексиса.
- Решено, мы летим. Эй, чудовище, посторожи наши тела, пока.
Чудовище даже не повернулось в их сторону. Оно продолжало равнодушно смотреть на дождь и должно быть размышлять, как все было прекрасно еще сутки назад.

Мэри и Бекки опять были среди льдов и снега и опять смотрели на старейшин, которые стояли на айсберге.
- Мы справились с вашим заданием, мы пленили зверя! – прокричала Бекки.
- Это очень хорошо, - сказал один старец. – И вы уже заслужили вечную славу. Ваши имена будут в летописях Реббека Рейн и Мэри Стенс, потомки будут учиться у вас и обсуждать ваш подвиг.
- Но расслабляться рано, - тут же остудил второй старейшина. – Теперь вас ждет задание более трудное и смертельное. Путешествие в логово зверя и окончательная победа над ним.
- Мы не против, - сказала Бекки. – Но как найти врата в его мир? Где находится та плита?
Третий старейшина и вовсе разочаровал:
- Увы мы не знаем этого.
Но четвертый успокоил.
- Но компас вам подскажет. Мы перенастроили его и теперь он будет настроен на нахождение этой плиты. Чем ближе тем он будет становится темнее, а стрелка укажет вам точный путь. И помните ваша задача, когда вы доберетесь быстро снять цепи и столкнуть Алексиса в нее. Всем вместе прыгать нельзя. Он останется цел, а вас просто разорвет на части. И успевайте все делать за определенное время – плита при приближении Алексиса активизируется, но если монстр не войдет в нее потухнет и зажжется очень не скоро.
- Мы постараемся, - пообещала Мэри.
- Такие плиты разбросаны в каждом из миров в великом множестве, - сказал пятый. – И очень скоро вы научитесь находить их без компаса. Пока он пусть будет с вами, а в мире Алексиса вы обойдетесь без него.
- В этом мире у вас появится другой проводник. Он опытный. Он много знает. И встречи с ним вы будете очень рады, - сказал шестой.
- Да и Лорд Медитатор мы у вас тоже отбираем. Он вам больше не нужен. Вы знаете все, что вам необходимо. Когда понадобится совет - садитесь в позы расслабления, увидите свет во тьме и тот час же увидите нас.
- Хорошо, спасибо, - поблагодарила Мэри. – А как мы туда доберемся. Пешком?
- Почему пешком, - улыбнулся один из старцев. – Идите по дороге назад в город и ровно через сто метров встретите то что вам так нужно. Красный открытый «кадилак». Хозяева покинули его и больше не вернутся, так что можете позаимствовать машину. Полицию вы тоже не застанете, так что никто ваши права проверять не будет. Вперед.
- Хорошо. Спасибо, - улыбнулась Бекки. – Но у нас есть еще одна проблема.
- Говорите что за проблема,- сказал очередной старейшина.
- В прошлый раз Алексис сильно испортил нашу машину. Можно ее как то защитить от него?
Все старцы одновременно сделали взмах руками, так словно делали утреннюю гимнастику и один из них сказал:
- Хорошо, теперь это работа Мэри. Она в вашей команде назначается волшебницей, и только ей по силам будет накладывать заклятия защиты…
- Почему она волшебницей?! – воскликнула Бекки обиженно.
И Мэри поняла, что и эта девочка, хотя и была в возрасте, верила в чудеса и мечтала творить их.
- Не обижайтесь Реббека, - тут же сказал другой старец. – Просто Мэри еще очень молодая и в ней не до конца угас магический потенциал.
Бекки тут же что то хотела сказать о своем потенциале, но поняла что спорить не надо и не проронила не слова.
- У вас будет совсем другая роль в этой миссии, - сказал другой мудрец. – Но она без сомнения тоже важна и необходима. Вы – воительница.
- Итак Мэри внимательно слушайте и запоминайте, когда вам нужно защитить предмет или человека от Алексиса вы просто смотрите на него, взмахиваете руками, как мы сейчас и говорите: «Онахоу».
- Онахоу, - повторила Мэри и взмахнула руками.
- Очень хорошо. Это древнее магическое заклинание. Оно защитит вас от когтей монстра и от его воздействия. Вы можете использовать его когда будете в его мире. Первоначально оно будет защищать вас всего на пару часов, но потом с ростом мастерства волшебницы длительность защиты тоже поднимется. В перспективе: на всю жизнь.
- А теперь вам пора прощаться. Ищите плиту. Отправляйте монстра в его мир и приступайте ко второй части вашего задания. Помните, только в том мире вы найдете Алекса, и только когда демон окажется в своей клетке – вздохнете свободно. До свидания.
- До свидания.
- До свидания.
- До свидания. Помните мы всегда к вашим услугам.
Снова все померкло в глазах Мэри и Бекки, и они провалились в черную, бездонную пропасть.

Глава 28. Дорога в ад.
Бекки и Мэри проснулись в сарайчике посреди фермерского угодья прикованные цепями к Алексису. Было уже 11 утра (на руке Бекки были часы которые еще работали). Позавтракали яблоками, а Алексис как всегда не съел ничего. Они двинули назад в город волоча за собой пленника, а тот переступал с ноги на ногу и ужасно гремел оковами. Машина. Которую обещали старейшины была ровно в ста метрах от их стоянки. В ней не было никого, ключ был в замке зажигания и был полный бак бензина. Они уселись, но сначала Мэри наложила на машину заклятие защиты. Алексис что то проскрипел – что то о нечистоплотности своих тюремщиц и о их распущенности. Но смирно уселся на заднем сидении и Мэри с Бекки не отвлекал.
«Ах как она идет, как она идет», - с удовольствием говорила Бекки въезжая в город. Действительно «кадилак» был шустрым и мотор работал лучше не придумаешь. Ее «Форд» в лучшее время не мог выжать таких скоростей. Они влетели в Нью-Йорк просто на крыльях.
Что касается полиции, то ее не было и в помине. Казалось, что она вчера разбежалась со своих постов и до сих пор не могла оправиться. Бекки никто не останавливал, хотя она гнала под 90, там где разрешалось только 50. Да и машин не было. Город словно вымер. Конец света вчера был такой мощной встряской, что он бы еще оправлялся и приходил в себя дня 3. «Тем лучше, тем лучше, - хохотала Бекки(она была счастлива в первый раз за две последние недели). – Мы быстро сделаем наше дело, и никто нас не остановит!»
Что до Мэри – она не смотрела по сторонам и не радовалась пустым улицам и свежему ветру. Все что ее занимало – компас и только он. «Налево. Направо. Еще раз налево. Теперь прямо», - только и командовала она. А между тем он уже наливался кровью и стрелка стала блестеть белым светом. «Все приехали, - сказала она. – Судя по всему плита вот в этом здании», - сказала Мэри. Они остановились у большого серого здания в тридцать этажей с целыми стеклами, которым не повредил ни Алексис, ни огненные дожди. «Надо же, это моя работа, - с довольным видом произнесла Бекки. – Министерство финансов».

Они вышли из машины, через кресло Мэри и Алексиса вытянули и там Бекки решилась на этот вопрос:
- Слушай Мэри, а почему ты решилась на это приключение? Оно же реально может стоить нам жизней?
Мэри задумалась, а потом улыбнулась и пожала плечами.
- Да я не знаю вообще то. Мне просто приятно быть в компании такой сильной женщины, Бекки. Я восхищаюсь тобой и мне приятно тебе помогать. Я словно всю жизнь мечтала о таком лидере, ждала когда я смогу к нему присоединится и вот теперь мой час пришел.
- Но ты ведь тоже сильная женщина Мэри. – сказала Бекки с улыбкой. – Кто тогда остановил конец света и пленил Алексиса. И про лидерство это тоже ты зря. Иногда командовать начинаешь ты и выдаешь такие решения, которые ко мне бы никогда не пришли. Я очень рада что ты со мной.
- А я что ты со мной. Давай обнимемся.
- Давай.
Две женщины очень радостные пришли друг другу в объятия и долго-долго стояли не отпуская друг друга и закрыв глаза в блаженстве. Пока их объятия не прервал Алексис:
– Смотреть на вас противно! Слюнтяйки! Неудачницы жалкие!
Он сложил руки и демонстративно погремев цепями плюнул на них.
- Говори что хочешь, - сказала Мэри гордо. – Нам все равно.
- Тебе этого не понять, потому что ты сам ничего не чувствуешь и никогда не почувствуешь! – добавила Бекки.

Здание министерства финансов было полупустым и это понятно ведь они такое вчера пережили. Какие-то человечки слонялись по этажам с совершенно потерянным видом и остановить, расспросить их ни к чему не приводили. Бекки остановила одного парня и попыталась выяснить, что тут произошло, но тот поднял такой дикий крик и умчался прочь.
У зеркальной стенки Мэри пришла в голову замечательная идея. Она осмотрела себя с ног до головы, взмахнула руками и прокричала: «Онахоу» Потом осмотрела Бекки и проделала ту же процедуру.
- Это чтоб он ничего не смог нам сделать, когда мы снимем с него цепи, - сказала она Бекки, когда они входили в лифт. – Старейшины говорили что заклинание будет работать два часа, а нам только два часа и нужно.
- Какая ты девочка замечательная! Какая у тебя голова светлая! – пропела Бекки, нажимая на верхний этаж.
- Все предусмотрели да, - ощерился Алексис. – А нет не все! Я вам все-таки сделаю подлянку напоследок!
Но его никто не слушал.
Бекки решила останавливаться на каждом этаже, но стрелка в темно красном компасе указывала все выше и выше. «Выше, выше, выше», - командовала Мэри, которая держала компас и думала только о нем.

- Выше только последний этаж, отдел аналитики и стратегического планирования, - сказала Бекки нажимая на последний тридцатый этаж.
- Вот, а теперь налево, - сказала Мэри когда лифт встал.

Они шли по коридорам и наконец оказались возле стеклянных дверей закрытых на замок.
- Прямо, - сказала Мэри.
У двери дежурило двое полицейских. Непонятно как эти толстокожие не сбежали вчера со своих постов и сейчас очень насторожились увидев одну знакомую фигуру и несколько незнакомых.
- Мисс Рейн туда нельзя, - сказал один из полицейских перегородив Бекки и ее компании ход.
- По какому делу, кто с вами? – тут же засыпал вопросами второй.
Бекки слегка растерялась. Эти полицейские стояли всегда. Каждый день. И каждый день спрашивали у нее о цели прихода. И еще бы ведь там было множество ценных бумах в том числе акций и депозитов. Бекки как то забыла о том что она всегда перед ними отчитывалась. Но сейчас – что говорить им сейчас? Рассказать что вчера был конец света и они схватили опасного «кровавого жнеца» которого разрекламировали по телевизору, а теперь ведут к плите которая возвращает в его родной мир? Нет, они никогда не поверят в это. И это было слишком долго.
- Дай сюда ключи Майкл! - вдруг сказала она с заметным раздражением и надрывом. – У меня нет времени чтоб тебе все объяснять!
Она сорвала связку ключей, которая болталась у полицейского на поясе и пошла открывать дверь.
- Я сейчас спасаю своего сына – это все что я могу тебе рассказать, - бросила она, возясь со связкой.
Полицейский тоже ошалел, от такой наглости и безнаказанности - он потянул руку к пистолету, но его отвлекли. Напарник которого звали Джоном доверял Реббеке, но молоденькую девушку видел первый раз.
- А кто эта девушка, что с вами? – спросил он.
Мэри его тоже ответом не удостоила и пошла к Бекки.
А потом до них двоих дошло, что они прицепили к рукам цепи и ведут в кандалах какого то парня. И что это был за парень. Урод уродом. Черный. Со страшной головой и пастью полной иголок зубов. Огромный ростом. И ноги у него были металлические. Как они вообще такого пленить смогли.
- Эй парень, они что…что…ты у них в рабстве…за что они тебя так?!!! – спросил Майкл.
Алексис зло посмотрел на полицейского и прохрипел:
- Ты поганый мусор, зато я сейчас с тобой смогу ТАК сделать!
Лицо полицейского перекосило. Вены вздулись и кровь внутри его тела забурлила. А потом его голова просто взорвалась, как переспевший арбуз. Разлетелась на тысячу осколков.
Джон, который никогда не видел такой способ убийства и такого убийцу дрожал, однако у него хватил времени чтоб поднять рацию и сообщить: «Дежурная, дежурная! Тут кризис! Нападение на двух офицеров! Подмогу, срочно!» А потом попрощался с жизнью и он.

Бекки наконец-то справилась с замком и распахнула дверь. Она потянула Мэри и Алексиса за собой. Мэри бросила тревожный взгляд назад и увидела два обезглавленных тела.
- Что ты еще тут устроил?! – прокричала она Алексису. – Ты без этого совсем не мог обойтись?!
- Разумеется, Стенс, разумеется, - улыбаясь пророкотал Алексис. – А вам я обещал подлянку – вот она и весть!
- Мэри веди меня, - потребовала Бекки. – Без тебя я не найду эту плиту!
- Дальше, - махнула рукой Мэри. – Иди дальше.

В длинном коридоре который два раза завернул влево никого не было на этот раз. Мэри, Бекки и Алексис бежали гремя цепями и видели перед собой только закрытые комнаты.
- Вот в этой комнате, – сказала Мэри, указав на дверь с номером 7728.
- Ты уверенна? - переспросила Бекки встревоженно.
- Уверенна, уверенна. Компас говорит что плита в этой комнате. Держи компас, надо сломать дверь.
Мэри уже хотела отдать Бекки компас и ногой выбивать дверь 7728, но Бека отстранила ее и сказала:
- Не надо ломать дверь. Я ее открою своим ключом. Это мой офис.
В то время как Мэри просто недоумевала, Алексис делал вид что ему это не интересно, Бекки вытащила из кармана джинсов ключ, вставила его в замочную скважину и просто открыла.
Поскольку был уже день, в офисе было светло и было видно каждый угол. Странная компания вошла внутрь и Бекки закрыла дверь.
- Ну вот она моя работа, - сказала она с некой гордостью и печалью. – Кабинет заместителя главного министра финансов.
Кабинет у нее был большой, чистый и очень дорогой. Тут был компьютер, тут был телефон с факсом, широкий овальный стол, высокие шкафы для одежды и для бумаг, сейф, несколько картин на стенах, широкое окно с успокаивающими глаз зелеными занавесками.
- Ну и куда нам теперь? – спросила Бекки.
- Однозначно наверх, - сказала Мэри и предъявила как доказательство темно красный компас с застывшей белой стрелкой, которая указывала вверх. – Так думай Бекки, что находится между твоим офисом и крышей.
- Да там небольшой чердачок, он тянется через весь этаж и метра два наверное в высоту.
- Однозначно плита там, - сказала Мэри и несколько секунд соображала. – Что делать…ломать потолок, что же еще!
Она встала в центре кабинета. «Нужно на что то встать», - сказала она и заметив стол который стоял всего в метре принялась тянуть его на себя. Он был тяжелым и неподъемным, но начал поддаваться. Завизжал линолеум, но кого это уже волновало. «Помоги», - попросила она у Бекки. Бекки налегла на стол с другой стороны, поднатужилась, и он поехал к Мэри.
- Ага, - торжествуя воскликнула она и вскочила на стол.
И все равно не дотягивалась. Она была мала ростом. Поставила железный стул и теперь могла встав на него достать потолок макушкой головы.
- Отлично, отлично, - торжествовала Мэри, уже ни о чем не думая в этом порыве. – Теперь надо пробить дырку. Нужен ломик. Бекки у тебя тут есть где-нибудь строительный лом?
- Сейчас, дай вспомнить, - вспоминала Бекки. – Я делю свой офис с нашим строителем. Он свинья иногда врывается в него и портит мне все переговоры. Он держит свои инструменты в шкафу.
Бекки тот час же открыла свой большой шкаф и обнаружила в нем маленький металлический шкафчик строителя. Ее сердце упало.
- Мэри, его шкаф тут, но и ключ тоже у него. Я не знаю как нам делать. Это его личный сейф он его никому не доверяет.
- Попробуй потянуть дверцу шкафа, - посоветовала Мэри.
Бекки попробовала и дверь тихо скрипнув отворилась. Удача к ним явно благоволила. И что было еще лучше – тяжелый, в некоторых местах ржавый лом был прижат к углу.
- Ты представляешь, эта пьяная скотина забыла закрыть свой сейф. Я всегда знала, что когда-нибудь он мне пригодится.
- Вот и хорошо, вот и хорошо, - сказала Мэри, замахиваясь для своего первого удара. – Твой строитель был пьян (Бббуух)….а мы сегодня отправим этого мерзавца в его мир (бббуух).
На шикарный дубовый стол Бекки полетела известка и куски потолка. А Мэри долбила и долбила. Грохот по всему этажу разносился неимоверный.
Мэри работала уже 15 минут, покрылась потом и грязью. Она была похожа на молотобойца, или дворника, который отбивает лед от мостовой ранним утром. Только она работала вверх. И Лом был невероятно тяжел и тянул ее вниз.
- Слушай Бекки, а у тебя какое перекрытие – деревянное или бетонное, - сказала она и уселась на стул. – Просто если бетонное, то мы будем возиться до вечера и возможно всю ночь.
- Знаешь по всему зданию бетонные, но у некоторых еще деревяшки. Это знаешь потому что оно еще относительно молодое (9 лет) и многое переделать еще не успели.
Внезапно Мэри вскочила на стул и с остервенением стала лупить по потолку. Там уже и так была порядочная дыра, а тут…Внезарно она захрустела, лом ушел туда чуть ли не весь. Потолок был пробит. А в следующую секунду Мэри дико завизжала и отпрыгнула в сторону. Потолок стал рушиться. Выпал лом и он рассыпался прямо на глазах. Это было очень неплохо, но в образовавшуюся дырку могла пролезть разве что кошка.
- Ты отлично поработала девочка, - сказала Бекки. Теперь позволь, потружусь я.
Она подняла лом и влезла на стул, который теперь словно перхотью покрылся известкой.
Она самоотверженно долбила потолок еще минут 20, а Мэри стояла рядом и наблюдала. Отверстие расширилось и теперь в него могла пролезть крупная собака, но для взрослой женщины или юной женщины все равно было узковато.
- Алексис, ты бы помог своей матери, - вдруг проронила Мэри. – Для тебя это наверное пара пустяков.
Монстр стоял посреди офиса и явно скучал. Услышал ее слова и тут же зажегся. Его глаза разгорелись, зубы защелкали.
- Помочь, помочь, да всегда, пожалуйста, - пророкотал он.
В это время большой кусок потолка над головой Бекки обвалился и дырища стала просто огромной. Но вместе с этим потолок больно приложил по голове Бекки, и она чуть не слетела со стула.
- Боже, господи, - плакала она еле слезая, чуть не падая со стула и со стола.
- Бекки, Бекки что с тобой, что с тобой родная, - кричала Мэри.
- Какой же ты урод! – зло бросила она Алексису.
- Я помог! – довольно улыбнулся монстр.
Бекки долго приходила в себя. Сотрясение было нешуточное.
- Я в порядке, - сказала она наконец. – Только голова кружится слегка.
Она вытащила из своих черных курчавых волос последние куски потолка и сказала:
- Давай закончим то что начали.
И она первая полезла на стул. За ней Мэри. А за Мэри Алексис – ему некуда было деваться – он был словно марионетка на этих цепях.
Бекки первая залезла на чердак и глотнула пыли которая копилась все 9 лет. Мэри влезла и закашлялась. Алексис запрыгнул как каскадер и кажется вообще не дышал этим воздухом.
Женщины вели его по чердаку, благо и вести было совсем не далеко – плита была буквально в метре от дырищи, куда теперь могла бы пролезть и толстуха. И она уже работала. Светилась фиолетовым светом. Но какой же гадкой была она. Была похожа на могильный камень, по которому ползали и копошились маленькие белые червячки.
- Фу, - скривилась Мэри. – На опарышей похожи.
Она пару раз ходила с отцом на рыбалку, так что таких червячков видела.
- Она работает? – спросила Мэри. – Главное чтоб она работала.
- Похоже на то, - сказала Мэри. – Старейшины говорили – включится при его появлении. И дальше надо вернуть монстра в его мир. Видимо окунуть лицом в этих червей.
- Давай вместе, - предложила Бекки.
- Я тебе это самое и хотела предложить, - сказала Мэри.
Они поставили Алексиса лицом к плите.
- Мы тебе даем свободу, но губу не раскатывай, - сказала Мэри.
Алексис знал что у него будут секунды, но насколько все случится быстро он предположить не мог. Одновременно, просто синхронно они сняли цепи с рук, а потом подхватили его под руки и с необычной для этих молодых женщин силой швырнули его прямо в гущу червей. Алексис очень болезненно закричал и тут же ушел в червячную плиту по колено. Он попытался выбраться, но его затянуло по пояс. И все что ему оставалось крыть матом Мэри и Бекки и уходить в плиту. Скоро на ее поверхности была только его страшная голова. А скоро не было и ее. Плита работала и замечательно работала.

- Ну, пришла пора, нам идти, - сказала Мэри.
Цепочки наконец не было и она могла размять руку. Она посмотрела на свою подругу, но та вдруг покачала головой.
- Что это значит? – спросила она обеспокоенно.
- Разве это не очевидно, - устало улыбнулась Бекки. – идти должна ты. Ты и Алекс – это ваше приключение. Вам не нужна в нем какая-то старая тетка.
Мэри это настолько взбесило, что она тут же влепила женщине пощечину. И вторую пока ярость не прошла. А та даже не защищалась.
- Бекки, сколько тебе лет? – спросила она строго, но уже приходя в себя.
- 35.
- А мне 15. Между нами 20 лет. Но это ерунда, мы ведь так отлично ладим.
Бекки покачала головой.
- Ты нужна мне! Без тебя я не справлюсь! Ты лучшее, что было в моей жизни!
Бекки снова качала головой.
- Девочка моя, я просто не вынесу этого приключения. К тому же у меня сотрясение мозга. Я буду вам обузой.
- Ты вспомни, что сказали старейшин. У тебя особая роль в этом приключении. Ты – воительница.
- Нет, я останусь в своем городе. Вылечу голову и буду ждать вашего возвращения. И с радостью попирую на вашей свадьбе.
- Передумай, пожалуйста, просила Мэри со слезами на глазах. – Ты нужна мне. Ты нужна Алексу.
- Девочка, не теряй времени. Вставай на плиту и перемещайся. Скоро она погаснет и тогда все будет напрасно.
Мэри встала на плиту, прямо на червяков и тот час же ушла по колено.
- Прошу тебя, передумай, - умоляла она и уже ушла по пояс.
Но Бекки не могла передумать. Вот Мэри ушла по горло. Червяки забились ей в рот и она прохрипела: «Как ве отва..ватително…!!!» И провалилась в врата мира Алексиса, так словно ее никогда не было в этом мире. Бекки с сожалением вздохнула. Вот и потеряла она подругу. И теперь ждать их возвращения черт знает сколько. И обнимет своего сына она очень нескоро. Но плита еще мерцала фиолетовым светом. Так словно ждала еще одну гостью. Именно ее.

Бекки спустилась с замусоренного стула и в этот момент в ее офис ворвались новые люди. Примерно шесть спецназовцев в черных бронежилетах, с автоматами наготове и в центре группы пухлый мужчина с проседью в волосах синем деловом костюме и сером длинном плаще. Спецы тут же навели на Бекки автоматы, а мужчина в плаще(он был тут главным) достал сое удостоверение и представился:
- Я Брайан Эмпшер, капитан полиции, а это мои ребята. Предупреждаем, дамочка при любом движении они будут стрелять. Извольте объяснить, что тут произошло?
- Произошло, а что произошло? – спросила обескураженная Бекки.
- В фойе лежат два обезглавленных офицера полиции. Что они вам сделали, и зачем их было так жестоко убивать. А это что, - он указал на огромную дырищу в потолке. – Инопланетян там вызывали?
- Да знаете, нет, - сказала Бекки и замялась. – Мы просто спасаем мир.
- Ага, спасаете мир, - сказал Эмпшер и усмехнулся. – По моему дамочка вы в крупных неприятностях.
Он уже вытащил наручники, но Бекки его остановила.
- Подождите, - вскрикнула она. – Вы слышали о «кровавом жнеце»? – и дождавшись утвердительного кивка продолжила. – Мы пленили его. И отправили в его родной мир…
Бекки запнулась. Чем дальше тем ее история походила на бред сумасшедшей. И полицейский не верил ни одному ее слову – это было ясно.
Она тревожно посмотрела наверх, на огромную черную дыру из которой выбралось не прошло пяти минут. И сейчас она думала только об одном – работала бы еще плита.
- Ваша история очень интересна дамочка, но рассказывать вы ее будете в участке, - вдруг Эмпшер разволновался. – Куда вы смотрите. Там ваши сообщники. Вооруженные сообщники.
Тут попахивало наградой и новым званием.
А в голове Бекки пронеслось очень много мыслей: «Сейчас они возьмут тебя и отправят в полицию. И еще психиатрическое обследование назначат. И отдуваться тебе по полной! Ты дура Бека, что тогда отказалась от приключения с Мэри! Лишь бы еще работала плита!»
- Извините, мне нужно кое что передать инопланетянам!
И Бекки там быстро взлетела на стол - сама от себя такого не ожидала. Перемахнула на стул и запрыгнула в дырку.
- Не стрелять! Я возьму ее живой! – все что она услышала напоследок.
Брайан Эмпшер хоть и был полноватым мужчиной взлетел на стол, на стул и протиснулся в дырку с не меньшим проворством чем Бекки. А на чердаке его намеренья стали очевидны.
Возле самой плиты Бекки замутило и ее вырвало на пол. Эмпшеру было наплевать. Он завалил ее прямо там, на блевотине и стал стаскивать красные уже достаточно пыльные джинсы Бекки.
- Вот и хорошо, что убежала кисочка…тут никто нас не увидит…тут мы позабавимся!!!
Он ядовито брызгал слюной и расстегивал пуговицу на джинсах. Но увидев на ее лице отвращение с болью вперемешку вдруг остановился.
- Что с тобой такое, детка?!
- Да у меня сотрясение мозга, ты болван несчастный! – крикнула Бэкки ему в лицо.
Незадачливый насильник быстро охладел к ней. Он встал, поправился и вкатил такую оплеуху Бекки, что ее снова стошнило на пол.
Он отошел на пару шагов и очевидно решив, что больная женщина не нужна больше никому достал пистолет. Но его руки дрогнули, и он попал не в голову, а в бок. Бекки отшвырнуло выстрелом и она упав на плиту тут же стала тонуть в червяках.
- Меня подстрелили, меня подстрелили, меняф пофтриф, - плакала она и набрав полный рот червей утонула.
Брайан Эмпшер, который наблюдал за страшной смертью этой красивой, но больной женщины, не мог поверить в то что он видел. Какая то плита. Какое-то фиолетовое мерцание. Какие-то белые червяки, копошащиеся на ней.
Как зачарованный он подошел ближе. А потом плита стала так ярко мерцать, что глазам стало больно на нее смотреть. Вдруг она вспыхнула, и свет для Брайана погас.
По пустому пыльному чердаку ползал Брайан Эмпшер неудавшийся насильник, капитан полиции и просто неудачник. Он звал на помощь. Он был напуган. Он ничего не видел. Зрение он утратил навсегда.
















Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Ужасы
Ключевые слова: Роман ужасов, о сильных женщинах, подростки, приключения, мистика, конец света,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 37
Опубликовано: 04.04.2018 в 08:40






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1