Труппа Светлова


(Рассказ – быль о жизни разъездных артистов)

- Ты артист? – спросил у «Петрушки» любопытный.
- Артист, артист! Что, по одежде не видишь?
- А роль-то у тебя какая?
- Бью в барабан и зазываю зрителей.
Автор
Глава первая
Диалог со зрителем
...Что? Ей Богу не понял. Повторите, пожалуйста, вопрос. Труппа какого Светлова спросили Вы, или я ослышался?Нет? Ну, не смешите меня, кто же не знает нашу труппу… Ааа, вот видите, нас-то вы, оказывается, знаете, а говорите, думали не мы, а какие-то другие приезжие гастролёры.
Конечно же это мы, кто же ещё, как не мы? Другой такой труппы отродясь не было. Ха-ха! Ну, конечно же её назвали таким именем в честь легендарного Михаила Светлова. Вы, что, не знаете кто это такой? Мне это просто удивительно слышать, ей Богу! А такие слова вы помните - «Гренада, Гренада, Гренада моя!»…. Что? Не помните? Да вы что, в школе же читали его стихи! Поройтесь в своей памяти, заставьте мозговые клеточки работать, вот и вспомните.
Что? Да, у нашего художественного руководителя фамилия Светлов. Как вы сказали? Дальний родственник? Ну, что вы, он ему такой же родственник, как я Михаилу Илларионовичу Кутузову, хотя зовут меня Миша и фамилия - Кутузов.
Хотите, выдам секрет? Только, пожалуйста, не проговоритесь. Хорошо? Что? Никому-никому и ни в жисть, и ни за какие копейки, даже за коврижки? Хорошее обещание. Думаю, стоит вам поверить.
Так вот, когда его спрашивают, не родственник ли он тому самому Светлову…? Нет, вы точно не проговоритесь, обещаете? Значит, не проговоритесь…. Ладно, так уж и быть… поверю вам.
Так вот, когда ему задают такой вопрос, он многозначительно начинает молчать, как-бы говоря своим молчанием- думайте что хотите, мне всё равно. Поняли? Да, а звать его - Всеволод Евгеньевич.
Наша труппа в КЭБе (концертно – эстрадное бюро Семипалатинска) числится по третьей категории и, естественно, зарплата - соответствующая. Сильно не разгуляешься на такую зарплату, даже если захочется. Численный состав- двенадцать списочных единиц. Это так в бухгалтерской ведомости значится, это когда нам выдают зарплату и нужно расписываться, а вообще-то...
Теперь, собственно, о личном составе...
Что, рассказать обо всех? Нет, и нет! Даже не надейтесь, а когда же мы будем перед вами выступать, завтра, что ли?Ну, знаете! Ещё бы я Вам обо всех рассказывал! Как бы не так! Это же наисекретнейшая информация.
К тому же мне совершенно не хочется, а вам, я думаю, ни к чему голову заморачивать, верно? Хотя…, как знать, как знать. Может быть, я и не прав, дайте подумать…
А вообще-то, скажите, оно мне надо? Да и вам, надеюсь, тоже это совершенно не нужно.
Что..., всё-таки нужно? Прямо-таки настаиваете? Хорошо, хорошо, раз надо, значит надо... вам виднее.
Тогда начну с Божьей помощью о личном составе, только уж извините, прошу не перебивать - сами напросились.
Так вот…. Есть у нас своя «Мария Даниловна» - этакая «корпусная» женщина гренадерского роста. Конечно же кроме неё есть и другие женщины: женщины… типа «мальвины» и «кармен».
Это я о внешнем сходстве, но никак не о внутреннем содержании. Надеюсь, вы меня понимаете?..  Да вы и сами их увидите, если время для концерта останется. Сами себя будете винить - я тут не причём, моя хата с краю как говорится, сами напросились - расскажи, да расскажи, интересно же.  А чего интересного-то?
Среди мужской категории: Эдик – специализируется по женским восточным танцам: оденется в восточный костюм, румянец наведет, парик нахлобучит на голову, а для форсу ещё добавит разных цацек и побрякушек на руки и на ноги, да как начнет плечами трясти да бедрами крутить…. Ну, чем не восточная красавица?
Леонид – ростом с метр восемьдесят, красавец мужчина. Он, как и я, на все руки мастер, и у нас с ним "холодная дружба". Да, представьте, бывает и такая! Не верите? Напрасно.
Весь женский коллектив, по-моему, млеет и страдает от одного его вида. От моего вида, к слову будет сказано, женщины почему-то не в восторге - во всяком случае, мне так кажется.
Володя – кудрявый, синеглазый парнишка - наш бессменный водитель автобуса. Веселый озорник и дамский угодник.
И, наконец, я – Михаил Алексеевич Кутузов – двадцати четырёх лет, среднего роста (вместе с кепкой), не худой и не полный, и не то, чтобы красавец, но что-то во мне есть. Так, по крайней мере говорят наши женщины, с каким-то непонятным чувством оглядывая меня. Думаю, скорее всего, чтобы не обидеть. Я - конферансье, но больше тяготею к драме. Да вы и сами давно это поняли, раз так внимательно слушаете меня.
Дааа! Чуть не забыл еще об одном нашем коллеге – баянисте-виртуозе, Юрие Ивановиче. Он с утра и до позднего вечера наигрывает гаммы, сольфеджио, и еще какие-то замысловатые пьесы для баяна. Как только он начинает свои до, ре, ми, фасоль, мы его прогоняем куда подальше, короче - с глаз долой и от ушей тем более.
Слава Богу, Юрий Иванович не обижается. Говорит – тренировка пальцев нужна для развития техники, и что он готовится к областному конкурсу баянистов. Молодец, конечно, что скажешь!
Мне бы его упорства и добросовестности.
Замкнувшись на своих проблемах, и к тому же не очень разговорчивый, он в жизни коллектива участия, практически, не принимает. Волк-одиночка, говорят про таких. Но на сцене…, со своим баяном…, он творит чудеса, честное слово. Особенно, когда заиграет свой коронный «полет шмеля!» Зрители даже вскакивают с мест и кричат браво! Браво! Бис!
Надеюсь, и вы также доброжелательно встретите его.
Извините! Я, кажется, немножко отвлекся. Всё о других, да о других. Главное-то действующее лицо здесь…. Нет, не скажу. Может, сами догадайтесь? Нет? Нуу, если не можете, тогда слушайте меня. Сами же попросили рассказывать обо всех!
…Да, так вот. Есть у меня, кроме основной работы конечно ,в репертуаре и народные танцы. Их я исполняю вместе с Галкой (моя партнёрша).
Галина Петровна Устюжанинова – Галка (так все её зовут): двадцатидвухлетняя брюнетка с карими огромными глазищами и спортивной фигурой. Если она наденет мужской костюм…. Кстати, вы смотрели комедию «Слуга двух господ»? Нет? Жаль! Так вот, она любит играть в водевилях, и это у неё, между прочим, здорово получается.
У нас с ней чисто партнёрские отношения и бескорыстная дружба.
Я же увлечен (безответно) Лилей, нашей драмартисткой - симпатичной, светловолосой девушкой, и прекрасной души, человеком. А она, мне Галка по секрету поведала, безоглядно влюблена в железнодорожного машиниста. Она (Лиля) познакомилась с ним после одного из наших концертов.
Я, обуреваемый ревностью ко всем её поклонникам, страшно страдаю, и даже хотел, наперекор рассудку, признаться ей в своей любви. Только Галка меня переубедила.
Вот такая у меня биография.
О нашем худруке и, одновременно, директоре – Всеволоде Евгеньевиче Светлове, я много говорить не буду. Начальство – оно и есть начальство. Его нельзя обсуждать, а тем более критиковать. В нашей артистической жизни– себе дороже. Шучу! Шу-чу! А то и впрямь подумаете, что я подхалим и лизоблюд первостатейный…, как раз – наоборот!
За что всегда получаю на «орехи» и, как правило, Галка меня потом успокаивает. Она, знаете, настоящий друг! Без понтов! Жаль, что она не Лиля, а то бы я в неё влюбился.
Вообще-то Всеволод Евгеньевич мужик ничего. Иногда бывает даже добрым, особенно, когда наши выступления пройдут без накладок. Мы его видим только на репетициях…, генеральных. Остальное время он в «бегах» – решает административные вопросы - должность, понимаете, такая…, не побездельничаешь.
Об остальных артистах расскажу попозже, а может быть и нет.
Всё будет зависеть от моей памяти - что она вспомнит из нашей дорожной жизни. Память человеческая – она такая, знаете ли, с выкрутасами! Особенно если, как говорится - «Шлея ей под хвост попадёт».
Не знаете что такое шлея? Ну, вот…, опять, что, да почему.
Ладно, поясню, хотя, если честно, я тоже не специалист по этому вопросу – это такой элемент лошадиной сбруи, который продевается под хвост…. Кому, кому! Что, опять не понятно? Тогда, извиняюсь, обратитесь к энциклопедии Владимира Даля - в ней этот вопрос подробно освещён.
Фууу…! Кажется, никого не забыл и обо всех рассказал. Вот, значит, такой у нас коллектив, товарищи зрители.
Что, не обо всех рассказал? Можно об остальных попозже, а? Не могу же я разрывать нить рассказа каждые пять минут. Ну, вот, опять сбили меня с темы.
Так, на чём я остановился? Ах, да...
В принципе, мы все дружим и, негласно, подчиняемся Марие Даниловне - нашей «королеве Марго». Как она скажет, так мы и поступаем. Конечно, в результате получается двойной гнет, но кто-то же должен во время отсутствия самого   поддерживать дисциплину в коллективе. А то, без мудрой головы и твёрдой руки…, сами понимаете, что бывает!
Ну, так вот! Как я говорил вам раньше, наша труппа не из «первоклассных», но артисты подобрались серьёзные (это моё личное мнение), с многолетним опытом (за небольшим исключением) и настоящие профессионалы..., себя я, из скромности, к таким не отношу. Но, если вы считаете, что уж очень я скромен – пожалуйста, у нас в филармонии есть книга «Жалоб и предложений»…, если что, то…
Но третья категория – это вам не вторая, а тем более - не первая ! Нас областная филармония старается держать подальше - в районах области. Короче - мы разъездные артисты, потому что у нашего коллектива нет своей постоянной сцены.
Мы, на такое неуважение к нашему опыту и профессионализму, конечно, обижаемся, и даже высказывали нашему худруку всё, что об этом думаем, но…, как говорит народная мудрость - «Выше дерева не прыгнешь».
Как-то в нашем коллективе ходил слушок, что наш Светлов кому-то не угодил из руководителей КЭБа. Но, надеюсь, всё это сплошные инсинуации. Возможно и, правда, мы слабоваты в профессиональном отношении…. Вы что по этому поводу думаете?
Однако… везде зрители принимают нас тепло, и частенько даже бисируют! Но… начальству сверху виднее - кто чего стоит. Верно, я говорю? Вероятно, не доросли мы ещё до того, чтобы иметь свои «родные пенаты» и не мотаться по городам и весям области.
Я вот, думаю…
Что вы сказали, девушка? Ааа, понял, понял. Вы сказали - «Хватит время тянуть, пора концерт начинать». Знаете, правильное и верное замечание. Главное - вовремя сказанное.
Иии… таак…!
Первым в нашей концертной программе с малосольным…, простите! С сольным номером выступит… лауреат областного смотра артистов эстрады, дипломант…

Глава вторая
Концерты, концерты…
Середина августа. Жара неимоверная. Год выдался плодовитым, и все силы народные были брошены на уборку и сохранение богатого урожая. Нас тоже не оставили в стороне от этого Великого дела. Заходит как-то к нам Светлов и сразу, с порога: «Собрать весь реквизит, а также свои манатки, и на месяц в командировку, в район!»…
А почему не в Москву? – съерничала наша примадонна – Вера Сергеевна: статная, красивая женщина, спокойная и выдержанная – исполнительница песен всех времен и народов. Своим великолепным сопрано она всегда завораживает зал.
Мне, лично, нравятся её украинские песни. Как запоёт она:
Ничь яка мисячна,  зорена, ясная, выдно хоть голки збырай.
Выйды коханая, працэю зморена хоть на хвылыночку в гай.
Я ж тэбэ…
…так у меня даже слёзы на глаза наворачиваются. Может это потому, что во мне течёт половина украинской крови, а может потому, что я скучаю по маме и бабушке. Меня даже во сне они зовут домой, в Никополь. А иногда мне снится наш сад с абрикосовыми и вишнёвыми деревьями, полноводный, величавый Днепр, своё детство…. Но, увы, увы!
Мне кажется, каждый человек должен пробиваться в жизни самостоятельно. Не должен он надеяться на маму и папу, не должен! А то вырастет каким-нибудь не полноценным маменькиным сынком…
О Господи! Простите, опять я о себе, любимом. Ей богу больше не буду!
Так вот, Вера Сергеевна могла себе позволить перебить нашего худрука: во-первых – она примадонна, а во-вторых– пользовалась всеобщим уважением не только в нашем коллективе, но и в КЭБе.
…Командировочные в бухгалтерии и, покосившись на неё, он продолжил - получить немедленно! Ведомость готова. Выезжаем завтра на обслуживание тружеников сельского хозяйства Кокпектинского района, отчеканил он командирским тоном. И пошевеливайтесь - аллюр, три креста!
Он, Светлов, наш «отец родной» - любитель приукрасить свою речь чем-нибудь заковыристым. У него получалось по большей части из лошадиного сленга: вроде – «Овёс за лошадью не ходит», «Не запряг, не нукай», или – «Что ржёшь, как лошадь?» и, тому подобное.
Поднялась суматоха. Хотя мы и ожидали чего-то «такого», но на поверку оказались совершенно не подготовленными к разным там перемещениям, тем более - командировкам.

***
Прошло дней пятнадцать, как мы находились в творческой командировке. Мы с успехом колесили по району, останавливаясь на день-два в каком-нибудь колхозе или совхозе, чтобы выступить с концертом на току или прямо в поле перед бригадой комбайнеров. А в заключение, вечером, на центральной усадьбе мы давали «Большой прощальный концерт».
После концерта – танцы под аккомпанемент нашего баяниста.
Зрителей набивалось в зал Дома Культуры - как селедок в бочке! Трудно, но приятно работать в такой обстановке. И мы старались.
После концерта, валясь с ног от усталости, мы ещё и ещё раз анализировали наши выступления, делились впечатлениями, и старались разобраться в допущенных помарках и промахах. И, в конце концов, если говорить без ложной скромности, нам нравилось быть полезными этим Великим труженикам - днем и ночью не разгибавшим спины, чтобы собрать вовремя урожай и не оставить в поле ни одного колоска.
Нам нравилось, когда на наши шутки зрители смеялись, а при показе драмы плакали. Тогда мы чувствовали единение с этими людьми, пришедшими на наш концерт, чтобы хоть чуточку отдохнуть от повседневных забот и тяжелого, но такого нужного, и такого благородного крестьянского труда. Честь и Хвала им!
При показе наших номеров, хоть мы и готовились тщательно, случались совершенно неожиданные ситуации, доходящие порой до курьёза, а порой – даже анекдотические случаи. На один и тот же исполняемый номер, реакция зрителей в разных районах области – разная. Вспоминается такой случай…
Вы, надеюсь, ещё не забыли что я – конферансье, то есть, ведущий программы, и моя задача не только «объявить» номер, но и подготовить зрителей к правильному его восприятию. Да-да, не усмехайтесь скептически! Ну, например: как вы примете выход артиста, если я просто объявлю – выступает Сидоров? Или, к примеру – Казладоев?  Не очень, да?
А вот, если я объявлю – выступает лауреат межобластного конкурса артистов эстрады, и тд., и тп., и прочее? А? Чувствуете разницу? То-то и оно!
К тому же я должен ещё и заполнять в правильной тональности паузы при подготовке следующего номера.
Так вот. Даа…. Слушайте, что со мной однажды приключилось.
На одном (очередном) концерте мне пришлось спеть частушку, чтобы заполнить паузу между номерами. Зрители были довольны: правда, «бис» не кричали, но хлопали с удовольствием, мне так кажется, даже кто-то засвистел в зале, но на него тут же зашикали, вероятно, чтобы не мешал слушать.
Так и в других районах было, между прочим. Моё пение воспринималось зрителями в общем-то не плохо, и изымать его из моего репертуара в ближайшие десять-пятнадцать лет мы не собирались.
Пожалуйста, не все мои слова принимайте на веру. Меня, как говорит моя мама, заносит иногда.
Даа…, так вот: обводя взглядом зал, чтобы насладиться аплодисментами и успехом, который я вызываю у слушателей в зале, и, особенно у девушек, я увидел в третьем ряду пожилую женщину - она вытирала катящиеся по щекам слезы. Окрыленный успехом своего исполнительского мастерства, я решил, она плачет от удовольствия лицезреть и слышать меня (как молод я был, как молод, неопытен и глуп!).
Ох, уж эта несвоевременно пришедшая в мою голову блажь. Можно подумать что это бес  подтолкнул меня, чтобы не заносился я в своём самомнении сверх меры.
Так вот…. Уподобившись расфуфыренному глухарю (он, когда токует, ничего не видит и не слышит) я с дуру возьми и спроси у неё: «Вам понравился мною исполненный номер?»
Нет, сынок! – вытирая слезы платочком, ответила она. Ты напомнил мне моего козленка (в это время зрители подозрительно притихли, прислушиваясь к нашему разговору) и, после небольшой паузы продолжила - он так же блеет, когда бывает болен.
Вы даже представить себе не можете - какой гомерический хохот раздался в зале! Это было что-то!  Да, да! Это было…
Это полный провал! – завертелась в голове мысль. Меня с треском прокатила, под гром артиллерийских орудий главного корабельного калибра, какая-то старушка, какая-то бабулька-барабулька! Как я мог так опростоволоситься? – казнился я. Не подними я эту тему…, не спроси я у неё…. Господи, Боже ж мой!
Ты только не переживай очень-то. На тебе лица нет, пыталась успокоить меня Галка. Соберись в конце-концов! Тебе нужно концерт довести до конца, ласково поглаживая мою руку, шептала она.
Не сморкаться! Слезы не разводить! – скомандовала королева Марго непререкаемым тоном. У меня и не такое случалось, продолжила она. Я вам, молодежь, когда-нибудь расскажу. Ахать будете! Но, скажу по большому секрету, конечно, только вам...
Знаете, мы так и не дождались её откровений. Никогда! Никогда-никогда!
Что случилось, а? - заинтересованно насели на меня другие артисты, не понявшие сути дела, но на всякий случай «Навострив ушки на макушке». И, любопытствуя, и заранее предвкушая возможность позубоскалить над своим собратом-артистом, придвинулись вплотную.
Давай смелее, приказала Марго и вытолкнула меня на сцену. Работай! Ты же артист, и добавила - настоящий..., так я думаю. У тебя, Миша, есть будущее.
И я довел его, этот концерт, до конца. Сыпал шутки-прибаутки, объявлял очередные номера и улыбался, улыбался!
Улыбаться, даже при плохом самочувствии и болях в сердце – наш удел! Так нас учили старшие товарищи. А вы говорите…!
Даже "обкатанные" номера иногда проваливаются. Многое зависит от, казалось бы совершеннейшей мелочи, нюанса - возникшего во время представления.
Пришлось нам эту злосчастную частушку срочно изымать из моего репертуара. А я с тех пор перестал где-либо, что-либо, когда-либо, петь!
Перестал петь даже в хорошей компании, среди близких друзей, и под рюмочку с солёненьким огурчиком. Всё! Отучила меня бабулька!
Хотя, друзья иногда, под хмельком, и говорили мне, что зря я свой талант в землю зарываю, не права та бабушка была. Ох, как не права!
Впоследствии, по мере накопления опыта публичных выступлений, у меня уже не случались такие ляпсусы. Я был осторожен. Ооо..., я был очень осторожен в словах! Как я был осторожен!

Глава третья
Новая роль
- Миша-а-а! – услышал я голос Марии Даниловны. Михаил, подойди. Послушай, что я тебе скажу. У меня появилась неплохая идея. Я придумала небольшой, минут на пять, юмористический номер…
- Я-то здесь, с какого-такого боку? У меня, Слава богу, и нашему худруку, столько нагрузок, не считая профессиональных...
…Как это, с какого?! – Мы с тобой и Лёней, втроём, разыграем коротенькую миниатюру. Говорить будем по-украински. Я и текст…
- Почему это по-украински? Я же в нём ни бум-бум – невежливо перебил я её.
К тому же я просто не могу. У меня своих забот полон рот. Задействуйте Эдика. У него кроме танцев–манцев и «хлопанья» наклеенными ресницами, никаких нагрузок.
…А потому, дорогой, продолжила она, как-будто не я только что ей всё про себя и Эдика сказал - в этом районе большая диаспора украинцев…. А Эдик..., Эдик не подходит потому, и покачала у меня перед носом пальцем, потому что у него... не мужественный вид.
- Тогда Юрия Ивановича возьмите. У него очень даже мужественный вид, и усы... казацкие, чем не "Запорожец за Дунаем!" - попытался я перевести стрелки.
-Тебе бы всё хиханьки да хаханьки, а тут серьёзное дело. Юрий Иванович староват для такой роли.
- Для какой, такой роли? - забеспокоился я, - нет, нет, даже не уговаривайте.
- Ну Мишенька! – Ты же понимаешь, – взяв меня за пуговицу на рубашке, продолжала уговаривать она меня, - нам необходимо, хотя бы изредка, обновлять наш репертуар. Ну, ты же умница, всё понимаешь…. Согласен? Да и текст совсем-совсем коротенький. Всего-то по нескольку слов на каждого. В основе – действие.
- Марго, я же не могу и номер объявить и, одновременно, загримироваться! – продолжая сопротивляться, привёл я последний, думаю, самый сильный аргумент.
- Ничего, Галина тебя подменит, ей не привыкать. Я с ней поговорю. Надеюсь, она согласится.
- Оно ей надо?
- Надо, надо. И ей надо, и всем нам, надо. И... никуда она не денется, если Я   попрошу.
- Сомневаюсь.
- А ты, Мишенька, не сомневайся! Всем нам надо помогать друг другу.На то мы и коллектив! Ты понял? Кол-лек-тив!
Мне больше нечего было возразить на так поставленный вопрос, и я, скрепя сердце, согласился. Для сопротивления напору Марго требуется более сильный характер - я же был против неё, как говорят в народе - слабоват в коленках.
Леонида она быстро "уговорила". Он, зная её напористость и пробивной характер, особо не сопротивлялся.
От неё не отвяжешься, позже, когда мы остались одни, сказал он.
Прочитав текст и уточнив некоторые детали своего монолога, он лишь был не уверен в реакции худрука. Я тоже надеялся, что Светлов «зарежет» миниатюру.
Совместными усилиями придумали название миниатюре: «О-ох!Та нэ любы, двох!»
Ознакомившись с содержанием, Светлов дал нам зеленую улицу, но предупредил, строго посмотрев на каждого - если, не дай бог, зрители не примут её (миниатюру), а тем более освищут…. Тогда я покажу вам «кузькину мать» и при этом, для наглядности, показал на свой ремень.
Странно, как это он забыл про лошадей и овёс упомянуть! - подумал я и нахмурился: не «зарезал» худрук произведение королевы Марго, не «зарезал»! А я такие надежды возлагал на него.
- Не освищут. Поверьте моему опыту, - заступилась за свое детище Марго.
И, действительно, не только не освистали, а приняли очень даже хорошо. До конца нашей командировки мы её подшлифовали, обкатали, и впоследствии частенько включали в репертуар наших концертов.
Забегая вперёд, скажу - этот номер одобрило руководство филармонии и рекомендовало включить в программу другим коллективам.
А вы говорите - третья ка-те-го-рия! Тре-тья ка-тего-рия! Вот так-то! Знай наших!

Глава четвёртая
На отдыхе
Колеся по району, мы, хоть и редко, но находили окно для небольшого отдыха, а возможно и сама судьба помогала нам?
При таком плотном графике выступлений: кстати, предложенном администрацией района, мы, без отдыха, давно бы свалились с ног. От усталости накапливалась раздражительность. По малейшему поводу могла вспыхнуть ссора, и погасить её стоило большого труда.
Поэтому, выпадавшие нам часы расслабления на природе, давали новый заряд энергии, снимали усталость, и раздражение уходило.
После отдыха где-нибудь в тени тополей, у прохладного ручейка, снималась напряжённость в коллективе, сами собой исчезали обиды и недовольства друг другом и, как это ни парадоксально, мы снова сплачивались.
За день до возвращения из командировки в город, после утреннего выступления в одном из отделений очередного совхоза, мы возвращались на центральную усадьбу. Проехав километров десять-двенадцать по грунтовке и наглотавшись пыли (ехали кратчайшей дорогой), мы остановились перекусить - чем Бог послал.
Место встретилось изумительное. Справа, в тополиной роще, журчащий прохладный ручей, а возле него небольшая уютненькая полянка, окруженная кустами черной смородины.
Слева от дороги – скалистый холм, высотой метров десять-пятнадцать, а может быть и все двадцать, с геодезической треногой на вершине. Он кое-где зарос колючим кустарником, в промежутках которого проглядывали огромные валуны, освещенные полдневным жарким солнцем.
Перекусив, решили немного поваляться в тени и переждать дневную жару, чтобы не трястись в душном салоне автобуса.
Прошло не более получаса и мы, молодежь, заскучали, это было очень заметно по моим товарищам. Энергия переполняла нас - её необходимо было расходовать, но вот куда?
Галка, Лиля и Вера Сергеевна о чём-то шептались, затем, к ним присоединились королева Марго и баянист – Юрий Иванович, а потом подтянулись и остальные. Даже Всеволод Евгеньевич стал прислушиваться к их разговору. Оттуда слышались легкие смешки, и в нашу сторону нет-нет да кто-нибудь бросал хитрый, насмешливый взгляд.
Володя, Леонид, Эдик и я, отдыхали несколько в стороне от остальных, но нас начало разбирать любопытство– о чём могут шептаться в той, искоса бросающей взгляды в нашу сторону, группе?
Зная озорной характер Галки и любительницу «подшутить», Марго, мы заподозрили неладное. Так и случилось.
- Эй, ребята! Идите сюда! – позвала нас Вера Сергеевна, приглашающе помахав нам рукой.
- Нечего бока отлёживать ,- добавила, посмеиваясь, Галка. Тоже мне, рыцари! Ишь, разлеглись, а дамы скучай.
Предчувствуя какую-то каверзу с их стороны, мы, поднявшись, с опаской приблизились. Но и любопытство, с другой стороны, нас одолевало - что ещё за розыгрыш придумали эти шутницы?
- Мы тут посовещались, - с озорным блеском в глазах, сказала насмешница, Галка, - и решили устроить рыцарский турнир…
Увидев наше замешательство и легкое недоумение, она добавила:
Вы, ребята, не переживайте, суд будет честный и беспристрастный, - произнеся эти слова, она моргнула правым глазом.
- Вам же хочется размять косточки и показать свою удаль молодецкую перед благородными дамами? - помогла ей Вера Сергеевна, и серьёзно добавила, - храбрецы! Орлы!
- Что, мужики! Струсили? – стал подначивать нас и Юрий Иванович. – Слабо лёгкой физкультурой заняться? Не-е-т, не чувствуется в вас гордости за свой пол.
- Эх! Мне бы пару десяточков лет долой. Показал бы я вам – какие раньше молодцы были, - стал подзуживать нас присоединившийся к ним, Светлов.
- Победитель в награду получит, конечно, по приезде в город, бутылку шампанского, - стала соблазнять нас коварная Мария Даниловна и…
- Поцелуй королевы Марго. Нашей королевы, не какой-нибудь там... - подсказала шутница Галка, нисколько не смущаясь.
А для наглядности, что другие королевы по сравнению с нашей - так себе, покрутила в воздухе рукой, а затем продолжила: «Представьте себе, сразу после турнира и… при всём честном народе».
Вот зараза! – ахнул я, не могла уж свой поцелуй подарить, или хотя бы Веры Сергеевны, а ещё лучше…. Я бы с большим удовольствием Лилю поцеловал, а не Марго. Я бы даже в мыслях не держал, что проиграю, если бы мне в качестве презента она предложила поцеловать Лилю.

***
Не разговаривать же на расстоянии при такой серьёзной теме, и мы подошли к ним ещё ближе. Естественно, выдержать такой напор «общественности» мы не смогли и, посовещавшись, позорно сдались на милость победителей, то бишь прекрасных дам и всего "общества".
-  Прошу ознакомить нас с условиями соревнования и местом проведения, - взял бразды правления в свои руки Володя. –И, пожалуйста, поподробнее, - добавил он и, как настоящий идальго, отставил ногу и помахал перед собой вместо шляпы пилоткой из газеты.
- Да-да, поподробнее, - включился в игру Леонид. Не упустите никаких мелочей, добавил он. – Ведь мы рискуем своими молодыми жизнями только за одну лучезарную улыбку прекрасных дам и поцелуй королевы.
Ага! – послышался чей-то голос. А бутылка шампанского не в счёт? Что? Забыли?
- Условия таковы, - сначала окинув нас оценивающим взглядом, а затем, повернувшись в сторону холма, начала Вера Сергеевна, - вы, по взмаху руки королевы, быстренько-быстренько поднимаетесь на вершину холма. Вот до той железной штуковины, и показала рукой на железный треугольник, торчащий на вершине. И, кто первым там окажется - тот победитель.
Тяже-ло-о..., решил я, прикинув расстояние. Да ещё на пути этот чёртов колючий кустарник… Здорово влипли! И отказаться теперь невозможно, скажут – струсили.
Мы, поглядывая друг на друга, не знали на что решиться. Думаю, у каждого из нас в голове крутилась одна и та же мысль – более дурацкой затеи они ничего не могли придумать? Это же, не по асфальту бежать, или там, по зелёному газону, это же по камням прыгать, да ещё в гору…. А кустарник? Они, как видно, ни разу в жизни через колючки не пробирались.
Пауза затягивалась.
- Ааа, была, не была! – решил прервать я её. Помирать, так с музыкой. Ста-но-вись!

Глава пятая
Соревнование
Став в один ряд у черты, проведённой обломком ветки Юрием Ивановичем, и приняв стойку настоящих спринтеров - то есть, согнувшись в три погибели и выставив худые зады, мы приготовились совершить «подвиг» во славу наших дам.
Марго взмахнула косынкой, а Юрий Иванович, чтобы было совсем понятно, крикнул - Пошел!
И мы рванули!
Я мчался, не разбирая дороги. Ломился сквозь колючий кустарник как танк. Смотреть по сторонам было некогда. Мне было не до моих соперников. Думаю, им тоже.
Взбираясь вверх, нужно было смотреть под ноги, и в тоже время не терять из поля зрения маячившую на вершине треногу.
Скача с камня на камень, с валуна на валун, словно горный баран, я хоть и не очень резво, но всё же поднимался всё выше и выше.
Сверху палило солнце. Валуны источали жар, словно это были не просто валуны, а настоящие доменные печи.
Пот заливал лицо, лез в глаза. Сердце бешено колотилось, пытаясь выпрыгнуть из груди.
Я устал! Не знаю, как другие, но через десять метров подъёма по валунам, да ещё с набитым во время обеда брюхом...
Ох, до чего же я устал! Господиии! За что наказуешь ты нас так тяжко?
У меня в голове мелькнула мысль - да пропади оно пропадом это рыцарское соревнование! Сейчас лягу и буду лежать, пока не позовут, иначе…, иначе помру здесь не за понюх табаку. А насмешки? Насмешки…, я их как-нибудь переживу.
Ставя ногу на очередной валун, я краем глаза увидел чуть шевелящуюся пёструю ленту.
Змея!!! – пронзила испуганная мысль. Змея заползла на валун погреться на солнышке?!
Всё, мне конец! Отпрыгался добрый молодец во цвете лет!
Будет жить Мир без тебя, Кутузов, а тело твоё, молодое и красивое, с огромным удовольствием будут лопать разные там жучки-червячки.
Брр!
И словно искры из костра, замелькали в моём мозгу мысли и картины моей скоропостижной смерти.
В самый последний миг, уж не знаю каким чудом, я смог направить ногу чуть правее змеи и не наступить на неё.
Я прыгнул с валуна так быстро, что змея, наверное, даже не поняла, что это рядом с ней появилось и тут же исчезло! А может она разомлела на солнышке и не успела среагировать? А может её солнце ослепило? Сто, тысяча "а может", и ни одного ответа.
Я помчался, пыхтя и отдуваясь, вверх со скоростью курьерского поезда.Только в отличие от него, я гудки не подавал…. Да какие уж тут гудки? До гудков ли мне было?
Я убегал от змеи. Убегал от собственной, и такой близкой смерти я убегал!
Где-то в кустарнике, а может среди валунов, я потерял один туфель.
Я ломился словно бизон сквозь любые преграды, не чувствуя босой ногой ни острых колючек, впивающихся в ногу, ни режущих острых камней. Господиии! Как я бежал…! Я никогда в жизни так не бегал!
Будь это настоящие соревнования на стадионе, в присутствии тысяч зрителей, я победил бы всех, честное слово! Победил бы… даже-даже самых титулованных спортсменов! Самых, самых!
И вот, я на вершине!
Никого! Я первый! Я победил! Да здравствует Миша Кутузов! И ещё раз – Да здравствует! Я же говорил, что проворнее меня никого нет. Да я...
Упиваясь победой, и чуть отдышавшись, я огляделся вокруг. О Боже! Привалившись спиной к треноге, полусидел, полулежал Леонид. Его грудь ходила ходуном. Он тяжело, с хрипом, дышал, но счастливая улыбка озаряла его лицо.
Я - не победитель, огорченно подумаля. и тут, молнией прожгла мысль - а где же остальные «доблестные рыцари» -Володя? Эдик?

***
Чуть позже нашёлся Володя. Он сумел подняться чуть выше середины холма и сидел, отдыхая. За валуном и кустарником его не было видно.
Когда мы с Леонидом спускались с вершины холма, он поднялся и приветственно махнул нам рукой.
А Эдик? – спросите вы.
Он оказался умнее и дальновиднее нас. Он вообще не побежал, он стоял среди болельщиков, ничуть не чувствуя себя уязвлённым или униженным, и лучезарно улыбался.
Минут через тридцать, совместными усилиями всей труппы,нашли мою «туфлю». А змею мы не нашли. «Напуганная», она, скорее всего, поторопилась заползти в свою нору. Ну их к бесу! – наверное, подумала она. От этих придурков, человеков, ничего хорошего не дождёшься. Чего прыгают? Чего скачут? Никакого покоя от них.
Кто же победил? – спросите вы.
Победила дружба! – так решили дамы, и всех поцеловали, конечно, кроме Эдика, да и то, после того как мы сполоснулись в ручье.
- Пора ехать! – поторопил нас Светлов. Мы подзадержались.
Отыграв Заключительный концерт в районном Доме Культуры, и наслушавшись благодарственных речей от руководства района с вручением Почетной грамоты, мы на следующий день выехали домой.
«В гостях хорошо, а дома лучше!» - так гласит народная мудрость.
Возвращаться домой приятно, особенно к тем, кто тебе дорог, и кто с нетерпением ждет твоего возвращения.

---<<<>>>---



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 31.03.2018 в 06:23
© Copyright: Лев Голубев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1