Крила. Глава 38


02.10.2015 Отец –молодец в том, что приехал к Брату. Отец может там полноценно расслабиться, не в пример тому, как приехал решать свои вопросы, и Пых его там особо и не развлекал. Может, он почувствовал, что я на него «скидываю отца с его проблемами», поэтому ему тоже с ним недосуг было сидеть и заниматься и он свалил в город, уехав отдыхать-бухать. Не знаю, как Брат ему организует досуг в плане катания на яхте, или романтического ужина на крыше, как он планировал развлекать девушку в случае приезда к нему, но все будет иначе. Это хорошее начинание для Отца, попробовать приехать, главное начать. Отец видел другие города, только навещая своих родных братьев, когда ездил с нами всей семьей на машине и потом отдельно с мамой и Братом, когда я уже учился. И эта культура- приезжать в гости и навещать все время мне казалась безнадежно утраченной- мы все время стремимся уехать отдохнуть на курорты и моря, в заповедные края и далекие страны- и практически никогда не стремимся увидеть своих родных и близких братьев и сестер как будто это что-то маловажное, в низком уровне приоритета.

И Отец не был в глухой провинции, когда Брат там работал, и согласен, что город не так интересен и впечатляющ, как курорт, поэтому не был достоин его высокого внимания. Отец оживился тогда, когда все стало на порядок сложнее и закрученнее. В курорте все по-другому. Совсем другое дело. Здесь можно жить ярко и интересно. Курорт- город контрастов. Я сам живу то в одном, то в другом городе, и это хорошо сказывается на мне, оно тренирует мои адаптивные способности, обеспечивает мою приспосабливаемость, это заряжает определенной энергией, это дает новые точки роста. Один товарищ, который признался, что состоялся, как бизнесмен, только благодаря друзьям, и благодаря семье, и тем людям, которые ему помогли, как дядя из компании, который приглашал меня на работу и к сотрудничеству. Занимался бы также общим или семейным бизнесом, или делом, я тоже как-то бы развивался и состоялся. Но я выбрал иное, я выбрал, где проще всего, работать по найму. Да, следует откровенно признать, что в этой работе ты все равно от всех зависишь. Может, ты не зависишь тем, что над тобой нет начальников, но на тебя все равно давят, ты все равно находишься не в пассивно-инертной среде, а все равно оказываешься под прессом, то фискалов, то еще каких контрольно-надзорных органов и контрольных напастей. Все равно к тебе будет внимание. Все равно его не убудет. На то и щука, чтобы карась не дремал.

03.10.2015. Когда-то одноклассник сказал мне в 9-м классе: «Вот, у тебя отец офицер, а у меня отец сантехник». Посыл его речи был в том, что мой отец много получал по тем меркам. И зарплата высокая, и социально престижная работа и привлекательная должность, а это как раз говорил, когда был 1994 год, и был полный кризис неплатежей. Просто у народа сформировалось такое расхожее мнение о военных, которые живут в достатке. И вот, уже потом после учебы, снимая за половину моей зарплаты однокомнатную квартиру, я видел, что сантехники более обеспечены, потому что имеют прикладные навыки, постоянно востребованы, и их труд оплачивается, не в пример мне. Есть постоянная халтурка, возможность подработки, «поработать на себя». Так как «хороший маляр зарабатывает больше, чем плохой художник». Это искушение поработать на себя, постоянно подводило. Заработать деньги своим умом не получалось из-за конфликта интересов с проблемными людьми. И в девяностые, такие рабочие люди, у которых золотые руки, более были нужны, когда народу казалось, что внешних угроз стране нету и «зачем стране, вообще, нужна армия, ведь мы ни с кем воевать не собираемся!». И когда я увидел воочию этого «яппи» или «ВИП- сантехника», более «белого воротничка», чем я, у которого все пальцы были в перстнях, меня постиг реальный «разрыв шаблона». И я думал, зачем им это надо, обеспеченным людям, заниматься непрестижной черновой работой, тогда как я занят непроизводительным интеллектуальным трудом? Казалось бы, ПТУшники, с трудом себя кормят. Как оказалось, нет. Оказалось, что этот вклад, занятие, умение и вложение, на каком-то этапе нашего развития обошли «высокий социальный статус», престиж «интеллектуального труда», и разовая халтура или какие-то частые заказы, природная предприимчивость давали возможность сантехникам лучше реализоваться, быть более успешными. Профессия «золотарь» и реально оправдала свое самоназвание, стала работа оплачиваться, как золотой, в то время как люди умственного труда, в том числе и я, перебивались, чуть не впроголодь, держась на «голодном пайке», и семью я не заводил до поры, до времени, потому что не решался с мыслями, оттого, что не был уверен, что смогу ее прокормить на одну зарплату.

И здесь нужно принять как данность, если мы беремся за показатели нашего клуба бывших одноклассников, то мы все востребованы, мы все чем-то заняты, мы, по крайней мере, трудоустроены и работаем, вот в чем благо и преимущество. Вот что хорошо, мы обеспечены благодаря работе, и мы реализуемся. И как бы я не завидовал однокласснику в том, что он состоялся, как творческий человек, для меня, творчество на данном этапе это сложно, труднореализуемо. Хотя бы потому, что для меня или творчество, или работа, когда ты востребован, все остальное работает только в плане факультатива, когда есть лишнее время, которого почти никогда не бывает, когда оно все тратится на семью.

Сегодня после обеда я сказал, как раньше, в городе, где жил и работал, я пришел поесть домой на обед, и тоже только улеглись, чтобы немного полежать после обеда. Там, в обеденное время, мы ложились вместе, чтобы я мог немного вздремнуть, и Жена закидывала на меня одну ногу. Действительно, мы не меняемся, и декорации-то особо не меняются. Меняются только незначительно окружающие нас вещи. Меняются города, страны, меняются окружающие нас люди, но не существенно. Эти изменения не суть, они не кардинальны. Мы сами не меняемся. Мы остаемся неизменными. Все, что происходят в нас какие -то перемены и изменения, они ведь существенно-то и нас не затрагивают. Нам комфортно в любой среде. Везде, даже на работе, нас окружают и тролли и энергетические вампиры, паразиты и «офисные монстры», которые мешают нам жизнь, чтобы мы были осторожными, и не трепались лишний раз языком, были внимательны к себе, сдержанны, вели себя подобающе. И поэтому, когда кажется, что ты изменишь привычный круг вещей, изменив что-то в твоей жизни, город, работу, место жительства, или обыкновения и привычки, ничего не меняется. Твое бегство из зоны комфорта никуда не приводит. Ты не можешь убежать от себя, как бы ты не пытался себя убедить и успокоить, твои шансы укрыться от себя безуспешны. Твои попытки спрятаться ничтожны. Причина в самом тебе, в неразделенности твоих мечт, желаний и устремлений, в бесшабашных попытках жить не скучно и «управлять процессом». В любом городе- в глухой провинции и в самом сердце метрополии, где жизнь бьет ключом- ты всегда бежишь от самого себя, выстраивая себе этот контур и периметр комфорта, пытаясь вымутить себе уютное гнездышко.

В основном у меня сидячий образ жизни, я сижу за компом, от такого у меня больше возможностей двигаться, быть на открытом воздухе, как-то развлекаться таким образом. Да, поэтому это важная дилемма «или творчество, или работа». Если у тебя есть достойная работа, которая тебя в полной мере занимает, то и сама превращается в творчество. Ты стенаешь от того, что не можешь открыто заниматься творчеством, но сейчас непомерно большие риски, связанные с политическим прессом, и преследованием за инакомыслие в какой-то форме, оно все равно, есть, присутствует в какой-то форме, оно и реализуется, и от этого никуда не деться. Это жестокая реальность, и рискованно что-то писать, зачинать что-то серьезное, честное и правдивое, без изъяна и натяжек, и начинать, зная, что есть определенный предел и мысленные заперты и ограничения, какие-то условности. Короче, есть законные рамки для всего, и просто в них нужно укладываться, и им следовать. Просто любой автор, натура творческая, свободолюбивая и дикорастущая, изначально у которого нет тяги к конформизму, который позиционирует и дерется за свободу, как за химеру, как за некую условную точку. За которой просто становиться серостью и ты, только начав творить, поймешь, что есть черное и белое, «контрастный душ», поймешь, как ненавистна эта серость, и все, что ты делаешь, это просто калька жизненной серости в том, чего ты прагнешь, к чему ты стремишься, чего ты держишься, как ориентира. Все авторы одержимы прокрастинацей, игрой слов, самокопированием и самоповторами. Все эти действительные муки творчества, поиски музы, и все это просто какие-то фетиши, которых в реализации не существует, это все уже давным-давно набитые и изъезженные темы. Интересно показывать то, чего нет. Разворачивать зрителя лицом, и на фоне этого бесстыдства, которое происходит, что-то начинать, какую-то инициативу, которой мог бы стать мой проект про национальности, типа этносферы, где бы разбирали поведение участников, судя по стереотипам, связанных с национальностями. Все мы обкатаны в том плане, что живем и работаем в мультикультурных коллективах. Все мы общаемся и взаимодействуем между собой, рождаемся в одних городах, растем и живем в других, работаем, и постоянно, как кочевое племя, мигрируем, в поисках ключей жизни, и за нами тянется, как шлейф и как след, наш жизненный опыт и прочитанные нами книги. Мы все несем определенные издержки общения и оргехи воспитания, и сами характеры и знаки зодиака накладываются на темперамент и наше поведение. И здесь, я бы просто брал разные жизненные ситуации, как-то: обсчет в магазине, реакция на пробки, реакции на то, как наступил в транспорте на ногу, реакция о той задолженности, которую нужно уплатить, реакция на то, как вести себя в непривычной ситуации, это все проверять на том, как реагируют национальности. Смесь шоу «Голые и смешные» на формат, как реагируют не мужики и бабы, а как представители разных национальностей, и все будет сделано именно, как шоу, с обсуждением, с обсуждением «болевых точек», именно с решением проблем разными людьми, и упор будет сделан на том «никогда не думай о людях по их национальности», это вынести в титры и в заголовки, показать все существующие риски, и показать, что люди разных национальностей могут успешно взаимодействовать, и решать разные задачи. Нет никакой фобии и предубеждения в отношениях, и все, кто распаляет этот костер, все, кто пишут в Интернетах, они просто не отдают себе отчет, просто не понимают ни угроз реальному положению дел и не просчитывают последствий, проявляют недальновидность, инфантильность и осоловелую политическую и общественную близорукость. «Нам здесь жить», и нам «нужно куда-то идти, чтобы оставаться самими собой» или «никуда нам не деваться», «нигде не спрячешься», «прятаться поздно», а для этой цели мы должны быть общественно и политически сознательными людьми. И если общается, то о наболевшем, если сопереживаем, если держимся, если помогаем, если мы видим решения проблем, если видим ключи, то мы должны это и воплощать в жизнь и подсказывать решения власти. Ни одна из моих инициатив и замыслов не была реализована на практике, хоть я и написал кучу писем. Не сняли ни по «Зашатнику», ни по «Сувениру» фильма, несмотря на то, что тема протеста стала актуальной и злободневной, прочухали, упустили момент, профукали вспышку. И это преступно.

Вот, все родились в один день: моя крестная дочь, Брат и Ежик, что у них общего? Что у них реально общего? О чем можно судить, потому что абсолютно разные, и не похожие друга на друга люди, которых я наблюдал в совершенно разной обстановке. Не могу привести общие черты, хотя они родились в один день, и у них должно быть много общего.

Вот я водить учился на машине «Шкода», а Бабушка постоянно употребляла слово «шкода» в значении «ущерб, убыток», когда говорила «шибку разобьешь, ах ти ж грiх», типа «разобьешь окно», в которое я настойчиво лупил кулачком, подавая ей знак из дома на улицу, сидя у Бабы Севы на пружинной кровати.

Лоху сделали предложение, просто так говорила подруга, что «У вас все устроено, а я, как говно в проруби». Она заслужила свое счастье, и плюс самое главное, что 03.10.2015 (символично, что за день до дня рождения Брата) сделали долгожданное предложение «руки и сердца», а если Брату она нравилась и их жизнь могла сложиться иначе, ведь она ему нравилась, он сох по ней, он страдал. Когда-то и я репетировал все, что я скажу мужу крестной сестры или мужу Блонды, типа «береги ее, она могла быть моей». Но это самый дешевый понт из возможных, потому что, если так оглядеться, то этот собеседник может задаться самым простым вопросом в лоб: «А что сейчас имеет твоя жена? И почему ты так не состоялся, не выкристаллизировался во владельца собственного бизнеса? В том, что ты не стал медиа- магнатом, что ты вообще много всего, чего и что ты не сделал, что ты не воплотил в жизнь. Это все твои амбиции, это все твои бесполезные начинания, это все твоя прокрастинация оттого, что ты не пошел учиться в нормальные учебные заведения с именем, оттого, что не написал кандидатской, от того, что не получил второе высшее, оттого, что не начал строиться, оттого что не зарегил на себя фирму, и не стал заниматься бизнесом, оттого, что не много чего, когда можно было. Все твои «не», в которых ты не реализовался. Поэтому вся нарочитая красочность и яркость твоих реплик и фраз мгновенно тускнеет и стремительно теряет какой-либо вес и значение, как только ты начинаешь подводить определенный знаменатель под свой возраст, подводя промежуточные жизненные итоги.

Не завел детей, когда можно было, все откладывал на свою финансовую состоятельность, когда подготовишь и унавожишь почву. Все эти «фи» сейчас и срабатывают, ты видишь, кем ты стал, ты видишь дело рук своих, и ты понимаешь, что ты далек от того потенциала, который можно было реализовать, а ты его безнадежно просрал, ты упустил свои шансы, ты разменял все, ты провеял свои лучшие годы, и упустил их по ветру, поставив не на тех лошадей, не на ту карту, не на ту масть. Когда Буду! позвонил и предложил мне работу, пойти к ним на собеседование, я подумал, что так было бы вовсе безответственно устроиться в контору, ждать, когда начальник уйдет в отпуск, и свалить. Просто уже выйти на другую работу на собеседовании, и так не делают. Предупреждают заранее, если уходят, то готовятся к этому. Он реально такой сказочник, такой прожектер, все время держался за эту державную службу, за «государеву». Все время держался в бюджетных местах, как Максим Аверин, который все время играет бюджетников, то «Склифосовский», то «Глухаря», сериал, который смотрит мой Отец. Отец говорит, что специально смотрит сериал «Глухарь», потому что актер Максим Аверин на меня похож, выбирая и сравнивая с популярным актером и исполнителем.

То, что отец поехал к Брату, приехал практически без предупреждения, это важный знак. Отец стал больше внимания уделять семье, или просто он реализует возникшие финансовые возможности, чтобы развлечься. Пробует не отдаляться от близких, это показывает то, что отец все переоценивает, он говорит, сетует, что работы много, и в церкви, и на работе, и он сильно устает. И я сказал ему, чтобы он не работал на износ, чтобы он себя не мучил, берег лишний раз. Хотя я понимаю, если он не будет этим заниматься, это не будет его дисциплинировать, и будет расхолаживать, он себя запустит тогда. Он меня увидел с бородой, сказал: «Ты сейчас отпустил?». Да, сказал я, хотя не сказал, что прошло больше года, как носил бороду. Он неожиданно для меня сказал: «Борода должна быть привлекательной, совсем как у Дяди Володи. Она должна быть располагать к себе. Должна быть эстетически красивой. Запомни просто 3 черты бороды, подсказал Отец, как будто был сочинителем «трактата о бороде». Он сказал не просто как ценитель, а просто, как и знаток бороды, но не ее носитель. Отец так сказал, как бы разбирался в ней, если бы ее сам некогда носил, и знал, каково это по ощущениям, следить за ней.
Мы недооцениваем общение с Отцом, оно у нас осуществляется в каких- то бытовых формах. Но Отец и сам по себе интересный собеседник, несмотря на то, что он «на своей волне». Он интеллектуал, человек эрудированный и образованный. Я сказал, что ушел работать в новую отрасль, что я сменил работу, и уже вовсю работаю на новом месте, плюсы работы я ему не обозначил, но это тема для отдельного разговора. Отец так и не понял смысла того, что я сказал, что «спасибо за машинку», потому что Сын катался на машинке, после того, как я сказал, что купили машинку, и у тебя почетное место сзади, с Сыном, где автокресло, а потом я навел на Сына камеру, где он катался на машинке. «На этой машинке покатаете?»- переспросил Отец, и я подумал, что Отец толком и не понял, про какую же машину идет речь. «Нет, наша большая машина» сказал я, а потом Сын пошел и стал двигаться вперед на машине, Отец это увидел и он увидел еще, как Сын бегает и танцует. «Он совсем повзрослел, совсем большой стал мальчик!»-восхищенно и с одобрением сказал Отец, оценивая внешние перемены, которые представились его глазам. И я понимаю его тоску, и его не разделенное желание быть с близкими. То, чего он себя сознательно лишал на фоне стольких лет. 17 просранных лет. Вот как это называется. Все это время Отец тупил. За это время можно было бы сделать много чего, за это довольно-таки долгое время. И я попытаюсь устроить ребят, взять их на нормальную работу, устроить всех, кого смогу, я начну, я попробую, может, у меня получится, на почве обустройства чужой жизни, я параллельно веду и обустраиваю свою, как могу. Так и веду дела, у меня все выйдет. Я помогу им, и они в чем- то ответно помогут мне. Они будут иметь передо мной какие-то моральные обязательства. Отец так говорил, что по лицу он показался мне похож на Уиллема Дефо и Тетю Нину, с иссеченным морщинками лбом, манерой говорить. С высоким обезьяньим лбом, папа мне всегда похож на обезьяну, при всей его красоте. И я во многом думаю, что у меня тоже самое лицо, когда я смеюсь, такая же улыбка. Брат показался на фото со сделанной в самом дорогом салоне прической, и я понял, что так, как себя Брат любит, так себя больше не любит никто, и никто не придает такое гипертрофированное значение собственной внешности. Я гораздо равнодушнее к ней отношусь, я же не актер, я же не хожу снимать баб, поэтому у меня к своей внешности достаточно потребительское отношение. Главное, себя не запускать, быть опрятным по дороге на работу, а какое-то повышенное или гипертрофированное внимание к своему внешнему виду к себе самому, мне кажется избыточным и несвойственным мужчине. Нужно относиться спокойней, чтобы себя не запускать, чтобы выглядеть выигрышно, но быть лакомым куском, и быть просто «парнем с журнала» или «как с обложки», «с картинки», это для актеров. Мне это определенно не нужно. В любом случае, новость о батином приезде к Брату выглядит для меня более выигрышно, чем приезд его телки, раз он с ней связывает определенные ожидания. Просто она политик, и у они связаны своими условностями и обязательствами. С ней трудно, с ней придется перекраивать планы. С ней будет все наперекосяк, и она способна будет поступиться, чем угодно, если ставить перед собой цели. Это абсолютно не ориентированный на семью и личные отношения человек. И я думаю, что Брат не особо будет рад роли «бесплатного приложения» к такой персоне. Если не быть лидером в отношениях, если все устраивает, если держаться тени, то да. Просто Брат сам тот человек, который любит публичность, и поэтому связь для него с ней, это определенный входной билет, возможность приблизиться к политикуму, и к светской тусовке, возможность получить какие-то дивиденды, возможность себя преподнести, возможность себя попиарить среди общества совсем другого пошиба. Просто прежде удела всего добиваться своим упорным трудом, угорать, погибать горбатиться, прозябать и пахать по-честняку, или «все и сразу» получить благодаря постели и связям, вот в чем вопрос, через какой уровень решать эти все проблемы, через что переступить. Не знаю, какую он выберет дорожку, не знаю, как сложится его жизнь, хочется пожелать ему удачи в его судьбе, а я сосредоточусь на своей писанине. Получается, что я более всего озабочен написанием моих дневников, чем коррекцией своих сочинений. Пока пишется дневник, столько проходит событий. У людей меняется на глазах их картина жизни. Жена сказала, что Брат начал смотреть «карточный домик». В нем видит, как все происходит в жизни политиков. Видишь, как все всех кидают, видишь какая-то беспринципность творится, как Суворов говорил «политика это тухлое яйцо», и ты в отношениях с девушкой должен знать и представлять себе, давать полный себе отчет, что с именно с таким человеком, не ровней себе, а совсем другого склада, понятий, морали и категорий ты, возможно, свяжешь судьбу. Где люди не брезгают тем, что торгуют своей совестью, предают, подкупают, не гнушаются ничем, лезут к этой пирамиде власти, пытаются удовлетворять свои желания стяжательства, алчности, тщеславия и самолюбия, и в этой погоне тоже быть с ними пассажиром, то же так морально выродиться, как они, или остаться фиалкой. Либо выжить в банке пауков или террариуме.

04.10.2015. Брата поздравлял с утра, и говорил с ним. У него был Отец, Отец ушел в церковь, потом Брат ждал Отца со службы, чтобы сходить вместе позавтракать. Семья это когда люди завтракают вместе. Это единит. Вечером Брат ждал гостей, а с Отцом они поссорились из-за того, что Брат просил передать с ним роутер Маме.

По поводу Бабушки все думаю, сколько у нас еще есть времени в запасе? На сколько времени нас хватит? Сколько Бог даст нам времени быть с ней? Что все по правилам, возможна интенсификация лечения, и какая-то позитивная динамика.

05.10.2015. Сегодня Мама сказала, что на завтра вызвала к Бабушке священника. Тетя Алла проговорилась и сказала, что Бабушка сдает, что одна рука у нее работает, как плеть, и она еле говорит. Она просто кивает, она резко сдала за тот месяц, что она не видела ее, будучи в отъезде. Просто не хочется признавать объективно, совсем не хочется признавать, что Бабушка сдает. Есть вещи, к которым как бы ты хорошо не готовился, ты объективно не будешь готовым, и я каждый день, в этой готовности, к этой новости пребываю, и все равно, не готов. Даже если ты настроишься, ты никогда не будешь готов это принять. Это ведь не просто смена погоды, или смена климата, или смена места жительства, или какие-то вещи, от которых избавляешься, потому что тебе они «не в пору». Это жизнь человека и обстоятельства, эпохи и истории, и все это намного сложнее, чем просто завести новый дневник, или поставить в чем-то начатом тобой точку. Это не просто закрыть, как долги, списав их, сквозь зубы и обиду, несмотря на интерес, или рассчитаться с кем-то, чтобы начать все с нового листа. Мы себя убаюкиваем и успокаиваем, что нас это не касается, но есть такие вещи, с которыми, по- любому, не сможешь с ними примириться. Потому что это не кажется тебе честным и справедливым, а честным и справедливым ты видишь только то, чтобы горячо любимые тобой люди жили и трудились в твоей реальности. Чтобы они жили вместе с тобой, параллельно тебе, и пусть вы не так часто видитесь и встречаетесь, пусть бы вы даже не часто общаетесь, но ты знаешь, что они дышат воздухом, и тебе от этого становится уже легче. Уже ты не один, пусть вы разделены расстояниями и делами, но вы есть. Но и им трудно, и пускай им тяжело, пускай они борют беспощадного Левиафана- государственную систему, или идут с кем-то на рожон, пусть они состязаются с молохом финансовой системы и пребывают в ежедневном Сизифовом борении, пусть они одолевают свои болезни, но не сдаются, не отступают, спотыкаются, валятся со всех ног, но не сдаются. И обидно осознавать, что Бабушка стала именно сдавать, с учетом того, что утратила этот витальный дух. Не проявляет интереса, даже уже не садится сама на горшок. Уже не встает, и я Маме отдавал указания, чтобы она работала с ней, работала таким ее импульсом и зарядом, кричала на нее, заставляла ее, как тренер, заставляла ее жить и бороться, показывала фотографии Сына, и еще чего, чтобы заставлять ее радоваться и тянуться к жизни, цепляться скрюченными пальцами. То Бабушка постоянно говорила: «Гадське око» на то, как она не совсем видит, то изображение было не ахти, то я ей показывал на компе, какие-то вещи, когда мы общались в октябре 2013 года, когда я приехал к Брату на праздник, это было как раз 2 года назад. Подумать только, сколько времени назад, а столько всего успело произойти за это время. Политика, разные вещи, куча событий, кардиальных изменений, и на их фоне простая и загадочная человеческая жизнь. Мама забрала Бабушку после того, как часто в селе ей вызывали «скорую», и здесь, в облцентре, ей тоже вызывают «скорую». Здесь врачи доступнее, ей здесь занимаются, больше внимания. Не сравнить мою бабушку с теми условиями, что все для нее, и Баушку, мать Дяди, которая все бал измучена одиночеством, и вот на старости лет попала в дедовщину деда и бабушки Буду!, где шагу лишнего ей не ступить, и они, как обидчики в доме престарелых, стали ее держать в ее комнате, не дают ей жизненного простора разгуляться. Мама оказывает Бабушке повышенное внимание, но Маме тяжело и горько осознавать, что Бабушка не хочет делать над собой усилий и бороться дальше, и вся эта положительная динамика, и все эти анализы и сердце, которое хорошо работает, и аппетит, который есть, что мама говорит, что Бабушка: «ест лучше тебя». После всего этого, разговоры и надежды на бабушкино восстановление, и мои непрестанные молитвы к Богу о том, чтобы она скорее поправилась, и он избавил ее от недугов и болезней.. Тяжело.. Тяжело.

Сколько времени помню себя, вот бегу на работу и молюсь по дороге, за всех, за Бабушку. Иду по делам и тоже молюсь за Бабушку. Еду на маршрутке, и также думаю и молюсь за всех, за Бабушку, и также по пути в Цех, еду на работу, и также и здесь, уже в Метрополии, когда еду больше часа по времени на работу, и столько времени проходит в мысленных просьбах к Богу, и ты обращаешься и ждешь, что что-то изменится в позитивной динамике, и эта сила твоей молитвы, она укрепит, она удержит ее «на плаву».

Сегодня снилось как кто-то, мы, и я лично ходил по воде, и это было не так, как было показан в видео про Шаолиньского монаха. Снились прогулки по воде, может я впечатлился вчера после просмотра. Было ощущение, что все здорово, но я решительно не могу вспомнить всех деталей сна, и трудно удержать в памяти, потому что я резко поднялся, чтобы все успеть, и мне показалось, что я на будильник реагировал больше, чем Жена. Я сразу услышал, и сразу встал, тогда как Жена не реагировала на звук сигнала.

Тяжело думать, самое главное, что мы просто жалеем себя, поэтому не хотим от себя отпускать родных и близких. Что толку от того, что мы себя настраиваем, есть информация, которую мы не готовы принять. И с ней смириться тоже не готовы. Никакие аргументы не работают, что такова природа человека, что все естественно, что так бывает. Есть вещи, которые, кажется, что ты можешь изменить, если попросишь у Бога. Что ты можешь вымолить. Что чудо возможно, поставить на ноги больных и вдохнуть жизнь. И здесь, кажется, что все зависит оттого, что ты просишь всем сердцем, веришь всей душой искренне, ты делаешь. Что ты делаешь, чтобы продлить жизнь? Покупаешь дорогостоящие лекарства или обеспечиваешь своевременный приход лекарей, приезд «скорой помощи» или уколы, терапию, какое-то повышенное внимание, что-то, что ты даешь, что в твоих силах, и что от тебя конкретно зависит, и кажется, если ты все будешь делать умело и правильно, все изменится. И поэтому все остальное негативное развитие ситуации, если происходит, кажется, что становится возможным только потому, что ты был инертнее и пассивнее, и не приложил к ситуации достаточно усилий, вот почему так тяжело. Кажется, что тебе в пору разобраться. Кажется, что ты готов все изменить и задействовать других. Просто то, о чем говорит Тетя Алла, я просто не готов ригидно принимать. Бабушка сдает. Мама постоянно говорит, что Бабушка сдает. Бабушка плохо кушает. Я привык слушать, что Бабушка плохо кушает. Бабушка не хочет вставать, у Бабушки памперс. Все это я уже слышал, все это уже много раз обсуждали и спорили до крика, и до хрипоты, и я нервничал, и мама говорила: «что я могу поделать», и я кричал ей «занимайся бабушкой», и я волновался, также и я говорил ей: «Это твоя мать!», и аргументировал, находил все нужные слова, хотя не нужно было этого всего, потому что мама сама адекватно оценивала ситуацию. Все же я думал, что мы не даем всего, чтобы можно было бы дать, и бесконечно мало в зависимости от того, что Бабушка дала нам. Мы обязана ей почти всем, что имеем в нашей жизни, и дело не в том, как мы вернули свои долги, а что мы сделали для того, чтобы она всегда была с нами. Но она не вечная, хоть и живучая, как кошка, и выживала среди стольких аварий и травм. Хотелось больше с ней общаться, больше быть, больше провести времени, ценить то время, которое у нас есть. Так в суете дней проходит вся жизнь. Мы, занятные ежедневными повседневными делами, не всегда находим время на родных и близких, уделяем им недостаточно внимания. Брат перенес Бабушку к столу. Показали ей что-то, еще как-то развлекли. Тяжело поверить, что человеку в ее состоянии уже ничего не интересно. Она жалуется, что у нее все болит, что все печет, все тело, что те болезни, про которые она говорит, которые она придумала, которых у нее нет, и не существует. Как ругала Маму «звериной», и другими плохими и обидными словами обзывала, как это все ее капризы оттого, что так на нее не похоже. На то милое и доброе существо, которая отдает все последнее, что у нее есть, жертвует собой ради других. И ты понимаешь, что все это возрастные изменения, и если есть то, что называется необратимыми изменениями, становится страшно, потому что уже никогда уже не будет, как прежде и ты не вправе на что-то рассчитывать в плане общения, в плане знаний, в плане интересов. Никогда больше не поговорите, как раньше, не услышишь голос, не увидишь, и это так печально, тяжело осознавать конечность бытия, что всему приходит конец, как-то настраивать себя и пытаться принять вещи, такими, какие они есть. Понимаешь, что упускаешь из виду нечто важное, но в то же время, настраивать себя и понимать, что на все воля Божья. И сколько прошло времени, столько времени у тебя было, целых 34 года, и сколько времени вы провели вместе, есть что вспомнить. Но ты понимаешь, что и ты в чем-то был не прав, и ты в чем-то обманул ожидания Бабушки, в том, что обещал приехать в село в 25 лет, а не приехал. Обстоятельства изменились, так ты обещал, когда еще был союз, а союза теперь нет. Не было, ради чего стоит возвращаться. И то, что Бабушка может, и понимает, что в ближайшее время тяжело будет приехать нам в Украину, из-за политики и куча факторов, и все так наложилось, может это ее гложет, эта неопределенность, и более того, что нет четкой и ясной картинки, как будут развиваться события. Неужели ей незачем жить, нечего ждать. Ждать изменений и восстановления здоровья. Когда Мама сказала, когда у Бабушки был микроинсульт, тогда, когда у Бабушки во сне выпала челюсть, когда Мама спала рядом с ней, и увидела вовремя, и тогда Мама переполошилась, это было несколько лет назад. Тогда я был в шоке, типа, Мама, ты должна уберечь бабушку, и теперь, когда я каждый день слышу, как Маме тяжело с ней делать гимнастику, что она надрывает спину, не может с ней позаниматься, не может потаскать Бабушку, не может Бабушке дать как-то элементарно кровь разогнать. И в то же время я понимаю, что нужно давать ей этот импульс, пользоваться моментом. Тетя Алла сказала, что у нее были два врача, и один из них онколог, которые в один голос сказали, что бабушка на пути, но это ведь ничего и не значит, врачи могут ошибаться. Баба Варя, как правильно заметила Жена, она больше борется, она спотыкается, постоянно что-то ломает, но она справляется, она бьется за жизнь, а Бабушка опустила лапки, Бабушка не проявляет интереса, в этом преимущество Бабы Вари. Баба Сева достигла возраста 89-летия, а Бабушке сейчас 86 по подтвержденным данным. Бабушке еще жить и жить, и еще может перещеголять многих, но почему сейчас так тяжко и кризисно. Почему ей не хватает этой витальности в борьбе за жизнь, настоящей мотивации? Неужели так изъели и измучили болезни, неужели так тяжело дальше страдать и мучиться от старости, старчества и бессилия, старческой немощи? Неужели эти факторы так довлеют, что жизнь безрадостна, а существование исполнено горечи и страдания? Бабушка может двигаться, тогда как Дядя, отец Буду! частично этого лишен, будучи много моложе. Он бы и рад двигаться, но не совсем может, а Бабушка самолично не проявляет никакой активности в движениях. Ей бы и поднатореть, пользоваться тем, что природа и здоровье позволяют двигаться, но Бабушка уже даже не переворачивается, как мне сказала Тетя Алла. Просто Бабушку уткнули в подушки и покормили. Бабушка уже неактивно двигается, наверное, многие мышцы атрофировались оттого, что они бездействуют, ей бы помог моцион и движение, но она не проявляет интереса к этому. Ей бы занять себя движением, но ее не переубедишь. Перемены возможны, только если ее убедить. Восстановление возможно, если прилагать усилия, нет ничего определенно невозможного. Чудеса происходят, и все «чуда чудные», все по силам, лишь бы только совсем малое. Бабушка столько пережила болезней и травм, что они не могли быть над ней властными, а как только потеряла волю к жизни, ослабила сопротивление к старости, оказалась сломленной. Она себя расслабила, и столько потрачено нервов на ее убеждение, на работу с ней, на внимание, что Бабушка просто замкнулась в себе. Ничем не интересуется, телик не слушает, фотки не смотрит, вообще, не знаю, чем живет, как проходит ее день, в чем состоит ее внутренний мир, если она не покидает пределов этой комнаты, мало времени проводит на воздухе. И все не в жилу, что Мама достала эти ходунки, и Бабушка уже даже не ходит в соседнюю комнату, лежит в памперсе, который ей Мама натягивает. Конечно, это печально. Наверное, Мама и не хочет, чтобы я видел бабушку в таком состоянии, чтобы это меня не травмировало. Да, это сильно подействует на меня. Все очень печально и плачевно, что все происходит именно так, как происходит. Тяжело себя настраивать. Тяжелы приготовления. Все равно, это нервы, это испытания, в которых наши шансы минимальны.

Мама про Бабушку мне сказала, что все плохо, нет никаких подвижек. И я, было, понял все так, что сдвигов положительных нет. И тут Тетя Алла выпалила то, что Мама все время не договаривала, и стала от меня скрывать. Оставаясь наедине с Бабушкой, Тетя Алла заметила эту тревожную динамику. Было неприятно все это слышать, но я благодарен ей был за откровенность. Мама бы меня поберегла, мама бы не стала распространяться дальше, а ограничилась бы дежурными заявлениями, что: «все так же плохо с Бабушкой», что «плохо», и то, только после того, как я бы про нее конкретно спросил: «как Бабушка?». Я подумал, может вся проблема во мне? Я не так настойчиво и убедительно, как следует, требую Маму конкретизировать состояние здоровья и самочувствие Бабушки, и опять натыкаюсь на горячее противодействие. Мы можем ругаться с Мамой по этому поводу хоть каждый день, но где гарантия того, что от этого бабушка поправиться, встанет на ноги, и ее состояние здоровья стабилизируется. И я бы был доволен, чтобы и так и сохранилось ее состояние здоровья, хотя бы на неопределенное время, пусть уже, как есть. И чтобы после стабилизация ситуации были какие-то позитивные сдвиги и перемены. Ну, скажем, не то что Мама привезет Бабушку к нам, в Россию, в Метрополию, а в теме того, что окружит ее заботой, и теплом, и вниманием. Сколько это продолжится, сколько мы можем протянуть, если честно? Так, если быть реалистами, если все пики уже пройдены, Бабушка себя не обслуживает дальше, что как мы отпускаем ситуацию, и вообще на нее машем рукой, или мы прилагаем усилия для того, чтобы вытащить Бабушку из этой ямы.

06.10.2015. Ты не хочешь принимать это, потому что слаб, потому что считаешь это нечестным, несмотря на то, что вопрос жизни и смерти это промысел Бога, ты считаешь, что все возможное происходящее это прямая агрессия против тебя, хоть и направленная против твоих близких. Ты хочешь, чтобы все жили и здравствовали, и все было, как раньше, хоть ты и не уделял им повышенного внимания. Мы просто жалеем себя. Мы себя бережем. Мы ассоциируем их с собой, и нам жалко, что такого, возможно, больше не повторится. Вот в чем состоит грусть-печаль, это болезненное ощущение неповторимости момента, который раньше соседствовал с тобой, а в будущем только под вопросом. Вот в чем горечь. Горечь в самой трогательной минуте расставания, когда нависает неопределенность - а надолго это, или навсегда? Как в верно поданной формуле «Сиреневого тумана»: «Расстанусь я на год, а может быть на два, а может навсегда..».
Вот почему мы привыкли долго расставаться, вот почему мы плачем, провожаем до ворот, или до калитки, и пока мы считаем шаги в уме, и пока мы частим, пока мы идем, пока мы готовим те слова, которые скажем, накатывает эта ожидаемая и предсказуемая боль. Эта боль накатывает и при любом расставании, каким бы скоротечным бы оно не оказалось, когда следующая встреча еще только под вопросом, и ее никто не может гарантировать. Проведенного вместе времени априори мало, его априори недостаточно, чтобы все уместить, обсудить не ерунду, а стоящее, и не переключаться на мелкие дела, рутину, бытовуху и повседневные хлопоты. Мы очень ранимы, мы сентиментальны, и нам нужно покровительство, нам нужно чувство защищенности, нам нужен иммунитет и подстраховка, и поэтому мы молимся каждый день о том, чтобы нас сохранили целыми и невредимыми, и мы хотим и дальше гарантий тому, что с нами и нашими близкими ничего не произойдет. Это такой овеществленный в словарно-молитвенной форме пожелание себе гарантий и иммунитета, и мы предпочитаем надеяться на то, что будет нам ниспослано. Мы концентрируем наши желания именно на этом. Мы должны беречь своих близких, максимально, насколько это возможно, жить с ними одним дыханием, предаваться им без остатка и то, что нам выпало время, провести с ними вместе. «Глядить», как говорит Бабушка: «и бережiть одне одного». И мы это выполняем, как завет.

Я сегодня, 06.10.2015 сказал Жене, что я не то, что провидец, а все предчувствую. Если так серьезно разобраться, то все предчувствую, чес слово. Ну, предвидел майдан и эскалацию насилия, когда писал «Мачо Пикачу» в 2011 поэтому и бросил писать. Не хотел писать про насилие не стал развивать тему с «Гошпарадом» в 2012. Ну, предвидел резню и усобицу, когда писал в 2012 постмодернистскую «Правдивую историю о Святополке», в котором все действующие лица и символы сведены к постструктурализму и именно такому восприятию окружающей действительности, а альтернативную историю о Святополке стали ставить спектаклем в одной из питерских школ. И еще предвидел развитие ситуации с Украиной, когда писал «Сувенир» в 2011. Я видел прообраз «энгри бердз», когда придумал «робоберд» в 1996. А когда придумал в 1995 «Пираты Карибского моря» после поездки в США и посещения ДиснейВорлда в Орландо, позже это воплотилось в целом придуманном фильме, который потом реализовался в целый сиквел и франшизу. Хотел написать произведение про самопознание, насколько ты можешь владеть собой и быть пограничным в отношениях с двумя женщинами, написать, что про двух спутниц мужчины усатую и бородатую женщину в произведении «Пограничник», которая материализовалась без моего участия и стала Кончитой Вюрст, победительницей «Евровидения». Так и остался мой нереализованный замысел, когда хотел писать «пограничника»- просто родилось во время общения, когда мы гуляли на горе с коляской с ребенком, где мне показывали следы черных копателей. «Клуб червонных валетов» про которых я хотел писать сценарий стали проектом, который реализуется продюсерским фондом Николая Расторгуева. И еще другие мои идеи, как «Пересмешник» «Сойка пересмешница» «Пересмешник» я придумал про поэта, чьи стихи воплощались в жестокую реальность, что он боится творить и боится собственных произведений- совсем как впечатление Лимонова от пророчеств, высказанных им в стихотворении «Саратов». Идеи, которые нашли свое воплощение, помимо меня, и я не выступил автором идеи. И все, что я придумывал, оно так рано или поздно материализовывалось. Просто, когда стал писать «Гош парад», я понял, насколько это страшная, а не простая обличительная книга, что отказался от изначального замысла, несмотря на то, что в «Облачном атласе» так или иначе затрагивались эти темы, где люди едят самих же себя, такой же «схематический каннибализм». И я посчитал, что это не то, что я хочу видеть в своем творчестве, и не хочу служить тем силам, кому такое произведение на руку, они просто им воспользуются в иных целях. Тем не менее, отказ был добровольный. Потом я ударился в перфекционизм, понимая, что много писать могу, но только по малу, и это все равно, что растерять себя разменявшись на мелочевку. Для созидания чего-то цельного и основательного, может, даже руки не дойдут, потому что, если ты востребован на работе, где рабочего времени в обрез и мало, и ты даже не успеваешь ничего делать на работе, и ты еще пытаешься для творчества какое-то время еще выкроить и высвободить. Просто, иначе ты должен на что-то условно забивать, и, если ты занимаешься творчеством опосредованно, через дневники, тебе следует сначала выбирать между работой и творчеством, а потом между дневниками и креативом. Проблема в настойчивости в целеполагании, в том, что уйма интересных идей и всего приходящего в голову будет упускаться из виду, а когда ведешь дневник, ты изучаешь себя, ты настраиваешься, и твоя писанина служит отличной терапией, потому что ты справляешься с ежедневным стрессом и ежедневными проблемами, когда изливаешь их бумаге, а не копишь в себе, как материал. Ты должен пропустить все через себя, как через фильтр. И все твои идеи должны отлежаться внутри тебя в компостной яме, быть тысячу разз передуманными.

Тогда, в воскресенье, 04.10.2015, укладываясь спать, я гладил рубашки перед сном, а вчера печатал, потому что меня впечатлила ситуация с Бабушкой. По Бабушке абсолютно нет предчувствия чего-то плохого, и чутье меня никогда не подводило, потому нет обоснованной какой-то боязни события. Мама сегодня пригласила священника. Оттого, что Бабушка больна, он не стал денег брать. Он ей «занимался» минут 20, причастил и исповедовал. Мама, когда ездила в храм, видела Отца в ризах. Я сказал: «Я такой большой секрет тебе открою, что Отец может только по одному своему происхождению может служить в церкви, даже без духовного образования. Потому что он из колена и закономерность заключается в том, что род Сергиенко, который перенял из родов наследует эту привилегию и традицию. Так оно, в действительности, и вышло. Дед Отца был сельским церковным старостой, и Отец тоже, по факту, церковный староста, и так и получается, что все материализовалось, эта Святая сила нас держит на пульсе и предопределяет наши занятия.

07.10.2015. Сегодня Брат в первый раз был на суде. Я спросил его: «Ну, как твоя судебная речь была? Как семяизвержение?». Он сказал «подростковое семяизвержение». Я прислал ему фотку Дукалиса, и сказал: «Удачи в суде, братишка!», на то он опосля ответил, что суд прошел, и сказал, что истец «отгрыз 35 штук». И я по сленгу, по одному только слову «отгрыз» понял, что он глубже забирается «в тему». Мне как-то было интереснее его таким послушать, как он развивается, на профессиональном сленге изъясняется. Я спросил, как ты себя там вел, как позиционировал, что, прямо ходил по залу, как в американском фильме про юстицию? Раскладывал на столе судьи доказательства, подходил, шептался с судьей и прокурором, и бумаги раздавал присяжным заседателям, когда ораторствовал –разглагольствовал? Мне было приятно, что Брат сегодня после полученного опыта работы в суде, делился со мной своими впечатлениями и соображениями, которые всегда постигают новичка и он еще выступает перевозбужденным от впечатлений, потому что ему все в диковинку, и в новинку, как пережитое собой. Это было совсем иначе, чем, когда учился, я искал ему рефераты по логике на украинском языке в интернете, потом, когда началась работа и я давал советы по работе в претензионном отделе банка, тоже мы что-то говорили про работу, когда он работал помощником нотариуса, он уже не говорил со мной про работу в профессиональном плане. Так что, учитывая этот промежуток времени, что мы не говорили за дела в профессиональном поле, я видел прогресс с его стороны, что он наконец соприкоснулся с судебной тематикой и начало положено. И я подумал, как только он попробует, ему обязательно понравится, ведь судебная тема и состязательность в процессе, сам процесс, оперирование доказательствами, судебные выступления вряд ли кого оставят равнодушными. И я был несказанно рад тому, что Брат, наконец, окунулся и погрузился в судебную работу.

[12.10.2015 22:34:38] Мама: в 19-00 приходил врач к Бабушке. Состояние стабильное, даже есть улучшение от прежнего. Надо вставать пробовать, конечно.

[16.10.2015 22:32:33] Алексей Сергиенко: 12.5.2015. Когда я видел маленького Сына, я понимал, что это подарок судьбы проживать свою жизнь снова, видеть в своем сыне себя, и видеть как ты живешь, как делаешь первые шаги, и я сразу понял, что Сын это тот же я на Юге, который делает первые шаги, который идет на контакт и так все повторяется в моей жизни, и жизни моего сына, это вечное колесо, это вечное повторение. И в этом заложен и есть глубинный смысл, что я также терялся с выбором, то же самое ждало и меня маленького, как только помню свое детство. Может, было в этих встречах что-то, что предопределило мою дальнейшую жизнь, дальнейшее развитие. Наверное, там впервые в детстве у тебя поселяется этот выбор, эта вилка, когда ты начинаешь задумываться, кто тебе больше симпатичен, кто тебе больше нравится, и ты ищешь решение и отгадку, пытаешься достигать, потом жизнь живешь, к чему-то стремишься, а это просто твои ориентиры, твои маяки, и ты движешься сам уже, ориентируясь на свои путеводные звезды, и может, они тоже в чем-то твои путеводные нити и маяки, и путеводные звезды, но ты можешь заблудиться, можешь вообще сбиться с пути, можешь забыть и дорогу обратно, и вообще расхотеть куда-то идти, можешь потерять цель и назначение, и всякий смысл бытия, можешь вообще разувериться в сделанном тобой выборе, и потерять свое направление, все может произойти. Потому что в детстве закладываются самые важные, самые базовые вещи, все самое ценное, все самое важное, все то, что потом будет внутри, так и мне кажется, что, несмотря на то, что общение не на равных с ребенком, все равно он на равных, все равно он серьезно воспринимает тебя, как бы ты не вел, и как бы ты не общался с ним, как с ребенком, он дотягивает до твоего статуса только тем, что ему дано больше, чем тебе, больше выбора, и ты подстраиваешься под него, под его понимание. А он пытается тебе подражать и соответствовать, поэтому в контакте и общении вы усредняетесь до друг друга.

[17.10.2015 0:03:01] Мама: Сынуль, чем вызваны такие размышления? Понятно, ты повзрослел точнее стал по настоящему взрослым с момента рождения Сына. Своего сына. Своего первенца, продолжения рода, что по-новому продемонстрировало смысл твоей жизни как смысла жизни вообще а теперь конечно же ты взрослеешь с каждой минутой и с каждым новым действием своего родного человечка-смысла твоего- вашей семьи в целом ВАШЕГО БЫТИЯ да будет так.

[17.10.2015 0:10:20] Алексей Сергиенко: Во время первой прогулки своими ножками, когда я его выпустил из коляски, Сын плюхался у мостика в парке, я за него говорил встречным людям «привет», и взрослые были ему рады, и тетки оборачивались, и он был неуклюж, когда сворачивал с асфальтной дорожки, и плюхался и чертыхался в сухую траву, которая облепила его куртку, и я сразу вспомнил как у Успенского, создателя «Чебурашки и крокодила Гены» родилось слово «Чебурашка», от того что девушка, девочка в шубе все «чебурахалась», и ее назвали «Чебурашка». Я видел, что Сын делает уверенные шаги, что он гулял по этой усадьбе, в усадьбе была и своя таинственность, и своя привлекательность, и свое скупое обаяние, и свой шарм, и своя тайна и своя аура, эти огромные и высокие деревья, эти голые стволы, и эта зеленка, и это место, которое служило многим людям и выполняло разные роли, то санаторий, то помещичья усадьба, и здесь гуляет мой сынок, он ходит, его ножки, похожие на ножки черепашки-ниндзя ребеночка, уже окрепли, и так интересно за ним наблюдать, как по -деловому он ходит, как он топает, как его сторонятся люди, воспринимая или как помеху, или как уже большого, и как он своим обаянием располагает их к нему, он так во вторую прогулку, ни нотки и не заснул, то у меня провел на руках, то толкал сам коляску, и я удивлялся, какой же он силач, и вообще держался молодцом, что мне стояло признать, в чем-то и его незаурядность.

[17.10.2015 0:26:38] Алексей Сергиенко: Родитель дисциплинирован, он готов жертвовать, для него общее на первом плане, ребенок на первом плане, в этом плане родители совсем иные, вот ребята не готовы жертвовать временем, а я готов, потому что ребенок на первом месте. Родитель он совсем другой, он зачастую и себя самого не видит, вот как все происходит, и в этой головоломке он ставит все на карту, ради ребенка, когда его сердце бьется, у ребенка аж выпрыгивает, когда ты его догоняешь, или когда ты с ним играешься, когда он смотрит на тебя, когда ты плачешь, и не может объяснить, что происходит, когда ты смотришь на него, и понимаешь безо всяких слов, я понимаю, что это и есть высшая форма общения, понимать друг друга без слов, без всего лишнего и наносного, просто быть, просто смотреть, просто любоваться, просто быть вместе с сыном, сын для мужчины значит очень многое, сын его продолжение, не просто продолжение, он и сам зачинатель и сам основатель своего нового рода, сын это очень много, сын это следующая ступень, следующая стадия, сын это прорыв, это и рывок одновременно и такая непростая заявочка, которую нужно еще и «отбить» и оправдать.

[17.10.2015 0:29:59] Мама: Сынуль, я тебя понимаю. Я вспоминаю себя. Я помню, когда ты был маленький, когда твой брат был тоже маленьким, то есть когда вы, мои дети, были маленькие, у меня постоянно присутствовало такое чувство испытывая к вам, своим детям, большую любовь и гордость в вашей неповторности, я к другим детям чувствовала неприязнь, или что-то подобное, где-то мне стыдно в этом признаться, но к вам я испытывала какую то патологическую любовь, я понимаю, как и что ты можешь и какие чувства у тебя [17.10.2015 0:39:07] Мама: Сынуль, слава Богу, тебе многое дано, ты не просто стал автоматически отцом. Ты духовно, осознанно им стал, и с каждым днем каждой минуточкой и секундочкой им живешь и это и есть отцовское счастье.

[17.10.2015 0:40:47] Алексей Сергиенко: Я нашел свои дневники за поездку в мае к Ангеллону на дачу.
[17.10.2015 0:41:18] Алексей Сергиенко: Сын очень вырос за этот день, резкий скачок в развитии, начиная от того, как он стал ходить, уже не так, как я его выпускал в парке, как он барахтался, а уже иначе, уверенно, освоился. Это видно по нему, как он рассекал это пространство, как стало получаться у него просовывать логические фигуры в куб, правда, с моей помощью, но он стал смеяться и вошел в азарт, в этот раз он нажал на куб. Куб прыгнул от давления на грань, прокрутился, задел ему губу, и разбил губу, и залились обе губы кровью, показалось, что как только идет дело к прогрессу, какая-то сила отбрасывает ребенка назад, как он почти уже проложен путь, должен был тогда начать ходить, его подкосила болезнь и эти сопли вот-вот когда он должен был пойти, так мы переехали, и в Питере он опять стал ползать, это было в начале года, то он подхватил сопли и кишечную инфекцию, а ведь он уже был на пороге своего развития, когда он бы и пошел тогда, и эти все факторы, они сдержали, и здесь этот логический куб, что ребенок почти освоился, и тут на тебе такой стресс от пореза, и все некстати все не в прок, я подумал, может эти все сдерживающие факторы это какая-то неведомая сила противодействия, которая не дает нам развивать наш успех, наши окна возможностей, какая-то сила, которая нас вяжет по рукам, не дает нам состояться, не дает сделать первые уверенные шаги, не дает нам развиться, останавливает, вгоняет нас в какой-то ступор развития, в голимое Средневековье, вдалбливает в каменный век, и препятствуя нашему росту и обновлению. (Так, когда я записывал его на дачном участке на смартфон, когда он рисовал у меня в записной книжке на обороте и водил-водил ручкой каракули, потом я не уследил, буквально какое-то мгновение он споткнулся и укололся этой ручкой).

[17.10.2015 0:42:35] Мама: Сынуль, давай спать тебе надо назавтра выспаться чтобы со все справляться у меня тоже завтра две пари подставили по заменам целую, люблю, обнимаю, я счастлива что вы у меня есть и это и есть смысл жизни.

[17.10.2015 0:43:03] Алексей Сергиенко: Да, давай, целую. потом почитаешь:

[17.10.2015 0:43:07] Алексей Сергиенко: Интересно было наблюдать за детьми, как девочка тяготела к Сыну, и хотела поиграть с ним, как с малышом, как Сын всех оставлял в сторону, когда шел, как он вертелся у меня на руках, как сегодня он не совпадал с шариком, и он разбил ему губу как он дому уже здесь запрыгивал в кровать, и я ему помогал, чтобы он не упал, тягал его туда и сюда, показываю племяннику, который был у мамы в гостях, и как Сын открывал окно в зале и форточку, как он уже соображать, как нужно открывать ручки, как он сегодня допер до логического куба, я понял, что ребенок серьезно повзрослел, за всего один день. Казалось бы, простая поездка на сутки, смена места и смена впечатлений, трудная и неудобная дорога, но как ребенок не то, что возмужал, и повзрослел за эти сутки, какой сделал прогресс. Видать, раньше надо было, чтобы ребенок адаптировался рос и развивался, ему необходима смена обстановки, смена действующих лиц, чтобы он был коммуникабельным, чтобы он не стеснялся, чтобы он не боялся людей, всегда шел на контакт, не пасовал перед трудностями, не останавливался перед достигнутым, чтобы он сам во всем видел возможности для роста и развития, и шел куда его ведет его сердце.

[17.10.2015 0:52:55] Мама: Сын, запомни, я не раз замечала за детьми и за вами в частности, ребенок с каждым днем что-то новое и новое делает, потом все как бы приостанавливается, и ничего нового, а потов прорыв и сразу всего много и сразу вроде аккумулировал силы, возможности и умения. Таков секрет жизни (y) (sun) (angel)
[17.10.2015 9:53:09] Алексей Сергиенко: Да. Так бывает, когда не делаешь шаг, а потом сразу 2 шага.
[17.10.2015 15:26:18] Алексей Сергиенко: Как бабушка? Что с ней? почему ты волнуешься?
[17.10.2015 16:14:12] Алексей Сергиенко: Как бабушка? Ей хоть немного лучше?
[17.10.2015 16:48:35] Алексей Сергиенко: Напиши про бабушку если не можешь позвонить.
[17.10.2015 20:09:44] Мама: Бабушка спит аппетит сносний утром овсянка в обед пюрешка в полдник маночка все очень жидкое, чтобы легко глотать.
[17.10.2015 22:36:48] Мама: Сильно устала валюсь с ног резко проблеми со спиной ногами стали тяжело переворачивать бабушку, но ничего креплюсь.
[17.10.2015 22:37:24] Алексей Сергиенко: Держитесь. Крепитесь. Пусть Бог Вам помогает.
[17.10.2015 22:44:14] Мама: Как прошел день? Внучок маму вспоминал? Когда она будет завтра?

[17.10.2015 22:57:28] Алексей Сергиенко: Мы вышли у торгового центра, пошли на эскалатор, он поднимался сам, и шел своими ножками только перескакивал, сразу шагал по этим ступенькам эскалатора, глядя, как они плывут под ногами, норовил идти сразу через две, и шел по ним в самом «детском» подальше от искушений, я сразу взял две пачки памперсов и с Сыном наперевес устремился к кассе, купил их, он пока поиграл с считывающим карточку устройством, а когда все купили, продавщица глянула на него и спросила: «Это ты все сам купил? Это все твое?». И мы пошли с ним к выходу, а проходя по второму этажу, он подскочил к малышу и вырвал у него из рук шарик, я вернул его, сказал «верни». Мама мальчика тоже была дружелюбной и сказала, что внизу, на входе, такие раздают, и я возвращался тем маршрутом, чтобы получит халявный шарик, но их уже не было и мы с ним обошли половину магазина, вдоль строительной техники, где ковыряли часть тротуара в песке и стояли бульдозеры и утюжная машина для песка, и он заглядывался на все. Потом мы обратно ехали на троллейбусе, и он стоял своими ножками на сидении рядом с женщиной, и я к нему еще прислонил памперсы, и он ехал, почти не мигая. Здесь, уже на площадке, когда я вытащил машинку, на его машину претендовал мальчик со слабым зрением, и еще один малыш, которого видел прошлые выходные. Они и заняли машинку, когда мы ушли на другую площадку с места, где я катал Сына по кругу, как казак учит малого казака скакать на лошади и на поводьях, удерживает коня, так закаляет мальца, и один раз даже выронил его из «седла», а потом я еще смеялся, что у Сына также задний правый колпак выпал на машинке, как на нашей машине. Потом появился соседский мальчик на красной машинке, побежав к нашей машинке, и я пробубнил под нос себе, что обмен машинками состоялся. Когда Сын засеменил, и вскочил в кресло красной машины, а потом то же самое: «Обмен состоялся!» сказал мне отец ребенка. Сын устремился после того, как я катал его на качели с мамой и ее девочкой и сказал, что дети метеозависимые, девочке было 2 года, и мамаша тоже со мной говорила насчет чувствительных к погоде детей, и она приучает дочку к слову «Нет», потом Сын катался с кучей девчонок на карусели, и девки были на выбор, хоть куда, они приходили и уходили, а я посетовал, что у него компания всего 2 пацана, а Жена всю неделю гуляет, что много так девчонок, и женщина спросила, на каких площадках мы еще гуляем, я сказал, где есть современные карусели.

В понедельник 19.10.2015, я просто на вечер и сон грядущий, чтобы как –то отвлечься от дурных мыслей, позвонил начальнику Цеха и поздравил с днем рождения. Мы душевно поговорили, правда тон его речи несколько изменился прямо в разговоре-как будто он очет резко выправить и придать какое-то направление беседе-он сказал, что видел мою начальницу в буфете, и она сказала, что со мной «говорила на одном языке» и «близко потом не было» у нее такого ответственного и толкового помощника, как я, что мне изрядно польстило. Однако все разговоры и какое-то отвлечение на приятные поздравления не смогло скрасить весь мой напряженный эмоциональный фон, связанный с фиксированностью на болезни Бабушки. Я рано лег спать, сказал Жене на нервах от волнения, что мне нужно выспаться перед «этим днем», как будто материализуя событие, сделав «оговорочку по Фрейду», а «этот день» и был днем смерти Бабушки, когда я только в 3 часа ночи поднялся, чтобы попить воды, так вот, что я прочувствовал- я просто проснулся в это время, но странных предчувствий или особых ощущений, ничего странного и необычного, примет, знамений у меня не было.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 96
Опубликовано: 29.03.2018 в 23:05
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1