Крила. Глава 28


Сон на 09.02.2014 был таков, что я оказался на майдане, где оставалось здание с протестующими. Они в нем заперлись, потом дверь была открыта, и я пошел туда, из интереса, из любопытства, как переговорщик. Потом, оказавшись там внутри, я зашел внутрь, и никого не побеспокоил, но внезапно дверь закрылась сама собой, автоматически, и я понял, что я представляю собой такую же мишень для «Беркута», как и все остальные, когда будет атака, я также со всеми буду защищаться, также попаду под удар, потому что оружие не избирательно, и я не смогу себя выделить, чтобы сохранить себе жизнь, и поэтому мне нужно перебрать варианты, как отсюда выпутаться. Здание сработало, как мышеловка, и я невольно угодил в нее, по самое «не балуй». Я сам оказался внутри, хотя ни капельки их всех не поддерживал. Я рванул внутрь здания, там были коменданты сильные ребята, один из них, глядя на меня, выхватил нож, и я выхватил нож, мы посмотрели друг на друга, и разошлись. Потом я сказал всем, чтобы все подрывали линолеум, я понимал, если все найдут лаз, или черный ход, вся оборона здания будет парализована. Поэтому я довел, чтобы все просто сдирали ламинат и доски из покрытия, и более ничего не давать, никакой более полной информации. Потом я оказался в здании, где я увидел советского парня, вооруженного часового, он стоял в прицелах камер, и я видел его по камере наблюдения, и видел по фонарю, как который разряжался и пульсировал светом, и я, затаив дыхание, пошел по зданию, как ориентируясь по штабу, все выходы и выходы в который хорошо знал. Я хотел ворваться в кабинет другого высокопоставленного лица, чтобы там спереть папку с секретными документами, или секретными материалами, и для этой цели я пробрался вовнутрь и затаился за дверью. Кабинет был так расположен, как всегда у руководства, второй этаж и напротив лестница, чтобы далеко не ходить начальствующим особам. Мне оставалось только проникнуть и быстро взять, но это мне не удавалось, часовой был наготове, но он смотрел на улицу и нужно было, чтобы что-то, да отвлекло его внимание, и тут на часового набросились трое парней, они кинулись на него с чем-то острым, и воткнули ему в ногу, или в спину какую-то спицу, которая погнулась, но сами испугались своей атаки и первой крови. Я видел, что он лежал на земле, завыл от боли, мучился в конвульсиях, но не смог им оказать сопротивления, и, по сути, они его только обезвредили, обездвижили, они только его вывели из строя, но не нанесли ему ни серьезных увечий, ни серьезных ран и повреждений, и не убили. Потом, после пробуждения, похода в туалет, когда Алла уже готовилась к отъезду, я опять лег и перебирал эти все истории сна, чтобы зафиксировать, а потом я решил и думал, что эта тема с майданом в моем сне меня не отпустит, и я оказался в каком-то типа моего села, где был чиновник, которого нужно было вывести на чистую воду, и я спрашиваю офицера службы безопасности или полицейского, который к нему приставлен, говорю, что не может быть, чтобы он был безгрешен, а тот деликатно молчит, и не выдает его.

21.02.2014. Теперь беспорядки на Украине настолько заполнили мое бессознательное, что теперь снится только это. И потому, что это меня волнует больше всего, ровно как на три месяца я не занимаюсь генеалогией, ничего не пишу по вечерам, а только мониторю происходящие события, читаю статьи, смотрю телевизор, как будто моим хобби стали события на Украине, которые я отслеживаю, потому что для меня это самая близкая и интимная тема. Потому что там живут мои родные и близкие, а поэтому я не могу оставаться равнодушным и безучастным. Потому что это и касается, в том числе, и меня лично.

Потом во сне еще было, что то ли я сам Сидор Ковпак, то ли вливаюсь в его отряд. Мне снится стоящий Ковпак, как герой, отдельно отстоящий, как памятник. Он стоит, такой отрешенный от целого мира, как Аурелиано Буэндиа, но я понимаю, что это он. Но выглядит, как картинный, «каноничный образ», а не как на настоящих прижизненных фото с его изображением. И потом снится, что отряд формируется и идет. И я подумал, что вот он, знак. Время пришло, и я подумал, может, это знак, может это предзнаменование мне, что я тоже начинаю быть вовлечен в эти события, и именно то, что приходит мой час, и именно так часто в жизни бывает, какое-то знамение, какой-то сигнал, и человек уже не владеет собой, он понимает, что его час пробил, и его уже не остановить, и не удержать.

Я вижу, как сама история творится на глазах, как Мама выступила при мне, рассказывая на Тетю Нину, говорит, вот, дескать, «позавчера, 20 февраля, я ей звоню, а она по архивам ходит, по истории «плачет»». Я подумал, да из-за происходящих событий скоро все наше настоящее может стать историей и архивом. Да, признаю, есть такие люди, которые не ценят живых людей, а которым все так удобно общаться с бумажками, чем живыми людьми. Со временем все превратится в прах, все важнее и неважное, но не заниматься историей, предками, прошлым это все равно не дать и никакого шанса. Они столетиями пребывали в забвении, пока я их не раскопал и не выяснил, «что к чему». Согласен, что из-за текущей сложной политической обстановки вопросы истории могут быть «не в приоритете», а по большому счету, мы должны докопаться, не списывая все трудности и издержки на сложности текущего момента, как на помеху, что «не время, и не досуг этим заниматься». Мы должны узнать, откуда мы происходим, чтобы понять, чего мы стоим, а я ведь и я увидел, что хотел, те связующие нити между Мамой и Отцом, то, что их объединяло, помимо меня, и помимо Брата, не только территория одной области, откуда они родом. Все потому что я первенец, а первенцу достается все самое лучшее, поэтому эта пытливость, азарт, интерес исследователя и первопроходца, несомненно, во мне больше, как компонент, присутствует, чем в младшем брате.

01.03.2014. Я вчера несколько раз просмотрел ролик про «небесную сотню», и про стояние на майдане, озвученный закадровым голосом из фильма про Рокки Бальбоа, клип, сделанный Македонским и распространенный «ВКонтакте» из сочувствия Дурова к протестному движению в Украине. Появились новости про Крым, и я отнесся к новостям спокойно и равнодушно, и я чувствовал, что сдерживаюсь, когда кто-то хочет при мне обсудить эту тему, несмотря на ее популярность. А вчера напарник извинился, что часто затрагивает тему майдана в наших разговорах, несмотря на то, что для меня эта тема болезненная и особая. Я сказал, что буду просить у руководства отпуск по рождению ребенка, а он удивился, что я семимесячный, когда ему признался, что родился раньше срока. И он сказал, что тоже родился раньше срока. Но самое интересное, что до начала майдана мы с ним обсуждали идею фильма, что происходит, когда в городе выключается электричество, как парализуется местная власть, сеется анархия и хаос, наступает неразбериха и деградация всего. Это как с тем примером, где не вовремя застекленное разбитое стекло влечет цепную реакцию и весь дом остается без остекления. Так и шествие майдана по городам. Цепная реакция оказалась запущена, и все полетело в тартарары по примеру этого незастекленного окна и «принципу домино». Мы, как дети, родились раньше назначенного срока, изменения и социальные потрясения случились, когда их не ждали. Они хоть и были ожидаемы и прогнозируемы, но мы оказались не готовы к таким событиям, что морально. Мы верили, что нас пронесет. Были дурные предчувствия, интуитивное ожидание какой-то беды. Но никогда не думали, что случится именно так, и именно так рядом. Рождаться в канун самого майдана. В самое пекло. Никто не спланирует лучшее время, когда ты придешь в этот мир.

02.03.2014. В ходе разговоров по скайпу с Комаром прошлым вечером, когда мы обсуждали предстоящий выпуск Брата, и текущую общественно-политическую ситуацию, я спросил Комара: «Думаешь, что я предвидел? Как я это почувствовал? Как я понял, что все идет к противостоянию, раз описал все в «Гошпараде», и в «Мачо пикачу»?». Он сказал: «Ты человек образованный, здесь не было дара предвидения». Просто здесь не было предвидения, здесь была чистая интуиция, как человек образованный и подкованный, я понял, как оно есть и к чему все идет. «Ты все же накаркал»- как Жена говорит, как в книге «Сувенир», там про это написано. Там написана тень грядущего противостояния, замысел, мысль, которую просто сейчас разогрели и подали, как готовую, когда я писал, она еще не была неоформлена, она витала в воздухе и материализовалась у нас на глазах. Мы все поспособствовали тому, невольным желанием ее, тягой к переменам, интересом и любопытством, парализованной волей, политикой невмешательства.

Когда все стремительно меняется, когда каждые 15 минут появляются новости, и их нужно отслеживать, чтобы ориентироваться в том, что происходит, быть хорошо информированным. Эта новостная зависимость возникла за последние 4 месяца, и я не занимаюсь ничем иным, не пишу, не читаю, а просто читаю новости в Интернете, чтобы быть подкованным, осведомленным, образованным среди всего этого информационного шквала и накала, чтобы вычленять главное и разбираться, где деза, потому что это меня затягивает, занимает мое время, просто чтобы быть подготовленным, а больше и ни к чему, я же не политический деятель, и я никакой не обозреватель, и не эксперт по Украине, зачем мне это, просто рассмотреть вблизи все эти медиа-вирусы, описанные мной в «Икона кающиеся кощуницы» или увидеть, как работает информационное оружие? Мне же не доклад писать, и не реферат, зачем вообще людям нужны романы исторические, когда история творится на их глазах? Все так увлекались историческими передачами, когда история вершится на их глазах, что далеко за примерами ходить не надо. Когда я не попал вчера на выставку Романовых, подумал, что ну и хорошо, что на них не попал. Я думал: «А ведь они уже в прошлом, они история, мертвая, их карта уже бита, пустая, зачем хвататься за отжитое?». Так я себя готовил к мысли, чтобы не жалеть оттого, что не пойду туда, отказавшись от мысли посещения, по причине того, что буду долго стоять в очереди, оправдывая свою капитуляцию. Я вернулся обратно домой, а сам подумал, глядя новости о том, как обсуждаются вопросы в СовФеде, что вот, уже и на моих глазах вершится история, как когда-то в 1991 году, когда Отец был таким же по возрасту, как и я сейчас, жадно ловил по радио волну «голос Америки», или радио «Свобода», и также хотел разобраться с происходящим, надеясь найти независимый, не ангажированный, но надежный ресурс и источник информации- и в итоге попадал в ловушку еще большей зависимости от тех «кто говорит, что точно знает, как надо». Я сейчас и так и подумал, что теперь изменилось только то, что с помощью андроида уже я отслеживаю эти события. Изменились только технические средства, отношение к реальности не поменялось, как будто ты просто перепроверяешь, сверяя картинку перед глазами, с тем, как это опишут и преподнесут те, на чье мнение ты опираешься и ориентируешься, как будто не в полной мере отдавая себе отчет и доверяя себе, и правилу «жить своим умом». В событиях 2008 года тоже было так, что мы постоянно, в течение недели, жадно смотрели новости, не выключая телевизор, были вовлеченными в новости, и в сам водоворот событий. И что с тех пор изменилось, прошло ведь всего несколько лет? Та же самая калька и проекция. У нас информационный вакуум и белый шум, мы дезориентированы, история творится на наших глазах, а что произойдет нам расскажут через пару лет историки, публицисты, журналисты и аналитики. А теперь я и подумал, что мы, как страна, постоянно с кем- то воюем. Каждые 100 лет выпадает какая-то беда. 100 лет назад, в 1914 году началась Первая мировая. А в 1812 году была Отечественная война, тоже почти 100 лет назад, а тогда отматывая еще на сто лет назад, была Северная война со шведами, продолжаясь с 1700 по 1721. Потом Смутное время с 1607 по 1612 года. Каждые сто лет назад в эти начальные годы столетия приходятся серьезные потрясения. И несомненно, ведется серьезная информационная война и мощное противодействие, и ведь аналитики себя показали, как очень слабые, недальновидные, и даже те люди, которые могут сильно и много писать, которых хорошо знаешь, пишут такую хрень, потому что понимают, что резкими высказываниями могут кого-то разогреть или раздразнить, настроить против себя с высокой степенью вероятности. По большому счету, ситуация предоставила всем исключительные возможности и выйти из привычного круга и изменить ситуацию вокруг себя. Текущие политические события это не только большой и мощный информационный повод, но и «костер», каждый на котором хочет «погреть руки», воспользоваться ситуацией в своих целях-поскольку это самое удобное время- передел сфер влияния и ресурсов. Просто многих «высказывателей» успокоили проверками «на экстремизм», и выходит, что мало кто хочет оказаться в местах заключения за свои умозаключения.

Да, все мои предки, путь и история которых показывает, где они оказывались в гуще событий, на самом крутом изломе, и тот же, по легенде, Матвей -рубака Сергиенко, Матвей ака Рубака Сергиенко, и все эти герои, где они, растворились во времени, что их исторический профиль до конца не ясен, а образ мифологизирован? Как сейчас, их кровь гудит в нашей кипящей и бурлящей крови, и, думая про казаков, и про войну, я понимаю, что те высказывания в прессе, что «майдан настолько силен, потому что в жилах украинцев течет казацкая кровь, и силен казацкий дух», вовсе не потому. Во-первых, «потомки казаков» спорное утверждение, как и «духовные наследники». Все равно, самые отважные, самые сильные, самые мужественные, самые храбрые, самые бесстрашные всегда гибли, и, как следствие, не давали потомства. Во-вторых, и само казачество неоднородно, есть реестровые, сечевики, остальные это «обоз», зимовники и гниздюки – те, которые отсиживались и держались в тылах, поэтому прямо причислять их к «сорвиголовам» было бы большой натяжкой. Просто для чего я силюсь воспринимать и отслеживать в режиме онлайн эти новости, чтобы быть в курсе всех тем, чтобы вовремя принять правильное и взвешенное решение, чтобы перетянуть сюда свою семью, перенести ее в безопасные условия, как старика -отца Приама перевезти, как Эней на своей спине перенес из пылающего Илиона. Сразу вспомнил фразу –название фильма «в огне брода нет». Гражданское противостояние это страшная вещь, но общество может быть мобилизовано и цементироваться перед лицом общей угрозы, и, конечно, много и дезинформации и информационного противодействия, и много фальсификаций на тему двусторонних отношений, и всего того, что еще больше раззадорит народы. А по большому счету -то прав Чаплин, и я с ним соглашусь, и подпишусь под каждым словом, что «русский народ это исторически разделенный народ», поэтому у него одно тело в разных государствах, и эта позиция правильная.

14.03.2014. Вчера, во сне на 13.03.2014 мне снились цыгане, на что Жена сказала, что цыгане снятся именно к голодной смерти, и раз цыгане уходят, такие сны часто снились в блокадном Ленинграде. Про сон, предвещающий голод, ей часто вспоминала ее бабушка. Мама вчера рассказала, что упала в обморок, и это меня испугал этот ее гипертонический криз, который был несколько дней назад. И теперь этот еще обморок, все от недостатка крови, приливающей к голове. Это все меня пугает. А сны и вовсе у меня странные и удивительно напряженные, все от беспокойства.

Тогда, в декабре прошлого года я стал писать книгу про мою семью, выуживать какие-то данные, собирать сведения из архива, как предостережение, изложенное в книге «Сто лет одиночества», что все семьи, история которых написана, обречены на исчезновение, и когда я почти стал завершать этот «фундаментальный» труд, началась эта смута в Украине, начались пожары майдана, теперь эта ситуация с Крымом, волнения и протесты, я вижу все то, что происходит на политической арене, и есть то, чем пишется история. Я волновался за историю предков, живших многие сотни лет назад, а теперь неизвестно, что будет, и что еще начнется, и этот, более чем часовой просмотр новостей, и изучение событий, их анализ и занимает все мое свободное время после работы. Я становлюсь зависимым от Интернета, от новостей, как будто чувствую новостное голодание, информационный голод, который непременно нужно утолить. Часто замечаю, что читаю одни и те же новости в разных интерпретациях, а иногда некоторые новости читаю после того, как их успел бегло пролистать, раньше, я бы дважды не заострил ни на чем внимания. Раньше я бы дважды не нажал на одну и ту же ссылку, даже сформировавшую интерес. Такое ощущение, что к вещам, которые ты брезгливо раньше отсеял в магазине, возвращаешься, чтобы их перебрать и взглянуть на них иначе. Меняется отношение к новостям-они заполняют и мое временное пространство- не то, что с ними я себя чувствую увереннее, или имею от них зависимость и привычку- просто быть «в теме» это данность, насущная потребность для того, чтобы ориентироваться, а не просто уметь поддержать разговор или поделиться с кем-то наблюдениями. Это попытка выживать в среде благодаря информированности. «Кто владеет информацией, тот правит миром». Новости это отображение формируемой реальности, это и есть то информационное поле, которое более плотно входит в нашу жизнь, которое ее меняет, и их игнорировать не представляется возможным не в силу важности или значимости, а в силу того, что данные предоставляемые новостями помогают и тебе принимать решение и делать выводы и дают подсказки и наводки. Информация идет между строк, любые данные это сигналы и путеводные нити, а не адекватное отображение данных. Это как сны, которые зависят от того, как ты истолкуешь, а повседневная ситуативная реальность зависит от того, как ты воспользуешься этой информацией. Правды нет, объективной и формальной истины тоже, есть некая данность, некие условия, позволяющие ориентироваться, позволяющие распознавать угрозы и пытаться понимать их нетривиально, опосредованно. Как загадки, как сны, как метки, которые тебя одновременно и «вооружают тем, что ты предупрежден» и подготовлен к возможным провокациям. Новости идут плотным, сплошным потоком, чтобы мы были в постоянном напряжении, чтобы были в тонусе, чтобы мы не расслаблялись, ни на мгновение не отпуская нас, и не давая нам шанса отвлечься на что-то другие, заполнив наше время и творческую активность. Ибо на наш век еще хватит.

Чтобы изменить свое мнение, нужны веские на то причины, и веские основания, потому что нужно быть разборчивым, дальновидным и последовательным к грядущей оценке и последствиям. Потому что так не бывает, чтобы человек резко изменил свое мнение под воздействием внешних обстоятельств, как будто для него открылось другое измерение, как будто он почувствовал что-то значимое, что он прежде не знал, из-за недостатка знаний, нехватки информации. Как могут люди примыкать к совершенно различным политическим силам, выбирая сильную сторону или выбирая противодействие просто из-за протестных настроений. Что заставляет их отказываться от своего личного, ради общего, коллективного интереса? На что человек готов пойти, на какие ограничения, и на какие уступки, ради общего блага и великой цели? Как они в противоборстве, почему делают ставку не на вооруженные силы, а на МВД, потому что армия идет на военный конфликт, а у них главный приоритет это удержание власти, подавление мятежа, узурпация власти, попытка контролировать власть в своих регионах, создание полицейского государства, чтобы настроить всю государственную машину на мобилизацию общества, произвести отсев всех деструктивных элементов. Нужно создать базисную площадку, чтобы поляризовать общество. Им это нужно чтобы быть эффективными, нужна четкая модель. Беда в том, что в Украине этот путь возможен через серьезную реформу, однако продуманного, четкого и последовательного плана реформ ни у кого нет, рациональных и четких предложений нету. Им тупо нужна власть. Нет старой бюрократии, все институты власти сломаны. Захвативший здание, все равно что дикарь с машиной, которая для него «груда металла». Люди подготовленные, люди работали годами, они были функционерами системы, простыми исполнителями. Молодчик, который захватил здание, не сядет за комп начислять пенсии и пособия, его интересуют материальные ценности, мародерство, легкая добыча ввиду отсутствия четкой работы правоохранительных органов. При параличе власти и бездействии охранительной системы они просто хотят себя проявить, и просто не знают как, поэтому и примыкают к силе, от нее и отступят, когда сила станет слабой. Нет такой силы, которая сделала бы меня слабым. Все на показуху, при желании можно найти аргументы в пользу каждой из сторон. Все зависит, на чьей ты стороне. Можно делать вещи, предпринимать резкие активные действия, но это будут или промахи, или ошибки, просто этот путь, эта борьба, она неизбежна, будет конфликт интересов, будет противоборство, и оно идет на многих уровнях, на простом, на бытовом уровне, на политическом есть конфликт, это битва за страну, не как государственность или территорию, а как за землю и за край. Это одновременно и «крестовый поход детей», глядя на тех, которые выбили из здания администрации чиновников, это были просто дети. А почему ставят на колени? Просто одной победы на противником уже недостаточно, нужно еще подавить волю, сломать, унизить, вот в чем смысл коленопреклонения, это какой-то бытовой ритуальный акт, показать свое моральное превосходство, и это теперь делают в этом средневековом дикарства, все, к чему пришло в сломе устоев, просто от переизбытка напряжения в этом противостоянии, это ожесточение, оно обязательно возникнет, как в немецких фильмах «Эксперимент» и «Волна», в любом ракурсе, какие-то идеи начнут магнетизировать, подбирать в свою паству и «косить» людей. Потому что когда афро-бабулька на ролике в Ютюбе сказала: «если хотите воевать, то воюйте, хотя бы возьмите себе нормальные лозунги!». Они и вняли ей, «взяли» лозунги. Эти лозунги им для прикрытия- ширма, декорация. Эти лозунги узнаваемы и понятны. Тысячи лет народы уживались вместе, и так и было и задолго до того, как представители той или иной конфессии набирали критическую массу. Лозунги, связанные с конфессиональными различиями, те же религиозные противостояния, теперь речь идет о территориальных претензиях, почву для конфликта и любой удобоваримый правдоподобный повод для ссоры можно найти людей, для этого не нужно стараться, эти избирательные технологии манипуляции людьми давно подобраны и отработаны, а Украина как регион с неравномерным развитием территорий, страна, сотканная как лоскутное одеяло самый для этого что ни на есть благодатный в плане возможностей для конфликта и любого рода экспертиментов полигон. Те же деятели культуры поддержат любую ахинею от того, что четко не разбираются в поставленном вопросе, это не свободно мыслящие люди. Четыре месяца агрессивной пропаганды, информационной войны не научили людей разбираться, анализировать, просто люди выбирают этих двух зол наименьшую, и поступаются своими принципами и своими личными кодексами чести, внутренним голосом, голосом своей совести, потому что так удобно, идти в толпе, и не высовываться, оставаться незамеченным, не привлекая к себе лишнего внимания. Пока не перекрыли доступ к кислороду, пока репрессивно не стала на тебя давить система, пока тебя не заметили и приметили, что ты имитируешь лояльность к системе, ты не такой сознательный внутри, ты просто маскируешься под всех, камуфлируя свою убежденность наносным недовольством, ты перенимаешь только декоративную сторону, ты подражаешь ритуалам, обрядам, одежде в привычках, кто знает, что же за идейная «начинка» внутри тебя, «чужая душа- потемки». Служителям культа ведь не важно, веришь ты или нет, важно, чтобы ты принимал их сторону, чтобы ты был за них, или внешне за них, как прихожанин, как жертвователь. Но что происходит внутри тебя, им глубоко наплевать, им важно, чтобы ты был в их общности. А что происходит с тобой, им неведомо, ты для них инструмент той же борьбы за власть, ресурсы и влияние, борьбы за доминирование, ты капля в море, ты им для того, чтобы их сторона победила тьму и безверие, перевалила и перевесила, ты просто неумное неуемное большинство, только для того, чтобы обозначить себя, расти по карьерной лестнице, от того, какую сторону ты примешь, зависит и их личная успешность и эффективность. Иерархи в любой системе используют тебя, начиная от семьи, и заканчивая работой. Все зарабатывают на тебе, все юзают тебя по полной программе, вступая в различные связи, человек отдает себя, является питательной средой и рабочим инструментом, донором и реципиентом всего от всех, всем от всех чего-то да нужно, человек не может закрыться, потому что он социальное существо. Просто идет противостояние на совершенно разных уровнях и правы именно те, не потому, что оправдывают влияние за агрессию, а видят в этом предупредительный удар. Нужно проявить силу, показать свои зубы, звериный оскал, чтобы если кто нестойкий и неуверенный колеблется, он отказался от своих намерений. Просто зафиксироваться, чтобы отбить охоту не просто демонстрацией намерений, а просто от одного факта твоего присутствия, что «здесь пахнет русским духом». Те люди, которые под теми или иными предлогами предлагают тебе не отмалчиваться, те которые хотят, чтобы ты не оставался в сторонке, не хотят, чтобы ты разбирался, не хотят, чтобы ты дистанцировался от проблемы, они всеми силами тебя хотят втянуть в конфликт. Противоборствующим сторонам нужно твое мясо, которое хотят переварить, не отрыгнув. Это и есть крестовый поход, судя по декларируемым целям, которые хотят интегрировать в свое общество, которые хотят сделать членами союза, или какой-то ассоциации, отказаться от своего прошлого. Видят доминирующую силу, которая была раньше, не братские объятия и тиски, такое назойливое и неусыпное внимание, такие удушающие тиски, не брат с излишней опекой. Всю ситуацию настраивают так, чтобы показаться более либеральными, более свободными, более прагматичными, большими индивидуалистами. У всех тех, кто хочет тебя втянуть в конфликт, у них явно преступные цели, они покушаются на твою свободу, им нужна война, и они будут на ней даже не зарабатывать, а наживаться.
История постоянно проходит пути повторений. И мы живем в такое время, когда на наш век еще хватит. Каждые несколько лет что-то, да происходит. Получилось так, что за несколько лет до моего рождения, в 1979 начался конфликт в Афганистане, потом в 1989 начались горячие точки на всех территориях окраин бывшего СССР- Средняя Азия, Прибалтика, Закавказье. А потом уже с 1994 по 1996 Первая чеченская компания, с 1999 по 2001 была КТО в Дагестане, а потом в 2008 Грузино- Юго- Осетинский конфликт. и не успело пройти каких-то пять лет, новая военная компания, с приведением в БГ состояние войск- уже каждые пять лет что-то происходит и той или иной степени интенсивности, ситуация идет по нарастающей. Когда –то, когда я еще учился в школе говорили, что следующая война начнется, когда сменится целое поколение. Эти времена ушли в прошлое, жизнь прогрессирует. Борьба за ресурсы накаляется. Война идет на выживание, она никогда и не останавливалась, никогда. Темп и ритм жизни изменился, многие боятся не успеть, жизненный цикл перестал что-то значить, срок или возраст жизни сжался до смехотворных величин в нашем «веке скоростей», цикл одного поколения в 25 лет- немыслимо долгий срок в ходе которого сама среда может претерпеть колоссальные изменения, срок уменьшился, темп жизни вырос, вчерашнее уже неактуально. Все боятся не успеть, все хотят жить, никто не хочет оттягивать момент/синдром отложенного счастья, когда он может предъявить свои права, и требовать своей доли. Срок уменьшился в пять лет. Уже каждые пять лет что-то происходит из войн и конфликтов, как раздирающие тело мира гнойники и язвы, тлеющие конфликты и заваруи, постоянно кровоточащие раны, в том или ином месте прорывает, система безопасности и мира дает сбой, система неустойчива, в ней нет балласта, она не уравновешенная полярными, равными друг другу силами. Система стабильности не действует, в ней не осталось ни сдержек, ни противовесов и нет гарантий стабильности прописанной в доктринах и международном праве. Исповедуется право силы. В праве силы нет ничего правового. Примат права так и стал приматом приматов. Обезъянная сила, которая не считается ни с чем, выдернув чеку из гранаты, диктует свои условия и правила.

Человек не может отгородиться остаться в стороне, сделать вид, что тебя это не касается, у тебя другой путь и другие цели, и эти цели не совпадают, нарастающие милитаристские взгляды, нарастающий гул, все комментируют, как знатоки и эксперты, специалисты во всем происходящем. Простые обыватели, люди далекие от политики, они живут в условиях этого информационного шума, где обсуждение событий дает просто информационный повод, но постоянно что-то происходит, постоянно что-то комментируют. Просто есть лицо угрозы, это угроза нам, славянскому миру, кто-то ссорит между собой народы священного славянского союза, ведет беспощадную войну. Своими же руками вырастили манкуртов, которые ненавидят своих же. Свои же новые янычары, которые ненавидят своих кровных братьев, и готовы с ними воевать до страшного истребления. По легенде, даже Иван Гонта убил своих детей за то, что были католиками. Но это было всего лишь художественное преувеличение Шевченко, гипербола, не имевшая никакого отношения к фактической действительности. Это было преувеличение как урок и предостережение всем нам, показывающее во всех красках- «смотрите, вот на что люди были готовы ради убеждений!». Убеждения такая крайне непостоянная вещь, которая может быть спрямована и направлена в угоду текущему политическому моменту. Неужели на ней зиждется нечто несгибаемое, и нечто консервативное, что невозможно изменить к этому отношение? Превратились в рыхлую, податливую, подвижную массу всеобщее настроение, всеобщая романтика первого боя, ура патриотизм, когда все стали измерять телевизионными рейтингами. Это выдало всю ложь, всю фальшь, отвлечение от реальных проблем, от всего насущного и злободневного. Вся эта революционная патетика, за ней скрывается тотальная неразборчивость, несостоятельность и непрофессионализм новой команды, которые еще должны адаптироваться, заработать в полную руку, и иметь желание и настойчивость работать в такой тяжелый период, продемонстрировать кризисное управление.

Просто куча писателей и «братьев по цеху» обнаруживают и демонстрируют свою простую несостоятельность как онлайн публицисты, журналисты и полемики, нет сильной аналитики по теме, нет умных речей, нет пламенных воззваний, нет никого, кто бы разумно и аргументировано преподнес бы информацию, такого сильного не пишут ни Бузина, Лимонов и Жадан. Они что ли исписались, не могут написать сильную, взвешенную и мотивированную позицию, как они могут в своих книгах. Никто не высказался серьезно, эмоционально и от сердца, за что можно было бы поддержать, никто не сыграл на чувствах, в погоне за трендом, все стали писать мало и кратко, потому что повторяются, приводят факты из Википедии, их стало скучно и неинтересно читать. Тут масса всего происходит злободневного и горячего, а все на это смотрят сквозь пальцы, и это отображение в их статьях действительности неинтересно. Интересно в том, что можно узреть этот конфликт, что он живет в этих ребятах, которые едут позировать на майдан, опьяненные романтикой. Неспящие, которых используют как пешек в игре, сыпя щедро кучи солдатиков на самые опасные направления, в самое в самое пламя-полымя, в черный дым прокопченных покрышек. Все заигрались, выдвигая ультиматумы, ставя на место, обозначая присутствие, декларируя силу, делая громкие заявления, подкрепляясь прессой, пытаясь стать медийными фигурами, где эти писатели даже не статисты. Они уже не удел. Почему никто никого не остановил словом, не призвал к единению, все как-то ссучились, обмельчали, не стало видно лидеров, все показали, откуда получают зарплату, и откуда у кого кормушка. Цепные псы информационной войны. Конфликт не выдвинул сильных лидеров из народа, из низов. Он обозначил тех людей, которые благодаря конфликту стали заняли ключевые места. Все показали свою бесхребетность. Тимошенко заявив про партизанскую войну просто себя лишила дальнейшей поддержки, потому что теперь ее можно ставить в одну доску с радикалами, которые поддерживают силовое решение конфликта, не видя дальнейших путей для конструктивного диалога. Даже и не исчерпав возможностей решения вопросов иными методами, все дружно решились на открытое противостояние, подстрекатели, которые всегда выражаются, сильно не просчитывая последствия своих заявлений. Как будто у этих людей больше одной жизни, и жизнь и смысл ее состоит в том, чтобы составить после себя большие по воде круги. Эти люди тоже ведь чем-то рискуют. Эти люди не могут воодушевлять, они не могут заручиться поддержкой, люди которым просто перестали верить, которые подчеркнуто обозначают единодушие показательное, когда даже творческие, известные люди, мастера слова, архитекторы человеческих душ, писатели-фантасты, между собой не могут договориться, решая свой конфликт, принимая удар на себя. Просто проходит водораздел. Правильность состоит не в правильности позиции, как таковой, и чем она подкреплена, а какую ты занимаешь сторону, прямо как в споре «ты за папу, или за маму», за ту сторону, которая слабая, которую жалко, или за ту сторону, за которой стоит правда и справедливость, или за которой сила закона, и тебе приходится не юлить, а действительно определяться, потому что, приняв ту или иную сторону, ты заочно припишешь все нужные оправдание и аргументы в кучу. Нам всем доводилось ошибаться, мы тянули пустые лотерейные билеты, мы иногда все ставили на карту, делая на последние деньги шикарные подарки, мы всегда поддавались депрессии, когда она наступала, на нас всеми четырьмя тяжелыми лапами. За то, что подсказывают, как добить уже полуживого гладиатора, когда всему есть свой передел, и драться и до первой, и до последней крови, а когда льется кровь, ты удивляешься, как легко поддался на уговоры, и когда ты вписываешься во все, со своей настойчивостью и упрямством, это просто невозможно игнорировать, потому что ты считал калачом себя тертым. И если есть способная на все, сильная-пресильная сила, то это будет такой прессинг, который еще никому не снился. Когда ты накален до предела, и когда ты потом сжат, как пружина, ты восстанешь, все так, что о тебе заботится та сила, которая тебя породила. Когда ты возьмешься за меч, воинствующий и такой же обоюдоострый, пусть ты не плетешь придворных интриг, но этот твой намек, он прозрачный и тонкий на обстоятельства толстые. Когда жизнь берет тебя за грудки, когда крушатся ноги у исполинов, когда ты не чувствуешь, что эта сила тебя отпустила, когда ты чувствуешь пьянящую легкость, как будто погружаешься в воду, когда все тепло вокруг тебя настолько емко, что ты принимаешь его за комфорт и свободу. Тогда эту деталь внутри тебя не сломать, и не надо тебя пичкать другими иллюзиями, ведь что-то должно в тебе было восстать, чтобы другие пустили на тебя слюни, пусть тебя даже не пустят за стол и путь тебе не дадут ничего потрогать, но главное, что ты решился и открыл дверь, и уже деловито стоишь на пороге. Как будто возвращение из петли, реванш после электрического стула, а мир и так стоит в забытьи, погоняя заснувшего мула. Контроль за своими территориями, над своими доминионами. Война и противостояние обесценивает жизнь людей, делает их растерянными рассеянными и бессонными, все, к чему они привыкли, к такому укладу, к борьбе за жизнь.

Когда так как в банке тебя приучили к талончикам, и вдруг эта система летит к чертям, и ты требуешь определенности от взбесившейся автоматики, потому что ты платишь банку за обслуживание, и ты хочешь комфорта, а не средневековой очереди, так и здесь, когда в доме не работает лифт, ты идешь пешком, здесь ты реагируешь моментально, ты просто берешь и идешь, а здесь изрыгаешь проклятия сотрудникам банка, за их нерасторопности, и за нестабильность системы, за то, что привык к удобствам, а в очереди выживает сильнейший, это есть бунт автоматики, он обесценил право попасть к специалисту, и дальше выживать пришлось самостоятельно, потому что привилегии и номерки отняли, пришлось подстраиваться, адаптироваться, и потребовалась минута, чтобы люди как-то самоорганизовались, именно так люди реагируют на изменения, они тупят, им нужен лидер, нужно, чтобы кто-то их организовал, неохотно вальяжно, и они вольются в новую систему -но будет и упорство против нововведений, и стук тростью о пол, и злобное топание ногами, все это будет, потому что это издержки нововведений. Нововведения всегда сталкиваются с известным противодействием.

15.03.2014. Это вопрос не культурных традиций, и не вкусовых предпочтений, каждому пора определяться, за зло он, или за добро, или за зло, замаскированное под добро. В конфликте поднят вопрос даже не культурного кода. Вся пропаганда с обеих сторон и информационное воздействие ведется на уровне чистого манихейства- «добро» и «зло». Украина, в любом случае, выбирает между двух зол, которые никто не обозначил, те незначительные преференции, которые им дадут, бюджет, то же самое, те же яйца, только сбоку.
Почему ничего не выдают на-гора писатели и культурная элита, потому что они не пишут, нет, они, несомненно, пишут, но не торопятся обнародовать, потому что не знают, за кого они будут, не знают и не до конца уверены, кто победит, поэтому не торопятся обобщать и делать какие-то выводы, поскольку можно прогореть на взглядах, в которых нужно оставаться последовательным, и при этом придется корректировать свои выводы, в угоду новой власти, они не торопятся с завершением своих трудов, они также заняли малодушную выжидательную позицию, в то время как другие по полной программе отрабатывают свой политический заказ, как проститутки, за деньги, поступаясь своим мнением, взглядами и убеждениями. Проститутки при этом честнее, оставаясь продажными телом, они не торгуют своей честью, достоинством и душой. К тем, кто продает свою душу, ради угоды политического сиюминутного момента или инсинуаций, вообще патологически брезгливое отношение. Никто не берет на себя особо активную роль, чтобы не быть ни апологетом майдана, ни певцом революции, ни революционным трибуном, чтобы потом не гнить в лагерях, и не страдать за взгляды. Пока революция еще не стала пожирать собственных детей. Просто все пошли таким путем не эволюции, а революции, путем социальных потрясений, «такую дорожку ребята себе выбрали сами», «сережки с васильками» - все, как в песне у Растеряева. Все думают, что они лучше организуются после перемен, а как им организовываться, как будто раньше не было шансов пробиться и не получалось «крутиться»? Да, в моей семье энергичность и предприимчивость в крови, так сложилось, и так привелось, что это природное качество, куркули. Вот, всего из огромной семьи почти все работники по найму. Если бы хотели изменить условия игры, им бы не пришлось менять все. Ругают власть за невозможность открыть дело и эффективно вести бизнес, на коррумпированность, на то, что лавочку невозможно открыть из-за нерентабельности от высоких налоговых ставок и высокой удельной доли отчислений. Дело принципов каждого человека, кто готов организовать с нуля хозяйство, и дать работу людям, укрепиться всерьез, заняться делом, не ругать власть в кухонных спорах, оправдывая свою никчемность и бездействие, паралич воли, а сделать усилие над собой, поднатужиться.

Как так сказать, что ты должен меня убедить, но если это язык силы и принуждения, то тебе это ничего не даст, ты можешь заставить сказать, но это не будет голос от сердца, и тебя самого тяжело убедить. Расскажи, объясни, почему это герои, и кто герои? Неужели те люди, которые оказались случайно, так их свои же и убили. Значит, они не совсем герои, значит это мученики, люди, которые случайно погибли, тогда зачем их героизировать, ведь много людей оказались там случайно? Случайная смерть не делает героями, эти люди погибли не с оружием в руках, не во время атаки и лобового столкновения, они погибли бесчестной смертью, не во время нападения или штурма, а те люди, которых предательски убили в качестве провокации, для того, чтобы навесить эти жертвы, приписать их кровь преступной власти, чтобы замазать ее во всех смертных грехах, эти люди погибли, несомненно, трагически, но их бесчестно убили, подло и предательски. Но нет оснований полагать, что люди погибли за свои убеждения, никто не ответит за этих людей, никто не знал их лично так досконально, чтобы объяснить, как и почему они пришли сюда, и как они решили отстаивать свои принципы, этих людей приписали, чтобы раздуть число жертв, чтобы демонизировать власть, жертва людей этих не стоит того, чтобы ей теперь спекулировали все кому ни лень, использовали их имя в качестве прикрытия. Глубокая скорбь, удесятеренная подлым и бесчестным убийством, но делать из них жупел, знамя борьбы за перемены, за передел портфелей в министерствах, сфер влияния и распределения депутатских мандатов -тогда за что погибли эти люди, чего они добивались? Власть не станет честнее или менее коррумпированной, потому что для этого нужно воспитать целые поколения людей в уважении к труду, закону, порядку. Люди, которые пришли к власти циничным и преступным путем не могут приучить людей к порядку. Дикарство, варварство и анархия не приведут к цивилизации, будет что-то в плане мирового порядка в духе фабулы фильма «Планета обезьян», постиндустриальное средневековье, новый феодализм, развалины империи, деиндустриализация, обнищание, деградация, снижение жизненного уровня. Многие конфликты и стычки происходят на бытовом уровне, также гибнут люди в пьяных драках, потому что люди отстаивают свои принципы. Эти люди тоже борцы, по сути, идет борьба идей, столкновение Востока с Западом, идет цивилизационная война, и эта кровь, и эти (допустимые) жертвы, это просто искры от костра и щепки для костра, это просто питательная среда этого конфликта, чтобы костер разгорался с новой чудовищной силой. Да, все на большом моральном эмоциональном подъеме, но надолго ли хватит этого запала, надолго ли хватит? Можно сказать, что людей не остановить, и запущенный процесс разложения неизбежен, можно сказать, что процессы, которые существуют, необратимые. Как люди далеко готовы зайти, и когда вовремя пресечь все это, потому что кровь быстро приедается, люди пьянеют от нее, и уже не могут остановиться. Эти вирусные идеи, как болезни, они заражают других, они делают опасными целые местности, целые племена и народы, и надо подавлять этот мятеж. Не придут по колено в крови более цивилизованные, гуманные порядочные и честные. Тот, кто привлекает «титушек» на работу, просто выступает в качестве работодателя для ребят, приехавших из депрессивных регионов, которые наелись и кино, и торговыми центрами и бухлом, которые понимают, что эта жизнь проходит мимо них, никогда не купят авто, не заведут детей. Ради чего им жить? Ради того, чтобы с пивом на лавочке сидеть, глядя, как в люксовых тачках экстра класса проезжали другие самцы с девочками из эскорта. Они захотели новой искренности, новой открытости, новой честности и многих затянуто в эту воронку, гиблую воронку. Многие пришли потому, что интуитивно знали, что надо менять, но из-за простодушности и косноязычия не могли объяснить даже несколькими предложениями, почему многих позвал внутренний голос. Многие посчитали возможным отстаивать свои убеждения протестом, действиями, а не просто словами, рассуждениями и диспутами. Настало им время делом доказать, на что они годны. Но с другой стороны, они получают шанс, который бы им прежде не представился. Единственный раз, когда они могут кем-то стать, но для этого им нужно через кого-то и чего-то преступить, а иногда и преступить через самих себя.

Сон на 15.03.2014 был таков, что мы с Комаром идем по дачным участкам, где-то в загородном поселке, таком, как Сосновый бор, как какой-то дачный городок в Подмосковье, где большая усадьба, и у каждого просвечивающийся забор, как в фильмах про тридцатые годы. И там картинки такие с Дарвином, какие-то маленькие портретики, прямо на полу, в земле, посеянные в траве. Комар рассказывает, что владельцы этих домов состоятельные люди, которые не столько занимают свои посты, сколько являются еще и попутно духовными наставниками, у них, у каждого есть своя паства, церковь, и приход. А потом я оказываюсь на какой-то конференции, на какой-то демонстрации фильма. Потом туда заваливаются куча мужиков, в каких-то клоунских нарядах, какие-то ряженые, и они устроили этот форменный балаган.

Почему никто из нас не может разобраться с прошлым, почему мы имеем кучу взглядов и мнений по поводу нашего общего прошлого, вот почему мы деремся из-за того, что неоднозначно трактуем события истории, наше «неканоничное», спорное прошлое, которое мы переписываем и переоцениваем в угоду политического момента, потому что мы неодинаково, по-разному, воспринимаем настоящее, и также и видим наше будущее совершенно разно. Поэтому не может быть единообразного подхода ни к трактовке, ни к пониманию событий, невозможно единодушие и единомыслие. Единомыслие хоть и сплачивает, но обедняет нас, потому что нет других мнений, плюрализма, многоголосия. Монолог контрпродуктивен, потому что опирается на один двигатель, у которого нет конфликта и противодействий, нет топлива, нет необходимости отстаивать свою точку зрения, нет борьбы, нет препятствий, ничто не держит в тонусе. В этом движении, и в этом стремлении, угадывается пульс жизни, который никто не сможет загасить.

Вот почему ничто так не цепляет, слезы нарываются только от фильма «9 рота» и только от фильма «полная иллюминация», ничто тебя так не растрогало, как будто слезные железы запоминают то место, где они начинают проливаться каждый раз, когда ты видишь ту же сцену.

Просто есть куча других факторов, других стрессовых проблем во внутренней политике, другие заботы, но все дружно переключились на Украину, отвлек стойкий информационный шум от сильного подорожания товаров и услуг, которое произошло от того, что все стали массово скупать евро. Здесь двойные стандарты. Даже фильм «Седьмой спутник» Алексея Германа старшего не дает однозначного ответа, и не показал, где нужно быть и какой силы держаться во время революционных событий, не дал никакого универсального совета, как и фильмы «Адмиралъ» и «Жизнь Клима Самгина». Наверное, каждое время вынуждает выбирать, полагаясь и рискуя, на свой собственный, внутренний исстраданный выбор и интуицию. И не может быть общих рецептов, не может быть предписаний, каждый должен определяться и выбирать сам, принимать решение, выбор стоит за каждым в отдельности. Каждый должен выбирать, подчас даже интуитивно. Ребята, которые качают мышцы, знают для чего они ходят в спортзал, для того, чтобы стать сильными. Сильными стать, чтобы идти в быки, проявлять агрессию, только им дали еще и политическое занятие, те же погромщики «под заказ». Каждые сто лет происходит нечто подобное, и ничто не меняется, не нужно изучать истории революций, на наших глазах происходит тоже самое. Также, как раньше. Ничего нового не придумано. Старые схемы на новый лад, социальная инженерия. Манипуляция массами. «Задумывают революции романтики, делают и претворяют в жизнь фанатики, а пользуются подонки». И здесь получается, что люди, у которых не было никакого политического и социального будущего, снесли всю государственную машину, с ее установлениями, с ее предписаниями, графиками, режимами, регламентами. Не жалко эту систему, раз она была такая рыхлая, гнилая и неустойчивая, что так быстро рассыпалась, значит, она была негодной. Что дальше? В голове у этих людей нет стратегического видения, даже ближайшей перспективы. Нет профессиональных антикризисных и подготовленных управленцев, нет советников, нет людей, заинтересованных в более справедливом социальном устройстве общества, ведь нужен целый аппарат людей, которые выправят положение и имеющиеся перекосы, антикризисные управляющие. Да и в старой системе такие люди никогда бы не пришли к власти при действующих условиях. Такой долбонул их импульс, вынес их на поверхность на гребне волны. Те творческие люди, все эти кудесники слова, все эти стонущие рокеры «накаркали» революцию, и что произошло, то произошло, настал самый честный и одновременно страшный час, когда пошло –поехало, что стало страшно от неконтролируемого разгула, от революции, от неограниченной безграничной власти, тех кто не боится «ни Бога, ни черта», ни писаных людьми законов. То, что они так трогательно и романтически настроенно воспевали, эти полученные взахлеб вольности смогли сокрушить, и сминать людей, как железный поток, потому что за этой безграничной свободой стоит беспредел, отсутствие ответственности за преступления, за нарушения, падение нравственных устоев. То, что никакой управы не стало на тех, которые объявили закон вне самого закона. Потому что, когда произошло материальное воплощение этих чаяний и надежд, люди увидели, как это работает, саму свободу с черного хода. Политики просто «грузили» народ, просто обрабатывали население, лет двадцать вдалбливали эту лютую и животную русофобию, распевали песни, это все откладывалось в их башках, и наконец, сработало.

Как эти агитки про «алармика», книжки-малышки, эти прокламации, все это давно было придумано и «изобретено», теперь просто стали адаптировать и вытащили наружу. Если парень крепкий, без вредных привычек, его кто-то подберет, он же не может быть сам по себе, он обязательно будет подобран кем-то, кто-то за него да ухватится, его возьмут в оборот, в военно-полевые игры, и в лагеря, в которых ему промоют мозги, где его убедят, его обработают, потому что это их работа, и они и подкованы, и это их профессия убеждать. Рано или поздно это заработает, рано или поздно они сдадутся, поверят. Все посеянные в них семена дадут всходы, а иначе и быть не может. Любое действие приводит к результату. Просто они не настолько подготовлены, чтобы разобраться и определиться, с кем идти по жизни, и какие за это будут последствия -после того, как его возьмут на крючок, или будет повязан первой кровью, после больше и дальше некуда будет отступать, из этой парадигмы и системы уже не будет выхода, мышеловка захлопнется. Когда вместе совершаются преступления есть азарт и драйв только потом перед законом и людьми каждый отвечает сам за себя и на этом «чувство локтя» заканчивается. Как «дружно рубили канаты», ложная дымка «товарищества» развеивается, никто не хочет брать на себя чужую вину, и все «дартаньянство» сходит «на нет». Все становятся жалкими, малодушными и трусливо-боязливыми, когда все испугаются, ведь «у страха глаза велики».

Рокеры, увидев последствия того, что они себе насочиняли в своих утопиях и антиутопиях, приход к власти правых, радикальных, тоталитарных сил, узурпацию власти, диктат. Они на явь увидят, как материализуются их сладкие сны и грезы. Они проклинали застой и стабильность, презирают свое паразитическое безволие, черствую обезвоженную скуку настоящего и «день сурка», так теперь они увидят всю чуму анархии, «пожар на оба ваших дома». Увидят всю свою несерьезность, и все свои призывы, бойкоты, мелко-пакостный бытовой «порнографический» акционизм. Увидев и охренев от того, что сами вызвали к жизни, какого чертенка выпустили из табакерки, какому чертику дали «путевку в жизнь», какой ящик Пандоры открыли, какой «джин вышел из бутылки». Не поверят глазам своим. Человек взрослый смог бы разобраться, он бы определился, он бы знал в «Седьмом спутнике», у него-то было полно житейского опыта, вагон и маленькая тележка, но не смог вылавировать. Разом все обрушилось, вся система сдержек и противовесов, весь старый строй пошел на слом, не смог приспособиться к обстоятельствам. Просто все развивается, как болезнь, которая косит все области, все заражение проходит инкубационный период. Везде «раз за разом» захватывали районные администрации, а что дальше? Ну и сформулируют, выдвинут требования, и будет представительство во всех органах власти, но это будет некомпетентная власть, власть, у которой нет будущего, потому что она не может держаться на одной только силе. Половина народа вымрет от голода, от плохого и неразумного хозяйствования, а чтобы так жить, нужно, чтобы на них рабы работали бесплатно. Люди ведь разбегутся, все, которые могут работать, уйдут и некем будет командовать. Никто не сможет исполнять свои обязательства. Никто не ответит за промахи, за отступление. Кто поселял эту смуту, хаос, раздрай и раздор? Только сломав до основания систему, можно построить что-то новое, а так, будет просто реставрация старого режима, с теми же неспособными ни к чему, с неэффективными людьми, с плохой командой, которая ни на что не годится, и не способна работать. Когда были команды Саддама, Чавеса, Кастро или Ленина, так это были профессиональные юристы руководители, образованные и грамотные люди, они понимали, что невозможен был их приход к власти эволюционным путем, или путем действующих выборных процедур. За бюрократическими проволочками они никогда бы не получили ни поддержку, ни одобрение народа, ни мандат на власть, и видя захваты частей и арсеналов я видел, что люди смотрели фильмы про Че Гевару и ознакомлены с методами ведения им партизанской войны. Когда выводили детей из здания, завативши местную администрацию, я увидел, что это «крестовый поход детей», так бы они пошли в бандитские группировки, а так они пошли в команду- когорту местечковых революционеров. Это от бесперспективности, от беспросвета, они полезли туда от безальтернативности будущего. Что им делать в их «депрессивных регионах»? Справляться самим, когда нет ни поддержки молодым специалистам, ни распределения? Получить аттестаты и образование, по которому они никогда не будут работать? Приспосабливаться, как родители, и никогда не вылезти из долгового рабства, от кабалы, от житейской несправедливости? Мы не чуем законы, в которых не видим справедливости. В первую очередь, даже не будучи разборчивыми в праве, и не будучи грамотными с правовой точки зрения, человек безошибочно выцепит лажу, разберется, потому что в законах должно быть заложено семя справедливости.

В минуты потрясений такая вещь, как нравы и мораль вообще отходят на задний план. Люди думают о самосохранении, думают, скорее, как раньше о выгоде, о том, как бы сохранить себя.

Когда услышал про эту операцию «Механический апельсин», понял, что это тот «Заводной (механический) апельсин», только не в «каноническом» переводе, а «оранжевый» из-за того, что в английском языке слова «оранж» и «апельсин» имеют одно и то же значение. Тогда у власти были «оранжевые», и Ющенко и вероятность конфликта была высокой, хотя бы потому, что Ющенко поставил за цель вступление Украины в НАТО, а Медведев нервничал, даже в своем видеоблоге, рассказывая про резкое ухудшение отношений. Янукович после прихода к власти не сделал ничего, чтобы исключить эти риски. Хоть и формально «новая метла по новому метет», и «все, что связано с прежним императором, подлежит забвению». Да, он свернул программу по НАТО, но так и не сделал русский язык вторым государственным. Из всего его настроя, тех надежд, которые на него возлагали, ничего не было выполнено, промаялся все эти годы, похапал, и на этом все завершилось. Не исключалось и силовое разрешение конфликта, к тому же, в статье был прогноз применения сил и подразделений из состава войска Московского военного округа, который был упразднен. Все наглядно подтверждает, что статья была писана в 2008 году, еще до конфликта, все просчитывалось, все отрабатывалось, просто как мобилизационные планы, они разрабатываются всерьез и надолго, а потом только уточняются, так и здесь, все то, что сейчас ожило, все имеет давние и долгие заготовки, которые сейчас наши свое применение, труды людей не пропали зря, все шаблоны и сценарии пригодились, все пошло в ход, все сработало в оборот. И другой смысл произведения «заводной апельсин» состоит в том, что хулигану подавляют волю. И так и здесь, в этой информационной атаке Украина это зарвавшийся хулиган, которого пора поставить на место, вот такое аллегорическое сравнение. И противостояние продолжается, после шестидесяти-семидесяти лет война идет, ни прекращаясь ни на миг, просто из острой фазы переходит в другие формы, продолжается противостояние, цивилизационное столкновение не просто культур, но и ценностей, мировосприятия, архитектуры, нового мирового порядка и уклада. Раньше никому не мешало различие, раньше никого не тревожила разность/неравномерность в развитии регионов Украины (где были полная газификаиця, лучше дороги или не было проблем с водообеспечением), может, была и настороженность, и недоверие, но все сгладилось, не пришел тот срок раньше, до майдана, самосознание еще спало, как в постере фильма «полная иллюминация», как Будда с закрытыми глазами, сознание которого пока спит. Тут он проснулся, и это стало страшно для многих, от того, что человек пошел ва-банк, его сумели раскочегарить, раззадорить, разозлить, прогневать, раскачать и настроить. Все увидели, как он страшен, как лютует, как он готов биться со средневековыми средствами, тем дубьем, которое попалось ему пол руку. Если он с таким чувством, такой железной волей готов драться с тем дубьем, вилами и топорами, которые у него есть, то как он будет воевать, если ему вместо спортивного или травматического оружия попадет гладкоствольное и нарезное, огнестрельное оружие? На что будет способен человек, который получил неплохую практику ведения боев в городе? Человек, который подготовлен не то, что к тактике боя, тактике уличного боя. У многих недоставало этого практического боевого опыта, который теперь у них есть в избытке. Это раньше во всех учебниках было про войны на практике, и про битвы в чистом поле, где танковые колонны идут друг на друга маршевыми колоннами. Метод ведения современного общевойскового боя поменялся. С учетом сил и средств, которые проявили себя на майдане, теперь годны разве на что на партизанщину.

Просто до поры до времени тебя ничего не задевает, пытаешься переоценить свое творчество, и всегда приходишь к выводу, что есть доля предчувствия того, что делаешь, или доля предсказания присутствует. Когда писал «Мачо Пикачу» и «Сувенир», видел зарождавшийся конфликт между Россией и Украиной, предсказал «болотную» в «Заштатнике», потом был «левый берег» который не стал писать, чтобы не сбылось, но сценарий стал реализовываться и помимо моей воли. Чтобы ты не писал, оно имеет под собой почву и основания, какие-то идеи. Все мы люди, мы все чем-то занимаемся, что-то продуцируем, какие-то идеи вызываем к жизни, порой даже подчас не особо жизнеспособные, и они борются за свое право на существование, на отвоевывание своей «законной» территории. А властям чего нужно? Тотальный контроль, власть и ресурсы, а не «мир ради мира земле» и накормить всех голодных. Кого назначают в министерство -героев автомайдана, без опыта управления, актера министром культуры, «антикорупционную» журналистку курировать борьбу с коррупцией. Нужна система мер, нужна программа действий- дилетантство новых в порученных им сферах показательно. Назначение говорит о том, что опытные менеджеры и эксперты в вопросах экономики и финансов в стратегических вопросах оказались не удел. И в спасении ситуации никто не заинтересован. Как ни тревожно от событий но все поверхностно, нет профессионального подхода, кто-то сильной риторикой пытается сделать людей неравнодушными, болезненными репликами воплями истериками привлечь всеобщее внимание, когда замалчивать проблему не удается. Разобраться сложно, все признают проблему, обнаруживают умение делать выводы, но не способны предлагать эффективные пути решения.

Время идет, меняется твое отношение, либо ты крепнешь (крепчаешь) в своих убеждениях, либо принимаешь другую точку зрения. Нет ничего постоянного, меняется уровень угроз, интенсивность конфликта. Смотришь со стороны и видишь, какая неправота происходит с разных сторон, это все ожесточает, либо эта сдержанность, либо это просто испытание и провокация, либо просто разведка боем, чтобы узнать силу намерения и разойтись. «Стояние на Угре» ничем не завершилось, все разошлись восвояси. Понять, что все происходит не понарошку, что все серьезно, агрессивно и радикально настроены. Этого не описывал прежде никто, то, что случилось это, как эпизод из фильма «Антикиллер», когда снайпер спровоцировал обоюдную стрельбу с обоих сторон на стрелке, когда все стали истреблять друг друга. И уже не важно, у всех были взаимные обиды и претензии, и при всем при этом никто не стал замечать в упор самого главного- общих точек соприкосновения, общих корней, общих интересов, общей истории и добрососедства, связей, видя угрозу друг в друге, в силе друг друга, или в упорстве или упрямстве одного другого, в нежелании идти на компромисс и делать уступки, потому что компромисс и готовность договориться, способность уступать, всегда будет восприниматься не как поддавки, а как слабость, как безволие, как попытка сдаться на милость победителя, и быть манипулируемыми. Просто попытка заявить о себе, своей решительностью и силой, ответить агрессией на агрессию. Происходят вполне очевидные вещи, но как они поляризируют людей на обе стороны баррикады, люди не сходятся во мнениях, начинают яростно защищать свою точку зрения, готовы вразумлять друг друга до крови и преступая жизни. внедряясь в прерогативу Бога, готовы заставить других поверить в то, что самим давно бы и показалось неправдоподобным, что человек уже не исключает ничего, что он опасается самого себя, своей реакции. Я сам себя боюсь, мне за себя страшного от того, на что я готов. От того, что я не смогу себя контролировать, из-за того, что я так заряжен речами и того, что начитался, что не могу нормально спать, что у меня жажда действия, и пусть оно будет какое-то нелепое, бестолковое и необдуманное, но это уже рефлекс и импульс, которые начинают прорываться наружу, уже заведенный этим лихорадочным, спорадическим действием, ты уже настраиваешь себя, ты уже живешь и идешь, не чуя под собой почвы, ты звереешь, ты идешь, не чувствуя перед собой ни контроля, ни ограничения, ни лимита.

Сегодня 16.03.2014, долгий сон и такой тревожный. Последние несколько дней снится тревожные сны, как-то все накопилось, может из-за моей писанины во сне не получается быть полностью расслабленным.

Сон на 18.03.2014 был таков, что я увидел женский орган, но не изнутри, а снаружи, и крупным планом. Так оно и показало, что было в этот день- мы поехали в роддом, и когда в метро скопилось большое количество народа, а увеличился интервал в передвижении поездов, то Жена забеспокоилась и заволновалась, как мы будем добираться, и мы вышли наверх и стали ловить тачку, в итоге от бесполезного ожидания и «голосования», мы позвонили, и вызвали такси по телефону, потому что я чуть не тормознул машину ГИБДД, которая ехала прямиком навстречу. А потом мы доехали достаточно быстро, в машине у водителя играл ланж, и меня почти подрубило, благо, я прежде сытно поел в обед дома так, что меня разморило. Пару раз в пути были острые ситуации, и он с 13.40 за 40 минут нас доставил к роддому. А там мы ждали, когда подойдет врач. Пока она шла, я прочитал всю методичку-брошюру с продакт плейсмент памперс Комаровского про детей, и детские вопросы от гигиены и заканчивая развитием. Она пришла, спросила у Жены про последнюю менструацию. Я задал важный вопрос, как отразится травма на положении, которое следует занять роженице, при этом я подчеркнул, что мы посещали курсы будущих молодых родителей. «А имя мальчику придумали?»- спросила она. «Назар». «Назар?» посмотрела Жена на меня с удивлением, типа «я еще не одобрила». Врач сказала: «а что, хорошее имя. Зато не Апполиннар, а то, знаете с такими именами становятся дети «ни то, ни се». Красивое имя.»- сказала она, как бы успокоив Жену, важно было мне получить и ее одобрение и заручиться ее поддержкой, как авторитетом специалиста. Важный мы вопрос решили сегодня, когда мама сказала на выбор имени сына, когда я решил поиграть с ней в «Угадайку»: «я знаю, что это точно не твое имя, ни имя брата, ни имя отца». «Да» сказал я: «Мама, ты слишком догадлива, чтобы были озвучены и без того очевидные вещи». Вечером, когда мы с Женой разговаривали на тему имени, я сказал, что имя ребенка должно быть универсальным, чтобы его понимали люди разных культур: и иудеи, и православные, и мусульмане. Несмотря на то, что имя также традиционно украинское, и даже нашел ту статью 2009 года, где было указано, что самое популярное имя в Украине в 2008 году. В прошлом году самые популярные имена Артем и Софья, так что в России это не настолько традиционное имя, как раньше. Имя Алексей сейчас по популярности на 13 месте, а Елисей на 50-м. Это имя не псевдо- славянское, которыми стало модно теперь именовать. Стали думать насчет производности отчества, я сказал, что многим красивым мужским именами при отчестве все производные звучат не так красиво. Такое же имя универсальное, как и Назар, пожалуй, только Моисей- Моше - Муса.

07.04.2014. Теперь, когда меня заинтересовала родословная, все вышло так, что я обратил внимание на эти поиски с декабря 2012 года. С декабря 2013 года мое внимание заняла и поглотила Украина, как информационный повод, что все события и все свободное время были посвящены попыткам получить максимум информации по теме. И я стал раньше обращаться с поисковыми запросами по теме еще задолго до того, как о них заговорили, и они стали медийными персонажами. Я был более проинформирован, когда интерес к теме зарождался. И тогда, когда мое творчество было направлено на розыск данных о моей семье, я понял, что смысл состоит не в фантазировании, не в построении моей реальности, а творчество в самом отыскивании информации, нетривиальном и креативном подходе, и в самом расследовании, нити получения данных, не в придумывании и реконструкции, а в открытиях, и в результате как плоде познания и в самом процессе поиска. Теперь я понимаю, что сейчас стоит трех разных альтернативных версий творчества, связанного с моими предками, или опосредованно связанного с моими предками, с моими предположительным предкам или лже-предкам, и ничего со мной общего не имеющих, так что с натяжкой, отдаленно или гипотетически можно считать имеющим отношение ко мне, и к моим корням. Во-вторых, остальное творчество зачем мне интересно читать все то, что не имеет отношение к корням, и что нравится, неужели это не использовать для черпания, как источник вдохновения, или выработки самостоятельного стиля или художественных решений, не для черпания идеи, а для удовольствия, для поиска, для духовных запросов. Творчество, чтобы разобраться в себе, чтобы все поставить на полки, чтобы самому совершить нечто важное, а этот период раздумий, период раскачки, период утряски, усушки впечатлений, период переосмысления, период не стагнации, а внутреннего роста, который, может, и подтолкнет к какому-то дальнейшему творчеству. Ни дня без строчки, это оправдание графоманства, строчка - духовный рост и саморазвитие, внутренняя духовная эволюция. На помощь мне приходит музыка, которую слушал, раньше она работала, как допинг, как мое топливо, которое служит подзарядкой моим внутренним резервам. Как я обращался не раз в своем творчестве, которая оказала заметное влияние на мое развитие и становление. Бессмысленно отрицать тот вклад, который оказала рок-культура на развитие меня, как личности. Рок-культура дала толчок, свободный воздух, желание творить. Рок-музыка меня раскрепостила во всех отношениях, заставила смотреть иначе на мир, показала всю глубину, «Царство Подлинной Свободы», которую было тяжело усваивать. Ее отсутствие в ходе моей учебы в университете, чтобы ее отсутствие я ощущал болезненно и напряженно. Музыка дала возможность находить контакты и точки соприкосновения, схожие музыкальные вкусы, чтобы теснее и ближе сходиться со сверстниками на почве общих интересов. Может быть, именно поэтому что в свете последней недели, так заговорили часто о Кобейне, так что я даже Ангеллону, который мне звонил, сказал, что я пять лет думал, на кого же ты похож, а теперь я только понял. «10 лет» он поправил меня. «На Криста Новоселича»- сказал я: «Не знаю, почему твое лицо мне было приятно и знакомо, а теперь я понимаю, в чем все дело, в том, что сработала зрительная память и ассоциативные ряды, и вот почему мне недавно открылось». Я недавно задумался о творчестве, почему оно выбирает конкретную голову, почему оно находит душу, что многие поэты не помнят своих стихов, потому что их посещает муза, и находит тех, кто больше ищет, просто транслирует, как комп без жесткого диска. А может быть, ищет больше тех, кто удачлив, на фоне дней рождения. У моего крестника день рождения был 30 марта, 23 марта у Деда, потом у меня, потом 6-го у Блонды, а 9-го у Русой -так кучно расползлись дни рождения, что мы отмечаем почти друг за другом, у стольких знакомых они расположены столь близко.

12.04.2014. Помню байдарочное весло троюродного брата, которое было у них дома, у Тети Лиды, возвышаясь на мебельной стенке, как рождественская звезда на елке. Спорт сильно повлиял на характер брата, и предопределил его занятие- потому что бизнес-«смесь спорта и войны», от напористости и силы характера он стал «пробивным», жестким, упорным и настойчивым в достижении поставленных целей, ну и жена у него сама предприимчивая по натуре. Он разжился в своем чулочно-носочном бизнесе от прилавка метр на метр до нескольких квартир – увеличив количество торговых точек. Он и сам стоял за прилавком, когда я в первый мои отпуск после поступления в 1999 году приезжал в облцентр. Даже есть фотография, где мы с ним «торгуем», и это для меня было как бы в диковинку, чтобы почувствовать, что значит «стоять у прилавка». И это уже было не так зазорно, как раньше, в восьмидесятые клеймили и стыдили мои родители-которые теперь не имеют ничего, и им не на что рассчитывать. И вовсе не западло. И не торгаши. Сейчас этим никого не клеймят, и в вину никому не ставят. Такая же профессия, как и все остальные, ни хуже, ни лучше. Любая профессия хороша, та, которая приносит пользу людям, которая нужна и которая востребована, которая позволяет хранить ноги и «хозяйство» в тепле, даже та, которой приходится работать на открытом воздухе. Когда наступают такие события, лихие времена, трудная година, твоя прежняя профессия не имеет никакого значения. Вся прежняя жизнь теряет какой-либо смысл. «Веселi часи, брате, настали».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 7
Количество просмотров: 56
Опубликовано: 24.03.2018 в 09:02
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора

Наир Арушимов     (24.03.2018 в 12:26)
Но это фундаментальный труд ничего не скажешь, сейчас к самым интересным хронологически подходит

Алексей Сергиенко     (24.03.2018 в 12:37)
Я простой обыватель и не претендую на серьезный анализ, делаюсь своим впечатлениями и жизненными наблюдениями. Было неправильно, длительное время держать это все в себе. Тем более, что ситуация не развивается позитивно. Но я не использую эту площадку для политических дискуссий и обсуждений ситуации. Я считаю это неуместным- греть руки на костре конфликта. В книге ценные для меня и болезненные переживания. Я обычный человек. Я думаю, многие из нас столько всего передумали за это время.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1