Случай в квадрате 37, 2


Случай в квадрате 37, 2
 

Случай в квадрате 37, 2

Утром Пашка заваривал кофе, включил телевизор и понял, что сошёл с ума. Ему казалось, что все слова диктора в новостях касаются, так или иначе, его.
Недавно Пашку не пустили в Дом Кино, была премьера. Он сочинил стихотворение, в котором обида была налицо. На экране сейчас он видел директора Дома Кино, произносящего оправдательные слова.
Директор говорил о том, что в вотчину кинематографистов легко попасть, но, желательно, иметь членский билет Союза кинематографистов.
В последние два дня Пашка посетил два театра - Ленком и им. Маяковского. Он обнаружил сейчас на себе красный свитер, который любил надевать дома, и понял, что в театр Маяковского может ходить, как к себе домой, ибо красный цвет был цветом этого театра. Вообще Пашка полюбил театр и считал, что может играть сам в театре. А занимался он, профессионально, фотографией. И сейчас, прихлёбывая кофе, он случайно глянул в окно и изумился увиденному: на противоположной стороне дороги, прямо напротив своего подъезда, стояли две фотокамеры на штативах и два фотографа - один в красном, другой в чёрном. В это время на экране телевизора появился человек в чёрной водолазке, а у Пашки мелькнула мысль, что он из театра Ленком, или каким-либо с образом принадлежит этому театру. Пашке захотелось выйти и поговорить с фотографами, но что-то мешало. Он выключил телевизор и включил радио. По радио, очевидно, шла постановка. Голос произносил следующие слова: "С этого дня круг его знакомств, его общение с людьми пошло на убыль. Родственники и друзья постепенно прекратили с ним всякие отношения". Пашка выключил радио и сильно перепугался. "Интересно, какой у меня диагноз... наверное, мания величия, или..." Он посмотрел в окно, фотографы не уходили.
Пашка уже начал жалеть, что приехал в Москву, снял квартиру и всё прочее. Накинув зелёную куртку, он понял, что сейчас положительно обозначен в глазах людей, потому что зелёный цвет счастливый, цвет свободы и надежды. Пашка побежал вниз по лестнице. Выбежав из подъезда, он как раз оказался перед пешеходным переходом: машины стояли, люди спокойно шли. Пашка увидел, что ни камер, ни фотографов уже нет. Он понял, что спокойствия ему не видать, вернулся в квартиру и не понимал, с чего начать, что, собственно, делать дальше. Жёлтые портьеры свидетельствовали о его страхе, о том, что боится чужого присутствия, взгляда и поэтому закрывает окно на ночь - и вообще.
Пашка достал свои детские фотографии, с недоумением смотрел на них, жалел о прошлом, о том времени, когда он был ещё нормальным. Зачем он занялся театром, организовал театральную студию? Сам читал стихи, удивлялся, что это у него выходит даже очень хорошо. Взгляды присутствующих подтверждали это. Потом - выбрал пьесу, роль, которая его захватила... Сейчас он жалел обо всём этом. Достал фотографию с матерью и, вдруг поразился тому, что мама никогда ему не звонила, а всегда звонил он... и сестра... Поздравляла только со днём рождения. Звонил всегда он. Они могли без него, а он... Мать никогда не поздравляла его с праздниками. Но он помнил её письма к нему, когда служил в армии.
Пашка облегчённо вздохнул. Что с ним сейчас, что? Он сомневается в любви и внимании родных? С этими мыслями Пашка снова нажал кнопку телевизора. Выступал президент страны: "Пусть зайцы не посещают этот огород". Президент улыбнулся, а на лице Пашки был испуг. Он выключил телевизор. Всё, о чём он ни думал, всё резонировало с окружающей средой, образуя связь, от которой он не в силах был отделаться. Мысли Пашки перебил резкий междугородный телефонный звонок. "Мама, мама, это ты?" Голос матери показался ему другим, вернее - далёким, из его детства. Она говорила, что пора бы ему приехать. Мать говорила, а Пашка думал, что и вправду уже очень долго не звонил домой.
"Да я, мам, тут приболел немного, надо бы выздороветь..." Она не говорила, спрашивала, советовала, предостерегала, а Пашка думал о том, что надо бы бежать на вокзал за билетами, а может, и сразу собраться, не тянуть.
И всё-таки Пашка решил ехать домой на следующий день.
Утром он снова увидел двух фотографов с камерами. Прямо в трусах, Пашка вышел на лестничную клетку и позвонил в соседнюю квартиру, где жила Надежда, она была пианистка. Улыбающаяся девушка открыла ему дверь:
- Что случилось, Паш?
Он взял её за руку.
- Пойдём, я тебе кое-что покажу.
- Что? Что-то новенькое выучил?
Они сидели за кухонным столом друг напротив друга. Её счастливые глаза смущали его.
- Вот, посмотри, - рука Пашки указала на фотографов, - видишь?
- Да, вижу.
- Что ты видишь?
- Фотографируют что-то или кого-то.
Пашке вдруг врезалась мысль, что на Наде чёрная кофта...
- Ну, что скажешь? - улыбнулась она, - ты весь красный какой-то, ты часом не заболел? Пошёл бы оделся, чего голый стоишь?
Пашке было не до смеха.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 23.03.2018 в 23:17






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1