Курьез


На прощеное воскресенье в колхозе «Светлый путь», согласно уставу хозяйства, и велению нового времени, назначили альтернативные выборы председателя. Кандидатов было двое: действующий руководитель хозяйства Матвей Александрович Симаков, который переизбирался на должность председателя в двенадцатый раз, и конюх Артем Янов.
Матвей Александрович пришел работать в «Светлый путь» по разнарядке сразу после окончания Сельскохозяйственного института в начале восьмидесятых годов прошлого века – агрономом. За пять лет стал главным полеводом, а после того как руководитель колхоза Антон Иванович Иванов ушел на повышение: работать в Облисполком, по рекомендации райкома КПСС Симакова избрали председателем. Надо сказать, молодой руководитель оправдал доверие. В девяностые, когда перестройка и новое мышление поставили на дыбы Великую империю, в Москве забыли про колхозы: каждый выживал, как мог. «Светлый путь» не только устоял, но и преумножил свои земли. Разорившийся рыбхоз «Золотой карп» и плодосовхоз «имени Мичурина» Матвей Александрович взял под свое крыло. Антон Иванович Иванов, ставший заместителем губернатора, помогал своему приемнику. Сельское хозяйство не алмазный прииск: суперприбыль не получишь. Многие колхозы и совхозы разорялись: их земли скупали Агрохолдинг «Buterbrot» и банк «Счастливы вместе». Новые хозяева коров и свиней везли на мясокомбинат: животноводство трудоемкое и затратное занятие, а земли засевали прибыльными на текущий момент культурами: соей и пивным ячменем. «Светлый путь» севооборота не нарушал, фермы сохранил и даже построил птицефабрику. Предприимчивый председатель организовал в колхозе цеха по переработкесвоей продукции: колбасный, сырный, плодоовощной, и свою пекарню. В пустующих подвалах для хранения яблок Матвей Александрович выращивал грибы вешенки. В нескольких прудах рыбхоза председатель организовал платную рыбалку, в других выращивал рыбу на продажу.Государство прекратило дотации сельскому хозяйству, зерно упало в цене. «Светлый путь» не продавал, а покупал зерно на корм своему многочисленному стаду, а на рынок вез колбасу и консервы, что выгоднее в разы. Даже теплицы построили: зеленый лук, петрушка, огурцы всегда хороший товар зимой. Рынок наводнили заморские продукты.Ананас мог купить любой человек не только буржуй, но народ быстро понял за глянцевыми обертками не всегда хороший товар: свое и вкуснее и ароматнее. В планах Матвея Александровича ферма по выращиванию осетровых. Для этого он перестроил второе пустующее хранилище для яблок. Осталось закупить емкости и оборудование, да достроить десять коттеджей для специалистов рыбоводов. Совсем скоро черная икра с маркой «Светлый путь» появится на прилавках супермаркетов в областном центре! Проблем с реализацией у колхоза никогда не было. Еще одно преимущество хозяйства Симакова: все села колхоза располагались на федеральной трассе. Вот так без малого тридцать лет руководил большим хозяйством председатель Матвей Александрович Симаков. Согласно уставу колхоза раз в два года в хозяйстве проходило отчетно-выборное собрание: руководитель отчитывался о проделанной работе, и избирался на новый срок. В последние годы выборы должны быть альтернативные: кандидат должен быть не один. В этом году уговорили конюха Артема Янова быть соперником Симакова на выборах.
Артем Янов мужик за сорок: трудолюбием он не отличался никогда. После службы в Армии вернулся в родной колхоз пошел работать помощником к конюху деду Егору. Последнюю лошадь в хозяйстве пустили под нож лет десять назад, но должность осталась. Ее и менять не стали. Зачем? Есть штатная единица, а работа в колхозе всегда найдется. Артем зимой работал с бабами, зерно сортировал или фасовал крупу гречиху и пшено на продажу. Летом сторожем на прудах. В общем куда пошлют. В колхозе платили не только зарплату, но и натуральные паи: продукцией которую производили в хозяйстве. Зерно, сахар, даже рыбу с грибами мог выписать любой колхозник. Почти у всех дома было свое хозяйство: свинья, гуси, куры реже коровы. У Янова не было ничего: «Зачем мне эта морока, мне всего хватает». Артем любил поговорить про насущные проблемы: колхоза, страны и даже мировые. Наверно поэтому мужики предложили его кандидатуру для альтернативных выборов. Янов для приличия долго упирался, но потом вошел в роль, даже стал ходить по домам проводить предвыборную агитацию.
- Вот скажи, Степаныч. Ты механизатор: зимой ремонт, весной сев, летом уборка на комбайне. Ты получаешь, в среднем, тысяч двадцать?
- Восемнадцать, - почесав под мышкой, уточнил Василий Носов.
- Даже восемнадцать. Потому что от прибыли колхоза двадцать процентов идет на зарплату.
- Я зерна много беру у меня хозяйство большое: две коровы, четыре поросенка, гуси, куры.
- Но почему двадцать процентов на зарплату, а не двадцать пять? Три новых трактора осенью купили, старые за бесценок продали, хотя на них еще пахать и пахать. Картошку голландскую на семена, а чем наша хуже? Я свою сажаю и всегда хороший урожай!
- Симаков агроном он говорит, переопыляется наша: на семена не годна.
- Хм… - ехидно улыбнулся Артем – У людей годна, а в колхозе не годна. Я Матвея Александровича уважаю: он мужик хозяйственный, дело свое знает, но может барином стать. Сколько лет у власти и всегда сто процентов набирает на выборах.
Слесарь молочного комплекса Иван Пузырев или Пузырь, как его звали в колхозе за глаза, несмотря на худобу, любил выпить. Пьянства на работе Симаков не терпел и однажды проводил Ивана с комплекса домой. Поставил прогул и лишил месячной премии. К Пузырю, кандидат заходил к последнему, выпивал с ним пару стопок. Сам Янов был равнодушен к спиртному: нет, значит, нет, но стопку другую за компанию.
- Скажи, Иван, - вел агитацию кандидат, - ты, сколько тогда потерял?
- Тысяч десять, если с премией и годовыми процентами.
- Грубовато для первого раза.
- Но … - Пузырь замялся, - меня Матвей Александрович предупреждал однажды: после свадьбы племяша не свежий пришел.
- То свадьба племянника! В одном колхозе живем: каждый каждого знает. Понять можно было.
Друзья налили по стопке, молча выпили, закурили.
- Я не против: Симаков на своем месте. Нас не бросил. Главное не заелся бы. Он один из нас: член колхоза, как и все мы. Пусть акций у него побольше: его голос за десять тянет, но в колхозе нас пятьсот.
На работе, фасуя гречиху в красивые пакеты, Артем завел разговор с бабами:
- Нина Петровна получка сегодня не слышала?
- Нет: на будущей неделе.
- Во как! – возмутился кандидат, - Так сегодня двадцатое!
- Что-то в банке: если возьмем сегодня, потеряем месячный процент.
- Интересно! Кому проценты крутить, а кому хлеба не на что купить.
- Что ты смуту наводишь Янов, - вступилась в разговор бригадир Ольга Зверева, - Хлеб в магазине колхозном бери на запись, и масло и колбасу.
- А почему на запись? Я хочу за свои, как положено. В свободной стране живем, а не в феодальной. Я на запись отовариваться должен, а кто-то на эти проценты коттеджи в городе строить.
Все в колхозе знали: председатель строит себе дом в областном центре на старость. Не дворец трехэтажный, но приличный домик с мансардным этажом. Матвей Александрович этого не скрывал: прошлым летом мужики у него работали, забор строили. Не бесплатно – за деньги, как положено. Что в этом криминального? Дети у Симакова взрослые. Жена директор школы, оба хорошо зарабатывают и хозяйство свое ведут, как и все в деревне.
- Артем ты совсем в роль вошел: председателем стать захотел, - громко засмеялась бригадир Зверева.
- Избавь бог! Я лучше на своем месте. Скоро весна на пруду воздух, птички поют: ходи обилечивай рыбаков и сам лови. Зачем мне морока? И коттедж мне не нужен: свой дом не пережить. Это рыбоводам за общественные деньги особняки строят. Но одернуть Матвея Александровича надо: он колхозник, как и мы.
Вот так за месяц предвыборной агитации, что разрешается по закону, поговорил Артем Янов, наверное, со всеми в колхозе. За тридцать лет руководства у каждого своя обида была на председателя. Кому ссуду беспроцентную не дал, а было очень надо, кого на другую работу не перевел, атак хотелось. Вход нашелся: денег сам Симаков своих занял, и работа не очень оказалась, но маленькая заноза внутри осталась. Душу человека трудно понять: иногда обманывают нас и не раз и не два – прощаем, забываем. Иногда одно слово и стоп! Опустился шлагбаум! Нет доверия, нет прощения! Главное найти это слово, и вовремя напомнить.
В день выборов, как и всегда на прощеное воскресенье, на площади перед правлением колхоза жгли чучело зимы. Мужики и молодые парни, раздевшись до трусов, лазили на столб за призами. Местный хор под задорные аккордыгармони пел частушки. Дымили мангалы: запах шашлыка и блинов выгонял слюну даже у сытого. «Светлый путь» выбирает председателя! Наблюдатели от банка «Счастливы вместе» стоят кучкой обособленно: сразу видно – городские. Холдинговские проще: с удовольствием уплетают блины, макая в сметану.Корреспонденты из района и даже областных газет. Не удивительно: колхоз один из лучших в области. Да, что области, во всем Центральном Черноземье!
Артем Янов в новом костюме, в галстуке, непривычно сдавливающем шею, даже заробел.Председателя не видно: Иван Пузырь сказал к нему приехали на дорогих черных иномарках, пошли в кабинет обмывать очередное избрание.
В четыре часа вечера голосование закончилось. Перевернули две наполненные урны на широкий стол накрытый зеленым сукном. Наблюдатели подошли поближе. Защелкали вспышки фотоаппаратов на телефонах. Секретарь Люба взяла первый избирательный листок, учительница математики Зоя Владимировна включила калькулятор.
- Янов, - громким голосом прочитала Люба.
- Янов.
- Янов.
- Янов, - голос секретарши задрожал, рука невольно забралась вглубь кучи бюллетеней.
- Янов. …
За Артема Янова проголосовало четыреста двадцать три человека, за Симакова семьдесят пять, два бюллетеня оказались недействительные: галочки стояли напротив фамилий обоих кандидатов.

ЭПИЛОГ
Матвей Александрович от должности заместителя, которую ему предложил новый председатель, отказался. За бесценок продал дом и уехал в соседнюю область, где Иванов Антон Иванович возглавлял крупный Агрохолдинг, стал работать у него. Вместе с Симаковым уехали главный агроном и главный зоотехник. Банк «Счастливы вместе» предложил Янову очень выгодный кредит:
- Артем Сергеевич надо людям заплатить высокие зарплаты. Пусть поймут, что сделали правильный выбор.
Янов согласился. Три месяца колхозники получали словно шахтеры в забое. Но деньги быстро кончились: чужие уходят быстрее своих. Стали усиленно забивать скот, чтобы гасить проценты, но сумма продолжала расти. Следующей весной за долги земли колхоза перешли в собственность банка. В посевную сеяли сою и пивной ячмень. Председатель Янов продал дом и тоже уехал. Говорят купил трехэтажный коттедж в областном центе.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 50
Опубликовано: 23.03.2018 в 21:49

Николай Кульгускин     (24.03.2018 в 11:10)
Да уж, вот перед выборами это надо было выствить. Ну очень актуальный сюжет.)






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1