Ошибки ксеноморфов


 Ошибки ксеноморфов

Сенатор стоял в углу, оперевшись о высокий круглый стол, и медленно ел, его взгляд был отрешенный, словно человек находился не в своей тарелке. Впрочем, так оно и было, и мне это было видно. Я, улыбаясь, подошел к нему и сказал:
- Для политика вашего уровня и известного «ястреба» данное заведение явно не подходит.
Действительно, мы находились в забегаловке, где продавали самое дешевое пойло и жратву для социально деградированных личностей. Сюда приходили или нищие, или бомжи, или уголовники с такими рожами, которых даже за большие деньги не пускали в более приличные заведения общественного питания. Фрак чиновника среди вшивых лохмотьев сброда выглядел явно не к месту.
- А вы кто? – очнулся сенатор.
Я вытащил из внутренней стороны пиджака бластер и положил на стол. Стволом, естественно, к собеседнику. Но так, чтобы оружие было недосягаемо для него.
- Я Антонио Пиколино, свободный охотник за ксеноморами. Работаю по лицензии Министерства внутренних дел... Вот мои данные, - и на жетоне, что был прикреплен к лацкану пиджака, засверкали цифры и текст.
Ксеноморфами назывались инопланетные организмы, которые прибыли из глубин Вселенной и остались на Земле. Чтобы ничем не отличаться от людей, они трансформировались в нас, приняв человеческие формы. И поэтому их выявить было сложно. И если бы не несколько случайных случаев, в результате которых и были обнаружены ксеноморфы, никто бы и не догадался об их наличии на планете. Но теперь по миру работают тысячи агентов и охотников, вылавливающих незванных гостей.
Лицо у сенатора вытянулось:
- Вы хотите меня убить?
- Не скрою – это цель моего визита к вам, - признался я.
- А почему вы решили, что я ксеноморф? – любопытствовал сенатор. Действительно, вопрос был серьезный и требовал ответа, и я не заставил себя долго ждать:
- У ксеноморфов нет социальной градации, поэтому им не понять, что такое аристократия, плебс, рабы, то есть то неравенство, что наработало человечество за время исторического развития. Сюда такие как вы, сенатор, не заходят. Для нормального человека это было бы явно.
- А может, я хочу быть ближе к народу! – последовал вполне резонный аргумент. Нужно сказать, ксеноморфы были не глупыми.
Тогда я перешел ко второму доводу:
- Вы кушате селедку и запиваете молоком – это несовместимые для человека продукты. Вас должно было стошнить, причем так, что в рвоте была бы вся эта питейная, - и я указал на итак грязные и до этого уже облеванные стены. - У ксеноморфов иной метаболизм, они спокойно переваривают даже ядовитые грибы и рыбу-фугу.
- У меня нечувствительность к пище, есть справка от врача, - ответил с насмешливыми нотками в голосе сенатор. – Это редкая, но вполне человеческая болезнь...
Я улыбнулся: мой собеседник умел рассуждать. А то как же! – ксеноморф с низким интеллектом не смог бы подняться на такой высокий властный уровень. Только я был готов к дискуссии. Я ни когда не стреляю, не доказав тому, кого собираюсь убить, и тем более, себе, что действую по закону и по правилам.
- Вы голосовали за президента!
Недоумленный взгляд свидетельствовал, что ничего плохого в этом сенатор не видел:
- И что? Он получил 98% голосов избирателей. Его любит народ!
- Народ его ненавидит, а эти проценты нарисовали ему в Центризбиркоме. Диктатор, который сорок лет сидит у власти, ворует и убивает сограждан, не может быть любим. А вам нужен такой человек, ибо он своей политикой уменьшает численность населения. Ксеноморфам необходимо жизненное пространство, и диктатор фактически выполняет их миссию, делает все, чтобы в будущем ксеноморфами вольготно жилось на Земле.
- Тогда те сторонники, что голосовали за президента, значит, ксеноморфы? – насмешка не сходила с лица сенатора. – Сходите на избирательные участки, поднимите бюллетени, найдите тех, кто голосовал «за» и убейте!
Я мотнул:
- Нет, в этом нет нужды. Есть зомби, для которых президент – святая личность! Но для трезвомыслящих будущего не существует, пока есть такая личность у власти.
- Вы говорите политически опасные вещи, вами может заинтересоваться тайная полиция, - заметил сенатор. – Но мне вы не поставите в вину то, что я голосовал за президента!
Я прибег к последнему аргументу:
- Вы, как глава Комитета Сената, подписали бюджет на военные расходы. В ней предусматривается не только создание новых видов оружия, но и проведение войны с соседями. Фактически, вы ставите человечество на грань самоуничтожения, ибо все наши соседи – обладатели ядерного оружия.
Сенатор проглотил селедку и произнес:
- Будет ли война – неизвестно. Если президент ее не объявит, то и не станем воевать. Хотя это было бы принуждение соседей к миру. Но вы знаете, что после ядерной войны вся местность будет заражена радиоактивными веществами. Даже ксеноморфы не выживут в таких условиях.
- Радиация спадет за тысячи лет, и потом все вернется в норму. А ваши собратья прилетят позже, и будут жить в чистом и свободном мире, где от человечества останутся лишь руины. Ведь они еще там, - и я ткнул пальцем в небо. – Они же еще летят...
Сенатор молча смотрел на меня, а потом вдруг выхватил что-то похожее на авторучку и направил на меня. Но использовать оружие не успел – я опередил его. Все-таки охотники – по сути профессионалы своего дела, нас трудно застать врасплох. Мой бластер выстрелил первым.
Вообще-то бластер стреляет не пулей, а высокочастным разрядом, как в микроволновой печи. Это отделяет живую ткань от неорганических материалов. И вот сейчас я смотрел, как кожа и мясо медленно сползали с красного скелета. Разряд заставлят колебаться молекулы вещества, и поэтому плоть фактически спекается. Я ощущал тошнотворный запах – это дымилась настоящяя плоть ксеноморфа.
Скелет – это искуственное строение из сложных соединений меди и каких-то углепластических материалов. Говорят, что из этого строятся сами капсулы, на которых ксеноморфы прибывают на Землю. Они же потом из них печатают человеческие скелеты, на которые надеваются как одежда. И после невозможно определить, кто есть кто.
Ксеноморфы не имеют костей, хрящей, это вообще бесформенные образования. Но от этого они не тупее. Умеют приспосабливаться, ибо их технология ушла на тысячи лет вперед от земной.
Я нагнулся и поднял «авторучку» - это высокоэнергетическое оружие инопланетного гостя. Весьма компактное, может испепелить танк. Наши ученые утверждают, что это не совсем оружие – «авторучки» на самом деле являются двигателями капсулы, позволяющие достигать субсветовых скоростей. Другое дело, что далее они стали использоваться ксеноморфами в качестве средств уничтожения врагов. То бишь нас, людей.
Я положил оружие ксеноморфа в карман, как свидетельство того, что обнаружил гостя. Его плоть скоро растворится до элементарных веществ – мертвый разлагается быстрее, потому что бактерии, что находятся в воздухе, пожирают их быстро. Мне же осталось достать блокнот и вписать новую цифру. За пять лет я выявил и уничтожил две тысячи девятьсот девяносто девять особей с другого мира. Таких как я, охотников, было мало. Мы делали основную работу, тогда как тайная полиция и обычные стражи правопорядка не могли отличить слона от обезьяны, не то что найти ксеноморфа.
- Я умею находить вас, - торжественно сказал я, обращаясь к мертвой плоти, но фактически утверждая себе.
- Да разве? Ты же не смог отличить меня, - послышался женский голос. Весьма знакомый голос.
Я спокойно повернулся и увидел шикарную женщину в синем костюме. Она держала такую же «авторучку», что я спрятал в своем кармаене. Только это оружие было направлено на меня, и я понимал, что не успею выстрелить первым. Перевес был на стороне женщины.
- Привет, женушка, - весело сказал я, поднимая руки, показывая, что не собираюсь пользоваться бластером. – Патриция, ты как всегда неожидано появляешься там, где тебя не ждут.
- Брось оружие! – приказала жена.
Я, продолжая улыбаться, бросил бластер ей под ноги.
- Ксеноморфы обеспокоены тем, что охотники выявляют и уничтожают нас, - сказала та, которая называла себя Патрицией. На самом деле у ксеноморфов нет имен. Они никак не именуют друг друга, но при этом знают всегда, о ком идет речь. Уж не знаю, как они между собой общаются. – Ты даже не представляешь, скольких усилий нам потребовалось, чтобы наш представитель проник во власть людей. Поэтому наш Верховный совет решил уничтожить тебя, как главного врага. Ты прав, нам нужно жизненное пространство. Земля будет нашей, и ты, и другие охотники нам не помешают. Скоро сюда прибудут миллиарды моих родственников. Но к этому моменту людей здесь не будет!
- Какая гуманность! – кивнул я. – Оккупировать чужую планету! Лишить жизни доминантные формы...
- Люди сами себя уничтожают, мы всего лишь им содействуем в этом... Но ты глуп, хотя и эффективен. Ты больше всего уничтожил наших. Но меня ты вычислить не смог, - хищно улыбаясь, произнесла жена. Ее интонация была похожа на ту, что я слышал от сенатора.
- А почему ты решила, что я не догадался, что ты – ксеноморф? – спросил я, не опуская руки. Мне хотелось поговорить с женой, прежде чем произойдет то, что должно произойти.
- Мы с тобой прожили почти год, а ты верил, что я – человек!
Мне было приятно убедится, что ксеноморфы все равно интеллектуально не превосходят людей. То есть, в технологии они выше, но в социальных контактах – еще на уровне приматов.
- Я догадался сразу, что ты не житель Земли.
- Да разве?
- Помнишь наше первое свидание? Я подарил тебе букет пышных роз, а ты их сожрала!
- А что тут такого?
- Знаешь, женщины не кушают цветы. А для чего они, тебе не понять, ибо у тебя нет эстетического восприятия мира. Ксеноморфам чужда сентементальность.
Патриция глотнула слюну и нахмурилась:
- Допустим, совершила ошибку.
- Так у тебя их было множество! Я к Дню Святого Валентина принес тебе коробку «Мон Шери» и армянский конъяк «Арарат». Ты слопала как семечки конфеты и выдула за один раз конъяк.
- А что тут особенного? – недоумевала жена.
- Ты не опьянела от одной бутылки, потому что организм ксеноморфов не реагирует на алкоголь. Потом было странно видеть, как женщина с горла лакает конъяк – воспитанный человек так не поступает. А уж французские конфеты едят понемножку, а ты глотала их, даже не прожевывая.
- Ну, такое бывает и с людьми, согласись!
- Бывает, - я не стал спорить. – Но вот когда я принес тебе первую зарплату, ты не поступила как женщина. Ты не знала, что делать с пачкой долларов, поэтому просто положила под ножку стола, чтобы он не шатался. У ксеноморфов нет товарно-денежных отношений, нет экономики, для них деньги, золото, бриллианты – не ценность. У них вообще нет ценностей.
- А что должна была сделать женщина? - похоже Патрицию действительно интересовали мои ответы, поэтому она не пускала в дело оружие.
- Женщина сразу побежала бы в магазин, чтобы прикупить наряды, сделать новую прическу или позагорать в солярии, то есть сразу потратить их на себя. Но не это стало главным в моей фиксации тебя как неземного существа. Твоя сущность выявилась во время интимной близости.
- А что было не так?
- Ты имитируешь секс, так как ксеноморфы не знают, что это такое – они размножаются вегетативно. Ваши автоматические дроны, которые наши болваны именуют как «летающие тарелки», фиксировали земную жизнь, но вы сделали неправильные выводы. Предполагаю, что они засняли момент совокупления быка с коровой, а вы приняли, что это означает половую жизнь всех высокоорганизованных существ Земли. Поэтому когда я всаживал в тебя по самые гланды, ты мычала. Странно это было слышать от женщины.
Патриция зло процедила:
- Ладно, признаю, ты умен. Твои замечания я и другие учтут. Мы больше не допустим ошибок! А тебе не жить!
- Ты в этом уверена?
- В чем именно? – жена не стреляла, видимо, ожидая, что я скажу перед смертью нечто важное. Впрочем, так оно и было.
- Ты забыла о браслете, что на твоей правой ноге, - и я пальцем указал на ее стройную ножку. – Это не обручальный браслет. Обычно на свадьбе жених дарит невесте золотое кольцо, но на палец правой руки. Я же подарил тебе браслет на ногу. Земная женщина возмутилась бы этому. Но для ксеноморфа ничего в этом удивительного и оскорбительного нет. Они мало знакомы с культурой и традицией народов.
- Ну и что? Что ты этим хочешь сказать?
Отвечать я не стал, а просто щелкнул пальцем. Чип, встроенный в браслет, отреагировал на этот сигнал и активизировал боезаряд. Напалм, что был в браслете, воспламенился. Обычно при тысячной температуре плавится даже металл, не то что биологическая субстанция. Я смотрел, как вспыхнула моя жена, при этом испытывая некоторое сожаление. Все-таки год жизни с ней из памяти не вычеркнуть. Но благодаря этому я выучил повадки ксеноморфов и легко их выявлял. Можно сказать, Патриция была стендом испытаний, хотя сама в этом не догадывалась. Конечно, между нами не было любви, ибо инопланетянин не умеет любить, а я не мог любить нечеловека. Так что брак с нашей стороны была обоюдно корыстным.
Спустя пару минут все закончилось. Расплавился и браслет. На полу осталось темное пятно – плоть сгорела без остатка. Я поднял вторую «авторучку» и положил в карман. Потом старательно вписал в блокнот новую цифру.
Ровно три тысячи!
Это сделовало отметить, и я двинулся из этого тошнотворного заведения в нормальный паб. Никто на меня не обращал внимания. Охотников на ксеноморфов уважали и не мешали им работать. Ведь мы спасали все человечество.
(23 марта 2018 года, Винтертур-Элгг)




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 56
Опубликовано: 23.03.2018 в 18:42






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1