Трудный разговор.


                        Одна тысяча девятьсот сорок шестой год. Подмосковье. Кунцево. Ближняя дача Сталина.
            На приёме у вождя Андрей Александрович Липгарт — главный конструктор Горьковского
            автозавода, с ним ещё трое сотрудников конструкторского бюро. Среди них его помощник
            по экономическим вопросам Седич Роберт Николаевич. Худощавый, подтянутый, в полувоенном
            френче, лет шестидесяти. Его умный, жёсткий взгляд говорил, что он человек незаурядный,
            волевой, целеустремлённый. Блестящее образование и его талант позволили ему работать
            советником по экономике в Наркомате ещё при Ленине: помогал молодому Советскому прави-
            тельству разрабатывать новую экономическую политику государства (так называемая НЭП).   
                        Сейчас обсуждался вопрос о принятии в массовое производство новоиспечённого дети-
            ща К.Б. Горьковского автозавода легкового автомобиля ГАЗ М-20. Многие вопросы по тех-
            ническим характеристикам машины уже были обсуждены. Сталин согласился с предложением
            запустить её в серийное производство. Он в задумчивости взял трубку, неторопясь раску-
            рил её, спросил: "И как вы хотите назвать этот автомобиль?"  Андрей Александрович встал,
            поправил галстук, ответил: "Предлагаем назвать его "Родина", товарищ Сталин. Но есть
            и другой вариант — "Победа".  "Родина "... — глухо сказал он, посопев трубкой добавил
            негромко, но со стальным оттенком в голосе: "И по какой же цене вы хотите продавать
            "Родину"?  Этот тон всем дал понять, что разговор получает политическую окраску. Тема
            становилась опасной. Снова встаёт товарищ Липгарт, нервно поправляет галстук, несколько
            нерешительно напоминает Сталину, что есть и другой вариант названия — "Победа".
            Сталин тяжело встаёт, подходит к окну и, стоя спиной к присутствующим, молчит, по-
            пыхивая трубкой. Стоит звенящая тишина, леденящая душу. Прерывает её Роберт Николаевич
            Седич. Он резко встаёт, с шумом отодвинув стул, ждёт, когда Сталин повернётся к ним
            лицом, и, твёрдо глядя в глаза вождю, заявляет: "Вы, товарищ Сталин, гениальный политик,
            но здесь вопрос не политический, а коммерческий. Название должно быть громким, с глубо-
            ким смыслом. Наш автомобиль будут покупать и граждане нашей страны, для которых Родина -
            это Советский Союз, а покупатель из Англии или США — будет это название ассоциировать
            со своей родиной! Конечно, можно нашему автомобилю дать название и "Дерьмо", тогда и
            продавать не жалко!"
                         Сталин медленно подошёл к письменному столу, взял лист бумаги, задумчиво прочитал:
           "Седич...", и, обратив свой жесткий взгляд на Роберта Николаевича, тихо спросил: "А Вы,
            если не ошибаюсь, были до войны арестованы?"
           — Да, товарищ Сталин.
           — И сколько же Вы отсидели?
           — В лагерях сидеть нам не давали, — заставляли лес валить. А отбыл я там семь лет -
           с тридцать седьмого по сорок четвертый.
           — Семь, значит. Счастливое число. Хотя приговорили Вас на десять лет. Ладно, оставим
           эти грустные воспоминания...
                          Выбив трубку в пепельницу, Сталин сосредоточенно вновь набил её табаком, прикурил,
           помолчал. Немного смягчившись, он произнёс: "Давайте остановимся на названии "Победа".
           Хоть и маленькая - но победа. А теперь пройдем в столовую, отметим это событие."
           Все оживлённо, радостно обсуждая окончание тяжёлого разговора, потянулись за вождём.
           Доволен был и Роберт Николаевич, только сердце тревожно ныло...
         
                          P.S.
                                  В октябре одна тысяча девятьсот сорок восьмого года, после выявления многих
           технических недостатков в автомобиле ГАЗ  М-20  "Победа", которые были допущены из-за
           спешки, устроенной партийной верхушкой во главе со Сталиным:
                         --- Иван Кузьмич Лоскутов -- директор ГАЗа -- снят с должности;
                         --- Андрей Александрович Липгарт -- получил выговор;
                         --- Роберт Николаевич Седич -- арестован, отправлен в лагерь. Дальше его след теряется.
           

http://litsait.ru/proza/rasskazy/trudnyi-razgovor.html



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 83
Опубликовано: 23.03.2018 в 14:39
© Copyright: Иван Петрич
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1