Крила. Глава 24


13.08.2013. Жена легла на меня, умостившись, и сказала: «будет второй ты». Так я получил главную новость очень символично, как раз именно в ту дату, когда исполняется ровно 11 лет спустя Дня Этого Самого. Произошло то значимое событие. Я получил главную новость, и я сразу прикидывал в уме, задумывался, пытался рассчитать, когда же именно это все случилось и произошло в конкретную дату, которую я попытался вспомнить. Когда приезжал Брат, мы спали в комнате Жены, или тогда, когда была сильная луна, мощная, такое сильное полнолуние. Мысленно я хотел связать момент зачатия ребенка с какими-то необычными событиями, необычными природными явлениями или аномалиями. И как я долго представлял, как будет обставлено это событие. Как советуют знатоки и «любители этого дела» стелить Андреевский флаг, класть машинки и солдатики под постель, есть больше мясных продуктов, и непременно синхронно кончать». Теперь все баллы в тему своевременности. Раньше мы не были настолько готовы- морально зрелы и подготовлены. Она, мне кажется, немного жалеет, что ей к моменту родов будет уже 30 лет, а не 28, как тогда, когда мы планировали изначально, до травмы. Но она не сильно изменилась за это время. Два года не такой уж значительный возраст, когда в организме женщины происходят серьезные физиологические изменения. Наверное, пришло время нам самими стать родителями. Много думал, какого это, теперь время все испробовать на себе. Несколько ночей подряд снился DVL, который задавал вопрос: «Ну как ты, ну скоро ты? У тебя получается?»- наверное, я в последнее время зациклился на этой теме, а может, и потому, что я сильно хотел, чтобы мальчик меня повторил, чтобы родился, как и я, в апреле, чтобы был копией меня, и как раз, к этому времени, подойдет ему рождаться или в конце марта, или даже в начале, пусть и в конце апреля, чтобы был такой же бешеный, как и я. Мне интересно, что он получил от меня главный набор хромосом. Теперь от состояния здоровья Жены, ее питания и окружения, будет зависеть его развитие, рост и сила. Жена спросила, почему я не радуюсь так бурно. Потому что это радость другого рода, это одновременно и ожидание, и тревога, а пугающая неизвестность, и в тоже время, расчет на то, что его рождение все изменит, все расставит на свои места, что не просто мы ждем наследника престола, а мы ждем появления новой жизни, и маленького чуда. Мы ждем, что наша жизнь изменится, мы чувствуем грядущие перемены, под которые мы будем аккуратно и осторожно подстраиваться. Не то как изменится наш быт, как мы будем иначе проводить время, делать поправку на него, все посвятим ему, как будем рады не только мы, но и наши близкие. Радостное событие, как мы его долго ждали, что можно говорить наконец, и это слово не будет обидным. Единственное, о чем я жалею, что был не очень воздержан в последнее время относительно вредных привычек, и иногда употреблял алкоголь. Мы не планировали беременность в плане строгого отказа и воздержания от вредных привычек, и Жена думает о выпитых коктейлях у наших друзей, и выпитом вине в Белоруссии, когда я потом хрюкал с ее родней самуэль, и все уже можно учитывать. Теперь все будет иначе. Теперь все будет совсем по-другому. Я купил цветов и купил дыню. Жена хотела цветов, когда чтобы отметить это событие, я купил огненные «желтые розы». Она удивилась, но они не желтые. «Они огненные, с красными краями»- сказал я: «а это совсем другой цвет». Я купил дыню, потому что посчитал, что дыня это здоровее, чем суши, которое Жена мне заказывала. Потом я сегодня говорил с женщиной со второго этажа, которая спросила, кто мусор накидывает. Я сказал ей, где плотники и кто чинит звонки- а она благодарила со словами: «Я плохо говорю по-русски. Но это была не я». Когда возвращался в парадной, я помог поднять коляску на третий этаж. «Извините, что заставила вас ждать, собирая коляску». Я ничего сказал в ответ, потом, когда поднял, то понял, что она вовсе нелегкая. Я прикинул в уме, ну как все молодые мамаши это все хозяйство тащат на себе, и ребенка в придачу, и неподъемные коляски, и еще разные сумки- авоськи с продуктами. Я здоровый мужик, мне и от этой ноши тяжело и туговато, а каково им это приходится? Бабье все делает через силу. И это и было для меня знаком. То, что я уже сам стану отцом, и я потянул эту лямку, нужно было быть более внимательным к людям, и в то же время не давать избыточного внимания, которого может быть неоправданно. Парень на кассе в «Оазисе» спросил к ланчу, сколько положить, три кусочка хлеба. И когда уже переспрашивал про компот, я отвис и сказал: «Три». «Три компота?!» переспросил он. «Нет, хлеба»- говорю. Он: «Вы так устали. По вам видно, что очень устали». «Вы не представляете, как» - сказал я, и на фоне этого рабочего ажиотажа, серой повседневности, когда голова от всего идет кругом, именно весть о предстоящем рождении, и в то же время, воспринимая это событие, начинаешь задумываться, а отдаешь ли ты себе полный отчет, а реально ты представляешь или нет? Ты не представляешь до конца- потому что предугадать что и как будет. Ты осознаешь ли до конца то, что произойдет. Можно ли это назвать тем, что даже не верится совсем поначалу. Это радостное событие привык видеть в кино и театре, как люди воспринимают это событие, сразу начинают обниматься и целоваться, прыгать на месте. Какое удивленное лицо. Для меня зачатие было подтверждением моей полноценности, что все нормально, что я здоров. Как будто зачатие это успешное прохождение «теста на здорового мужика», «меткого стрелка». Вот и не более того. И в то же время видишь, что этим ты даешь жизнь, и нет возможности как-то лучше подготовиться, или перезаписать, или попробовать снова, или еще как-то поднатужиться. Все наверно лучшее, что можно было сделать, уже сделано. Как норматив уже не пересдашь. Вся напряженность ситуации и сама интрига состоит в том, что после фактического зачатия, уже ничего не подправишь, все уже понятно, кто будет, мальчик или девочка. Какие у него будут гены? От тебя ребенок получает нужные коды, от тебя зависит только протекание и благополучное протекание этой беременности. Важно то, что мы вкладываем в малыша, что это наше продолжение, что это воплощение наших мечт и стараний. И надежда, наша следующая ступень эволюции. Как я смеялся потом, раз мама пила «Органо Голд», мальчик родится с зелеными крыльями. Мы условились, что будем хранить тайну о будущем малыше, и никому не скажем, что Маме скажем, что тот мальчик, который с нами 3 года подряд приезжает, это наш сын. «Вот это весело» -я сказал Жене. Знаешь, мне кажется, что я могу проболтаться Маме. Жена сказала, тогда же ты не проболтался, когда Мама прямо спросила по скайпу: «Ну, какие новости?!» Жена суфлировала мне: «Нет никаких новостей».

Мама сказала: «Твой брат сказал, что тебя раздражают мои звонки». Я сказал, у него создалось такое впечатление, но и прямо этого не отрицал, как будто взвешивал каждое слово, что даже если бы соврал или сказал полуправду тем самым бы проявил неискренность. «Но это все, что у меня есть» -сказала, как бы оправдываясь за свои ощущения, Мама, и я крепко задумался, что есть вещи, которые понимаешь потом, и которые приходят к тебе только с возрастом. Тяжело говорить неприятные вещи. Надо быть честным, открытым и искренним. Конечно, Маме неприятно слышать, что ее звонки раздражают, но и в этом есть определенная доля правды. Хуже, а даже не знаешь, как лучше, и то и другое обиднее слышать, как и вранье, и все прочее. Мама как система «Полиграф». Думал о том, как бы написать стих про Маму и про скайп. Такая честная, без прикрас, и в то же время душещипательная любая из поднятых тем, тесно связанных с мамами и материнством, будет востребована, жива, доступна и понятна каждому.

17.08.2013. Снилось, что я еду на велосипеде, куда вставляю вместо правой педали дюбель, и туда, в отверстие его дополняю сверлом, и когда качу, оно выпадает. Велосипед лежит на песке, я ехал по обрыву, по берегу реки. Ко мне подходят люди, я дивлюсь, что лопнуло сверло, переломившись на две части. Я удивляюсь, ведь это было прочное сверло, и неужели сталепрочное сверло я смог сломать ногой, едва только наступив на педаль, едва коснувшись его. Потом я добираюсь до дома, и думаю- жалею, что так тупо, марно и бездарно потерял хорошее сверло из набора, сверло «на десять».

Мама вчера вечером по скайпу рассказала, как встретила женщину, которую она знала 25-35 лет назад, которая работала ткачихой на шелковом заводе, видела ее несколько раз в маршрутке, настолько высокую женщину, как баскетболистку ростом, с большими глазами, которая ехала вместе со своим внуком. Первый раз, когда ее увидела после перерыва длиной в 35 лет, Мама не решилась пообщаться, потом вчера решила, если она не выйдет по пути на остановке, то заговорит с ней первой. Решительная, амбец, прямо как Меньшов в конце фильме «Где находится нофелет?». Мама сказала: «А вы случайно не жили в общежитии шелковой фабрики 35 лет назад?». «Да»- подтвердила она. Мама напомнила: -«вы еще пели в хоре, или хотели петь?!». «Да»- сказала она. «Вас, кажется, Надя зовут?». «Нет, Катя. Но это уже не важно. Я поняла, что вы говорите обо мне». Они взахлеб рассказали друг другу, кто где работает, и она сказала маме, что собирается в Австралию, и ей ее Бог послал. Она попросила маму поднатаскать ее по знаниям английского, и они обменялись телефонами.
Путь на Commonwealth заказан.

Вчера все утро, пока я ездил на метро к новому дому, и двигал обратно на работу, я думал о том, как назвать сына, и я долго в пути, почти все время, молился, чтобы занять свою голову вместо докучных мыслей, во время поездки. О благополучии, о развитии ребенка я еще не думал, как и что я в него вложу, тоже еще не думал, как и о том, какие у меня с ним связаны пожелания и ожидания. Просто желал того, чтобы ребенок родился здоровым, сильным и крепким, и чтобы все роды разрешились благополучно. Я хотел, чтобы все протекало хорошо. Я думал нал именами, и подумал, что если называть на славянский манер, то будет или Мстислав, или Ратмир, или Ратибор, или Мечислав, но так уже лет тысячу никого не называли, но с другой стороны «Мечислав» какое-то имя слишком югославское, как футболист какой -то. Если его фамилия Игнашевич было бы понятно, а так, когда фамилия Сергиенко. А Ратмир и Ратибор крутые имена. Всегда можно докопаться до родителя. «Как зовут? Ратмир? Почему не Ратибор?». Или: «Как зовут? Ратибор? Почему не Ратмир?». В идеале. Конечно, близнецы Ратмир и Ратибор- самое верное и правильное решение- чтобы все понимали, что в сочетаемых именах детей есть глубокий замысел и концепция.

И опять мы с Женой смеялись над шуткой о мальчике, названном в честь утюга «Ладомир». Коль пошла уже мода на славянские и дохристианские имена, как подросший ребенок обнаруживает старый запыленный утюг в нашей кладовке, и ему открывается тайна его имянаречения. «Меня что, назвали в честь утюга?!». И женские имена: «Лысьва» или «Любава», в честь стиральной машины или газовой плиты. С другой стороны, не имя делает человека великим, а именно сам человек, насколько он достоин, чтобы что-то сделать, на что-то осмелиться, насколько сильна и простирается его воля. Что он волен изменить? И здесь все зависит не от имени, не от благородности происхождения человека, не в его потребностях, даже не в его возможностях, а в его силе и в силе намерения. Я опять возвращался мыслями к тому, что я только «кирпич в здании того, что представляет мой сын». И что он может все изменить. И все, что я делаю, и все, чем живу, все ради того, чтобы у него все получилось, и это и есть самое главное, в реализации этого плана. Это называется семейная стратегия.

Вчера я опять подумал, когда Жена сказала, что она «Чебурашка, который ищет друзей», что я мало ей уделяю внимания, и поэтому сорвался сразу после работы домой, чтобы не задерживаться ни минутой больше. Я подумал, что ей трудно, что я должен быть рядом, как важна ей поддержка близких. После того, как друзья отменили встречи, и оказались в чем-то ненадежны, ей нужно было, чтобы я всегда был рядом.

После того как глаза устали, Жена говорила, что ей скучно выбрать между моими занятиями: написанием романа и провести время с ней, пусть даже за совместным просмотром фильма. И при этом меня постоянно рубило во время фильма, в течение которого я не особо следил за сюжетом. Меня взбодрил только звонок Мамы по скайпу в 23:19, и мы поговорили минут 20. Просто тема была еще в том, что я подумал, как мало Жена получает внимания, и, уединяясь для печатания на кухне, я ворую время от нашего общения. Я сказал, что думал во время моей службы в штабе, что мы должны были больше проводить времени вместе, несмотря на то, что я работаю, потому что я имел возможность планировать свое время, которое не зависело от совещаний, придумывать причины, чтобы лишний раз не засиживаться.

Я услышал, как играла мелодия, под которую я в городе, где работал написал много своих сочинений. Там, где у «Линкин парк»: «Sitting in the empty room..», и как при озарении, я сразу вспомнил все, и «Квилидж», и все, что я писал перед приездом Жены в мае 2011 года, для меня был очень продуктивный период творчества. Наступила пора, когда я писал много, практически не останавливаясь, пытаясь провести ревизию своей жизни, и писать от начала до конца все, что давали волны памяти, прибоями и приливами, все подряд, что приходило на ум потоком сознания. Причем я выбирал такие моменты, про которые бы хотелось рассказать больше, и лучше осветить их. Рассказать про свою семью, сделать моих домашних homies главными героями. И так увлекало меня это занятие, что я не замечал времени, и самого времени для меня тогда и не существовало вовсе. Просто я садился, и писал с утра до самого вечера, и иногда исправлял опечатки. Меня забавляло то, что я мог писать, не сосредотачиваясь, писать без какого-то конкретного жанра или замысла, без задания, которого бы я себе ставил за цель. Буквально все подряд, что приходило в голову. Просто я писал, руки сами печатали, я не концентрировался на чем, куда меня несла моя мысль, туда я и следовал. Это было интересное время, и тогда все эти мелодии меня подстегивали, настраивали, саму мелодию я включал в наушниках, и она играла, постоянно так давила на мозг, что под одну мелодию мой потенциал, как писателя, удесятерялся. Меня так сильно впечатляла песня, что я считал, что это не я сам, а эта музыка меня стимулирует. Она прямо-таки «торкает», вот как она меня побуждает, и способствует моему творчеству, что меня «не отпускает». Песня воспроизводится несколько раз, поставленная на повторы, а я все не могу поставить точки в моей писанине, меня «прет и прет», и я не могу остановиться. Музыка «Линкин парк», которая в годы моей учебы очень меня волновала и впечатляла, потому что они играли в эдаком необычном жанре альтернативы, который потом создал свой тренд, и целое направление. А сейчас таких схожих команд в музыкальном течении «пруд пруди», и сама песня уже далеко не изыск. Такая мелодичная, он голосом привычным поет. И когда она заиграла, когда мы были в нескольких сотнях метров от собеса, куда я ездил перед ПФР по делам Мамы, и это мне знакомое место в новом городе, где живу, и старая, до боли знакомая еще по прежнему месту жительства песня с приятными для меня ассоциациями продуктивного творчества, все проекциями наложилось одно на другое, дела моей семьи, связанное со моими родными и мое продуктивное творчество, что меня приятно порадовало.

Просто на работе я пытаюсь вот что учудить, что не просто быть первопроходцем и прочертить эту территорию, должен быть мужской тренд, должен быть лидер в том болоте, за кем будут следовать, что не одиночка, а такое всеобщее движение, сплотить коллектив. Держать всех непросто, важна еще эта борьба за влияние. Такого единства и сплоченности между аппаратом суда нет, все по одному, разобщены, и, наверное, на это и нужно сделать ставку, на взаимодействие. Не на то, чтобы создать параллельную систему нашей иерархической системе субординации, какое-то неформальное лидерство, а свою модель низовых горизонтальных связей.

Вот что важное в гостях, в поселке у родителей Енота, меня спросили ребята обстоятельства того, как и почему я сделал Жене предложение. Я просто не думал, что у Жены может быть проблема «засидеться в девках». «При всех сделал предложение, потому что сама обстановка располагала. Жена прослезилась, Тесть сразу вышел, потому что закурил, а прежде, вообще, не курил». Я засмеялся, потому что я уже шутил и привирал для того, чтобы расписать картинные сцены, когда об этом рассказывал. «Мама тоже потом куда-то вышла, не знаю, привнес ли я этим «элемент неожиданности». Просто у меня и в мыслях не было, и я даже не собирался делать предложение, я не готовился точно, и не прикидывал, намерения делать предложение и приурочить к дате, празднику Нового года, и в планах не было, когда я ехал. Может, я в кино и видел, как кто-то делал предложения, но я себя в этой роли не представлял, я вообще, даже не представлял скорее самой этой сцены. Мне всегда рисовались сцены моей учебы и работы, сцены общения, а вот сцена того, как я что скажу, и как сделаю главное предложение моей жизни –ни фантазия, ни воображение над этим не работали. Где-то я поступил интуитивно, что-то мне подсказал внутренний голос, что пора была действовать, и это сработало. У меня получилось, и я рад и доволен этому, потому что у меня не было возможности поразмыслить и обдумать, и не было с кем бы посоветоваться. И я не спрашивал ни у кого, как это делается. Это был отчаянный шаг, где у меня просто не было запасного варианта, как реагировать, если мне откажут. У меня и в мыслях не было, что мне откажут. У меня была слепая убежденность, уверенность. Такая уверенность у меня во многих вещах, как установка, которую я не думаю, что что-то сможет переломить. Я до конца был уверен, что именно Младший из племянников Жены будет моим крестником, и что когда у меня родится ребенок, то будет именно мальчик. Но эта убежденность и как то, что ты загадываешь, или интуиция, или чутье, чуйка, или предопределенность, какая-то генетическая предрасположенность все равно присутствует. Потому что среди моих двоюродных братьев нет ни единой сестренки, и здесь получается, что у моих братьев Сергиенко тоже дети только мальчики, на протяжении 60 лет, и это важно, это показывает мужскую линию рода.

18.08.2013. Мое имя Алексей на греческом «защитник», на иврите-«Моген-Давид»-щит Давида. В наших именах заложен смысл защитника-долгое время воспринимавшееся нами однобоко- и семейной традицией было служение Родине-именно военными были наши деды и прадед. Семейная династия это хорошо. Но на этом поприще никто в роду не снискал высот-Дед Коля начал и закончил службу младшим лейтенантом. Другой –дед Леня- ефрейтором, прадед Яков был унтером, младшим фейерверкером, Отец подполковником- в этом плане отец и правда перещеголял остальных- но закат его службы все равно символизирует нереализованность-оставленную службу при первой благоприятной возможности увольнения в запас и дальнейшая нереализованность. Как конус усеченный, сравнивая с геометрической фигурой. Подполковник-последнее воинское звание, как мне говорил один товарищ.

С пренебрежением теперь отзываются о военных, пожалуй, именно те, у кого в семье не было военных-да и это пренебрежение понятно -армию дискредитируют такие же люди. Армия-это уже не школа жизни, это зеркало общества, с его девиациями, преступностью – поведенческими девиацями, торговой моралью- девиацией-перверзией-людей-готовых поступиться хоть чем, ради наживы- и как следствие, зараженных идеологией потребления, как чумной болезнью. Именно потребления, а не беззаветного служения Отечеству, в духе священного долга, подлинного героизма, немеркнущей воинской славы, славы Русского Оружия. И как поднять тост за русского солдата- который «стреляет» сигареты у прохожих, что сказать о командирах, сдававших солдат в рабство –лепить в подвале –котлеты по-киевски? Они, что ли-защитники Отчего дома-которых еще нужно защитить одних от других.

Отец очень поздно, только в прошлом году, пришел к осознанной мысли о том, что, будучи молодым офицером, еще не находясь в законном браке, он не взял старую больную мать к себе, не смог ее обеспечить всем необходимым на склоне ее лет и в упадке сил, дать ей заботу, ласку и внимание. Неужели нужно было разделить семью, чтобы дети встали на защиту матери, и дали ей все нужное- как это стало-но уже с нами. Почему, укоряя себя за проявленное в юности малодушие- он допускает его снова-но уже по отношению к своей жене, нашей маме. Отец оказался в ситуации, когда фактически в период наиболее благоприятствующего к нему государственного режима- именно восьмидесятые годы- они с мамой не смогли реализовать весь потенциал своего благосостояния. Отец и мама наделены талантом только тратить, транжирить, спускать –но не созидать, на что много ума не надо. Я имею ввиду родителей не по отдельности, а в паре, в «общем командном зачете». Бабушка всегда с Дедом им помогали. Теперь, когда они стали старше- Маме с Отцом помогаю я –родители так и не стали полностью самостоятельными и независимыми в финансовом плане. Несмотря на возраст. Несмотря на то, что за всю отведенную жизнь должны были обустроиться, сложиться, заработать на то, чтобы дети ни в чем не имели нужды, имели достойное образование. Родители не умножили тех крох, которых удалось собрать Бабушке и Деду своим жестоким трудом на земле. Бабушка не сумела собрать богатства, потому что отдавала все детям. Эти разомкнутые цепи, эта нереализованность, бесталанность, бесполезные занятия, на которые было потрачено родителями столько времени, в которое можно было себя с успехом реализовать и показать-проявить, для чего просто- выбрать выгодное направление, и чего-то достичь. А может, проблема именно в том, что мои родители педагоги-а это всегда низкооплачиваемо-Отец не хотел лезть по карьерной лестнице, довольствуясь малым- на тихой преподавательской работе на кафедре. Мама не сумела выйти дальше порога рукоделия на продажу-это и было заработанной копейкой-не более того, так, может быть только «для поддержания штанов»- и ничего серьезного, ничего масштабного, ничего, могущего развиться хоть-в какое –то серьезное и удачное предприятие. Неужели лихие девяностые не подтолкнули родителей к предпринимательской инициативе-как к единственно возможному средству обеспечить благосостояние своей семьи, или ответственность за судьбы детей парализовали им волю, страх и риск, который дает допинг и азарт в любом начинании? Благо, что Отец дотянул до пенсии- ничего серьезного, я уверен, он бы и не начал, уйдя из армии, не заработав положенной выслуги лет. Только на пороге серьезной проблемы человек кладет на алтарь всю свою кипучую энергию, и имеющиеся таланты-задатки, разбиваясь в лепешку, чтобы сохранить свою семью и своих близких- а тут- высидев на цепи как цепной пес-сошел с дистанции и уже больше ничего ему стало не надо-пенсия ведь есть –зачем еще трудиться…Армия убила в Отце всю возможную инициативу и живой творческий ум- и неумение организоваться, применить себя, открыть свое собственное дело, будучи самому себе паном и начальником, или до простого банально-вообще не прилагая никаких усилий- устроиться на техническую кафедру преподавателем, где ему предлагали работать и настойчиво звали-хотя бы для того, чтобы не деградировать интеллектуально-все для него обрыдло до такой степени, что уход в себя, и погружение в какие- то книжные премудрости заменило ему активную, творческую и насыщенную жизнь, хоть и невысокооплачиваемую…

А недавно я задумался, как неплохо было бы всю энергию Отца направить в нужное русло-дать ему, не знаю, какое- то творческое задание-по расследованию какой-то важной темы-например, история семьи или что- то подобное-мне кажется, с его образованностью и эрудированностью он мог бы действительно себя занять- и принести и себе и радость созидательного труда и долгожданное облегчение своей семье, уставшей от семейных дрязг и негараздов, постоянного напряжения и дискомфорта, долгожданное, как Победу, как счастье, со слезами на глазах..

Жизнь на «чужбине» мучила и морально истощила моих родителей. Им тягостно хотелось вернуться на Родину. Свои ожидания трудоустройства и достатка они связывали только с возвращением домой, возможностью заняться делом, тем более большая семья по идее должна была оказать содействие и поддержку. Их выбор города был обусловлен и близостью к бабушке и тем, что в областном центре больше возможности себя реализовать. Почему же будущее их отвергло и они не смогли себя реализовать в нем ни на йоту? Почему возвращение на Родину не дало им счастья и самоуспокоения- а только разделило? Получается, что за пределами Родины семью связывают не только зарегистрированные отношения, но и привычка держаться друг за друга-как долгосрочные кредиты –займы, которые объединяют семьи. Это самоограничение в возможности проявить свою волю во вред другому -было полностью отринут- в возвращении-им стало проще разойтись, чем терпеть взаимные несоответствия. Считай, больше никаких преград и тормозов для разрыва не существовало- был широкий оперативный простор. Вот и скажи- что укрепляет семьи, а что разобщает? Тяжело все свести в этой трудной ситуации к единому знаменателю, к одной-единственной причине разрыва или одному событию-все-таки это стечение обстоятельств, все пережитое, не раз взвешенное и просчитанное ими, и это принятое трудное решение, несмотря на его крайность и негативность все же следует воспринимать как некую данность по состоянию на текущий момент.

Когда звонит мой Отец –а он всегда звонит сам с переговорного пункта, никогда не поднимая трубки, когда звоню ему я, я всегда ставил вопрос о его возвращении домой. Сразу- ребром-«или возвращайся в семью, или денег не пришлю». Моими аргументами были-«когда ты загнешься -тебе некому будет стакан воды подать». Хотя я понимаю, что Отец, изможденный своими постами, реально нездоров, зачем же мучить себя, и не проще ли найти в себе силы признаться в собственной несостоятельности и вернуться в семью?

Отец может и не соблюдать пост по состоянию здоровья- а соблюдает, Отец сильно «сдал» за каких-то всего несколько лет будучи сильным, широкоплечим, мускулистым, он стал сутулиться- и когда я однажды посмотрел на него, мне почему- то стукнуло в голове «умерщвление плоти», и стало страшно. Выбирая борьбу своего духа-Отец намеренно раньше времени делал себя стариком, «загоняя» себя постом и ненужной суетой…

Мне многие говорят-подполковник-«последнее» воинское звание. Почему? Потому что для многих оно последнее реально достижимое. Что для того, чтобы получить звание полковника нужно иметь соответствующую должность, которых мало и так в войсках, а раньше было полно именно на военных кафедрах. Но закончить службу на кафедре на тихой преподавательской работе для меня тоже символ какой-то безнадеги-потому что я до сих пор считаю, что для преподавательской работы рекомендуют наименее перспективных офицеров, не карьеристов, и тех, кому не хватало умения работать с личным составом. Короче, не лидеры.

Да, именно не-лидеры. А почему к подполковникам я так привязался- ну согласитесь, в самом слове есть какая-то незавершенность- как конус усеченный, к примеру, ну, было бы звание «подъесаул» сейчас-также бы и о нем рассуждал…

Да потому что подполковник- это именно итог служебно нереализованного офицера-который застыл на этой планке, того, чего можно дослужиться, и не прилагая никаких усилий-потому что, чтобы стать полковником нужно бороться, пыхтеть, работать локтями, именно такие и выбиваются из общей биомассы.

Ну и много ли на свете примеров таких, чтобы вспомнить- первое масштабное сокращение в армии после Великой Отечественной-даже генералов «выкидывали» из армии-отправляли в народное хозяйство колхозами руководить. Конечно, колхоз колхозу рознь –но это и есть тот показатель-где годятся умения руководить людьми, накопленные знания и опыт. Но в одном я ошибаюсь точно. Даже в звании подполковника заложен нехилый потенциал.

22:41. Я должен вернуться к произведению, я должен сделать над собой усилие. Ровно почти год прошел со времени написания «Гош-парада», на который меня побудил рассказ Брата «Дыня», который я начал править для него, но вместо редактуры сам стал делать вставки, наполняя его новым содержанием, и я старался развить его мысли и идеи, написать про этого мальчугана, маменькиного сынка, и у меня возникала куча еще дополнительных художественных замыслов, а потом я понял, что я все пишу об одном и том же, все о себе, поэтому нет смысла разделять на все разное, распыляясь на мелочевку, чем смастерить единое целое, цельное высокохудожественное произведение о современности. Я там перенял его идею- скорее, он сам натолкнул меня на нее и его произведение послужило отправной точкой «Гош-парада».

22.08.2013. Озорничать, распаляя, и заводить с кем-то полемику, называя односложные ответы, путаться в дефинициях, бросаясь в пространные рассуждения из стороны в сторону, как маятник, когда ты недавно глубоко не разбирался ни в том, ни в другом, со всей определенностью. Попытки обрести утраченное, и найти точки соприкосновения, находя искомое в домашнем уюте и трогательных сценах, доверяя себе больше, чем только можно представить, вручив себе «ханский ярлык», с которым становишься допущенным к любой тайне, облаченной в огромную незавешенную тряпками и ветошью пустоту, которую обретаешь, разгадав очередную тайну, содрав с нее рапиду и покровы.

24.08.2013. Вчера мы с Женой довели Алле новость: «Я беременная». Жена пребывала в нерешительности, чтобы мы вместе эту новость объявить, чтобы мама услышала. Старались находить подходящую и благоприятную обстановку, чтобы преподнести эту новость за столом, когда все собрались. Еще не было подходящего момента, все было такое будничное, что явно некстати для торжественных новостей, но и тянуть дальше не имело смысла. Мы имели возможность сказать, и не просто сказать, а огорошить новостью, чуть ли не с порога. А потом, когда говорили об этом, то нужно уже было выговориться в полной мере. Нужно уже было сказать, выложив все до известных деталей, потому что дольше держать в себе не имело смысла эту тайну, которую знали только оба. Мы сами знали две недели, и сказали только маме. Когда мы пришли, она была дома, а Жена маялась и мялась, чтобы сказать, причем мы пытались ее поймать, перехватить и сказать, в какой-то из комнат. Сначала все прошли на кухню, потом Жена за ней хвостом проследовала в ее комнату. Потом, когда мы еще не разделись с улицы, стояли прямо в дверном проеме, она стояла у входа в комнату, где мы спим. Жена стояла у входа в свою комнату, а я стоял напротив зеркала. Жена сказала об этом в коридоре, когда мы все сблизились, и сошлись в треугольник. Мама, не мигая, смотрела на меня, а потом сказала: «Ну, спасибо тебе». При этом символично, что мне сказано «Спасибо», как будто только от меня все зависело. «Дело сделано» -сказал я. Вчера, когда говорили, потом уже на кухне, Жена сказала что-то, я сказал: «Ну, это же не единственный наш ребенок». Алла сказала: «вырастим». А потом Жена посмотрела на меня: «Давай, чтобы хотя бы этот». Просто я уже так уверен, что все произойдет благополучно.

Когда звонила по скайпу моя Мама, она спрашивала: «У тебя ничего новенького?», даже когда я узнал, я сказал: «Все так. Ничего новенького нет. Ничего новенького. Ничего не случилось. Ничего не произошло». «Так уж ничего новенького и ничего не произошло?». «Да, мама, узбагойся, ничего не произошло!».

Бабушку вчера выписали, она сказала, что долго ждать нашей встречи. Я говорю: «Ты уже столько ждала, еще подожди малость, осталось то чуть больше недели, всего ничего. Так мало времени нас разделяет, ты обязательно дождешься нас увидеть», и тут я понял, что может, я хочу больше всего увидеть Бабушку, ее успокоить, чтобы она не страдала от разлуки. Я сказал: «Смотри, что раньше мы приезжали раз в год, теперь приезжаем дважды в год, тогда зимой, на каникулы, и сейчас, когда наступила осень, как будто прошло еще только всего полгода. Бабушка заговорила про дом, что он разрушается, что никто не покупает в селе дома, всех стариков забрали дети из города, четыре хаты на кутку стоят брошенные, никто из молодежи не хочет жить в селе. Да, село думаю, у которого такая богатая история, а жить некому. Мама позавчера заговорила про какое-то место в селе, где жила Гуня, которое называется Царина, и Мама сказала, что такое место есть почти что в каждом селе, и это обязательно что-то означает, надо все у стариков и местных разузнать.

Потом мама рассказала про ее нового знакомого мужика, который живет в райцентре и покупал у нее зерно, что он рассказал ей, что на старой карте нашего села есть ветряки, и мама сказала: «так это же ветряки моего прадеда Павла», не Елисея, моего прадеда, а прапрадеда. Нашлось дополнительное подтверждение, что ему принадлежали эти ветряные мельницы. Если у них, моих предков могло быть хозяйство, так как простой крестьянин довольно быстро организовался и стал зажиточным и сумел обзавестись мельницами и более того, примечательно, что они были расположены за нашим наделом. Они были там, за огородами, где находится колхозное паевое поле, значит, и земля от наших до их огородов тоже принадлежала нам. Именно там, где я в детстве постоянно играл на ирригационной трубе, где колеса несли ирригационные каналы, которые орошали поле и составляли для меня особый мир и целую жизнь, особенно когда брызги и струи воды играли на солнце радугой. Как малой Депардье, все время ошивавшийся на американской базе ВВС, так для меня «целым миром» и «Вселенной» были эти ирригационные сооружения.

Потом я вспоминал, что мне снилось какое-то дело, которое разлетается, разрывается, и я его сшиваю или раскладываю на разные куски. Как у меня лопнула в руках уже второй раз иголка, когда я сшивал дело. Я думал, как же глупо иметь травму на работе из-за какого-то дела, из-за его оформления, которое выеденной овчинки не стоит- слишком много ему чести. Уже даже во сне я работал, зацикленный занимался работой. Нужно отметить, что я не по ночам работаю, как желал бы мой работодатель, а во сне работаю- тоже что-то сшиваю, оформляю, вот только дела не сдаю.

Тема маминых историй про дачное общество так меня впечатлила, что мне снится, что я заглядываю в чей-то двор, или жду, когда хозяева выйдут, что нам осталось ждать малость. И Брат маленький, рядом и какие-то дети. Какую-то девочку нянчу на руках, или мне снится маленький мальчик, малютка, сынок, а потом такая тема, что я убаюкиваю ребенка или пою ему колыбельную. Потом кто из знакомых девочек просит криспи, такой сделанный хлебец, и я передаю его во сне.

Мы всегда думаем, как обставлены озвучивания тех или иных новостей. Мы вкладываем такой «Благовест», такая новость, казалось бы, уже не просто две недели, а почти шесть недель, уже прошел значительный срок, уже есть результат, и главное, чтобы все благополучно протекало. Но потом Жена маме все-таки озвучила про полип, но никакой страшной реакции от мамы не было. Просто как будто мы принимаем в учет это обстоятельство. Жена сегодня спросила: «А вдруг будет двойня?». «Ну, тогда еще лучше»- сказал я. Потом сегодня мне снилось, как она открывает конверт, он голубенький или фиолетовый, что может посмотреть на своего ребеночка. А вчера ей снилось, что она кормит птичек маленьких, и боится, как только они ее увидят, подумают, что она их мама, потому что у них инскрпишн, кого первого они увидят, у них запечатлевается, что первый увиденный и есть их мама. Я сказал, что я вдохновлен тем, что много фильмов снимается в этой индустрии, и много делается, но по большому счету, много бабок выбрасывается на экранизации, на воплощение замысла много задействованных актеров, и в то же время, люди много тратят сил и времени и денег на кино. Я хочу, чтобы мои произведения были экранизированы, не из-за славы, не для денег, а для воплощения замысла. Как и моя музыка Ледокола _46- я знал, что рано или поздно к написанным словам придумаю музыку, или положу стихи на музыку. Я знал, что у меня достаточно времени, чтобы воплотить эти замыслы дальше. Что у меня все будет в творчестве получаться, что я все успею сделать, и довести до ума, что стихи и музыка это только начало. Отправная точка.

Я вчера подумал, как классно было бы написать книгу, мои мемуары, про все приколы, которые я слышал и знал, узнал, прочувствовав все на собственной шкуре. Что было бы неплохо отдать дань и добавить элемент чего-то мистического, чего-то такого фантастического, что могло бы быть интересным. Можно сподобить в тему творчества еще и личный опыт Брата, и я посоветовал ему вести «дневники», где подробно описывать все, что происходит с ним на начальном периоде работы. Так и мне вести «дневник молодого отца», где фиксировать все наблюдения, как для меня это важно, описывать мой быт, все происходящее со мной, а не только фиксировать свои сны и впечатления.

А я решил написать также произведение «синтетическая Украина». Про мою поездку на Украину. Я решил, что это будет этнографическая познавательная поездка, где я буду открывать для себя новое в той стране, которую я знаю, просто буду смотреть на нее другими глазами, не то, чтобы предвзятыми. А ехать ради задания, ради открытия новых смыслов. Так как мы обычно ездим за границу, когда мы посещаем ранее невиданные нам земли, когда мы открываем для себя новый мир. Именно глазами чужака и иностранца увидеть Украину –пытаться непредвзято увидеть ее, без субъективности восприятия, что это моя Родину, а посмотреть на нее новыми глазами. Заново открыть ее для себя. Приглядеться во все то, что ранее не удосуживал, удостаивал, и не баловал своим вниманием.

25.08.2013. Я в связи с приездом Ангеллона забыл, что вчера был день независимости Украины. Когда был пропущенный звонок в 0.34 ночи, ни один из известных номеров у меня не высветился. А Отец прежде сказал, что сменил номер, и у Мамы вроде номер иной. Я подумал, что Брат мог звонить с номера товарищей, и это поселило во мне замешательство. Я стал перебирать в уме сны, которые мне снились, и какая в них была заложена «какашка», но решительно ничего чрезвычайного не нашел.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 22.03.2018 в 00:05
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора

Наир Арушимов     (23.03.2018 в 14:23)
Сегодня прямо внимательно прочитал две первые главы этих ваших "Крыльев". Прямо не по диагонали а внимательно. Мне кажется от главе к главе качество повествования снижается. В первых трёх главах ещё есть имена, прямая речь и диалоги и герои живут. Потом начинается съезд ну прямо на именно дневники и становится скучно.

Алексей Сергиенко     (23.03.2018 в 19:00)
Мне искренне жаль, но дальше будут только дневники. Воспоминания будут- но уже в дневниковом формате. Мне жаль, что вам скучно, и мне бы искренне не хотелось терять вас как читателя. поэтому буду стараться






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1