Не забудь свое имя в пути. Глава 4


Не забудь свое имя в пути. Глава 4
ОРИЙ.
Утро эльфы встретили на местном рынке, разглядывая выставленные на прилавках товары. Их сопровождала в прогулке по городу Мадана, ранее бывавшая в Филле.
Нул и Олес не только хотели купить подарки близким, но ещё и приглядывались к качеству изделий местных мастеров, пытаясь из любознательности составить наиболее полное представление об этой стране. Текстура тканей им показалась грубой, окраска тусклой и непрочной, керамика плохо прожаренной, а кожа недостаточно хорошо выделанной. Куда уж этим неказистым изделиям было до поражающих искусностью творений мастеров севера.
Уровень ремесла красноречиво указывал на отсталость аграрной страны и, набрав корзину прекрасных фруктов, эльфы пришли в замешательство. Им не хотелось тащить в седельных сумках через весь материк безвкусные и неприглядные поделки.
- Если вы хотите приобрести что-нибудь на память о нашей стране, - предложила Мадана, - вам нужно посетить ювелирные лавки. Трантийцы не только любят золото, но и умеют с ним работать, умудряясь заглянуть в самую душу этого благородного металла.
Девушку стоило послушать, но чтобы попасть в квартал ювелиров, эльфам пришлось пройти мимо огромного храмового комплекса - зиккурата, посвященного Орию.
Многоступенчатая красно-золотая пирамида со статуей крылатого бога на вершине была окружена пятью храмами поменьше. Судя по запаху жареного мяса, причудливо смешивающемуся с ароматом душистых курений, пению жрецов и людским толпам с животными вокруг, там шли обряды жертвоприношения.
- Пытаются задобрить Ория, - легонько тронула Олеса за рукав Мадана. - Видите, как развеваются черные флаги? Их вывесили жрецы, извещая, что Орий недоволен жителями Филлы. Пойдемте быстрее отсюда.
Эльфы с сочувствием посмотрели на укутанную в плотное покрывало фигурку, в первый раз согласившись, что есть и в этой дурацкой моде разумное зерно, если девушка таким образом может скрыться от чужих недоброжелательных взглядов.
В квартале ювелиров было относительно тихо, хотя перебивая привычный гул городской жизни, доносился звонкий перестук молоточков. Тянуло запахом расплавленного металла и дымком от разожженных тиглей, но благодаря близости реки дышалось здесь легко.
Эльфы, недолго думая, зашли в одну из лавок, привлеченные странными рунами на вывеске.
Их встретил молодой парень, над верхней губой которого только пробивались первые усики.
- Что желаете купить, благородные чужестранцы? Может ожерелья или браслеты для ваших подруг? Мой отец самый искусный из местных ювелиров, и если позволите вам предложить…
Молодой человек одно за другим выкладывал на прилавок золотые изделия.
Нул и Олес восхищенно приподняли брови: действительно это была прекрасная работа. Ни одно украшение не повторяло другое, а изящество исполнения говорило о безупречном вкусе и мастерстве ювелира. Из-за этого эльфы долго не могли остановить свой выбор на чем-нибудь определенном, в растерянности любуясь то каким-нибудь прекрасным золотым цветком броши, то замысловатыми насечками на кольцах или браслетах.
Мадана терпеливо ждала, затаившись за спинами мужчин.
- А почему прекрасная дева не хочет взглянуть на украшения? – продавец решил привлечь к своему товару и её внимание.
- Жду, – был краткий ответ.
- Чего? – поинтересовался Нул, оборачиваясь к спутнице.
- Жду, пока он выложит серьги. Эти ювелиры специализируются на изготовлении подвесок для ушей богов: об этом сообщает их вывеска.
- Прекрасная дева знает древний язык лернов?
Из внутренних помещений лавки в торговый зал вышел мужчина средних лет в кожаном фартуке мастерового.
- Достаточно, чтобы понять значение надписи.
- Я сам знаю только эти руны: их смысл перед посвящением в мастера мне раскрыл отец. Наш род на протяжении веков специализировался на создании подвесок и серег. Это особое искусство – очень сложное, и существует мало людей, способных его по-настоящему оценить. Когда-то в незапамятные времена мой далекий предок попал в ювелирные мастерские лернов в качестве раба для грязной работы, и многому научился у этих знаменитых мастеров.
Олес ошеломленно покосился на девушку. Он слышал о лернах – таинственно исчезнувшем народе философов и магов. Ходили смутные слухи, что они слишком заигрались в чародейство, и разгневавшиеся боги прогнали их из Ойкумены. Так или иначе, но вот уже несколько веков как упоминание о лернах встречалось лишь в легендах. И теперь выясняется, что Мадана понимает их загадочный язык, а эти ювелиры изготавливали по их технологиям серьги. Есть чему удивляться!
Ювелир исчез в глубине лавки, а потом появился, с видимым усилием удерживая в руках большую плоскую коробку.
- Ну-ка, расчисти мне место! - приказал он сыну, небрежно сдвигая в одну кучу золотые колечки, броши и браслеты, словно это были ничего не стоящие безделушки. – Здесь образцы лучших изделий когда-либо изготовленных мастерами нашего рода.
Эльфы дара речи лишились, разглядывая воистину великолепные подвески. Каждая из них была настоящим шедевром из сложнейших переплетений тончайшей (не толще волоса!) золотой проволоки, обильно украшена миниатюрными цветами, колокольчиками и бусинами.
- Многое видел, - пораженно ахнул Нул, - но такое… Неужели их кто-то носит?
- Боги! – вновь раздался голос девушки за их спиной. – После того как исчезли лерны, серьги создаются для даров богам и хранятся в сокровищницах храмов.
- Ваша спутница хорошо разбирается в нашем ремесле, - с уважением кивнул головой мастер. - Действительно, мы создаем наши подвески для особых случаев, когда люди вынуждены обращаться к богам за необычной помощью. Такое бывает редко, но вот как раз вчера мы получили новый заказ для храма Ория, и сегодня, поставив вместо себя за прилавок сына, я пытаюсь создать эскиз нового изделия.
- Удачи, - вежливо пожелали мастеру эльфы, - и пусть не дрогнет ваша рука и не подведут глаза. Но теперь мы совсем растерялись, и не знаем: что же нам выбрать на память о посещении Филлы, да и вашей лавки тоже? Хотя вряд ли когда-нибудь забудем, что здесь увидели.
- Из лавки Фарама ещё никто не уходил без покупки, от которой радость на душе.
И мастер охотно помог нашим путешественникам выбрать подходящие украшения.
После того как эльфы расплатились, внимание мастера сосредоточилось на их спутнице.
- А что же вам, прекрасная дева, ничего не пришлось по душе?
- У меня нет денег, – и Мадана повернулась к выходу.
Но видимо она чем-то зацепила внимание мастера Фарама, потому что тот взволнованно её окликнул:
- Подождите, я не могу отпустить с пустыми руками девушку, которая понимает древний язык лернов. Прошу вас принять кое-что в подарок.
И мастер неожиданно пододвинул посетительнице коробку с серьгами.
– Какие из них вам по сердцу?
Девушка неохотно, но всё-таки склонилась над золотыми украшениями. Несколько мгновений она пристально разглядывала образцы и, наконец, уверенно ткнула пальцем в серьги, на взгляд эльфов ничем не отличающиеся от остальных изделий. Однако ювелир с таким выражением лица посмотрел на Мадану, что стало ясно: он изумлен её выбором.
- Благородная девица выбрала серьги, которые когда-то мой далекий предок привёз с собой из земель лернов. Неизвестно имя изготовившего их мастера, но члены моей семьи на протяжении веков всего лишь стремились повторить его работу. Правда, безуспешно. Вы должны их взять.
- Едва ли я могу, - смущенно возразила Мадана, - это слишком дорогой подарок.
- Не обижайте меня отказом. Не всегда человек находит вещь, иногда сама вещь долго и терпеливо дожидается своего хозяина.
- Спасибо вам, мастер Фарам.
В гостиницу эльфы вернулись проголодавшимися и вполне довольными прогулкой, но не успели приступить к еде, как за ними пришли.
- Его величество приглашает уважаемых эльфов и их спутницу посетить дворец и разделить с ним трапезу.
Нул и Олес с затруднением посмотрели на девушку, но похоже Мадана не испугалась.
- Конечно, моё присутствие рядом с вами не могло остаться незамеченным. У Транта много шпионов и доносчиков. Вот только…
Эльфы сразу же поняли, чего она не досказала: знает ли Трант, что их спутница именно та девушка, из-за которой он попал в столь сложную ситуацию?
- Вы будете нас сопровождать?
- Нельзя ответить отказом королю: он истолкует это как оскорбление.
Когда наша троица появилась во дворце, девушку заставили снять покрывало, которое по обычаям трантийцев укутывало её целиком, позволяя лицезреть только ступни ног. С той памятной ночи в Калифе эльфы ни разу не видели Мадану с открытым лицом и, даже прогуливаясь по Филле, чтобы не потерять девушку из виду ориентировались на приметные браслеты на её щиколотках.
И только теперь они получили возможность вновь увидеть Мадану во всем блеске её необычайной красоты. Девушка приоделась в белое шелковое платье, расшитое по подолу золотым узором в виде ивовых веток, а её волосы были заплетены в несколько кос, украшенных нитями жемчуга и уложенных в высокую причудливую прическу. Обнаженные руки от плеча до запястий светились от множества золотых браслетов, а высокий лоб украшала золотая подвеска с большим изумрудом, но более всего эльфов поразили серьги из мастерской ювелира Фарама. Тяжелые, красивые, невероятной сложности исполнения. И эльфы ещё раз задали себе вопрос: почему мастер Фарам отдал совершенно незнакомой девице столь редкостную вещь, да ещё и предназначенную для сакральных таинств?
Между тем сама девушка, скромно опустив голову, опять-таки пристроилась за их спинами, и таким образом они вошли в пиршественную залу.
Эльфы уже знали, что трантийцы очень любят золото, и можно было предположить, что больше всего этого благородного металла окажется у их царя, но не ожидали увидеть такое количество позолоты на всех предметах интерьера. Что говорить об отделке стен и сверкающей парче портьер или золоченой мебели и посуде, когда даже расставленные на столе блюда с яствами и то были щедро усыпаны золотой пудрой. Если бы не этот утомляющий глаза блеск, то пребывание в этой комнате показалась довольно приятным. Одна из стен помещения отсутствовала, позволяя любоваться тенистым садом, разбитым на берегу небольшого, но живописного водопада. Негромкий шум падающей воды и пение птиц служили прекрасным фоном к застольному разговору, настраивая собеседников на лиричный и философский лад. Правда, собравшимся в пиршественной зале сегодня было не до приятных бесед.
За царским столом оказалось не так уж и много людей. Сам Трант, двое сановников с расписанными черными узорами лицами и золотыми бляхами на груди, свидетельствующими об их высоком положении, а также мужчина средних лет в черном одеянии и с серебряным изображением полумесяца на высоком колпаке.
«Верховный жрец Ория» - сообразили эльфы.
Их удивило отсутствие за столом королевы. У Транта как и у всех южных владык был большой гарем, и по церемониалу старшая жена должна была выйти к столу, если к обеду ожидалась женщина, но по неизвестной причине Мадана оказалась только в компании мужчин.
Правда, сложившийся между сотрапезниками разговор не предназначался для посторонних ушей, в том числе и королевы.
Трант дал возможность гостям насытиться, и только после пятой перемены блюд приступил к делу, собравшему их всех за столом.
- Такую красивую девушку, Мадана, – оценивающим взглядом окинул он гостью, – при других обстоятельствах я бы с радостью увидел в своём гареме. Однако столь неосмотрительная выходка навсегда закрыла для тебя двери в счастливую жизнь.
Эльфы синхронно опустили глаза, чтобы не выдать своего отношения к этому высказыванию. А ведь король не оставлял впечатления глупца: может у него от горя в голове помутилось?
- В моем случае, ваше величество, счастьем можно считать уже то, что я разговариваю с вами.
Транту не понравились слова девушки, и он нахмурился:
- Разве не высшее благо - отдать свою жизнь в обмен на безопасность всего королевства?
Мадана немного подумала, а потом всё-таки возразила:
- Я вас не понимаю, мой король.
И тут в разговор вмешался жрец Ория. Просверлив девушку негодующим взглядом, он мрачно заметил:
- Орий – покровитель и защитник нашего государства. Отказавшись выйти за него замуж ты, непокорная девица, разгневала и обидела божество. Обрушившаяся на наш народ ярость Ория будет ужасной. Мор, войны, разорение и общий упадок городов – вот каковы неполные последствия твоей выходки.
Мадана опустила ресницы, но твердо ответила:
- Орий не должен гневаться на меня: он сам согласился состязаться, и господа эльфы тому свидетели.
Нул и Олес согласно склонили головы.
- Поединок вёлся честно.
Но их подтверждение не нашло должного отклика у собравшихся.
- Недостойно пользоваться коварной уловкой, - угрюмо заметил жрец, - когда речь идет о процветании твоей страны.
Эльфы напряженно слушали, как обличенные властью мужчины обвиняют беззащитную девушку в нежелании превращаться безумную старуху, и решили вмешаться:
- Без жертв, конечно, не обойтись, но в годину тяжелых испытаний. Судя же по тому, что мы сегодня увидели, трантийское королевство процветает. Почему же вы допустили ситуацию, когда от желания девушек постоянно жертвовать жизнью стала зависеть судьба вашего государства?
- Налог кровью не обременителен для городов, - яростно возразил жрец, - всего лишь одна девушка раз в пятнадцать лет. Разве Ория можно обвинить в излишней кровожадности?
Что же, по-своему он был прав. Чтобы прекратить бессмысленную полемику и оградить Мадану от возможного наказания за непослушание, эльфы поспешно согласились с доводом:
- Может Мадана и виновата, но… она всего лишь хотела жить. Простительное желание. Но ночь Ория прошла и её не вернешь. Что вы теперь собираетесь предпринять?
За столом воцарилось тяжелое молчание. А потом, тяжело вздохнув, заговорил один из советников короля:
- Мы совещаемся уже два дня, подняли на ноги всех астрологов и магов: увы, никто не подсказал нам ничего дельного.
- Вы не пробовали спросить самого Ория? – обратился к жрецу Нул.
- Он не отвечает, - с горечью выдохнул тот.
- Может, вы нам объясните суть договоренности с божеством? – прямо спросил Олес. - Мы догадываемся, что в обмен на девственниц он каким-то образом заставлял дракона охранять границы трантийского королевства, уничтожая всех, кто окажется в темное время суток под открытым небом.
- Вы правильно догадались, - тяжело вздохнул король, - а остальное… не имеет особого значения. Главное, что Орий в этом году не будет защищать наши границы.
- А куда же делся дракон?
- Улетел в горы. И только Орий сможет его вернуть, но не раньше, чем через год. И как вы понимаете, этот год нужно как-то пережить.
Эльфы немного помолчали, а потом Нул осторожно осведомился:
- Но ведь для чего-то нас позвали на этот обед?
Трант мрачно хмыкнул, переглянувшись со своими советниками.
- Завтра вы пуститесь в обратный путь к своему королю. Почему бы не заехать по дороге к мантийскому оракулу и не обрисовать ему эту ситуацию? Раз уж вы оказались замешаны в это дело!
Лица эльфов возмущенно вытянулись. Ничего себе - «по дороге»!
- Я так и знал, что эта история не закончится для нас добром, - тоскливо шепнул Нул приятелю по-эльфийски, - и что теперь делать?
- Не знаю.
Олес набрал в грудь воздуха и решительно возразил:
- Все знают, что мантийский оракул давно молчит. Толкователи пророчеств - пифии были из лернов и также исчезли в незапамятные времена. Зачем же рисковать жизнями, преодолевая столь тяжелый путь, если толку от этого всё равно не будет?
Тонкие губы жреца исказила недобрая ухмылка.
- Откуда такие серьги в ушах вашей спутницы? – неожиданно перевел он разговор на необычное украшение Маданы.
Девушка чуть встряхнула головой, и украшенные колокольчиками и цветами золотые подвески приятно зазвенели.
- Это серьги моей матери, а той они достались от прабабки, – к удивлению спутников солгала девушка.
Эльфы растерялись, не понимая, почему девушка лжёт и как им реагировать на это.
- Значит, - удовлетворенно заметил жрец, - благородная девица - потомок сгинувшего племени лернов? О том, что она полукровка можно догадаться даже по облику, и я не удивлюсь, что способ обмануть Ория вы с отцом почерпнули из чудом уцелевших колдовских книг этого народа.
К удивлению Нула и Олеса, Мадана не стала отказываться от родства с лернами. Девушка промолчала.
- А раз так, то вы сумеете понять оракула, - продолжал гнуть своё жрец. - Старинные предания гласят, что он изъясняется на наречии, близком к языку лернов.
- Но вы не можете этого точно знать, – гневно возразил Нул, – и отправляете нас в столь опасную экспедицию. Не лучше ли часть вашего немалого золотого запаса использовать на создание армии обыкновенных воинов и больше не зависеть от капризов магов?
- Ни одна армия в мире не застрахована от поражения, тогда как монстры никогда не проигрывают, – нервно возразил Трант. – Так зачем рисковать, тратить деньги, и вообще… суетиться?
Что же, наверное, недаром короля прозвали Осторожным, только в данном случае ему подошла бы кличка Жадный, Скаредный или Недальновидный.
- Что передать нашему королю на счёт войны между ойратами и синнами?
- В ближайшее же время я начну переговоры с саманянами, но и вы должны не мешкая отправиться к оракулу.
Позже эльфы поинтересовались у Маданы.
- Зачем понадобилось лгать?
- Возможно, жрецам не понравилось бы, что мастер Фарам отдал серьги не храму, а простой девушке. У него могут возникнуть неприятности из-за собственной щедрости.
- Допустим! Но жрецы из-за этих серег сделали вывод, что ты понимаешь язык лернов.
Девушка немного помолчала, а потом тихо ответила.
- Я действительно немного его знаю, а откуда… это не моя тайна.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: эльфы, приключения, другие миры,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 44
Опубликовано: 19.03.2018 в 19:43






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1