Не забудь своё имя в пути Глава 2


Не забудь своё имя в пути Глава 2
Прошло какое-то время, и юная девушка редкостной красоты спустилась по той же лестнице, что и все остальные. Но в отличие от своих соплеменниц она была целомудренно закутана в длинное одеяние до пят, а черные смоляные кудри покрывал непрозрачный белый плат.
- Вот это да, - Нул очарованно ткнул локтем приятеля, - не думал, что трантийцы способны произвести на свет такой цветок.
- Наверное, полукровка, - со знанием дела заметил Олес, - у девушки кожа слишком белая для трантийцев, рост высокий, да и такую яркую красоту дает только смешение межрасовой крови.
- Но до чего же хороша!
- Не дурна. Вот только что её теперь ждёт?
Между тем, события развивались своим чередом.
- Ты звал меня, отец? – осведомилась девушка.
- Да, Мадана, - прошептал несчастный старик, - Орий требует тебя.
Девушка помолчала, видимо, раздумывая над создавшейся ситуацией.
- Всё равно кто-то должен к нему уйти, - в конце концов, заметила она, - и почему не я?
Мадана сделала несколько шагов к пещере, но внезапно замерла на месте, пристально вглядываясь в опасную темноту.
- Эй, голос из мрака, - позвала она, - слышишь ли ты меня?
Возникшая пауза была преисполнена неведомой угрозы, но девушка отважилась повторить:
- Слышишь ли ты меня?
- Слышу! – наконец так прогрохотало в ответ, что жители Калифы вновь испуганно съежились на своих местах.
И только Мадана не показала своего страха.
Эльфы сознавали, что терять ей нечего, только не могли понять, чего конкретно хотела добиться девушка, затевая эти переговоры.
- Пусть именно мне суждено разделить с тобой судьбу, но я не бесправная рабыня, а дочь старейшины.
- Я знаю, Мадана, что ты из знатной семьи и уважаю твой род, – согласилось неведомое существо.
- Тогда ты должен взять меня в жены по обычаю моего народа.
В этот раз пауза затянулась. Похоже, девушке удалось озадачить своего собеседника.
- Вот как? И что же это за обычай?
Эльфы удивленно переглянулись: в голосе монстра проскользнула отчетливая заинтересованность.
- Ты должен станцевать со мной свадебный танец.
Раздалось нечто похожее на презрительное фырканье.
- Это ещё зачем?
Девушка надменно вздернула подбородок.
- Каким же образом ты покажешь свою силу и выносливость, разбудишь во мне страсть, которая неумолимо влечет женщину к мужчине?
В этот раз монстр ответил быстро:
- Так иди же ко мне. Обещаю тебе самый длительный и страстный танец.
- О, нет, - упрямо стояла на своём отважная девушка, - ты должен станцевать со мной на свадьбе в кругу моих родственников и подруг!
- Едва ли подобное возможно! - усомнился голос.
- Тогда сделай это в присутствии самых уважаемых людей нашего города, – не отступала Мадана. - Выйди, покажи себя. Докажи мне, что в любви ты будешь таким же упорным как и в танце. У нас мужчина, не устоявший против женщины, теряет на неё право. Или боишься, что я окажусь выносливее тебя?
- Я ничего не боюсь!
Казалось, происходящее в этом зале совершенно не касалось эльфов, но они слушали этот диалог, едва дыша от волнения. Ещё бы, такая прекрасная девушка - редкость даже среди их славящихся своей красотой соплеменниц. Судя по всему, она явно что-то задумала и теперь пытается при помощи столь незамысловатой уловки выманить чудовище из логова.
Но Олес и Нул знали не понаслышке, сколь коварны и хитры древние монстры, поэтому сомневались, что Мадане удастся осуществить задуманное до тех пор, пока в глубине пещеры не послышался красноречивый шорох.
На арену, причудливо извиваясь, выполз огромный змей: пульсирующая зеленым светом чешуя с оранжевым геометрическим узором на спине переливалась даже в тусклом свете факелов. Он оглядел присутствующих пронзительным взглядом рубиновых глаз, и даже эльфов проняла дрожь омерзения.
Мадана рядом с чудовищем выглядела как тоненький прутик против столетнего дуба, но она не выказала особого страха, вытащив из складок одежды простенькую тростниковую свирель, которой обычно забавляются юные пастушки.
- Ну как я тебе? - просвистел змей, уставившись на Мадану. - Достоин стать твоим мужем?
- Ты очень красив, Орий, – спокойно согласилась девушка, поднося свирель к губам, - но сравнится ли твоя красота с моей ловкостью?
Сбросив покрывало, она стала наигрывать незамысловатый мотивчик, неторопливо закружившись вокруг своего страшного жениха. Танцевальные па девушки были столь же грациозными, сколь и неспешными: Мадана двигалась по арене подобно облаку в безветренный день. А вот её огромный партнер имел своё представление о том, как нужно танцевать. Его огромное тело молниеносно быстро сворачивалось в замысловатые, постоянно меняющие очертания кольца, и только голова змея оставалась неподвижной. Рубиновые глаза, не отрываясь, наблюдали за девушкой, а до всех остальных ему, пожалуй, не было никакого дела.
Нечто жуткое происходило между партнерами во время этого лишенного выразительности танца: трудно уловимое, но в тоже время держащее в невероятном напряжении весь зал.
Олес и Нул обменялись встревоженными взглядами: уровень магии они определяли на подсознательном уровне и безошибочно отделяли местных доморощенных магов от всевластных чародеев. Эльфам сразу же стало ясно, что змеиный облик монстра – всего лишь фантом, но они не могли сообразить, кто именно прикрывается змеиной шкурой, и зачем это представление понадобилось белокожей красавице?
А танец всё тянулся и тянулся: казалось, ему не будет конца. Откуда только у Маданы брались силы извлекать из своей свирели уныло однообразные, убаюкивающие звуки?
Эльфы осторожно оглянулись. Зал реагировал вполне предсказуемо: свидетели страшного зрелища не спали, синхронно покачиваясь в такт мелодии, но судя по осоловелым глазам, едва ли полностью осознавали, что происходит.
Олес и Нул также с великим трудом сохраняли ясность разума, пока неизвестно откуда налетевший порыв ветра не пронизал помещение подземного зала леденящим холодом, мимоходом потушив большую часть факелов.
И только тогда в центре зала вдруг материализовался клубящийся мрак. Устремившись вниз, он сгустился на подступах к арене в плотные черные языки, больше похожие на разлитую нефть.
Это очень не понравилось Нулу и Олесу. Они быстро распознали в странной субстанции наблюдавшую за танцем тёмную силу, что не предвещало ничего хорошего.
Между тем лицо девушки уже обрезали тени крайнего утомления, замедлились движения, и стало ясно, что она держится из последних сил, упрямо продолжая танцевать и наигрывать на свирели.
Змей же только без устали менял конфигурацию своих колец, не спуская светящихся рубиновых глаз с партнерши. Эльфы не сомневались, что девушка рано или поздно, но всё равно выдохнется и уступит призрачному монстру (ведь фантомы тем и отличаются от живых существ, что никогда не устают!). Они не понимали, зачем Мадана столь упорно тянет время и расходует столько усилий на продолжение состязания, если проигрыш неминуем? И почему танцы девушки со змеем настолько заинтересовали кого-то жуткого, прячущегося в потоке черной ледяной тьмы?
Всё закончилось ещё более странно: мрак заполз на арену и стал ощутимо мешать танцовщице, путая и затрудняя её шаги. Очевидно, ободренный столь своевременной помощью змей подполз к партнерше и начал медленно обвивать её зелеными кольцами.
«Всё, это конец!» - обреченно выдохнули эльфы, но...
Едва различимый петушиный крик достиг ушей собравшихся мужчин, и почему-то настолько встряхнул зал словно затрубил рог, предупреждающий о подступающей к городу армии. Бодро подскочив на местах, свидетели обряда моментально скинули с себя дрёму.
Измученная Мадана в изнеможении опустила свою свирель, но взгляды всех присутствующих сосредоточились не на девушке, а на её партнере.
Змей мгновенно растаял в воздухе, а на его месте оказался изможденный старик, закутанный в черную мантию клубящегося мрака.
- Вы нарушили соглашение, - мерзко прошипел он, обращаясь к жителям Калифы, - закрепляющее наш союз.
- Нет, мой господин, - живо возразил старейшина, - в соглашении сказано, что раз в пятнадцать лет в ночь бога Ория вы забираете одну из самых красивых девушек Калифы. Но ночь закончилась, избранница осталась здесь, значит, теперь вы сможете забрать её только через пятнадцать лет.
- Зачем она мне понадобится через пятнадцать лет? – с ненавистью выдавил из себя маг. - Мне нужны только юные тела и души.
Старейшина было заикнулся что-то возразить, но промолчал, подчёркнуто подобострастно и виновато склонив голову. Между тем колдун практически полностью растворился в гигантском сгустке мглы, и лишь только негодующий красный блеск глаз выдавал его личное присутствие на арене. Зрелище не из приятных!
- Лукавые рабы, - спустя некоторое время прогремел его голос, - сегодня вам удалось перехитрить меня и нарушить данное слово!
- Это не так, - боязливо возразил старейшина, - вы сами согласились танцевать с Маданой. Господа эльфы свидетели, что девушка всего лишь предложила вам участие в состязании. Вы вправе были отказаться, но не сделали этого. Мы же всегда оставались верны нашим договоренностям, не собираемся их нарушать и впредь.
Свидетели! Только теперь до эльфов дошло, зачем они понадобились аборигенам: засвидетельствовать, что какой-то неведомый договор был нарушен по добровольному согласию чародея. Интересно, что лежит в основе соглашения?
- Уш-ш-ш… - раздалось злобное шипение, и черный извивающийся поток мрака медленно втянулся в пещеру, - у-ш-ш-ш… Вы ещё сильно пожалеете об этом.
И вот только тогда расплакавшаяся от облегчения девушка упала в объятия подбежавшего отца.
Ночь прошла: отдохнуть наши путешественники так и не успели. Быстро позавтракав, Нул и Олес оседлали лошадей, радуясь после кошмаров прошедшей ночи теплу и утреннему солнцу. Им не терпелось как можно быстрее покинуть Калифу.
Но в этот час выезд из города оказался плотно заблокирован пастухами с многочисленными стадами домашнего скота и торговцами с повозками товаров. После долгого ожидания в мычащем и блеющем потоке странникам пришлось спешиться, чтобы вывести пугающихся такого столпотворения лошадей из городских ворот. Но и тогда они не смогли сразу же отправить в путь, потому что единственный в городе колодец с хорошей питьевой водой почему-то находился за стенами Калифы. Нул и Олес покорно стояли в медленно ползущей очереди, когда к ним приблизились старик и девушка.
- Доброго вам утра и счастливой дороги, благородные эльфы.
Голос показался знакомым, и путешественники изумленно оглянулись.
При дневном свете старейшина выглядел ещё более дряхлым, а может остаток сил высосала из него прошедшая кошмарная ночь?
- Я не поблагодарил вас за помощь: разрешите исправить это упущение?
- Да, собственно, мы ничего и не сделали для вашей дочери.
Эльфы даже из вежливости не стали приписывать себе несуществующих заслуг, торопливо прикрепляя к седлу бурдюки с запасами воды.
- Но может вы ещё раз выручите меня?
Нул и Олес недружелюбно нахмурились. Во что ещё собирался втянуть их неугомонный старик? При свете солнца они уже не боялись отказаться от очередной опасной авантюры.
- Сожалеем, что не можем вам ничем помочь, но мы торопимся с важным поручением к королю Транту.
- Я и не собираюсь вас удерживать в Калифе, - поспешно заверил их старейшина, - наоборот, хотел попросить прихватить в столицу одну особу. Но будет ещё лучше, если вы вывезите её за пределы королевства.
И из-за спины старика выступила тоненькая фигурка девушки, закутанная в плотное покрывало по самые щиколотки. Но эльфы не зря всю ночь любовались на танцующие ножки Маданы, поэтому сразу же распознали их хозяйку.
- Мадана? – удивились они. - Вы хотите покинуть Калифу?
- Говорите тише, уважаемые эльфы, - опасливо оглянулся по сторонам отец девушки. - Мадана вам потом всё объяснит. Вас же я прошу спасти мою дочь.
- От кого? – просьба мало понравилась путникам. - Сами понимаете, иноземные гонцы не могут вмешиваться во внутренние дела трантийских городов. Прежде всего, нам нужно позаботиться о выполнении своей миссии.
- Уверяю, вашей миссии это не помешает. Мадану нужно спасти от собственной судьбы.
Весьма странное и неопределенное объяснение. Как будто это в принципе возможно!
Эльфы уже хотели категорически отказаться, но тут девушка неожиданно сделала шаг вперед и коснулась рукой Нула, звякнув множеством золотых браслетов.
- Прошу вас, благородные эльфы, заберите меня с собой.
Что поделаешь, но эльфы как и вся мужская половина человечества весьма падки на женскую красоту. А Нул и вовсе был влюбчив: Мадана безошибочным женским чутьем сразу же это уловила. Прикосновение легкой ладони заставило сладко замереть сердце романтичного эльфа.
- Ну, если дело идёт о спасении жизни…
Отец и дочь крепко обнялись, и старик, смахнув слезы, подсадил девушку на дожидавшегося хозяйку скакуна.
- Не думай обо мне, - сказал он на прощание, - и не пытайся связаться. Ты оставляешь меня счастливым: ведь нам удалось избежать столь жуткой участи.
Надо сказать, что эльфы тревожно озирались до тех пор, пока Калифа окончательно не скрылась из глаз. Однако никто не попытался догнать маленький отряд, а встречавшиеся на дороге немногочисленные путники торопились по своим делам, не обращая ни малейшего внимания на двух эльфов и их спутницу.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: эльфы, приключения, другие миры,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 37
Опубликовано: 14.03.2018 в 21:46






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1