СКОРЫЙ ПОМОЩНИК


СКОРЫЙ ПОМОЩНИК











ОСТРОСЮЖЕТНЫЙ РАССКАЗ

История основана на реальных событиях, произошедших в конце 2017 года.

Записано со слов главного героя.
Имена действующих лиц и наименование некоторых объектов изменены автором, по причинам, понятным после прочтения рассказа.





1



Когда отец Василий закрывал двери Храма, на улице было уже совершенно темно.Сегодня он немного припозднился, поэтому последний покидал Церковь.
–Прямо как настоящий капитан – промелькнуло в голове у настоятеля.Правда, капитаны оставляют последними тонущий корабль.-
- Боже упаси отподобных напастей – Шёпотом произнёс священник и перекрестился.
Он подошел к одиноко стоявшему недалеко от входа в Храм автомобилю.
Слегка припорошённый снежком старенький Форд «Фокус»уныло отозвался характерным морганием боковых подфарников на сигнал, поданный настоятелем с брелка с ключами зажигания.
Отец Василий запустил двигатель, достал щетку и стал стряхивать снег с машины. Погода стояла комфортная. Снег прекратился. Морозец тянул на минус пять, не больше.
Только небо было затянуто сплошной непроглядной пеленой. Ни звёзд, ни луны не просматривалось.

2

Отец Василий окинув взглядом округу, посмотрев на небо, покачал головой и невольно произнёс:
– Где же вы Никольские морозы? Где же ты матушка зима?-
Выпавший снег хоть и прикрывал землю, но всего на пять, от силы десять сантиметров. Создавалась хоть небольшая, но видимость Московской зимы.
Сегодня было 18 декабря 2017 года.Час назад закончилась праздничная вечерняя служба в честь Святителя Николая Угодника.
Этот святой всегда особо почитался и почитается на Руси.Очень много Храмов по всей стране люди традиционно нарекали в честь него.
Раньше, как вспомнилось батюшке, ещё в Советские времена, когда он начинал своё пастырское служение, его небольшой приход состоял в основном из бабушек, которые уже ничего и никого не боялись.
Тяга к Великой Православной вере на генетическом уровне влекла их в Храм. И многие, лишь на склоне жизни пошли в Церковь.
Так вот, однажды на вопрос молодого батюшки: – А кто это Святая Троица? -
Последовал совершенно твёрдый и уверенный ответ прихожанки:
– Это Господь наш Иисус Христос, Богородица и Николай угодник.
В наше время такой ответ вызовет недоумение и улыбку. А тогда, в конце 70х годов прошлого столетия информации о Церкви, о духовной жизни, о святых угодниках Божьих, в мирской жизни не было никакой.
Духовная литература была доступна только служителям культа, ну и преподавателям – богословам. Потому и темен был народ в вопросах своей Веры. Потому и могли прозвучать тогда такие суждения о Святой Троице.
Тем временем отец Василий закончил свою работу по очистке снега, сел за руль, включил фары ближнего света, затем перевел автоматическую коробку передач в положение движения, и потихонечку направил автомобиль на центральную автомагистраль, в сторону пригорода.
Он уже второй десяток лет являлся настоятелем Московского Храма, но перебраться на постоянное место жительства в Москву не стремился.
Отец Василий вместе с семьёй - матушкой Ольгой и двумя дочерьми так и остался жить в том небольшом посёлке городского типа,расположенном в двадцати километрах от Московской Кольцевой Автодороги.Остался, потому что не смог покинуть свой частный дом, в котором проживал много лет.И хотя дом этот давно уже требовал капитального ремонта, и частенько в том районе,где располагался частный сектор, случались перебои, то с электричеством, то с подачей воды, он всё равно не хотел покидать его.
Здесь прошло его детство, отсюда он уходил в Армию, затем уезжал в Загорск – ныне Сергиев Посад, учится в семинарии и Академии.После возвращения, привел в этот дом молодую супругу. Здесь родились его дети.Как ни крути, а получалось, что по всем статьям отец Василий был убеждённым приверженцем отдельного частного дома с небольшим приусадебным участком.
3

Оставался он таковыми тогда, когда подросли дочери, а потом уехали учиться в столицу, а матушка Ольга всё чаще стала поднимать тему переезда в Москву.Оставался и сейчас твердо убеждённым, что доживать свой век будет в своём родном доме.Никакие уговоры ни дочерей, ни их матери на этот счёт, ни к чему не приводили.
Слава Богу, что, уже имея за плечами шесть десятков лет жизни, он ещё мог нормально управлять автомобилем, успевал и на службе и по хозяйству.
Конечно, с каждым годом это становилось всё трудней и трудней. Но он упорно гнал от себя мысли о том, что настанет время, когда и по возрасту, и по состоянию здоровья ему придётся уйти на покой.А вот тогда…..
- Тогда и будем думать. На всё Воля Божья – Любил повторять отец Василий в таких случаях.И все разговоры, с кем бы они не проводились на эту тему, тут же прекращались.
Радиальное шоссе, по которому двигался священник, в это время обычно было загружено. Частенько возникали пробки и поэтому в силу привычки
он был настроен на затяжную процедуру по выезду из города. Но сегодня, трасса к его удивлению была относительно свободна. Он прибавил скорость и вскоре достиг пересечения с МКАД.  Выйдя на нужное направление, и ещё прибавив скорости, отец Василий мельком глянул на циферблат, светящийся на доске приборов автомобиля.Часы показывали -20.30.
-Это хорошо- Подумал водитель – Так я через минут сорок и до дома доберусь-
Но тут же эту позитивную мысль перебила другая, менее радостная.
-Доберусь- то доберусь, а вот встретить сегодня будет некому –
После таких размышлений невольно всплыл в памяти неприятный разговор с супругой, который состоялся где-то полчаса назад по телефону, сразу после окончания службы.
Дело было в том, что матушка Ольга ещё с утра поехала к старшей дочери в Москву, в район Черемушки. Там дочь жила в отдельной квартире вместе с мужем и внучкой Дашенькой, девочкой трех лет от роду.
Супруга хотела на праздник и следующие за ним выходные,забрать внучку в поселок.Но по приезду выяснилось, что Дашенька простудилась, у неё была повышенная температура. Об этом жена по телефону сообщила батюшке.
Отец Василий, совсем недавно тоже перенёс простудное заболевание.
До конца ещё не восстановился после болезни. Возможность приезда любимой внучки поначалу обрадовала священника. Однако он вспомнил, как в прошлом году точно также внучка приехала немного простывшая к ним в гости.Все с ней занимались, бесконечно тискали, вместо того, чтобы подвергнуть лечению.В итоге Дашенька серьёзно загрипповала, а затем ОРВИ переболела вся батюшкина семья.



4

Сейчас ситуация была схожей и последствия её могли повториться.
Отец Василий счёл неразумным такой подход и попытался супруге объяснить, что девочку нужно сначала вылечить дома, у родителей.
Но в ответ он услышал:
- Ты что отец, боишься родного ребёнка? Боишься от внученьки заразиться? – И не стыдно тебе старому?-
Отец Василий, прекрасно зная характер своей супруги, не стал долго вести разговор на эту тему. Убеждать жену, что он ничего не боится, а просто руководствуется здравым смыслом, поэтому против немедленного приезда больной внучки к ним в гости, он не стал. Просто твердо и бескомпромиссно произнёс:
- Всё прекращаем разговор. Приезжай одна.Дашеньку увидим тогда, когда она выздоровеет.-
- В таком случае, я остаюсь у дочери, приеду, когда ты нам разрешишь взять с собой внучку. –
После этих слов послышались длинные гудки.
Священник понимал, что говорить сейчас с женой, тем более по телефону бесполезно, поэтому, глубоко вздохнул и положил трубку мобильного телефона на стол.Больше звонков ни от кого не было.
Сейчас в дороге он вспомнил состоявшийся на повышенных тонах разговор и вновь покачал головой.
Отец Василий никак не мог вспомнить,с какого - же времени у них с матушкой пошло вот такое непонимание. Вернее не желание, с её стороны спокойно разобрать ситуацию, взвесить все аргументы, может быть даже вместе помолиться, а затем принять решение и уже не возвращаться к этой теме.
Вначале их супружества было именно так. Более того, матушка Ольга была из семьи священника, правильно воспитана, образована и пр.
Она сразу, как и подобает в Христианской семье женщине, заняла место хранительницы очага,жены и матери.Главой семьи и хозяином дома без всяких дополнительных обсуждений сразу стал Отец Василий.
Но с годами, особенно после рождения внучки, у матушки Ольги появилась вдруг привычка встревать в дела, которых она никогда раньше не касалась. Это были и некоторые домашние, мелкие проблемы, но помимо всего её стали интересовать вопросы приходской жизни.
То, вдруг спросит – А, почему старостой назначили Петра, а не Анатолия?-Ведь Анатолий и старше, и образованием посерьёзней.То ей не по нраву был казначей, затем повар.






5

Потом она стала делать небольшие замечания не только прислужникам Храма – повару или продавцу церковной лавки.Она стала раздавать советы и, даже запреты уже прихожанам. Когда батюшке сообщил об этом староста,
Отец Василий очень расстроился.Но для первого раза провел довольно долгую беседу с супругой по данному поводу, категорически запретив ей впредь, давать кому-то советы, а тем более делать замечания.
- Матушка - угрюмо подытожил он состоявшуюся беседу – Ты, что хочешь походить на тех злых бабок, которыми традиционно пугали желающих приобщиться к Церковной жизни? Разве не помнишь, какого труда нам
стоило впервые годы моей службы бороться с этим злом. Сколько было не строений, возмущений обид со стороны таких «бабушек», которые брали на себя функции церковнослужителей и лишь отпугивали своими советами народ от Храма?А теперь прошло время, и ты в их стан записалась?-
Матушка Ольга молчала, опустив глаза.
-Это был первый и последний раз, больше повторять не буду - Серьёзно произнёс священник, заканчивая свои наставления.
Но, к сожалению, к этому вопросу приходилось в последствии прибегать неоднократно.Самое главное повлиять на жену отец Василий уже не мог.
То ли в силу возраста. А ей тоже было за шестьдесят, то - ли в силу особенностей женской натуры. Особого восприятия женщиной мира, в том числе и духовного. Супруга не только не перестала интересоваться приходской жизнью, наоборот, активно принимала участие в ней.
Правда, всегда последнее решающее слово оставалось за батюшкой.
Тем не менее, с матушкой Ольгой старались наладить отношения и сотрудники Храма и прихожане.
Ещё несколько раз проводил с ней подобные беседы отец Василий.
Даже запрещал иногда навещать Храм, вроде налагал своего рода наказание, предлагая ей, идти и молится сегодня в соседний Храм.
Но поскольку в Церковном хоре пели две его дочери, он не хотел выносить сор из избы и вскоре снимал запрет, по сути, так ни разу и не исполнившейся.
Встречаясь со своими коллегами – настоятелями и клириками других Храмов, он вольно или невольно узнавал, что у тех те же проблемы с женами. Особенно с теми, кто уже вырастил детей, не обременен воспитанием внуков и неожиданно находит себя полезным работником в приходской общине.
Если это были жены настоятелей, то тут не обходилось и без перегибов.







6

Некоторые из них заходили так далеко, что своими командирскими нотками доводили до жалоб со стороны прихожан либо в адрес благочинного, либо правящего Архиерея, либо в саму Патриархию.
Слава Богу, у Отца Владимира до этого не доходило. Всё-таки воспитание в священнической семье сказывалось положительно. Жена знала предел.
Тем не менее, за последний год батюшка отметил, что число мелких разногласий и ссор на бытовой почве, по поводу воспитания внуков, да и многих других житейских вопросов,стало возрастать. Он опять глубоко с сожалением вздохнул и стал поворачивать на второстепенную дорогу, поскольку уже практически приехал.
Нужно было проехать мимо супермаркета, недавно появившегося в их краях, затем пересечь железнодорожный переезд и выехать на улицу Гоголя.
А там, через 200 метров, уже и дом.
Когда автомобиль, минуя стоянку возле магазина, повернул к переезду,неожиданно перед водителем появилась фигура автоинспектора с жезлом, которым он подал сигнал остановиться.
Отец Василий спокойно среагировал на команду инспектора и, включив сигнал поворота, прижимаясь к обочине, остановил автомобиль.
Он был совершенно спокоен, поскольку ничего не нарушал, кроме того,тормознули его, скорее всего местные инспектора, которых он давно и хорошо знал.Да и вообще настроение у него неожиданно поднялось,
Хотя, на мгновение, вдруг защемило сердечко. Промелькнула смутная тревога.
Но всего на мгновение. Затем всё отпустило. Он снова почувствовал себя бодрым и даже немного весёлым.
Отец Василий довольно проворно вышел из машины и пошел на встречу
приближающемуся к нему сотруднику ГАИ.
Настоятель был облачен в священническое одеяние, а сверху на распашку, на нем был накинут полушубок. Головной убор остался в машине.
Он с широкой улыбкой приближался к гаишнику и, не дойдя метра три,густым настоятельским басом произнёс:
- С Праздником Вас служивые, с зимним Николой, угодником Божьим - чудотворцем. После этого он приготовился к благословению, которые обычно в таких случаях дают священники подходящим к ним с поклоном верующим христианам.





7
Однако в этот раз всё выходило по-другому. Идущий ему на встречу полицейский, с погонами капитана, это было отчётливо видно, поскольку освещение здесь было хорошее, остановился.Затем он достал из внутреннего кармана бушлата рацию и, включив её, довольно громко отдал распоряжение:
-Седьмой, седьмой, это второй, как меня слышишь-
-Слышу отлично второй-
-Немедленно оба ко мне. Здесь, какой то субъект, похожий на попа в неадекватном состоянии. Как меня поняли? приём-
-Поняли отлично, сейчас будем-
Разговор по рации закончился. После чего капитан сделал ещё пару шагов навстречу к удивлённому и всё слышавшему батюшке.
Это был незнакомый отцу Василию сотрудник полиции. Не из местных.
– Явно Московский – пронеслось в голове у протоиерея.
Подойдя вплотную к священнику, капитан по всей форме представился:
-Старший инспектор ГИБДД« Отдельного батальона на спецтрассе» – капитан Миронов.Пожалуйста, предъявите ваше водительское удостоверение и документы на автомобиль.-
Мысли лихорадочно крутились в голове батюшки. Он ещё надеялся, что всё сейчас закончится благополучно, что этот хмурый капитан бросит ломать комедию, не выдержит, улыбнётся и бросится к священнику со словами – Батюшка, с праздником благословите-
Именно так, в течение почти двух десятков лет он общался с останавливающими его гаишниками.Однажды на стационарном посту,
несколько лет назад,его, правда тоже остановили и потребовали документы. Тогда молодой лейтенант делал это из-за присутствия на посту большого количества начальства. Но и тогда,инспектор, формально посмотрев на документы, протянутые ему иереем, пожелал тому счастливого пути и отдал честь.
Сейчас ничего подобного не происходило. Прошло несколько секунд неловкого молчания. Отец Василий застыл на месте. Напротив стоял хмурый капитан и ждал.В этот момент, из-за поворота, вынырнул автомобиль ГАИ. Это тоже был Форд «Фокус», только совсем новенький.Машина резко затормозила около капитана. Из неё выскочили старший лейтенант и водитель – старший сержант. Оба в руках держали автоматы АКСУ с укороченным стволом.
Они подошли вплотную к капитану, закинули за спину автоматы и оба уставили свои взоры на батюшку.



8



-Товарищ водитель - Раздался голос капитана – Вы, что плохо слышите?
-Нет, нет, что вы, всё в порядке слышу я хорошо, да, конечно документы, сейчас,только они в машине.-Ответил батюшка, очень обескураженный необычным поведением полицейских.
Он повернулся к автомобилю, чтобы достать документы, которые всегда возил в бардачке, но в суете так неловко повернулся, да ещё на скользком месте, что невольно потерял равновесие и со всего маху шлепнулся на мокрую и скользкую обочину дороги. Это выглядело со стороны немного комично. Большой дядя,в черном одеянии взмахивая неловко руками, словно птица крыльями, приземляется на землю. Однако вместо ожидаемого смеха отец Василий услышал сзади чей-то голос, но точно не капитана.
-Да он на ногах не стоит. Вон как набрался по случаю праздника. –
Отец Василий медленно поднялся, вновь ощутил под ногами твёрдую почву и повернулся к сотрудникам полиции, чтобы объяснить, что он совершенно трезв.Но сделать этого ему не дали.
-Так, повышая тон,произнес всё тот же суровый капитан. – С документами подождём. Я вижу,здесь более серьёзные проблемы возникают-
И не дав батюшке вымолвить ни слова, капитан быстро достал из кармана своего бушлата небольшой прибор и вместе с ним стеклянную пробирку.
Затем сделал пару шагов вперед, оказавшись лицом к лицу с протоиереем и
строго спросил:
-Водитель, вы сегодня употребляли спиртные напитки?
Батюшка уже начал приходить в себя и осознавать, что все надежды на нормальное разрешение ситуации рухнули. Капитан явно настроен враждебно. То ли против него, хотя видятся они впервые, то лик священникам он имеет какие то претензии.В любом случае в настоящий момент отец Василий воспринимается сотрудниками ГАИ как обыкновенный водитель и никак иначе. Стало быть, и вести себя подобает соответственно.
-Нет, капитан, я сегодня никакого спиртного не употреблял.-
-А я вот в этом сомневаюсь, уж извините.
С этими словами капитан быстрым движением правой руки, в которой была зажата пробирка, сделал какое-то замысловатое круговое движение и поднёс пробирку к глазам священника.
-Взгляните,какой цвет внутри пробирки?
-Нет там никакого цвета, она бесцветная, немного белизной отдает – Ответил священник.




9


-Совершенно верно, бесцветная - согласился с батюшкой капитан.
-А теперь, будьте добры, дуньте вот сюда – сказал капитан и протянул батюшке пробирку с надломленным кончиком.
Батюшка аккуратно взял пробирку и, вздохнув, дунул туда, куда указал капитан. Не успел он опомниться, как гаишник резко выхватил у него пробирку из рук, опять сделал быстрое вращательное движение рукой перед самым носом священника и, вытянув её, поднёс пробирку к лицу батюшки.
-А теперь товарищ водитель, какой цвет вы наблюдаете? –Уже спокойным, немного нагловатым тоном спросил капитан.
Отец Василий взглянул на пробирку и с удивлением увидел, что  цвет действительно изменился и принял темно-синий оттенок.
-Теперь пробирка посинела -Словно школьник учителю ответил батюшка.
-Что и требовалось доказать – Раздалось уже со стороны, где стояли два
других сотрудника. Кто из них произнёс эту фразу, батюшка не понял.
Да это было уже и не важно. У него вновь внезапно защемило сердце.
Дышать стало труднее. Он почувствовал слабость во всём теле. Липкий
неприятный озноб словно пронзил его с ног до головы.Нехорошее
предчувствие стало перерастать в неприятную тревогу.
Тем временем капитан жестом указал на автомобиль батюшки и предложил пройти к нему.
-Давайте вернёмся к тому, с чего начали -Прежним голосом произнёс капитан-
-Предоставьте сюда ваши документы на автомобиль и права, которые,
я, надеясь, в ближайшую пару лет теперь вам не понадобятся.
Последнюю фразу он произнес практически нараспев. Отца Василия всего передёрнуло от только что услышанного.Но он пересилил себя, подошёл к машине, открыл её, достал из бардачка кожаную сумку-кошелёк водителя и передал в руки капитана.
Офицер медленно открыл «сумку- распашонку» и достал техпаспорт и водительские права батюшки. Тут подошли старший лейтенант и сержант и тоже стали проявлять интерес к документам священника.Наконец капитан произнёс:








10




-Ну, что Василий Иванович, попал ты в историю, очень даже нехорошую.-
-Какую такую историю?- Искренне удивился батюшка. Вы, пожалуйста, толком объясните: в чём дело, что я такого нарушил?
-А сам, что не догадываешься? – Уже сквозь зубы медленно процедил капитан.
-Представьте себе, что не догадываюсь – начал было заводиться отец Василий, но тут же бесцеремонно был прерван старшим лейтенантом, у которого как-то неестественно быстро моргали веки, да и глаза бегали
туда- сюда, отражая яркий свет фонаря, под которым как раз и находилась машина священника.
- Послушай отец, не надо здесь комедию ломать.Всё ты прекрасно понимаешь и знаешь. Просто не ожидал, что нарвешься на незнакомый патруль и всё тебе, как обычно сойдет с рук.-
- Что именно мне должно сойти с рук - Искренне удивился священник?
- А то, что ты находился за рулём в нетрезвом виде, да ещё превысил скоростной режим передвижения по населённому пункту.-
Твоего первого нарушения вполне достаточно, чтобы распрощаться на пару лет с правами.Я уже это говорил.Так что собирайся. Закрывай машину, проследуем за нами, составлять протокол,постановление, и т.д.
- Да вы что братья - Растерянно и в то же время, надеясь, что это чудовищное недоразумение сейчас разрешиться, начал священник.
-Какие мы тебе братья- Вновь наглым бесцеремонным тоном перебил его старший лейтенант. -Сказано тебе закрывай машину и следуй за нами.-
А свои поповские штучки оставь для слюнтяев и лохов. Нас этим не возьмёшь. Нарушил – отвечай. Мы пока в светском государстве живём и руководствуемся светскими гражданскими законами.-
После таких слов батюшка просто растерялся, стоял и не знал, что делать. Как нарочно мимо не проехала ни одна машина, хотя в это время их здесь всегда много. Может быть, кто-то из знакомых проезжая, и зная батюшку, вступился бы за него. Но улица оказалась сегодня пустынной. Ион оставался один против трёх напористых и несговорчивых полицейских.
Тем временем, капитан, видя растерянность священника, сам открыл автомобиль и обнаружил ключи в замке зажигания. Он бесцеремонно вытащил их, нажал на кнопку,запирающую центральный замок и







11


включающую дистанционную сигнализацию, положил ключи себе в карман брюк и строго скомандовав – За мной -повернулся и пошел к машине ГАИ.
Все двинулись вслед за ним. Батюшка оказался каким-то образом предпоследним в цепочке идущих друг за другом людей.
Последний в этой процессии важно шагал высокий молодой старший сержант. Автомат он перевесил на правое плечо.
Подойдя к машине ГАИ,сержант быстро открыл её, сел за руль, завёл и жестом пригласил остальных в салон.
Капитан сел на переднее сидение, старший лейтенант и отец Василий
на задние.Форд, с пробуксовкой рванул с места и быстро стал набирать скорость.
-Куда разогнался, нам же здесь совсем близко – Проворчал капитан.
-Привычка товарищ капитан, не могу я на таком коне, ни шагом, ни рысью, могу только галопом.
-Смотри,нарвешься на неприятности, наездник – Опять проворчал капитан.
Отец Василий уже окончательно пришел в себя. Трезвый рассудительный ум всегда его выручал. Он ясно осознал, что попал в серьёзные неприятности.
Трубка почему-то показала, что он находится в состоянии алкогольного опьянения. Он не знал всех тонкостей, но смутно помнил, что если затевается милицейская провокация ( а он никак не мог привыкнуть к слову полиция) необходимо ничего не подписывать, ничего не говорить.
Что там ещё? Ах, да и требовать адвоката. Он быстро стал анализировать ситуацию.
Все предъявленные ему обвинения это липа. Он действительно сегодня не пил за обедом.Правда, утром, после Божественной Литургии он причащался. Но там совершенно ничтожная доля алкоголя, причём прошло уже более десяти часов. Он после этого довольно плотно и обедал, и ужинал.Поэтому вряд ли показатели трубки – являются объективным доказательством.
Он был наслышан о фокусниках гаишников. Но сам оказался в их власти впервые. - Ничего, ничего Отец Василий - Мысленно успокаивал он себя – Ничего у них не выйдет.-Он хотел продолжить рассуждения дальше, но тут автомобиль резко остановился и раздался неприятный голос старшего лейтенанта.
-Всё поп приехали, выходи по одному – Послышался нелепый и неуместный смех.





12
Отец Василий, наконец, понял, что творится с этим полицейским. Когда тот произносил свою остроумную фразу, то невольно дыхание его было направлено в сторону протоиерея. Батюшка ощутил сильный запах спиртного, причём совершенно свежий, устойчивый запах.Ему стало понятно,что старший лейтенант совсем недавно употреблял спиртное.
А сейчас просто пьян.Когда священник вышел из машины и огляделся, сердце вновь заныло, и опять волна слабости и липкого пота окутала его.
Он увидел, как на большой, хорошо освящённой площадке, стоят ещё два милицейских автомобиля. Рядом с ними расположился автомобиль - «Тойота Ленд Крузер» и два парня с двумя девушками. Они что-то очень оживлённо объясняли одному из инспекторов. Около машин и в самих машинах сидело не то четверо, не то пятеро сотрудников полиции.
Все были офицерами.Руководил всей командой высокий, худой майор.
-Всем ждать здесь- Вновь напомнил о себе неприятным голосом капитан и тут же направился в сторону майора.
Отец Василий, старший лейтенант и старший сержант остались возле своей машины.
Капитан быстрыми шагами подошёл к майору, что-то шепнул ему на ушко. После этого майор с капитаном отошли в сторонку метров на десять и стали оживлённую беседу. Больше говорил капитан. Он видимо докладывал майору о задержании батюшки, в процессе разговора передал его документы майору. Майор мельком посмотрел документы, потом повернул голову в сторону батюшки и отдал документы назад капитану. Затем, что-то коротко сказал капитану и направился к офицерам, которые присоединились за это время к своему коллеге, разбиравшемуся с молодыми людьми.
Капитан вернулся довольно быстро, не прошло и пяти минут
-Вавилов и Пахомов быстро к начальнику, там непонятливые бизнесмены, очень нагло себя ведут, помогите амбиции с них сбить. Начальник скажет на месте что делать – Резким командным голосом выпалил капитан.
Старший лейтенант и старший сержант быстро стали удаляться в сторону своих коллег.
Батюшка, наблюдая за капитаном, отметил одну странную особенность: Когда тот начинал говорить официальным командным тоном, то на глазах становился старше лет на пятнадцать-двадцать. Когда молчал или говорил спокойно, лицо его преображалось, и он постепенно молодел.Эта странная метаморфоза происходила с ним несколько раз.Поэтому у священника так и не сложилось чёткого представления о возрасте капитана.






13

-По званию должен быть не старше сорока.- Мысленно рассуждал батюшка – Так они выглядел в спокойном состоянии. Но вот когда происходили эти странные изменения с лицом, то капитан становился похожим на шестидесятилетнего мужика, которого жизнь основательно потрепала.-
Капитан ещё раз посмотрел на разборки, которые проходили на площадке,
слегка улыбнулся, только кончиками губ и, обернувшись к батюшке, неожиданно произнёс: - Ладно, отец, ты на нас не сердись. Мы сейчас злые. Слышал наверно: с Нового года большое сокращение в ГАИ грядёт. Всё никак не угомонятся реформаторы. Всю службу развалили и хотят чтобы порядок был – Уже спокойно, но с ноткой досады закончил капитан.
Затем, слегка подтолкнув в спину священника, повелительным тоном сказал: – Давай пройдёмся, обсудим дела наши грешные. Вот по дорожке в сторону лесочка пройдем и обратно вернёмся.Не возражаешь?-
-А разве у меня есть выбор?-Спокойно спросил священник.
-Ты же знаешь, что выбор всегда есть. Не надо этих штучек, они меня только раздражают- Произнёс капитан и с лицом его опять начали происходить изменения. Перед батюшкой предстал утомлённый, больной старик.
-Господи помилуй – мысленно произнес батюшка. Он на самом деле почувствовал, как неприятная холодная волна в который раз накрывает его.
Капитан стоял на месте, молчал и ждал ответа-
-Хорошо, давайте пройдёмся. Давайте поговорим. Обсудим ситуацию – согласился батюшка.
Ему почему-то в этот момент стало жаль капитана. Прежняя обида, напряжение исчезли. Возобладало пастырское начало. Он готов был уже всё простить капитану и выполнить все его просьбы, лишь бы тот успокоился и с миром отпустил его домой.
Если бы он только знал, что его ждёт впереди. Он бы не пошёл, вот так один на один в позднее время в сторону леса с этим странным человеком.
Но сейчас он спокойно шагал рядом с капитаном и приготовился слушать.


Глава П


По опыту отец Василий почувствовал, что капитан сейчас начнёт говорить необычные вещи. Что может быть это даже будет вот такая своеобразная исповедь. Он шёл и молчал.
Как и предполагал священник капитан первым начал разговор.
-Вот скажи мне отец, сколько ты служишь священником? Неожиданно спросил полицейский.
14


- В этом году был юбилей. Ровно сорок лет как я принял сан и первый приход -Совершенно искренне и спокойно ответил отец Василий.
-Да, это серьёзный срок. Даже очень. Ровно на десять лет больше моей выслуги. Тогда скажи, как ты считаешь, если человек, вот такой как я
верой и правдой служивший своему ведомству, стране тридцать лет, ещё полон сил, да и возраст только 48. и, вдруг в один момент - под сокращение, на нищенскую пенсию, без серьезного выходного пособия, вот это вот справедливо?
-Ну, не знаю как на счёт веры и правды – улыбнулся батюшка, но вот, что касается справедливости это не мне судить. Он хотел продолжить дальше, но не смог. Резкий рывок за рукав полушубка остановил его речь и движение.
Он невольно взглянул на капитана и ужаснулся. Опять прямо на его глазах произошло это странное преображение. Опять перед ним с перекошенным злым лицом стоял старик и тряс его за рукав.
-Ты что поп, сомневаешься, что я честно служил все эти годы? А знаешь ли ты что у меня два пулевых ранения, две серьёзные травмы от ДТП, которые происходили во время преследования преступников. А сколько у меня поощрений, медалей, грамот. Ты что в этом сомневаешься?
-Успокойтесь, пожалуйста, - Испуганным голосом начал свою речь отец Василий.
-Заткнись поп. Заткнись и слушай. Ты даже не представляешь, как я вас всех ненавижу. Не только вас попов. Сюда входят и олигархи, разворовавшие страну и чиновники, и всякого рода бизнесмены, а по мне простые спекулянты, как в былые времена их называли.
Но вот вы, попы, чем вы от них отличаетесь? Вы также врёте народу, как и раньше при царе, также обдираете его в ваших церквях.За всё плати.
За свечи плати, за записки плати, за крещение плати, за венчание плати, за отпевание плати.   А как же Ваш Бог? Как же Христос? Он ведь говорил – даром получили, даром отдавайте.
А, вы что делаете? Сколько я вас и ваших отпрысков ловил пьяными на крутых иномарках. Всё вам сходило с рук, всё оставалось по-прежнему.
А нас вы все ненавидите, за то, что мы требуем порядка, который вас не устраивает.-
Капитана стало трясти, лицо его покраснело, глаза неестественно вылезли из орбит. Он был на грани истерики.
Отец Василий молчал и про себя творил Иисусову молитву.Больше он ничего сделать не мог. Да и не решался.Он чувствовал, что капитан пошёл в разнос.







15


Батюшка при своей комплекции, был крупнее полицейского и мог попытаться сейчас что-то сделать или крикнуть на офицера или повалить в снег и прижать, чтобы он остыл. Но его останавливал пистолет, который был у капитана на поясе в кобуре.И если вдруг что-то пойдёт не так, то взбешённый капитан запросто может применить оружие в целях пресечения нападения на сотрудника полиции. Об этом батюшка знал из рассказов и прихожан и своих коллег, которые поведали ему различные истории о применении оружия полицейскими. Он решил не рисковать и продолжал молча молиться.
Тем временем, капитан, выкрикивая очередную фразу, будто поперхнулся. Затем стал глубоко дышать, а потом вдруг закашлял. Кашель всё нарастал и нарастал.Да так, что капитан достал носовой платок, потом присел на корточки, потом прямо на снег. А кашель не переставал.
Батюшка и сам испугался, наклонился к капитану и по привычке стал похлопывать его по спине, пытаясь помочь. Другого способа он не знал.
Наконец,офицер совершенно обессиленный затих. Шапка его валялась в стороне, со лба стекали крупные капли пота. Как ни странно, лицо его вновь помолодело.Но батюшка уже не удивлялся этому.Минуты через три, после полного молчания, капитан попытался встать. Отец Василий помог ему, поддерживая за локоть.После чего поднял шапку и надел на голову полицейского.
-Что это было отец? – хриплым голосом спросил капитан?
-Не знаю я – Как можно спокойней и ласковей ответил священник. Может быть, у тебя простуда была?-
-Не было никакой простуды -Чуть окрепшим голосом ответил офицер.
-Ну, тогда может, проглотил чего, во время своей пламенной речи, может, вон иголка от елки попала. Лес - то сосновый, да ёлок много кругом. Вот ветром и подхватило иголочку.
-Прекрати издеваться - Какие там елочки? – Уже почти прежним нормальным голосом проговорил капитан.- Это, наверное, ваши поповские штучки. Да ладно - С досадой выдавил из себя капитан. – Сам виноват, что зря воздух сотрясал.Проехали, наболело просто, сил уже нет –
Они оба замолчали. В этот момент послышался звуковой сигнал милицейского автомобиля. И донеслись крики – Петрович, с тобой всё в порядке? –
Капитан и батюшка обернулись на крики.Отец Василий только сейчас понял, как далеко они отошли от места расположения оставшихся сотрудников и машин.




16

Неожиданный звонкий крик капитана заставил его вздрогнуть:
-Всё нормально, идём к вам – Больше он ничего добавить не мог. Не
хватало дыхания.
-Надо же, как увлеклись. И не заметили сами, что ушли практически в лес-
-Давай отец назад быстрей, прибавим шагу -
С этими словами капитан действительно, как ни в чем не бывало, прибавил шагу по направлению к площадке. Батюшка едва поспевал за ним.
-Ладно, Василий Иванович – Впервые обратился капитан к батюшке по имени отчеству.- Поговорить то мы поговорили, и хорошо поговорили, вот только не о самом главном. А время поджимает. Поэтому я буду краток. Извини.Ты знаешь, какое наказание тебе светит за нахождение за рулём в нетрезвом состоянии?
-Но я же трезв-
-Ты меня не понял, отец. Ты пьян. Это показали приборы, это покажут все те люди, к которым мы идём. Это подпишут в протоколе понятые,  те две  девицы, которых сейчас там допрашивают наши парни. Как думаешь, кому поверят в суде тебе или вот такому количеству доказательств?
-Думаю, поверят не мне – Сокрушенно сказал священник.
-Правильный ответ. Так ты всё-таки знаешь меру наказания, которая сейчас практически одна по всей стране.
-Слышал, либо лишение прав, либо штраф.
-А, какой штраф, в каком размере?
-Этого не знаю.
- Триста тысяч рублей. Вот такой штраф. Но самое интересное, что люди просят, умоляют судью назначить им этот штраф, лишь бы только не лишать прав. Но судам дано указание – лишать. Хватит, никаких штрафов. Только лишение. И они лишают прав всех подряд. Потому что если вдруг для кого-
то в качестве исключения выберут штраф, то сами попадают под раздачу. Сами тщательно подвергаются проверке на предмет коррупции. Понимаешь?
-Понимаю-
-Но есть у тебя возможность избежать этой меры наказания. Оставить права.
И не только права оставить. Весь этот кошмар сегодняшний забыть раз и
навсегда. Будто не было ничего. Приснился страшный сон и всё
-Я всё ещё не пойму как это возможно-
-До чего же ты непонятливый поп. А сорок лет служишь. Наверное, настоятель уже, где ни будь в Москве?
Отец Василий предпочёл промолчать.
-Молчишь,значит, я в точку попал.Значит, заначку поповскую, имеешь.





17

Вот из неё мы и возьмем этот штраф. Только оформлять не будем. Себе возьмем и поделим. А государство обойдётся.Государство через неделю меня выкидывает по сокращению. Да что опять повторять.Согласен заплатить штраф на месте?Если заплатишь, рвём протокол и расходимся. Езжай к своей попадье.Наверно заждалась тебя?
-Но у меня серьёзно нет таких денег. Есть от силы тысяч пятьдесят и всё.
-Слушай, не смеши меня. У тебя загородный дом так?
-Но этому дому уже около ста лет.
-Не важно, дома в пригороде Москвы в этих местах очень дорогое удовольствие. Я то знаю. У тебя две дочки. Я паспорт смотрел.Наверняка ты их в Москве устроил, верней пристроил в тепленькое местечко.
-Да у меня две дочери, обе замужем, обе в Москве. Но они уже несколько лет живут своими семьями к нам с женой приезжают по праздникам, ну иногда отпуск проводят.
- А кем работают твои дочки отец. Только честно. Негоже священнику врать?
-Да нечего мне скрывать, и стыдится нечего. Одна работает в больнице врачом, другая в банке.
-Кем в банке работает?
-Заведующей отделением.
-Ну, вот видишь.
-Сколько ты денег отвалил сначала за их учёбу, потом за трудоустройство,
да, наверняка и квартиры им купил?Короче можешь не отвечать. Мне совсем не интересно. Видишь, мы подходим к моим коллегам, давай скорей решай.Платишь деньги, или составляем по всей форме протокол и в суд.
А тогда уже вини себя.
Отец Василий лихорадочно соображал, как поступить. Он говорил истинную правду. В доме сейчас у него не более пятидесяти тысяч рублей. Он это четко знал.Если и у матушки есть небольшая сумма, то она тоже не сыграет роли.Даже до ста тысяч они не дойдут. Неожиданно пришла мысль.
-А что если мне с вашим сотрудником съездить в Москву, в Храм, или позвонить казначею, чтобы он сходил в храм из кассы вытащил нужную сумму и ждал нас?
-Ты меня, отец за кого тут держишь? Мы приедем, а там нас уже ФСБ ждет.
Нет, такой вариант не прокатит.У тебя соседи зажиточные есть?
-Соседи, конечно, есть, но кто среди ночи даст мне сразу такую сумму?
-А какую даст?





18

-Ну, сто тысяч может и дадут, если я очень попрошу.
-Так, ладно мы уже подошли, раздумывать больше нечего. Двести тысяч последнее моё слово.Повторяю двести тысяч, и мы расходимся.
Отец Василий хотел возразить, возмутиться, высказать, наконец, что он обо всём этом думает. Высказать при всех, там на площадке. Пускай оформляют, пускай забирают, Пускай везут в суд а, там…
Странное дело, священник всё это прокручивал в голове, ав итоге с губ, помимо его воли слетело тихое и покорное:
-Хорошо, я согласен.-
-Ну и прекрасно, давно бы так. А то видишь, сколько времени и нерв потеряли. Всё, пришли. Теперь молчи и выполняй мои команды.-
С этими словами они вышли на освещённую площадку. Правда, на ней не было двух полицейских машин.Стояла только одна. Всё тот же «Форд Фокус» В ней сидели старые знакомые:старший сержант за рулём. Рядом какой-то совсем молоденький лейтенант, а, сзади наклонив голову, спал старший лейтенант, по всей видимости, хвативший ещё одну дозу спиртного и просто уснувший на месте.Рядом стоял прежний джип – «Ленд Крузер.»
В нем сидели две девушки на заднем сидении. Судя по их лицам и красным, воспалённым глазам, им здесь хорошо досталось. На переднем сиденье, рядом с водителем, тоже откинув голову назад,спал молодой человек. Водительское кресло было пусто.
Всё это подробно рассмотрел батюшка, пока капитан не сходил к своим сослуживцам, находящимся в Форде.Там он давал подробные инструкции водителю – старшему сержанту. Периодически бросал свой хмурый взгляд на батюшку. Потомдостал из бокового кармана документы и ключи и передал их сержанту. После этого лейтенант вышел из машины, подошел к двери, со стороны спящего старшего лейтенанта, открыл её и стал тормошить товарища.
На удивление батюшки старший лейтенант довольно быстро проснулся и пришел в себя. Через минуту уже покидал салон автомобиля, волоча за ремень свой автомат. Но это видел только священник.
Потом капитан взял рацию и несколько минут говорил по ней.
И хотя батюшка стоял всего метрах в десяти от машины, поднявшийся ветер с мокрым снегом уносили в противоположную от него сторону всё,
что можно было услышать из разговора капитана.
Ещё через минуту капитан бодрым шагом, с молодым лицом, в прекрасном расположении духа подошёл к отцу Василию и ломая комедию
доложил:





19

-Карета подана Ваше преподобие. Инструкции у водителя. Ваша задача, как мы и договаривались найти двести тысяч и передать их сержанту. Он выдаст Вам протокол, трубочку, в которую вы дышали,ключи и документы.
Давай отец садись на переднее сидение, показывай сержанту дорогу.
Думаю, что за час вы управитесь. Сейчас всего то 22-15. Ещё детское время. Всё вперед.-
Тут же капитан довольно грубо стал подталкивать священника к машине, не смотря на то, что батюшка шел туда весьма охотно сам.
Он сел на переднее сидение милицейского Форда и не успел ничего предпринять.Ни огляделся, ни пристегнул ремни безопасности.
Машина опять с пробуксовкой рванула с места и понесла его к родному дому.
Когда они выехали на улицу Гоголя, водитель невольно был вынужден сбросить скорость.Дело в том, что дорогу недавно перекапывали. Меняли прорвавшийся трубопровод. И как обычно, закончив ремонт, только закрыли яму и немного сравняли грунт с уровнем былого асфальта, высыпав туда несколько самосвалов мелкого щебня. Когда ударили морозы, щебень прихватило.Дорога на протяжении метров семидесяти стала походить на стиральную доску. Само собой это доставляло большие неприятности автомобилистам.К тому же сегодня дорога была не освещена. Ни один фонарь не горел.
- Это, что ещё за бардак – В сердцах выругался водитель. Он переключился на первую скорость и на самых малых оборотах продолжал вести автомобиль.
Он включил все фары и габаритные огни. Они хорошо освещали проезжую часть, но что творится справа и слева от машины,было совершенно не видно.
-Долго нам ещё отец? – с раздражением спросил старший сержант.-
-Метров двести. Справа увидишь двухэтажный зеленый дом-
-А я думал, увижу пятиэтажный – разочарованно съязвил полицейский.
-Батюшку это сильно задело. Ладно, он терпел от капитана неподобающее к себе отношениеи просто наглость. Но этот совсем ещё юнец, а туда же.
Отца Василия прорвало:










20

-Послушай сынок,то, что ты сейчас творишь, то, что творят твои старшие товарищи – это не просто преступление, этосаморазрушение собственной души. Это страшный грех, за который придётся отвечать.
И отвечать очень серьёзно. Причём, если вы не осознаете свой грех, не раскаетесь, то наказание может последовать уже здесь на земле. И это наказание может коснуться не только вас самих, но и ваших близких, ваших детей… Он хотел продолжить дальше, рассчитывая пробудить в этом молодом человеке уснувшую, забившуюся в уголок совесть, он не верил, что у того всё потеряно безвозвратно. Отец Василий пытался достучаться до сердца молодого полицейского. Но попытка оказалась тщетной.
Как и в прошлый раз, батюшку прервал наглый, самоуверенный голос:
-Ты что поп, угрожать мне и моим родным вздумал?Водитель нажал на тормоза. Автомобиль остановился. К отцу Василию повернулось перекошенное злобой и ненавистью лицо совсем не молодого человека.
-Господи спаси и сохрани- Только и успел прошептать священник. Сильные молодые руки схватили его за полу полушубка и притянули к переднему сидению. Тут же раздался зловещий, не терпящий никаких возражений голос, словно шипение огромного удава.
-Ещё чего-нибудь подобное скажешь, я тебя просто пристрелю.-
Сержант освободил левую руку, и пошарил по заднему сидению.
Затем он нащупал там цевьё автомата,отпустил правую руку, и взял уже автомат двумя руками, направив ствол на отца Василия.
-Я не шучу. Ты мне очень не нравишься поп.Так что лучше заткнись, сиди тихо и показывай дорогу. Понял меня?-
Первым, что батюшка ощутил после такого с собой обращения,был испуг и удивление. Удивление тому, насколько он ошибся в своих предположениях о порядочности этого парня.Но тут пришло неожиданно второе чувство.
Чувство совершенного спокойствия, уверенности и даже превосходства.
Откуда оно взялось, он понять не мог. Но только точно знал, что всё это маскарад, пустые слова мальчишки и больше ничего.
-Хорошо, понял я, понял, убери оружие, это не игрушка.- Проговорил священник привычным уверенным басом.
Старший сержант отвел автомат, потом положил его обратно на заднее сидение, повернулся, включил передачу и нажал на педаль газа.
Автомобиль, двигаясь на малой скорости, вновь запрыгал по стиральной доске.
Некоторое время ехали молча.




21

-А ты вообще поп, не из пугливых. Обычно все вы какие-то  суетные, трусоватые, лебезить начинаете, когда находитесь не у себя в Храме, а вот так, например, ночью, на трассе. А ты не испугался. Я это оценил.- Уже спокойным, снисходительным тоном произнёс водитель.
Я вашего брата повидал. Частенько раньше приходилось в командировку в Сергиев Посад ездить. Ну и там всякие встречались: и монахи, и священники, и просто ненормальные верующие-фанатики.
Я одно скажу, в большинстве своём,гнилой вы народец.Когда один на один с инспектором на дороге или если вдруг нарушили ПДД и с вами серьёзно начинаешь разбираться – вы плывёте.
Вы видите, что не проходят ваши привычные фокусы, и сразу начинаете
трястись. Кто за возможность потерять место, кто за страх перед оглаской.Но в любом случае идёте на нарушение закона – сами даёте взятку должностному лицу. А это, как я понимаю,большой грех у вас считается.
Особенно меня поражали молодые семинаристы, которые попадались на дорогих иномарках либо за превышение скорости, либо находясь под градусом.
Так те сразу в истерику впадали, сначала грозить начинают. Ну, это, впрочем, как и все. А потом, видя, что ничего не выходит, начинают нюни распускать, прощение просить, да деньги предлагать. Вот и весь ваш контингент.
Но ты я вижу не робкого десятка. Правильно себя повел. Автомата не испугался.Я даже немного уважать тебя стал.-
Они продолжали медленно, но верно приближаться к дому отца Василия.
Сначала священник слушал слова водителя, но постепенно, голос его стал удаляться, как будто кто-то увернул ручку громкости на радиоприемнике.
Протоиерей закрыл глаза, хотел подумать, как и что говорить соседу – бизнесмену, который жил в доме напротив и занимался покупкой и продажей стройматериала.Но тут, вдруг, он почувствовал, что голова его становится совершенно ясной, мысли чёткими и быстрыми. Такое состояние бывает, когда хорошо выспишься и рано утром перед восходом солнца выходишь на молитву. Вот и сейчас он точно также почувствовал не преодолимое желание молиться.И молиться конкретно Святителю Николаю, чей праздник сегодня почитался Православной Церковью. Сначала пошла известная, давно им читаемая и любимая молитва:
– Николай угодник, Божий помощник, ты в поле и в доме, в пути и дороге, на небесах и на земле. Защити и сохрани от всякого зла, отведи беду лютую от раба Божьего протоиерея Василия.-





22

Священник продолжал молитву, а старший сержант всё говорил и говорил…
Отец Василий прочел молитву не менее двадцати раз. Потом на секунду остановился и продолжил:
-Господи,Иисусе Христе, сыне Божий, Владыка милосердный, видишь и знаешь Ты, какие беззакония творят эти заблудшие души. Помоги им обрести Истину, останови их неправое дело, пошли своего скорого помощника твоего угодника Святителя  Николу  разорвать вражьи сети,восстановить поруганную Правду.-
Что было дальше, отец Василий помнил смутно. Он продолжал находиться в молитвенном оцепенении. Потом он почувствовал, что машина остановилась. Мотор заглох или его выключили. Наступила кромешная тьма.
Сколько прошло времени, он сказать точно не мог. Очнулся батюшка, услышав чей-то детский плач, который всё нарастал и приближался.
Затем плач перешел в рыдание.Потом рыдание становилось всё громче и громче. И уже не детский плач раздавался, а всхлипы и причитания взрослого мужчины.
Наконец Отец Василий вышел из оцепенения. Он сразу же вспомнил, что находится в полицейской машине, которую ведет молодой гаишник. Однако
увидел совсем другую картину. Да, он, как и прежде сидел на переднем сидении Форда. Только автомобиль стоял на дороге. Двигатель был выключен.Дорога была ярко освещена включенными кем-то фонарями.
В салоне было уже довольно прохладно.
- Значит, машина стоит не менее пятнадцати минут.- Вяло проскочила мысль в голове у полусонного священника. Но самое удивительное было то, что рядом, обняв рулевое колесо, беззвучно плакал старший сержант.
Находясь в каком-то странном состоянии, он бормотал: – Нет, нет, не хочу, мне страшно, не надо, пожалуйста. Затем ещё более жалостно стал просить: - Я всё понял, я всё сделаю, пожалуйста, отпустите меня.-
Снова возобновился плач полицейского.А через минуту он крепко уснул.
Отец Василий окончательно пришел в себя.Поставил в нейтральное положение коробку передач, дотянулся до ключа зажигания и запустил двигатель. Сразу стало теплее. Потом он осторожно коснулся плеча старшего сержанта и слегка потряс его. Тут же последовала ответная реакция водителя. Он оторвал руки от руля и повернулся к батюшке.
Такого страдальческого лица, такой гримасы ужаса, что была в этот момент на лице молодого парня, он никогда в жизни не видел.






23
За всё время своего священства ему приходилось успокаивать и приводить в нормальное состояние и кающихся грешников и плачущих навзрыд женщин и мужчин, потерявших близких и сотни других случаев, при которых человеком полностью владело состояние или отчаяния, или раскаяния, или безмерная жалость и сожаление о последствиях содеянного.
Но такого лица и глаз, выражающих что-то сверхъестественное и неземное, словно им довелось видеть нечто ужасное, непередаваемое словами,он встречал впервые.
Отец Василий сам был поражен и шокирован этим видением, он не мог пошевелиться и выдавить из себя хоть какое то слово.
Тем временем сержант уронил свою голову на колени отца Василия и запричитал:
- Простите меня Батюшка, простите окаянного, простите неразумного, грешного раба божьего Алексия.Не хочу я в ад, не хочу я вечные муки принимать.Вы меня простите скорее, если можете. Я обещаю, я клянусь Вам измениться,прекратить свои греховные дела, всем, чем обидел, в десять раз готов восполнить, скажите только что для вас сделать? Ой, Батюшка скорее простите меня, умоляю,они приближаются, невыносим лик их, скажите же хоть слово что же вы молчите?-
Протоиерея уже давно самого трясло не хуже чем просящего у него прощения парня. Он понимал, что происходило с плачущим полицейским, поэтому немедля ласково стал гладить его по голове и приговаривать: Прощаю я тебя раб Божий Алексий, от всего сердца прощаю, не держу на тебя никакой обиды.
Тут отец Василий хотел, было прочесть разрешительную, иерейскую молитву, читаемую священником над главой кающегося грешника.
Но не дерзнул этого делать. Не было при нём необходимых атрибутов:
ни епитрахили, ни креста, ни Евангелия.
Поэтому своими словами, вместе с краткими молитвами, которые приходили на ум сами - собой сидел он, гладил по голове постепенно затихающего Алексея, так выходит, звали старшего сержанта, и радовался, что Господь и Николай чудотворец только что сотворили чудо.
Истинное чудо, ставшее для него теперь и серьёзным укреплением веры, и пастырским уроком и назиданием во многих  других, только ему ведомых вещах.
Через пять минут Алексей окончательно затих, и погрузился в глубокий крепкий сон. Так просидели они ещё минут пять. Тут батюшка увидел, что до своего дома они не доехали буквально метров пятьдесят.




24


Но не это удивило отца Василия. Он увидел, что в окнах его дома горит свет, хотя такового быть не должно. Ведь жена осталась после той нелепой ссоры у дочери в Москве. Других гостей он не ждал.Кто же мог сейчас хозяйничать в его доме?Тем более что свет горел во всех комнатах и на террасе. Но в этот раз никакого беспокойства у священника не было. Наоборот, он продолжал находиться в том прекрасном расположении духа, когда на душе легко и приятно, когда никакие заботы и тревоги не терзают тебя, а ты просто радуешься всем и всему окружающему тебя миру.
Отец Василий аккуратно сунул руку в боковой карман, где хранился мобильный телефон и достал его.Телефон был им выключен ещё в тот момент, когда он отъезжал от Храма. По давно заведённому правилу батюшка отключал телефон, когда садился за руль автомобиля и никогда не пользовался им во время поездки.
Доставал его всегда только после остановки автомобиля. Это правило он соблюдал давно и неукоснительно. С тех времён, когда у него только появился свой мобильный телефон и он, как и многие практически не выпускал его из рук. И это однажды чуть не довело до большой беды.
Он,будучи за рулём ещё своей первой девятки, на приличной скорости вёл серьёзный разговор по телефону и, потеряв бдительность  на секунду, увидел, что едет по встречной полосе движения прямо в лоб большегрузной фуре.
Батюшка сделал резкий поворот руля вправо, и в тот же момент почувствовал как, в нескольких сантиметрах от его Жигулей с диким ревом и звуковым сигналом пронеслась многотонная махина. Он остановился, съехал на обочину, долго приходил в себя и с тех пор уже много лет взял себе за правило, выключать мобильный телефон перед дорогой.
Сейчас он включил его и посмотрел на дисплей.Там было обозначено семь безответных вызовов.Это был номер матушки Ольги. Сердце учащенно забилось в груди у священника. Он, не раздумывая, нажал на кнопку вызова. Тут же услышал такое родное и близкое:
– Алё – ой, отец Василий, Василёк ты мой, куда же ты пропал, Я же вся извелась, места себе не нахожу. Я сейчас дома, в посёлке.Почти сразу после нашего разговора я будто пришла себя и,оставив дочь с внучкой, на такси поехала домой.
Я тебе тут же начала звонить. Но потом поняла, что ты в дороге.Когда приехала вдруг увидела, что тебя ещё нет.Сразу почему-то задергалась, сердце стало ныть, потом и вовсе худо стало. Приняла лекарства и без конца тебе названиваю. Но всё напрасно. Слава Богу, ты объявился. –
Отец Василий хотел ответить, но в трубке снова раздался голос жены, она спешила и боялась, что её прервут:



25


-Батюшка, дорогой мой, любимый, ты прости меня, что не слушала тебя, ты прости, что опять с гордыней не совладала. Ты как всегда прав, а я, непутёвая лезу со своими глупыми предложениями. Прости меня Христа ради.-
-Всё всё, успокойся мать. Я прощаю, давно простил, и ты меня прости. –
-Конечно мой дорогой,ты, где сейчас, с тобой всё в порядке?-
-Всё в порядке я рядом с домом в машине, только не нашей. Потерпи матушка ещё немного, я доделаю тут кое-какие дела, здесь в посёлке и скоро буду. Ты там, что ни будь вкусненького приготовь.
-Да я уже и пирог испекла, и пельмешек твоих любимых наделала, ты только поскорей приходи.-
-Приду мать, приду скоро, жди.-
Священник выключил телефон и стал помаленьку трясти за голову спящего Алексея. Он вспомнил старый армейский метод, как быстро пробудить человека. Надо просто начать ладонями растирать его уши.
Это был очень эффективный метод. Священник давно к нему не прибегал.
Как только он своими ладонями коснулся ушей Алексея, тот как по команде очнулся сам.
Старший сержант приподнял голову и стал озираться по сторонам.
Сознание медленно, но неуклонно возвращалось к нему. Вид у него, конечно, был неважный, но вполне себе подходящий. Лицо утомленного долгой работой человека вот и всё.
Он поёрзал на своём сидении, немного потянулся, потом задумался и медленно повернулся к отцу Василию.
-Батюшка, что со мной было? - Вежливо спросил он. Даже непривычно слышать такой тон от того нагловатого, удалого полицейского.
-А ты сам то, что скажешь? – С интересом спросил отец Василий.
Алексей опять задумался примерно на полминуты, затем медленно проговорил:
- Батюшка я помню, что куда-то улетал, словно во сне, потом помню, как за мной гнались какие-то страшные чудища и вдруг, появляется дедушка с большой бородой, он отогнал этих чудищ от меня.
Взял за руку и сказал:
-Иди чадо назад, и немедленно проси прощения у священника -отца Василия. Если он тебя простит, то я покажу тебе дорогу назад, и тебя никто не тронет, если не простит, то я отдам тебя этим зверям.








26

-Потом я куда - то бежал, что-то кричал.Только слышал голос: слушай отца Василия во всем, будешь жить.
И всё дальше темнота. Больше я ничего не помню.-
-Вот и хорошо Алексей. А кто я такой, почему мы здесь помнишь?
-Я знаю только что вы и есть отец Василий, которого я должен слушать.
А почему мы здесь, и что вообще происходит, я не понимаю, но было обещано, что вы всё расскажете -
-Хорошо, расскажу, слушай и запоминай.
После этого отец Василий в мельчайших подробностях описал события сегодняшнего вечера. Рассказал он и о том, что происходило с Алексеем в машине, как он каялся, какой при этом имел вид.
Когда протоиерей закончил свой рассказ, наступила пауза.
Она продолжалась минут семь. Алексей снова обхватил руль руками, только на этот раз было видно, что он напряженно думает, думает об очень серьезных и важных для себя вещах.
Наконец он поднял голову, слегка улыбнулся, включил первую передачу и стал разворачивать автомобиль.
-Я всё вспомнил батюшка.- Тихим спокойным тоном говорил молодой мужчина. Мне очень стыдно, я готов просить и буду просить у вас прощения ещё очень долго.
- Этого не надо, мы с тобой этот вопрос решили - Сказал священник.
-Это надо для меня, но всё потом.Сейчас мы сделаем следующее:
Подъедем тихонько к вашему автомобилю. Вернее подойдём.
Потому что к нему можно только подойти незаметно пешком.
Вы сядете за руль и поедете себе спокойно домой. Да, кстати, вот возьмите.- Тут он достал из кармана батюшкин кошелёк- распашонку, ключи, документы. И отдал их хозяину.
Затем, продолжал Алексей, я подъеду  к своим коллегам и скажу, что мы здорово попали. Что у Вас в соседях проживает целый действующий полковник ФСБ. И, что вам удалось ему всё рассказать. А я, дескать, еле ноги унёс. Поверьте после такого сообщения, вся бригада наших шакалов объездными путями будет уходить поскорее от этого места. Потому как будут опасаться поднятой по тревоге службы собственной безопасности УСБ, да спецназа ФСБ, который работает по гаишникам. Есть такое подразделение.Все мои начальники предпочтут скорее оказаться дома, чем на нарах.А в понедельник, как вам серьёзно сказал капитан, половина из них уже не выйдут на работу.





27


Они уже будут считаться пенсионерами. Кстати, именно в понедельник у капитана приобретен билет на Симферополь. Там у него родня, там он хочет остаться, зацепиться, короче уезжает далеко и надолго. Поэтому вчера были последние гастроли нашего подразделения в вашем районе.Начальники заранее оговорили, что мы тут немного поработаем, последим за порядком. Поэтому и не было ни одной вашей местной машины ГАИ. Да ещё место, где мы вас встретили,было тут же перегорожено метрах в ста позади нас ещё одной патрульной машиной. Чтобы никто к нам не сунулся.Но вышла вот такая история.- Он на мгновение замолчал, покачав головой, будто всё ещё не верил в происходящее. Потом глубоко и тяжело вздохнул и продолжил:
- Никто мстить вам не будет, даже не подумает об этом. В эти края несколько лет, думаю,никто из них и носа не покажет.
Ну а я после всего, надеюсь встретиться с вами, серьезно поговорить о будущей жизни, о вере, о новой работе.Вот, кажется, приехали.-
Алексей остановил машину, сразу выключил свет фар и заглушил двигатель.
Они находились метрах в тридцати от одиноко стоящего батюшкиного Форда.В низине.Их машину не было видно совсем.Дальше по дороге, на той площадке, возле магазина всё ещё стояла пара  полицейских машин, а джипа уже не было. Слышен был громкий разговор гаишников. Периодически раздавался чей-то пьяный смех.
Алексей и батюшка подошли к машине, отец Василий с опасением нажал на кнопку сигнализации и замер.Раздался характерный звук и троекратное мигание фар. Но как оказалось, если бы звук был гораздо громче, находящихся на площадке полицейских он бы не достиг, поскольку ветер дул со стороны площадки. Батюшка быстро сел за руль своей машины, завёл её и, не включая фар, стал осторожно выруливать на дорогу.
-Всё батюшка, с Богом – Неожиданно выпалил Алексей, я побегу к своей машине и через минуту обрадую всех своих коллег « новостью», о которой мы договорились. Я там оставил свою визитку, в ваших документах, позвоните, если сочтете нужным. Я буду ждать. Очень буду.-
-Подожди минутку Алексей - попросил батюшка. Он попросил полицейского нагнуться и заглянуть в салон. На передней панели, возле бардачка были прикреплены три иконки.В народе их называют « дорожный иконостас»
На нём изображены лики Спасителя, Божьей матери и Святителя Николая
чудотворца.
Когда голова Алексея через открытое стекло оказалась в салоне батюшки, тот, указав на иконы, спросил:




28


-Узнаёшь кого-нибудь?
Взгляд Алексея устремился на «иконостас», после чего парень невольно вскрикнул от удивления и ужаса одновременно.
- Вот он этот старичок, о котором я рассказывал.-
-Ты знаешь кто это?
-Нет, батюшка, простите, не знаю. Я же говорил, что в церковь не ходил, ничего там не понимаю. Верил в душе, что кто-то есть и все. Но теперь будет по-другому.
-Эх ты, непутёвый Лёха.- С сердечной теплотой произнес батюшка.
Знай, дорогой – это Святитель Николай, или как в народе говорят – Николай угодник. Он-то и пришёл к нам на помощь. Его обязательно надо отблагодарить. Тем более, сегодня в день Его праздника. Тебе очень повезло мой дорогой. Да и мне старику тоже. Так повезло, что далеко не каждому за всю жизнь чего-либо подобное испытать даётся.Ну, мы об этом ещё с тобой поговорим.
А кто ещё изображён на иконах, знаешь?
-Это уж я знаю: Христос и Божья матерь.
-Ну, вот видишь, так ты ещё не совсем пропащий человек – С улыбкой произнёс батюшка. Ну ладно. Хватит разговоров, действовать пора.
-Да, да, пора - Согласился с ним старший сержант.
-Вы, давайте потихоньку езжайте, а я побегу к своей машине.-
-Храни тебя Господь Алексей – В свою очередь уже выкрикнул батюшка и иерейским крестом перекрестил полицейского.
-Я обязательно позвоню – Произнёс батюшка и одновременно нажал на педаль газа.Автомобиль стал набирать скорость, священник не спешил включать фары, всё еще опасаясь привлечь внимание к себе со стороны площадки. В зеркало он увидел, как Алексей подбежал к своей машине, завел её, включил все огни и даже сирену и резко рванул к своим начальникам.
Через пятнадцать минут батюшка въезжал во двор своего дома. Машину заглушил. В гараж ставить не стал. Не терпелось скорее попасть домой.
Двери открыла радостная матушка Ольга. Она была нарядно одета, словно ждала дорогого гостя. Едва он вошел, матушка кинулась с объятиями навстречу мужу и стала лепетать слова благодарности и снова просить прощения.Отец Василий крепко обнял супругу, поцеловал её.Душа его ликовала, радость переполняла всё существо. Чтобы не обидеть жену, он аккуратно отстранил её от себя со словами:





29

- Сейчас, сейчас дорогая, потерпи чуток-
Сам быстро скинув полушубок прямо на пол, как мальчишка побежал к лестнице, ведущий на второй этаж, в молитвенную комнату.
По лестнице летел, перепрыгивая ступеньки.
Наконец он вбежал в свою «келейку», как в шутку называл комнату для молитвы.
Свет в комнате уже горел. По всем стенам были развешаны и расставлены иконы, как и подобает в подобных домах. Но сейчас он благоговейно опустился на колени перед одной из них, рядом с которой, благодаря заботливой руке супруги уже теплилась лампадка.
Конечно, это была большая икона Святителя Николая, много лет назад подаренная ему первыми своими прихожанами, кода он перебирался служить с Области в Москву. Она ему всегда была особенно дорога, он часто молился перед ней в различных жизненных ситуациях.
И вот сегодня отец Василий, встав на колени перед образом чудотворца, весь заливаясь теплыми слезами, не находил слов, чтобы начать благодарственные молитвы, а только бесконечно кланялся и кланялся Святому образу.
Наконец, немного придя в себя, и посчитав, что сейчас никакие слова просто не нужны, он тихонько встал с колен, подошел к иконе и поцеловал изображенное на ней плечо чудотворца. Его губы ощутили не привычную прохладу холста, а теплое, будто живое тело.
С нескрываемым удивлением и восторгом батюшка отпрянул от иконы и посмотрел в глаза Святителю. Ему показалось, да нет, он мог это совершенно уверенно свидетельствовать и утверждать – строгий лик Николы-угодника ответил ему едва уловимой, ласковой улыбкой и тут же замер в своём прежнем суровом виде.




К О Н Е Ц
01.03.2018г. -04.03. 2018г.





















































Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 33
Опубликовано: 06.03.2018 в 12:01
© Copyright: Сергий Мартусов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1