Преисподняя для Бисмарка. гл.9


Преисподняя для Бисмарка. гл.9
Преисподняя для Бисмарка

Сергей Сергеевич Сальников





Глава 9

Погода испортилась, моросил мелкий надоедливый, как навозная муха дождь. Капли оседали на фасадах уже примелькавшейся готики, легко отскакивали от чистой брусчатки мостовой, стекали по окнам-витражам костёла и норовили проникнуть за воротник. Ох уж эта Прибалтика, во все времена одно и то же, тут и по времени путешествовать не стоит. Ничего нового не уведешь. Я зашёл в бар, взял жаркое, бокал красного вина и не торопясь стал кушать, наблюдая через струйки воды, что стекали по стёклам витрины за редкими прохожими. Какого чёрта гонит их в такую погоду на улицу. Вот уже пожилой мужичок, скользя деревянными башмаками по отшлифованным камням дороги, тянет за собой большую тележку с овощами. Два студента в широкополых чёрных шляпах почти пробежали мимо, обнявшись, трое сильно паяных упитанных молодцов идут посреди дороги, орут во всё горло песню. Даже сюда долетают слова. Это не немецкий язык, английский. Видимо морячки с парусного клипера, что отшвартовался в рыбной гавани. Гости из Туманного Альбиона. Чёрт возьми, какие гости, какой парусник? Да и от рыбной гавани чудом осталось одно название. Статисты театра абсурда, спектакль, что разыгрывает передо мной и другими «гостями» неведомый мне режиссер. Кто здесь пришельцы, вроде меня, а кто виртуальная кукла? От камина в углу зала слега пахло древесным дымом, потрескивали поленья, было тепло, красное вино согревало кровь. Даже если всё сложится плохо, то одно удовольствие — вот так побывать в центре этого шоу было прекрасно! Я с тоской подумал, что, возможно скоро мне придётся покинуть этот уютный мирок-мираж.
Дверь с шумом распахнулась, и в помещения почти вкатилась тройка разудалых моряков, которых я только что наблюдал через окно. Один - верзила метра под два роста с огромным шрамом через всю левую щеку, второй - круглый крепыш, едва доставал ему до плеча. Он что-то орал, сморщив свой красный нос-вареник. Третий член компании, с седыми неопрятными волосами, что торчали из-под видавшей виды чёрной шляпы, вытирал своими огромными волосатыми руками своё рано состарившееся лицо. Шумно, опрокинул пару стульев, они прошли к стойке и начали обсуждать меню для своего застолья.
«Колоритная бригада!» - я сделал небольшой глоток вина.
Англичане, не обращая внимания на остальных, уселись в центре зала и стали приставать к посетителям. Таверна моментально опустела, остался только я. Пузырь с красным носом показал верзиле в мою сторону и что-то сказал, тот отмахнулся от него и стал разливать вино из большого кувшина по объёмным глиняным кружкам. Коротышка на время успокоился. Я пододвинул стул, так, чтобы сидеть к ним спиной и опять начал созерцать вид за окном. Дождь усилился, полил сплошным потоком, порывы ветра пригоршнями бросали его в окно. Бр…. Прямо тропический ливень! Хлопнула массивная входная дверь, закрывая причудливый зонт, в зал вошла женщина, держа за руку маленькую девочку лет пяти-шести. Я невольно задержал взгляд на них. До чего красиво одевались женщины в том веке! Каком? Девятнадцатый? Восемнадцатый? Здешние «историки» не очень утруждали себя всякими правдивыми мелочами. Просто их так учили, то, что было вчера – история и с ней можно делать всё, что угодно. Но типаж был хорош! Изумительно хорош. Может и правда, что фантазия привлекательней истины? Девчушка жалась к маме, её огромные, голубые глазки, из-под прилипших к лобику завитков светлых волос, настороженно осматривали помещение. Ангел! Мать, шелестя длинным платьем, проплыла к столику в углу у окна, подставила стул дочери и села сама. Через несколько минут перед ними стояли две чашки чая и вазочка с пирожными. Они привлекли не только моё внимание, но и англичанина с мясистым красным носом. Взяв со своего стола бутылку вина и пару кружек, он направился к их столу, шумно сел, налил полную кружку и пододвинул даме.
«Drink»
Женщина отодвинула кружку, встала и вместе с дочерью пересела за другой столик. Моряк последовал за ней. Пожилой немец из-за стойки прошёл в зал к ней на помощь, но ему преградил дорогу англичанин в шляпе, скаля рот с остатками зубов, он поигрывал в руке огромным ножом.
Больше в баре никого не было. Я поднялся со своего места. Уронив стул, ко мне направился самый большой из их команды, владелец шикарного шрама. Он тоже пытался изображать улыбку и покручивал огромным кулачищем. Да, похоже, боксом здесь не обойдёшься. По крайней мере, английского бокса будет маловато. Когда мы сблизились, я молниеносно нанёс ему удар стопой под внутреннюю часть коленного сустава. Хороший приём из арсенала тайских боксёров.
Сегодня только ленивый не применяет его, практически, во всех единоборствах. Скорчившись от боли, гигант завалился на пол, попытался встать, но левая нога отказалась его держать. Он опёрся на стол, встал и двинулся в мою сторону. Удар под правое ребро, прямо в печень окончательно остудил его. Теперь ему долго не будет хватать воздуха. До тех пор, пока печень не уменьшится до первоначального размера и перестанет давить на лёгкие. Да и потом он ещё долго не сможет куролесить. Перешагнул через своего приятеля, на меня уже надвигался хозяин шляпы с ножом. Глупец, с ножом прошлого века на бойца нашего бурного времени. Я просто повторил удар под коленную чашечку. Эх, как жаль, что нельзя применить весь арсенал своих умений! Падал моряк неудачно, как раз на свой нож. Третий гуляка как-то скис, перестал скалиться и прижался к стене. Я взял со стола белоснежную накрахмаленную салфетку, туго обмотал суставы правой кисти и, подойдя к нему, вложился по челюсти. Отсчитал над ним до десяти, плюнул и, повернувшись к даме, улыбнулся.
«Мадам, теперь они не будут вам мешать пить ваш чай»
«Спасибо, но мы уже уходим»
«Разрешите вас проводить, в этом городе, похоже, очень неспокойно, даже днём»
Мы вышли на улицу, дождь прекратился, последние тучки рассеивались где-то на западе небосклона. Солнечные лучики весело резвились в лужах и ручьях дождевой воды, что журчали по чистым камням мостовой.
«У вас странный акцент, вы не немец»
«Нет»
«Поляк, литвин, а может прусс?»
«Здесь ещё помнят про пруссов, мадам? Насколько я знаю, их давно истребили. Как не странно, но я русский»
«Почему странно, здесь были русские и даже один из них, очень почтенный генерал был губернатором Пруссии»
«Ну, скажем не один, а минимум пятеро, кого я помню - граф Фермор, коего назначила императрица Елизавета в 1958 году, затем барон Корф, потом гордость русской военной славы Василий Иванович Суворов, после граф Панин, коего сменил Воейков. Вот так вроде. Я прав?»
«Ой, что вы, откуда у простой немецкой женщины такие глубокие познания в науках? Я вам искренне верю, господин русский учёный! Моя задача не наука, а счастье семьи и детей»
«Ну, какой учёный, нет обычный русский студент из «торпед» бригадира Чёрного»
«Что такое «торпеда бригадира Чёрного»?»
«Это вроде гвардии вашего курфюрста»
«А вот и наш дом, спасибо вам за защиту, вообще у нас здесь всегда спокойно, пока не появляются эти пьяные, рыжие и волосатые англичане»
«Не любите их?»
«А кто их любит, вечно кичатся своим джентльменством, а на деле склочные хулиганы и хамы, к тому же, очень подлые внутри»
«Прямо бальзам на душу мне пролили, всегда их недолюбливал. А уж, сколько гадости они сделали для моей страны»
«Хотите, я угощу вас кофе и своими булочками?»
«С удовольствие, но что на это скажет ваш муж?»
«Его нет, он погиб на войне, два года назад. Вот мы уже и пришли. Милости прошу к нам»

2011 г.

(продолжение следует)

Все книги прозаика и журналиста из Калининграда Сергея Сальникова на его сайте:

http://sss1949.wixsite.com/salnikov



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Триллер
Ключевые слова: Сергей Сальников, Преисподняя для Бисмарка,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 38
Опубликовано: 04.03.2018 в 18:25
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1