Заброшенное кладбище. Глава 12


Хочешь многого добиться -
То придётся потрудиться
И на риск пойти порой,
Отвечая головой.
Только он не безопасен
И, бывает, что напрасен:
Можешь крупно проиграть,
Что имеешь - потерять.

Несмотря на то, что доктор ушёл и потом хлопнул дверью кабинета, мы с Полем неподвижно замерли, словно хозяин дома по-прежнему был здесь. Мне показалось, что юноша побледнел. Но вот он уже вышел из-за стола и, не говоря ни слова, направился в гардероб за своим пальто.
– Куда ты? – я с любопытством пустилась за ним.
– Ты же слышала, мне надо привести ту девушку, – устало заметил Поль.
– Тильду, да? – догадалась я.
Он кивнул. Отчего-то я ощутила непонятное беспокойство. Наверное, следствие всеобщей нервозности вокруг.
– Можно с тобой? – попросилась я, сама не знаю, почему.
– Нет, – отрезал молодой человек, застёгивая верхнюю одежду. – В этом нет необходимости.
– Я думала, тебе нравится моя компания, – обиженно обронила я. – К тому же, мы уезжаем послезавтра…
– Как? – уставился на меня Поль. – Уже?
– Да, – пожала плечами я. – Нам нужно ехать дальше и работать.
– Но вы даже не дали концерт в Лесном городе, – огорчился он.
– Не в этот раз. Мы нуждались в паузе, – объяснила я. – Теперь передохнули и возвращаемся к обычной жизни.
Поль в растерянности остановился и мял шарф. Воспользовавшись его замешательством, я решила действовать на опережение и сняла с вешалки свою накидку:
– Пошли, вместе веселее!
– Ладно, – отрешённо согласился он и мы вышли на улицу.
Уже наступил глубокий вечер, лёгкий морозец пощипывал мои руки потому, что я забыла взять перчатки. После того как я и Поль разбудили дремавшего Шарля, тот снарядил карету, которая и доставила нас в центр.
Мы покинули экипаж на главной улице. Она хорошо освещалась, но в поздний час здесь было мало народа. В верхних этажах домов виднелись тусклые лампы, кое-где зияла темнота, а из нижних, где располагались пабы, свет и шум лились непрерывным потоком. Прямо перед нами из одного такого заведения двое бравых молодцев вынесли пьяного господина и бросили лицом в сугроб.
Не успела я опомниться, как Поль сделал мне знак и велел следовать за ним. Миновав негостеприимный паб, мы зашли в тёмный проезд, а затем повернули ещё раз. Мой спутник шёл довольно быстро, я же увязала в нечищеных дорожках и прикладывала усилия, чтобы не отставать от него.
– Почему мы не могли проехать сюда? Вроде достаточно места для повозки, – недоумённо спросила я Поля в спину.
– Экипаж доктора не должны видеть тут, – послышался ответ.
Наконец, мы оказались около высокого тёмного дома, во всех окнах двух этажей которого горел яркий свет и слышалось веселье. На здании или не было вывески, или я её просто не заметила. Едва нам стоило остановиться перед массивной дверью, как на пороге возникла крупных размеров женщина, одетая в цветастое платье.
– Что забыли здесь, малыши? – прокуренным хриплым голосом произнесла она, оглядывая нас.
Поль откашлялся, шагнул к ней и заговорил:
– Просим прощения, нам на одну минуту нужно увидеть Матильду Суонсон.
– Это ещё зачем? – левая бровь женщины вопросительно поднялась, а рукой она преградила проход, словно думая, что мы планируем прорваться сквозь неё.
– По делу, – сказал юноша.
– Очень сомневаюсь, – покачала головой она. – Проваливайте отсюда, пока я не позвала охрану.
С этими словами женщина развернулась и собиралась зайти обратно. Но тут Поль что-то достал из кармана, подскочил и вручил ей. К сожалению, вокруг было плохое освещение, и я не поняла, что именно. Дама хмыкнула, засунула взятку в карман платья и заявила:
– Зайдём с чёрного входа. И только на одну минуту.
Она накинула приспущенную шаль и вышла вперёд, мы послушно засеменили за ней – в арку между домами, а потом и к противоположной стороне нужного дома. Я решила уточнить у Поля:
– Ты что, дал ей денег?
– Да, – шёпотом ответил он. – А что оставалось? Я не могу явиться обратно ни с чем, Арендт мне голову оторвёт.
– Ладно тебе, – я слегка толкнула его рукой, – доктор не такой.
– Всё ты знаешь, – хмыкнул юноша.
Тем временем мы очутились около маленькой невзрачной двери. Женщина рывком открыла её и зашла внутрь, я и Поль сделали тоже самое. Далее наша компания оказалась в тёмном проходе, из которого с одного, ближнего к нам, края наверх поднималась узкая деревянная лестница, а с другой стороны открывался коридор с множеством дверей. Со всех сторон раздавались разговоры, смех, я даже слышала нескладные аккорды расстроенного фортепиано.
Женщина стала подниматься на лестнице. Поль, следуя за ней, обернулся и тихо сказал:
– Пожалуйста, останься здесь.
Я было хотела возразить, однако, потом подумала, что ничего страшного, подожду внизу. Спустя минуту мне надоело стоять одной, и я решила пойти на звуки дребезжащего музыкального инструмента. Где мы находились? В кабаке? Или доходном доме?
Навстречу с шумом, еле стоя на ногах, прошла обнимающаяся парочка, обдавшая меня волной дешёвого одеколона. Я обернулась – они поднимались вверх по лестнице туда, куда недавно отправился Поль с его провожатой. Через несколько мгновений я оказалась около входа в большой зал, чьи двери были распахнуты. Стараясь не выдать себя, я осторожно заглянула в него.
Сразу же бросилось в глаза фортепиано, стоящее в центре комнаты, но сейчас за ним никто не находился. Везде были расставлены широкие кресла и диваны, на которых сидели мужчины и женщины, причём последние преимущественно на коленях у первых. Человек двадцать пили вино, вели беседы, шутили, каждая компания в своём обособленном кружке. Всё это напоминало то ли клубное мероприятие в непринуждённой атмосфере, то ли встречу друзей.
Внезапно мне послышалась знакомая речь. Удостовериться в собственной правоте не было никакого желания, и только я собиралась вернуться на исходную позицию, как разухабистая компания из пяти-шести человек, появившаяся из коридора, непроизвольно захватила меня и буквально внесла в зал. Сами они быстро переместились к свободному дивану, а я очутилась одна в центре под пристальным вниманием присутствующих там людей.
– О, кажется, у нас тут пополнение! – раздался ехидный голос.
Окинув взором всю комнату, я увидела Лорана, который развалился в низком кресле, в одной руке держа наполненный стакан, а в другой – сигару. Словно поймав кураж, он вытянулся и слегка наклонился в мою сторону.
– Девочки, у вас появилась серьёзная конкурентка, – во всеуслышание жеманно заявил мужчина.
Теперь я поняла, где нахожусь. Напомаженные развязные девицы, сомнительная публика, повсюду начатые бутылки с алкоголем и слабый сигаретный дым – да это же публичный дом. Проклятье! Ясно, почему Поль не хотел меня сюда брать. Не успела я опомниться, как Лоран с улыбкой обратился к окружающим:
– Хотя, нет. Поёт она, может, и неплохо, но в остальном, боюсь, ей до вас далеко.
Его реплика была встречена громким хохотом и гоготанием. Я кле сдерживалась, чтобы не броситься вперёд и расцарапать эту омерзительную рожу! Как он смеет меня унижать? И если сдержаться физически мне ещё удалось, то придумать что-то в ответ, как назло, не получалось.
Я сжала руки в кулаки и поспешно ретировалась из зала. От собственного бессилия в глазах стали наворачиваться слёзы. Почему он так со мной обращается?
Дойдя до конца коридора, я остановилась и облокотилась на перила лестницы. Слёзы уже текли рекой. Я пошарила в карманах, но не смогла найти платочек. Пришлось утираться рукавом. Некстати вспомнились ужасные моменты из моей жизни, особенно, разлука с Гарольдом. В очередной раз я пришла к выводу, что никто меня не понимает и некому пожалеть по-настоящему. Поэтому и приходится жалеть себя самой.
Горестные мысли прервало появление Поля. Он тянул за собой Матильду в верхней одежде. Девушка даже немного возмущалась:
– Эй, подожди! У меня длинное платье, я не могу так быстро бежать. О, Изабелла, привет, и ты здесь?
– Да, – мрачно подтвердила я и первой направилась на улицу.
– Что случилось? – встревожился Поль, посмотрев на моё заплаканное лицо.
– Пустяки, – отмахнулась я, только он не отставал.
– Тебя кто-то обидел? – юноша заглянул мне в глаза.
– Там в зале находится Лоран. Вот мерзавец, оскорбляет меня ни за что, – пожаловалась я.
– Опять? – возмутился Поль, оглядываясь. – Где? Я сейчас же поговорю с ним.
– Стой, не надо! – испугалась я. – Ты что, хочешь устроить здесь скандал? Тем более нас ждёт доктор.
– Что? Что случилось? – Матильда выступила вперёд.
– Ничего, – заверила я. – Нам нужно ехать.
Поль ещё колебался, но я взглядом попросила его не совершать глупостей. Да и что он мог противопоставить Лорану? Тот превосходил в силе и уме. Ни к чему хорошему это точно не привело бы.
Нехотя мой заступник дал себя увести, и мы поспешно дошли до кареты. В основном до особняка все ехали молча. Изредка Матильда начинала жужжать о своих делах и спрашивала что-то, только мы с Полем думали о своём.
Лично мне было трудно осознать информацию о роде занятий девушки. К тому же я поняла, что сильно устала и хочу спать. Но предстоящее событие, хоть я не имела о нём ни малейшего представления, странным образом будоражило меня.
Едва мы зашли в дом, как доктор, очевидно, ходивший из угла гостиной в угол, бросился нам навстречу:
– Что так долго?
Он помог Матильде снять шубку и сам побежал относить её в гардеробную комнату, из чего я сделала вывод, что Ханны нет дома. Лоран тоже известно, где находился, так что никто не помешает намеченному процессу.
– Нет, это вы скажите, господин Драйзер, что за спешка? – протяжным голосом спросила Тильда. – Мы ведь не договаривались на сегодня? У меня вообще-то были свои планы. Если бы не красноречие вашего помощника…
– Так уж вышло. Зачем откладывать хорошее дело? – скривился доктор и взмахнул рукой. – Прошу в нашу лабораторию.
– Постойте, сначала давайте решим финансовый вопрос, – возразила девушка.
– Ах, да, конечно, – Арендт стукнул себя по голове и бросился к кофейному столику. – Я выпишу вам чек на двойную сумму. Чтобы, так сказать, компенсировать причинённое неудобство.
– О, это очень мило, – повеселела Матильда и засунула полученный финансовый документ в сумочку. – Не забудьте, вы ещё обещали мне целую коробку средства, если оно на самом деле обладает таким успокоительным эффектом, как вы говорите.
– Разумеется, – хмыкнул мужчина.
Арендт предложил девушке руку, и они вместе пошли в лабораторию. Поль быстро отправился за ними. Я в недоумении осталась в гостиной одна. Моё присутствие там не требовалось, но ведь так хотелось посмотреть хотя бы одним глазком. Я медленно прошла по коридору и остановилась у открытой двери.
Поль зажигал все газовые лампы в комнате, а доктор усадил Матильду на стул возле своего стола и принялся делать записи, попутно задавая гостье вопросы:
– Текущий вес? Жалобы на здоровье? Принимаете ли сейчас лекарства?
Записав ответы, он достал папку, полную вываливающихся бумаг с формулами, и начал что-то выписывать оттуда на отдельный листок. Затем протянул его ассистенту:
– Вот такие пропорции. Иди и подготовь компоненты.
Юноша ушёл в смежную комнату. Тем временем доктор заметил меня, тихо жавшуюся у входа, и сразу же обратился:
– Изабелла, у нас медицинские дела. Не думаю, что тебе это будет интересно.
Завуалированное предложение убраться восвояси. И у меня не имелось аргументов, чтобы возразить ему. Тут на помощь пришёл выглянувший из подсобки Поль:
– Дядя Арендт, нам пригодятся лишние руки. Подать что-нибудь. Если что-то пойдёт не так?
– Что может пойти не так? – Тильда стала испуганно озираться.
– Он всего лишь неудачно выразился, – усмехнулся Арендт. – Впрочем, Изабелла не помешает. При условии, что вы не возражаете, конечно.
– Не возражаю, – пожала плечами девушка.
– Тогда – маленькая формальность, – мужчина вручил мне лист, перо и жестом пригласил сесть за стол.
Удивляясь, я записала с его слов расписку: «Я, Изабелла Конрой, в целях сохранения врачебной тайны, обязуюсь никому не рассказывать об увиденном в домашней лаборатории доктора Арендта Драйзера». Затем поставила дату и подпись.
– Текст кажется неполным. А какие будут последствия, если я всё-таки проговорюсь? – уточнила я.
– Мы же с тобой честные люди. Твоего письменного слова вполне достаточно, я уверен, – сказал Арендт, убрав бумагу вглубь шкафа.
Уверен-то уверен, только расписку попросил написать? С замиранием сердца я ждала, что будет дальше. Как я могла пригодиться им – ума не приложу. Однако, занятие мне тотчас нашлось.
– Изабелла, пока помоги Матильде устроиться на кушетке, а мы подготовимся к капельнице, – распорядился доктор, уходя в смежную комнатку.
– Капельнице? – озадаченно переспросила его девушка.
– Да, к внутривенной инфузии, – «объяснил» на расстоянии мужчина.
– Но я думала, – начала нерешительно говорить Тильда, – что это будет небольшое количество, капли как при насморке…
– Капли? – Арендт на мгновение появился в дверном проёме и сразу исчез. – Не в этот раз. Вливание обеспечивает более быстрое действие препарата. Раньше начнём – раньше закончим. Чудно, не так ли?
В подсобке слышался стук отпираемых шкафчиков, звон стеклянных колбочек, переговоры доктора и его ассистента. Даже меня, человека прямо не участвующего в эксперименте, охватила дрожь.
– Да, чудно, – как в тумане повторила опешившая Тильда.
Я сочла своим долгом подойти и успокоить её:
– Всё будет в порядке. Я знаю доктора много лет, он просто прекрасный врач.
– И я слышала о нём только хорошее, – подтвердила та. – Правда, непонятное предчувствие в груди…
– Почему вы ещё не на нужном месте? – строго спросил Арендт, возвращаясь вместе с чем-то, напоминающем вешалку.
Раньше мне не доводилось лечиться в больницах, но я догадалась, что это и есть та самая капельница. К стойке на колёсиках были приделаны стеклянная банка, внутри которой плескалась мутная жидкость, и резиновый шнур. Близлежащее пространство тут же наполнилось резким лекарственным запахом.
Матильда опустилась на кушетку. Я села сбоку и стала поддерживать девушку, взяв за правую руку.
– Прошу закатать рукав и откинуться головой к стене, – сказал доктор, оказавшийся слева от неё.
Затем он взял с подноса, принесённого Полем, ватку, смочил её спиртом и аккуратно смазал внутреннюю часть локтя подопытной. Я заметила, как Тильда слегка вздохнула.
– Чуточка антисептика и теперь маленький укол, – быстрым движением мужчина ввёл иглу в вену Тильды и велел ей не двигаться.
Девушка осторожно опустилась на спинку кушетки, оставаясь в полу-сидячем положении. И хотя внешне она выглядела спокойно, её похолодевшая ладонь сжимала мою изо всех сил.
– Долго? – еле слышно спросила Тильда.
– Нет, – заверил Арендт, – минут десять. Вы удобно устроились?
Та кивнула и закрыла глаза. В лаборатории наступила полная тишина. Все мы замерли и не шевелились: я с доктором на кушетке по разные стороны от Тильды, Поль – немного поодаль.
По моим ощущениям прошло гораздо больше времени. Наконец, мужчина подал знак ассистенту, они аккуратно вытащили иглу, и юноша увёз приспособление обратно в комнатку. Девушка оставалась неподвижной. Что ж, успокаивающее средство действительно оказалось эффективным, ведь Тильда приехала к нам во взволнованном состоянии.
Когда Поль вернулся, Арендт жестом показал ему на манекенов и велел расставить те по периметру комнаты. Юноша снял покрывало и моему взору открылись пять мужских деревянных фигур в простой городской одежде. Такие обычно выставляют в витринах портных – на них демонстрируются образцы работы швейных мастеров. На их головах масляной краской были разрисованы примитивные лица; нескладно сидящие парики вызвали у меня недоумение – что это за пародия?
Откровенно говоря, к тому часу, уставшая и измотанная, я уже с трудом понимала, что к чему и просто досиживала, надеясь, что скоро испытание закончится и я смогу пойти спать. Но оно только начиналось.
Доктор высвободил руку Тильды из моей и положил её на колени девушки. Та словно спала и вообще не шевелилась.
– Матильда, ваш сознательный разум слушает мой голос и слышит мои слова, в то время как ваше бессознательное занято другим. Сейчас я попрошу вас об одном одолжении. Начните обратный счёт от ста, каждый раз уменьшая число на семнадцать.
Тильда слегка покачивалась, однако, ничего не сказала. Мужчине пришлось повторить свою просьбу, уже настойчивее.
– Сто, – полуживым голосом произнесла девушка. – Восемьдесят три.
– Отлично, продолжайте. Я внимательно слушаю вас, – подбодрил её доктор.
– Шестьдесят шесть, – произнесла Тильда, делая значительные паузы между числами. – Сорок девять. Тридцать два. Пятнадцать. Минус два.
Одну за одной Арендт погасил несколько ламп, затем принёс метроном, запустил его и поставил на стул перед кушеткой. Прибор начал ритмично работать.
– Достаточно. Откройте глаза и взгляните на метроном.
Девушка выполнила указание, но неохотно. Её немного покачивало. Казалось, вот-вот и она снова заснёт.
– Смотрите на метроном. Смотрите на плавные движения его маятника. Постепенно вы засыпаете, хотя и слышите мой голос.
Тук-тук, тук-тук, тук-тук – ритмично стучал прибор. Честное слово, я сама чуть не заснула: мягкая, вкрадчивая речь доктора, приглушённый свет, атмосфера покоя окутали и меня тоже.
– Теперь вы крепко спите, хотя и слышите меня, – продолжал Арендт тихим голосом, постепенно усиливая его. – Вы не можете проснуться, вы не откроете ваших глаз, даже если попробуете: вы спите. Вас ничто не беспокоит и не тревожит и ничто не разбудит. Чтобы я с вами ни делал — это вас не разбудит. Вы будете думать и чувствовать то, что я вам велю. Вы будете делать всё то, что я прикажу вам, но не проснётесь, пока я вам не позволю. Спите.
Доктор взял Тильду за запястье и стал прослушивать пульс. Спустя минуту одобрительно кивнул Полю, еле слышно назвал какую-то цифру, и ассистент записал её в бумагах, которые доктор начинал вести при опросе.
– Как вас зовут? – нейтральным тоном спросил Арендт.
– Не помню, – заплетающимся языком сказала девушка.
– Сколько вам лет?
– Не знаю.
– Где вы находитесь?
– Не знаю, – беспомощно отвечала она.
У меня чуть челюсть не отвисла от увиденного и услышанного. Неужели с помощью таких простых (или не совсем простых?) техник гипноза можно довести человека до подобного состояния? Тильда выглядела очень расслабленной, лишь непроизвольно подрагивали кончики пальцев.
Доктор же продолжал:
– Вы спите и не проснётесь. Вы сделаете всё то, что я вам прикажу. Встаньте и спите стоя. Вам удобно спать, спите.
Словно послушная кукла, девушка встала. Я не могла понять, то ли она бодрствовала, то ли заснула на самом деле.
– Вы спите и не можете открыть ваших глаз. Но если я прикажу открыть глаза, вы их откроете, однако, будете продолжать спать. Откройте ваши глаза, откройте, но спите.
Матильда снова беспрекословно выполнила требуемое. Арендт тем временем вложил ей в ладонь свои карманные часы.
– Я дал вам живую рыбку. Она движется, трепещет, как хорошо… Вы чувствуете её? Да? Скажите, вы можете говорить.
– Да, я чувствую рыбку, – неприятно поморщившись, тихо подтвердила девушка.
– Отдайте мне её, – попросил мужчина.
Тильда безвольно передала часы обратно. Доктор кивнул Полю, а тот опять что-то записал.
– Вас зовут Матильда Суонсон. Вам двадцать три года. Вы живёте в королевстве Валлория, в Лесном городе. Так? – поинтересовался Арендт.
– Так, – почти беззвучно прошептала она.
– Вам ведь нравится жить в Валлории? – сурово спросил доктор.
– Нравится, – согласилась девушка, немного качаясь на ногах.
– Вы – верная подданная короля Фредерика?
– Да.
Мне показалось, что у Матильды участилось дыхание. К тому же левая рука стала отдёргиваться назад, но она всем телом старалась возвращать её обратно.
– У нашего государства есть враги. Вы готовы бороться с ними ради своего короля, ради своего королевства?
Я похолодела от ужаса. Происходящее выходило за рамки вон. Как Тильда, это хрупкое создание, может с кем-то бороться?
– Готова, – кивнула та.
Доктор взял её за руку и стал медленно подводить к манекенам. Я заметила, как он вытащил из кармана блестящий предмет – нож – и передал девушке.
– Смотрите, перед вами стоят враги государства. Их нужно уничтожить. Когда я скажу вам: «Вперёд», вы нападёте на них и постараетесь убить. Когда же я скажу: «Стоп», вы остановитесь. Вам всё понятно?
– Да, – ответила полуживая Тильда.
Мало того, что я не узнавала её, так я и не узнавала доктора. Он изменился чуть ли не со всех сторон – сделался выше, старше, мрачнее, даже его голос приобрёл другой тембр!
Арендт отшагнул назад, оставляя Тильду одну и произнёс:
– Вперёд!
И тут та словно сошла с ума. Она бросилась на деревянные манекены и стала ожесточённо колоть их ножом, всегда в одно и то же место – в область груди. Нанеся десять-двенадцать ударов, девушка стремительно перемещалась к следующему. Причём сама она не произносила ни звука, от чего всё выглядело сюрреалистичной картиной. От шока я вжалась в кушетку насколько было возможно.
А Матильда не останавливалась. Откуда в этом маленьком теле находились силы, энергия, с которыми она беспощадно расправлялась с мнимыми врагами государства? Всё это заняло, наверное, около двух минут, но мне они показались вечностью.
Когда Тильда методично прошлась по всем манекенам, то, не останавливаясь, снова начала колоть с того же, с кого начинала. Нож постоянно застревал в деревянном остове, но она была неутомима.
Даже доктор, похоже, удивлялся происходящему. Наконец, чуть ли не заикаясь, он произнёс:
– Стоп!
Только девушка словно не слышала его. Она продолжала неистовые действия как ни в чём не бывало.
– Стоп! – повторно воскликнул Арендт, подскочив к ней вплотную.
Тщетно, ничего не изменилось. Мне показалось, что наоборот, Тильда ещё больше разъярилась. Сейчас она напоминала дикого зверя – тигрицу или медведицу. Девушка задыхалась, её лицо покрылось пунцовыми пятнами, зрачки расширились, а изо рта потекла слюна.
Ошарашенный, доктор безуспешно кричал кодовое слово, однако, оно не срабатывало. Тогда он попытался сам остановить Матильду и выхватить из её руки нож, только побелевшие пальцы девушки вцепились в холодное оружие намертво, и она не собиралась отступать. Как же прекратить это безумие?
Мне стало по-настоящему страшно, и я спрятала лицо в ладонях. Хотелось убежать, но ужас парализовал тело, и я не могла даже встать с кушетки. Краем уха я слышала, как Поль бросился на помощь наставнику и теперь они боролись уже втроём.
Не в силах оставаться безучастной, я всё-таки открыла глаза. Им удалось повалить Тильду на пол и перехватить её руки. Та шипела, извивалась, как змея, пинала своих соперников со всей мочи. Я подбежала к ним, хотя и не понимала, чем могу пригодиться.
– Скорее принеси хлороформ! – закричал мне Арендт. – Он в ближайшем шкафчике, на второй полке слева. Баночка из зелёного стекла!
Молнией я ринулась в подсобку. Едва я забежала туда, как из головы напрочь вылетело, где находится требуемый препарат – то ли справа, то ли слева, на какой полке...
В такой ситуации я побоялась переспрашивать. Поэтому стала хаотично открывать одну дверцу шкафчиков за другой: единственное, что помнила – зелёная баночка. К счастью, я быстро её обнаружила и принесла доктору.
– Намочи платок и поднеси ей к лицу, – заорал он нечеловеческим голосом, продолжая борьбу против Матильды.
Только в данный момент у меня не было с собой носового платка. Я беспокойно оглядывалась вокруг, но не находила подходящей тряпочки.
– Подолом платья же, ну! – рассердился Арендт.
Дрожащими руками я отвинтила крышку. В воздух тотчас вырвался эфирный запах. Не тратя время на аккуратность, я плеснула прозрачную жидкость на подол своего платья и сразу прижала к лицу Матильды. Увидев её безумные на выкате глаза и стремление укусить меня, я чуть было не отдёрнулась.
Заметив эти опасения, доктор исхитрился и прижал коленкой руку с ножом к полу, сам дёрнул моё платье и прижал намоченный участок к её лицу. Тильда сделала ещё пару отчаянных попыток вырваться, но все они приводили к тому, что девушка вдыхала больше усыпляющего вещества.
С каждым мигом она ослабляла сопротивление и вот уже лежала на полу без чувств. Мы же втроём стояли на коленях перед ней и дышали точно загнанные лошади. Только я с Полем стали расползаться в разные стороны, как мужчина скомандовал:
– Немедленно принесите веревки!
Их рядом не оказалось, поэтому пришлось рвать на лоскуты полотенце. Связанную по рукам и ногам девушку мы перенесли на кушетку, где Арендт осторожно уложил её.
Меня всю трясло, как осиновый листочек на ветру. Побледневший Поль тоже выглядел не лучшим образом.
– Всё, расходитесь. Анализ крови я возьму сам, – стараясь звучать как можно спокойнее, объявил доктор.
Мы так и остались стоять неподвижно, словно статуи. Я всё слышала, осознавала, но была не в силах сдвинуться с места.
– Немедленно! – рявкнул на нас Арендт, вытирая со лба струящийся пот.
Окрик оказался бодрящим, и на ватных ногах я первая поплелась к выходу. Поль шёл за мной и вроде окликал по имени. Только я пребывала в шоковом состоянии, что не смогла бы с ним нормально общаться. Единственным моим желанием было поскорее зайти в комнату и забаррикадироваться креслом. Что из последних сил я и сделала. Там же, у порога, я сползла по стенке двери на пол и заплакала. В тот момент я даже не понимала, почему рыдаю.
Спустя какое-то время я доползла до стола, дрожащими руками, всё ещё немного пахнущими хлороформом, достала сверху графин. Как по давно иссохшему руслу вода струилась по моему горлу, в основном, проливаясь мимо. Затем я добралась до постели, укрылась с головой под одеялом и провалилась в беспамятство.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 48
Опубликовано: 02.03.2018 в 14:35
© Copyright: Марина Шульман
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1