В России живёт два русских народа и тихо ненавидят друг друга. Загадки и легенды Дома на набережной


два русских народа
История – очень злая тётенька и она не любит, когда люди игнорируют её уроки. Тогда урок повторяется. Для особо тупых всё повторяется в особо грубой форме. Чтобы критические «нельзя», которые «человеки» с одного раза не поняли умом, заложить уже на уровне инстинктов – не делай так, а то вымрешь.
Речь в этой статье пойдёт не о том, кто такие русские, исторические корни русского народа, генетические коды и тому подобное. Говоря «русские» я подразумеваю всех людей, проживающих на территории современной России. Если вам не нравится «русские» — давайте будем говорить «россияне». Существующая проблема от этого не рассосётся – это проблема двух народов, которые проживают на территории одной страны и тихо (пока тихо) ненавидят друг друга.
Разговор о двух народах я хочу начать с двух совсем не значительных, на первый взгляд, и не связанных между собой событий.
Примерно месяц назад в социальных сетях появилось стихотворение медсестры Лотошинской ЦРБ. Совсем не шедевр русской литературы, но собрало это стихотворение буквально несколько миллионов «лайков» и сотни тысяч комментариев.
Пишет медсестра о том, что работает на полторы ставки, а денег на жизнь совсем не хватает. Вот она и плачет по вечерам потому, что дочка хочет танцами заниматься и петь, а денег не хватает даже на то, чтобы каждый день в суп положить кусок мяса. Бедные люди собирают свои копейки, чтобы спасти чужого больного ребёнка, а батюшка на джипе ездит и желает православным терпенья. Хорошо одетые и сытые дядьки из телевизора советуют не лениться, а как ещё не лениться, если уже и так медсестра по 12 часов работает? Вот и вспоминает плачущая женщина социализм, когда дети танцевали и пели бесплатно, жили небогато, но никто не голодал, педагог и врач были уважаемыми людьми, и т.д. Учит медсестра своих детей любить Родину, но не может даже себе объяснить, почему они такую Родину должны любить. А кончается стихотворение, как водится, вопросом: «Почему великая и могучая страна своих людей не ценит «ни хрена»»?
А вчера вечером Владимир Соловьёв собрал на своём шоу несколько именитых российских экономистов и начал их пытать о проблемах мирового и российского капитализма. В России все больше нищих и бедных, а богатые становятся ещё богаче. И такой карамболь происходит не только в России, но и по всему миру. И особенно в последние двадцать лет. Правые набирают силу, Трамп становится президентом и т.д. Это ведь плохо? Плохо потому, что опасно, и т.д.
В общем, стандартный был бы трёп… Если бы господа (именно господа) не начали объяснять всё очень откровенно и популярно.
Чем сильнее экономика страны – тем больше разрыв в доходах. И это нормально. Капиталисты раньше решали социальные проблемы людей потому, что люди были ценным инструментом, с помощью которого можно было получить больше прибыли. Новой экономике столько людей не нужно, вот и становится больше бедных, и даже нищих. Это нормальный объективный процесс. Так сказать побочный эффект прогресса. Нищих и бедных будет больше не только в России. И в этом нет ничего страшного. Ряд профессий просто уходит с рынка и формируется новый средний класс (юристы, бухгалтера, водители, пилоты, продавцы, офисный планктон, большинство рабочих профессий и т.д. будут не нужны). Прогресс!
А что вы хотите? Казарменный социализм, в котором всем будет плохо потому, что при социализме прогресса не бывает.
И волноваться совсем не стоит – лет через двадцать сформируется новый средний класс из людей, которые будут нужны крупному капиталу. Новой средний класс будет существенно тоньше, но он обязательно будет. Весь этот малый и средний бизнес – это уже объективно пережиток прошлого. Потому в бедности нет ничего плохого. Главное – прогресс.
А что так не нравится бедным или тем, кто боится завтра попасть в категорию бедных? Они просто завидуют богатым. От этого, в большей мере, и страдают. Притворяются, что плохо живут, а живут намного лучше, чем жили бедные 100 лет назад. Подняли крик, что «нашими деньгами» спасают банки, а это не ваши деньги. Это деньги элит, а у вас денег нет – вы дармоеды, которых элиты кормят. И весь этот крик про «наши деньги» — от зависти. Могли дать «народу», а дали банкам. Это элементарная зависть.
Революции не будет потому, что бедные — это ещё не нищие. Бедные пытаются выжить и им не до революций. И вообще, народ у нас тихий и терпеливый. И завистливый. Быдло, слава Богу, никто вслух не сказал.
Такой вот интересный (дяденьки совсем не стеснялись) получился разговор. Если не стесняться и всё называть своими именами.
А теперь давайте вспомним историю. Пётр I решил догнать Запад. И ладно бы, если бы он привёз только технологии – дворянам и боярам было велено соблюдать западный политес, носить европейскую одежду и т.д. Цель-то у императора была благая – дворянство перекуётся и понесёт в народные массы культуру, технический прогресс и просвещение.
А что получилось в итоге? Получился социальный раскол, которые рассёк единый прежде народ на две части. И раскол этот только углублялся, пока не закончился октябрём 1917 года.
Вот какой наказ в 1906 году написали крестьяне деревни Куниловой Тверской области:
Если Государственная дума не облегчит нас от злых врагов-помещиков, то придется нам, крестьянам, все земледельческие орудия перековать на военные штыки и на другие военные орудия и напомнить 1812 год, в котором наши предки защищали свою родину от врагов французов, а мы — от злых кровопийных помещиков. Почему русские крестьяне начали воспринимать дворянство, как иноземных захватчиков? Люди имущие сами отделили себя от остального народа, стремясь стать «иным народом» — по-иному одеваться, говорить, учить своих детей в школах для «своих», говорить преимущественно на французском языке и т.д.
Вот что по этому поводу писал А.С. Грибоедов:
Если бы каким-нибудь случаем сюда занесён был иностранец, который бы не знал русской истории за целое столетие, он, конечно, заключил бы из резкой противоположности нравов, что у нас господа и крестьяне происходят от двух различных племён, которые еще не успели перемешаться обычаями и нравами. А вот что написала в журнале «Экономист», в 1906 году, группа московских миллионеров, которая поддержала Столыпинские реформы:
Мы почти все за закон 9 ноября… Дифференциации мы нисколько не боимся. Из 100 полуголодных будет 20 хороших хозяев, а 80 батраков. Мы сентиментальностью не страдаем. Наши идеалы — англосаксонские. Помогать в первую очередь нужно сильным людям. А слабеньких да нытиков мы жалеть не умеем. Либеральная интеллигенция примкнула к капиталу и аристократам, поскольку там кормят лучше, а все страдания о судьбе простого народа превратились в борьбу за персональный кусок пирога, за возможность принадлежать к элите.
Вот что писал достаточно левый философ Н.А. Бердяев:
Культура существует в нашей крови. Культура — дело расы и расового подбора… Просветительное» и «революционное» сознание затемнило для научного познания значение расы. Но объективная незаинтересованная наука должна признать, что в мире существует дворянство не только как социальный класс с определенными интересами, но как качественный душевный и физический тип, как тысячелетняя культура души и тела. Существование «белой кости» есть не только сословный предрассудок, это есть неопровержимый и неистребимый антропологический факт. Как вам? А ведь это уже самый настоящий расизм. Есть высшая раса, «белая кость»…
Какой там классовый подход? Это уже не просто богатые и бедные – это два народа. «Высшие» презирают «низших» не потому, что у «простого народа» иное имущественное положение, а потому, что они вовсе другой «низший» народ.
Нужно сказать, что этот «простой народ» очень долго не мог понять, что в стране господствует элитный расизм, а все проблемы объяснялись элементарным сословным эгоизмом. Большевики очень быстро «скумекали», как можно использовать сложившуюся ситуацию. Революция в России случилась совсем не по Марксу и Энгельсу – в гражданской войне бился не один народ, а две части расколотого народа. И бились, как два чужих народа. При этом один народ считал другой предателями и отщепенцами, и виноваты в этом те, кто объявил себя «белой костью», т.е. «высшей расой». Потому и была та война такой беспощадной. Классы были не столько классами, сколько двумя отдельными враждебными расами, между которыми только презрение и ненависть. Разная история и невозможность совместного будущего.
Чему и кого научила история? Посмотрите на Украину – «ватники» и «свидомые». А раньше был один народ. Разве дело в языке? Расизм в полный рост. Два народа (вне зависимости от языка и национальности), которые уже не соединить, поскольку «свидомые» никогда не признают «ватников» равными себе.
А в России сейчас разве не так? Снова появилась «белая кость» и «быдло». С первого дня перестройки началось внедрение национал-социал-дарвинизма – «высшая раса» имеет право жить за счёт «низшей расы». Украсть у «ватников» — это не украсть, а проявить предприимчивость, отделиться, показать своё превосходство, жить по своим законам.
Богатые уже осознают себя отдельным и особым народом, новыми русскими – почитайте в интернете их рассуждения о собственном величии и исключительности. У них свои школы, свои любимые режиссеры, своя литература и свои писатели. Другие идеалы и ценности. Самое интересное, что эти «новорусские ценности» далеки не только от традиционного российского представления о хорошо и плохо, но так же далеки и от «цивилизованного запада», где их откровенно презирают.
В России уже цветёт и смердит самый настоящий социальный расизм. И если «новые русские» уже осознают себя отдельным привилегированным народом, то живущие «снизу» только пытаются понять «почему». Почему великая страна не ценит ни хрена. Раскол ещё не принял необратимого характера, но мы уже балансируем у точки невозврата. Два совершенно чужих народа не смогут жить вместе на одной территории. Да ещё когда новая «белая кость» ведёт себя не просто беспардонно, а откровенно нагло и агрессивно.
Тут ничего не поделаешь, но определённый уровень материальной жизни ведёт к формированию сходного уровня культуры и мировоззрения в социальной группе, отношения к истории, окружающим людям, к государству. И когда либералов называют предателями – это не совсем верно. Они не считают себя предателями, поскольку они другой, избранный, народ, которому Бог определил решать судьбу быдла.
А ещё один маленький нюанс – новая «белая кость», в своём большинстве, появилась после приватизации или настоящего фактического разграбления общего имущества.
Потому господа экономисты совершенно не правы – экономические проблемы народ действительно может терпеть долго, а вот будет ли он терпеть агрессивный расизм?
Кстати, сегодня социологи говорят, что «в обществе велик запрос на справедливость». Это общество ещё не осознало, что случилось. Справедливости нет и не будет, пока не будет единого народа. Или одного народа на территории России.
http://новости-россии.ru-an.info/новости/в-россии...
P.S. От себя:
Статья из Сети.
Рекомендую всем прочитать эту статью. Было бы полезно прочитать её и «белой кости» — нашей быдло-элите, но основной контингент сайта — это низы, а «белая кость» презирает «чёрную», посему её сюда не заманишь никаким калачом.) А жаль, может у «белой кости» остались ещё здравомыслящие люди, которые смогли бы понять, чем всё это может закончиться. Может кого-то из них история научит делать правильные выводы? Эти правильные выводы надо научиться делать и нам — низам. Статья очень даже способствует этому.
Да, История развивается по спирали. Наблюдая за жизнью не только бывшего СССР, но и других стран, убеждаешься в этом. Читаю эту статью, а перед глазами другая статья: «Естественное состояние крысиного общества».
Поразительно, но крысы повинуясь инстинкту строят свое общество, где наверху своя крысиная эксплуататорская «белая кость» заставляет работать на себя «чёрную». И каким бы макаром не перемешивали учёные крыс, они всё равно выстраивают такую пирамиду. Но ведь и мы, человеческая цивилизация, занимаемся тем же! Но разумно, напрягая извилины, придумывая различные теории и практики обществ, придумывая им разные названия: рабство, феодализм, капитализм, социализм, коммунизм… Но в основе всех этих придуманных и осуществлённых и нет теорий лежит схема крысиного общества!
Получается мы, люди, не можем разорвать этот порочный круг и вырваться на волю? Значит, в нас крысиный инстинкт сильнее разума? Посмотрите на нынешнюю схему нашего общества! Она один в один начинает повторять вроде бы уничтоженную навеки царскую! Дворянская элита гнобит по всякому чёрную презираемую кость низов. Нынешняябыдло-элита точно также презирает и эксплуатирует нас. Благодаря какой-то самозванке появилась возможность стать дворянами-дворнягами и бывшее быдло массово рвануло «во дворянство». Всё возвращается на круги своя. К чему это привело сто лет назад никого из новой элитки не интересует — они празднуют свой праздник — они наверху пирамиды, они властелины всего, в том числе и миллионов рабов.
И они по праву голубой крови (быстро же она у них заголубела — всего за четверть века!) имеют право делать что хошь с быдлом. Да, в России сейчас живут два народа, две расы, ненавидя друг друга. И чем это закончится понятно очень многим. Историческая спираль должна двигаться дальше. И это безумие будет повторяться как день сурка до тех пор, пока человечество действительно не поумнеет до уровня инстинктов. А до тех счастливых времён человечество будет и будет возобновлять строительство крысиных обществ, какие бы заковыристые названия не придумывая для них.
Загадки и легенды Дома на набережной Каждый дом, особенно если это не типовая многоэтажка, имеет свой характер. Вокруг старых строений с годами возникает определенная аура, которую могут почувствовать как жители и гости, так и прохожие. Одно из самых известных московских зданий — Дом на набережной, безусловно, обладает сильной энергетикой.
Комплекс сооружений занимает площадь в три гектара, стоит на Болотном острове и связан с «материком» Большим Каменным и Малым Каменным мостами. 25 подъездов выходят на две улицы — Серафимовича и Берсеневская набережная.
Настроение, которое он вызывает, вряд ли можно назвать радужным, и это связано с его необычной и отчасти трагической историей.

История дома

Двенадцатиэтажный дом номер два по улице Серафимовича, занимающий площадь около трех гектаров, получил название «Дом на набережной» с легкой руки писателя Юрия Трифонова, чья семья жила здесь в 30-е годы прошлого века. А официально это здание именовалось Домом правительства или Домом ЦИК и СНК СССР.
Он был построен в 1931 году специально для партийной элиты того времени по проекту знаменитого архитектора Бориса Иофана. Первое что бросается в глаза, при знакомстве с фасадом дома — огромное количество мемориальных досок с известными фамилиями. Здесь жили известные ученые, герои гражданской войны, герои Труда, известные писатели и деятели культуры. Кандидатура каждого жителя здесь утверждалась Сталиным. Здесь жила великая балерина Уланова, в доме до сих пор существует ее мемориальная квартира.
Вид на дом с реки Вид на дом с реки
Вид на дом с моста Вид на дом с моста
Одним из первых жителей дома был Куйбышев. Здесь проживали Жуков и Тухачевский. А квартиру номер 37 занимала Светлана Аллилуева, дочь Иосифа Сталина.
Светлана Иосифовна Светлана Иосифовна
Одним из жильцов Дома на набережной был хореограф Игорь Моисеев. На фото он с женой.
В доме был построен кинотеатр «Ударник», являвшийся по тем временам самым большим кинозалом Москвы. В этом доме был открыт спортивный зал, универмаг, клуб, ставший впоследствии театром Эстрады.
Можно сказать, что Дом на набережной стал одним из первых элитных жилых комплексов столицы.
Первоначально это было здание гостиничного типа. Одна из старейших жительниц этого дома, Тамара Тер-Егиазарян, скончавшаяся в 2009 году, рассказывала, что жильцы въезжали в квартиры, полностью обставленные мебелью. Здесь было все, включая посуду. Можно было даже получить постельное белье.
Жильцам не было необходимости готовить, ведь на первом этаже здания находилась столовая и прачечная. Именно поэтому кухни в этом доме удивительно маленькие.
Потолки в квартирах были покрыты художественной росписью, на полу дубовый паркет. Из кранов текла горячая вода, что в то время было чем-то невероятным. Вся обстановка была продумана до мелочей, а предметы имели инвентарные номера, при въезде жильцы расписывались в получении мебели и посуды.
Дом на набережной был символом роскоши и власти. Многие завидовали счастливым новоселам, получившим жилье с видом но Кремль, не подозревая, какое страшное будущее ждет многих из них.
Некоторые слишком дорого заплатили за этот шикарный вид Некоторые слишком дорого заплатили за этот шикарный вид
К сожалению, из двух тысяч жителей этого дома, 700 человек стали жертвами репрессий во время Большого террора в 30-х годах прошлого века. Трагическая судьба людей, исчезавших ночами из квартир целыми семьями, наложила отпечаток на отношение последующих поколений ко всему дому.

Загадки и легенды Дома на набережной

Мрачная аура дома, которую чувствуют многие москвичи, связана с историей места, на котором выстроено здание. Когда-то здесь было болото, где казнили государственных преступников, здесь же пролегал путь, по которому гнали каторжников к местам заключения.
Путь на каторгу Путь на каторгу
В 16 веке место, где ныне возвышается Дом правительства, считалось гиблым. Бояре, пытавшиеся выстроить здесь хоромы, трагически погибали один за другим.
Говорят, что дом на набережной был построен прямо на старинных надгробиях, хотя, возможно, это пустые слухи.
Одна из главных загадок Дома на набережной связана с таинственным 11-м подъездом. То есть, в доме есть десятый подъезд, после которого следует двенадцатый, а одиннадцатый отсутствует.
Со стороны двора как раз между этими двумя подъездами есть маленькая дверь, ведущая на узкую темную лестницу. Официальная версия заключается в том, что 11-й подъезд был предназначен для нужд рабочих и другого персонала, обслуживающего дом. Однако в народе ходит молва, что этот узкий проход использовали сотрудники НКВД, для того чтобы слушать, что происходит в квартирах.
Говорили также, что из здания тянутся подземные ходы на Лубянку и в Кремль, и что арестованных спускали на лифте в подвальные помещения, а оттуда напрямую этапировали в застенки.
Ходят слухи, что Дом на набережной полон призраков расстрелянных жильцов, которым так и не удалось освоиться на новом месте обитания.
Так, есть известная легенда о Дочери Командарма, который был арестован вместе со своей женой на службе. За их дочерью пришли вечером. Однако она наотрез отказалась открывать дверь, угрожая тем, что застрелит из отцовского нагана первого, кто войдет в квартиру. Нарком Ежов распорядился наглухо забить двери квартиры и отключить воду, свет и телефон. Целую неделю узница звала на помощь, но потом крики стихли. И неизвестно, погибла ли она от голода, или застрелилась. Местные жители утверждают, что с той поры ее призрак часто можно встретить на набережной около Театра Эстрады.
Рассказывают странные истории о музыке и голосах, доносящихся из пустых квартир Дома на набережной. До сих пор жильцов пугают ночами странные звуки, несущиеся из-за стен.
Кстати, нынешние обитатели дома отмечают удивительно хорошую слышимость между квартирами. Говорят, что это не строительный брак, а намеренно созданная особенность конструкции, которая позволяла сотрудникам НКВД слушать разговоры знаменитых жильцов.
С Домом на набережной связана, и история одной из самых неординарных личностей прошлого столетия — Левы Федотова. И по сей день исследователи строят догадки: как простой московский старшеклассник сумел в своем дневнике не только точно предсказать дату начала Великой Отечественной войны, но и практически описать весь ее ход?
Лев Федотов родился 10 января 1923 года. В 1932 году семья Федотовых получила квартиру в знаменитом Доме на набережной. А еще три года спустя отец Левы, ответственный партийный работник, трагически погиб на Алтае.
Лева Федотов Лева Федотов
Подросток был болезненным и очень много читал. Его сосед по дому, будущий писатель Юрий Трифонов, вспоминал: «Он был удивительно всесторонне развитой личностью… увлекался в особенности минералогией, палеонтологией, океанографией, прекрасно рисовал, его акварели были на выставке, он был влюблен в симфоническую музыку, писал романы в толстых общих тетрадях в коленкоровых переплетах…»
С 1940 года Федотов начинает вести подробные дневники, в которых не только описывает события собственной жизни, но и очень подробно рассказывает о том, что должно случиться в мировых масштабах. Свою тайну Лева тщательно скрывал даже от самых близких.

Дом на набережной в наши дни

Сейчас Дом на набережной, как и прежде, представляет собой место, где живут известные люди. Это и актриса Наталья Андрейченко, и Александр Домогаров, а также семья бывшего министра здравоохранения Юрия Шевченко.
Силами жильцов в доме организован музей, посвященный памяти жертв сталинских репрессий. Кроме того, в музее воссоздана обстановка 30-х годов прошлого века, экспозиция имеет историческую и образовательную ценность.
Дом практически не изменился за долгие годы. Он не пострадал во время немецких бомбардировок, пережил и послевоенную разруху. Сейчас он является памятником истории и охраняется государством.
Дом на Набережной в наши дни Дом на Набережной в наши дни
Несмотря на зловещие слухи, окружающие это здание, самые старые жители любят его и не считают несчастливым. Для кого-то Дом на набережной является символом горя и страха, а для кого-то – это просто дом, напоминающий о детстве.
https://zen.yandex.ru/media/id/5a7801b877d0e6915f...
http://www.kingniknik.ru/v-rossii-zhivyot-dva-russ...  



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Ключевые слова: политика, гражданское общество,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 81
Опубликовано: 26.02.2018 в 21:47
© Copyright: Николай Войченко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1