НЕ СОСТОЯВШИЙСЯ НАСЛЕДНИК








Из цикла  ( Записки судьи)
(остросюжетная повесть основанная на реальных событиях  о попытках мошенническим путем завладеть квартирой, принадлежащим по завещанию покойного другим лицам)

НЕ СОСТОЯВШИЙСЯ НАСЛЕДНИК


Часть 1


Дождливое, июньское утро 1998 года и серые, тяжелые тучи, обложившие Москву со всех сторон, лишало всякую надежду, на хороший летний денек.
Я посмотрел на часы. Было ровно девять утра. Пора начинать приём граждан, ведь сегодня, четверг, а значит приемный день у судьи. Все судьи Москвы до 13 часов были обязаны вести его лично. Это потом, спустя несколько лет, появится институт и мировых судей, и помощников судей, а сейчас каждый федеральный судья был обязан вести личный прием населения.
- Давай запускай - Негромко крикнул я своему секретарю, Казаковой Марине, вот уже почти полгода проработавшей со мной в этой должности.
В суд она пришла сразу после школы, как и большинство девушек-секретарей, работавших на таких же должностях.
Летом, я обычно проводил приём населения в зале судебного заседания, а не в своём кабинете. Я занимал своё привычное рабочее кресло, посетители располагались или за столом, какой либо из сторон, либо на первом ряду, расположенных в зале скамеек для зрителей и других участников процесса.
Существовали и ещё две причины проводить приём именно в зале.
Во первых – в зале было больше свежего воздуха, особенно в жаркую погоду. Можно было открывать окна и проветривать помещение. Но была и ещё одна причина, о которой мне тайно поведал мой старший коллега- судья Владимир Михаилов.
-Когда ты восседаешь в судейском кресле, пусть даже и не в мантии, но над тобой висит большой герб государства, а слева находится государственный флаг - Говорил он – Ты волей или не волей возвышаешься надо всеми присутствующими здесь, в зале посетителями. Это психологически давит на них и они просто вынуждены воспринимать тебя, как большого чиновника,
носителя государственной власти, в данном случае судебной.-
Он оказался прав, да Владимир, вообще научил меня многим судейским хитростям, которые, выработаны наукой не только для оказания помощи в работе судьи, но и были серьёзными, эффективными помощниками в работе различных спецслужб, для получении нужной информации, уличения во лжи допрашиваемого участника процесса и т.п. Но об этом чуть позже. А сейчас,
как я уже говорил, начался приём, и в зал вошла первая пара посетителей.



2


Это была очень необычная пара. Она, была совсем не похожа на массу усталых, суетливых, вечно спешащих, людей. Желание у которой, было одно – чтобы судья внимательно, как доктор, выслушал все проблемы, принял необходимые документы, и как можно скорее назначил бы дело к слушанию.
Ещё лучше было бы для граждан, если бы судья смог разрешить данные проблемы сегодня, прямо сейчас.
Как я уже говорил, вошедшие посетители были особого рода. Женщина,
очень похожая на известную актрису Фаину Раневскую, была в широкополой шляпе, манерой двигаться, говорить, шутить, она также
была удивительно схожа со своей героиней театра и кино.
Её спутник, как ни странно, тоже походил на кино героя, который снимался в фильме Подкидыш. Там он играл мужа героини Раневской – Мулю. Небольшого роста мужичок с залысиной, в руках намокшая от дождя кепка, с которой не то чтобы капали, а сливались потоки воды, прямо на пол судебного зала. То же самое было и с зонтом вошедшей дамы, которая всё же успела захлопнуть его. Однако, струйки, вернее струи воды медленными ручейками расползались по полу. Это нисколько не смущало вошедших на прием к судье посетителей.
Я не успел ничего сказать или сделать, как эта пара стремительно оказалась прямо перед высоким судебным столом. Я мысленно поблагодарил своего коллегу, за своевременный совет. Иначе столь необычная особа, высокая сама по себе, да еще обладающая пышными формами просто накрыла бы меня своим телом, если бы мы, сидели с ней, как и положено, друг напротив друга, за простым столом. Нет, высота моего положения за судейским столом, не позволяла ей ни дотронуться, ни дотянуться до меня, достаточно мне было слегка отодвинуться назад, что я и сделал.
Первым начала посетительница:
– Здравствуйте молодой человек - голосом Раневской произнесла она, - Так вы что, и есть федеральный судья?-
На мгновение я возмутился столь вольному и нестандартному поведению.
Но годами сложившийся опыт встреч с различными посетителями, в том числе и глубоко психически больными, научил меня вырабатывать единственно правильную линию поведения в таких случаях. Не даром я очень любил судебную психиатрию в Вузе. Не зря столько лет использовал её научные рекомендации, в различных жизненных ситуациях. Вот и сейчас,
единственным выходом из сложившейся ситуации, было то, что я принял правила игры, которыми так увлеклась вошедшая пара.





3

-Здравствуйте - Спокойно, и как можно доброжелательно ответил я на приветствие, и продолжил - Да, вы совершенно верно подметили, что федеральным судьёй Мартусовым являюсь именно я. Только попрошу вас, уважаемые граждане, предоставьте мне ваши паспорта, отставьте на столе
письменные документы, с которыми прибыли в суд, а сами присядьте на любое, удобное для вас сидение, переведите дух, а я пока ознакомлюсь с документами и мы начнём беседу. –
Мой ласковый и, видимо, неожиданный для них тон, словно застал парочку
врасплох. Они ожидали более жёсткого обращения к себе с моей стороны. После небольшого раздумья дама, а главной, безусловно, была она, отдала короткое распоряжение своему спутнику, достать документы и предоставить их мне. Он очень быстро и неожиданно ловко извлек из своего большого коричневого портфеля кипу бумаг, достал свой паспорт и положил аккуратно на край моего стола.
После этого, он отошел на три шага назад и буквально плюхнулся на скамейку, где обычно сидят слушатели или свидетели по делу.
Что касается женщины, то она повела себя совершенно иначе. С каким то вычурным достоинством, продолжая играть роль важной персоны, она, не спеша, расстегнула свою дамскую сумочку, которая более напоминала хозяйственную. Извлекла паспорт, почему-то завернутый в начале в газетную обертку, а затем просто в обыкновенную кожаную корочку.
Затем изящным движением раскрыла его на первой странице и каким-то странным жестом, не то игривости, не то насмешки протянула мне его в руки. Сама она, так же плавно и медленно подошла к скамейке, где расположился её спутник, долго, словно наседка примерялась, как бы выбрать удобное положение и не промахнуться, наконец, села на лавочку рядом с мужчиной.
Свой зонтик она тут же бесцеремонно распахнула и положила на пол сушиться. Таких зонтов мне раньше не приходилось видеть. Это был не зонт, это был целый парашют. Казалось, если прыгнешь с ним с третьего этажа,
где находился мой зал судебных заседаний, то, благополучно, как на парашюте, приземлишься на землю. Но довольно описывать экзотических заявителей. Пора переходить к делу.
То, что это были именно заявители, я сразу понял по исковому материалу, который передал мне мужчина. Я посмотрел в начале, конечно же на её паспорт, ( тут тоже была права правовая психология) и прочёл – Дымова Маргарита Андреевна – 1948 г. рождения, уроженка г. Курска. Далее, я ознакомился с её регистрацией, она тоже была Курской.





4


После этого я изучил документы её спутника и был несколько удивлен не фамилии Дымов Алексей Гаврилович, 1959 г.р., а имеющимися в исковом материале документам. А именно: ордера адвокатской палаты Курской области, доверенности, нотариально заверенной, на право представления интересов Дымовой М.А. и удостоверению действующего адвоката, оформленного на его имя. Признаться, я совсем не ожидал увидеть в лице этого помятого мужичка, внешне выглядевшего лет на двадцать старше своего возраста, действующего адвоката. Ещё больше я поразился, когда стал знакомиться с материалами дела, и в первую очередь с исковым заявлением.
Оно было составлено по всем лучшим канонам исковых заявлений. Стиль изложения был великолепен и не знаю, чего там было
больше, грамотного юридического языка, со всеми ссылками на нормативные акты, обоснования, доказательства, или своеобразной манеры изложения, свойственной лучшим образцам нашей русской словесности.
Когда я закончил читать иск, то начал перебирать приложенные к нему документы и письменные доказательства. И опять я был поражен тому идеальному, скрупулёзному порядку, в котором они были собраны и предоставлены в суд. Короче, придраться было не к чему, все было предельно просто, ясно и полностью отвечало требованиям закона.
Сами юридические правоотношения и исковые требования были также просты и сводились к одному – признать частично недействительным свидетельство о наследстве, выданное гр-ном Максимовым А.К. гражданке Роняйло Оксане Владимировне. Кроме того, в иске стояло требование:
признать за неким гр-ном Максимовым А.А. в порядке наследования- 2/3 части двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу…., как за родным сыном завещателя, который к моменту открытия наследства, являлся инвалидом 2-й группы, состоявшим к тому же, на иждивении наследодателя.
Прочитав до конца исковой материал, я не заметил, как сидевшие в зале посетители, спокойно расстелили газету и, разложив на ней различные продукты, мирно заканчивали свою трапезу, тихо перешептываясь между собой. Я сначала просто остолбенел от такой бесцеремонности и наглости.
Происходило это впервые, у меня на приеме. Хорошо, что посетители не достали стаканы и бутылки вина и не сопровождали свой полдник горячительными напитками. Но первая волна возмущения прошла.








5


Я понял, что они увидели мой недовольный взгляд и стали поспешно убирать остатки еды, в большой целлофановый пакет, которого я раньше у них не видел. В одно мгновенье всё было убрано, как будто ничего и не было.
Мадам Дымова улыбнулась, очень напомнив, улыбку другой героини- домработницы из мультфильма про Карлсона, немного наивно и застенчиво. И тут же голосом Раневской произнесла:
-Сергей Викторович, Ваша честь, простите нас провинциалов. Но мы прямо с поезда к вам, не завтракали, приехали пораньше, первыми заняли очередь.
И вот когда вы читали сочинение Лёлика, извините – Алексея Гавриловича.
Причём так увлеченно читали, что мы решили воспользоваться моментом и покушать. Будьте снисходительны, простите нас, ради Бога. –
Последние слова её были произнесены наигранно и неискренне, но я вновь сдержался и ответил, хмуря лоб:
-Хорошо, но чтобы больше никакой самодеятельности-
-Вот спасибо, добрый человек,- Продолжала она свою игру.
Но тут я, уже полностью завладев инициативой, и обращаясь к мужчине, строго спросил:
- Товарищ адвокат, Алексей Гаврилович, это вы готовили исковой материал?
Мужчина вскочил с места, и, приняв стойку смирно, четко отрапортовал:
-Так точно Ваша честь, весь материал готовил я, иск писал тоже я.-
-Почему меня это интересует, вновь задал вопрос я, но уже смягчая голос.
-Просто у вас используются такие своеобразные выражения, которые давно вышли из употребления, тем не менее, все требования закона, предъявляемые к исковому заявлению, вами выполнены.-
Я принимаю его и открываю гражданское судопроизводство. Но, как и требует закон, я обязан проделать досудебную подготовку и провести предварительное собеседование сторон.-
-Да я понимаю - С готовностью ответил адвокат. Я готов записать время, назначенное вами на предварительное слушание-
С этими словами он быстро извлек из кармана своего пиджака больших размеров блокнот, и открыл на нужной странице. - А, что касается стиля изложения, то простите меня, это семейное, я, как и мой отец и дед, были учителями словесности. Первой моей профессией было преподавание русского языка и литературы. Потом, уже я по настоянию супруги - он тайком покосился на свою вторую половину, - вынужден был закончить юридический факультет Курского Университета, и стал работать адвокатом.





6

Но навыки, приобретенные мной ранее, особенно от деда, пригодились и в этой профессии.-
-Да уж пригодились - Немного мечтательно произнес я.
Но тут, неожиданно вмешалась госпожа Дымова. Она, сделав два решительных шага в мою сторону, с возмущением спросила:
-Так, вы что же, Ваша честь, не будете даже слушать нашу историю и задавать различные вопросы?
-Буду, Маргарита Андреевна, обязательно буду, но не сейчас.
Сейчас, как вы знаете, у меня идет приём населения. Вы сдали исковое заявление, я его принял, в нём доходчиво и юридически грамотно всё изложено. В данный момент от вас больше ничего не нужно. Дальше мы будем вызывать повестками другую сторону, на предварительное судебное заседание, вот тогда я и задам вам много различных вопросов. Так требует закон. Но об этом вы спросите у своего мужа, он хороший, грамотный юрист. А, сейчас, давайте, определим время нашей следующей встречи, у секретаря вы получите повестки на это заседание и до встречи.- Выпалил я на одном дыхании.
Не знаю почему, но мои слова подействовали на эмоциональную особу. Она немного сникла, посмотрела на мужа, потом вновь на меня, и вдруг опять грозно спросила:
-Но вы призовёте к ответу эту наглую хохлушку Роняйло, не позволите ей завладеть квартирой моего покойного мужа, передадите её законному
наследнику – моему родному сыну, который сейчас страдает от тяжёлой болезни?
-Успокойтесь, Маргарита Андреевна, суд во всём разберётся, это я вам обещаю - Еле сдерживая себя, ответил я посетительнице.
На этот раз ко мне на помощь пришел её муж, он, быстро подойдя к столу, согласовал дату следующего заседания, записав её в свой блокнот.
После чего, подхватил под руки уже изрядно уставшую и резко поникшую супругу. Не забыл закрыть её большой зонтик и прихватив остальные вещи, и буркнув на прощание:
– До свидания Ваша честь, исчез вместе со своей второй половиной, за дверью судебного зала.










7


Глава П.


Как ни странно, но через три часа, я уже почти забыл о своих необычных заявителях. В конце напряжённого рабочего дня, и вовсе из памяти стерлись их образы. Я это замечал не раз, и думал вначале, что с возрастом просто память становится хуже, многое забывается само собой.
И это было отчасти верно. Как-то я прочитал одну статью в МК, сами понимаете, интернета тогда ещё не было, так вот, в этой статье, написанной каким-то английским исследователем, специалистом по головному мозгу человека, говорилось, что когда идёт огромный поток информации, то мозг блокирует большую её часть, как не нужную. Конечно, в подсознании, события все остаются. Словно их записали на магнитную ленту и при определенных условиях нужную информацию можно вытащить.
Ну, а в обычных житейских делах, или при напряженной работе, идет наслоение одной информации, на другую и мы автоматически забываем второстепенные, не важные для нас вещи. Так и было к концу того рабочего дня. Я уже не помнил, или помнил весьма смутно о том, что пришлось пережить за день.
Но, к описываем выше событиям, мне предстояло вернуться очень скоро.
Буквально на следующем приёме населения, только уже где-то в его середине. Я, как обычно попросил секретаря пригласить к себе следующего посетителя. Пока я ожидал его, мне удалось посмотреть в окно, которое выходило во внутренний дворик суда. За окном сегодня стояла совершенно другая погода. Дождь прекратился и, наконец-то выглянуло нежное, июньское солнце. Окна кабинета были открыты. На уровне третьего этажа, буквально метрах в пяти, раскинула свои ветви величавая липа. Совершенно новые, свежие листочки, которые распустились на дереве, обильно политые дождем, сверкали и искрились на солнце, словно игрушки на новогодней
елке. По всему дереву расположилась стайка озорных воробьев и синиц. Они бесконечно чирикали, перелетал с ветки на ветку, играли и резвились.
На душе было спокойно и приятно и от птичьих напевов, и
от того, что прием сегодня завершается, и прошел он, в нормальной, спокойной обстановке. Что само по себе, было позитивным событием. Осталось совсем немного. Я глубоко вздохнул и приготовился к его окончанию на этой мажорной ноте. Однако, ход последующих событий, показал, насколько сильно я тогда ошибался.





8

Итак, дверь открылась, и в кабинет вошли двое молодых людей,парень и девушка. Я бы принял их за сестру и брата. Настолько много общего было у них: и рост, и фигура, и даже манера двигаться и говорить. Различие состояло в цвете волос, да и в самих прическах. У девушки, что находилась в джинсах и фиолетовой кофточке волосы были черными, густыми и вьющимися. У парня, волосы были светлыми и прямыми. Лет им было около двадцати пяти, не больше.
-Можно, Ваша честь?- робко спросил парень.
-Да, пожалуйста, проходите - предложил я и жестом указал на стулья, расположенные рядом с моим столом.
Сегодняшний прием я вынужден был вести в кабинете, поскольку электрики меняли в зале судебного заседания лампы дневного света. И, как обычно, этот процесс вместо часа, затянулся часа на четыре.
Посетители быстро заняли свои места, и черноволосая девушка кивнула парню, коротко предложив - Давай-
Началось всё, с обычной процедуры, я ознакомился с их документами. Каково же было моё удивление, когда я узнал, что они действительно одногодки, им было по двадцать четыре года и что они действительно являются братом и сестрой, только двоюродными.
Светловолосый парень была был начинающим адвокатом Московской коллегии адвокатов Русаковым Павлом Анатольевичем. Он предоставил новенькое адвокатское удостоверение и доверенность на право ведения дела в суде от гражданки Меняйло Оксаны Викторовны. По её пояснению мне стало понятно, что они двоюродные брат и сестра по материнской линии. Их мамы были родными сестрами и носили совсем другую фамилию до замужества. Но мама Павла,будучи ещё студенткой одного из Московских Вузов вышла замуж за москвича Русакова Анатолия. Её же родная мама как проживала в Харькове, так там и проживает. Она тоже вышла замуж, правда за украинца по Фамилии Меняйло Владимира Петровича.
Проверив документы, и вернув их обладательницам, я постарался сделать более серьёзный, даже грозный вид, и с лёгкой, наигранной хрипотцой спросил:
-Итак, что же привело молодых людей в данное заведение?
Преодолевая остатки робости, адвокат Русаков, мягким, но уже уверенным голосом ответил:
-Вот это и привело – Одновременно он подл мне несколько документов.
Я взял их в руки и начал читать. Это была копия искового заявления, поданного мне на прошлом приеме той колоритной парочкой «Раневских», как мы уже в шутку назвали их в моём окружении, в которое входили два секретаря и три народных заседателя.










9


-Я понимаю, что копия искового материала, предназначенного для вашей стороны, могла быть вручена вам в тот же день, когда её выдал суд истцу.-
Сказал я. – Уж слишком активной оказалась противоположная вам сторона. Но, учитывая конфликтность и пикантность ситуации, мы решили ответчику послать иск, с приложенными к нему материалами отдельно, по почте, вместе с повесткой, где указано время и место предварительного слушания дела или, как говорят, собеседования. Как получилось, что копия иска оказалась у вас вместе с повесткой, на которой указана дата, которая наступит только через две недели?-
-Вы понимаете, Ваша честь, уже вступила в разговор сама ответчица Меняйло Оксана. Та самая черноволосая девушка. Для нас всех, а это я,
мой муж, ребенок и соседи подъезда, где я сейчас временно проживаю и оформляю документы по завещанию, появление этой гражданки со своим мужем, явилось полной неожиданностью. Да, просто шоком. Она пришла к нам на квартиру прямо из суда. Когда я открыла дверь и увидела перед собой это чудо, мне сделалось нехорошо. Когда - же, не стесняясь в выражениях, в том числе, употребляя нецензурную брань, эта женщина объяснила цель своего визита, мне совсем стало плохо. Благо, в этот момент с работы вернулся мой муж, который забрал по дороге из детского сада сына.
Его появление несколько сбавило напор и наглость этой женщины.
Тем более, что муж имеет рост метр девяносто пять сантиметров и вес почти сто килограммов. Он постоянно посещает спортивный клуб и вообще держит себя в хорошей спортивной форме. Так вот, только после его появления в квартире, эта мадам немного сбавила обороты, стала говорить внятным и почти нормальным языком. Но её, вдруг, аккуратно перебил её спутник. По-видимому, муж. Он просто вручил мне пакет документов, вместе с судебной повесткой, посоветовал ознакомиться с данными документами и явиться в суд, где во всём разберутся. После этого, он, с опаской поглядывая снизу вверх на моего мужа, взял за руку свою спутницу и быстро вывел её из квартиры. Закрывая дверь, он обернулся, посмотрел мне в глаза и тихо сказал:
- Простите, нас, пожалуйста. Прочтите бумаги, я советую найти хорошего адвоката, до встречи в суде.- После этого дверь захлопнулась. Нежданные гости быстро покинули подъезд. Это я уже увидела из окна квартиры.








10


Они пешком направились в сторону остановки и вскоре пропали из вида.
После их ухода, мы с мужем несколько раз прочитали исковое заявление, по которому выходило, что на квартиру, которую мне по завещанию оставил покойный дядя Саша. Ой, простите, гражданин Максимов Александр Константинович, претендует его родной сын-инвалид 2-й группы, который является наследником по закону, и ввиду своей нетрудоспособности, вправе претендовать на долю в данной квартире. Я повторюсь, для меня и для соседей, которые ещё помнили эту активную женщину- первую жену
покойного и его сыночка, по их словам настоящего бандита, посещение этой парочки явилось настоящим шоком. Затем, когда я пришла в себя, стала названивать знакомым подругам, да и просто друзьям.
Я понимала, что в одиночку мы с мужем с этой ситуацией не справимся.
Тем более, когда муж сел за компьютер, нашел там ссылки на законы, которые фигурировали в тексте иска, то мы окончательно расстроились. По закону, действительно выходило так, что не менее 2/3 квартиры должна была принадлежать сыну покойного, инвалиду 2 й группы. Правда, сынок давно уже потерял связь с отцом. Но Александр Константинович был очень интеллигентным, ответственным человеком. Когда он получил сообщение о том, что его родной сын стал инвалидом, то начал раз в квартал отсылать ему денежные переводы в размере 50 тысяч рублей. Сам покойный уже несколько месяцев находился на пенсии. Но пенсия у него была приличной . Как-никак почетный профессор МГУ. Да ещё куча всяких регалий, открытий и т.п.
Оксана говорила неторопливо, спокойно и очень обстоятельно, я не решался прервать её рассказ. Обычно в такие моменты и при таком спокойном, несуетливом повествовании, люди не врут. Она продолжила:
- Я сама в Москве нахожусь уже более 10 лет. Тут много моих земляков. Кому-то очень повезло. Он нашёл хорошую работу, женился, создал семью и т.п. Короче, всё у него в порядке. У кого-то не сложилось. И с работой не пошло, и с семьёй не вышло. На Украине сейчас тяжело, постоянные политические баталии, а мне хотелось нормально работать, создать семью, ну и жить по-человечески.-
Тут я не был согласен с ней. На этот счёт у меня было своё мнение. Кроме того, я по роду деятельности, сталкивался с ситуациями, когда именно с Украины, приезжали молодые девушки, задачей которых было нахождение себе москвича с пропиской, совершали порой противоправные деяния.





11


Мужчина-москвич, должен быть разведенным, живущий без семьи, в своей жилой площади. Дальнейшая судьба, у каждой такой девицы, складывалась по-разному. Кто-то умудрялся женить на себе такого мужчину, кто-то заключал договоры с престарелыми людьми о пожизненном содержании. Ну, а кто и фиктивный брак заключал. В суде таких дел было немало. Встречались различные ситуации, но всех их объединяло одно: приехавшая с Украины молодая особа вскоре становилась полноправной москвичкой. Но появляющиеся родственники, или сами мужчины, опомнившись, нередко оспаривали заключенные ими же самими юридические документы, в которых подтверждалось и право на супружество и право на владение и распоряжение той или иной собственностью. Такие дела находились и у меня в производстве. Волей не волей, но и у меня сложилось определённое и неоднозначное отношение к таким процессам. Но почему-то сейчас, сидя в кабинете и слушая рассказ этой молодой девушки, у меня не было чувства недоверия к её словам.
Я вынужден был прервать её рассказ, потому, что поджимало время, продолжался прием граждан, и я начал выбиваться из привычного графика. Кроме того, всё чаще в кабинет стала заходить под различными предлогами, мой секретарь Марина. Она испепеляющим взглядом (а ей, как я уже говорил, было тогда всего 19 лет), уничтожала моих посетелей. Секретарь подсовывала какие-то бумаги мне на подпись, утверждая, что это очень срочно, то вдруг врывалась в кабинет и начинала искать различные материалы или ворошить в свежей почте письма, поступившие из различных инстанций.
Словом, она делала те мелкие и нелепые глупости, которые совершают молодые женщины, считающие, что с их шефом можно общаться только в их непосредственном присутствии, да и то, не долго.
Тут, неожиданно в разговор вступила адвокат Русаков. Он , немного покраснев, преодолевая свою робость, спросил:
-Ваша честь, мы бы попросили Вас дослушать до конца рассказ Оксаны, а то при первом предварительном заседании, я боюсь, что этого не получится. Истица просто не позволит спокойно давать объяснения, а устроит, или скандал, или какую ни будь провокацию. Послушайте, пожалуйста, нас еще пять минут, мы постараемся уложиться в это время.-







12

Сам же адвокат Русаков, обращаясь к своей доверительнице, довольно твердым, уверенным голосом сказала:
-Оксана, расскажи судье с самого начала, как ты оказалась в этой квартире, почему именно тебе покойный оставил завещание.
Я посмотрел на часы, прикинув, что ещё есть немного времени и кивнул Оксане головой, разрешая продолжить рассказ.
-Простите меня - немного оробев, проговорила ответчица – Я должна была с самого начала рассказать именно об этом. Итак, как я уже говорила 10 лет назад, после окончания школы я приехала в Москву и поступила в педагогический колледж. В тот год была ещё госпрограмма по обмену абитуриентами и студентами. И мы, выпускники Харьковских школ, окончившие учебное заведение с золотой медалью, имели право выбрать любой Вуз страны, куда зачислялись без экзаменов. Но была еще одна возможность – это продолжить обучение в России, только в средне-специальном учебном заведении.
И обязательно сдать вступительные экзамены. Я, и несколько моих подруг очень хотели продолжить обучение именно в Москве. Получить настоящее образование и если повезёт, навсегда остаться здесь. Тем более, что здесь проживала уже давно моя родня, а брат Павел заканчивал юридический факультет МГУ.
Так и вышло. Вначале я без труда поступила в педагогический колледж.
Училась на вечернем факультете. А днем работала в одном из кафе в центре столицы. Там и познакомилась с будущим мужем. Он работал в кафе водителем днём, а вечером подрабатывал простым вышибалой.-
При этих словах я, как и все присутствующие в кабинете невольно бросили свои взгляды на мужа Оксаны. Он, что-то промычал невнятное, тоже
покраснел, но затем поднял глаза, и, глядя на меня, развел в стороны свои ручищи, и пробасил:
-Ну а что, товарищ судья, жить как-то надо, а заработков едва хватало, чтобы платить за комнату, отсылать деньги домой в деревню на Смоленщину, да ещё более, менее нормально питаться, да заниматься спортом.-
После столь блистательной речи он виновато опустил голову, как школьник младших классов, которого учитель застал в школьном туалете, с сигаретой в зубах.
-Успокойтесь - Еле сдерживая улыбку, спокойно сказал я – Вас никто ни в чём не обвиняет - Вышибала, значит, вышибала.-
Тут уж не сдержались все присутствующие, и дружный хохот разнёсся по всему кабинету.









13


Немедленно вошла секретарь Марина, невероятно строго сморщив свой лоб, и в очередной раз, окинув всех грозным взглядом, выпалила:
-Сергей Викторович, вас срочно просит позвонить судья Михаилов. Он велел передать, чтобы вы бы лучше даже не звонили, а быстрее зашли к нему. Там что-то по вашему предыдущему делу, которое отменил Мосгорсуд. Секретарь тут же удалилась, всем своим видом выразив предельное недовольство сложившейся в кабинете обстановкой.
Я наизусть знал все её уловки, понимая, что мне никто срочно не звонил, тем более в приёмные часы и поэтому попросил ответчицу Оксану продолжить рассказ, только быстрее.
Она тоже поняла меня и быстро заговорила:
-Так вот, я уже через три месяца влюбилась в этого долговязого парня. Он ответил мне взаимностью.
Не смотря на то, что приехал из провинции, из глухой деревни, он очень красиво ухаживал за мной почти полгода. А ещё через полгода мы поженились. Остро встал вопрос со съемом жилья. По нашим доходам мы могли себе позволить только комнату в коммуналке. Я начала просматривать газету «Из рук в руки» и вдруг наткнулась на объявление,
о том, что пожилой мужчина, страдающий серьезным недугом, ищет в помощники по хозяйству, молодую семью со славянской внешностью. Готов предоставить постоянное проживание в отдельной комнате большой трехкомнатной квартиры. Все подробности по телефону. Я тут же бросилась звонить по указанному в газете номеру телефона. Так, я впервые познакомилась с Александром Константиновичем. Он обстоятельно расспросил и обо мне и о муже, прежде чем сообщил свой адрес. В тот же вечер мы уже были у него на квартире. Это оказался совсем ещё не старый, как я раньше думала, а пожилой, лет шестидесяти мужчина. К тому же, как я уже говорила, профессор. Но, вот буквально за год, его подкосила страшная болезнь. Молодая супруга, которая была младше профессора на двадцать лет, как и большинство студенток, вышедших замуж за профессоров, через неделю после того, как его доставили из больницы домой, подала на развод.
Он неоднократно пытался нанимать различных сиделок, но ничего путного из этого не выходило. Месяц, полтора они держались, но затем все покидали его, не в силах выносить действительно трудную, и специфическую работу.







14


Ухаживать за тяжело больным стариком, к тому же парализованным на обе ноги. А это значит не просто давать ему лекарства во время. Убирать квартиру. Готовить обед, но и доставлять, простите его в туалет, а то и нередко просто менять подгузники. Вот разного рода сиделки не выдерживали и уходили от него.
Но мы с Иваном трудностей не боялись. Тем более, что за уход за собой он бесплатно выделил нам большую изолированную комнату, да ещё подбрасывал денег, якобы для себя, для усиленного питания, особенно по праздникам. За все лекарства платил тоже он. Так мы прожили около шести лет, я стала гражданкой РФ, ну и сам понимаете, пришло время подумать о материнстве. Когда муж и профессор узнали, что я беременна, не знаю, кто из них больше радовался. В связи с моим интересным положением уход за больным продолжался на том же уровне. Да мы фактически давно жили одной семьёй. Он даже называл нас так: меня дочка, а Ивана сынок, или как в детском кино-сказке – Иван - крестьянский сын. Очень уж ему нравилась эта присказка. Когда родился мальчик, мы его назвали Романом. Но, не задолго, до этого, как-то вечером хозяин позвал нас с Иваном в комнату и торжественно объявил, что принял очень важное решение. Оно заключалось в том, что он хочет составить завещание на квартиру и всё своё имущество на нас с Иваном, поскольку считает, что мы его настоящие и единственные родственники на земле. С родным сыном он уже давно всё решил. Как именно профессор не объяснял, поэтому он хочет оставить квартиру нам.
Мы конечно, для порядка отнекивались, возмущались. Но на деле все уже давно понимали, что действительно, за все эти годы, которые мы жили и ухаживали за тяжело больным стариком, имеем моральное право на наследство. Буквально на следующий день прибыл нотариус, составил завещание, поздравил нас и удалился.
А ещё через месяц родился мой сын Роман. Но это никак не отразилось на отношении к профессору. За ним продолжался такой же уход, как и был прежде. Мне, правда, пришлось уйти с работы на время декретного отпуска, зато стало больше времени уделяться домашнему хозяйству. Так прошло еще три года.
Сын подрос и называл профессора дедушкой, а мы решили не говорить ему, что это не его родной дед. Сам старик был очень рад этому. Он очень любил моего сына Романа. Всё шло своим чередом, Но болезнь, вдруг неожиданно обострилась. У больного произошел второй приступ инсульта. Профессора увезли на скорой в Институт Склифосовского. Но каково же было моё удивление и непередаваемый ужас, когда нам под утро сообщили, что у






15

Александра Константиновича произошло кровоизлияние в мозг, и он скончался. Горю нашему не было предела. Мы потеряли действительно родного человека. На его похороны собралось столько народа: и с работы,
и с подъезда дома, и бывшие его ученики приехали.
Но основные хлопоты по ритуальным делам взяли на себя, конечно, мы с мужем. Правда, нам оказали определённую помощь его бывшие коллеги и ученики. Но всё это было совсем незначительно. А какие сейчас цены вы сами знаете. Да и понятно, прошло столько времени, как он отошёл от активной творческой и научной жизни. Бывшая его супруга и её сынок даже не прислали открытки с соболезнованиями.
Я не замедлил задать профессиональный вопрос:
-Документы на ритуальные услуги вы сохранили?-
-Да, конечно - неожиданно вступила в разговор адвокат Русаков - и не только эти документы, но и все платежки по различным расходам -
Тут я вынужден был тактично прервать его:
-Позже расскажите в судебном заседании, всё подробно и документы приобщите, какие понадобятся. А сейчас давайте закругляться.
- Да, в принципе и нечего больше особенного добавить -заканчивала своё повествование Оксана. Мы продолжали жить в квартире, получили свидетельство о смерти дяди Саши. Потом пошли к нотариусу и написали заявление об открытии наследственного дела по завещанию. В течение нескольких месяцев я собирала по запросам нотариуса необходимые справки. И вот, когда до истечения полугода остаётся две недели, приходит эта ненормальная парочка и суёт вот этот пакет с копиями документов. Ну и как я уже говорила, мы были вынуждены обратиться за адвокатской помощью. Благо, к этому времени братишка Пашка, она кивнула в сторону Русакова, уже полгода работал в Москве адвокатом и с радостью согласился помочь нам в этом деле.
-Так, мне всё понятно, в общих чертах - сказал я, вставая со своего кресла. Посетители тоже встали.
Обращаясь к адвокату , я сказал:
- Вам необходимо к судебному заседанию внимательно ознакомиться ещё не один раз с доводами истцов, проштудировать всю судебную практику по таким делам, ну и конечно, предоставить отзыв или письменное возражение на иск. Можете приобщать различные документы, относящиеся к делу.
Только чтобы они касались предмета иска.-






16


Адвокат улыбнулся и вновь немного покраснел, мне показалось, что он хочет что-то сказать. Я, так прямо и спросил:
-Вы желаете что-то добавить?
-Павел, ещё больше покраснев, тихим, но твёрдым голосом
ответил: - Нет, Ваша честь, нам всё ясно, просто вы с нами так себя ведёте, будто школьный учитель с нерадивыми учениками. Всё так подробно излагаете. Я это встречаю у судей впервые.
-Я просто хочу, чтобы мы напрасно время не теряли и не откладывали дело по пустякам, а сразу бы принялись за его рассмотрение по существу. Кроме того, я предупреждаю, что противник у вас серьёзный. Я не имею в виду так называемую госпожу «Раневскую» Она всего лишь шумная декорация. А, вот её невзрачный муж - серьезный противник и ему можно активно противостоять, только имея достаточные и убедительные доказательства.-
-Понятно - почти прошептала адвокат Русаков.
-Всё, мы уходим Ваша честь, а то ваш секретарь, чего ни будь, устроит – с хитрой улыбкой проговорила Оксана и, попрощавшись, первая вышла из кабинета. Простившись с другими, я на какое то время хотел остаться один.
Но тут же вошла секретарь Марина, заметно повеселевшая. Она спросила можно - ли приглашать следующего посетителя. Я попросил сделать это через 10 минут.
Остаток приема прошёл буднично, время пролетело, как всегда быстро. Наступил обеденный перерыв. Во время обеда, проходившего в кафе, рядом со зданием суда, я увидел коллегу, судью Михаилова, и спросил его:
-Ты искал меня Владимир во время приема?
-Нет, не искал. У меня было слушание серьезного дела по убийству и ряду грабежей. Мы работали, не поднимая головы. Вот объявили на полчаса перерыв и снова в бой. А, что такое, почему ты вдруг спросил об этом?-
-Да, нет, извини, ничего такого, просто кто-то говорил, что ты меня срочно ищешь, вот я и спросил.-
-Нет, нет, никого я не искал, не до этого сейчас –
Он ускоренно стал работать вилкой, нагоняя, упущенное за трапезой время на пустой разговор со мной.
Я понял, что секретарь Марина, мягко говоря, слукавила. За ней, я это замечал уже не в первый раз.
–Ладно, подумал я в начале обеда, нужно будет устроить ей не большую профилактическую работу-







17


Но когда сытый и расслабленный я вышел на улицу, где во всю бушевало лето, я решил никого сегодня не наказывать, и нагоняев не устраивать. Тем более, что после 18 00 я покину здание суда, а она и еще несколько таких же секретарей, останутся работать часов до девяти вечера.
Немного походив по дворам в одиночестве, я твердой походкой пошел на своё рабочее место. Мне предстояло ещё провести два процесса о лишении родительских прав, судебное заседание о возмещении ущерба, и взыскании долга по договору займа. Так, что расслабляться было ещё рановато.
Спустя три недели, снова на приеме населения, ровно в 11 часов секретарь доложила мне, что в коридоре находится та, интересная парочка из Курска, а на улице она видела, как в автомобиле Жигули пятой модели сидит в полном составе, другая сторона. Я признаться, не сразу понял, о чем речь. Какая парочка? Какие Жигули? За прошедшие три недели было столько событий, заслушано столько серьёзных и старых дел, что ни на, что другое, просто не было времени.
Так, что не успеть посмотреть совсем свежее дело, не запомнив ни одной фамилии и его участников, было вполне нормальным состоянием.
Только когда мне Марина нашла нужные материалы, когда напомнила в общих чертах о странных посетителях из г. Курска, я понял, о чем идёт речь.
А когда быстро прочитал иск, то всё окончательно вспомнил.
- Ты говоришь, что обе стороны явились? - спросил я секретаря.
-Ну да. Обе. Только молодые ответчики находились на улице, еще минут 10 назад-
-Тогда приглашай их всех сюда-
-Мне на улицу за ответчиками спускаться?- выразила своё лёгкое недовольство секретарь.
- Ничего страшного, спустись, это даже лучше, что они зайдут сюда чуть позже, чем истцы. Заявители уже успеют расположиться, успокоиться и…-
Закончить фразу мне не удалось, поскольку дверь в кабинет широко распахнулась и безо всяких церемоний ко мне вошли: сначала та самая дама, которую мы тут уже называли, « госпожа Раневская». Это была прежняя Маргарита Андреевна. Она, моментально заняла собой всё пространство моего кабинета, хотя он был не маленьким.
Я пожалел, что решил проводить сегодня прием не в зале, как в прошлый раз, а в своём кабинете.






18


За ней проследовал супруг, всё также нерешительно переминаясь с ноги на ногу, держа в одной руке свою кепку, а в другой портфель.
Они в один голос поприветствовали меня, я поздоровался в ответ и предложил присесть на расположенные стулья около стола.
Не успели они, как следует расположиться на своих местах, как в кабинет секретарь ввела ещё троих посетителей. Это были ответчица Оксана, её высокий супруг Иван и адвокат Павел Русаков. Он был в легких,импортных, видимо дорогих брюках и таких же легких фирменных, светлых, летних ботинках.
Оксана оделась проще. На ней была летняя кофточка с небольшим вырезом, и обтянутая юбка темно-синего цвета. - Всё бы ничего, подумал я, но вот юбка, хоть и не была слишком короткой, всё равно плотно облегала бедра молодой женщины.
- Наверняка этот факт будет предметом обсуждения и упрёков со стороны её противницы.- Мелькнула у меня тогда мысль. Так, оно в последствии и случилось.
Тем временем, началась обычная процедура предварительного заседания.
Я спросил у истцов, есть ли у них какие либо изменения, или дополнения к судебному иску?
- Нет, Ваша честь, мы полностью настаиваем на удовлетворении судом наших требований.- Отчеканил представитель.
Тогда я обратился к ответчикам:
А у вашей стороны имеются какие-либо возражения, ходатайства, предложения по поводу данного иска?
- Да, Ваша честь, - ответил мне адвокат,- Мы на данном этапе судебного заседания просим приобщить к делу наше письменное возражение на иск. Там целиком отражена наша позиция, мы не признаём данные исковые требования в полном объеме, и просим также приобщить к делу ряд письменных доказательств, подтверждающих наши возражения. -
Русаков вручил мне несколько письменных документов, а также выдал представителю ответчика их копии, как и положено по закону.









19


Я быстро прочёл возражения ответчиков. Бегло перелистал другие документы, в основном, это были справки из поликлиники,ЖЭКА, чеки на приобретенные продукты питания, документы , подтверждающие , что ритуальные услуги, связанные с покойным, оплачивала Оксана. Представлены были и различные фотографии, на которых было изображено, как в теплом семейном кругу, в своей квартире сидел на диване покойный наследодатель вместе Оксаной, её мужем, их ребенком и другие изображения, где фигурировали те же лица. На фото все улыбались. Никаких подозрений, в том, что изображенные на фотографиях люди находятся в неприязненных отношениях, или, испытывают друг к другу враждебные чувства, у меня не возникло. Наоборот, с фотографий веяло теплом домашнего уюта и любящих друг - друга людей.
Я взглянул на противоположную сторону. Там картина была другая. Рассматривая документы и фотографии, Маргарита Андреевна еле сдерживала себя, чтобы не разразиться бурными и неприличными ругательствами.
Это было слышно по её недовольному и раздражённому нашептыванию. Она комментировала каждый документ, хмурилась, лицо её перекашивала гримаса недовольства и брезгливости. Но пока у неё хватало сил сдерживать себя. Зато бедный её супруг, давно уже просмотревший все представленные документы, был вынужден терпеливо и молча выслушивать её комментарии, нашёптываемые в правое ухо.
Видимо, поэтому создалось такое впечатление, да и не только у меня, что постепенно это правое ухо Дымова Алексея Гавриловича, сначала покраснело, затем посинело и увеличилось в размерах, примерно в полтора раза. Окончив осмотр документов, говорить начала Маргарита Андреевна:
- Мы выражаем протест против этого наглого поведения и лжи… -
-Подождите, перебил я говорящую,- здесь, сейчас, не выражают никаких протестов, просто выскажите свою позицию, по поводу приобщения к делу данных документов.
-Естественно мы категорически против этих подделок, всё здесь ложь и не может быть приобщено к нашему делу.-










20


Я опять вынужден был прервать горячее выступление представителя истца и сказал:
- Суд считает возможным приобщить представленные ответчиком материалы к делу, поскольку находит их относящимися к предмету спора-
- Тогда я заявляю Вам протест - Уже довольно громко закричала «мадам Раневская»- и хотя, супруг вцепившись в её руку, пытался успокоить жену, ничего не вышло, мадам понесло дальше:
– Я что, не вижу, как эта наглая хохлушка- тут она указала пальцем, прямо на юбку Оксаны, – Пытается соблазнить вас своими прелестями. –
Дальше она перешла на оскорбления самой ответчицы:
-Сначала соблазнила старика, отняла у него квартиру, теперь, вот судью хочешь к рукам прибрать, вот, тебе, выкуси. –
Тут Маргарита Андреевна показала известную комбинацию из трёх пальцев руки.
Затем она вновь обернулась ко мне и хотела продолжить своё выступление, но не успела. Сзади на неё набросился её маленький супруг и завизжал тонким голоском, почему- то тоже в правое ухо :
-Рита, сейчас же прекрати, опомнись и успокойся.-
Невероятно, но этот крик подействовал на потерявшую контроль над собой особу. Она как-то сразу обмякла, на лице её выступила испарина.
Тут же она плюхнулась всей своей массой на стул, который жалобно заскрипел, хотя мебель была совершенно новая, и замолчала.
Несколько секунд стояла абсолютная тишина. Было слышно, как за окном продолжают веселиться и чирикать неугомонные птахи.
-Воды, дайте мне воды - жалобным голосом нарушила тишину мадам.
-А ты, любимый – обратилась она к мужу с особым выражением, понятным только им двоим, накапай мне валерьянки.- Делайте что угодно. Если я тут умру, виноваты будете все – Закончила она выступление, и театральным жестом положив руки на грудь, замолчала, наконец.
Супруг моментально, видимо хорошо отработанными движениями, налил воды в свой маленький стаканчик из стоящего на подоконнике графина, затем, не понятно, откуда, также быстро накапал туда приличную дозу валерьяновых капель и подал супруге. Та, величаво, с движением, изображающим и страдания, и боль и горечь одновременно, проглотила содержимое и также с шумом, сопровождающим глубокий выдох, напоминавший выдох, после выпитого стакана водки, закрыла глаза, откинулась на сиденье стула и вновь замолчала.




21


Находящиеся в кабинете люди, в том числе и я, постепенно приходили
в себя, после происшедшего и увиденного здесь.
Каждый испытывал целую гамму впечатлений. Это было видно по лицам.
Но у всех, безусловно, было общее чувство, что серьёзно, это воспринимать нельзя. Нельзя оставить без внимания, но и что-то предпринимать немедленно, тоже не было никакого желания.
Разрядил обстановку и помог выйти из щекотливого положения адвокат Дымов А.Г. Он являлся не просто супругом разбушевавшейся женщины, но и официальным представителем истца и имел полное право высказать свою точку зрения относительно происшедшего, и по поводу иска в целом. И он её высказал, довольно твердым, уверенным и хорошо поставленным голосом:
- Уважаемый суд, уважаемые присутствующие здесь участники процесса, для начала примите мои глубокие и искренние извинения за поведение Маргариты Андреевны. Это всё её глубоко ранимый характер. Поверьте, она будет очень сожалеть о происшедшем. –
Он на секунду умолк. Все посмотрели в сторону его супруги. Та всё также сидела, откинувшись на спинку стула с закрытыми глазами. Ровное и глубокое дыхание говорило о том, что она спит.
-Не удивляйтесь господа, что она уснула, - неожиданно продолжил адвокат.
Это всегда происходит после таких приступов, какой случился с ней сегодня.
Я отговаривал её, и вчера, и сегодня утром от посещения суда. Убеждал, что это не судебное заседание, на нем не будут выступления сторон, тем более не будет принято никакого судебного решения. Но всё было напрасно. Она непременно хотела увидеть вас Оксана - тут он обернулся к девушке, поклонился ей и проложил – Я бы хотел попросить у вас особое прощение за безобразное поведение жены.- Оксана молчала. А Дымов продолжил:
-Я как представитель истца, а истцом, как известно, является сын Маргариты Андреевны, официально заявляю, что у нашей стороны нет никаких возражений против приобщения к материалам дела представленных стороной ответчика документов и других доказательств, но поскольку речь всё-таки зашла и о сути самого спора, позвольте ваша честь заявить ходатайство по существу –







22

Спокойная, монотонная, тактичная речь представителя истца успокоила всех присутствующих. Я сам почувствовал, что, возникшее, было возмущение, исчезло. Глядя на посветлевшие лица других, я понял, что они тоже пришли в нормальное состояние. Тогда я сказал:
- Да, пожалуйста, можете озвучить ваше ходатайство-
Дымов немного помялся, затем, собравшись, вновь заговорил уже совершенно спокойным и тихим голосом:
-Поскольку здесь сейчас собрались в основном опытные юристы,
Знакомые и с предметом, и основанием иска, а также знающие судебную практику по таким делам – Тут Дымов перевел взгляд на адвоката Русакова, и буквально впившись в него взглядом, продолжил - Поэтому моё ходатайство будет весьма коротким. Я прошу сторону ответчика пойти истцам на встречу, и не тратить напрасно время суда, а заключить мировое соглашение. Выхода иного у вас просто нет.- Он говорил, уже напрямую обращаясь к адвокату. Дымов уверенно продолжал:
- Никаких шансов по закону противостоять нашему исковому требованию, нет. Мы только обозначили долю, которая предписывает нам наследственное право. А, вот как безболезненно эту долю получить истцу, зависит от стороны ответчика.
-Я предлагаю - с этими словами он обернулся ко мне:
- Ваша честь, чтобы не тратить ваше драгоценное время, мы сейчас с ответчиками либо в коридоре, либо на улице обсудим стоимость нашей законной доли, порядок и сроки получения денежной компенсации. Вот и всё моё ходатайство.-
Адвокат Дымов, видимо довольный своим выступлением сел на стул, бросил беглый взгляд на всё ещё спящую жену, достал из кармана носовой платок, вытер им немного вспотевший лоб, и приготовился слушать ответ на своё предложение.
Я посмотрел в сторону ответчиков. Те, вплотную приблизились друг к другу, несколько секунд пошептались и тут, встает адвокат Русаков и, обращаясь ко мне, произносит твёрдо и уверенно:
-Ваша честь, мы вручили и Вам и истцам наши возражения на иск. Повторяю, мы его не признаём в полном объеме. Никаких мировых соглашений мы также обсуждать не будем. Если бы не извинения адвоката, которые он принес от лица своей неадекватной супруги, моя доверительница была настроена подать на нее заявление в суд в порядке частного обвинения, за нанесенные оскорбления. –





23

Тут адвокат сделал небольшую паузу, и, повернувшись к Дымову, уже менее уверенным голосом сказал:
-Вас мы убедительно просим, либо оградить нас от своей супруги вообще, поскольку именно вы имеете и доверенность и ордер на ведение дела от доверителя, либо довольно серьёзно её предупредить, о том, что такие выступления, больше мы не намерены оставлять без внимания и должного реагирования.-
И не дожидаясь, что собирается сказать Дымов, Павел опять повернулась ко мне, и уже тихим, голосом попросил:
-Ваша честь если вы считаете, до судебную подготовку достаточной, то назначьте нам, пожалуйста, конкретное время для слушания дела по существу, дайте моему доверителю Ивану повестку, и мы удалимся до следующего заседания. У меня всё Ваша честь-
-Ваша позиция суду понятна - сказал я, хотя на самом деле думал, что Русаков заговорит о мировом соглашении. Я пока не понимал как он,
и её подопечные будут противостоять законным требованиям стороны истца.
Тут уж не выдержал и тактичный, и интеллигентный Дымов, он тоже ожидал, что развязка близка и, что ответчики пойдут на мировую. Но, услышав речь адвоката Русакова, он как-то сгорбился, а затем, когда Павел закончил,
повернулся в его сторону и неожиданно, подражая манере, своей супруги прошипел:
- Зря ты парнишка в кувшин лезешь? Читай хорошо закон, У Вас нет никаких шансов. Время работает не на Вас, а на нас. Теперь мы будем вынуждены пересмотреть своё первоначальное предложение по цене. Это, во-первых,
А во-вторых,- тут он хитровато прищурился и, похлопав по своему пухлому портфелю, продолжил:
- Здесь достаточно собрано материалов в отношении твоей подопечной, чтобы возбудить дело и упрятать её в тюрьму по мошенническим делам, связанным с квартирами в Москве и других регионах страны. Я всячески уговаривал Маргариту Андреевну этого не делать, но теперь, видимо придётся.-
-Давайте повестку Ваша честь, назначайте дату слушания дела, может быть к этому моменту, ответчицу доставят в зал суда уже под конвоем –
Он как-то своеобразно захихикал, как школьник, которому удалось положить кнопку на стул учителя.








24


Видя, что обстановка вновь накаляется, достаточно было взглянуть на побледневшую Оксану и совсем растерявшегося Павла, я быстро и довольно проворно пресек все дальнейшие действия сторон и почти закричал:
-Все, на сегодня довольно, стороны сядьте на место и записывайте дату слушания дела. –
Я поскорее открыл журнал, выбрал какое-то время, уже занятое другим процессом и назвал дату, она выходила ровно через три недели. Если бы я назначил слушание позже, то, во-первых, нарушил бы сроки рассмотрения дел в суде и мог нарваться по этому поводу на жалобу истцов.
А, то, что они были способны на это, я уже не сомневался.
Дальше быстро были решены все технические вопросы, связанные с вручением повесток и росписями в протоколе. После чего сторона ответчиков, вышла из кабинета, возглавляемая высоким, молчаливым Иваном, единственным человеком, который не произнес ни единого слова на протяжении всего собеседования.
Когда они удалились, адвокат Дымов вновь стал улыбаться и пошел будить свою супругу. К моему удивлению, сделал он это очень быстро. Всего лишь сунул ей под нос открытый флакон с нашатырным спиртом. Маргарита Андреевна моментально пришла в себя, и как ни в чём не бывало, поднялась
со стула. Затем, повернувшись в мою сторону, буркнула что-то типа-
до свидания. После этого она, ведомая под ручку мужем, удалилась из зала.
Суд должен быть беспристрастным, конечно должен. Только не смотря на согласие с этим убеждением, отношение к этой колоритной парочке, у меня изменилось далеко не в лучшую сторону. Особенно, как ни странно, это больше касалось адвоката Дымова. Я интуитивно почувствовал, что с ним надо быть очень осторожным. Что, именно от него исходит какая-то непонятная, скрытая угроза. Насколько это предчувствие было верным, стало ясно впоследствии.















25



ГЛАВА Ш



На судебный прием, который проходил на следующей неделе в понедельник, после обеда, одними из первых посетителей появились уже хорошо знакомые мне молодые люди. Это были всё те же: Оксана Меняйло со своим ад6вокатом братом - Павлом Русаковым. Прием в тот день проходил относительно спокойно, народу было не много. Поэтому, когда в зал вошли ребята, я очень обрадовался, как будто увидел давних и хороших знакомых.
У них было тоже приподнятое летнее настроение, как и положено в теплый солнечный денек. Лето в этом году выдалось удачным во многих отношениях. Июнь, по крайней мере, стоял теплым, не знойным, влага тоже была на уровне. Так, что народ наслаждался летним теплом. В Москве стало немного свободней, после отъезда армии дачников и выпускников школ и Вузов. Работа в судах, была менее напряженной, чем осенью и весной, но
всё равно, как и прежде, не давала возможности расслабиться, поскольку была ответственной и большой по объему. Тем не менее, судьям удавалось продлить минут на 15-20 свой обед. Побродить по ближайшим скверам или посидеть в тени деревьев в маленьких двориках старых пятиэтажных построек, среди которых затерялось и само здание суда.
Итак, в просторный судебный зал вошли уже хорошо знакомые мне девчата.
Мы поприветствовали друг друга, они сначала расселись на передние скамеечки, напротив судейского кресла, за которым я восседал. Но, поняв, что мне будет намного удобнее и приятнее сидеть поближе к этим двум девицам, я вышел, выбрался из своего гнезда и пересел за стол прокурора,
А им предложил взять стулья и расположиться рядом.
-Ну что, как у вас продвигаются дела? - спросил я с лёгкой улыбкой,
нашли аргументы против своих соперников?-
-Дела, конечно, идут не очень - первой отозвалась Оксана.
-Действительно, кроме как полностью лишить истца наследства, по основаниям, указанным в законе, ничего другого нет.- добавил адвокат.
- А при каком же условии его можно лишить наследства? – спросил я Павла? – заранее, зная ответ.




26

-Если в суде будет доказано, что наследник при жизни осуществлял противоправные действия в отношении наследодателя - отчеканил адвокат.
-Правильно, а если этого события не было?- вновь спросил я.
-Было такое - вмешалась в разговор ответчица Меняйло Оксана.
-Некоторые соседки и бабушки из соседнего подъезда помнят, как ещё в те года, когда сынок, будучи совсем молодым парнем, устраивал пьянки, в доме профессора. Однажды, даже кто-то вызывал наряд милиции, чтобы утихомирить распаявшуюся молодежь.-
- Всё это понятно, всё это могло быть, я не сомневаюсь. Но пойдут ли соседки в суд, дадут ли четкие, правильные показания по этим фактам?-
-Не знаю, опустила голову Оксана, сначала вроде все были настроены
по-боевому, но как только узнали, что в суде будет присутствовать эта мадам «Раневская», тут же поникли. Может, и придут две бабули, да что они толкового могут сказать?.-
-Хорошо, что ты это понимаешь, перейдя незаметно, на – ты, - сказал я.
Тут будет маловато одних только показаний свидетелей, в таких делах главным козырем обычно являются либо уголовные дела, ну, в крайнем случае, материалы об отказе в возбуждении уголовного дела.
-Именно за этим мы и пришли,- сказал
адвокат Павел. Я уже подготовил проекты запросов в ОВД по прежнему месту жительства истца, а также запросы на характеристики по его месту жительства и прежней работы. Мы узнали, что сын работал учителем труда,
в школе, которая находится, совсем рядом с домом покойного.
-Работал учителем труда в школе? – Не смог удержать я своего удивления, вот это да. Я то думал, что это обыкновенный хулиган-.
-Мы так тоже думали - подхватила Оксана, но выходит, ошиблись.
Он даже закончил три курса Московского педагогического института,
Но, потом там произошла какая-то история с пьяной дракой с преподавателями, и он был отчислен. После чего работал в разных местах,
в том числе и в школе – учителем или кем-то ещё, и давал там уроки труда.
Нужно бы узнать на каком основании его туда оформили без диплома и т.д.-
-К сожалению, Оксана, я вынужден вас разочаровать – Я опять перешел на Вы. Этот факт не имеет абсолютно никакого значения для нашего дела.-
-Почему?- разочарованно спросила она.
А, Павел, тем временем радостным голосом воскликнул, обращаясь к своей доверительнице:
- Ну, что, я тебе говорил? это никак не отразится на нашем деле, видишь, судья говорит то же самое.





27

Произнося этот монолог, Павел была очень довольна, тем, что оказалась правой в своих высказываниях.
-Понимаете Оксана, мы не расследуем уголовное дело,- Сказал я - мы не оцениваем правомочность руководителей, оформивших на работу в школу преподавателем студента. Этот вопрос вы вправе поставить перед прокурором. Но в нашем деле, закон уже чётко определил, что каким бы он не был плохим, если на момент открытия наследства является инвалидом, то его интересы как наследника, должны быть тоже учтены. Вот и всё.-
-Так что же выходит, что сын, который бросил своего отца в беде, ничем ему не помогал, а наоборот пользовался его помощью, после смерти родителя имеет право на наследство? То наследство, которое покойный своим решением фактически лишил сына, выдав завещание на другого человека. – Чуть, не плача, выплеснула свои эмоции Оксана.- Но ведь это же не справедливо-
-Выходит, что так. Закон есть закон – ничего лучшего не смог сказать я в тот момент. Мне, конечно, очень жаль, но я считаю, что уж, коли возникла такая ситуация, нужно, как можно выгодней для себя и для семьи найти вариант для заключения мирового соглашения.-
Наступила небольшая пауза, все трое глубоко вздохнули и тут вновь,
уверенным и твердым как стальная струна голосом,
заговорил адвокат Русаков:
-Знаете, Сергей Викторович, а мы, всё-таки попробуем побороться. Ведь не зря я столько литературы перелопатил, не зря столько передумал и, в конце концов, не напрасно же я написал столько запросов, которые вы обещали подписать.-
Он закончила свою блистательную речь, и невольно опустила свою голову.
-Ну, а вас, уважаемый адвокат Русаков- неожиданно для самого себя завелся я- мне понять не легко. Я, конечно, подпишу все подготовленные запросы, допрошу всех ваших свидетелей, удовлетворю все разумные ходатайства, если надо потяну немного время. Ну что это даст?-







28

-Я, повторяю, по делам такой категории, если речь идет о лишении наследника наследства в полном объеме, в связи с его противоправными действиями в отношении наследодателя, нужны серьёзнейшие доказательства таких действий. А ими могут стать только уголовное дело, вступивший в силу, обвинительный приговор суда, в крайнем случае -солидный материал об отказе в возбуждении уголовного дела, в совокупностью с другими, собранными по делу доказательствами.
Я готов, в силу закона, оказывать вам всяческое содействие в получении таких доказательств, но не более. А сейчас уважаемые, давайте ваши запросы, я их прочту и подпишу. –
С этими словами я поднялся из-за стола. Встали и молодые люди.
Я быстро пробежал глазами проекты поданных мне запросов. Составлены они были аргументировано, аккуратно и написаны в судейском стиле.
Я невольно улыбнулся, чувствуя, что разряжается внезапно возникшая обстановка, и, обращаясь к адвокату Русакову, спросил:
-У кого учились так грамотно составлять бумаги. Где подсмотрели образцы?-
На этот раз адвокат не изменился в лице, а жестким тоном, на который был способен, ответил, приподняв свою голову:
- Я окончил школу с золотой медалью, у меня красный диплом юриста, кроме того, у меня мама заслуженный педагог РФ, работает всю жизнь учителем русского языка и литературы. Так, что запросы я сумел подготовить самостоятельно, Ваша честь.-
-Вот и я говорю, молодец.-
Я быстро подписал все запросы, поставил печати и выдал первые экземпляры адвокату, а вторые приготовил положить в дело.


















29


ГЛАВА Ш


Настал день слушания дела. Я с утра немного нервничал. Это происходило не, потому, что дело было какой-то повышенной сложности.
Как раз, наоборот, таких дел было рассмотрено уже не мало. Спора как такового, здесь нет. Необходимо было только в установленном порядке провести процесс, дать возможность выступить каждой стороне по максимуму, приобщить все документы, может быть даже и чуть лишние. Вот и всё. Короче, нужно было набраться терпения и выдержать эмоциональную сторону судебного заседания. А она, как раз, была в данном случае далеко не проста.
Одно только присутствие представителей истцов уже невольно нервировало меня. Что уж тут говорить об остальных.
Процесс начался в точно назначенное время, и по началу всё шло довольно хорошо. Выступил представитель истца, адвокат Дымов.
Маргарита Андреевна отделалась, к удивлению, одной фразой:
-Иск поддерживаю. - И села на своё место.
Затем слово взяла представитель ответчиков, адвокат Русаков.
Он долго, детально и подробно рассказал о том, что всем и так было хорошо известно. Что первоначально в спорную квартиру вселился молодой ученый, кандидат наук. С женой Маргаритой и сыном Геннадием. Они прожили в квартире около пятнадцати лет. Жили по началу нормально, ничем не выделялись. Через несколько лет ученый стал доктором наук, а затем ему присвоили ученую степень профессор. И вот тут начались события, выходящие за рамки спокойной семейной жизни. Супруга Александра Константиновича бросила работу, хотя, где-то формально числилась уборщицей. Но, что самое интересное, она резко прекратила всякое общение, сначала с жителями подъезда, а затем и всего дома. Её, словно подменили. Она стала грубить соседям. Чего раньше не наблюдалось. Потом она стала выходить из дому под вечер, чтобы встречать мужа сначала на остановке автобуса, а затем стала уходить и на остановку подальше.
Всё чаще были слышны крики за стеной соседей, живших рядом с квартирой этой семьи. Тем временем, подрастал их сын Геннадий. Вначале это был воспитанный, прилежный мальчик.







30


Но когда он достиг возраста 16 лет, тоже резко изменился. Стал походить на настоящего хулигана, допоздна засиживался с компанией на пустыре, стал выпивать, попал на учет в детскую комнату милиции.
Обстановка в семье продолжала накаляться. Маргарита Андреевна несколько раз устраивала скандалы на вечерах и юбилеях, куда была приглашена с мужем по поводу торжеств, связанных с присвоением коллегам мужа ученых званий и степеней.
Вскоре, всем стала понятна причина такого поведения мадам «Раневской». Её уже тогда звали так, и в доме и в институте. Она страшно ревновала мужа ко всем женщинам. Особенно к его студенткам и аспиранткам. Частенько закатывала серьёзные скандалы, порой с рукоприкладством. Это касалось и мужа и той особы, которая попадала под подозрения Маргариты. Никакие меры, вплоть до помещения Маргариты в клинику неврозов, ни к чему не приводили, через определённое время всё повторялось снова. Профессор стал ходить в институт с плохо скрываемыми синяками. Стал дерганным, нервным. Это тоже сказалось на его работе. Но как ни странно, он продолжал терпеть все выходки жены, никогда и никому не жаловался на неё. У определённого круга его коллег и окружающих это вызывало восхищение. У других же – наоборот только удивление и полное не понимание. Как уже упоминалось ранее, сын Геннадий учился на третьем курсе педагогического института, когда попал в серьезную компанию, связанную со спекуляцией и даже валютными операциями. Отцу стоило невероятных усилий, чтобы сын не попал за решётку, а отделался лишь отчислением из вуза. Но вот тут-то и подходил конец общей совместной жизни семейства. Геннадий начал сильно пить, а затем, просто встав на сторону матери, позволял себе распускать руки в отношении отца.
-Сожалею Ваша честь, никаких данных ни в архивах ОВД и ЗИЦ УВД по данным эпизодам не сохранилось.- Видимо, в связи с отсутствием заявлений отца на сына - переведя дух и глубоко вздохнув, произнес адвокат.
Далее он продолжил. - Положение дел так дальше оставаться не могло, и Александр Константинович вскоре был вынужден просто подать на развод, Но поскольку противоположная сторона категорически разводу препятствовала, он ушел из семьи и снимал квартиру, где-то на окраине Москвы. Маргарита Андреевна предпринимала отчаянные попытки найти новое жильё мужа.






31


Пыталась следить за ним. Вот только через некоторое время напор её стал слабеть. И, всё потому, что у профессора действительно появилась другая женщина, сотрудница его кафедры, на много лет моложе его. Она оказалась не из робкого десятка и наоборот, пошла в наступление. Стала писать в различные инстанции и на Маргариту, и на её сына, который какое то
время, поработав в школе, был уволен и опять связался с бывшими друзьями.
Однажды, он был задержан на месте совершения, какого то преступления, связанного опять со спекуляцией в крупных размерах и ему грозил реальный срок. Только после этого Маргарита, умоляя мужа, просила помочь их сыну.
На этот раз профессор поставил жёсткие условия: во первых, немедленный развод, во вторых, освобождение квартиры и отъезд бывшей жены к себе на Родину в Курск. Та вынуждена была согласиться на это. Спустя два месяца она и её сын Геннадий, получивший условный срок наказания, убыли в Курск. А профессор с молодой женой вернулись в его квартиру.
Но счастливого брака не вышло и здесь. Сначала они жили нормально, профессор занимался наукой, продвигал по службе свою молодую супругу. Она тоже стала очень быстро кандидатом наук и вскоре начала работать над докторской диссертацией.
Однажды, профессору пришло приглашение на юбилей сына. Ему исполнялось 30 лет. Александр Константинович счел своим долгом принять это предложение и поехал в Курск на торжество. Его молодая супруга осталась дома одна, нисколько не препятствуя мужу в этой поездке.
На праздновании дня рождения, между сыном и отцом произошла
ссора, перешедшая в драку. Отец был сильно избит сыном и даже доставлен в больницу, где пролежал там несколько дней.
- Я протестую - Неожиданно с места закричала Маргарита.
- Где доказательства сказанного? – Возмутился и адвокат Дымов.
Адвокат Русаков, нисколько не смутившись, ответил, обращаясь к истцам:
-Доказательства будут представлены, о них расскажет свидетель, которого мы хотели допросить в зале суда. Она была соседкой покойного, находились с ним в добрых отношениях и-…
Но тут опять вмешался адвокат Дымов, который чуть ли не завизжал с места:
-Протестую, Ваша честь, это грубое нарушение закона. Мы ещё не знаем ни о каких свидетелях, не знаем, что они нам тут расскажут, а сторона ответчика уже ссылается на эти сомнительно полученные данные, как на доказательства.


32


- Я вынужден был согласиться с его доводами, сделал замечание Русакову, после чего он продолжил.
- Через 10 дней профессор вернулся домой весь подавленный, с ранами на теле. Вскоре эта поездка забылась, и казалось, что всё наладилось в жизни ученого. Так прошло около года. И тут случилась эта страшная болезнь, от которой профессор уже не смог подняться на ноги.
Молодая супруга вскоре оставила мужа. Он был вынужден искать сиделку, и нашел её в лице Оксаны и её мужа Ивана. Прожив с ними вместе несколько месяцев, он хорошо узнал этих людей. И как было сказано ранее в зале суда, его последняя воля была такова, чтобы завещать этой молодой семье всё своё имущество, которое принадлежало ему ко дню смерти.
Что касается его родного сына, инвалида 2 группы. То мы считаем, что он должен быть лишен своей доли в наследстве, поскольку во первых - инвалидность получил в пьяной драке. С этими словами, адвокат подошел к судейскому столу и протянул мне бумагу с бланком Курского Собеса, где было указано, что гражданин Максимов Геннадий Александрович 1960 г.рождения является инвалидом 2 группы в связи с ампутацией одной почки. В скобках было помечено, ампутация была проведена вследствие проникающего ранения длинным острым предметом, полученным в ходе пьяной драки.
Я зачитал этот документ, ответ на запрос адвоката Русакова в Заводской Райздравотдел г. Курска.
Как и ожидалось, истцы начали возмущаться, услышав прочитанное. Адвокат Дымов поднялся с места и дрожащим голосом проговорил:
-Ваша Честь, мы решительно протестуем против приобщения данного документа в материалы дела. Мы подвергаем сомнению каждое слово, написанное на этой бумаге и готовы представить, если это нужно суду полную историю болезни Геннадия, где нет ни слова о полученном ранении и тем более в драке. Это явно подделанный и купленный документ.
Я ,- продолжал он - даже не буду читать эту ложь и попрошу мои возражения занести в протокол судебного заседания. Наступила небольшая пауза.
Мне пришлось внимательно изучить документ. Он был выполнен на фирменном бланке, содержал сведения, которые были указаны в запросе адвоката, был подписан и заверен печатью.
-Суд на месте определил, приобщить данный документ к письменным материалам дела- Твёрдо произнёс я. Продолжаем, пожалуйста, что у вас ответчики ещё есть в наличии сегодня, какие ходатайства, какие документы?
- Да Ваша честь имеются - ответил адвокат Русаков. Мы просим, допросить соседку по лестничной площадке, на которой проживал покойный.





33

Это, Прохорова Мария Дмитриевна жительница квартиры 45.
Как известно у покойного была квартира № 46.
-Мы решительно возражаем и протестуем против этого, снова почти в один голос закричали истцы.
-Эти показания не имеют никакого правового значения для дела, Ваша честь- С каким то –затаённым и озлобленным голосом произнес свои возражения на этот раз Дымов.
-Тем не менее, суд удовлетворяет заявленное ходатайство, пригласите свидетельницу сюда.- Я уже тоже стал повышать голос и на угрожающий взгляд мышиных глаз Дымова, ответил не менее грозным , как мне казалось взглядом.
В зал вошла пожилая, аккуратно и модно, по-своему, одетая старушка. Она поклонилась суду, а затем и всем присутствующим.
Я традиционно предупредил её о даче заведомо ложных показаний, она расписалась у секретаря и вышла на кафедру, где выступают свидетели.
Я прекрасно знал, что Маргарита сейчас начнёт очередной концерт, может здесь устроить истерику, поэтому решил очень быстро сам поработать со свидетелем и, получив необходимые суду ответы, отпустить бедную старушку домой.
-Мария Дмитриевна - как можно ласковее начал я.
-Повернитесь, пожалуйста, к суду, и дайте ответ на такой вопрос:
– Вы давно знали покойного Александра Константиновича?
-Да, гражданин судья – ответила старушка дрожащим голосом. - Мы с Сашей, простите с Александром Константиновичем, ровесники, жили в этом доме с самого рождения. Я знала даже его родителей.
-Хорошо, прервал я старушку, чувствуя, что она хочет нам много чего рассказать о счастливом детстве, юности и т.д.
-Скажите, а вот эту женщину - я указал рукой, на сидящую на скамеечке Маргариту Андреевну вы тоже знаете?
-Конечно, знаю, это первая жена Александра, Рита он прожил с ней в своей квартире много лет, у них был сын Гена. Я их хорошо знаю и…-
Я вновь прервал старушку и, спросил:
- А в каких отношениях были отец с сыном, когда Геннадий уже подрос и стал взрослым юношей? Вам об этом что-либо известно?
Тут старушку понесло сразу и безостановочно:
- Конечно, я всё знаю, Саша обо всём мне рассказывал; и о непутёвом сыне, который его начал потихоньку извивать, требуя денег, и о других похождениях, которые Саша, чего греха таить, допускал с другими женщинами.



34

Тут поднялся нешуточный шум и гам, чего я собственно и опасался. Но моя находчивая секретарь Марина, заранее пригласила к залу заседаний двух своих знакомых судебных приставов, которые были самыми рослыми и здоровыми в суде. Как только в зале поднялся шум, они вбежали в помещение и соответствующими действиями потребовали тишины в зале.
Это подействовало. Все опять уселись на свои места. Процесс продолжался.
-Скажите свидетель, меняя тактику допроса, спросил я неожиданно, а в Курск ваш знакомый после развода с первой женой ездил? Вам что-то об этом известно?
-Старушка немного помялась. В зале была напряжённая тишина. Потом вдруг, раздался её неожиданно скрипучий и неприятный голос.
-Конечно, известно. С этой поездки в Курск почитай профессор то и заболел. Виданное ли это дело, едва живым вернулся. От сына родного так пострадал.
-Конкретнее, пожалуйста. Что вы имеете в виду? - Уже напрягся и я сам.
-А то и имею, что прежде чем появиться дома, он три дня еще жил у меня, ждал пока окончательно лицо отойдёт от синяков.
-Каких синяков, кто ему их поставил?-
-Известно кто, сынок. Как напился там у себя в Курске, так и стал приставать, отдавай, мол, квартиру или плати 5 миллионов отступных.
Ну и начал избивать старика. Избил здорово, тот даже в больницу попал с сотрясением мозга и еще какими-то побоями.-
-Откуда Вам известно всё это? –
-Сам Александр и говорил, да всё причитал, что воспитал на свою голову бандита.-
Тут опять поднялся шум и крик. Кричала в основном Маргарита Андреевна. Она не стесняясь, сыпала проклятьями, называла старушку любовницей своего мужа, обвиняла во всех тяжких грехах. Остановить её не представлялось возможным. Ни на какие замечания она не реагировала.
Если бы не подоспевшие вновь судебные приставы, которые так и дежурили у нашего зала, не известно чем бы это всё закончилось. Потому, что Маргарита видимо исчерпав последние аргументы, начала приступать к активным действиям. Она схватила стул, довольно тяжелый, с обитыми металлом ножками и двинулась с грозным видом на свидетеля. Но тут, она была перехвачена двумя здоровыми приставами, и с довольно приличными усилиями выведена из зала.
На какое то время вновь наступила пауза. В зале воцарилась тишина.
За открытым окном по-прежнему резвились птицы и жужжали шмели. Лето продолжалось во всей своей красе, не обращая никакого внимания на бушующие людские страсти в этом мрачном кирпичном доме правосудия.





35

Но, переведя дух, я вынужден был продолжать процесс.
-Есть ли у сторон какие–либо ходатайства, дополнения? – спросил я
-Имеются, Ваша честь- Вскочив со своего места, быстро проговорил адвокат
Русаков.
-Пожалуйста, огласите их суду-
-В связи с поступившими новыми обстоятельствами по существу дела в ходе его рассмотрения, моя сторона просит суд послать официальный запрос в УВД г. Курска, а также в ОВД того района г. Курска, в котором была зафиксирована драка между покойным наследодателем и его сыном.
Мы готовы получить его на руку, или если суд сочтёт это не приемлемым, готовы также ждать официального ответа на такой запрос.
-Какое мнение по данному ходатайству у другой стороны?-
Я был уверен, что адвокат Дымов опять начнёт возмущаться, протестовать, цитировать закон и т.д. Однако, к крайнему моему удивлению он сказал следующее:
- Я не возражаю против данного ходатайства, более того, хочу поддержать просьбу моих, оппонентов на счёт выдачи запроса им на руки. Это действительно ускорит дело. Каких либо ходатайств и дополнений с нашей стороны не имеется.-
Последние слова адвокат Дымов произнес очень низким, неприятным голосом, в котором слышались нотки коварства и угрозы. Одновременно он смотрел в сторону адвоката Русакова.
Тот видимо, почувствовала те же неприятные ощущения, от слов Дымова и опять его лицо покраснело. А Дымов, наоборот, остался доволен произведенным эффектом от своих слов.
-Хорошо - произнёс я, - суд удовлетворяет данное ходатайство. И задаёт вопрос стороне ответчиков:
- Вы могли бы составить проекты таких запросов в Курск, чтобы, они действительно были бы направлены туда быстрее.-
-Да Ваша честь, могли. Если возможно, то запросы будут готовы завтра утром и завтра же, отправятся по адресу.
-У стороны истца нет возражений по этому поводу?- спросил я для порядка у Дымова.
-Нет, нет, какие тут могут быть возражения, только, согласие - сказал довольно громко Дымов. на весь зал. Но я уловил тихое нашёптывание себе под нос, которое произнёс этот человек, в нём я четко различил слово-«начальник».






36

Это было словечко, которое используется в разговоре специального контингента. Какого контингента, думаю понятно всем. Поэтому я ещё раз внимательно посмотрел на этого странного мужчину. И в который раз у меня закралось сомнение, а тот ли это человек, за которого пытается нам себя здесь представить?
Тем временем процесс был перенесен на новую дату, почти на месяц, в связи с отправкой и получением ответа из Курска. Все получили повестки, расписались и, попрощавшись с судом, покинули зал заседаний.
Я сделал небольшой перерыв и спросил секретаря Марину, готовящуюся к следующему процессу:
– Ну, как твое мнение о судебном заседании в целом?
Что-то необычное не заметила? Я старался пробудить у своих помощников и секретарей интерес к необычным процессам. Частенько задавал им различные вопросы, касающиеся дел. Поскольку большинство из них, были студенты – вечерники, и в будущем большинство из них хотело стать судьями. Такие вопросы побуждали их к самостоятельному мышлению и работе мысли. Порой, их мнение и необычные нестандартные подходы к той или иной ситуации, оказывались очень полезными. Вот и сейчас я задал дежурный вопрос, на который вдруг получил совершенно неожиданный ответ:
-Да процесс то вроде, как процесс, ничего необычного нет. Но вот только адвокат Дымов явно не тот человек, за которого себя выдаёт.
Я был поражён её ответом, настолько близкими оказались наши мнения.
-А в чём ты заметила несоответствие в его поведении?-
-Ну, во-первых, он будто играет роль простого мужичка, а на самом деле главное лицо не Маргарита, а как раз он. Это выдают его страшные глаза. Да и видели ли вы его руки?
-Нет, не видел- с удивлением ответил я - А что с ними не так?
-Они же все в наколках, причем таких, какие могут себе позволить только рецидивисты.-
-Откуда ты это знаешь? – с неподдельным интересом спросил я?-
-А у нас в институте как раз на днях сдавали зачёт по криминологии.
Так там есть такой профессор Титов, который прямо болен этой темой, заставляет наизусть знать, что означают те, или иные рисунки. Вот мы и вынуждены были изучать их. Одна из наколок на левой руке Дымова, которую он нечаянно оголил, когда непроизвольно вскинул руку, чтобы посмотреть на часы, означает, что он имел три реальные ходки, а другая, что он совершил преступление, связанное с насилием, или разбой, или грабёж. Точно не помню.-




37

-Вот это да - поразился я – Что же ты молчала до сих пор?-
Так именно сегодня это и открылось, и вы тут же спросили меня сами-
-Да, действительно, не знаешь, где найдёшь, где потеряешь - сказал я в слух.
Поблагодарив за внимательность и бдительность секретаря, я пригласил в судебный зал следующие стороны, которые пришли сюда за защитой своих прав, не в силах разрешить самостоятельно возникший в их жизни спор или вопрос.




ГЛАВА !У



Незаметно прошёл месяц, работа шла своим чередом. Как всегда не хватало свободного времени. Однажды, к концу рабочего дня, после последнего заседания, когда я в кабинете остался совсем один и уже начинал собираться домой, вдруг в дверь раздался настойчивый, не громкий стук.
Ничего, не подозревая, я крикнул:
-Войдите, открыто-
В кабинет вошел парень в плаще - накидке, сумкой наперевес и сложенным заранее зонтом. Я очень не люблю, когда в сырую погоду, в кабинет или в зал вламываются посетители, промокшие под дождём, да ещё с раскрытыми зонтами, которые начинают их тут же, стряхивать от остатков дождевых капель. В этот раз всё было чинно и спокойно. Молодой человек снял свою накидку и предо мной предстала адвокат Русаков. Я помнил, что зовут его Павел, а вот отчество забыл.
- Здравствуйте Сергей Викторович – тихим голосом приветствовал он меня.
-Здравствуйте – Павел. Тут я запнулся и с тоном извиняющегося учителя, промямлил – Простите, не помню как Вас по отчеству-
- Владимирович я, но это не важно, я же просил называть меня просто Павлом, мне так гораздо удобней - произнес он.
-Так, что вас привело ко мне в такую непогоду?- спросил я. Неужели события чрезвычайной важности, которые не могут ждать.-
-Именно так Ваша честь-





38

-Тогда проходите, пожалуйста, и присаживайтесь.
-Спасибо – сказала адвокат и присел на самый краешек стула, расположенного возле входа в кабинет.
-Да вы располагайтесь поближе - сказал я- с интересом разглядывая собеседника.
Что-то в нем немного изменилось, то ли загар, то ли похудел ещё больше, но что-то едва уловимое, действительно произошло с адвокатом Русаковым.
- Я к вам вот по какому вопросу Ваша честь.- тихо начала он.
Павел оглянулся на запертую дверь, потом кивнул в сторону секретарской комнаты, и, спросил:
-А там кто есть? Секретарь или помощник на месте?-
-Да нет там никого. Мы одни. Так, что выкладывай свои секреты, если, они, конечно, не касаются каких то противоправных действий.
-Как вы могли такое подумать? -
-Итак, я весь во внимании, готов выслушать жуткую историю - сострил я.
-Вы недалеки от истины, жути там хватает. Ну, если вы готовы, тогда слушайте:
-После того, как вы подписали нам запросы в милицию Курска и в УВД и ОВД по месту жительства истца, мы решили с Оксаной, что будет правильным самим отправиться с данными запросами. Мы хотели убедить руководство милиции, чтобы нам выдали на руки копии документов, свидетельствующих о неправомерном поведении ответчика. Вы же помните, как обстояло дело?-
Я прекрасно всё помнил, но на сей раз, решил немного повалять дурачка и немного разыграть адвоката.
-А что я должен был помнить?-
-Ну, как же так, неожиданно, с нотками обиды заговорил Павел. Ведь вы сами подписывали запросы, внимательно их читали, да и сами направляли по почте вторые экземпляры, опасаясь, что вряд ли нам на руки выдадут ответы.
-Что-то такое вспоминаю - едва сдерживая улыбку, ответил я.











39

-Ну вот, видите, вспомнили,- как ребёнок обрадовался Павел - Самое главное, что вы оказались правы в своих предсказаниях, но давайте обо всём по порядку.-
-Давайте - согласился я, и приготовился слушать необычную историю.
А то, что она была совсем необычной, я убедился уже после пяти минут рассказа адвоката.
-Итак, мы подписали запросы у Вас и стали решать, когда отправляться в Курск. К счастью, у меня на ближайшие 10 дней не было запланировано ни одного дела. У Оксаны тоже всё складывалось удачно. Но мы, всё-таки опасались ехать туда одни, без сопровождения её мужа Ивана. Но, у него были, какие то неприятности на работе. Он повздорил с начальством, впал в немилость. Поэтому категорически заявил:
-Я сейчас ничем вам помочь не смогу. Каждый вечер почти до трех ночи, я должен быть на рабочем месте в ресторане. Если я сейчас куда-либо отпрошусь на пару дней, то меня, возможно, отпустят, но только навсегда. Я хорошо знаю своё начальство. К тому - же конкуренция у нас очень высокая. На моё место претендует три человека. Так, что я на сей раз пас.
Признаться, мы немного растерялись. Но тут я вспомнил, что мой родной брат Сергей, только что приехавший из стройотряда, находится сейчас без дела в Москве. Они со своей группой только через неделю, собирались на юга. Так что он был свободен и я предложил прокатиться с нами в Курск. А надо Вам сказать, что он всего на полтора года младше меня, но внешне мы очень с ним похожи. Нас даже иногда путали, да и продолжают путать до сих пор. Я ему рассказал всё о нашем деле и попросил прокатиться на пару дней в Курск.
Он, тоже заканчивает Юрфакт в Университете, но решил себя посвятить оперативной работе. В крайнем случае следственной. Поэтому моё предложение ему пришлось по душе. Он согласился поехать с нами.
Мы решили добираться до Курска на поезде. Поезд, кстати очень удобен. Вечером на Курском вокзале сел, а рано утром уже Курске. Ну, вроде всё решили, после обеда поехали за билетами.
Вдруг раздаётся звонок Оксаны и плачущим голосом она сообщает, что у её ребенка высокая температура, боли в животе, его забрали из детского сада и возможно положат в детскую клинику, с подозрением на какую-то инфекцию.
Что делать? Откладывать поездку. Но тогда не известно как сложится ситуация в будущем, уйдет время. Да мало ли что может случиться. И тут, неожиданно мой брат Сергей принимает твердое, правильное решение и говорит:
-Если собрались ехать, то нужно ехать сейчас. У тебя ведь и ордер адвокатский и доверенность от Оксаны при себе имеются?-
-Да отвечаю, они всегда при мне-
-Тогда вперед сказал Сергей-







40


Через два часа мы уже благополучно добрались до вокзала, купили билеты на завтра и успели вернуться домой. Я позвонил Оксане, все ей рассказал, как мог, успокоил и мы попрощались, обещая по телефону поддерживать связь, чтобы быть в курсе событий. Вечером того же дня мы отбыли в Курск. На вокзале без проблем сняли у одной бабули комнату в частном доме. На всякий случай, чтобы если что, не искать её поздно вечером. Так предложил Серега и он оказался опять прав. Дальше мы перекусили в кафе, по совершенно смешным ценам. Кстати очень вкусно и сытно. Потом, узнав адрес, мы отправились в Главное управление внутренних дел по Курской области.
Дежурный, как всегда, с большой неохотой проверил наши документы, затем прочитал наш запрос. После чего он ответил:
-К начальнику УВД прием населения будет только через два дня. Он уже полностью забит. Могу записать Вас только через неделю.
-Нет, через неделю нам никак нельзя, мы должны вернуться в Москву, поэтому…
Он меня бесцеремонно перебил, прочитав, как заученную наизусть инструкцию, слова о времени приема начальства и попросил нас не отвлекать его от работы. Хотя, кроме раскрытого монитора компьютера, перед ним ничего не было. А, судя по раздающимся звукам, дежурный просто наслаждался какой то игрой. Тогда вступился Сергей:
-Простите пожалуйста, товарищ майор- начал он весьма озабоченным тоном, речь идет о подготовке преступления, а именно мошенничества с квартирой-
-Какой квартирой?- немного оживился наш дежурный, – по какому адресу?-
-Квартира находится в Москве - Ответил обескураженный брат.
-Ну, так и ступайте себе в московскую милицию, сообщайте об этом, причем здесь Курск? – Вяло ответил ему майор.
-Ну, вы же читали запрос, нам нужна информация по гражданину…
-Послушайте молодой человек - опять бесцеремонно перебил брата дежурный,- Я уже всё вам дважды объяснил, Добавить мне нечего. Так, что, или записывайтесь на прием через неделю к начальнику, либо покиньте здание УВД.-
Нам ничего не оставалось выйти из стеклянных дверей этого высотного и добротного здания, олицетворяющего собой справедливость и правопорядок.
Не пройдя и десяти шагов по ступенькам вниз, меня вдруг посетила идея:
-Слушай братан, а что собственно мы сразу пошли в Управление. Ведь нам скорее нужно простое районное отделение милиции №7, на ул. Тульской-4.





41

Ведь именно на его территории и проживает истец, там происходили все разбирательства по его неправомерным действиям. Зачем же мы тратим напрасно время на УВД. Они просто перешлют наш запрос в ОВД, вот и всё.
-Ты же у нас юрист, ты и командуй - Ответил Сергей.
Вскоре мы уже знали от прохожих, где находится улица Тульская и где располагается районное отделение милиции. Кстати, оно было совсем недалеко. Дворами нужно было пройти всего-то минут 15. По нашим Московским меркам ерунда. День был довольно жаркий, солнце парило во всю. Приближался обед. Но нам так хотелось что-нибудь успеть сделать конкретное до обеда, поэтому мы прибавили шагу и направились по направлению к ОВД. Нам повезло, мы быстро нашли нужное здание, на крыльце которого спокойно стояли и курили сотрудники милиции. Они скрывались от палящего солнца под тенью большого козырька. Вдруг один из них вытянулся, резким движением выбросил сигарету и достаточно громко крикнул:
-Полундра, начальник подъехал.-
Видимо, этот сотрудник когда-то служил в Морфлоте. Все мгновенно потушили и выбросили свои сигареты и принялись поправлять форменную одежду, которая в такую жару состояла из только брюк, да рубашки без галстука. Головные уборы были не на всех.
Во двор въехала служебная черная Волга. И прежде, чем из неё кто-то вышел Серега, мой брат, неожиданно бросился к машине. Он уже почти подбежал к
передней дверце автомобиля, где, по его мнению, должен располагаться начальник ОВД. Неожиданно, наперерез ему бросился человек, в спецовке, который до этого стоял в стороне и копался в моторе своего милицейского Уазика.
Ещё пара секунд и мужчина сбил с ног моего брата, повалил его на землю, стал заламывать руки. А с крыльца, ему на помощь бежали другие сотрудники. У одного даже был в руке пистолет. Всё произошло настолько быстро, что я ничего понять не успел. Вижу только, что Серегу подняли с земли два милиционера, держа его за руки, а третий бесцеремонно обыскивает его. Тут открылись все двери автомобиля и из машины вышли ещё четыре человека. Один из них, видимо начальник высокий и плотный с погонами майора, отдал команду – Отставить-
-Серегу моментально отпустили, он машинально стал стряхивать с себя пыль с джинсов и футболки. Начальнику передали паспорт мужа, он принялся его подробно изучать. Наконец-то я вышел из ступора и с криком:





42

- Немедленно прекратите - тоже побежал к машине. Когда я оказался рядом с братом, собственно, всё было закончено. Сотрудники милиции стояли и улыбались, а начальник протягивал паспорт Сереге назад. Я подбежал к столпившейся куче милиционеров, на ходу достал своё адвокатское удостоверение и начал очень торопливо объяснять, кто мы такие и что нам нужно. Меня остановил сам начальник. Он ознакомился с моим удостоверением, потом вернул его и приказал разойтись всем по своим рабочим местам, а меня с братом попросил пройти к нему в кабинет.
В его кабинете на втором этаже типичного здания ОВД. всё также было одинаково. Складывалось такое впечатление, что окажись ты в Питере или Иркутске, Краснодаре или Норильске. Везде в зданиях управления Внутренних дел будет одна и та же картина.
И в кабинетах руководства этих заведений традиционно стоял стол начальника, большой стол для сотрудников. Справа или слева от кресла начальника традиционно располагался сейф. Рядом стоял либо небольшой шифоньер для одежды и книжный шкаф или полочки для книг служебного пользования.
Такая же обстановка была и в кабинете начальника Заводского отдела внутренних дел РФ майора милиции Борисова Николая Николаевича. Он сразу же погрузился в своё мягкое кожаное кресло, а нам предложил расположиться за столом своих подчиненных, поближе к себе.
Майор ещё раз внимательно прочитал судебный запрос. Потом посмотрел налево в открытое окно, несколько секунд что-то напряженно думал, а затем,
обратился к нам:
- А вы не могли бы рассказать чуть подробней, что там за история с наследственным делом в Москве? Дело в том, что этот гражданин Максимов Геннадий хорошо и давно нам известен, как злостный хулиган. Много хлопот в своё время он доставил и нам и покойному участковому Ивану Ивановичу. Царствие ему небесное. Тут начальник неожиданно для нас перекрестился. Увидев наши изумленные лица, он продолжил:
-Дело в том, что этот субъект, находясь с непогашенной судимостью, продолжал творить здесь в районе свои бесчинства. Только всегда чудом уходил от серьёзной ответственности. Либо не хватало фактов, либо никто на него не заявлял официально. Так было и с его родным папашей. Я хорошо помню этот случай. Тогда я работал в отделении как раз заместителем начальника по розыску. И сам выезжал на квартиру, по вызову соседей.
Там сынок во время празднования своего юбилея так умудрился отделать родного отца, что пришлось вызывать скорую помощь.






43

Но вы прекрасно знаете, что если человеку нанесены лёгкие телесные повреждения, то это дело частного обвинения. Сам потерпевший должен написать заявление в суд о привлечении его обидчика к уголовной ответственности. Таков закон. Если заявления нет, то и никакого дела нет.
Мы проводили проверку по факту хулиганских действий Максимова,
но там не хватало доказательной базы, всё происходило в квартире, не в общественном месте, в кругу родственников. К тому же, папаша сам дал показания, что он первый начал драку или что-то в этом роде.
Короче, - подвел итог начальник - Сейчас я направляя Вас к участковому Петренко. Это опорный пункт через два квартала отсюда. В 16 часов он туда прибудет. Я расписываю этот запрос ему, с указанием найти и выдать копию того отказного материала в отношении Максимова. Благо у него на участке установлена совсем недавно новая электронная техника и ксерокс, и компьютер новый. Так, что ему не составит труда снять копии со старого материала и отдать Вам. А сам оригинал, если понадобится, мы вышлем в любой момент. Только стоит позвонить по этому телефону лично мне-
С этими словами начальник вытащил из небольшой черной сумочки стопку визитных карточек и вручил каждому из нас по одной.
-Устраивает такой расклад?- Весело спросил майор-
-Ещё как устраивает - Также радостно ответил я. Так мы можем сегодняшним вечерним поездом вернуться назад, если успеем всё быстро
решить с участковым.
-Конечно успеете - сказал майор- Тем более, что решать ничего не надо. Я уже все решил. Надо только выполнять. Найти материал скопировать его и копии отдать вам. Скажу вам большее, на построении, что скоро состоится на площадке перед ОВД, я лично напомню Петренко о моём указании, чтобы он поторопился. Ну, теперь всё москвичи, я своё дело сделал, остальное за вами-
-Спасибо Вам,- стали мы благодарить начальника.
- Я впервые встречаю такое понимание и доброжелательность со стороны милицейского руководства - добавил я.
-А что, у Вас в Москве разве не так?- с хитрой улыбкой спросил начальник-
-Да, по-разному - Неожиданно вступил в разговорбрат- Но всё равно так радушно граждан у нас милиция не встречает.
-Ну вы же не просто граждане, целый адвокат, с запросом федерального судьи из Москвы, - Улыбаясь ответил начальник - Поэтому на всякий случай необходимо проявить свои лучшие качества? Не так ли? –
Мне показалось, что он уже еле сдерживает себя, чтобы не рассмеяться.
Дальше мы не стали продолжать беседу, ещё раз искренне поблагодарили за теплый прием и покинули кабинет.






44


До начала работы опорного пункта милиции, где находился нужный нам участковый капитан Петренко Егор Иванович, было еще около двух часов. Мы поужинали в кафе, в небольшом парке, потом погуляли немного по самому парку, довольно уютному и ухоженному, а затем, не спеша, пошли к участковому.
К Моему удивлению, когда мы вошли в кабинет участкового и представились, то никакого приветствия в ответ не получили. На опорном пункте было всего две комнаты, на одной из которых была прикреплена табличка - Участковый Петренко Егор Иванович, Там же были обозначены часы приема. Нас встретил мужчина, лет за пятьдесят, почти совсем лысый, плотный, небольшого роста. Он явно нервничал и был не рад нашему приходу. Сложилось такое впечатление, что мы его оторвали от каких-то важных срочных дел. Взгляд у него был тоже колючий и злой. Не предложив нам присесть, он довольно низким, грубым голосом крикнул:
- Что застыли, проходите и закройте за собой дверь.
Не успели мы что-либо сказать, как участковый продолжил:
-Я всё знаю, объяснять ничего не надо, мне позвонил недавно начальник и сказал, что вы придете с каким то запросом из суда. Я его должен у вас забрать и выполнить, в установленный срок. Давайте сюда ваш запрос-
Я немного напрягся от услышанного. Этот участковый явно не хотел с нами общаться и пытался как можно скорее от нас избавиться. К тому же
начальник говорил, что можно с ним побеседовать, получить объяснения, да и вообще ознакомиться с отказным материалом. Ничего подобного не произошло. И всё-таки я не сдержался, доставая адвокатское удостоверение, и подавая судейский запрос участковому, спросил:
-Егор Иванович, простите, но начальник обещал, что вы покажете нам материал об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении…-
Участковый ещё больше стал нервничать и грубо прервал меня:
-Указание моего начальства касалось только принятия от вас судейского запроса. В самом запросе сказано, по возможности, слышите, по возможности - почти нараспев произнес участковый, можно выдать его копию вам на руки. Такие вопросы решает сам начальник ОВД.
Это, во-первых. А во-вторых, и вы об этом прекрасно знаете, существуют сроки для выполнения судебных поручений. Они определены десятью сутками. Вот когда до выполнения этого запроса дойдут у меня руки, в соответствии с моим графиком занятости, тогда я и займусь его исполнением.-




45


Ну, естественно, это будет не сегодня и не завтра. Поэтому езжайте к себе в Москву спокойно. Вы успеете и на дневной и на вечерний рейс. Необходимый ответ на запрос придёт в суд в установленном порядке.
На этом не смею задерживать, у меня много работы, я должен идти на территорию-
Я не собирался сдаваться и попытался хоть что-то получить от этого хамоватого милиционера.
-Егор Иванович, извините, - вновь начал я, мы понимаем всю вашу занятость, но хоть пару слов скажите нам об этом хулигане Геннадии Максимове. Дайте ему краткую характеристику, или…-
-Послушайте, вновь грубо перебил меня участковый, я ничего больше говорить не буду, кроме того, я почти не помню того события, о котором написано в запросе. Кроме того, вам должно быть стыдно, вы же адвокат, а бросаетесь такими словами как хулиган. А Максимов, между прочим, вполне добропорядочный гражданин, тихонечко проживает у себя на квартире с матерью и отчимом. Кроме того, он инвалид. Никаких жалоб на него со стороны жильцов или других граждан ко мне не поступало. Всё на этом.
Всего хорошего. Прошу, не мешать, мне работать.-
Участковый открыл свой шкаф и стал делать вид, что напряжённо ищет какие-то бумаги. На нас он перестал обращать внимания.
Я застыл на месте, не зная, что делать дальше. Только чувствую, как Серега, крепко взяв меня за локоть, потянул к выходу. Мне пришлось повиноваться.
Выйдя на улицу, я ещё долго не мог прийти в себя от возмущения, вызванного наглым поведением участкового.
Брат был совершенно спокоен и произнёс
- А чего ты собственно ждал? Это же провинция. Они тут все друг друга знают. Друг друга покрывают, если что? А, у этого начальника- майора, ты видел какие часы на руках, да вон взгляни - он указал на стоящий у опорного пункта новенький джип Хонда. Наверняка авто его. Откуда у простого участкового такой автомобиль? Так, что хватит играть в детективов. Пойдем в парк, там, в самом конце, я видел приличное озеро, даже пляж есть. Посидим в кафе, походим у водички. А вечерком домой-
Чем я мог существенного возразить? Глубоко вздохнув, сожалея, что не вышло, как хотелось бы, я согласился с братом, и мы пошли в сторону озера.







46



Озеро действительно находилось в самом конце парка. И было довольно большим по размерам и видимо достаточно глубоким. Слева от прибрежной полосы располагался городской пляж. Туда по весне, завозился речной песок. Поэтому пляж был песчаный. Тут же присутствовали все атрибуты настоящего пляжа. Сдавались в прокат лежаки, зонтики, была камера хранения, выдавались на прокат водные велосипеды и т.д.
Справа располагались административные знания, несколько кафе, медицинский пункт. Мне ужасно захотелось мороженого, и мы пошли в кафе.
Не успели мы сесть за столик. Чтобы насладиться кофе и мороженным.
Как, вдруг, где-то в метрах 70 от берега стали раздаваться крики о помощи, поднялась суета. Многие зеваки вскочили со своих лежаков и стали смотреть на воду, где происходило что-то непонятное. Сердце сжалось у меня в груди и сильно защемило. Словно бы повинуясь чьей-то сильной, неведомой мне воли, я выскочил из-за стола и бросился на пляж. Серега побежал следом. Надо вам сказать, что я с самого раннего детства приучен к воде. Я её совсем не боюсь и даже, как-то по-особенному отношусь к ней. Будь то бассейн, маленькая речушка или море.
Дело в том, что в пятилетнем возрасте врачи обнаружили у меня какую-то начинающую развиваться болезнь позвоночника. Наряду с традиционным лечением, мне было предписаны специальные занятия в бассейне. И мама, два раза в неделю водила меня в этот специальный детский бассейн.
Он был расположен в какой-то клинике. Названия точно не помню. Там проходили лечение дети различного возраста со всего Советского Союза, совершенно бесплатно. Только по показаниям и назначениям врачей. Сначала, я занимался с младшей группой. Потом перешел в старшую. Мне очень нравились эти водные занятия. К тому же они заметно помогли в излечении зарождающейся болезни. Когда благополучно закончился курс нашего лечения. Я попросил маму, записать меня в какую ни будь спортивную секцию. Раньше их было много по всей Москве. Но поначалу меня записали просто в секцию спортивного плавания. Я с большим удовольствием и пользой для здоровья посещал её года три. Затем, выполнив нормативы первого взрослого разряда, я перешел в секцию подводного плавания. Меня постоянно манил подводный мир, я давно хотел научиться долго и хорошо двигаться под водой. Не буду утомлять вашего внимания. В настоящее время я имею спортивное звание кандидат спорта по плаванию и являюсь инструктором подводного плавания.







47

Вернее, я сдал нормативы, имею удостоверение, и оно всегда мне помогает без лишних хлопот в любой стране, на любом морском побережье, получить снаряжения для подводного плавания купаться автономно от группы. Короче, я поклонник подводного плавания.
В тот раз, предчувствуя беду, я бежал к берегу. И слышал со всех сторон крики и возгласы зевак об утонувшем мальчике. Подбежав к воде, я увидел в метрах пятидесяти от берега две шлюпки спасателей, на которых находились люди.
Взрослые безо всякого снаряжения поочередно ныряли в воду с этих лодок, но безрезультатно. Повинуясь скорее инстинкту, чем разуму, я бросился в воду и поплыл к лодкам со всей скоростью, на какую был способна тогда. Достигнув ближней ко мне лодки, я обратился к стоявшему в ней растерянного мужчину, на груди которого висел микрофон. Он был видимо старшим среди других, плескающихся, кричащих и возбужденных. Та вот я спросил, где утопленник?
Он как-то доверчиво и слабой надеждой в глазах, показал рукой на место.
Я привел себя в спокойное состояние, как и следует по всем правилам глубоководного ныряния, сделал три коротких вздоха, потом один длинный, и резко ушёл под воду.
Вода была зеленовато- туманного цвета, но видимость была относительно хорошей. Ещё мелькнула мысль –Ах, если бы очки.- Но их тогда не было.
Я погружался всё глубже и глубже. Вскоре надо мной уже почти не слышен был шум, раздававшийся с поверхности. Несколько раз я сталкивалась с ныряльщиками, которые были не в силах больше находиться под водой, судорожно стремились к поверхности. Вода становилась все холодней и холодней.- Какая же здесь глубина?- мелькнула у меня мысль,- я уже опустился не менее чем на восемь метров, а дна все не было. Сердце работало спокойно, привычный к нагрузкам и тренированный организм, был полностью мне послушен. Наконец я почувствовал пятками ног что-то липкое и колючее. – Водоросли - подумал я - значит дно достигнуто. Я тут же изменил положение тела и стал плыть под водой, избрав так называемый стиль дельфина.
Всё моё внимание было направлено по сторонам и вниз. Под водой я находился уже порядка полутора минут, в запасе было ещё секунд сорок, дальше необходимо будет всплывать.





48


И, без водолазного снаряжения здесь больше делать нечего. Я как можно сильнее успокаивал себя. Это одна из первых заповедей подводника. Мысленно я обратился к Богу – Господи, помоги мне найти ребенка, Господи дай нам возможность выжить-
Тут неожиданно, мой рассказчица прервал своё увлекательное повествование и замолк. Я почувствовал, как колотится у меня сердце, а рука, непроизвольно во что-то вцепилась, будто бы я тонул и схватился этой рукой за соломинку. Я с нетерпением ждал продолжения рассказа, но, подняв глаза на рассказчика и уловив его весёлый,взгляд и кивание головой в сторону моей руки, и сразу всё понял.
Это я, верней моя рука, во время рассказа адвоката, непроизвольно схватилась за руку рассказчика и продолжала её сдавливать всё сильней и сильней. Моментально, это осознав, я разжал свои пальцы, покраснел и начал извиняться.
-Ничего страшного - Ответил он улыбаясь.
В этот момент в кабинет заглянула секретарь, на этот раз из судебной канцелярии, с огромной кипой дел на подпись. Я потихоньку возвращался к реальности, но попросил секретаря зайти через 10 минут. Она удалилась.
-Павел, пожалуйста, не томи, заканчивай скорее свой рассказ, пока это возможно сделать без помех.
-Хорошо ,- ответил адвокат и продолжил:
-Итак, мне оставалось находиться под водой совсем немного времени. И тут я четко увидел в зеленых водорослях на самом дне маленькое тельце ребенка лет пяти. Вернее, я сначала заметил блеснувшую жёлтую полоску. Это оказалась резиновая шапочка на голове ребенка. Если бы её не было, то я, возможно, проплыл мимо, и всё бы закончилось трагически. Дальше было лишь дело техники. Я мигом оказался у неподвижного тела, сняла шапочку.






49


И вновь поблагодарил Бога за то, что у ребенка на голове оказалась приличная шевелюра, а не коротенькая стрижка. Я крепко ухватил его левой рукой за волосы и быстро, насколько это было возможным, стал подниматься на поверхность. Когда до поверхности оставалось метра два, мне помогли два крепких парня, которые нырнули с лодки в очередной раз. На поверхности мы оказались все одновременно.
Только тут я почувствовал, что сам подвергалась смертельной угрозе, потому, что сил у меня фактически не осталось. Воздуха в легких, тем более. В газах неожиданно потемнело, стало дурно, я начинал терять сознание.
Но рядом находилось столько сильных мужчин. Кто-то видимо заметил моё состояние, подхватил меня и подбросил в лодку. Я несколько секунд находился в таком непонятном состоянии. Потом внезапно всё встало на свои места, и я увидел над собой несколько человек.
Они с тревогой разглядывают меня, а что делать не знали. Но я думал совсем о другом, и спросила – Где пострадавший?-
-Всё нормально,- вон видите катер у берега, им уже на берегу занимаются врачи. Я взглянул в сторону берега и действительно увидел, как возле катера суетятся медики. А потом разглядел, как один из медработников осторожно приподнимает тело мальчика и передает его другому врачу, стоящему на берегу. При этом и руки и ноги малыша двигаются. – Значит, он жив - Промелькнула мысль. –Слава Богу-.
Я хотел приподняться, но сил у меня было слишком мало для этого. Один из парней сел за весла и быстро стал грести к берегу. Надо мной склонился мужчина, взрослый, с капитанской бородкой, в белой мокрой футболке.
Глаза у него были влажными от недавних слез. Он прикоснулся к моей голове и спросил, как меня зовут. Я назвался. Он сказал:
-Спасибо тебе сынок, я не знаю, как ты это сделал, но ты спас сейчас не только этого мальца, ты спас сразу несколько жизней. Я этого никогда не забуду.-
Наша лодка причалила к берегу. Первым ко мне подбежал взволнованный брат. Он схватил меня на руки и бегом направился к машине скорой помощи. Многие мужчины и парни бежали рядом, предлагая ему свою помощь.
Но Серега бежал все быстрее и постоянно кричал только одно:
- Дайте дорогу, я его брат-






50


Один из докторов подошёл ко мне, дал ватку с нашатырем, Я отказался от неё. Тогда он измерил мне давление, пощупал пульс. Потом присев на корточки спросил:
-Подташнивает немного, голова кружиться?
-Я ответил, что всё нормально, что все симптомы мне знакомы, они скоро пройдут. Я занимаюсь плаванием, просто немного перетрудилась и переволновался.
-Помощь, какая ни будь нужна?- спросил доктор. Я отказался и поблагодарил его. Он выпрямился и, обращаясь к своим коллегам, громко крикнул:
- Всем в машину и на базу. Что делать, я уже сказал. А я, пока побуду здесь.
Буквально через минуту на территорию парка на большой скорости въехал милицейский УАЗ. Из него выскочил, знакомый нам уже начальник ОВД и бросился ко мне. Подбежал, сгреб меня в охапку, не смотря, что я продолжал быть в мокрой одежде: футболке и шортах. Он так крепко сжал меня и, громко приговаривал:
-Дорогой мой, сам Бог послал тебя ко мне.
Мне было неловко и немного больно. Вокруг столпились зеваки и смотрели как здоровый мужик, майор милиции, не стесняясь своих слез, тискает в молодого парня. Наконец, при помощи брата и доктора, майора удалось от меня отцепить, и посадить на стул. Доктор преподнес ему стакан с каплями валерианы. Но начальник отвел его руку в сторону и закричал в сторону кафе: - Михалыч, быстро иди ко мне.-
Моментально, перед нами возникло лицо непонятной национальности, с ярко выраженным акцентом.:
-Зачем так кричишь начальник да. Ты мне всех посетителей распугаешь, итак много ушли.
- Тихо, молчи уже более спокойным, но всё ещё властным тоном произнес майор. Быстро организуй мне хороший праздничный стол в том кабинете, каком, сам знаешь, чтобы все по первому сорту. Шампанского туда, шашлыков, мы сейчас туда подойдём. Ты понял?-
-Понял, понял. Всё будет, как скажешь.-
Я, тихонько попросил у начальника об одной услуге. Мне срочно нужно было либо переодеться, либо высушить и отгладить свою одежду.
-Начальник поманил пальчиком Михайлыча и шепнул мою просьбу, указав на меня.







51

Тот ответил, что всё сделает, и тут же позвал какую то девушку по имени Мадина. Ей он передал что-то на незнакомом мне языке, После чего Мадина, девушка лет двадцати, высокая и стройная брюнетка, предложила мне проследовать за ней.
А начальник, тем временем немного поговорил с доктором, поблагодарил его, пожал руку и доктор пошел в сторону выхода из парка. А радостный майор, обняв уже за плечи моего брата, потащил его за собой, на второй этаж кафе, приговаривая: - Золотые вы ребята. Мы теперь с Вами вроде родни получаемся. Сына, понимаешь, мне спасли. Никто не мог, а твой брат спас.-
Я быстро закончил разборки с моим туалетом. Полностью и прогладив всё. Потом принял душ, оделся и в сопровождении Мадины подошёл к столику, за которым сидели мой брат вместе с начальником ОВД. Стол был завален всяческой едой и напитками. Я как раз почувствовал, что очень проголодался.
За столом начальник никак не мог угомониться, громко и много говорил,
заставил нас осушить три больших бокала с шампанским. Один за второй день рождения сына, второй – за наше родство. Третий за моё здоровье. Сам он совсем немного выпил коньяка, сделав всего один глоток.
Потом мы хорошо покушали. Я уже в десятый раз рассказал, откуда имею такие навыки по плаванию. После чего начальнику стали названивать, почти не прекращая два его мобильных телефона. Примерно с полчаса он их держал на самой малой громкости и не брал. Всё внимание уделял нам. Но дальше такое продолжаться не могло, все это понимали. Он извинился, взял один из аппаратов. Немного послушал, изменился в лице и тихо сказал:
-Хорошо я скоро буду. Мы поняли, что что-то случилось, но майор опередил нас.
-В квартире, на моей территории, ЧП. Я должен быть там.
Так, ребята вы продолжаете праздновать, а вечером мы с женой ждем вас к себе домой. Вы, пожалуйста, не отказывайтесь. Часам к пяти подходите в отдел. И дождитесь меня там, только обязательно.-
-К сожалению, не можем, Николай Николаевич. - ответил я, нам обоим завтра на работу, поэтому мы на вечернем скором поезде должны покинуть ваш прекрасный город.-
-Какая жалость - Простонал майор. Так, быстро пишите свои координаты. Хотя они у меня и так имеются. Будут ко мне ещё просьбы?-
-Товарищ майор, набравшись смелости, выпалил я - Будет одна-
-Ну, давай не тяни, говори, в чём дело?-




52


-Помните наш судейский запрос, по которому мы к вам сегодня пришли, после чего вы нас направили к участковому?
-Конечно, помню. Ну что там, участковый, всё сделал, как я его просил?
-Скорее наоборот - Смело ответил я – Он не только не выполнил вашу просьбу, но, и нагрубил нам, и сказал, что ответ поступит только в суд, только в установленные сроки и через Вас. Фактически он нас выставил за дверь.
-Да что такое?- Возмутился начальник. – А, ну-ка, быстро ко мне в машину - скомандовал он. Не подчиниться было невозможно.
Мы быстро забрались к нему в милицейский УАЗ и понеслись на полной скорости, на какую была способна эта машина, обратно к участковому. Автомобиль резко затормозил у знакомого нам опорного пункта.
-Подождите меня в машине, я постараюсь недолго - Сказал на ходу майор. Выпрыгнул из машины и тут - же, без стука вломился в комнату участкового, громко хлопнув дверью. Мы остались с Серегой вдвоём ждать. Невольно прислушивались, к раздававшимися за дверями криками и руганью. Но понять слов возможности не было. Двери опорного пункта были крепкими и толстыми. А окна и форточки, не смотря на жару, также были закрытыми. Мы просидели в машине не менее получаса. Брат даже предложил сходить на опорный пункт. Там к этому моменту стояла абсолютная тишина.
-Вдруг там, что-то произошло серьёзное и наш Николай Николаевич, с горяча, наломал дров. А теперь требуется срочная помощь. Кому-то из мужиков?-
Я попросил его подождать ещё пять минут и тогда уже идти. Только мы хотели покинуть автомобиль, когда прошли назначенные пять минут, как увидели, что дверь в опорном пункте широко открылась, Из неё вышел начальник ОВД – Николай Николаевич. Весь потрепанный, взъерошенный , красное, будто раскалённое лицо. В руках у него была кипа бумаг. Он был всё ещё возбужден и произносил в пол голоса различные ругательные фразы. По мере приближения к автомобилю он неожиданно затих и обернулся на опорный пункт. В дверях его стоял понурый, весь помятый и ещё более постаревший, участковый. Он обеими руками придерживал носовой платок под левым глазом.
-Смойся с моих глаз - Крикнул ему начальник, разговор ещё не окончен, завтра продолжим у меня в кабинете. Остальное, тоже не забудь-







53


Дверь опорного пункта быстро закрылась. Начальник сел за руль, передал бумаги Сереге, завел автомобиль, и мы лихо понеслись в обратную сторону.
-Вот ваш материал в оригинале - показал он на один небольшой томик уголовного дела, а это снятая с него копия. - Всё это было в кабинете участкового, но по каким-то причинам, он решил вам ничего не выдавать. Хотя о причинах я догадываюсь. - продолжал начальник.
-Сейчас заедем ко мне в отдел, я заверю печатью весь материал, подошьем его как положено, и согласно требованию суда я вам выдам заверенную копию в запечатанном конверте для судьи.-
Далее он уже серьёзно продолжал: - Я не думаю, Паша, что это не будет большим нарушением, если ты быстро глянешь своим профессиональным взглядом на этот старенький материал, чудом уцелевший в каморке участкового. Во всяком случае, прочти хотя - бы постановление о прекращении проверки, в связи с примирением сторон и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по тем же основаниям. –
Я тут же воспользовался советом майора и начал изучение материала с постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Мне всё стало ясно.
Действительно несколько лет назад, в квартире нашего ответчика произошла ссора между ним и отцом. Чтобы их разнять смешался сосед, который тоже пострадал от нанесенных ему со стороны сына профессора побоев. На место скандала была вызвана милиция, тогда же с телесными повреждениями был доставлен в больницу и сам профессор. Дальше были объяснения, экспертиза, и два заявления от отца и пострадавшего соседа с просьбой не привлекать к ответственности гр-на Максимова Г.А, поскольку телесные повреждения были легкими, Максимов, принёс им свои извинения и материально загладил свою вину. Мне этого было вполне достаточно.
Мы остановились у здания ОВД, вошли в кабинет начальника, он отдал соответствующие распоряжения и спустя полчаса, торжественно вручил мне запечатанный конверт с копией материала.- Извини Павел, сказал он, при всём желании оригимнал отдать не могу, он пойдет в суд специальной почтой-
-Конечно понимаю- Ответил я_ Большое спасибо и за то что заверенну копию выдали-
-Да о чём ты говоришь? - озабоченно ответил майор- я бы выдал её в любом случае. Послушай.- неожиданно обратился ко мне Николай Николаевич- А, кто у Вас на процессе присутствует в качестве адвоката этого Геннадия Максимова?-
-Адвокат Дымов-
-Вот оно что, задумчиво произнес майор, ребята будьте предельно осторожны и в дороге и там в Москве. Это очень опасная личность. Если , вдруг случится какая-то провокация по дороге, немедленно обращайтесь к сотрудникам милиции и сразу звоните ко мне.-
- А что может произойти- Спросил Сергей-
-Да я думаю уже ничего не может, это я так для страховки.Дымов прекрасно знает, что оригинал отказного материала ему не получить, а в таком случае, охотиться за его копией нет смысла- Уже спокойным тоном, будто убеждая сам себя проговорил майор.
После этого, он был вынужден попрощаться с нами, поскольку его заместитель по розыску и два опера ждали с нетерпением начальника на месте преступления, и его телефоны практически не прекращали звонить. Каждый отправился по своим делам в разные стороны.
На этом я заканчиваю своё длинное повествование и вручаю вам конверт, в соответствии с запросом суда.- Произнес адвокат Русаков Павел и замолчал.






54


Некоторое время в кабинете опять стало тихо. Наконец, взяв в руки конверт, адресованный на моё имя, я вскрыл его.
Из конверта выпала заверенная по всем правилам, копия прошитого и пронумерованного материала об отказе в возбуждении уголовного дела, расследуемого, неким следователем Семеновым. На титульном листе так было и написано : материал об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении гр-на Максимова А.А., в преступлениях, предусмотренных…дальше шел перечень статей уголовного кодекса РСФСР, которые уже не действовали на сегодняшний день, но были актуальны на момент написания постановления.
Я не стал листать и просматривать материал, поскольку времени прошло слишком много. А приём продолжался. Я сказал Павлу, что как и положено, с материалами всего дела он и её доверители смогут познакомиться в канцелярии, чтобы не вызвать ненужных подозрений. Но тут, неожиданно адвокат запротестовал.
-Понимаете Ваша честь, у нас есть серьезные опасения, что материал этот исчезнет из дела.
-Как это исчезнет?- не понял я. Хочешь - не хочешь, а мы обязаны предъявить его для ознакомления другой стороне, не препятствуя ни в чём.-
-Это так-
-Но, видите – ли, в чём дело тут всё не так просто-
-А, что такое? - Вновь заинтересовался я.
-Неделю назад мне позвонил из Курска начальник ОВД Николай Николаевич. Он и жена нам часто теперь звонят.
-Ну, надо думать. А как же иначе-
-Нет, тут совсем другое, дело касается адвоката Дымова.- Этот странный тип с виду, оказался серьезным человеком в далеком прошлом даже судимым за мошенничество и спекуляцию. Потом ему невероятным образом удалось где -то на Украине получить диплом об окончании Харьковского Юридического института. А затем он устроился на работу в юридическую консультацию в Курске. Там же он женился на нашей мадам. И водил дружбу с некоторыми участковыми и другими сотрудниками милиции Курска. Короче, там он личность известная. Это он был инициатором уничтожения отказного материала, который мы привезли. Но по какой-то причине его дружок участковый прошляпил это дело, то ли забыл, то ли отложил. Но материал мы нашли. А это был единственный контраргумент против Дымова и его компании.
-Да, но почему участковый не сообщил ему, что материал изъят начальником.





55

-А вот тут уже, какие-то внутренние дела в ОВД. Николай Николаевич строго предупредил участкового, что если он об этом проговориться Дымову, то всплывут серьезные грехи самого участкового, И он простым увольнением не отделается. Получается, что у нашего начальника есть кое-что серьезное против участкового.
- Да, понимаю, сказал я.
-Поэтому Ваша честь - продолжил адвокат, мы вас по просим, чтобы до начала заседания, этот материал нигде не фигурировал. Я его в запечатанном конверте могу предоставить Вам в заседании. Либо Вы возьмете его с собой в заседание, как только, что поступившее к Вам в суд
-Последнее предложение исключается - категорично сказал я – Любая почта, попадающая в суд, проходит регистрацию, а затем уже раздается по судьям.-
Так, что с конвертом вы придете прямо на заседание и на стадии ходатайств можете мне его вручить.
-Хорошо, мы так и сделаем - Спасибо Ваша честь за понимание, мне пора, я и так уже злоупотребляю отведенным временем.-
Павел быстро забрала большой почтовый конверт и сказав: -До свидания- вышел из кабинета.



ГЛАВА Ш

В назначенное время в зал были приглашены все участники процесса.
Со стороны истца прибыли госпожа Дымова М.А. со своим супругом адвокатом Дымовым А.Г. Самого истца по- прежнему в зале суда, не наблюдалось . С другой стороны пришла ответчица Меняйло Оксана со своим супругом Иваном и адвокатом Русаковым.
На улице лил проливной дождик, опять скопились автомобильные пробки. Общественный транспорт ходил с большими перебоями. Я, признаться думал, что и участники процесса, как и многие другие посетители, и даже работники суда во время не попадут на работу. Однако, ровно в 9 часов утра все участники процесса были на месте.
Я решил, долго не тянуть резину и форсировать слушание дела.
Тем более, что никаких свидетелей больше не требовалось. Стороны знали почти наизусть все исковые требования и возражения к ним.
Итак, проверив явку и убедившись, что все на месте, процесс начался.






56

Проделав предусмотренную законом процедуру, с разъяснением прав и обязанностей сторон, убедившись, что никаких дополнений и ходатайств на данной стадии процесса не поступало, суд приступил к рассмотрению дела по существу.
Слово было предоставлено представителю истца, Максимова А.А. – адвокату Дымову. Он сегодня выглядел весьма уверенным, хорошо отдохнувшим, и
опрятно одетым. Можно сказать «весь такой гладенький из себя». Он начал свое выступление:
-Уважаемый суд, уважаемые участники процесса, я не буду задерживать долго ваше драгоценное внимание и время на моё выступление, не вижу в этом никакой необходимости, лишь повторю, что на сегодняшний день сторона истца в лице его законных представителей поддерживают
заявленные и хорошо знакомые исковые требования и просят суд удовлетворить их в полном объеме, признав частично недействительным завещание составленное покойным Максимовым Александром Константиновичем, на имя гражданки Меняйло Оксаны Викторовны,
Такую просьбу мы обосновываем тем, что при его составлении были нарушены требования Гражданского кодекса РФ. Нотариусом, выдавшим, завещание на всё имущество покойного, была проигнорирована статья закона, указывающая на необходимость учета интересов некоторых категорий граждан, а именно нетрудоспособных лиц, которые на момент открытия наследства находились на иждивении покойного.
Указанные лица при составлении завещания должны быть обязательно учтены и им полагается не менее 2/3 доли всей наследственной массы, которые они могли бы иметь при завещании по закону.
Поскольку у покойного Максимова А.А. на момент смерти имелся нетрудоспособный сын – Максимов Александр Александрович, который являлся и является до настоящего времени инвалидом 2 группы по общему заболеванию, и он находился на иждивении своего отца, о чем свидетельствуют представленные нами документы.-
Тут Дымов победоносным довольным взглядом обвёл всех присутствующих и завершил свою короткую речь:
А посему прошу суд наряду с признанием указанного завещания недействительным, признать за истцом Максимовым А.А. 2/3 доли всего наследственного имущество, которое оставалось, на момент смерти его отца -Максимова Александра Константиновича.
Дымов окончил, поклонился суду и, быстро проговорив:
-У нас всё, Ваша честь - сел на своё место.





57

Я объявил, что у суда нет вопросов к стороне истца, и, выяснив, что вопросов у ответчиков тоже нет на данной стадии процесса, предоставил слово другой стороне, от имени которой выступала адвокат Шаповалова.
-Ваша честь - начала довольно уверенным тоном адвокат ответчика. Но по всему её виду было заметно, как он волнуется.
-Ваша честь- ещё громче произнес адвокат, наша сторона не только не признаёт иск, но в связи с поступившими в суд ответами на запросы из УВД г. Курска, и имеющимися там доказательствами, существенно влияющими на сам судебный процесс и его выводы, мы заявляем встречный
иск, в котором просим лишить наследника Максимова Геннадия Александровича наследства в полном объеме, в соответствии с требованиями закона.
Лишить его, как лицо, совершавшие в отношении наследодателя, родного отца, противоправные действия.
В подтверждении своего встречного иска мы просим приобщить к рассматриваемому гражданскому делу материалы, поступившие из Управления Внутренних дел г. Курска, где подтверждаются факты, изложенные в нашем встречном исковом заявлении.
С этими словами адвокат Русаков встал со своего места, быстрой легкой походкой подошел к судейскому столику и вручил суду встречное исковое заявление, затем также быстро подошел к столику, где располагались истцы - адвокат Дымов и его супруга Дымова Маргарита Андреевна. Он также вручила им копию встречного искового заявления и
копию прошитого, пронумерованного материала об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сына покойного, а ныне истца по делу Максимова Г.А.
Это был тот самый материал, который он с такими приключениями, добыл в поездке в г. Курск. Ещё, не осознавая до конца, что происходит, адвокат Дымов взял представленные ему документы, быстро надел очки, и стал читать сначала встречный иск, а затем более внимательно углубился в чтение милицейского материала.
Я не торопил его, прекрасно понимая, что он сейчас обязательно выступит с ходатайством об отложении дела, для изучения столь серьёзных аргументов противника. Так оно и произошло. Адвокат Дымов поднялся с места и, обращаясь к суду, спросил:
-Ваша честь, а подлинный милицейский материал прибыл в суд?
-Конечно, - ответил я - Вот уже более неделю он находится в суде и вы могли бы ознакомиться с ним, сделать необходимые копии, выписки, как и предусмотрено законом.



58

Как и сделала противоположная сторона.-
Но, казалось, Дымова уже не интересовал ответ суда и дальнейшие подробности. Он вдруг резко изменился в лице. Сначала сильно побледнел, затем судорожно расстегнул галстук на своей нарядной сиреневой рубашке и жадно стал хватать ртом воздух, которого ему, по всей видимости, не хватало.
-Вам плохо?- спросил я, может, нужна медицинская помощь?-
-Нет, нет, Ваша честь, уже совсем жалобным голосом залепетал Дымов-
-Позвольте сделать небольшой перерыв. Минут на двадцать-тридцать.-
-Зачем же перерыв?- спросил я – Суд имеет право отложить разбирательство по делу. Есть все основания, подан встречный иск. -
-Нет, нет, не стоит, я прошу всего лишь получасовой перерыв, этого будет вполне достаточно.- снова умоляюще залепетал Дымов.
Его супруга, Маргарита Андреевна, к которой все привыкли, как к весьма импульсивной особе, вела сегодня себя совершенно спокойно, будто находилась в состоянии ступора. Сидела в одной позе, смотрела в одну точку, и казалось, почти не понимала, что происходит в зале суда.
-Наверное, приняла большую дозу успокоительных препаратов. – Подумал я.-
Тем временем, был объявлен перерыв. Я выдал подошедшему адвокату Дымову подлинник отказного милицейского материала, взамен его адвокатского удостоверения и удалился к себе в совещательную комнату. Все остальные покинули зал на полчаса объявленного перерыва.
Минут через пятнадцать в кабинет тихонечко постучали. Это был кодовый стук моего секретаря Марины. Я тихим голосом разрешил ей войти. Она вошла, аккуратно закрыла за собой дверь и, подойдя к моему столу, сообщила:
-Сергей Викторович, я сейчас видела нечто. Если бы Вам такое увидеть, вы бы, ни за что не поверили.-
-Так что же такого ты могла увидеть и где?-
-А я с девчонками из канцелярии решила воспользоваться большим перерывом и сходить и купить мороженое, а заодно и покурить.
Как и большинство молоденьких девчонок нашего суда, она была подвергнута в то время этой пагубной привычке.- Ну так вот - продолжала секретарь- идем мы назад от палатки, через двор, напрямую. Гляжу, стоит наш адвокат Дымов и с кем-то очень увлечённо разговаривает по телефону. Так увлеченно, даже не разговаривает, а кричит в трубку, не обращая ни на кого внимания.





59

Я, конечно, замедлила шаг, сказав подругам, чтобы они шли дальше, а мне якобы надо вернуться, а сама нырнула в заросли сирени, которые у нас находятся во дворе. Вы сами знаете, какие они огромные, их ветки достают до окон нашего кабинета.-
Я молчал и продолжал слушать рассказ взволнованного секретаря. Марина продолжала: - Не скажу точно, но мне показалось, что он говорит что-то очень важное, относящееся к нам. Только поэтому я позволила себе подслушать его разговор. И действительно, я вскоре поняла, как он ругает какого то капитана, как он его называл по телефону, за то, что тот не выполнил его требования и не уничтожил материал.
Теперь из-за этого, он выглядит в суде абсолютным нулем, проигравшим процесс, что сделать уже фактически ничего нельзя и, что капитан ему не только вернет все деньги назад, но и уплатит серьёзную неустойку. Дальше в течение минуты Дымов слушал, что говорят ему с того конца телефона.
Но как только там закончили, он опять закричал:
-Это всё твои проблемы капитан, что приехал внезапно начальник и лично у тебя забрал материал, это всё твои проблемы. По нашему договору этого материала не должно было быть в природе. Он должен был быть уничтожен.
Время у тебя было. Именно за это тебе заплатили. Ты ничего не сделал, и будешь отвечать. Так, что здесь всё по понятиям. Короче, готовь обозначенную сумму, да за моральный вред я тебе подкину, когда закончится вся эта комедия. Мы долго здесь не пробудем. Дня через два- три. Жди меня в гости. Тогда поговорим более подробно. Всё отбой.-
Он прекратил разговор. Положил трубку в карман и быстро пошел к зданию суда. Он прошёл буквально в двух метрах от меня. Если бы не солнце, которое сейчас ярко светит и отражаясь лучами в лужах, не слепило ему в глаза, он бы точно меня заметил. А вид у него, я вам скажу, совершенно другой, нежели здесь в зале суда. Страшный и злобный какой-то вид. Как будто два разных человека воплотились в одном. Как только он ушёл, я выбралась из своего укрытия и прямиком через служебный вход к вам -
Марина закончила своё повествование, но все ещё взволнованно дышала и имела бледноватый вид.
-Так, успокойся, иди, приведи себя в порядок. Об увиденном никому не слова - Строго предупредил я.
- Конечно, я все понимаю - сказала секретарь и быстро исчезла за дверью кабинета.








60


Я вновь остался на какое-то время один. Время перерыва подходило к концу,
Мне стало понятно, на что так надеялся Дымов, почему был уверен, что мы не будем глубоко разбираться в заседании. И действительно, если бы не адвокат Русаков, его настойчивые ходатайства об истребовании материала из УВД г. Курска о неправомерном поведении истца, если бы не счастливое стечение обстоятельств, при которых емуй удалось спасти тонущего сына начальника ОВД, всё могло бы получиться по-другому. Я бы вынес решение о разделе наследства, руководствуясь исключительно буквой закона и собранными по делу доказательствами. А в перечне доказательств первоначально никаких данных о противоправном отношении истца-наследника в отношении ответчика - наследодателя не было.
Эти данные появились в ходе судебных слушаний по делу, и опять же благодаря настойчивой и уверенной в своей правоте и позиции адвоката Павла. А я то, чуть было не совершил судебную ошибку.
Ай да Пашка, ай да молодец. Зато теперь, с каким наслаждением я вынесу решение об отказе в удовлетворении этого иска сыночка-инвалида, поданного конечно не им самим, а с подачи его колоритной мамаши и этого скользкого типа адвоката Дымова.- Так рассуждал я, а тем временем услышал, что в зале опять собрались участники процесса, и что пора выходить.
Но то, что произошло дальше, повергло в шок не только меня, но и всех, присутствующих в зале.
Когда все расселись по своим местам и я хотел продолжить процесс, как и положено по закону, неожиданно с места встал адвокат Дымов и твердой и уверенной походкой направился ко мне. На нём не было лица. Какая-то гримаса досады и боли настолько исказили его черты, что от былого, самоуверенного мужчины, ничего не осталось. Тем временем, он подошел к судейскому столу и протянул мне какой-то листок.
-Что это- с брезгливой опаской спросил я?- Как будто мне пытались передать дохлую мышь или жабу.
-Прочтите, пожалуйста, Ваша Честь - спокойным голосом сказал Дымов, это заявление о прекращении дела в связи с отказом истца от иска.- Он, не дождавшись ответа, пошел на своё место.
Я взял переданный мне лист, на котором всё тем же редким каллиграфическим почерком было написано заявление по всем правилам, предусмотренным гражданско-процессуальным кодексом, что истец отзывает своё заявление и просит прекратить гражданское дело.





61

Дальше, как и положено было отдельно отмечено, что с требованиями статьи такой-то, предусматривающей невозможность повторной подачи искового заявления и рассмотрения гражданского дела между теми же сторонами и по тем же основаниям, сторона ознакомлена и согласна. Стояли дата и подпись с указанием номера доверенности и адвокатского ордера.
Прочтя это заявление, я сначала никак не мог понять наяву ли это, или нет. Через минуту, придя в себя, я спокойно спросил:
-Адвокат Дымов, это заявление подано осознанно, не под влиянием каких-то неблагоприятных для вас обстоятельств?
-Совершенно осознанно Ваша Честь, в здравом уме и твердой памяти, как говорят обычно - также спокойно ответил Дымов.
-Хорошо, а как смотрит на это присутствующая с вами супруга.-
С большим трудом, при помощи Дымова, поднялась некогда грозная дама, причинившая столько хлопот и сотрудникам суда и ответчикам.
Речь, конечно, шла о Маргарите Андреевне. Так вот, пока она поднималась, Дымов оказывая ей помощь, что-то нашёптывал ей на ухо. Наконец, она выпрямилась во весь свой не малый рост, но как не пыталась изобразить из себя былую боевую даму, ничего не выходило. Наконец она спокойно, членораздельно, но с паузами между каждой фразой произнесла:
-Да господин судья, мне всё понятно. Я тоже согласна с прекращением дела.-
Она на мгновение замолчала, затем повернулась в сторону ответчиков - Оксаны, её супруга Андрея и находившегося рядом адвоката Русакова и
тихо произнесла:
-Придёт время, вы пожалеете об этом, все вы, трое, наслаждайтесь пока победой и будьте прокляты.
После этих слов она рухнула на стул, закрыла лицо руками и стала неестественно передергивать плечами. Так, обычно без слез, в истерике рыдают некоторые люди.
Вскочившие было ответчики, возмущенные произнесенными в их адрес словами, хотели, было, что-то в ответ произнести. Но, увидев печальную картину и мой жест, сели на место.
Пока Дымов успокаивал свою жену, я подозвал ответчиков к столу и дал им возможность ознакомиться с заявлением представителя истца.
Неожиданно раздался голос Дымова. Голос очень грозный, с властными, привыкшими повелевать нотками. Я, в какой уже раз удивлялся способностям этого человека.
-Ваша честь - Прозвучал буквально приказной тон Дымова, мы вынуждены покинуть зал судебного заседания, вы сами видите почему –



62

При этих словах он кивнул в сторону своей супруги.
–Давайте обойдемся без формальностей, я написал заявление, подписал протокол. Определение о прекращение дела вы сможете вынести в рабочем порядке и выслать нам по почте, я не возражаю.
Дальше, он, не дождавшись никакого ответа или реакции на его слова со стороны суда, приподнял со стула свою рыдающую супругу и быстрыми шагами вывел её из зала суда, хлопнув при этом, довольно прилично дверью.
Оставшиеся в зале участники процесса долго ещё не могли прийти в себя. Выражая своё мнение, о произошедшем событии.
Наконец, я предложил им всем, успокоится, и сесть на свои места. Когда они всё это проделали я, сидя в судейском кресле подводя итоги сказал:
- Ну, во-первых, поздравляю вас всех с победой. Оксана и Иван как были
полноценными собственниками завещанной вам квартиры, так и остаетесь ими впредь.
Никто не вправе помешать вам продолжать нормальную жизнь в этой квартире. Я сегодня - же вынесу определение о прекращении дела в связи с отказом от иска. Хочу обратить особое внимание на вас Оксана, и сказать, что вам крупно повезло, что ваши интересы защищала такой прекрасный адвокат.
При этих словах Оксана обняла своего брата Павла, а долговязый Иван, тоже подойдя к ребятам, неуклюже обнял их обоих, своими длинными ручищами.
Все трое были бесконечно счастливы, и не скрывали, свою радость.
Мы переглянулись с секретарем Мариной и улыбнулись, словно понимали, в чем заключается настоящий секрет происходящего.
Наконец эмоции в зале поутихли, и раздался голос Оксаны. Она обращалась сразу ко всем присутствующим:
- Кто мне может объяснить, что случилось, почему вдруг так круто изменилась позиция, у этих истцов?
-Я тебе подробно всё объясню - сказала адвокат Русаков, а сам посмотрел на меня и будто молча, одним взглядом спросил: - можно?-
Я понял его немой вопрос и кивнул головой в знак согласия.
- Хорошо, не унималась Оксана, во-первых, Ваша честь, мы очень благодарны Вам за объективный и законный подход к этому делу, который вы избрали с самого начала-
Я, было, хотел сказать, что я всегда поступаю по закону, не взирая на лица и т.д. Но в душе я тоже испытывал и радость, и облегчение, что всё вот так закончилось. Но Оксана всё не унималась, и продолжала говорить;





63

-К Сведению присутствующих, мы уже нашли подходящий обмен, и вскоре переедем с этой квартирой, с которой у меня столько сложных воспоминаний. К тому же проклятия этой тетки тоже заставляют шевелиться и скорее переехать на новое место жительства. Она ещё, что-то хотела сказать. Но тут, в зал заглянул кто-то из очередных участников судебной тяжбы, которая назначена после данного процесса.
Секретарь Марина быстро поднялась со своего места, взяла очередное дело из небольшой пачки дел, назначенных на сегодня. И вышла в коридор наводить порядок.
Я разъяснил, порядок получения определения суда о прекращении производства по их делу.
-К сожалению, на сегодня больше не могу уделить вам внимания. Моя работа
продолжается. Это вы свободны. Можете праздновать победу.-
Ещё раз, пожелав друг другу всего хорошего, все трое покинули зал, а вместо них вошла довольно большая группа людей, которая стала занимать
свободные места. Я увидел представителя Органа Опеки и попечительства,
вошел помощник прокурора Самсонову Л.В. Секретарь передала мне дело о лишении родительских прав сразу двух родителей и я, не желая делать перерыва тут- же начал новый процесс.




Э П И Л О Г


Как-то быстро в том году промчалось лето, но мне удалось побывать в конце августа в очередном отпуске. Но как всегда отгулять пришлось только половину. Так уж заведено было в нашем учреждении. И вот в один из поздних осенних дней, вернее вечеров, я как всегда проводил прием населения и вдруг в кабинет вошли мои давние знакомые.
Это были адвокат Русаков Павел и его двоюродная сестра Меняйло Оксана, в прошлом её клиентка.
Мы все трое очень обрадовались этой встречи, я даже предложил перейти к себе в кабинет. Ведь я по-прежнему, не смотря на все запреты, вёл прием населения в зале судебного заседании. Ну, мне так было удобнее. Вот и сейчас я спокойно мог пригласить к себе в кабинет ребят и немного пообщаться с ними. Но оба выразили категорический отказ, сославшись на занятость и особое положении Оксаны.



64

Что это за положение, я понял сразу. Оксана была беременна уже несколько месяцев. Я поздравил её с этим событием и расспросил коротко о новостях, о жизни, о планах.
Отвечала в основном Оксана. Она, как и все встречающиеся мне украинские девицы была словоохотлива. Она поведала, что они с мужем уже живут в другом районе, недалеко от метро и работы мужа. Вот ожидают пополнения семейства.
Что касается Павла, то он, бойко и уверенно поведал, что у него всё хорошо, что к ним прибыл новый председатель адвокатской коллегии, они нашли с ним общий язык и взаимопонимание. А это немаловажно в адвокатской среде. Что часто вспоминают тот, наш процесс. Что по осени в столицу на большой грузовой машине приезжал из Курска начальник ОВД Николай Николаевич. Привез с собой массу продуктов сельскохозяйственного производства, меда со своей пасеки. Да и вообще он частенько звонил и звонит ему. Практически стал родственником. Спасенный им мальчишка, на будущий год пойдёт в первый класс. Всё там хорошо. Единственное, что немного напрягает, так это то, что по приезду в Курск бывший адвокат Дымов развелся со своей Маргаритой, уволился с работы и исчез в неизвестном направлении.
Вскоре бесследно исчез и тот участковый, который препятствовал в выдаче
нужного материала. Сейчас он объявлен в розыск.
Маргарита Андреевна на почве всех этих событий совсем сдала и физически и психически, и её поместили в местный психоневрологический интернат. Плохо закончил и её сынок. В очередной раз, пьянствуя у себя дома в соответствующей компании, он затеял с кем-то из гостей драку и был тяжело ранен, отчего впоследствии и скончался в медсанчасти Курского УВД.
Вот такие новости мне поведали мои милые посетители. На их встречный вопрос: - А как дела у Вас?-
Я лишь молча показал на большое количество находящихся в кабинете дел, материалов, заявлений и т.д.
-Понятно сказал адвокат Русаков,у судей, всё как всегда, работы - ни конца, ни края.-
-В самую точку Павел. – Мне ещё, что-то хотелось сказать ему. Но тут, опять вошла без стука в кабинет секретарь Марина, и с ходу выпалила :
-Сергей Викторович, там опять этот неадекватный посетитель со своим сломанным мобильным телефоном Он знает, что вы здесь, а приём не ведете. Грозился пойти к председателю.






65


-Ну, вот так и живём,- вновь повторил я эту фразу, и стал поспешно прощаться с ребятами, пожимая их руки. Они исчезли за дверью кабинета. Я посмотрел в окно. Уже стемнело. До конца приёма оставалось ещё полчаса.
-Надо идти сказал я сам себе и решительно открыл дверь в зал заседаний, где меня ждали ищущие правды посетители.

06.12.2016г.


КО Н Е Ц

(продолжение следует)
























































































Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: НЕ СОСТОЯВШИЙСЯ НАСЛЕДНИК,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 76
Опубликовано: 23.02.2018 в 20:07
© Copyright: Сергий Мартусов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1