Кто на свете всех счастливей?


Раньше мне казалось, что самые счастливые существа на свете, это пауки. Вот кому жить хорошо - думалось мне - не нужно учиться, не нужно лечиться, не нужно трудиться, не нужно пломбировать зубы. Сиди себе в укромном местечке и философствуй, да наблюдай – не залетит ли в твои тенета беспечная добыча. Но позже я узнал, что в природе у пауков много естественных врагов, и у меня возникли определенные сомнения. Конечно, неплохо быть пауком, в доме одинокого холостяка, алкоголика, где тебя не настигнет веник чистоплотной хозяйки, но как-то скучно всегда находиться в помещении, не видя над головой ласкового солнышка. Такая возможность существует у пауков крестовиков, у которых, к тому же, мало естественных врагов. Но великое несчастье родиться самцом паука крестовика! Как известно, самка этого паука, после оплодотворения, поедает своего мужа, отыгрываясь за всех женщин мира. Впрочем, пауки плохо предвидят будущие опасности, не впадают из-за них в депрессию, чего мы не можем сказать о людях.

Еще мне нравится беспечная, свободная жизнь обезьян, в условиях, где у них нет естественных врагов, например, в хорошо оборудованных зоопарках. Вот где можно пожить в свое удовольствие! Ешь, пей, прелюбодействуй с сородичами противоположного пола, кувыркайся, прыгай с ветки на ветку, познавай окружающий мир – никаких ограничений! Замечу, что в отличии от философов – пауков, обезьяны больше похожи на ученых – они любят рассматривать различные предметы, ощупывать, обнюхивать их. О завтрашнем дне обезьянам думать не нужно, эта обязанность лежит на симпатичных двуногих существах, очевидно, близких родственниках обезьян. Они и накормят, они и напоят, они и уберут территорию. Эх, что и говорить! Хорошо быть обезьяной!

Предвижу здесь и возражения. Меня спросят: а не является ли жизнь пауков и обезьян примитивной, бедной на разнообразные удовольствия и впечатления, хорошо известные человеку? Я отвечу на этот вопрос так: да является, ну и что? Животные ничего не знают о человеческих наслаждениях и потому ничуть не страдают от их отсутствия, зато они не знают и многочисленных страданий, хорошо знакомых людям.

Великие философы давно уже обратили внимание на то, что наши страдания гораздо сильнее наших удовольствий и никак не окупаются ими. И больше других страдают в жизни именно те люди, которые больше других способны к разнообразным наслаждениям. Вспомним, к примеру, Жан Жака Руссо, наверное, самого эмоционального и тонко чувствующего человека всех времен и народов. Эстет в квадрате, в кубе, всю жизнь наслаждаясь красотами природы, книгами, музыкой, шахматами, общением с замечательными людьми и многим другим, Жан Жак постоянно страдал от депрессии, от всевозможных страхов, и не случайно писал в «Исповеди», что прощает свою кормилицу, которая выходила его в детстве. «Мелочи» отравляли жизнь Руссо, разрастаясь в воображении до невероятных размеров. Да! Такова цена сильного воображения, лежащего в основе интеллектуального и эстетического развития.

Многие мыслители говорили, писали, о преобладании страдания в человеческой жизни, имея в виду, в первую очередь, самих себя. «Счастье – греза, реально лишь страдание» - писал Ф.Вольтер, а его большой почитатель А.Шопенгауэр блестяще обосновал эту мысль в своей работе «О ничтожестве и горестях жизни». Не думаю, впрочем, что Вольтер или Шопенгауэр согласились бы родиться обезьянами (хотя, кто знает?), но и последние вряд ли согласились бы родиться людьми.

Но, может быть, существует какая-то золотая середина и лучше всего быть человеком, но человеком эмоционально и интеллектуально ограниченным? Так считал князь Андрей Болконский (а вместе с ним, вероятно, молодой Лев Толстой) который говорил Пьеру Безухову:
«….ты хочешь вывести его, - сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо них, - из его животного состояния и дать ему нравственные потребности. А мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его - то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, не дав ему ни моего ума, ни моих чувств, ни моих средств».
И действительно, не лучше ли всего быть человеком здоровым, сильным, энергичным, способным трудиться на любой ручной работе, и довольстваться, при этом, пищей, алкоголем, сексом и примитивными развлечениями? Немало я встречал в жизни таких людей. Помню одного своего знакомого, слесаря, с лица которого никогда не сходила широкая улыбка. Ха-ха, хи-хи – постоянно звучало из его уст. Подымая какой-то тяжелый механизм, этот слесарь заработал себе грыжу и с улыбкой отправился на хирургическую операцию. Нерадивый хирург забыл и зашил в животе моего знакомого кусок марли, после чего операцию пришлось делать повторно, но ничто не могло поколебать его оптимизм. Получив направление на легкую работу, и возвратившись на завод, слесарь-оптимист вернулся к своим привычным хобби – домино и самогону, на радость своим друзьям, партнерам и собутыльникам. И сколько я ни встречал в жизни подобных людей, прекрасно обходившихся без шедевров Моцарта и Шопена, Рафаэля и Левитана, Достоевского и М.Булгакова, все они замечательно себя чувствовали, не в пример рефлектирующим интеллигентам, озабоченным своим душевным состоянием.
Но, увы, не всегда и такие простые люди бывают счастливы. Жизнь вообще не любит счастливых людей и умеет к каждому подобрать ключик. Войны, революции, стихийные бедствия, собственные болезни и болезни близких, бедность, неожиданные предательства и потери – эти и другие бедствия способны сделать несчастными даже склонных к элементарной жизни людей. Об этом хорошо написал А.П.Чехов:
«Если и захочешь животного счастья, то жизнь все равно не даст тебе опьянеть и быть счастливым, а то и дело будет огорошивать тебя ударами».
И это воистину так!

Мне скажут: но жизнь и не создана для животного, плотского счастья, зато там «на небесах» нас ждет награда за наши страдания. Да, конечно, она ждет нас на определенных условиях, но кто мешает нам эти условия выполнить?
Согласен! Если у нас есть возможность правдами или неправдами проскользнуть в «рай», то наиболее счастливыми являются те существа, у которых больше шансов реализовать эту возможность. В таком случае, предпочтительнее быть человеком и животное счастье не представляет большой ценности. Если же после смерти тела, наша личность полностью исчезает, растворяется в сверхличном сознании, то быть в земной жизни пауком или обезьяной, на мой взгляд, предпочтительнее, чем быть человеком. В этом случае человеческая жизнь вообще представляет собой издевательство и насмешку – мы все время гонимся за призраком счастья, мечтаем, надеемся, разочаровываемся, любим, страдаем, заботимся о близких, желаем для них и себя вечной жизни и, в результате, превращаемся в ничто. Еще хуже обстоят дела, если существует «ад» и у нас есть опасность попасть именно туда. А такая опасность есть, есть, и она для большинства из нас более реальна, чем достижение рая. И кем же предпочтительнее быть, с учетом такой возможности, человеком или животным? Ответ у меня напрашивается следующий – пока мы не знаем своей посмертной судьбы, не можем ее помыслить и вообразить, ответить на вопрос: «Кто на свете всех счастливей?» очень трудно, если возможно. Для меня невозможно.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 4
Количество просмотров: 78
Опубликовано: 21.02.2018 в 18:08
© Copyright: Евгений Терещенко
Просмотреть профиль автора

Паренёк с окраины     (22.02.2018 в 06:07)
ПРО ОБЕЗЬЯН

Есть в Сухуми питомник, где живут обезьяны:
Капуцины, макаки и павианы...
А про то, как живет
Обезьяний народ,
Рассказал мне товарищ экскурсовод.

Например, павиан-самец
Молодец
И общественных предрассудков лишен,
Покоритель сердец
И примерный отец,
Он
Имеет двадцать шесть жен.

Они его любят
И так голубят,
Что он ходит в мантии голубой.
Если б нас так любили,
Мы бы счастливы были,
И не только с любимой, но даже с любой!

Человек - царь природы - преграды берет;
Но не все воздержанье считают изъяном.
Я хочу, чтоб в любви мы шагнули вперед
К обезьянам!
1955
Н. Глазков.

Евгений Терещенко     (24.02.2018 в 18:02)
Спасибо за внимание и интересный стих!

Сикорски     (21.02.2018 в 20:57)
Конечно, многим не люб ныне постмодерн, но на исходе двадцатого века (да, простит меня читатель, двадцать первый пока не одарил нас своими литературными откровениями за неимением революций и новых наркотиков ) мы все живем в постмодерне. С большей или меньшей степенью удовольствия, в состоянии подробного или приемлемого разочарования. Беда в том, что человек пишущий и некоторые из читающих существуют в определенном контексте и от того, что автор не упоминает об этом, умнее он не выглядит.
Все дело в том, как в нем существовать. Можно - натужно, с длиннющими цитатами и их опровержением (если надо). А можно - вот так. Легко, непринужденно и весело. Сочиняя текст - то ли о том, что тебе плохо, то ли о том, что и быть хорошо, в общем-то не очень и должно, то ли о том, что об думают другие - от пауков до Шопенгауэра и что ты думаешь по поводу того, что они думают. Задавая вопросы, осмыслямые в тексте, но бессмысленные по существу. Пряча что-то свое, но водворяя на свет его же как очевидное.

Евгений Терещенко     (24.02.2018 в 18:01)
Спасибо, уважаемая Сикорски, за внимание и рецензию! Не отличаясь большой сообразительностью, я не сразу понял, похвалили Вы меня или обругали - уж очень витиеватым показался комментарий. Но потом до меня дошло....






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1