По воле не божьей или сказки моей памяти. Сказка восьмая. "Принцесса на горошине". Глава 31.


Пока Вера дожидалась Диму, в голове ее проносились картинки ее супружества. Первый секс, который случился «по обещанию». Это походило на сделку, договоренность о которой нарушать было нельзя. В «условия договора» были четко прописаны «действия сторон». Изначально была внесена «предоплата». В качестве «предоплаты» выступили прогулки по ночному городу, походы в кинотеатр, катание на каруселях и прочие мелкие угоды. Интим предполагалось провести в срок, определенный условиями договора «не позднее трех месяцев». «Срок» истекал в день, когда в комнату общежития, которая предоставлялась паре, вернулся прописанный сосед. Вот так, на соседней с соседом кровати Вера лишалась девственности. Никаких лишних вздохов, никаких эмоций и удобных поз, просто слезы боли под темным одеялом. Сторона, интересы которой соблюлись, со своей стороны предложила только один послабляющий жесткий момент вариант : водку, вприкуску с копченой колбасой. Водка и копченая колбаса так остались для пары непревзойденным стимулятором к интимным отношениям. Никакого другого стимула не могло родится на этом фоне. Иногда водка заменялась вином, иногда колбаса – шоколадкой. Но секс оставался таким же грязным и отвратительным по своей составляющей, как и в тот …первый раз. Это просто надо было делать, а чувствовать при том – не лучшая из затей. Двадцать лет «грязного» секса вдруг увиделись бездонной дырой, в которую Вера по кусочкам отправляла саму себя. Отправляла, пока не оказалось, что отправлять уже…нечего.
А вчера, после концерта, Вера пришла домой другая. Ей, будто вернули что-то, о чем она и думать забыла. Память вдруг обнаружила потайное дно. И на этом дне лежало нечто сокровенное, такое трепетное, хрупкое, беззащитное, живое. Настолько живое, что некая горячая волна словно прожигала все тело. В нем таяло что-то, что-то расплавлялось. И это даже было больно. Необъяснимо больно. Болело до тех пор, пока кровь не хлынула из ушей и носа. Поначалу испугавшись, Вера тут же убедилась в закономерности происходящего. Поменяв одежду и вымыв тщательно кровь, она уснула сном счастливого человека. Утром обнаружила, что слух обострился, обоняние стало невообразимо мощным. И это нужно было принять. Вера приняла.
В ожидании любовника, Вера вскипятила воду и заварила полынь. Усмехаясь сама себе, она тщательно подмылась настоем и присела на диван, уставившись перед собой. Звонок прозвучал неожиданно громко среди тишины в размышлениях.
- Вот, - он протянул пакет.
Вера с любопытством заглянула вовнутрь. В пакете оказалась бутылка вина, баллон со взбитыми сливами и свежая клубника. Скучающим взглядом она обвела фигуру гостя и предложила войти в комнату. Дима ласково обнял и поцеловал. Одежды полетели на диван. После того, первого раза, после долгого перерыва,, он волновался еще больше. Вера почувствовала, как его трясет. Несмотря на то, что все его прикосновения были смелыми и уверенными, дрожь выбивала из такта. Будто по заученной программе, он расцеловал верх и опустился ниже живота…. «И где они обучаются этой дикой тактике? И почему все так одинаково мертво?» Вера, нисколько не смутившись столь интимной ласки, внимательно наблюдала за любовником, сама себе улыбаясь. Наконец, он оторвался от «процедуры» и посмотрел ей в лицо.
- Понравилось? – лукаво спросила Вера.
- А тебе… не понравилось? – озадаченно прошептал тот.
- Нет. А что, должно было? В порнофильмах ведь обычно всем нравится, верно?
Лицо Димы выражало недоумение. Он готов был исчезнуть тот же час из этой комнаты, только бы не видеть этого издевательского взгляда, не слышать этого пугающего надменностью голоса. И он ненавидел ее в этот момент. Настолько сильно, что готов был ударить. Вера встала и оделась. Он тоже принялся молча одеваться.
- А ты, я смотрю, хорошо подготовился, - продолжала атаку Вера. Она вынула из пакета вино, сливки, клубнику и демонстративно выставила все на журнальный столик. – Подготовился к тому, чтобы тебе было сладко-сладко. И, как ты собирался это использовать? Наносить на тело и слизывать, передавать изо рта в рот? Идиот! Идиот! Идиот! – щеки Димы сносили три звонкие оплеухи. - Тебе что же, не было горько? – она подошла близко и говорила, выдыхая ему в лицо. – Я там полынью подмылась. Отвечай, тебе не было горько?
- Было….
- Зачем же ты тогда делал это? Зачем? Ты это называешь сексом? Или ты называешь сексом слизывание пищи с тел? И где вы только этого дерьма нахватались. Не нужно учиться тактике моральных уродов, чтобы стать мужчиной. Не нужно врать! Не нужно подчинять извращениями и подчиняться извращениям не нужно! Оральные поцелуи придумали люди, которые мечтали избавить своих рабов от беременности их самок! Помпеи стали живым памятником людям, отдавшим предпочтение оральному и анальному сексу. Сексу, от которого ничего и никого не рождается! Только низкие, низкие и недостойные мужики хотят, чтобы им делали минет. Потому что для них – это единственный способ подчинить себе женщину. Нет у них больше ничего, нет у них того огня внутреннего, за который женщина к ногам падет преданная и кроткая. Я не лесбиянка. Не нужно меня там лизать. У меня есть губы. Для поцелуя изначально предназначались губы. Мне не нужно твоего рабства, я не желаю тобой владеть. Я хочу чтобы там, где-то под корой головного мозга что-то зашевелилось от созерцания твоего величия. Думаешь, я не люблю клубнику?
Вера присела на диван, поставила на колени контейнер с клубникой и обильно спрыснула на нее сливки из баллончика.
- Это вкусно! Это просто вкусно. Никакого секса в этом нет. Ты думаешь это секс: в лицо партнеру прыснуть спермой? Тебе хочется, чтобы я слизывала это с твоего члена? Жалкий урод!
В довершении всего, Вера уверенно впечатала остатки клубники со сливками в лицо недоумевающего Димы.
- Убирайся!
Он схватил ее за руки и хотел со всей силы ударить о стену, но дерзость и презрение в ее взгляде заставили усомниться в том, что это нужно делать.
- Убирайся, - тихо повторила она.
- Я просто хотел тебе угодить….
- Ты хотел себе угодить. Хотя нет. Не себе. Своей слабости. Мне не нужно угождать. Меня нужно чувствовать! Этому в порно не учат. Нигде этому не учат. Когда же вы поймете, ни один мужчина не прав, когда он хоть одну женщину, хоть одним своим порывом очернил. Это то же, что отрезать от себя в день по пальцу, по части тела. Да что части тела, когда на самом деле святой дух вы от себя отрезаете. Уходи. Нищий ты. Нищий духом. Как и многие вокруг. И все кормишь, кормишь змея поганого. Все губишь.
- Сумасшедшая.
В ответ Вера громко рассмеялась. И что-то зловещее было в этом смехе. Что-то, до «мурашек» волнительное, проникающее…..




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 19.02.2018 в 13:54






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1