По воле не божьей или сказки моей памяти. Сказка восьмая. "Принцесса на горошине". Глава 25.


- Можно я приеду? – голос на проводе звучал не умоляюще. Это больше походило на вопрос-требование.
Вера прикусила губу.
- Нет. Не нужно, Жень. Я не хочу продолжать это сумасшествие. Истерзалась вся уже этим. Мне тяжело.
- Тебе плохо со мной?
- С тобой? Я не знаю, с кем я. Будто сам дьявол мне глаза закрывает. Не понимаю, Жень, что такое твориться. Неужели, ты сама не видишь? Я глубоко уважаю тебя как личность, но эти оргии доводят мой ум до точки кипения. Это не чистое, понимаешь? Я никогда не признаюсь тебе в любви, несмотря на то, что удовольствие, которое ты меня заставила узнать, неимоверное….
- Я и не жду от тебя слов любви. Просто будь у меня. А я буду для тебя.
- Нет. Ты ведь не такая, Женечка. Ты – другая. Поэтичная, милая, умная, ты достойна любви. И пусть это будет женщина, но такая, которая сумеет из глубины самой тебе принадлежать.
- Мне нужна ты.
-…..
- Можно я приеду?
- Нет.

Звонок в дверь застал врасплох. Вера как раз собирала детей на улицу гулять. Продолжая завязывать ботинки сыну, она толкнула дверь. За ней стояла Женя с тортом в руках.
- Привет. А у меня вот что! – она подняла торт, и малыши громко заголосили «Ура, тортик!»

- Знакомься, мой муж, Витя. Витя, это - Женя. Моя подруга. Мы в интернете познакомились. Ну, помнишь, я говорила тебе?
Женя протянула руку для рукопожатия. Виктор с нескрываемым удовольствием приклонился к протянутому запястью.
- Здорово. Так что мы, тортиком будем баловаться? Может, я сбегаю в магазин, винца какого-нибудь..., – он будто уже не замечал собственную жену. Обращался именно к гостье.
- А давай вместе сходим. Я тоже хочу кое-что купить.
- Ты, может, пока картошки почисти, поставь варить, - бросил Виктор через плечо жене.
- Ну, давайте, - согласилась Вера.
Прошло около двух часов, пока парочка вернулась из магазина. К слову сказать, магазин в пяти минутах ходьбы. Вера не была рада гостье, не стремилась к выпивке, потому даже не стала спрашивать у счастливо улыбающихся мужа и подруги, что же такого радостного «в походе по магазинам» они встретили.
Застолье протекало оживленно. Эти двое полностью были поглощены друг другом. Вера чувствовала себя лишней в их кругу. Поначалу это ее злило, но спустя какое-то время, сердце вдруг заполнила пустота и безразличие. Парочка откровенно флиртовала, а Вера наблюдала за происходящим. И даже их общее желание «сходить за добавкой в ночник» не вызвало у Веры никаких внутренних возражений. Вернулись они под утро. Уставшие….

Вера пила утренний кофе за компьютером. Заодно проверяла электронную почту, когда Женя подошла сзади и, запустив свои руки в волосы подруги, принялась массажировать. Виктор с самого утра сбежал на работу, дабы избежать выяснения отношений, предоставив эту возможность напарнице по отдыху. Дети еще спали.
- Жень, убери руки, - поспросила тихо Вера.
- Да не бойся, не стану же я приставать к тебе сейчас, когда дети дома.
Вера повернула голову в сторону говорящей, с удивлением посмотрела в глаза и не спеша отпила глоток кофе.
- Я мешала тебе развлекаться с моим мужем?
- О, ты вела себя достойно….
- Достойно чего?
- Достойно вечно обманутой женщины, достойно жертвы.
- Замолчи!
- Разве это не так? Зачем ты даешь себя мучить? - Женя присела на корточки перед подругой. – Этот человек – не твой. Он тебя жрет, рвет на кусочки, он тебя бросает в костер своих низменных потребностей. Я теперь понимаю, почему ты так боялась причинить мне боль. Потому что эту самую боль ты каждодневно испытываешь. Ты на своей шкуре испытала, каково это: когда тобой пользуются.
Вера допила кофе и отставила чашку в сторону.
- Может, просто во мне не умерла надежда.
- А-а-а-а! – Женя громко рассмеялась, – вот же словечко добренькое: Надежда! Ну, тешь себя, тешь…. А вот мне думается, что надежда – это самое что ни есть зло. Зло, которое заставляет человека мучится. «Давай себя мучать, давай!» – говорит надежда, и ты даешь! Еще как даешь! И удлиняешь свои мучения. Со сладострастным рвением мазохиста. Надежда - это маска зла, моя хорошая.
Вера стыдливо вытерла слезы, что беспечно побежали по щекам и, молча, отвернулась.
- Уезжай, Женя. Хочешь – забирай его с собой.
- Не хочу.
- Чего ты не хочешь?
- Уезжать не хочу и его не хочу с собой. Хотя мы с ним очень похожи. В нем больше женщины, чем мужчины, во мне больше мужчины. Мы могли бы с ним быть счастливы…какое-то время. Но надо признать: это остановка в развитии. Этого я себе не позволю. Но и ты не сумеешь его любить. Ты никогда его не любила и не сможешь полюбить. Не так ли?
- Не знаю.
- Знаешь…. Ты не случилась для него. Ему нужна другая женщина, другая жизнь. Ты для него – как высотка для собаки, которой хватило бы будки. В тебе есть потенциал. И если ты его развивать не будешь, а будешь тратить себя на слабости мужа, тебе это так не сойдет с рук. Тратить без опаски можно только любовь. Никакие «надо», «должна» не работают. Тебя это оскорбит, знаю, но прими к сведению: он имеет больше возможности достигнуть чего-либо в этой жизни без твоего жертвенного участия. Это ты вынуждаешь его быть бабой. Знаешь, какая тут связь? Если мужчина не сделал свою жену женщиной, он сам становится ею. Да, моя милая, ты до сих пор не утратила свою девственность и осталась девочкой, хоть и родила детей. Не вини себя. Ты не могла дать ему то, что он не готов принять. Принять – значит взять на себя ответственность. Ему это не по силам. В тебе слишком много, тебя слишком много для него. Не понимаешь? Он не стал твоим мужчиной. Он стал твоей женщиной. Это к тому я говорю тебе, чтобы ты поняла тщетность самоистязания по причине нашей с тобой связи. Эта связь не более груба и грешна, чем та, в которой ты состоишь вот уже второй десяток лет.
- Что мне делать?
- Отпусти его.
- Да разве же я держу?
- Пойми, он теперь в большей степени женщина, чем ты. Потому что боится. Мужчина ведь не должен бояться. Ему по природе своей бояться нечего. Он создан по образу и подобию. Он изначально человек, понимаешь? Ему дано было любить женщину. Если бы любил – умножал бы свою силу. А он боится, потому что выбрал весь «аванс» любви у отца своего и к твоему «прародителю» в «долг» залез. А тот, если ты понимаешь о чем я, проценты спрашивает немалые. Мужчина, который живет в страхе – есть дьявол. Потому что он себе не принадлежит.
А тебе предлагает в грешницу играть. Нравится? Прости, если оскорбила чем-то.
- Меня это не оскорбило. Я знаю….
- Вот видишь, и тут я не могу быть тебе полезна….
- Но все же, есть и другая сторона этой истории.
- Хочешь оправдать себя?
- Хочу.
- А хочешь, я это сделаю за тебя?
- Хочу.
- Однажды он притянул тебя к себе словами «я буду любить за двоих». И ты поверила. Все в это верят. Ты пыталась его полюбить. Больше того, была уверена, что у тебя это получится. Но его «широкая любовь» вдруг стала перерастать в ненависть. Она стал жесток к тебе. И это нормально. Ведь с жертвой, как правило, жестоки. А ты ведь назначила себе роль жертвы. Продолжить?
- Замолчи.
- Ты права. Я сейчас больше, чем я. Во мне есть что-то, чего раньше я не ощущала в себе. И в этом есть что-то мертвое. И жить с этим я не смогу. Это разрывает. И без этого уже не могу. Зацепило. Понимаешь ты меня, моя хорошая?
- Не совсем, - встревожено ответила Вера.
- Я с тобой попрощаюсь теперь… навсегда.
- Ну что ты говоришь такое!
- Я говорю то, что говорю. Мне хочется попросить у тебя прощения. Я, бесспорно, принесла в твою жизнь много беспокойства. Мною что-то руководило. Хочется думать, что это действовало на благо тебе. Но меня теперь спасет только смерть.
- Ну, перестань ты, в самом деле. Хватит мучить меня.
- Почему я тебя мучаю? Я говорю правду, готовлю тебя к правде. Это неизбежно, моя хорошая. Иногда, бывает, вредно много знать. Тогда не остается выбора.
- Выбор есть всегда.
- Вот именно! Я всегда выбирала сама. Такое мое кредо. И знаешь, больше скажу: между смертью и жизнью человек тоже должен выбирать. Все эти домыслы… что самоубийство – грех, чего они стоят? Мы имеем право на смерть в равной степени, как и на жизнь. Я не намерена мучиться.
- Но ведь не мы решаем, рождаться нам или нет. Нам ли выбирать, когда умирать?
- Да? А откуда ты это знаешь? – Женя загадочно улыбалась, продолжая смотреть на подругу снизу вверх. Ее руки заскользили под юбку. – Ты дико меня возбуждаешь, вот это я знаю. Я это испытываю. А что там, дальше чувств, надо ли знать? За эту грань не нужно людям. Потому что можно потерять возможность вернуться.
Вера осторожно убрала женские руки от своих ног.
- Дети могут увидеть. Перестань.
Женя поднялась на ноги и посмотрела на Веру теперь сверху вниз.
- Проводишь до двери?
Некоторое время они беззвучно смотрели друг на друга. Потом Вера встала и «огласила приговор».
- Давай провожу.
Женя быстро обулась и собралась выскочить за дверь, не сказав ничего даже взглядом. Но Вера вдруг задержала ее за рукав.
- Подожди…
Женя внимательно посмотрела в лицо подруги. Она вдруг начала быстро говорить.
- Ты прости меня тоже. Я не подарочек. И…знаешь… спасибо тебе огромное. Я не знаю, что ты там задумала, что возомнила себе, но мне важно тебе сказать, что ты сделала со мной невозможное. Я раньше не умела получать удовольствие от …этого. Понимаешь?
- Понимаю.
- Поцелуй меня.
Женя почувствовала необычайное волнение, но исполнила пожелание.
- Если когда-нибудь какой-то мужчина так же поцелует меня, моя жизнь изменится.
Женя ожидала подвоха, но эти слова отправили ее в «нокаут». С трудом сдерживая слезы, она, молча, погладила подругу по голове.
- Обязательно изменится. Я искренне желаю тебе утратить, наконец, свою «девственность». Но знаешь ли ты, чем придется за это заплатить теперь?
- Почему? Почему я должна заплатить?
- Ты ведь тоже задолжала. От любви отказалась, вышла замуж бесцельно, необдуманно. А чтобы выжить, взяла на себя обязанности творца.
- Миллионы женщин выходят замуж без любви. Разве они…
- Но не все из них выбирают путь жизни, - перебила Женя подругу. – Так что, если встретишь Его, настоящего, забудь писать. Даже если будет тянуть неимоверно. Готова отказаться от своего приобретения?
- Не знаю….
- Так может, это и есть твой выбор? Не думала над этим?
Вера готова была расплакаться от доссады. Она понимала, что в словах подруги истина. Но только теперь до нее дошел смысл всего происходящего.
- Жень…. Мне страшно.
- Я знаю. Значит, Отец рядом. Все, чем он может утешить тебя – это наделить творческим вдохновением. Глупо требовать чего-то еще. Если захочешь – станешь просто питаться энергией слабых мужчин и жать дальше как жила. И в этом Отец тебе поможет. Но разве женщина для этого создана?
- А ты? Что решила делать со своей жизнью ты?
- Не забывай, у тебя дочь. Она возьмет от тебя. Мне уже поздно о потомстве думать. Пора подумать о смерти.
- Ты не будешь делать этого?- взволнованно спросила Вера.
- Чего?
- Лишать себя жизни.
- Глупенькая. Разве я похожа на человека, который способен накинуть петлю на шею или спрыгнуть с крыши, или нажраться таблеток?
- Мне уже кажется, что я тебя совсем не знаю, но ты ведь сама говорила….
- Я говорила, что не намерена мучиться. Но я намерена умереть. Этим я подпустила к себе возможность. Не думаю, что мне самой придется что-то делать. Прощай, моя хорошая….
Женя резко открыла дверь и также грубо захлопнула ее. Вера разрыдалась.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 23
Опубликовано: 19.02.2018 в 13:46






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1