По воле не божьей или сказки моей памяти. Сказка восьмая. "Принцесса на горошине". Глава 11.


Всю неделю, промучившись в сомнениях, Дима, однако обрадовался наступлению выходных. По плану семинара в заключении по желанию предстояла индивидуальная консультация с ведущей. Это вселяло надежду на прояснение его ситуации. Как мужчина, которого «навсегда», причём с вещами, благополучно выдворили за дверь, он ощущал лёгкий привкус свободы. Это не очень – то радовало, но гордыня подталкивала вперёд, уязвлено покалывая в сердечной мышце. Он забежал оставить вещи у друга и, уже другой походкой, поспешил на электричку.
Амита выглядела шикарно. Воздушные одежды радужных оттенков придавали ей сходство с божеством. Бархатный взгляд властно и свободно изучал молодого мужчину, пока он сидел у неё в кабинете. Кабинет скорее напоминал комнату, в которой каждая вещь ожидала своего времени. Нельзя было сказать, что хоть что-то тут чему-то служило. Барная стойка, за которой размещалась…библиотека. Огромный угловой диван, накрытый белым мехом, располагался рядом со статуей некоего свирепого трёхголового зверя, в глаза которого были вправлены красные лампочки. Аккуратный и торжественно накрытый столик на двоих в углу с приглушённым освещением несуразно дополнялся висевшей на стене репродукцией «Тайная вечеря»….
Денису было предложено присесть в кресло-качалку. Сама Амита предпочла не садиться, а расхаживать вокруг.
- Всё верно. Так и должно было всё происходить, - вдруг констатировала она, остановившись напротив и глядя прямо в глаза Диме.
- Что… верно?
- Ну, то, что ты сейчас получил от жизни: возможность отступления. Этого не нужно бояться. В этом ты должен суметь родиться. Я поясню. То, что жена тебя выставила с вещами – оставим на потом. Когда ты разберёшься в основном, этот вопрос решится сам по себе. Собственно, он и так уже решается, без твоего прямого участия. Возьмём твой настрой относительно деятельности. Ты удручён. Верно?
- Не то слово, - Дима старался войти в разговор как можно быстрее, не обращая внимания на те мелочи, которые могли бы удивить. Ему некогда было удивляться. Всё, что накопилось, требовало выхода. – Я не знаю уже как с этими людьми обходиться. Приди к ним как к равным, так на голову садятся, начинают «подляны клеить», считают, что это я им что-то должен, при том, что я – их начальник.
- Расскажи-ка мне, а что значит, в твоём понимании «как к равным»? – осторожно спросила Амита, прислонившись к креслу, на котором сидел Денис. Он замер, изо всех сил стараясь удержать кресло в равновесии.
- Я с ними стараюсь быть весёлым, контактным, простым. Проще говоря, надеваю «маску».
- Зачем?
- Чтобы войти в доверие….
- А разве для того, чтобы войти в доверие, необходимо надевать «маску»? – Амита отстранилась от кресла, и оно резко качнулось: туда-сюда….
Дима растеряно моргал глазами, не в силах вспомнить цепочку разговора.
- Видишь, что происходит, когда то, на чём сидишь, неустойчиво. И разве при этом можно контролировать ситуацию?
- Я немного растерян. Понимаю, что в ваших словах правда есть, но не понимаю конкретно по моему вопросу ничего.
- А разве ты задал вопрос? Кабы так, я бы и не волновалась. Моё присутствие было бы не столь обязательным. Вопросы тебе буду задавать я. И вот, что я хочу знать. Во-первых, надо понимать, с какой целью ты идёшь на резонанс более низкого уровня, чем тебе привычен. Зачем? Чтобы не «качало». Имея цель, ты понимаешь к чему тебе нужно прийти, чего достичь. И эта цель должна быть материальна. Не должно быть цели, построенной на отношениях с конкретными людьми. Нужно понять раз и навсегда: отношения с людьми планировать нельзя. Можно планировать бизнес, покупки, условия совместного проживания, поездки, всё, что угодно, но не отношения с людьми. Слово отношения в данном параграфе я бы вообще убрала из лексикона.
- Вы говорите, нужна ли «маска». А как без неё? Без неё не примут, не поймут. А мне нужно найти подход к каждому. Как по-другому, если они на другом уровне, более низком? К ним нужно «спускаться». Но как без «маски»? Это же не моё! Не мой уровень! Я не могу согласиться с тем, что я единица этого стада!
- Но ты обманываешь сам себя. Как же не поймёшь? «Опуститься» до чьего-то уровня, говоришь? Зачем? Чтобы резонировать с людьми. Но когда резонанс этот протекает, не стоит думать, что в нем не ты. Это всё тот же ты. На этом уровне проявляются и твои естественные потребности. Низменные. Ты можешь думать, что ты выше, но ты не можешь быть тут выше, ты можешь думать, что ты в «маске», но на самом деле, ты просто ищешь себе оправдание. Своё высокое ТО, ты оставил там, на высоте, в сторонке. Ты с ними выпиваешь, где-то позволяешь слабость, флиртуешь с понравившейся женщиной. И что ты делаешь? Открываешь им свои слабые стороны. И они твои, они не чьи-то. И подчинённые это понимают. Но мы оба знаем, что ведь другого ты не показал. Ты «спустился» не к ним. Ты «спустился» к себе. Когда бы ты был устремлен к высшему, где бы не был, чем бы не дышал, тебя вела бы сила высшего порядка. Что такого есть в тебе, чего нет у них? Тот факт, что ты образован, тебя не возвышает. Вот если бы ты привнёс с собой нечто, что у них не совсем принято. Действие, вызывающее уважение, какая-то идея, за которой пойдут, нечто, что ты можешь реально развивать, нечто, что не могут другие, нечто, что рождает желание созидать. Не иди к людям как к стаду. Иди к ним как к избранным. Находи в каждом три лучшие черты и развивай, поощряй за то. А всё, что тебе нужно будет от них по работе, станет развиваться само. Они сами подойдут и попросят «научи»….
- Ага, попросят. Как же! Я вот пробовал одну научить. Так она такие «клыки» выставила.
- Хочешь, я расскажу, почему ты на самом деле надеваешь «маску»?
- Положим, да….
- Тогда давай пройдём к барной стойке. Не возражаешь?
- Не возражаю.
Они подошли к стойке. Дима с удивлением заметил, что на «библиотечных полках» вдруг, откуда ни возьмись, образовались спиртосодержащие напитки, причём в таком невиданном ассортименте, что от растерянности нить разговора с хозяйкой снова была утеряна. Амита принялась смешивать какие – то напитки в бокалах, представляющих собой цветы с длинными изогнутыми стеблями. Один из них она, молча, протянула собеседнику, второй взяла себя и, устроившись на высокий стул напротив, первая отпила из бокала. Денис отметил красоту и плавность линий тела женщины и попытался вспомнить, о чём шла речь. Память упрямо отклоняла его это послание.
- Итак, я позволю себе напомнить, о чём шла речь, - мягко улыбнувшись, заговорила Амита. И не дождавшись от собеседника ответа, продолжила. – Отчего же, ты убедил себя в том, что «маска» тебе необходима?
- Да… вот интересно, с чего это, - не без сарказма выдавил из себя Дима.
- Чтобы приглушить чувство вины, которое тебя мучает при том, когда ты поступаешь как они, «низшие».
- Допустим, - виновато опустил голову Дима, избегая настойчивого изучающего взгляда красавицы.
- Теперь ты можешь задать мне вопрос. Полагаю, он «созрел».
- Я не чувствую этой высокой цели. Не умею. За что мне зацепиться?
- Браво! Правильно заданный вопрос - это уже девяносто процентов ответа. – Амита ласково коснулась руки Димы, безвольно лежащей на стойке. От неожиданности он вздрогнул и внимательно посмотрел в глаза собеседнице. Женщина понимающе улыбнулась и рукой предложила пересесть на диван.
Устроившись на мягких, белых мехах, Дима почувствовал себя свободнее. Даже восприятие его стало работать лучше. От Амиты к нему потянулся лёгкий, но до головокружения приятный запах. «Нить» беседы снова была утеряна. Будто угадывая его состояние, женщина снова взяла разговор под свой контроль.
- Ты слишком привязан к страстям. Женщине трудно оставаться спокойной в твоем обществе. Такое ощущение, что мы с тобой поменялись «нижними центрами». Ты «поджигаешь». Понимаешь, о чем я?
- Не совсем….
- Ты должен приложить немало усилий, чтобы научиться не реагировать на женщин так стремительно. Твоей жене трудно удержать себя в «узде». Ты ведь знаешь о том, что она имеет любовника?
- Знаю.
- Мальчик, которого ты сейчас воспитываешь не твой сын. Она тебя обманула.
- Знаю.
- Не буду спрашивать, как ты к этому относишься. И так ясно. А все потому, что ты до сих пор не можешь простить своего отца.
-Отца? При чем тут отец?
- Он ведь бросил мать, ушел к другой женщине. Не так ли? Тебе недоставало его. За это ты его ненавидел. Ты расценивал это как предательство. Да и сейчас так же это расцениваешь. Мать. Она привязала тебя к себе своей болезнью, и тем сломала в тебе мужчину. Теперь все, что ты ценишь в отношениях, это жертвенность. Ты просто не умеешь по-другому. Но нужно учиться.
- Как? – Дима был сражен услышанным. Он даже не задавался вопросом, откуда этой посторонней женщине было столько известно о нем. Больше его беспокоила своя беспомощность.
- Не вини себя ни в чем. Ты не можешь знать, как, - положив руку ему на плечо, мягко проговорила Амита. – Ты не можешь знать. Мужчины этого не знают. Но ты должен отпустить мать от себя. Теперь, когда она умерла, ничего не имеет значения. Нет никакой нужды держаться за страх. Это не твоя стихия. Бояться нечего. Мужчине в принципе нечего бояться.
Дима растерянно посмотрел в глаза женщины. Он обратил внимание, что её красота перестала его волновать и приводить в состояние паники. Теперь в ее глазах он искал спасения от какой-то невероятной боли, что внезапно «вонзила свои когти» в самое сердце.
- Есть два пути, - отвечала Амита на немой вопрос. – Первый – это женщина. Твоя женщина. Та, которая знает о тебе, которая чувствует тебя. Сразу скажу: не твоя жена. Но эта женщина по призванию - жена. Она уже есть в твоей жизни. Но ты не готов принимать её помощь, потому что ты не готов успокоить ее прародителя. Он ее не отпустит от себя, пока ты не обретешь форму творца.
- Какого прародителя? Что значит, форму творца?
Амита серьезно посмотрела на чудище с красными лампочками в глазницах. Дима проводил её взгляд, пытаясь понять, что это означает.
- Бойся ее прародителя, который не даст в обиду дитя избранное. Приемлется только фатальность во всем: в любви, в искренности. Ты должен выбрать служить ей.
- Но вы сказали, что есть два пути.
- Да. Второй путь – это ты и молитва. Это прямой путь к Любви. Это пропускание силы божественной через себя. И потому… надо забыть.
-Что?
- Все.
В задумчивости, Амита встала и, взяв за руку Диму, повела его к столику, над которым висела картина. Они сели друг напротив друга.
- Может быть всяко, - чуть охрипшим голосом продолжила красавица. - Вариантов много. Я не гадаю тебе. А лишь открываю приемлемые варианты. Можно принять любовь божественную через женщину, а можно - напрямую. Второй путь сложен для тебя. Невероятно сложен. Но он чище. Твоя жена образумится, и та, другая женщина, сохранит себя.
- А разве у неё нет шансов сохранить себя в случае, если она мне поможет?
- В любом случае, миссия будет выполнена. Но она пострадает. Ты же знаешь, что для нее это будет жертва в твою пользу.
- Нет. Я не понимаю. Где тут жертва?
- Эта женщина не сможет больше никому принадлежать. Едва ли ты это способен понять. Это как взять кредит с огромными процентами. Ей его не выплатить.
Внезапно, Амита встала и резко задвинула стул. В следующий момент Дима «очнулся» в кресле - качалке.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 19.02.2018 в 13:28






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1