По воле не божьей или сказки моей памяти. Сказка седьмая. Короткие жизни блуждающих огоньков. Глава 4.


Вечер входил чернотой через маленькое решетчатое окно, что располагалось высоко под потолком. В камере было семеро человек. Не так уж много, но и не так уж мало. Душный жаркий день измучил запахами нечистот и вонючего мужского пота. Но ни это, ни изнурительные работы на стройке, не отпускали жаждущие плоти мужские тела от мысли об обладании. Новичок, как и должно, метался в поиске нужной стратегии, чтобы завладеть уважением товарищей по несчастью. Внимательно изучив «доску для удовольствий» он небрежно бросил:
- Телки у вас тут какие-то страшные. У меня на таких не стоит.
- А ты свою повесь. Развесели. Мы не против поменять картинку.
- Ясное дело, повешу. Сейчас.
Он принялся копошиться в своих вещах. Сокамерники с любопытством поглядывали через плечо.
- Ого! Вот это тетка! Что вытворяет! Давай сюда все.
Смакуя подробности, мужики расхваливали детали тела красавицы на фото, предвкушая удовольствие от новизны….
Ночью все проснулись от пронзительного крика. Тот, кто решил попробовать первым, хотел остаться незамеченным. Однако, внезапно охвативший его паралич вывел из строя весь его организм. Скорчившись, он с гримасой ужаса на лице, качался по полу, беспомощно шевеля губами. Единственное, что он успел выдавить это были слова
«фотография… чистой ».
Не сразу в камере поняли, что винить во всех происшествиях, что стали случаться, надо фото обнаженной прекрасной женщины. Один перестал ощущать эрекцию и объяснил это тем, что просто «потерял интерес к бабам». У другого стали гноиться руки и он не мог безболезненно заниматься удовлетворением. Третьего настигла инфекция, которая выбила его из привычного состояния. Четвертый сломал ногу. Пятому по причине драки добавили срок и он «выпал из реальности», погруженный в свои думы. Шестой и седьмой…это отдельная история. У них случилась «связь». Внезапно охватившая страсть захватила двух мужчин целиком и полностью. Но никто не связывал все эти события до того дня, как одного из «любовников» не вынесли на носилках, накрытых простынею, а второго не вывели в наручниках. Ревность убила удушением. Ревность к тому, что «любимый» ночью решил поиграть с фото красавицы.
Новичка прислали сразу, не прошло и получаса. Он вошел молча, ни с кем не здороваясь. Так же молча обошел камеру, то ли оценивая условия, то ли выторговывая внимание к себе. У фотографий обнаженной красавицы остановился и долго смотрел, без тени похоти.
- Чистая, какая фотография.
- Чистая? – прыснул со смеху тот, что с поломанной ногой.
Новичок повернул лицо в сторону говорящего и усмехнулся.
- Чистая, потому вы все тут и подыхаете, что к ней не тем органом подходите.
- Каким же это органом надо подходить к голой бабе? – заявил о себе тот, который, якобы «потерял интерес».
- Ну, уж точно, не твоим. У тебя ж, не стоит.
Чтобы ответить на оскорбление, собеседник уже вскочил со своего места, но споткнулся и в нелепой позе растянулся на полу. Новичок же, вдруг упал на колени перед фотографиями, и, сложив руки в молитве, обратился.
- О матерь Любовь. Я нашел тебя. Твоя дева освободила меня из векового плена. И я теперь твой. Вели, все, что пожелаешь.
Сокамерники замерли в ожидании. Какого ответа ожидал от фотографии этот чудак?
Внезапно тот поднял голову и восторженно прокричал
- О, да! Благодарю тебя, матерь Любовь!
Мужчина начал глубоко дышать, будто помещая в грудь каждый вдох, становился счастливее и сильнее. Выдыхая, он содрогался и изо рта его шел …серый, густой дым. Более получаса сокамерники наблюдали эту дикую картину, не шелохнувшись. Наконец, молящийся обратился к тому, кто перестал испытывать желание.
- Ты Михаил?
- Д-да…
- Подойди.
Тот послушно подошел.
- А теперь повторяй за мной:
Всемогущая Любовь, отвори мне двери свои и впусти в царство. Освободи тело мое от души, отдай его на корм. Ничего не стоит оно без возможности трудиться во имя тебя.
Ни одного вдоха не возьму я у тебя, не смею взять, пока не вымолю прощения.
Ни одного звука не произнесу, кроме моления о прощении.
Никакой мысли не разрешу, порочащей достоинство твое.
Ни одного сомнения не отпущу в адрес могущества твоего.
Возьми мое тело. Оно возвращается к тебе.
Или заставь меня служить тебе, не пренебрегая никакими средствами, никаких преград не выставляя.
А если слово свое нарушу, век мне не смотреть на красоту, век не слышать, век не говорить.
Дрожащим полушёпотом страдалец послушно повторял за новичком все слова.
За наступившей паузой последовал щелчок. Охранник вошел в камеру и сообщил о том, что некто написал признание в преступлении, и Михаила Астахова освобождают из-под ареста немедленно….




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 19.02.2018 в 13:11






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1