По воле не божьей или сказки моей памяти. Сказка шестая. Тайна «Синей Бороды». Глава 8.


Маша чувствовала, что ей необходимо вернуться в «мастерскую художника». Это было больше, чем любопытство. Чувство дышало потребностью. Он что-то хотел ей сказать. Ему определенно нужна была помощь. Маша задумывалась: а ведь и вправду, его работы неописуемо ярки. Цвета настолько насыщены, что изделие выглядит как нечто одушевленное, будто дышит. Но, то ли от этого, то ли по какой-то другой, неосознанной причине, кувшины вызывали одновременно и некий ужас. Это буквально парализовало.
После последнего инцидента с мужем, спальня отдавалась в ее распоряжение. И теперь, она могла, по меньшей мере, спать одна.
Маша завернула в марлю сухую полынь, глубоко вдохнула любимый запах до сладкого «послевкусия» и бережно уложила мешочек у изголовья. Этот запах она оставляет в помощь. Ей известно, что путешествие может оказаться путанным. Сон охватил негой. Усталость дала возможность отключиться от суеты легко и быстро. Художника пришлось поискать. Его «следы» вели в опустошенную зону, где не наблюдалось никаких других объектов, кроме мастерской. Да и сама мастерская не представляла собой помещения. Это было пространство, заполненное предметами ниоткуда. Они словно зависли в воздухе, как если бы их подготовили к трюку с исчезновением. Раньше Маше не приходилось так далеко заходить в своих поисках. Едва художник предстал перед ней, она задала вопрос.
- Где твоя мать?
Он принялся отвечать живо и резко, не давая себе ни секунды на размышления.
- Эта женщина убила во мне мужчину. Она нарожала мне четырех сестер и загуляла с очередным своим мужиком. Что мне оставалось? Что мне оставалось, если мне кормить их было нечем?
- Что ты сделал? - спросила Маша, уже ожидая жуткий ответ.
- Я убил их. Я их убил и сжег.…Дотла всех сжёг и…сделал из них свои краски….
Художник замолчал. И, несмотря на то, что уже сказанного было достаточно, чтобы ужаснуться, Маша понимала, что это не все, что это еще не вся правда.
- А Лучия…. Она сама виновата. Она мне сказала, что я неудачник, что я слабый мужчина….
- Что ты сделал с Лучией?
- Вот этот кувшин. Я похоронил ее прах в этом кувшине, залил лаком….
Маша внимательно осмотрела дно изделия. Оно было гладко - черное, походило чем-то на мрамор, если бы мелкие вкрапления в виде миниатюрных воронок.
Узор на кувшине был тоже необычен. В нем преобладал зеленый. И на этом ядовитом зеленом фоне «порхали» бабочки с …человеческими лицами. Лица были безобразны и искажены в гримасе ужаса.
- А что поделать, я рисовал их с натуры, - обиженно сетовал художник в ответ на угрюмое молчаливое созерцание кувшина его гостьей.
- Кого…их? – настороженно спросила Маша.
- Матушку и сестренок. Лучию не рисовал. Ненавижу ее. Пусть гордится, что я ее еще не закопал.
Маша почувствовала потребность уйти.
- Ты куда? – крикнул вслед художник.
- Мне тут неуютно.
- Я понимаю, - неожиданно легко согласился тот. – Только….
- Что?
- У меня к тебе просьба. Пообещай, что исполнишь.
- Я попробую….
- Отведи их туда, куда им нужно.
- Кого?
Не успела Маша спросить, как ей в лицо буквально бросились бабочки. Она посчитала . Их было шесть.
- Я заблудился. Я не знаю, где я теперь и что могу. Со мной тут ничего нет живого. А эти, - он кивнул на бабочек, за мной увязались. Ты можешь их убрать от меня?
- Я откуда знаю, куда им надо?
- А ты просто иди, а они за тобой полетят. Просто выведи их отсюда. Тут пустая зона. Для таких, как я…. Да! Посмотри на свои руки. Тогда вернешься на свою линию и сможешь выйти отсюда.
Маша посмотрела на ладони. В это момент реальность стала осязаемой. Перед ней резко и громко стали распахиваться множество дверей. «Хватит», - приказала Маша, и двери, будто, испарились. Пространство расширилось, и, в следующую секунду, ее тело уже послушно оторвалось от земли и парило. Она летела над на острыми скалами, над широким морем. Что это? На левом плече легкое щекотание. Да это же бабочки! Все шестеро вольно устроились на руке, в ожидании «места прибытия». Маша позволила телу приземлиться на пике отвесной скалы. Бабочки дружно перелетели на каменную поверхность. И тут Маша с удивлением обнаружила, что скала сплошь усеяна бабочками. Удовлетворенно вздохнув, она «вспорхнула» со своего места и в следующий момент открыла глаза в своей постели.
Рядом сидел муж. Он, будто ждал, когда Маша проснется.
- Чего не спишь? – спросила она тихо.
- Такой сон приснился. Не могу в себя прийти.
- Что за сон?
Маша знала, что он ожидает этого вопроса. Муж доверял ее объяснениям по рассказанным снам.
- Мне снилось, будто я с крыши упал, но упал в море. Я пытаюсь выплыть, я рядом на воде, в море бабочки плавают мертвые. Много, много бабочек….





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 19.02.2018 в 13:07






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1