По воле не божьей или сказки моей памяти Сказка вторая. "Дон Кихот возвращается". Глава 1.


Я намеренно искала старую мельницу по окрестностям ближним и дальним. У меня в записной книжке значилось немного адресов, где еще сохранились действующие мельницы. Однако, мне было интересно навестить и недействующие. Собственно, я хотела сделать фотографии, и, если повезет, небольшие очерки в местную газету. Путешествие обещало быть интересным и плодотворным. Но самое неожиданное, что оно принесло свои «плоды» даже быстрее, чем я о них подумала. Первый же объект задержал мое вынимание надолго. Его не было у меня на карте. Как знать, может, его и вовсе не было. Так или иначе, но в тот момент я поняла, что очерк – не то, зачем я отправилась в это путешествие….
- Прасковья? – старик смотрел на меня как на привидение. Он узнал во мне кого-то, чье появление пугало своей неожиданностью. Это читалось во взгляде. Одновременно настороженном и изучающем.
- Нет. Вы меня с кем-то путаете. Я просто путешествую. Мне интересна ваша мельница.
- Мельница? Так она не в работе. А то, что колесо вертится, так это так ветру угодно. Я с природой давно не спорю, - переключившись на другую тему, старик даже слегка улыбнулся и любезно предложил мне погостить у него. Я согласилась.
Хозяин мельницы был настолько стар, что, седина его волос уже не серебрилась, а возвышалась выцветшим младенческим пухом над веснушчатой кожей головы. Сказать, что он был худой – ничего не сказать. Трудно было представить, что в этом организме случалось бывать пище. Я нашла, что старичок походит на одуванчик. Однако немощным его тоже никак нельзя было назвать. Он не кряхтел, не пыхтел, напротив, в его дыхании ощущалось такое спокойствие, что я отчего-то постоянно представляла его с пестрой бабочкой, сидящей на носу. Говорил он медленно, передвигался еще медленнее. Но в движениях этого медлительного, с первого взгляда, старика, ощущалась некая степенная определенность. Будто он обдумывал каждое предстоящее шевеление своего тела на предмет необходимости.
Я угощалась квасом и любовалась раскинувшимися подле мельницы двумя могучими дубами, когда дед Кирила (именно, Кирил-а) перенес свое внимание на пригорок, где притормозил белый опель. Из машины вышел мужчина. Какое-то время он стоял, уперев руки в бока, глядя на мельницу. Ноги его без перерыва топтались на месте. Мужчина явно был чем-то взволнован. Вдруг он побежал. Побежал целенаправленно в нашу сторону. Старик медленно поднялся со своего стула и остался наблюдать за гостем уже стоя. А гость набросился на мельничное крыло, вцепился в него всеми конечностями и затрясся от усилия удержать колесо. То ли он растерялся от нашего внимания, то ли пыл его резко угас от неожиданного препятствия, но уже в следующую секунду он лежал на земле, рыдая и корчась не то от физической боли, не то от подступившего приступа душевного бессилия.
Кирила плеснул из кувшина квас, медленно подошел к лежащему и подал ему стакан с напитком….
Я опущу все подробности «экстренной реабилитации» нежданного гостя, и начну повествование истории, которую тот поведал нам и свидетельницей деталей которой я невольно стала.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 19.02.2018 в 11:38






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1