Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 4


Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 4
Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор:Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг:NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус:В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 4
Лучи яркого весеннего солнца, пробивались неистовой силой через стекло большого окна, озаряя комнату достаточным количеством света. Качающийся кедр за окном, ветки которого были покрыты мокрым снегом, что таил под воздействием лучей солнца, вода с которых, ударяясь о стекло окна, оставляли мокрый след стекающих по его поверхности капель. Приятный свежий воздух прохлады проникал через открытое окно в комнате, запахом весны, мокрым деревом, ароматом хвои, что был особо сочен и естественен в этой местности. Так же было слышно, как шумел лес, тёк ручей с горы леса неподалеку расположенного от дома. Неподалеку из лесу доносился звон колокольчика пасущихся рядом коров, лай деревенских собак. Запах сгорающих веток, что веял с деревни по всей долине, когда жители сжигали мусор пережитой зимы, убираясь у себя в огородах. Всё словно таило, температура воздуха хоть и была прохладной, но лучи солнца, словно вынуждали снег на ветках деревьях, крышах деревенских домов, стекать по поверхности непрерывной капелью.
Расположившись на белом мягком пуфике, Оксана была одета в белое кружевное платье тунику, под которым ничего не было. Завязанный сзади бант, сковывала в оковах, сочное тело Оксаны, придавая выразительность сочной груди, скрытого под тонкой белой кружевной материей, красиво прилегающей к телу. Пышные выразительные волнистые русые волосы Оксаны, золотистым оттенком света и тени переливались при попадании на них свет солнечных лучей, преображая их выразительность объёма укладки. Благоуханная коллекция «RoseSauvage», преображала тело Оксаны изысканным оттенком аромата свойственному непревзойденному запаху дамасской розы. Кружевной узор белых чулок, что обволакивали стройные ноги Оксаны, фасон которых имел весьма эротичное сочетание ажурных сплетений. Синие туфли на высоком каблуке, украшали ноги Оксаны, придавая образу изощрённую милую сексуальность.
— Ну вот кажется в порядке — заверила Анжелика, стоя за спиной у Оксаны, приводила расческой её золотистые волосы в порядок — Смотрится просто чудесно
— Ты так думаешь? — обратилась Оксана к рыжеволосой девушке, что стояла у неё за спиной в откровенном красном коротком платье
— Сегодня твой день — уверяла Анжелика, отложив расческу на комод, взяла с его поверхности большой бархатный черный футляр — День восьмого марта и Корнилов сделает для тебя всё, что ты ему скажешь, выполнит как миленький любой твой приказ
— В самом деле — нахмурила Оксана, выказывая недоверие, алые накрашенные щедрым слоем помады губки — После того как я ему устроила 23 февраля и особенно как за неделю до восьмого марта я ему устроила взбучку
— Ты не виновата — заверила, успокаивая Анжелика, раскрывая большой футляр, что держала обеими руками, медленно и очень аккуратно достала из него белое жемчужное колье — У тебя тогда помнишь, были эти дни
— Да это просто ужас какой-то был — смутилась Оксана, выражая блеклый румянец на щечках, когда рыжеволосая девушка надевала на неё со сказочной нежностью жемчужное колье
— Да сколько крови ужас какой — согласилась Анжелика, столь же приятно застегнула застежку колье на шее Оксаны — У тебя всегда так они проходят?
— Да мне всегда требуется много прокладок — откровенничала Оксана с этой девушкой, рассказывая ей свои секреты
— Я вообще-то про твоё состояние — весьма неуютно чувствуя себя, призналась Анжелика — Я уж думала убегать из этого дома, хотела уже в окно выпрыгнуть, ты просто не знаю, твои истерики или как бы проще выразиться
— Эмоциональное состояние — мило улыбнулась Оксана, вставая с пуфика на котором сидела
— Да ты разбила дорогой сервиз, что подарила вам Миронова — рассказывала, делилась впечатлением Анжелика — Прямо на глазах его коллег влепила ему пощечину, кинула подаренный тебе букет в камин, разбила вазу и…..
— Ну всё хватит — сгорая уже от стыда, возразила Оксана — Пойду, проведаю своего любимого, как он там в компании своих женских коллег
— И помни — повторила еще раз Анжелика, проследовав следом за Оксаной к закрытой входной двери в комнату — Сегодня ты можешь попросить от Корнилова всё то, что ты сама лично хочешь
«Блядь как ты меня порой уже заебала, вот так и иногда так и хочется взять и треснуть тебе со всей силы», подумала про себя Оксана, открывая дверь, обернувшись к рыжеволосой девушке, что медленно, подобно строптивой хищнице, играя выразительность бёдер, подошла к ней.
— А можно нескромный вопрос? — спросила как-то неуверенно, но было видно, как рыжеволосую девушку терзало это любопытством, когда она, пропуская Оксану первой вышла за ней следом в коридор — Нет, конечно, можешь не отвечать если не хочешь, но просто скажи
— Хорошо задавай свой вопрос — уныло вздохнула Оксана, встав напротив окна в коридоре второго этажа — Вижу, тебе это столь любопытно будет узнать — отодвинула она кончиками пальцев красную бархатную штору, пропуская больше света в покрытый тенью коридор
— У вас с Корниловым был секс? — задала она прямой вопрос Оксане
— А тебе не кажется, что ты уже переходишь грань доверия — упрекнула Оксана, возмутившись столь навязчивому открытому личному вопросу
— Ну, пожалуйста, Оксана скажи — рыжеволосая девушка, словно как приставучая муха, подошла к Оксане по красной ковровой дорожке, вцепилась настойчиво в её руку — У вас уже был секс?
«Да она совсем охуела, зачем тебе-то знать такие подробности, я же в твою личную жизнь ведь не лезу», прикусывая краешек губы, Оксана едва сдерживала себя от навязчивости девушки, что прижималась к её телу.
— М…. — прикусывая краешек губы, Оксана вырвала свою руку из хватки Анжелики, что никак не хотела её отпускать, пока она ей не ответит — Если тебе это так интересно, хотя поверь это, не твоё дело я тебе отвечу, нет, у меня с ним еще не было секса, теперь ты довольна?
— Как это не было?! — раскрыла розовые мандариновые губки Анжелика, словно была очень сильно удивлена таким ответом
— А теперь я могу пройти в кабинет своего любимого? — поинтересовалась Оксана, посмотрев выразительным голубым взглядом в глаза своей навязчивой рыжеволосой собеседнице
— Да-да конечно — уверяла Анжелика, проследовав за Оксаной по коридору, когда она шла, впереди выказывая перед рыжеволосой девушкой в каждом шаге эластичный изгиб кожи бёдер
— Вот и славненько — прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала как её рыжеволосая собеседница, неплохо её начинала раздражать — Если тебе интересно, я даже не сплю с ним вместе, он вечно то в кабинете, то в другой спальне уснёт
— Если ты хочешь, я могу с ним поговорить? — заверила Анжелика, подошла вместе с Оксаной к закрытой двустворчатой двери кофейного цвета
— Вообще-то — возразила Оксана, касаясь рукой лакированной гладкой ручки, потянула дверь на себя, открывая её — Это мой мужчина и я сама с ним решу свои личные проблемы, тебя это не касается!
Поднимая голос почти до крика, выразила Оксана своё мнение, отвлекая всё внимание собравшихся людей в кабинете Корнилова на себя. Женщины, всё той же внешности, которых Оксана видела и до этого, находились в кабинете, сидели на больших креслах с высокой спинкой, перед ними на столе лежали раскрытые черные папки. В кабинете сохранилась игристая атмосфера полумрака, когда тенистые оттенки тени качающегося за окном кедра, играли по панельным кофейным стенам этой рабочей комнаты. Стены этого помещения так и сохранили диковинную атмосферу выложенного красного кирпича, без всяких обоев, панельных плит, керамики и прочего стройматериала. Деревянный пол, выложенный из гладких ровных досок, сочетал в себе приятную мякоть имеющегося на ней первичного пушка, излучал в воздух приятный стойкий аромат древесины. Бежевые шторы украшали интерьер большого пластикового окна, под пластиковым подоконником которого находился радиатор, по которому циркулировала вода из котла в подвале дома. Сервант, на котором была расположена статуя Будды, два ковра один красный, а другой сине-белый в полоску, подобно деревенской обители. Корнилов стоял у окна с бокал коньячного напитка в руке, смотрел куда-то вдаль, словно не слушая и не придавая значения докладам его сотрудниц или коллег женского пола.
— Оксана — обернулся Корнилов, заметив Оксану, когда она своим криком, открывая дверь, привлекла к себе внимание всех, кто находился в кабинете — Любовь моя ты пришла нас почтить своим присутствием
— Оксана — ухмыльнулась шатенка, перелистывая страничку открытой перед собой папки — Я правда очень рада видеть ту даму, что так наповал сразила сердце этого нахала
— С праздником — поздравила рыжеволосая девушка, что находилась за столом, кончиками пальцев поправила дужку очков
— Оксана ты так выразительно оделась — похвалила Миронова, посмотрев на то, как Оксана перешагнула порог открытой двери, сгибая эластично ногу в колено
— Правда Оксана так красиво одета — выразила впечатление блондинка Марина Сергеевна Малинова, что сидела напротив Мироновой — Возможно, тут кажется, у наших влюблённых будет кое-что
— Ух… это так интригует — играя в любезность призналась шатенка Ангелина Викторовна Волкова
— Оксана любовь моя
Обратился Корнилов, переходя на чувства безудержной любви, которую он питал к Оксане, поставив бокал с остатками в нём коньяка на пластиковый подоконник. Мужчина отошёл от окна, поправляя воротник белой надетой рубашки, держа одну руку, скрыто за спиной.
— С праздником тебя, с международным женским днём — доставая из-за спины алую розу, Корнилов торжественно, перед своими коллегами женского пола, вручил для Оксаны этот цветок
«Блядь как я ненавижу этот цветок», едва сдерживая эмоции при себе, размышляла Оксана, чтобы вновь не сорваться и не закатить истерику этому мужчине.
— М…. как приятно пахнет
Взявшись из рук кавалера кончиками пальцев за стебель цветка, Оксана прислонила его лепестки к носу, глубоко вдыхая этот чувствительный запах.
— Вот если бы ты хорошо меня знал любимый — уверяла Оксана, холодно без всяких эмоций передала цветок обратно в руки мужчины — Ты бы понял, что мой любимый цветок это черная орхидея — пояснила она для него, покачивая бёдрами, прошла по кабинету к белому креслу
— Черная орхидея?! — удивилась Миронова — Мне твоя возлюбленная Корнилов еще больше нравиться, это ведь мой любимый цветок
— Действительно необычный выбор — призналась Волкова, повела губами, не ожидая услышать такого ответа
— Хочешь, я для тебя построю целую оранжерею из твоих орхидей — поинтересовался Корнилов, выражая заботу своих чувств — Там будет столько твоих любимых цветок, сколько ты сама захочешь
— Единственное что я хочу — наступая на белое мягкое кресло коленом, говорила Оксана, забираясь в него расположившись в нём на коленях — И ты прекрасно знаешь чего
— Но ведь тебя уже уволили — уверял Корнилов, пытаясь убедить — Ты ведь теперь там не работаешь, я могу тебя обеспечить всем тем, чем ты только захочешь
— Этот вопрос решиться, стоит мне там появиться — заверила Оксана, положив, как кошка нежно ладони на обивку мягкого кресла, обернулась к своему собеседнику — Ну пожалуйста, позволь мне прийти в больницу, мне больше ничего не надо
— Для неё, что работа важнее, чем всё, что ты можешь ей позволить купить? — высказывая своё мнение, спросила Малинова — Дорогая моя, тебе не нужно больше работать, Корнилов же сказал, что всем необходимым для тебя радостям жизни, он тебя обеспечит, тебе лишь только стоит……
— Заткнись блядь — прошипела Оксана, мило выражая очертание скул — Я не с тобой разговариваю тупая курица
— Да как ты смеешь…… — вскочила тут же блондинка с кресла, в котором сидела
— Марина Сергеевна — возразил легкой формой упрёка Корнилов — Моя дорогая любимая, это просто её характер, уверен, вы привыкнете к её таким вот манерам, как я когда-то
— Ну, так можно мне поехать в больницу? — поинтересовалась Оксана, скрасив свои слова очертанием прекрасных скул, милой формы улыбки
— Ну, зачем тебе туда…… — направляясь к креслу, в котором стояла Оксана, пытаясь вразумить, говорил Корнилов
— Да пускай едет
Неожиданно Миронова, словно глава этого женского свора принимает сторону Оксаны и с лёгкой ухмылкой, совместив пальцы обеих ладоней вместе, откинулась на спинку кресла.
— В конце концов она доказала нам что хороший врач — продолжая поддерживать сторону Оксаны, высказывалась Миронова — Настя уже скора поправиться, операция прошла хорошо и скора мы все сможем её увидеть
— Ну же любимый — сморщила губки Оксана, выражая обиду ранимых чувств перед мужчиной и его коллегами по бизнесу — Мне ведь нужно чем-нибудь себя занять
— М…. какая нежность — выказывая сочувствие, поделилась впечатлением блондинка, состроив губы трубочкой — Корнилов я вот думаю, что сейчас между вами что-то обязательно будет, Оксана ведь не просто так оделась
— Я тоже так думаю — поддержала такую идею шатенка — Я думаю Корнилов это хитрый тактический ход между нами женщинами, чтобы добиться своего
— Это я уже понял — ответил Корнилов, смутившись взгляда своих женских коллег
— Тогда чего ты еще ждёшь — поинтересовалась Миронова, любознательно с восхищением посмотрела на Оксану — Мы вас оставим тут ненадолго так ведь девочки?
— Оксана давай
Подошла Анжелика к креслу, в котором на коленях стояла Оксана, обернувшись, словно завораживала взглядом голубых лазурных глаз, притягивала к себе Корнилова.
— Это твой идеальный шанс — уверяла Анжелика, стукая каблуками подошла к креслу, касаясь кончиками пальцев места оголённой кожи спины Оксаны — Александр Семёнович тебя боготворит и выполнит всё то, что ты ему скажешь
— Я конечно сам могу за себя ответить Анжелика — сделав вид, что упрекнул в ласковой форме Корнилов, но заметив суровый взгляд Мироновой и оживлённый взгляд Оксаны, сразу утихомирил свой пыл — Но в целом ты права
— И ты отпустишь меня в больницу? — нахмурила Оксана, милым очертанием формы скул, состроив ангельскую мимику лица
— Девочки на выход
Распорядилась Миронова, вставая с кресла в котором сидела, выражая перед Оксаной зелёное длинное вечернее платье, фасон которого прекрасно подчеркивал выразительные черты её тела.
— Давайте оставим наших влюблённых наедине — отошла от кресла, стукая каблуками зелёных туфель — Им есть о чем поговорить, а вот Корнилову, следует в такой день выполнить всё, что скажет тебе Оксана
— И с чего это ты вдруг стала придерживаться мнения моей возлюбленной?
Удивился Корнилов, словно выказывая недоверие, посмотрел на Миронову, когда зеленоглазая брюнетка, прошлась по комнате, подошла к отрытой двери.
— Неужели после того как, моя любимая, спасла Настю?
Рассуждал Корнилов, остановившись у кресла Оксаны, коснулся кончиками пальцев её подбородка, поворачивая оживлённый взгляд лазурных голубых глаз на себя.
— Вот именно тебя — уверял Корнилов, продолжал смотреть в сторону Мироновой, когда брюнетка, мило улыбнувшись в ответ, касаясь коготками накрашенных красных ногтей дверной коробки
— Ты смотришь на неё — играя перед мужчиной завораживающей красотой накрашенных тенями глаз, спросила нежностью голоса Оксана — Или на меня?
— Я буду внизу с вашими гостями Александр Семёнович — улыбнувшись хитрой улыбкой, Анжелика направилась к выходу вслед за блондинкой, что покидала кабинет через открытую дверь — Желаю вам хорошо провести время
— Я знаю мы с тобой еще не говорили — дождавшись как закрылась дверь рабочего кабинета за Анжеликой, начал говорить Корнилов — После того случая, как я бросил тебя закрыв дверь комнаты — словно чувствуя за собой вину, искренно выражая откровения
— И насколько я понимаю
Обратилась Оксана, продолжая стоять в кресле на коленях, коснулась пальцами пылкой горячей белой рубашки тела мужчины, почувствовала силу его одеколона. Выразительность композиции «RealmMen», которая излучала оттенки лаванды, имбиря, можжевельника и апельсина.
— Ты хочешь вымолить у меня прощения — пленяла Оксана нежностью голоса
— Я хочу чтобы ты сама искренне меня простила — уверял Корнилов, разговаривая рядом с губами Оксаны — Сама без всякого на тебя давления
«Блядь как же ты сука сексуален, понимаю, почему все эти бляди так и вьются вокруг тебя, но у нас с тобой не было секса, я думаю, что горячим танцем, при котором я сама разденусь, я смогу исправить это положение», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, желая порочной связи с этим мужчиной.
— Возможно, я могу попробовать — медленно опустила ногу с кресла, касаясь каблуком синих туфель паркета пола — Но только и ты мне кое-что тогда пообещай, если ты хочешь чтобы я тебя простила — не спеша Оксана встала с кресла, держа руки на плечах мужчины
— Всё что угодно любовь моя — заверил Корнилов, задержав руки на талии Оксаны, прижал её к своему пылкому излучающему жар порочного искушения телу
— Пообещай мне
Заявила Оксана, держа кончики пальцев на плече мужчины, обошла его со спины, завораживая его взгляд на себе, выразительно покачивая перед ним бёдрами.
— Что ты будешь верен мне здесь — кончиком коготка Оксана указала на грудную клетку области сердца мужчина — И здесь — после чего тут же указала на паховую область в районе его гениталий
— Конечно любовь моя — убедительно придавая уверенности словам, уверял Корнилов, коснувшись кончиками пальцев подбородка Оксаны, направил её губы и взгляд на себя
— То, что сейчас произойдёт — соблазнительно говорила Оксана рядом с губами мужчины, желая искусить вкус его поцелуя — Изменит наши отношения, ты это понимаешь?
— Ты уверена, что ты этого хочешь любовь моя — едва касаясь губ Оксаны, говорил Корнилов, искушаю её моментом ласки поцелуя, вызывая его жажду с новой естественной силой порока
— Я много чего хочу
Выказывая перед мужчиной прелесть собственных бёдер, Оксана прошла рядом с ним, по кабинету, где на комоде была расположена акустическая система, взяла в руки пульт.
— И сейчас в данный момент — выбирая музыку из списка на экране телевизора прикреплённого к стене, уверяла Оксана — Хочу для тебя исполнить танец
— Танец?! — был удивлён Корнилов — Но как же……
— Тш….. — возразила Оксана, прислонив коготок указательного пальца к собственным губам, выбрав нужную песню из списка, включила её, положив пульт, отошла от комода
Мелодия музыки dubstep, завораживающим ритмом, под который Оксана прошла по комнате, покачивая бёдрами, сгибая ногу в колено, наступая каблуком синих туфель на мягкое черное кресло, забралась на стол. Выказывая вращение бёдрами, круговые движения, после чего звонко стукая каблуками по поверхности стола, Оксана вновь в момент своего танца, выказывала перед мужчиной, эластичную кожу своего тела. Подобно пластике змеи, Оксана, выражала изгибы тела, стоя на столе, постукивая в такт ритма музыки каблуками по столу. Наклонившись чуть вперед, Оксана, согнув обе руки в локти, выражая порочный взгляд раскрытых лазурных голубых глаз, сжала пальцами выставленный бюст. После чего прекрасно, красиво вращая бёдрами, Оксана, словно хищная кошка, спустилась со стола, наступая аккуратно на подлокотник кресла, после чего зависая на нём, стоя на одной ноге, согнув выразительным изгибом вторую ногу в колено, чуть запрокинула голу, выказывая искушение в порочной красоте топазных глаз. Медленно спускаясь с подлокотника кресла, Оксана, стукая каблуками синих туфель по паркету, подошла к мужчине, словно завораживая его сознание взглядом безупречных лазурных глаз.
Начиная тереться о тело Корнилова, словно кошка, которая сгорала по ласке своего хозяина, Оксана выказывала перед ним пластику своего тела сексуальными движениями. Повернувшись к самцу спиной, Оксана, приседая, ёрзала бёдрами, вращая тазом, после чего медленно столь же искушено медленно стала подниматься, нагнувшись вперед. Приятное касание пальцев мужчины, заставило Оксану ответить ему тёплой искушенной улыбкой. Обернув немного голову назад, Оксана ощущала трение его пальцев, как они будоражащим касанием скользили по бархатистой коже, вызывая сильные порочные чувства. Пальцы мужчины вцепились в нежную ткань банта на спине сзади платья Оксаны, развязывая обворожительной лаской его путы, освобождая бюст от сковывающих его оков ажурной нежной ткани. Состроив роскошную улыбку алых губ, Оксана, чувствуя на теле влияние тёплых ладоней мужчины, ощущала, как нежно скользила по тело белое платье туника. Переступая через лежачую на полу кружевную ткань, что оставила приятный осадок на коже тела Оксаны, как только нежно скользила вниз, падая на пол. Окончанием песни dubstep послужило, когда Оксана повернулась к своему кавалеру, представ перед ним в обнаженном виде. Обвивая шею мужчины, Оксана прижалась к самцу, ощущая, трепетное дыхание и жар что исходил от его рубашки, а так же чувствуя приторный терпкий вкус перегара коньячного напитка от пылких мужских губ. Руки самца обвили талию Оксаны, кончиками пальцев касаясь её упругих выставленных ягодиц, его трепетное пылкое огнём перегара силой порочного влияния манила слиться с ним губами в единой прелести поцелуя.
— Присядем? — предложил Корнилов, прошептав рядом с губами Оксаны
— Если только ты при этом войдёшь в меня — эмоции Оксаны были натянуты струной, каждая клеточка её тела безудержна, требовала искушения порочной страсти
— Ты действительно этого хочешь? — поинтересовался Корнилов, спрашивая тихим шепотом рядом с губами Оксаны, едва касаясь их своей пылкой трепетностью губ
— Ну, ты же ведь не думаешь — говорила Оксана, чувствуя как каждое касание губ мужчины своих, заводило с такой естественной силой, заставляя мокнуть изнутри — Что я вот это всё тебе просто так устроила?
— Нет просто сегодня твой день — пытаясь выказывать перед Оксаной свои чувства, откровенничал Корнилов — Я не хочу для тебя всё испортить
— Иди за мной
Предложила Оксана, взявшись за кончики пальцев руки мужчины, поманила его за собой, специально в каждом шаге выказывала эластичность своего тела, выраженно покачивая бёдрами.
— И ты ничего не испортишь — встав у стола, опираясь на его гладкую поверхность упругой поверхностью ягодиц, уверяла Оксана
— Правда? — поинтересовался Корнилов, когда подошёл к Оксане, обвивая вновь её сочные бёдра жаркой поверхностью ладоней, прижался к ней
— Правда — заверила Оксана, умело держась через его черные брюки за напряженные гениталии самца, покорно смотрела в его сгорающие страстью карие глаза
— Ты, правда, этого хочешь?
Как будто чего-то волновался, спросил Корнилов, когда Оксана настойчиво расстегнула его ремень черных брюк, а потом потянул собачку ширинки, спустила достаточно ловко с него нижнюю одежду.
— Просто..…
— Тш….. — прислонила кончик указательного пальца к губам мужчины, пока другой рукой умело доставала, держась за напряженные гениталии мужчины, Оксана вынула его член из трусов
Располагаясь спиной на столе перед мужчиной, Оксана, заползая на него наступая коленом, выраженно демонстрировала сочные формы своего обнаженного тела. Держась одной рукой за напряженные гениталии самца, Оксана, согнув обе ноги в колено, опиралась на поверхность стола, на котором лежала спиной, каблуками синих туфель. Столь же аккуратно Оксана оголила напряженную головку пениса самца, что пульсировала агонией порочной силы искушенного желания. Вены на члене мужчины пульсировала порочным влияние любви, Оксана коснулась алыми губами её жаркой пламенной поверхности кончиком высунутого языка. Играя прозорливо кончиком языка с головкой пениса мужчины, Оксана забавлялась тому, как мужчина, находясь под влияние столь искусного обольщения её власти. Чувствуя кончиком языка, напряжение мужской силы, вкус выделяемой смазки, Оксана едва коснулась его пылкой поверхности головки алые губами, оставляя на розовой кожице алый отпечаток страсти. Медленно продвигая по губам член в полость рта, Оксана чувствовала всё его напряжение пульсацией на нём жил, то с каким рвением и крепкой убедительной силой мужчина вцепился обеими руками в её выставленный бюст. Самец словно попал под влияние сильного порочного искушения, сжимая обе груди Оксаны нежно пальцами, он настойчиво ввёл головку напряженного члена к ней в рот, так чтобы она могла ощутить её вкус смазки нежность поверхности, обволакивая обильно стебель слюной.
— М….. я хочу тебя
Простонала Оксана, когда мужчина вытащил медленно головку члена из её рта, чувствовала во всех тонкостях, как завораживающим трением скользили ладони по поверхности её живота.
— Ну же
Царапая коготками обеих рук поверхность лакированного стола, на котором лежала Оксана спиной, ощущая, как ладони мужчины скользили у неё на животе.
— Дай мне тебя вкусить в себе — изнемогая порочным стоном, извиваясь подобно кобре на столе, Оксана лежала, прижавшись к нему спиной
— И я не собираюсь тебя зря мучить — заверил мужчина, медленно обошёл стол, на котором лежала Оксана, изнывая насыщенной сексуальной нотой стона
— Ну же
Потребовала Оксана, смотрела на самца как на короля, когда Корнилов встал у стола между её ног, почувствовала как его крепкие руки, словно прочные порочные путы обвили её бёдра.
— Не заставляй меня
Обольщаясь в улыбке, Оксана ощущала, как пропитанная слюной головка напряженного члена, коснулась её голого лобка, опускаясь вниз вдоль набухших возбуждением половых губ. Играя с Оксаной, на её тонких чувствах, мужчина водил крепкой головкой промеж возбуждённых половых губ, не пытаясь проникнуть внутрь их мокрой обители. Зависая на промежности возбуждённых половых губ Оксаны, мужчина словно начал круговыми движениями истязать нежным трением вход в неё. Чувства были настолько сильно обострены, изнывая порочной нотой стона, Оксана, выгибая спину, согнув руки в локти, опираясь ими о поверхность стола, чуть приподнялась, находясь бёдрами в объятиях крепких пут мужчины.
— Ах…..
Издала Оксана насыщенный нотой порока стон, раскрывая алые губы в искушенной форме, запрокинула голову, почувствовав проникновение в себя мужской крепкой мощи.
— А….. — медленное проникновение головки пениса мужчины в Оксану, вынуждал её влагалища растягиваться перед его силой, чувствуя проникновение в себя каждой стеночкой
Самец, вцепившись неистовой страстью руки в выставленную грудь Оксаны, которая она словно отдала в его крепкую хватку, пока другая рука этого зверя сковала оковами её бёдра, вынуждая медленно насаживаться на его пенис. Продвижение по стеблю пениса стеночками влагалища Оксаны было таким ощутимым и медленным, кавалер словно был так аккуратен, медленно вводя в неё свой крепкий член. В Оксане в этот момент словно всё бурлило, все эмоции чувства ревности, что она питала к этому мужчине словно, растворились в атмосфере искушения страстью. Каждая клеточка пылкого тела Оксана словно сгорала в пучине объятиях крепкой любви с самцом, которого она сама для себя выбрала и возжелала с ним соединиться.
Рука мужчины медленно сползла в такой сладкий момент скольжения стеночек влагалища Оксаны по стеблю его пениса, с груди на спину, касаясь ладонью её пылающей поверхности спины. Всё в теле Оксаны было так напряжено, столь долгое не испытывая секса, расслабила её так сузив стеночки влагалища. Поры на коже тела Оксаны выпустили пот, вены были так сильно напряжены, пульс участился настолько сильно, казалось, будто сердце выпрыгнет из груди. Кусая нижнюю губу, Оксана испытывала сильное растяжение стенок влагалища. Мужчина резко подхватил её, держа одной рукой Оксану за бёдра, другой ладонью прижимая к спине, медленно ввел в неё весь член, когда она, запрокинув голову от столь сильного глубокого проникновения в себя, раскрыла алые губы, отдавая себя в объятия страсти самцу. Лазурные голубые глаза Оксаны были полностью открыты, губы раскрыты в алой порочной искушенной форме. Обвивая руками шею мужчины, Оксана прижалась к нему, ощущая своим телом, как в неё горел огонь страсти искушенного желания. Мужчина обхватил обеими руками бёдра Оксаны, позволяя ей стоя посреди кабинета. Выказывать пластичность своего тела, Оксана скользить по стеблю его пениса находясь у него на руках, слившись с ним в жаркой страсти поцелуя, выражая при этом дикость окутавшего разум порока. Такое ощущение было у Оксаны в момент столь будоражащей насыщенной оттенками красками чувств, словно мозг, взрывался самыми разными цветами фейерверками, сразу же испытала сильный оргазм, пропитывая напряженный стебель пениса мужчины своим изобилием сока будоражащей любви.
— Ах…. — изнывая порочной нотой стона, Оксана ощутила в момент того как она сгорала переживая момент сильного оргазма, мужчина медленно держась за бёдра поднял её вынуждая пенис покинуть обитель влажных стенок — М……
Покинув стенки влагалища Оксаны, мужчина не смог себя сдержать, словно фонтаном страсти извергнул из себя сперму, что тут же покинув его головку, каплями обильной страсти стекала смачными белыми сгустками по стеблю его пениса.
— Я просто…. я просто
Задыхаясь, говорила Оксана, словно таила в улыбке счастья, когда мужчина посадил её на поверхность стола рядом с которым он стоял, слившись в объятиях сексуальной страсти.
— Просто….. — хватая воздух ртом, Оксана пыталась выразить своё удовольствие, положив одну руку на колено, а другой, взявшись за свою грудь
— Всё хорошо солнце моё — подошёл Корнилов к Оксане, когда она сидела перед ним на столе, обвил ладонью руки её щеки, направляя искушенный взгляд лазурных голубых глаз на себя
— Иди ко мне — потребовала Оксана, обвивая руками подобно путам винограда его шею, слилась тут же с ним губами в искушенной силе поцелуя
Смачно целуясь с дикой страстью с мужчиной, Оксана вела себя необузданной кошкой, выражая перед ним сексуальное обнаженное тело, по коже которого стекали капли пота пережитого сексуального наслаждения.
— Любовь моя ты доволен? — спросила Оксана, оторвавшись от его губ, ощущая его жар пылкое жжение слюны на поверхности алых размазанных помадой губ
— Свет мой солнышко — нежно играя в любезности, мужчина казался таким милы для Оксаны, что она таила перед ним подобно ледяной королеве — Это твой день, день 8 марта я должен спрашивать, довольна ли ты?
— Ну, я довольна! — ухмыльнулась Оксана, нежным поцелуем одарила губы мужчины, выражая перед ним румянец на щечках
— Тогда позволь мне — отошёл мужчина от Оксаны, словно хотел сделать какой-то сюрприз, выражая скрытую ухмылку на губах — Вручить тебе подарок, прежде чем мы……
«Единственный сюрприз для меня позволить ему выйти мне из этого дома, отправиться в больницу взять дело и отвлечься», размышляла Оксана, специально играя на чувствах мужчины, выражая ангельскую прекрасную улыбку.
— Любимый мой — заявила Оксана, отвлекая мужчину, когда он подошёл к серванту в рабочем кабинете, на полке которого находился синий большой футляр — Я хотела тебя спросить, если ты мне разрешишь, конечно, я ведь тебя всё-таки порадовала
— И я знаю, как отплатить тебе за это — ответил Корнилов, взяв в руки большой синий футляр
— Позволь мне вернуться в больницу — сорвалось у Оксаны с языка, желание, которое она требовала от своего кавалера
— В больницу? — по его лицу пробежала дрожь, выражающая его несогласие с мыслью Оксаны
— Ну, прошу — уверяла Оксана, сползая с края стола на котором сидела, касаясь каблуками синих туфель паркета пола — Пожалуйста
— Но ведь….. — по лицу Корнилова было видно, как он не хотел отпускать от себя Оксану
— Ну, пожалуйста — состроив выражение лица полного разочарование выказывая ангельскую невинность, нахмурила Оксана губки, выражая прекрасное очертание скул
— Ну, хорошо
Поддался мужчина чарам обольщения Оксаны, когда она направлялась к нему, выказывая в каждом шаге эластичность бёдер.
«Ну, вот стоит только добавить капельку обольщения и он уже у моих ног, скора я получу то что хочу и мне не нужен его блядский дешевый подарок», размышляла Оксана, обольщая в улыбке довольства, направляясь по кабинету к серванту где стоял мужчина.
— Но только…… — говорил Корнилов, держа в руках синий большой футляр
— Только что
Подошла Оксана, стукая каблуками по паркету, ставя ноги крест-накрест в каждом шаге, касаясь кончиками пальцев футляра, что держал в руках Корнилов, выказывая взгляд королевы.
— Ты что-то хотел сказать любимый? — спросила Оксана нежностью ласковой интонации голоса
— Только то — раскрывая перед Оксаной футляр, в котором находилось дорогое колье из бриллиантов, ответил Корнилов — Какая прелесть — завистливым взглядом посмотрела она сияющее в лучах солнца, проникающего в кабинет дорогое ожерелье
— И оно подарок тебе — уверял Корнилов, передавая в руки Оксане этот футляр
— Я могу отправиться в больницу? — повторила Оксана свою просьбу, держа в руках колье
— Ты ведь приедешь, сегодня ночевать домой? — спросил Корнилов, обвивая талию Оксаны рукой, прижал её к своему телу — Только так я разрешу тебе выйти из дома
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, ощущая жар пылкости тела мужчины, прижимаясь к его телу своим, поставила раскрытый футляр с колье на полку — А по-другому мне нельзя?
— По-другому я тебя просто никуда не отпущу — заявил Корнилов
— Хорошо — заверила Оксана, коснувшись подушечкой указательного пальца губ мужчины — Я сделаю всё, что ты скажешь, приму любимые твои условия
— Давай выпьем с тобой вина сегодня? — спросил Корнилов, разговаривая шепотом рядом с губами Оксаны — Посидим, отметим праздник
— Вечером — возразила Оксана, я пока хочу побывать в больнице — Освоиться
— Освоиться? — удивился, ответил Корнилов, посмотрев на Оксану вопросительным взглядом не понимая её выражения, лишаясь близости объятий с ней
— Ну, меня ведь там давно не было — пояснила Оксана, покидая объятия мужчины
— Тебя ведь уволили — уточнил Корнилов, задержав Оксану возле себя схватившись за кисть её руки, когда она хотела отойти от него, покачивая выраженной упругой формой бёдер
— Вот и я хочу восстановить всё, как было — заявила Оксана, обольстив мужчину милой красотой улыбки, состроив ему милое очертание улыбки
— Я могу дать тебе всё то, чего ты захочешь — уверял Корнилов, продолжая держать Оксану за руку, не хотел отпускать её от себя
— И я это безусловно возьму — заверила Оксана, состроив губки трубочкой, сделала выразительную ангельскую мимику на лице — Но сейчас дорогой, ты ведь разрешил мне поехать в больницу, ну пожалуйста, сегодня ведь мой день, ты сам ведь говорил
— И кажется я уже начинаю жалеть об этом — согласился Корнилов, уныло вздохнул, отпуская руку Оксаны, позволяя ей отойти от себя — Я пришлю за тобой моего водителя, он тебя отвезёт куда ты ему скажешь
— Я поеду на своей машине — заявила Оксана, покачивая выразительной красотой бёдер, отошла от мужчины, сохраняя для него прелесть роскошной улыбки, алых размазанных после страсти губ
— Но….. — хотел возразить Корнилов, но заметив в мягкой форме суровое выражение лица Оксаны, тут же решил оставить мнение при себе
— Спасибо любимый — подошла Оксана к закрытой двери, прикрывая одной рукой заигрывая с мужчиной, грудь, коснулась ручки закрытой двери — Я тебя тоже очень люблю
— Постой ты, что так пойдёшь? — оспаривая решение Оксаны, ответил Корнилов, оставаясь стоять посреди кабинета — Может, хотя бы оденешь на себя что-нибудь?
— Я думаю твои бабы, что там внизу — указала Оксана в сторону открытой двери — Хорошо поймут меня и то, что я для них королева, а ты мой король
— И то, что для королевы ты выглядишь божественно — выразил впечатление Корнилов, когда Оксана, переступая порог открытой двери, вышла в светлый коридор дома — Моя богиня
«Пиздец люблю, когда он боготворит меня, он словно уже молиться на меня начнёт, он просто безумно в меня влюбился и не хочет меня терять, да и мне, зачем терять его», размышляла Оксана, прикрывая грудь и паховую область ладонями обеих рук, прошла по коридору в сторону открытой двери.
Переступая через высокий порог открытой двери, Оксана вошла в комнату со светлой атмосферой, где за большими окнами, через стекла которых проникало огромное количество света. Белые обои стены, бежевые шторы, даже пушистый ковёр, что был постелен в центре комнаты, тоже был цвета снега. Закрывая за собой дверь, Оксана, стукая каблуками по паркету цвета кофе с молоком, прошлась по комнате, выразительно покачивая бёдрами в каждом шаге, в сторону шкафа.
Продолжительные двадцать минут Оксана стояла перед белым комод, щедро покрывая слоем алого, губы, проводя по их пылкой поверхности стержнем помады. Опираясь каблуком черных зимних ботфорт на мягкий пуфик, Оксана выражала эластичность собственного тела, продолжая смотреть в отражение зеркала, напротив которого стояла у комода. Черное короткое платье, что обегало тело Оксаны, материал которого составлял чистый кашемир, приятной нежности обволакивал кожу, согревая своей лаской и теплом. Пышные русые волосы с золотистым отливом покрывали плечо Оксаны, красота которых была скрыта под материей зимнего платья.
— Не могу поверить — высказывая возмущение, говорила Оксана, задвигая стержень помады, откладывая его на полку комода — Что ты заставил меня надеть это платье и ботфорты я же в них спарюсь — обернувшись, обратилась она к Корнилову, что стоял у окна напротив комода
— Главное чтобы ты не замёрзла — ответил Корнилов, смотрел куда-то через стекло окна, после чего задвинул штору, уменьшая чуть проникающего способность света в комнату
— А то, что я как-то вся спрею, тебя это как-то не ебёт да? — продолжая высказывать недовольства, Оксана опустила ногу, чувствуя, как ботфорты из-за непривычки немного сковывали её движения
— Еще оденешь, шубу, что я тебе подарил — заверил Корнилов, повернувшись к Оксане, словно любовался её черным коротким платьем и то, как оно сочеталось с черными ботфортами
— Нет! — возразила Оксана, взяв телефон с комода, положив его в сумочку, застегнула её на замок
— Тогда останешься, дома и никуда не поедешь — заявил Корнилов, оспаривая мнение Оксаны
— Блядь — прошипела Оксана, грязно выразившись, обратила внимание на то, как Корнилов подошёл к открытым дверям шкафа и достал из него белую меховую шубку
— Встань ко мне спиной — обратился Корнилов, снимая с вешалки шкафа белую меховую шубку
— Ну, сейчас же весна — нахмурила Оксана обидчиво губки, стукая каблуками по паркету, повернулась к мужчине, который направлялся в её сторону, спиной
— Я просто не хочу чтобы ты заболела — уверял Корнилов нежностью подобающей кавалеру так ласково и приятно одел на Оксану белую меховую пушистую шубку
— А то, что я сгорю на солнце — выказывая ранимую обиду перед мужчиной, заявила Оксана, в тот момент, когда мужчина одел на неё шубку, обошёл и встал перед её лицом
— Пойми любовь моя — коснувшись приятными тёплыми ладонями лица Оксаны, нежно пылким горячим касанием губ, одарил легким поцелуем — Я беспокоюсь о тебе и не могу допустить, чтобы с тобой хоть что-нибудь могло случиться
— Да блядь что со мной может случиться? — продолжа грязно выражаться, была не согласна Оксана с заботой своего мужчины
— Вот и я хочу — застегивая пуговицы шубки Оксаны, пояснил Корнилов, заигрывая с ней, коснулся игриво её нахмуренных обидой губ — Чтобы ты была у меня здоровой и счастливой
— И сгорела нахуй на солнце — грязно выругалась Оксана, посмотрев на мужчину как на дурака, была разражена его предельной заботой — Сейчас же весна
— Ну и что — не придавая словам и недовольствам Оксаны никакого значения, ответил Корнилов, пожав плечами
— Это не забота — схватила Оксана сумочку, после того как Корнилов аккуратно одел, капюшон, на её голову — Это блядь пытка какая-то — стукая каблуками черных ботфорт, направилась она к закрытой входной двери
— Всё для того чтобы ты была в целости и сохранности — уверял Корнилов последовав следом за Оксаной, когда она подошла к закрытой двери
— В мой собственный день
Жаловалась Оксана, так же, не воспринимая заботу Корнилова в серьёз, как он её недовольства, открыла дверь и вышла перед ним, покидая комнату, в коридор.
— Ты не можешь поступить так, как я хочу — заявила Оксана, переступая через высокий порог открытой двери, вышла в коридор прямо на красную ковровую дорожку
— Может, я просто боюсь тебя потерять — пояснил Корнилов, проследовал за Оксаной по коридору к ступенькам лестницы, что вели в гостиную — И не хочу, чтобы с тобой хоть что-нибудь случилось
— Ты это уже говорил
Обернулась быстро Оксана к собеседнику, что выражал перед ней предельную заботу, отразила в лазурных голубых глазах, отблеск света солнца, что проникал через стекло окна в коридоре.
— И я тебе повторю — прошипела Оксана, чувствуя как жар, подобно пламени разогревал всю тело под теплой зимней одеждой — Хотя, что толку, пойду я лучше освежусь
Передумала Оксана, наступая на первую ступеньку лестницы перед собой, начина поспешно стукая каблуками ботфорт по её деревянной поверхности спускаться.
«Как же меня порой блядь бесит его забота», думала в тот момент Оксана, желая выйти скорее уже на улицу, чувствуя, как под одеждой телом полыхало неистовым жаром.
Гостиная была в гармонии оттенков света и легкого сумрака, будоражащие тени качающегося за окном кедра, разгуливали по стенам. Камин как всегда излучал розовое свечение блеклого света и при наполовину задвинутых шторах на окнах, создавал легкую интригу романтики. В самой гостиной на фоне голубых её стен и расписанных красками фиалок и вьющихся растений, создавали легкую атмосферу сказочного места. Воздух в гостевой большой комнате, казался тёплым, смешанная палитра вкусов гардении, жасмина, лаванды и легкого привкуса винограда, смешалась в одном единстве вкусов.
Миронова стояла у окна, словно смотрела куда-то, опираясь рукой на выставленное бедро, другой рукой кончиками пальцев держалась за штору. Малинова, белокурая женщина с роскошным оттенком белого и шатенка с незабываемым тоном, цвета волос, кашемира Волковой, расположились в белых креслах, повернутых спинкой к камину, из которого отходило легкое розовое свечение тлеющих в нём углей. Спиридонова, женщина, у которой оттенок волос был подобен пламени вечного огня, с естественным рыжим оттенком, сидела на диване, положив на ногу, у окна, ёрзала игриво указательным пальцем по сенсору сотового телефона. Анжелика, посчитав выгодным заручиться поддержкой со стороны женщины, у которой был немного схожий оттенок цвета волос, расположилась рядом со Спиридоновой, что-то шепотом ей рассказывая. В гостиной сложилась тишина лишь упоительный женский шепотом и треск тлеющих углей в камине, были единственным приятным звучанием в этой гостевой большой комнате.
— Уверяю тебя любовь моя — говорил Корнилов, спускаясь следом за Оксаной — Я просто беспокоюсь о тебе, хочу, чтобы с тобой всё было хорошо
— Да любовь моя — обернулась Оксана, стоя на лестничном пролёте — Ты не мог бы это не повторять по нескольку раз, а то честно могу сказать, как ты порой заебал
— А я всё думаю, у кого там такой грязный язычок
Обратилась Миронова, повернувшись в сторону лестницы, спуск которых со ступенек вёл в гостевую сказочную комнату, расправляя кончиками пальцев на бёдрах зелёное платье.
— А эта наша Оксана умеет удивлять своим появлением — обернулась Миронова выразительным критикующим взглядом, посмотрела на Оксану — О…. господи что это?!
«Блядь тупая сука, как же ты меня бесишь, почему тебе просто взять и не заткнуться», подумала Оксана про Миронову, спускаясь по ступенькам лестницы, снизошла на глянцевый пол.
— А что это? — заявила, холодно не обращая внимания на усмешку женщин, спросила Оксана, направляясь быстрым шагом по гостиной — Что тут может быть блядь такого, чтобы вызвать ваше удивление?
Прошла Оксана за спиной у Мироновой, специально касаясь кончиками пальцев плеча этой темноволосой женщины, подобный жест заставил брюнетку легко вздрогнуть.
— Может быть, вы мне скажите госпожа Миронова — касаясь кончиками пальцев подбородка женщины, спросила Оксана рядом с её губами
— Да что ты себе позволяешь — убирая руку Оксаны, возразила Миронова — Совсем уже дура, что ты себе там возомнила?
— Я ничего даже и не думала
Уверяла Оксана, улыбнувшись легкомысленной улыбкой, мило выражая радушие, обернулась, посмотрела на остальных женщин, которые находились в гостиной.
— А вот ты, похоже вечно пытаешься доказать, что ты среди всех этих куриц
Испытывая чувства Корнилова, что направлялся к окну, где стояли Оксана и Миронова и эмоции брюнетки на прочность.
— Не просто дешевая потаскуха, а чего блядь стоишь
Продолжая выражать чрезмерную гордость, подобающей королевы Оксана смотрела в глаза темноволосой собеседницы, что словно проглотила язык, не знала, что и ответить на оскорбление.
— Но в конечном итоге
Выражая стерву, ответила Оксана, обращая внимание как Корнилов, подошёл к ним, мужчина словно сгорал от стыда за её недопустимое поведение
— Ты просто тупая сука — продолжая издеваться, выразила Оксана собственное мнение, в тот самый момент, когда Корнилов подошёл к ней и схватил за руку, вынуждая отойти от брюнетки
— Оксана что ты делаешь?
Едва сдерживая себя, мужчина был предельно вежлив с Оксаной, понимая, как важна она для него и его компаньоны он словно не мог разорваться и занять чью-то сторону в этом споре.
— Простите, пожалуйста, я…..
Уверял Корнилов, чувствуя за собой вину, за проступок Оксаны, не мог даже посмотреть в глаза Мироновой, что стояла, как рыба не могла проронить ни слова.
— Оксана любовь моя — нежно взял руки Оксаны, мужчина коснулся, их нежной поверхности пылким огнём губ, одарив их лаской поцелуя — Прошу ты ведь куда-то собиралась, езжай, я обещаю, я всё улажу, можешь не о чем не переживать
«Блядь как же меня порой заводит, что я веду себя как сука, а он всё равно принимает мою сторону, надеюсь, я смогу себе позволить большее», размышляла Оксана, сохраняя очертание прекрасных скул, мило улыбнулась в ответ Корнилову, когда он держал её за руки.
— Я как раз именно это
Делая вид, что в сложившейся ситуации она не причём, ответила Оксана, не придавая никакого значения стеснению Корнилова, молчанию Мироновой и удивлению оставшихся женщин
— Собиралась сделать — выразила Оксана милый воздушный поцелуй мужчине, направляясь к выходу из гостиной, стукая каблуками черных ботфорт по глянцевому полу
— О…. боже — удивилась рыжеволосая девушка, что сидела рядом с Анжеликой на диване, прижала кончики ладоней к губам
— А по-моему — попыталась Анжелика выразить собственное мнение Анжелика — Оксана очень даже ничего, иногда умеет еще, как удивить
— По-вашему это смешно? — суровым голосом обратился Корнилов, когда Оксана подошла к закрытой двери в гостиной
— Ой….. простите, пожалуйста — смутилась Анжелика, выглядев перед всеми весьма неуютно
«Еще одна тупоголовая рыжая сука», открывая дверь нажатием на металлическую ручку, подумала Оксана, ощущая тёплое влияние воздуха весны, как охватило её тело.
В этот момент солнце закрыла туча, прекращая влияние его ярких лучей, опуская на деревенскую долину смуглую тень. Чувствовался естественный природный запах весны, мокрых деревьев, тающего снега и легкое ощущение сырости из-за высокой влажности в воздухе. С долины за холмом доносился шум, окутавших опушку хвойных деревьев, завораживающая песнь леса, звучание естественного шуршания распространила мелодию ветра. Воздух был теплым, лишь ощущение легкой прохлады оставляло напоминание уходящей зимы. Голубой небосвод был окутан пышными перистыми облаками, одно из которых загородила, просвет ярких лучей весеннего солнца, бросив легкую тень на деревню и окружающую её холмы. Слышался лай деревенских собак, что были у хозяев домов расположенных у холма, где располагался дом. С домов у подножья холма было видно, как дымоходы извергали из себя клубы белого дыма, насыщая воздух запахом сгоревших дров и пепла.
Переступая порог открытой, Оксана ступила каблуками черных ботфорт на каменное крыльцо трёхэтажного коттеджа. Ощущая легкое чувство весенней прохлады, Оксана закрыла за собой дверь, толкнув её пальцами вовнутрь, прошла, стукая каблуками по каменному крыльцу, подошла к его широким ступенькам. Наступая на первую ступеньку, Оксана медленно подобно кошке, стала спускаться, ведя кончиками пальцев по каменным перилам, чувствуя холод камня с их поверхности. Спустившись со ступенек, Оксана, глубоко вдыхая прохладный воздух весны, чувствовала легкую насыщенную влажность таившего снега, прошла по каменной плитке по ограде, где располагался красный мерседес, что сохранил на своей поверхности капли растаявшего снега. Открывая сумочку, Оксана подошла к машине, доставая из неё брелок, нажимая на кнопку которого, позволяя отключить электронные замки машины и запуская двигатель автомобиля.
«Как же порой мне нравиться этот звук», восхитилась Оксана прошла мимо автомобиля, под капотом которого раздалось страстное рычание Mercedes-Benz SLS AMG Red.
Раскрывая ворота, убирая с них засов, Оксана с легкостью открыла большие главные ворота, что с легким скрипом отодвинулись друг, от друга издавая механический крип петель. После чего направляясь по ограде к автомобилю, мотор которого урчал как довольный сытый кот, звучание его такта было просто завораживающим. Медленно Оксана, стукая каблуками, ботфорт по каменной плитке в ограде, подошла к красному мерседесу, открывая дверь, с водительской стороны, легким поднятием вверх. Выгибая спину, выставляя сексуально бёдра, Оксана, залезая в автомобиль, располагаясь на черном кресле, материал которого была приятная алькантара, как и его приборная панель, обшивка дверей и потолка машины. Закрывая за собой дверь, Оксана почувствовала, как из-за огромной тучи на небе, солнце вновь начало освещать деревенскую долину, прогревая машину мощью лучей. Вставляя ключ в замок зажигания, Оксана поставила сумку между сиденьями, скинула с головы пышный капюшон белой шубки.
«Как же порой я давно не сидела за рулем этого автомобиля, признаю, мне не хватало звука его автомобиля, нежности его материала и просто приятной атмосферы, находясь в нём», размышляла Оксана, расстегнув верхние пуговицы белой шубки, освобождая тело от его назойливых оков.
Выжимая плавно каблуком ботфорт педаль сцепления, Оксана, включая первую передачу, легким нажатием на педаль газа, добавила мощи. Отпуская педаль сцепления, Оксана тронула с места легким рывком машину с места, что с легким механическим рыком, плавно покинула ограду дома, выезжая на деревенскую улицу. Подобно хищнику, преодолевая препятствия дорожного полотна, автомобиль плавно двигался между домов по просторной деревенской улице, пока Оксана забавлялась с педалью газа. Добавляя мощи рьяному хищнику, всех восемью цилиндров, Оксана пустила его с плавным ускорением по улице, оставляя за собой грязь мокрой улицы, которые каплями черной жижи вылетала из-под колёс. Стремительно удаляясь, переливаясь в оттенках красного в солнца лучах падающих на поверхность, красный мерседес скрылся вместе с протяженности звуковой волны, неистовой стихии такта хода поршня в цилиндрах двигателя.

***
Плавно двигаясь по деревенской улице, проезжая напротив крутого деревенского рынка, красный мерседес, издавая механический зов мотора, распугал в сторону стаю деревенских псов переходящих вольным шагом дорогу. Разбегаясь в разные стороны дворовые собаки, одна из которых чуть не попала под колёса, отъезжающего от рынка УАЗика ППС, что успел резко затормозить, чуть не раздавив животину. Яркие солнечные лучи в этот день растапливали снег до такой степени, что по дорожному полотну стали стекать тонкие струйки ручьев, вместе с сочетаемой в них грязи. С приближением тёплых температур, на деревенских улицах участилась больше пыли, что витала в воздухе мелкими крупинками, значительно увеличилось грязевых отложений, как у обочины дороги, так и на тротуарах. Однако, не смотря на теплую погоду этим днём, ветер все же что спускался с холмов, имел завораживающую прохладу. На деревенской улице, что вела вниз к берегу речки, мелодия которой текучей воды, приятно сливаясь с гулом леса на опушке, создавали пленительный природный аккорд звучания.
«Надеюсь некоторые хотя бы из этих извергов в больнице, встретят меня боле теплее», размышляла Оксана, направляя автомобиль к въезду в больничный дворик.
Больничный дворик был окутан смуглой тенью кирпичного двух этажного здания, сохраняя внутри себя легкую диковинную атмосферы воцарившейся зимы. Голубые ели, что украшали природу парковой зоны, ветки на которых были обильно покрыты снегом. Тротуар у обочины проезжей части внутри дворика больницы, был укрут легким слоем крупинок снега, оставаясь в тени здания, сохранил свою первозданность, не растаяв. Птичий гул, собравшихся на крыше голубей словно превратился в какой-то базар, из-за которого даже не слышался шум потока ветра, воцарившегося над деревенской долиной.
Проезжая мимо газели, скорой помощи, что отъехала от крыльца приёмного покоя, Оксана остановила свой автомобиль, напротив тротуара не доходя пару метров. Заглушив мотор легким поворотом ключа, Оксана, вытащив его из замочной скважины рулевой колонки, положила его в раскрытую сумочку, что стояла между сидений. Повесив сумочку на плечо, Оксана легким поднятие вверх, открыла дверь с водительской стороны, чувствуя легкую прохладу свежего весеннего воздуха, что бурным потоком просочилась в салон. Покидая автомобиль, Оксана выгнула спину кошкой, вышла на улицу, наступая каблуком черных ботфорт в лужу таившего снега. Закрывая водительскую дверь, Оксана достала брелок автомобильной сигнализации из сумочки, направляясь по тротуару, нажала на его кнопку, включаю электронную систему защиты машины. На ступеньках стояла молодая медсестра, в синем пуховике, из-под которого выказывался краешек белого халатика, девушка с кашемировым оттенком волос, что-то набирала на сенсоре дисплея телефона. Не обращая внимания на Оксану, девушка, как будто её не замечала, прислонила телефон к уху. Поднимаясь по ступенькам крыльца, Оксана вдохнула ртом свежесть весенней прохлады, поднявшись, стукая каблуками по бетону, подошла к закрытой двери крыльца приёмного покоя.
«Блядь если честно я так волнуюсь меня ведь тут, сколько не было, вполне вероятно, что меня уже давно уволили», чувствовала Оксана легкую неуверенность, взявшись за пластиковую ручку двери, потянула её на себя.
Открывая дверь, Оксана тут же перешагнула её порог, вошла помещение, касаясь каблуками, ботфорт бетонного пола. Стук каблуков, вынудил Валентину, когда рыжеволосая девушка стояла у окна дежурного приёмного кабинета, дверь которого тоже была открыта, обернуться. Львова была одета в белый халатик врача, в момент того как она обернулась к открытой двери, Оксана заметила на вырезе декольте v-образной формы, что под ним скрывался красный ажурный бюстгальтер. Выразительный взгляд её голубых глаз, очертание веснушек, а так же мило подражание улыбке на весьма как бы казалось для Оксаны серьёзном лице, действительно было милым. Обратив внимание, как Оксана вошла в помещение, Валентина, тут же стукая каблуками красных туфель, вышла из дежурного кабинета, словно как застыла в проходе открытой двери.
— Оксана Владимировна?! — выказывая удивление, спросила Валентина, словно как будто была не уверена, что видит перед собой Оксану
— Ты так говоришь, как будто приведение увидела
Ухмыльнулась Оксана роскошной улыбкой, алых накрашенных губ, прошла по помещению в сторону открытой двери, где стояла Валентина, облокотившись на дверной каркас.
— Не поверишь вот пришла на работу
Продолжая делать вид, что всё нормально, говорила Оксана, осторожно подошла к рыжеволосой девушке, что так выразительно любопытным взглядом смотрела на неё.
— Да ладно, могла бы хотя бы с праздником поздравить — возразила Оксана, заметив изучающий взгляд Валентины, нахмурила алые губки — Вот я хочу тебя поздравить и пригласить в кафе, где мы можем вместе посидеть и всё обсудить
— Тут нечего обсуждать
Не согласилась с таким утверждением Валентина, выказывая недовольство, хмыкнула, доставая из кармана белого халата сотовый телефон, оживила его нажатием кнопки.
— Вас ведь уволили — ответила Валентина, продолжая смотреть в оживлённый экран дисплея телефона — Да и вы прекрасно наверно это сами знаете, Тихонов натерпелся ваших выходок, да и та история с вашим больничным листом, была для него последней каплей
— Оксана Владимировна — вышел из помещения кафетерия Серов, поправляя воротник белого надетого поверх белой рубашки, халата — Но что вы тут делаете?
— Пришла занять себя новым делом?
Ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, на то, как мужчина нёс несколько кондитерских булок в прозрачном полиэтиленовом пакете. Его седые виски даже в смуглой тени в помещении приёмного покоя, переливались в самых разных оттенках серебристого. Серов был так же галантно одет, белая рубашка и черные брюки, что удачно сочетали с черными зимними ботинками с круглым носиком. Коллекция восхитительной прелести парфюма «Curve Liz Claiborne», сразу же насытила атмосферу воздуха в помещении приёмного покоя, как только Серов вышел из больничного коридора. Оттенки смеси лаванды, бергамота и гвоздики, сочетали в себе верхние ноты этого одеколона. Стихия сердечных нот вдохновляла тонами мускуса и лайма. Базовой стихией непревзойдённого аромата для такого мужчины служили такие запахи как кедр и амбра, аккорд которых мог вызвать влечение любой женщины к обладателю такой сильной вкусовой прелести. Поправляя пальцами черные волосы на висках, Серов был весьма удивлён столь неожиданной для него встречи.
— Но ведь разве вы не в курсе, что Тихонов вас уволил — повторил Серов слова Валентины, вошёл в открытую дверь дежурного приёмного кабинета
«Не удивлюсь, если ты старый пердун занял моё место», стараясь не выдавать чувство собственной обеспокоенности, размышляла Оксана, наблюдая, как Серов прошёл мимо неё.
— Я пришла вернуть моё место, по праву — прикусывая краешек губы, Оксана вошла вслед в кабинет за Серовым — Как я вижу, вы неплохо здесь устроились
— Ваш главврач, предложил мне тут работу — уверял Серов, располагаясь в кресле дежурного врача в кабинете, где стены и пол были выложены из белоснежной кафельной плитки
— Только вот что вы тут делаете? — удивилась Оксана, расположившись на черном стуле, рядом со столом, у которого сидел в черном кресле Серов — Я думала, вы будите замещать меня на то время, пока я буду……
— Так и есть — уверял Серов, кивнул Валентине, когда она вошла в кабинет, чтобы рыжеволосая девушка включила чайник — Эдуард Иннокентиевич попросил подменить его сегодня
— Вы уже успели со всеми тут познакомиться? — поинтересовалась Оксана, облокотившись на спинку стула, на котором сидела
— Пришлось быстро учиться — уверял Серов — Вы ведь вечно ведёте себя безответственно
— Зато вы у нас будто весь такой правильный?! — не согласилась Оксана с таким утверждением
— Извините, вы что-то хотели? — вышла быстро из кабинета, стукая каблуками красных туфель Валентина, как только дверь в приёмном отделении тихо скрипнула
— Да — послышался уставший голос женщины — Мой сын он как-то болен с рождения, ему нужна помощь, скажите, как мне найти Орлову?
— Простите, но это не возможно — уверяла Валентина
— Насколько мне было известно — слышался женский голос со стороны входа в приёмное отделение — Орлова же здесь работает, скажите, как мне делать так чтобы она посмотрела моего сына
— Но я же говорю это не возможно — повторила Валентина — Но я у вас уверяю, в нашей больнице есть хорошие квалифицированные врачи
— Сидите здесь тихо и не высовывайтесь
Предупредил Серов, понимая серьёзность проблемы, встал с кресла, в котором сидел, обошёл стол, после чего поспешно направился к выходу.
— Я доктор Серов — обратился Серов, встав у открытой двери — Чем я могу вам помочь?
— Я хочу видеть Орлову — повторил суровым весьма сдержанным голосом мужчина, выказывая это, что он явно устал это повторять — Мне сказали, что она здесь работает
— Послушайте — глубоко вздохнул Серов, явно с трудом сдерживая себя из-за сложившейся напряженной ситуации — Доктор Орлова сейчас она……
— Она что в тюрьме — предположил неизвестный мужчина — На каком-то острове или в зоне вне досягаемости, где её можно и не достать
— Я говорю вам, да что такое — откашлялся в руку Серов — У нас в больнице работают самые лучшие врачи, скажите, в чём собственно проблема, мы вам поможем
— Мне не надо лучших ваших врачей, даже самых лучших — возразил мужчина, был не согласен с предложением Серова — Мне нужна Орлова
— Послушайте это невозможно — уверял Серов
— Она что умерла? — вынес другое мнение неизвестный мужчина
— Да бог с вами что вы — возразил Серов, выразил удивление на предположение мужчины — Нет, как вы такое могли только подумать
— Тогда где она? — словно уже не выдержал мужчина, едва себя контролировал
— Папа успокойся! — уверяла какая-то девушка, что находилась тоже в помещение приёмного отделения скорой помощи — Послушайте, моему сыну нужна срочная медицинская помощь….
«Они хотят видеть именно меня, похоже, другого такого шанса, избежать своего позорная увольнения я не вижу», размышляла Оксана, собираясь с мыслью встать со стула и направиться к выходу.
— Послушайте — уже более спокойным голосом говорил мужчина, в тот момент, когда Оксана встала со стула — Я хочу чтобы моим внуком занималась именно Орлова!
— Это я уже понял — согласился с таким утверждением Серов — Но есть врачи гораздо опытнее Орловой, тем более я могу с уверенностью сказать, что если я буду лечить вашего внука, то он будет под надежной защитой и под постоянным наблюдением
— Я еще раз вам говорю — оспаривая такое мнение, возразил неизвестный мужчина в тот момент, когда Оксана, стукая каблуками по белой кафельной плитке, направлялась к выходу — Скажите мне, как найти Орлову, я видел ваших лучших и самых лучших врачей они уже были и никакого результата не один из них не дал
— Так с чего вы решили, что именно Орлова вам поможет? — пытался вразумить Серов — Просто понимаете, в данной сложившейся ситуации……
— Добрый день
Ответила Оксана, мило улыбаясь, вышла из-за спины Серова, встав в проходе открытой двери кабинета для оказания первой медицинской помощи.
— Чем я могу вам помочь? — спросила Оксана, заметила как привлекла внимание, темноволосой девушки что была шокирована её появление
— Послушайте, хватит с меня ваших этих девиц, которые не умеют общаться да и к тому же ничего не хотят слушать — неизвестный мужчина, был готов уже сорваться, словно переводя дух, глубоко вздохнул — Я хочу видеть Орлову, как её найти?
— Папа! — впав в ступор, замерла брюнетка, пытаясь привлечь на себя внимание отца — Это и есть Орлова, разве ты не видишь?
Пояснила темноволосая девушка, что была одета в красный весенний плащ, прекрасно подчеркивая элегантность её фигуры. Фасон её верхней одежды был сшит из весьма дорого материала, что словно вызывал своим красным цветом внимание к своей обладательнице. Красный каблук туфель на её ногах, идеально сочетался с цветом её верхней одежды, прекрасно подчеркивал красоту её стройных, признающих восхищение ног. Благоуханная коллекция женского парфюма «Good Girl Carolina Herrera», чувствовалась в оттенках нот кофе и миндаля, сочетавшие в себе прелесть оттенка жасмина, самбаком и бархатной туберозой. Столь манящие оттенки запахов её парфюма, словно кидали ложный оттенок на эту женщину, с виду казавшейся заботливой матерью для своего ребёнка.
— Простите, пожалуйста, мою дерзость
Извинился признательно мужчина, одетый в черное драповое пальто, по внешнему виду которому было чуть больше пятидесяти лет.
— Просто моему внуку необходима ваша помощь — уверял мужчина, снимая черную шляпу, обнажил черные виски, покрытые легкой пеленой седины — И простите меня, но я сделаю всё, чтобы вы занялись его лечением
— Оксана Владимировна я же велел вам сидеть и не высовываться — прошипел, обернувшись, Серов, выражая недовольством взглядом серых глаз — Вечно вы встреваете туда, куда вас не просят
— Позвольте представиться — выразил признательность мужчина, сняв черную шляпу, прижал её к груди своего пальто — Полковник Волков Роман Андреевич, глава ФСБ
— Это всё очень прекрасно — согласилась Оксана подошла к мужчине, когда он протянул ей правую руку в знак приветствия — Но могу ли я увидеть вашего внука?
— Вы не имеете права Оксана Владимировна — возразил Серов, вмешался в тот момент, когда Оксана пожимала руку полковнику Волкову — Вы теперь больше не врач
«Блядь ну вот нужно было тебе вот влезть и всё испортить», возмутилась Оксана, пожимая руку Волкова, выражая возмущение, посмотрела на Серова косым взглядом.
— Это еще почему? — возмутился Волков, недовольным взглядом посмотрел на Серова, когда он прервал их разговор с Оксаной — Я назначу ответственным лечащим врачом своего внука Орлову
— Что?! — была шокирована Оксана, раскрыв в полную силу красоту лазурных голубых глаз
— Но у неё нет больше права занимать пост лечащего врача — пояснил Серов, был крайне не согласен с таким решением
— В таком случае я забираю Оксану Владимировну в другую больницу в Москве — ответил Волков, как будто, выражая абсолютную независимость против упрёка Серова
— Соглашайтесь — ухмыльнулась Оксана, посчитав себя словно королевой в этом споре — Вам ведь нужно дело и нужна я как королева вашей команды и вы это понимаете
— Я думаю, Валерий Валентинович в сложившейся ситуации это будет разумным правильным решением — высказала Валентина собственное мнение, встала между Серовым и Волковым
— Так могу я взглянуть на вашего внука
Не придавая значения недовольства Серова и то какой, спор неразрешённых отношений возник между ним и Волковым, поинтересовалась Оксана, посмотрев любопытным взглядом лазурных голубых глаз на Волкова и на его дочь.
— Да и скажите, пожалуйста, какой возраст у вашего мальчика? — продолжая строить ангельскую улыбку — И что конкретно его беспокоит
— Да-да конечно — согласился мужчина в черном пальто — Алина дорогая ты не принесешь им Сашку, пускай госпожа Орлова пока она здесь произведёт ему осмотр
Распорядился полковник Волков, откашлявшись в руку, немного своим молчанием создал напряженную обстановку, до того момента как его дочь не покинула отделение, вышла на улицу.
— Да и вот еще кое-что Оксана Владимировна — заявил Волков, как только его дочь, открывая дверь, покинула отделение, вышла на улицу — Я бы хотел, чтобы вы направились с нами
— В каком смысле? — была удивлена Оксана таким решением, надулась подобию дикости королевской кобры — Я никуда с вами поехать не могу
— Говорят вы лучший из лучших, поэтому я так вас долго искал — рассказывал Волков, подошёл к окну в отделение, через которое открывался вид на больничный дворик
— Простите, что вообще происходит?! — возмутился Серов — Насколько мне показалось, вы хотите, чтобы Оксана Владимировна посмотрела вашего внука
— Именно это я хочу сделать
Пояснила Оксана, подошла вслед за Волковым к окну через стекло, которого заметила, как поднималась по ступенькам крыльца, его дочь, держа ребёнка в возрасте полугода, на руках.
— Давайте уже посмотрим на вашего внука — предложила Оксана, как только дверь отделения открылась, через которую вошла брюнетка, держа в руках своего ребёнка
Цианотический оттенок кожи, лёгочная гипертензия, а так же отставание в физическом развитии, быстрое дыхание и приступы отдышки, несомненно, мучали ребёнка.
— Позвольте мне послушать вашего внука — предложила Оксана, замечая легкое потоотделение на лобной части головы ребёнка — Валерий Валентинович можно ваш стетоскоп
— Ну, ведь вы же теперь главный врач в этом деле — согласился Серов, выражая таким ответом недовольство, передал в руки Оксане стетоскоп
— Прошу можете раздеть вашего ребёнка — обратилась Оксана к матери ребёнка, подошла к лавочке в коридоре, на которую женщина села вместе со своим сыном, держа его на коленях
Производя аускультацию стетоскопом, Оксана предположила обструктивное поражение легочных сосудов, ослабленный систолический шум и максимально усиливается II тон на основании сердца, при этом здесь же дополнительно возникает убывающий диастолический шум, указывающий на недостаточность легочного клапана.
— Можете одевать ребёнка — распорядилась Оксана снимания стетоскоп, оставляя его висеть на шее — Скажите господин Волков, мы можем с вами поговорить?
— Что-то не так? — заволновался, откашлявшись в руку, спросил Волков
— Скажите ваш внук где того как вы приехали сюда лечился? — поинтересовалась Оксана обращая схожесть симптоматика с дефектом межжелудочковой перегородки
«Тетрада Фалло или может транспозиция магистральных сосудов, что же может еще объяснять всё это?!», размышляла Оксана, стукая каблуками, ботфорт подошла к окну, рядом с которым стоял Волков.
— И вы же понимаете, если я буду заниматься лечением вашего внука
Говорила Оксана, обращая внимание на то, как Волков обернулся и с внушающим внимание взглядом посмотрел на неё.
— Я не могу его отпустить отсюда
Пояснила Оксана, обернулась, посмотрела на дочь Волкова, что с таким чувствительным взглядом душевной боли взглянула в её сторону.
— У вашего сына легочная гипертензия, в таком состоянии его нужно срочно в отделение интенсивно терапии — уверяла Оксана, заметив выраженное несогласие в глазах дочери Волкова
— Если только это не будет лишней тратой времени — согласился с убеждениями Оксаны, ответил Волков — Это ведь необходимо?
— Это было необходимо — ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, на то, как колебался в выборе принятие решения Волков — Искать меня специально в этой дыре?
— Я собрал о вас целую картотеку Орлова — ответил серьёзно Волков — Вы лучший врач, поэтому я приехал к вам и других мне не надо
— Тогда — глубоко вздохнула Оксана, хватая воздух ртом — Как лучший врач, я вам настоятельно советую передать ребёнка нам в отделение интенсивной терапии, ему необходима срочная медицинская помощь
— Я хочу только чтобы — заявил Волков, выдвигая свои требования — Чтобы вы лично контролировали лечение моего внука
— Хорошо — мило улыбнулась Оксана, пожав плечами, соглашаясь с таким решением — Скажите мне только, у кого до меня лечился ваш внук, я уверена у вас были лучшие врачи, но они не справились и вы приехали сюда ко мне
— Вы правы Орлова — одевая, черную шляпу, ответил Волков — Врач кардиолог Фадеев Виктор Андреевич — назвал он имя специалиста, который занимался до этого лечением его внука
— Как я могу с ним связаться? — поинтересовалась Оксана, встала рядом с окном, где стоял Волков, повернулась к отделению лицом, опираясь на пластик подоконника бёдрами — Да и еще мне нужны все результаты исследований, что проводили вашему внуку
— Тогда не понимаю, зачем вам видеться с Фадеевым? — поинтересовался Волков
— Папа ты, что хочешь отдать Сашку — грубо выразилась дочь Волкова, одевая своего сына, мальчик, прижавшись к ней, казался достаточно молчаливым и если бы не хрипы при каждом вздохе и выдохе он бы вообще не выдавал никакого звука — В этот курятник?
— Я тоже соглашусь с вашим мнением, действительно курятник — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, заметила отчаянный взгляд в глазах Валентины
«Ну ладно-ладно, ну почему эта рыжая сука, заставляет меня вызывать к ней жалость, ладно я дам шанс ей и Серову принять меня к себе в команду, но по моим правилам», ухмыльнулась Оксана, стараясь не выдавать затронутые чувства от взгляда Валентины.
— Но поверьте, это моя команда и эти люди подчиняются мне — заверила Оксана, не придавая значения возмущенному взгляду Серова, что словно был готов её испепелить
— Оксана Владимировна у вас нет таких полномочий, вы ведь даже теперь не врач……
— Я думаю — возразила Валентина, словно испугалась потерять возможность показать себя и потерять шанс заняться этим делом — Что нам стоит взяться за это дело — подошла она к Серову, дернув мужчину за рукав белого халата
— Но как же……
Хотел было оспорить, но в один момент передумал, обратив внимание на легкомысленный пустой взгляд Оксаны, который видимо его и заставил передумать из-за её собственного безразличия.
— Хорошо я поговорю с Тихоновым — уверял Серов, мило улыбнувшись — Послушайте полковник Волков, вашего внука, нужна срочно разместить у нас в больнице, в отделение интенсивной терапии
— Да, но только у меня условие — согласился Волков — Моя дочь останется с ним
— Боюсь это невозможно — хотела возразить Валентина
— А ну цыц….! — упрекнула Оксана Валентину, отодвигая рыжеволосую девушку на задний план загородив его своей спиной — Я думаю это можно будет устроить, доктор Серов даст вашей дочери всю необходимую одежду для того чтобы можно войти в отделение реанимации
— Ну, это уже слишком….. — хотел было возразить Серов
— Ну, это он так выражает — мило улыбнулась Оксана, состроив невинную ангельскую улыбку, перед Волковым — Что будет рад оказать вам и вашей семье тёплый приём в этой больнице
— Алина Романовна — обратилась Валентина, к темноволосой девушке, которая держала полугодовалого ребёнка, одетого в синем зимнем комбинезоне на руках — Прошу пройдём я вас провожу, не волнуйтесь, в нашей больнице работают самые лучшие специалисты, вам……
— Тоже самое нам говорили и в Московской клинике — высказывая возмущение, поделился мнение Волков — Я слишком много сил потратил, чтобы найти вас Орлова, потратил такие ресурсы, чтобы просто узнать о вас
— Мене очень приятно — сделав вид, что смутилась, ответила Оксана — Но сейчас прошу, вы можете мне дать контактный номер вашего доктора, у которого лечился ваш внук?
— Да-да конечно я передам вам всю необходимую информацию — заверил Волков — И вот еще кое-что, я бы хотел поприсутствовать на ваших медицинских…..
— О…. нет, это невозможно! — возразил Серов, возмутившись, высказываясь недовольно на просьбу полковника Волкова
— Я думаю, не стоит — ухмыльнулась Оксана, отказывая в просьбе этого человека — Вы меня искали, потратили столько ресурсов, я пошла для вас на очень большие уступки, но и позвольте мне проводить дифференциальную диагностику за закрытыми дверьми
— Поддерживаю — был удивлён Серов, посмотрев на Оксану выразительным взглядом, но тут же принял её сторону
— Моё королевство мои правила и законы
Заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, покачивая упругой прелестью бёдер, стукая каблуками черных ботфорт по бетонному полу, подошла к входу в коридор.
— Вы уж извините полковник Волков
Выказывая ангельской улыбкой, неловкий момент ситуации Оксана пыталась загладить, встав у входа в коридор больницы.
— Но я обещаю, я и моя команда будет держать вас обо всём в курсе
Под стук каблуков, уверяла Оксана, направляясь по больничному коридору промеж синих окрашенных стен, сохранив красоту улыбки алых губ.
***
Стукая каблуками ботфорт, Оксана направлялась по больничному коридору, проходя мимо света проникающего дневного света через большие пластиковые окна. Держа в руках сотовый телефон, Оксана, ёрзая по дисплею коготком большого пальца, искала в списке Миронову, пока другой рукой расстёгивала пуговицы белой меховой шубки. Золотистые волосы Оксаны, в самых разных оттенках русого переливались при попадании на них света солнечных лучей, объём выразительной прически пышными прядями покрывал её плечи. Касаясь игриво кончиками коготков огромных лепестков фикуса, мимо которого прошла, Оксана мило улыбнулась медсестре, у которой был изысканный цвет кашемировых волос, в ответ девица в белом халате была сильно удивлена её появлением больницы и выразила свою признательность милым подобием улыбки.
— Да Миронова — ответила женщина, которой исходил звонок
— По-моему для меня так официально можно было не представляться — ухмыльнулась Оксана, касаясь кончиками пальцев белой занавески, встала у окна, продолжая смотреть через стекло окна
— А…. какой приятный сюрприз — послышалась лёгкая усмешка в голосе Мироновой — Просто не ожидала и с чего бы тебе мне звонить?
— Ты ведь кажется, мне обязана? — состроив коварную улыбку, Оксана проявила наглую манеру разговора — Мне от тебя нужна одна услуга
— Только лишь из-за того чтоб ты ради меня спасла Настю — уверял Миронова, выказывая тоном голоса недовольства — Что тебе нужно?
— Ты могла бы приехать в больницу — словно сгорая от стыда, выдавила из себя Оксана, понимая в глубине своего сознания, что это чисто её вина — Мне просто необходимо твоё присутствие
— Интересно зачем? — не понимая, спросила Миронова — Я же ведь не врач
«Блядь да как же мне объяснить этой тупой суке, что без неё, меня Тихонов просто вышвырнет из больницы, ему будет плевать, что у меня дело», думала Оксана, словно не могла выдавить из себя желаемое, потому как позор, покрывший её сознание, мешал правильно выразить свои мысли.
— Просто можешь приехать
Уверяла Оксана, состроив выразительную форму губ, выразила застенчивую улыбку в отражение окна на стекло, которого падали прямые лучи дневного солнца.
— И я тебе всё объясню при личной встречи — пояснила Оксана, отвернувшись от окна, не могла стерпеть лазурной голубой красотой глаз столь яркий солнечный свет
— М….. поверь мне не охота с тобой вечно везде водиться — заявила Миронова, выказывая нотой железного сексуального голоса, своё нежелание исполнять просьбу Оксаны — Но это первый и последний раз и только для тебя, цени это
— Главное ты это цени — ухмыльнулась Оксана, проводя кончиком пальца по сенсору телефона, сбросила исходящий вызов, направляясь дальше по коридору
— Оксана Владимировна — послышался голос Валентины, после чего стук женских каблуков по бетонному покрытию пола, стал стремительно приближаться
«М… как же порой ты умеешь доставать меня, ну ладно сейчас я не в том положении, чтобы выёбываться, готова уж блядь выслушать тебя», глубоко вздохнула Оксана, обернувшись к рыжеволосой собеседнице, которая окликнула её, направляясь ускоренным шагом по коридору.
— Моя дорогая Валентина — выдыхая воздух, ответила Оксана, состроив милую выразительную улыбку — Я тоже тебя рада видеть, что-то случилось? — спросила она оставаясь стоять в нескольких метрах не доходя до двери рабочего кабинета
— Пришёл первый анализ крови — уверяла Валентина, раскрывая красную папку, достала из неё лист распечатанного только проделанного анализа крови — Я думаю, вам стоит на него взглянуть
— Разреши на него взглянуть — потребовала Оксана, словно выхватила анализ крови из рук рыжеволосой девушки
Анализ крови указывал на повышенное число эритроцитов 9,8х10*12*9л, «гемоглобин» 179,6г/л, «гематокрит» 68,7%, вязкость крови 9, все показатели проведенного анализа, были завышены от нормы возраста ребёнка. Учитывая проблемы с дыханием у малолетнего пациента, Оксана смогла предположить, опираясь на проведённые данные анализа, что у ребёнка «обструктивная болезнь легких».
— Проведите «исследование мокроты»
Распорядилась Оксана, передавая лист, с проделанным анализом крови, подошла к закрытой двери кабинета, обернувшись к рыжеволосой спутнице, касаясь пальцами блестящий руки двери.
— А так же проводите «спирометрию» — потянув на себя ручку двери, Оксана открыла дверь
Светлые стены помещений приёмной, подобно оттенку кофе с молоком, были обшиты деревянными гладкими панелями, синий интерьер штор на пластиковом окне, а так же сам паркет так и сохранил первозданность оттенка цвета шоколада. В помещение так же сохранились растения фикуса и лимона, стены украшали вьющиеся растения, создавая диковинную атмосферу рабочего помещения. Белокурая секретарша сидела в черном кожаном кресле за столом, заметив открывшуюся дверь, Валерия оторвала свой взгляд от монитора компьютера, к которому была прикована пристальным вниманием. В приёмной сохранился обворожительный запах кофе, смешиваясь с оттенками сладости карамели, насытили воздух в этой комнате изысканным вкусом сладости. За спинкой кресла, в котором сидела секретарша, блондинка, был расположен книжный шкаф с четырьмя полками, на котором размещены бухгалтерские папки синего и черного цвета.
— Оксана Владимировна — выказывая удивление, выразила своё мнение Валерия, касаясь кончиками пальцев дужек очков на глаза, чуть приспустила их — Но что вы тут делаете?
— Пришла на работу
Заявила Оксана, переступая высокий порог открытой двери, вошла в приёмную осматриваясь по сторонам, оценивая светлые тона обстановки приёмного помещения и вдыхая сладкий запах кофе.
— Я ведь имею ведь на это право — ухмыльнулась Оксана, касаясь коготками деревянной панели стены, оставаясь стоять рядом с открытой дверью, пропуская через неё войти Валентину
— Но вас ведь уволили — уверяла Валерия, взявшись пальцами за пластиковый стаканчик с кофе, который стоял на краю её столика рядом с клавиатурой
— Думаю, ему придётся теперь взять меня обратно
Заявила Оксана, стукая каблуками черных ботфорт по паркету, прошлась по приёмной, снимая с себя белую меховую шубку, наглым образом передала её в руки Валентины.
— Обстоятельства так сложились — ухмыльнулась Оксана, подошла к закрытой двери кабинета, касаясь её металлической ручки
— Просто чистая случайность — уверяла Валентина, повесив белую шубку Оксаны на вешалку рядом с входом в приёмную
Открывая дверь рабочего кабинета, Оксана обратила внимание на легкий полумрак, создавшийся за счет того что окна в этом помещении выходили на тёмную сторону больничного дворика, где царствовала тень больничного здания. Обстановка в кабинете сохранила прежний быт рутины трудовых будней, на стеклянном столе в центре кабинета так же были раскрыты папки пациентов, проведенные листы анализов и снимки проделанным рентгенограмм. В воздухе пахло черным кофе, гранулы которого были рассыпаны на поверхности стеклянного столика, на котором стояла банка Nescafe Gold. На мягком диване лежал клетчатый плед и бамбуковая мягкая белая подушка, его подлокотник украшал белоснежный халат, принадлежащей Леоновой Марии.
— Узнаю старую привычную обстановку — ухмыльнулась Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в кабинет, заметила на компьютерном столе тюбик с помадой
— После вашего ухода здесь почти ничего не поменялось — уверяла Валентина вошла следом за Оксаной в кабинет, закрывая тут же за собой дверь
— Мне нужно связаться с бывшим лечащим врачом внука Волкова — заявила Оксана, покачивая бёдрами в коротком чреном платье, прошла по кабинету
— Его номер есть на обратной странице карты — пояснила Валентина, проследовав следом за Оксаной — Так что вы хотите выяснить
— Боюсь, что любой врач кардиолог был обязан провести УЗИ — ответила Оксана, остановившись, обернулась к рыжеволосой собеседнице — И то, что он там увидел, вполне возможно и даст мне ответ, почему он не устранил эту проблему
— Вы хотите провести УЗИ сердца? — поинтересовалась Валентина, прошла мимо Оксаны, покачивая выразительной красотой бёдер, скрывавшихся за белой тканью халата
— А ты догадлива — согласилась с этой идей Оксана, подошла к черному креслу — Мне сначала нужно поговорить с лечащим врачом, который уже занимался лечение внука Волкова, уверена ему будет, что мне рассказать — расположившись в нём, облокотившись на его мягкую черную спинку
— Вот его номер — пояснила Валентина подошла к компьютерному столику, встала рядом с креслом, в которое села Оксана, положив ногу на ногу
— Спасибо дорогая — ухмыльнулась Оксана милой роскошной улыбкой, доставая из сумочки, что лежала у неё на коленях сотовый телефон — Ты сделаешь мне чашечку кофе?
— Вы всего недавно в больнице — возмутилась с усмешкой на розовых губах рыжеволосая девушка, выразительным пылким взглядом посмотрела на Оксану — А уже отдаёте мне приказы
— Ну это же не приказ — набирая номер на сенсоре дисплея сотового телефона, уверяла Оксана, придавая губам милую — Так просьба, помоги же мне
— Не знаю, что скажет Тихонов — ухмыльнулась Валентина
— Приёмная доктора Фадеева — послышался женщины, как только долгие затяжные гудки закончились
— Могу я поговорить с доктором — вежливо потребовала Оксана, лелея себя в черном кожаном кресле, ёрзала по нему попкой
— Этот извращенец! — словно как будто этот мужчина, уже доставлял ей проблем, испытывая к нему чувства, ответила женщина нотками ревности — Опять уехал в этот проклятый дом
— Какой еще дом? — была удивлена Оксана признание и всё же понимала раздражительность голоса этой женщины, которая испытывала чувства к этому мужчине — Скажите, как мне связаться с доктором Фадеевым?
— Ищите его в массажном салоне «Нежность» это недалеко от Москвы посмотрите сами, какой он извращенец, озабоченный кобель — высказывала женщина, едва сдерживая слёзы, что уже выражались рыдающим голосом
— Постойте-постойте — возразила Оксана, забавляясь тому, как её собеседница по сотовой связи изводила себя мука ревности и недовольством — Вы говорите такое совершенно незнакомому человеку, простите моё любопытство, но могу я узнать, в чем причина?
«Хотя если честно мне похуй, я знаю, куда направился Фадеев, а это самое главное, теперь остаётся просто свести разговор на нет», размышляла Оксана, пытаясь придумать выход, как бы благополучно распрощаться в этот момент разговора, с этой ревнивой незнакомкой.
— Он подлец! — повышенным тоном выругалась женщина — Заставил меня работать в его клинике в женский день 8 марта, как вы считаете это, по-вашему, нормально, когда сам он поехал развлекаться с бабами
— Ну я бы предпочла бы заменить слова бабы
Возразила Оксана прикусывая краешек губы, понимая что обстановка вне клиники действуя по её правилам может смягчить ситуацию и разговорить Фадеева.
— А с женщинами
Говорила Оксана, касаясь большим пальцем сенсора телефона, что держала в руке, любознательно посмотрела на Валентину, когда рыжеволосая девушка держала в руке стаканчик кофе. Белый халатик так соблазнительно облегал нежной тканью тело Валентины, подчеркивая пикантные формы её скромное сексуальные выразительные черты, груди и осиной талии с шикарными бёдрами. Вызывающее декольте v-образной формы выказывал красный кружевной узор бюстгальтера, грудь которого словно желала освободиться от его мучительных стягивающих оков страсти. Пленительная стихия аромата «Azzaro Club Women», что завораживающим утонченным оттенком аромата кашемирового дерева уже изводил с ума порочным стойким влечением.
— А теперь, когда вы мне назвали название заведения, куда направился Фадеев
Ухмыльнулась Оксана, вдыхая глубоко запах кашемира, которым там приятно пахло тело рыжеволосой бестии, посмотрела на каблуки её красных выразительных туфель
— Мне нет смысла дальше с вами проводить беседу
Разорвала Оксана наглым образом разговор по сотовой связи, отодвигая телефон от уха, продолжая смотреть на Валентину.
— Спасибо Валюша — поблагодарила Оксана, состроив любезную ухмылку на губах — Скажи мне, пожалуйста, что-нибудь про массажный салон «Нежность»
— Зачем? — удивилась Валентина, поставив белую керамическую кружку с кофе на край стола рядом с клавиатурой — Куда вы собрались?
— Фадеев туда сейчас направляется — пояснила Оксана, взявшись тут же за ручку белой кружки, оторвала её от стола — Я должна с ним поговорить, у него было столько времени, я думаю он знает в чем проблема, просто боится признаться Волкову из-за того что не знает как решить эту проблему
— Постойте! — возразила Валентина, привлекая на себя всё внимание Оксаны — Фадеев и то что вы просите провести УЗИ сердца уже о много говорит
— Ну я думаю версию с отравление мы можем исключить
Ухмыльнулась Оксана, раскрывая алые губы перед горячей кружкой с кофе, ощущая исходящий из неё терпкий запах черного кофе и сладости карамели
— Никто бы просто не стал травить внука Волкова — рассуждала Оксана, разговаривая рядом с горячей кружкой кофе, вдыхая через алые губы, запах кофе — Да и к тому же зачем?
— И всё-таки вы уверены, что это сложный порок сердца — скривила губки Валентина, выразительным голубым взглядом посмотрела на Оксану
— Уверена я быть не могу — заверила Оксана, отпив глоток сладкого кофе с оттенком вкуса карамели с кружки, продолжала держать её в руках — Я просто могу склоняться к этой мысли
— Что же — согласилась Валентина, кивнула легко головой, поддерживая идею Оксаны
Дверь кабинет легонько открылась на пороге открывающейся двери, Оксана отчетливо услышала голос Серова и заметила на входе Тихонова. Мужчина в черном деловом костюме, будто не удивился появлению Оксаны, перешагнул порог открывшейся двери, поправляя рукой ухоженные черные усы. На какое-то время наступила тишина, Серов даже замолчал, не зная, что и ответить, Валентина отошла от компьютерного стола рядом с которым, утопая в кресле, продолжала сидеть Оксана, мило улыбнулась приветливой улыбкой. Момент молчания, продолжая сохраняться напряженных нескольких секунд, пока Тихонов прошёл по кабинету в сторону стеклянного стола, на котором уже лежала раскрытая красная папка.
— Стоило мне заметить машины ФСБ
Высказывался Тихонов, взяв в руки красную папку с вновь поступившим пациентом, молча перевернул страницу, читая записи на другой стороне.
— Как я тут же подумал — продолжал высказывать Тихонов свои впечатления — Что Орлова вот непременно должна как-то иметь к этому хоть какое-то отношение
— Уверяю вас — ухмыльнулась Оксана, мило пожав плечами, улыбнулась с ответ — Моё здесь присутствие и машины ФСБ здесь абсолютно ну как бы так сказать наполовину не связаны
— Я же вас уволил! — возмутился Тихонов, кинув красную папку на стол — Вы мне Орлова уже поперёк горла, я так долго ждал, искал момента от вас избавиться, стоило мне вас уволить, как вы опять бежите опять в эту больницу
— Наверно потому что — ухмыльнулась Оксана, разговаривая, держа рядом с губами горячую кружку с кофе — Я не могу без этой работы
— Вы сами её лишись — упрекнул Тихонов, делая такой акцент тона голоса, что ему всё равно
— Могу я себе позволить хоть немного отдыха — выражая очертание прекрасных скул и красивое подобие улыбки, ответила Оксана
— Вы себе и так много чего позволяете — возразил Тихонов — А теперь убирайтесь отсюда
— Валерий Валерьевич — оспаривая такое решение, ответил Серов — Я думаю это не лучший выход, так как полковник Волков, хочет видеть главного врача своего внука именно Оксану Владимировну
— Мне плевать — был не согласен Тихонов — Вы немедленно покинете больницу Оксана Владимировна и больше не смейте сюда возвращаться
— Думаю что полковнику ФСБ Волкову — уверял Серов, пытаясь вразумить Тихонова, который уже почти не поддавался убеждением — Он просто заберёт своего внука и Оксану Владимировну из больницы, в итоге мы останемся без дела
— Что за шум — на входе стояла Миронова, с изумление и подлой улыбкой брюнетка перешагнула порог открытой двери — ОЙ какой ужас, ваши крики наверно слышит вся больница
— Наталья Валерьевна — обернулся Тихонов, был удивлён скорым появлением Мироновой и то с каким гордым выраженным видом эта брюнетка, вошла в кабинет — Кажется, я понимаю…….
— Спасибо что приехала — поблагодарила Оксана, отпивая глоток кофе, поставила полупустую кружку с кофе на край стола — Попробуй вразумить моего босса, сохранить мне работу
— И это только потому — заверила Миронова, всё же была недовольна бегать на побегушках по каждому зову — Что ты спасла Настю, в последний раз, дальше решай свои проблемы сама
— Значит, я не могу выгнать Оксану Владимировну — отчаялся Тихонов, понимая твердую позицию защиты, отошёл в сторону открытой двери
— Скажу даже больше
Уверял Миронова, подобно королеве эта брюнетка в бурой меховой шубке прошла по кабинету вдоль стеклянного стола, выражая элегантную пластичность своего тела.
— Вы сейчас же примите её на работу — подошла она к Тихонову — Иначе уверяю вас Валерий Валерьевич, я найду нового главу для этой больницы
— Стоило бы догадаться
Почесав подбородок, скривил Тихонов гримасу в недовольстве, понимая, что возразить против Мироновой он не может по какой-то причине.
— Что Оксана Владимировна применит какой-нибудь хитрый ход — уступил Тихонов, принимая такие условия — Ну что же Оксана Владимировна спасла и так достаточно пациентов и подняла репутацию этой больнице, а уж тем более имеет таких влиятельных сторонников, мне только и остаётся
— Вы сами знаете что — мило улыбнулась Оксана, держа в руках кружку с кофе, вдохнула приятный сладостный аромат кофе, что исходил из неё — А теперь не мешайте мне, пожалуйста, работать
— И да раз вам всё равно нечем заняться
Предложила Миронова, опираясь ладонью руки на стекло поверхности стола в центре кабинета, обернулась брюнетка, положив другую руку на талию.
— Не соизволите ли вы меня проводить — заявила Миронова, обращаясь к Тихонову — Именно такой человек как вы Валерий Валерьевич составит мне хорошую компанию — направляясь к в сторону открытой входной двери, покачивая бёдрами, высказывалась брюнетка
— Как пожелаете, Наталья Валерьевна — покорно согласился Тихонов, проследовав следом за Мироновой — Почту это за честь составить вам компанию
— Валерий Валерьевич — окликнула Тихонова, поставив кружку на стол Оксана — Вы ничего случайно не забыли? — состроив милую выразительную ухмылку с легким упрёком спросила она
— А ну да конечно — смутился он угнетающего взора зелёных глаз Мироновой и любопытством пронзающего взгляда Оксаны — Милые дамы от лица, заведующего этой больницей, я поздравляю вас с международным женским днём
— Всё это прекрасно — вмешался в напряженный момент разговора Серов, когда Оксана и Миронова смотрели так изучающим взглядом на Тихонова — Но давайте не отвлекаться от работы у нас пациент возраст 6 месяцев

Положив Серов раскрытую красную папку с проделанным результатом ЭКГ, на стол, перед Оксаной привлекая её всё внимание на кардиограмму. На снимке отмечается отклонение средней электрической оси сердца влево (небольшие размеры септального дефекта). Выявлено замедление атриовентрикулярной и внутрижелудочковой проводимости, что, наряду с отклонением AQRS влево, позволяет исключить тетраду Фалло, имеющую одинаковую с данным пороком клиническую картину. Отмечается увеличение легочного кровотока, имеются признаки левожелудочковой гипертрофии с глубоким Q и высоким R в отведениях V5-6.
— Гипертрофия правого желудочка — разглядывая снимок электрокардиограммы, рассуждала вслух Оксана, продолжительное некоторое время смотрела на него через надетые очки — Отклонение ЭОС влево — задумчиво тихо произнесла она
— Вам это о чем-то говорит? — поинтересовался Серов — Не напоминает случайно Комплекс Эйзенменгера?
Комплекс Эйзенменгера — сложный врожденный порок сердца, включающий дефект межжелудочковой перегородки, декстропозицию аорты и гипертрофию правого желудочка.
— Возможно можно и предположить Транспозицию магистральных сосудов — предположила Валентина, взяла из рук Оксаны папку с проделанным результатом ЭКГ
Транспозиция магистральных сосудов — тяжелая врожденная патология сердца, характеризующаяся нарушением положения главных сосудов: отхождением аорты от правых отделов сердца, а легочной артерии — от левых.
— Странно — возразила Оксана, оспаривая мнение своих коллег когда дверь кабинета закрылась за Тихоновым, позволяя ей и команде производить дифференциальную диагностику — Вы отклонили аневризма синуса Вальсальвы?
Аневризма синуса Вальсальвы — аортальный порок, выражающийся в аневризматическом выпячивании стенки аорты в области корня, в месте расположения полулунных клапанов. По данным «электрокардиографии» специфических признаков аневризмы синуса Вальсальвы не выявляется; в случае прорыва аневризмы отмечается острая перегрузка правых или левых отделов сердца.
— Раз уж вы так ставите вопрос — возмутился Серов, оспаривая ложное предположение Оксаны, не соглашаясь с таким диагнозом — Тогда почему бы нам не предположить сразу Тетрада Фалло?
Тетрада Фалло — сочетанная врожденная аномалия сердца, характеризующаяся стенозом выводного тракта правого желу­дочка, дефектом межжелудочковой пере­городки, декстропозицией аорты и гипертрофией миокарда правого желудочка. «ЭКГ» — картина характеризуется значительным отклонением ЭОС вправо, гипертрофическими изменениями миокарда правого желудочка, неполной «блокадой правой ножки пучка Гиса».
— У нас ведь гипертрофия правых отделов сердца
Отвергая такую версию, возразила Оксана, облокотившись на спинку кресла, в котором сидела, положив ногу на ногу, выразила эластичную красоту ягодиц.
— А так же отклонение электрической оси сердца влево — уточнила Оксана, поправляя кончиками пальцев дужку надетых на глазах очков
— У нас мало данных, чтобы делать поспешные выводы — согласился Серов — Как вы главный лечащий врач внука Волкова вам и принимать решения
— Валентина всё знает
Заверила Оксана, опираясь на подлокотники кресла, в котором сидела, встала с него, выказывая прелесть упругих ягодиц и элегантность формы тела скрывавшегося за черным зимним платьем.
— А мне в то время нужно отлучиться
Заявила Оксана, покачивая выраженно упругими ягодицами в каждом шаге, прошла по кабинету, направляясь к выходу, касаясь игриво коготками стеклянной поверхности стола.
— Нужно наведаться к Фадееву — пояснила Оксана, остановилась, обернувшись, положила руку на талию — Наверняка ему будет есть, что мне рассказать и передать мне материалы дела исследования, которые он по какой-то причине не передал Волкову
— Вы уверены, что он вообще хотя бы захочет с вами говорить? — поинтересовался Серов, выказывая недоверие словам Оксаны
— Ну, попытаться стоит — мило улыбнулась, пожав плечами, осторожно стукая каблуками черных ботфорт, подошла к закрытой двери кабинета, касаясь пальцами металлической ручки
— Не поверите — выразила собственное мнение Валентина, обращаясь к Серову — Я ей тоже самое говорила, но разве Оксана Владимировна меня послушает?
— Он провел столько времени с мальчиком — уверяла Оксана, повернув ручку в форме шара открывая дверь в приёмную, встав в её проходе — И я просто уверена результата УЗИ будет для меня более чем достаточно
— И что вы там надеетесь увидеть? — оспаривая мнение Оксаны, высказывался Серов — Допустим там дефект межжелудочковой перегородки?
— Это не просто дефект межжелудочковой перегородки — возразила Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в приёмную — Но я уверена хоть он и сочетается с другой какой-то аномалией ребёнка и я намерена это выяснить — гордо заявила она, после чего закрыла за собой дверь
— Оксана Владимировна
Обратила белокурая секретарша внимание на то, как Оксана вошла в приёмную, закрывая за собой дверь, на некоторое время облокотилась на её поверхность спиной.
— Не ожидала, если честно вас тут еще увидеть
Словно пыталась произвести впечатление, Валерия сняла с глаз очки и предельно выказывала в момент разговора любезность.
— Но очень удивлена тем, как Валерий Валерьевич быстро покинул ваш кабинет
Положив очки на край стола, рассуждала блондинка, облокотилась локтями, на поверхность стола рядом с которым сидела.
После того как в него вошла эта брюнетка — состроив милую выразительную улыбку, говорила Валерия, наблюдая за Оксаной и то как она отошла от закрытой двери
— А… Миронова — ухмыльнулась Оксана, прошла по комнате приёмной в сторону вешалки стоящей у входа — Да он быстро на него повлияла
— У вас наверно очень влиятельные люди — предположила Валерия, снимая с глаз очки, уставшим взглядом поморгала несколько раз — Судя потому, как молча Тихонов покинул ваш кабинет
— Меня впечатляет это конечно — выразила собственное мнение, Оксана подошла к вешалке с верхней одеждой, снимая с неё белую меховую шубку — Но мне нужно отлучиться по делам
— Да-да конечно — согласилась Валерия, поднимая с края стола очки, тут же надела их на себя, сделав виноватый взгляд перед Оксаной — Прошу простите меня, пожалуйста
— Вы так любезны — выразила собственное мнение Оксана, снимая с вешалки белую меховую шубку — И вы меня не сильно отвлекаете
— Позвольте просто спросить?
Поинтересовалась Валерия, блондинка надела на глаза очки, состроив выразительный деловой вид, поправила кончиками пальцев другой руки, воротник белой блузки.
— Как вас всё-таки приняли обратно — спросила Валерия, взяла в руки недопитый пластиковый стаканчик с кофе — Нет, не сочтите за обиду, мне просто любопытно
— Просто Валерий Валерьевич — говорила Оксана, одевая на себя белую шубку встав перед зеркалом, взяла с полки белую кожаную сумочку — В конечном итоге признал, что не может допустить работу отделения без меня
— Наверно он это сказал под большим давлением
Предположила Валерия, милой улыбкой улыбнулась Оксане, поставила стаканчик с кофе обратно на край стола, сохранив на нём алый отпечаток помады с губ.
— Знали бы вы, когда вы обеспечили срыв больничного — рассказывала Валерия — Валерий Валерьевич тогда очень сильно ругался и велел вас уволить немедленно
— Старый пердун всё делает с горяча — пояснила Оксана, посчитав это забавным улыбнулась в отражение зеркала рядом с которым стояла, застегивая пуговицы белой меховой шубки
— Смею предположить — заверила Валерия, продолжая вновь стучать пальцами по клавиатуре компьютера — Что в этом вы правы
— Спасибо — поблагодарила Оксана, одевая на голову, пышный капюшон, стукая каблуками ботфорт, направилась к выходу из приёмной — За то, что не теряли веру в меня
— А…. ну всегда, пожалуйста — заявила Валерия, смутившись тому, как выразительным лазурным голубым взглядом Оксана посмотрела в её сторону
«Самодовольная наглая дура, хотя мне очень нравиться, что она на моей стороне», открывая входную дверь приёмной, Оксана, переступая высокий порог, вошла в коридор.
Закрывая за собой дверь, Оксана направилась по больничному коридору прошла мимо двух идущих медсестёр, что с удивлённым взглядом посмотрели на неё, одна из которых держала в руках стопку медицинских карт. Направляясь при падающих лучах солнечного света на бетонный пол, Оксана игриво коснулась огромного лепестка фикуса, заставляя его колыхаться будоражащим игривым трепетанием страсти. Пропуская медсестру, вошедшую в больничный коридор с лестничной площадки, Оксана, переступая порог, вошла на лестничную площадку с большими массивными перилами. Касаясь каблуками ступенек лестницы, покрытых мраморной белоснежной плиткой, Оксана, покачивая бёдрами, медленно спускалась вниз, игриво касаясь дубовых перил коготками. В воздухе пахло фруктовыми ароматами парфюма женских тел, запахом апельсина, жасмина и лаванды, сливаясь в гармоничном сплетении гардении и фиалки, составляли сочетанную коллекцию нескольких ароматов духов для искусительниц.
Вестибюль больничного здания, куда спустилась Оксана, медленно снизошла по ступенькам, касаясь белой мраморной плитки пола, был охвачен светлыми оттенками. Дневной свет неистово проникал через стекла больших пластиковых окон, расположен в фойе, вынуждая Оксана прищурить глаза от воздействия его ярких лучей. Холл здания был почти пустым, лишь с коридора кафетерия доносился озорной женских смех и два дежурных врача прошли в помещение клиники, вошла в коридор, где над входом весела поздравительная надпись с 8 марта. За окнами стоял яркий весенний день, влияние мороза суровой зимы под воздействием солнц превращала всё в слякоть и грязь, вынуждая, словно течь улицы деревни ручьями. В самом вестибюле сохранилась природная атмосфера, большие пальмовые домашние растения распустили пышные листья, возрастали в больших керамических белых горшках. Над каждым входом в коридор на стенах по контуру дверной коробки вились между собой подобно винограду вьющиеся растения придавая диковинную обстановку этому большому парадному месту. Стукая каблуками черных ботфорт, Оксана прошла по холлу, здания вошла в коридор с кафетерия, пытаясь сопоставить в голове известные ей данные воедино.
«Я просто уверена, что Фадеев может что-то знать, наверное, у него есть все необходимые мне результаты УЗИ, ангиографии и рентген грудной клетки» размышляла Оксана, вошла в коридор, откуда веяло запахом кондитерских изделий, быстро направляясь по всей его протяженности.
Столь же быстро Оксана прошла по коридору, входя в отделение приёмного покоя, где принимали женщину с пятилетним ребёнком. Прошла мимо медсестры, которая ввела ребёнка и его мать в смотровой кабинет, после чего закрыла за посетителями дверь, недовольно посмотрев в сторону Оксаны. Открывая входную дверь, когда подошла к ней, Оксана сделала большой глоток свежего воздуха, переступая порог, вошла на каменное крыльцо. Больничный дворик был окутан тенью здания, легкой прохладой весеннего воздуха в котором сохранились запахи сырости таившего снега, деревенский аромат сена, мокрого дерева и сгорающего в атмосфере пепла. Над крышами некоторых домов в воздух поднимались клубы белого дыма. Голые деревья, на ветках которых сохранилось одеяло мокрого снега, что каплями падал на сырую землю. Лай деревенских собак, что бегали по больничному дворику разгоняю стаю слетевшихся в кучу голубей, черный кот, который смотрел на всё это с высоты голого тополя. Пьяные девушки, что отмечали женский праздник прямо в парке больничного дворика звуком хлопка, открывая пробку бутылки шампанского. Газель скорой помощи, у которой стояла молодая белокурая медсестра, разговаривая о чем-то веселым заигрывающим тоном голоса с парнем водителем служебного автомобиля больницы.
Направляясь по больничной стоянке, Оксана проходила мимо рядов расположенных на ней машин, чувствуя, как тело словно полыхала жаром надетой на ней зимней одежды. Медленно подошла к стоящему красному мерседесу, Оксана достала из кармана белого пальто брелок сигнализации и нажатием кнопки открыла электронные замки дверей. Легким поднятием вверх, Оксана открыла дверь с водительской стороны, выгибая спину, заползла внутрь, расположившись в нежности алькантры водительского черного кресла. Закрывая за собой дверь, Оксана, вставляя ключ, в замок зажигания, быстро настроила на приборной панели работу кондиционера в салоне, создавая микроклимат приятной прохлады. Работа вентиляторов, почти моментально создало прохладу в салоне приятно, сочетаясь с работой такта восемью цилиндров двигателя красного спортивного автомобиля.
Выжимая педаль сцепления, касаясь ладонью рукоятки переключения передач, Оксана включила первую передачу, выжимая каблуков черных ботфорт педаль газа. Отпуская педаль сцепления, Оксана медленно тронула автомобиль с места наезжая колёсами на большую образовавшуюся лужу на стоянке. Проезжая мимо рядов поставленных на стоянке нескольких машин, Оксана направила автомобиль к выезду, достаточно плавно пересекая лежачего на ней полицейского, после чего машина выехала на проезжую часть больничного дворика. Играя с педалью газа, нажатием каблука черных ботфорт, Оксана, направляясь по больничному дворику, мерседес, словно как корабль по волнам с легкостью преодолевал израненное трещинами, мокрой грязью, лужами и мокрым снегом дорожное полотно асфальта. Выезжая на деревенскую улицу, покидая больничный дворик, машина, набирая скорость с гулом мотора, Оксана направила автомобиль вверх по дороге. Мотор красного мерседеса рычал неистовым зверем, гулом всех восемью цилиндров, выражая поразительную мощь, от того как Оксана забавляясь его рычание стремительно набирая скорость после чего оставила за собой лишь облако витавшей пыли и следы грязи от шин протектора, скрываясь за поворотом в направления здания администрации.



Двухэтажный кирпичный дом был расположен на поляне рядом с озером, шум опушки леса окружал песнью шелеста веток деревьев, создавая природный мотив. Озеро, что было расположено рядом, всё еще был покрыто тонкой коркой льда, сохранившейся после прошедшей зимы. Дорога к дому была аккуратно убрана, проезд до самой стоянки, небольшая асфальтированная стоянка рядом с домом была красиво убрана, даже нанесена свежая дорожная разметка. Рядом располагался небольшой сад, ветки этих деревьев хоть и были голые, но создавали приятную гармоничность диковинной природы к этому месту. Воздух в этой местности был поразительно свежим насыщен легкой сыростью, высохшими листьями и всё так же мокрым деревом. Окна двухэтажного дома были закрыты плотной тканью штор так, чтобы из улицы невозможно было видеть всё происходящее, что творилась за его стенами страсти.
Проводя кончиком стержня выдвинутой помады по губам, Оксана, утопая в нежности алькантары водительского кресла, придавала им сочный оттенок алого. После чего убирая помаду обратно в сумочку, Оксана аккуратно нанесла макияж тенями, придавая выразительный сексуальный взгляд голубых лазурных глаз. Воспользовавшись тушью, подвела контур глаз, придавая выразительный образ кошки. Убирая косметику в сумочку, Оксана взглянула в зеркало заднего вида, после чего открыла дверь, лёгким поднятием вверх, ощущая, как влияние свежего весеннего воздуха весны, просачивалось в салон красного мерседеса. Наступая каблуками черных ботфорт на мокрый пропитанный мокрым снегом асфальт, Оксана, выгибая спину, покинула салон автомобиль, ощущая, как легкая прохлада обдувает нежным прикосновением её золотистые русые пышные волосы. Одевая на голову, капюшон, Оксана оглядела кирпичный двухэтажный дом и холм лиственного леса, находящийся за ним, издавал отзвуки шелеста диким аккордом гула леса. Вся эта обстановка сохранила первозданную красоту природы, почти нетронутой цивилизацией, оставляя запахи, грязь, шум леса и течение речки.
«Достаточно мило, хм… стоит посетить это заведение, надеюсь Корнилов не узнает как я иногда люблю развлекаться да и в конце то концов я тут по делу», ухмыльнулась Оксана, закрывая за собой дверь, нажимая на кнопку брелка.
Направляясь по каменной плитке, что вела прямо к главному крыльцу дома, Оксана чувствовала откуда-то приятный запах роз, что словно дуновение ветра от цветочной оранжереи, создавал приятную гармоничность воздуха. Медленно подошла к крыльцу дома выложенного из мощеного камня, Оксана, наступая на первую ступеньку, начала подниматься по ним покачивая бёдрами в каждом шаге. Поднявшись на крыльцо, Оксана подошла к двери, материал которого напоминал красное деров, в шикарной обработке покрытое тонким слоем защищенного лака. Взявшись за медную ручку в форме кольца, Оксана с легкостью открыла дверь, потянула на себя. Чувствуя приятную легкость тепла исходящего от белых панельных стен, Оксана перешагнула порог открытой двери вошла внутрь, обращая внимание на легкий полумрак, создавшийся в вестибюле дома роковых порочных блаженств. На входе сразу почувствовался запах роз, легкой прелести жасмина и невообразимая приятная нежность с камина, розовое свечение которого доносился в этом порочном полумраке с камина большой комнаты холла, ресепшен.
— Здравствуйте
Обратилась темноволосая женщина прошла по фойе, выраженной красотой тела походкой, её тело облегало синее короткое платье. Материал, которого колебалось в момент её движения подобно парусу, отображая пикантные стройные формы тела женщины.
— С праздником вас — обратилась она, заметив Оксану, вошедшую в вестибюль на ресепшен — Чем я могу вам помочь, вы знаете, сегодня для женщин у нас действуют колоссальные скидки
«А почему я себе должна отказывать в удовольствии, но сначала мне нужно поговорить с Фадеевым, а потом можно допустить того чтоб меня немножко и помассировали», предположила Оксана с любопытством рассматривала образ женщины, стоящей перед собой.
— Да-да конечно — понимая, как не может сказать, что ищет здесь человека, ответила Оксана, милой любезной улыбкой ответила Оксана — Было бы неплохо расслабиться
— Я могу вам предложить такой массаж — говорила девушка, у которой была надпись на табличке Анна Владимировна Короленко «управляющая менеджер массажного салона» — С горячими камнями, который поможет вам расслабиться и снять напряжение, а если вы желаете чтобы…..
— Давайте самый дорогой — ответила Оксана, доставая кошелёк из сумочки, не желая больше слушать пустые убедительные речи этой женщины для себя — Я согласна на всё, тело просто ноет
— Позвольте вас проводить в комнату на верху — обратилась темноволосая девушка, выказывая радушие милой тёплой улыбкой — Я пришлю к вам массажиста, как только кто-нибудь освободиться, обещаю, вы останетесь довольны
— М….. а что-нибудь такое — ухмыльнулась, направляясь вслед за темноволосой девушкой, проходя мимо стойки ресепшена, заметила красиво горевшие светильники в форме фиалок излучающими в полумраке вестибюля приятный фиолетовый свет — Ну скажем сексуальное?
— Сексуальное?! — ухмыльнулась брюнетка, когда подошла к белым ступенькам лестницы, что вели на второй этаж — Простите, я просто подумала, вы знали куда пришли
— Простите — сделав вид, будто не понимает эту женщину, создав интригу любезности, говорила Оксана, поднимая следом за ней по ступенькам лестницы — Просто моему телу необходимо расслабиться, я так напряжена
— Всё будет в лучшем виде — заверила брюнетка, поднявшись на второй этаж, обернулась с любезной выраженной улыбкой, посмотрела на Оксану — Прошу, пожалуйста, можно вашу верхнюю одежду?
— Да-да конечно — расстёгивая пуговицы белой меховой шубки, согласилась Оксана, встав рядом с темноволосой женщиной на площадке второго этажа
— К нам приходят и семейные пары — рассказывала брюнетка, когда Оксана встала, повернувшись к ней спиной снимая с себя белую меховую шубку
— Юля дорогая
Обратилась, менеджер массажного салона к блондинке, поднимающейся по ступенькам лестницы, которая была одета в белый кружевной пеньюар шикарно открывающим телом девушки.
— Возьми, пожалуйста, одежду нашей гостье и отнести в гардероб
Распорядилась менеджер, передавая в руки девушки в белом пеньюаре, что подошла к Оксане и к брюнетке, встав между ними обеими.
— Прошу угощайтесь — взяла брюнетка с разноса бокал шампанского, когда рядом прошла шатенка в белом кружевном пеньюаре, вручив его в руке Оксаны — Не стесняйтесь, алкоголь, вам поможет расслабиться
— Правда?
Играя в любезности, ответила Оксана, раскрывая губы в шикарной форме улыбки, взяла из рук девушки предлагаемый бокал с шампанским. Проследовав за брюнеткой по коридору среди белых панельных стен, Оксана рассматривала с изумление настенные светильники в форме фиалок излучающих фиолетовый приятный глазу свет. В воздухе всё больше пахло розой, жасмином и лавандой, запах которого был схож с экстрактом массажного масла. По стенам коридора массажного салона висели картины красивых расписной компьютерной графикой цветов, фиалок, роз и жасмина. Белые двери массажных комнат были закрыты, шума изоляция за которыми не позволяла ничего слушать, скрывая за ними секрет своих клиентов.
— М…. какое вкусное шампанское — похвалила Оксана, сделав глоток, после чего еще один и потом затяжной опустошила почти половину бокала
— Заходите — предложила менеджер, открывая дверь перед Оксаной, что была третей по правой стороне — Вот ваша комната, располагайтесь и переоденьтесь в комнате
Просторная комната с красивым видом на лес на опушке, хорошая освещенная светом лучей дневного солнца, что беспощадно проникали через стекло большого пластикового окна. Белые обои, белый массажный стол, что стоял в центре комнаты, справа у стены была расположена большая двуспальная кровать застеленная белыми простынями. Слева у стены стоял комод, на котором стояла большая белая керамическая ваза, а рядом в стеклянных флаконах было массажное масло. Белые шторы на фоне светлой обстановки комнаты, отлично вписывался в этот интерьер, комната казалась вполне жилой.
— Я пришлю к вам массажиста — заверила брюнетка, пропуская Оксану войти первой в комнату, сама осталась стоять позади открытый дверей
«Мне нужно увидеть Фадеева это мой шанс, самое главное вовремя уйти из комнаты и кажется я знаю как это можно сделать не вызвав подозрения», предположила Оксана допивая бокал с шампанским что держала в руке, заметила, как по коридору прошлась белокурая девушка в откровенном белом пеньюаре.
— Хорошо — мило улыбнулась Оксана, почувствовав как алкоголь крепости допитого напитка, уже охмелил разум, вежливо передала его брюнетке — Я могу пока что побыть одна?
— Да-да конечно — играя в любезности, брюнетка закрыла за Оксаной дверь
— Дотошная сука — опирая на поверхность закрытой двери, согнула Оксана ногу в колено, опираясь каблуком черных ботфорт на поверхность двери — Стоит предположить сначала найти комнату Фадеева, но только, как я туда попаду
Отошла Оксана от двери, медленно заводя руки за спину, расстегивая молнию черного платья, оголяя кожу бархатистой спины от приятной тёплой материи платья. Кончиками пальцев, Оксана аккуратно оголила плечи, отошла от двери, медленно направляясь, где у стены, на гардеробной вешалке, весел белый кружевной пеньюар и короткой просвечивающийся халатик для клиенток, а так же большой длинный белый халат для клиентов мужского пола. Медленно покачивая бёдрами, подобно змее исполняющей танец под флейту, Оксана скинула с себя платье, которое завораживающим скольжением ткани скатилась по бёдрам, оставляя тёплый приятный осадок на коже, падая на пол. Переступая через лежащее на полу платье, Оксана завела руки за спину, касаясь застёжки черного кружевного бюстгальтера, сковывающего грудь в оковах. Приятным касанием лямки лифчика начали медленно скатываться по рукам Оксаны, позволяя его мягким приятным подушечкам покинуть обитель розовых сосков. Обнажая сочную объёмную грудь Оксаны, черный бюстгальтер упал на пол, прямо к ногам на тёплый приятный паркет. Касаясь коготками пальцев обеих рук резинки черных кружевных трусиков, Оксана, вращая бёдрами, медленно их начала с себя стягивать, после чего отпуская их, позволяя им скатиться по ногам, падая на пол. Снимая с вешалки белый пеньюар, Оксана очень аккуратно надела на себя белую кружевную ткань, материя легкость которого, так нежно соприкасаясь с обнаженным телом Оксаны, была пропитана изумительным ароматом розы. Тонкая материя подчеркивала и в тоже время скрывала грудь и интимную паховую зону Оксаны, пленяющим страсть кружевным узором ажурной приятной касанием ткани. Расстегивая молнии черных ботфорт, Оксана скинула их с ног, оставляя стоять у комода с флаконами масел, прошлась босыми ногами в сторону выхода к закрытой двери.
— Хм….. остаётся только найти комнату Фадеева — шепотом произнесла Оксана, когда подошла к закрытой двери, открывая которую нажатием на блестящую металлическую ручку
«И за какой же интересно из закрытых дверей здесь его комната», закрывая за собой дверь, Оксана вошла в пустой коридор среди белых панельных стен и фиолетовым блеклым свечением настенных светильников.
— Господин Фадеев
Обращая внимание, как одна из комнат открылась и оттуда вышла шатенка в белом кружевном пеньюаре, оставляя дверь открытой держась за дверную ручку.
— Немного отдохните после массажа — уверяла девушка, оставляя дверь открытой — Если вам что-то понадобиться вы скажите, мы всё исполним…..
«Похоже, это мой шанс, стоит попробовать его использовать, Фадеев должен же знать, а иначе, я сама лично его там придушу», размышляла Оксана, подождав немного стоя в коридоре сделав вид перед шатенкой покинувший комнату, что подошла к другой закрытой двери комнаты.
Подождав некоторое время, пока шатенка подошла к ступенькам лестницы, Оксана направилась к закрытой двери, из которой только что вышла массажистка. Открывая быстро дверь, Оксана перешагнула порог вошла в наполовину мрачную комнату, шторы на окне у которой были прикрыты, создавая легкую тень. Закрывая тут же за собой дверь, Оксана наступила на тёплый бежевый паркет, заметив мужчину, что лежал на двуспальной расправленной кровати. Он словно был измучен и сексуально удовлетворён, с тяжелым дыханием мужчина лежал на смятыми буграми белыми простынями. Его кожа была покрыта тонким слоем масла, имела легкий отблеск света, который рьяно стремился проникнуть через закрытое шторой окно. На массажном столе, что стоял напротив окна, лежали браслеты, с помощью которых массажисты получали власть над телом своих клиентов.
Аккуратно стараясь не подавать ни звука, Оксана прошлась по комнате в сторону массажного стола, прикусывая от волнения краешек губы. Стараясь быть предельно аккуратной, Оксана взяла с массажного стола браслеты, стараясь ими не шуметь, медленно направилась к кровати, на которой лежал мужчина. Тихо подойдя к кровати, Оксана, сгибая ногу в колено, подобно хищной кошке подползающей к своей жертве заползла на кровать. Взяв руку мужчины, Оксана расположилась сидя на его теле, обратила внимание, как мужчина медленно открыл глаза.
— Тише-тише-тише — уверяла Оксана, наклонившись над губами мужчины — У нас просто акция сегодня и меня прислали к вам в качестве дополнительного подарка — пристёгивая одну руку мужчину к спинке кровати, а затем, перекинув цепь через поручень спинки, подцепила вторую
— Ваше лицо — удивился Фадеев, после того как Оксана прицепила его вторую руку — Я вас знаю вы ведь……
— Тише-тише-тише — уверяла Оксана, разговаривая рядом с губами мужчины — Мне просто нужно с вами поговорить
— М…..
Простонала, изнывая от недостатка сил мужчина, по его состоянию Оксана поняла, как измучила его сексуальными муками массажиста, словно высосала из него весь дух.
— Это я его к вам отправил — начал рассказывать Фадеев, закрывая глаза, пытаясь расслабиться с тяжелым дыханием, выдохнул из себя воздух — Просто я понимал, что сам не смогу провести такую операцию, тут нужен волшебник
— А с чего вы взяли, что именно я тот волшебник? — ухмыльнулась Оксана, продолжая сидеть на теле этого мужчины, ощущая чувство превосходства над ним
— Вы произвели пересадку сердца — ответил Фадеев — В деревенской какой-то больнице, у вас даже не было квалифицированных специалистов для такой операции, но вы её сделали и только за это уже, помимо всех тех спасённых вами жизней и я прислал Волкова к вам
— А я уж подумала, что я знаменита — отчаялась Оксана, нахмурила алые, щедро накрашенные помадой губки, опустила попку, касаясь половыми губами маслянистых гениталий мужчины
— Простите — слегка не понял намёка, возмутился мужчина, хотя в тоже время, соприкасаясь с губами влагалища Оксаны, его пенис приобрёл слегка чуть силу крепости — Вы сели на меня
— Ну да что тут такого — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, посчитав это нормальным — Я хочу знать, что с мальчиком, внуком Волкова
— Да-да конечно — ответил Фадеев, мило улыбнувшись Оксане — Простите, я вас считаю знаменитой после того, как вы произвели пересадку сердца, я видел репортаж из деревенской больницы
— Я бы скорее сказала бы клоповника — выразительной порочной улыбкой, ответила взаимно Оксана — До больницы это место еще не доросло, прошу меня простить ну даже там есть свои нюансы
— Вы могли бы развязать мне руки — предложил Фадеев, указал на браслеты, к которым его руки были прикованы к спинке кровати — У нас ведь с вами ничего не будет, так ведь
— Развяжу — заверила Оксана, сохраняя на губах искушенную формы улыбки — А теперь скажите, что вам удалось узнать, вы ведь говорили, что не в силах провести операцию такого рода сами, значит вам что-то известно, вы знаете, что нужно оперировать
— У мальчика обструктивное поражение легочных артерий к тому же сильная легочная гипертензия, стеноз легочного артерии — пояснил Фадеев — Это помимо того что у него дефект межжелудочковой перегородки, уж мы то с вами должны понимать, насколько всё плохо
— Господин Фадеев
Начиная нервно кусать губу, легонько виляя тазом скользя половыми губами по напряженному члену мужчины, Оксана играла с ним забавляясь тем как он возбуждается и не получает желанное.
— Диагноз? — требовательно обратилась Оксана, вцепившись когтями обеих рук в простыню на кровати, что была пропитана теплом и маслом от тела мужчины
— Да-да конечно — согласился Фадеев, указал взглядом глаз на сомкнутые браслетом руки, прикованные к кровати — Вы не могли бы сначала снять их?
— А что с ними никак? — возмутилась Оксана, нахмурив, выражая обиду губки — Просто расскажите, что вам удалось узнать
Провела Оксана кончиком коготка указательного пальца по груди мужчины, вызывая в его теле дрожь от прикосновения. Играя телом сидя на теле самца, Оксана ёрзала половыми губами по напряженному члену мужчины, словно старалась извратить его разум своим телом, что скрывала тонкая ажурная ткань, выражая лишь частичку пикантных форм.
— Ну же Виктор Андреевич — ухмыльнулась Оксана, забавляясь беспомощностью мужчины и полным контролем над ним
— Хорошо — ответил повторно согласием Фадеев, был явно возмущен распутным поведением Оксаны — У мальчика наблюдается двойное отхождение магистральных сосудов от правого желудочка

Двойное отхождение магистральных артерий от правого желудочка — это вентрикулоартериальное соотношение, при котором обе магистральные артерии полностью либо преимущественно отходят морфологически ПЖ (правый желудочек). Наиболее часто используется правило 50%, означающее, что более половины просвета обоих главных артериальных стволов открывается в ПЖ.
Двойное отхождение магистральных артерий от правого желудочка объясняется цианозом оттенка кожи мальчика, что объясняется стенозом легочной артерии. Легочная гипертензия вызвала гипертрофию правого желудочка, тем самым спровоцировав обструкцию легочных сосудов. При аскультации был выявлен ослабленный систолический шум и максимально усиливается II тон на основании сердца, так же возникает убывающий диастолический шум, указывающий на недостаточность легочного клапана. Результат проведенного ЭКГ указывал на замедление атриовентрикулярной и внутрижелудочковой проводимости, что, наряду с отклонением AQRS влево, указывающее на двойное отхождение магистральных сосудов от правого желудочка, имеющую одинаковую с данным пороком клиническую картину. Отмечается увеличение легочного кровотока, имеются признаки левожелудочковой гипертрофии с глубоким Q и высоким R в отведениях V5-6. В лабораторных анализах (анализ крови), выявляется полицитемия за счет роста числа эритроцитов, повышение уровня гемоглобина и гематокрита.
— Это многое объясняет — размышляла Оксана, поддаваясь искушения страсти терзающей её разум головоломки, разгадка которой была очевидна — Но из-за сильной легочной гипертензии и обструкции легочных вен, операция может иметь отягощающие последствия
— Оксана Владимировна — отвлёк мужчина Оксану от глубоких мыслей, что окутали её сознание вариантами предполагаемого хирургического лечения — Вы не могли бы снять с меня наручники
— Да конечно — медленно сползая с тела мужчины, согласилась Оксана, расположившись на постели свесив ноги с постели — Только вот скажите где ваш ключ?
— Он на массажном столе — пояснил Фадеев
— Надеюсь, вы на меня не обижаетесь? — ухмыльнулась Оксана, выгнув спину, выказывая эластичность бёдер
— Я слышал о вас — ответил Фадеев — Вы пойдёте на всё, чтобы добиться истины, вы как бы сказать подвергаетесь искушению страсти
— Искушению страсти?! — ухмыльнулась Оксана, когда подошла к массажному столу, взяла ключ от браслетов, медленно с хитрой ухмылкой на губах направилась к постели — Мне это нравится
— Вот поэтому я считаю вас лучшим
Словно пытаясь восхвалять, выразил собственное мнение Фадеев, в тот момент, когда Оксана, с хищной улыбкой согнув ногу в колено, забралась кошкой на постель.
— Даже не смотря на цвет ваших волос — сдержав усмешку, ответил Фадеев
— А что с ним не так? — удивилась Оксана, вновь расположившись на теле мужчины, держала, зажав в пальцах ключи от браслетов
— Я хотел сказать даже, не смотря на то — поделился мнение Фадеев — Что вы блондинка
— Показатель ума не зависит от цвета волос — расстегивая браслеты на запястьях рук Фадеева, ответила Оксана, положив рядом с собой на постели
— В случае с вами нет — согласился Фадеев, разминая руки после отстёгнутых браслетов
— Так давайте представим — стала рассуждать Оксана, оставаясь сидеть на теле Фадеева — Что мы упускаем в этом случае
Предпочтительным методом операции является создание с помощью заплаты из дакрона либо ткани Гортекс внутрижелудочкового туннеля, соединяющего ЛЖ с аортой.
Дакрон (dacron) — это синтетическая плетеная нерастворяющаяся полиэстеровая нить, имеющая большую прочность.
— Да но у мальчика стеноз легочной артерии
Пояснил Фадеев возражая на первый предположенный вариант Оксаны положил руки на постель рядом с её бёдрами, когда она продолжала сидеть на его теле.
— Вы ведь заметили его обструктивное поражение легочной артерии — уточнил Фадеев, пытаясь на этом сосредоточить внимание Оксаны — К тому же возраст мальчика уже превысил 6 месяцев, что усложняет проведения данного метода, гипертрофия правого желудочка
Некоторым детям предварительно производится бандинг легочной артерии, однако не следует считать это правилом, приоритет — ранняя коррекция порока.
Сужение легочной артерии (англ. Pulmonary Artery Banding) — кардиохирургическая операция, выполняемая с целью снижения давления в легочной артерии и с целью дальнейшего ремоделирования сосудистого русла легких в случаях легочной гипертензии.
— Версию бандинг легочной артерии придётся тоже вычеркнуть
Высказывая вслух новую идею, говорила Оксана, излучая от своего белого ажурного пеньюара аромат феромонов, возбуждающих самца на котором она сидела. Поддаваясь искушения страсти головоломки, Оксана сама не замечала, как сильно желала мужчину, по члену которого она терлась половыми губами, что успели пропитаться стихией порочного желания. Положив обе ладони на грудь мужчины, Оксана выгнула спину, выставляя грудь вперед, издавая легкий насыщенный сексуальной нотой стон, выдавая перед кавалером естественную тяготу секса.
Существует возможность создать туннель от ЛЖ к аорте без обструкции выводного тракта ПЖ, если минимальное расстояние между кольцом трикуспидального клапана и кольцом легочного клапана равно диаметру аортального клапана либо превышает его.
— Да ну вы сами же сказали
Оспаривая такое решение, говорил Фадеев, помогая Оксане снять с себя белый пеньюар, был предельно возбуждён запахом феромонов, что изучало её тело.
— Нужно сначала решить проблему с обструкцией — выложил своё предположение Фадеев, оголяя тело Оксаны от белого пеньюара, в момент разговора, делая так будто это нормально
— А что если провести анатомическую коррекцию порока
Сбрасывая в порыве сильного возбуждения ажурный пеньюар на пол массажной комнаты, рассуждала Оксана, не вдаваясь в подробности, в какую сторону полетела его тонкая кружевная ткань. Играя половыми губами по напряженному стеблю пениса мужчины, Оксана словно царапала когтями его маслом пропитанную грудь. Желая вкусить в себе его силу мужской мощи, и скользить половыми губами по его члену, сгорая в любопытстве познать ощущение, как пенис входит внутрь.
— Как при синдроме Тауссиг — прикусывая краешек губы, Оксана томила себя ожиданием секса, играя с крепким членом мужчины, ёрзая по его стеблю половыми губами, без проникновения
Синдром (комплекс) Тауссиг — Бинга — редкая аномалия, при которой сочетается полное перемещение отхожденпя аорты вправо (полная декстропозпция аорты) с отхождением слева (си-нистропозпциеи) легочного ствола, который располагается («верхом») над высоко расположенным дефектом межжелудочковоп перегородки. Таким образом, данный синдром является противоположным комплексу Эйзенменгера.
— Да но как видите
Возразил Фадеев, отвергая предположение Оксаны, вновь делая вид что так и должно быть положил ладонь к ней на бедро, другой рукой обвил её талию.
— Данный вид коррекции затруднён
Уверял мужчина, пока его член сам пытался найти щелку во влагалище Оксаны, когда она играла по его стеблю, скользя набухшими возбуждением мокрыми половыми губами.
— Так как имеет патологическое различие размеров артерий
Продолжил высказывать своё мнение, трогая нагло и жадно ладонями тело Оксаны, поддаваясь воздействию феромонов запахов исходящим от её плоти после пеньюара. Каждое его прикосновение, туманило рассудок, каждый миллиметр движения пальцев мужчины вызывал будоражащую дрожь, вынуждающую поддаться власти порочного искушения. Пальцы мужчины скользили по изогнутой спине Оксаны, приятным завораживающим трением, пока пальцы другой руки, легонько сжимали кожу бёдер, вминая её. Сексуальное напряжение было настолько сильным, каждая клеточка тела Оксаны желала вкусить в себе плот порочного искушения, соития страсти с этим мужчиной, почувствовать, как его пронзительная мощь медленно входит в неё, заставляя извиваться подобию дикости королевской кобры в пучинах сексуального соблазна.
— Стоит устранить влияние стеноза легочной артерии — предположил влияние Фадеев, разглаживая кожу тела Оксана, вызывая колкость эротических напряженных чувств
Стеноз устья легочной артерии — сужение выводного тракта правого желудочка, препятствующее нормальному току крови в легочный ствол.
— Если бы было бы всё так просто Оксана Владимировна
Ухмыльнулся Фадеев, когда Оксана чуть наклонилась к нему, позволяя головки крепкого члена, что зависла промеж её ягодиц, остановиться у входа во влагалище.
— Разве стал бы я к вам обращаться
Прошептал он рядом с раскрытыми губами Оксаны, вызывая пленяющим потоком воздуха голоса волнующую дрожь по всему телу, искушенное желание, поддаться страсти плотской любви.
— Вот таким вот образом — поинтересовался мужчина, делая искусно круговым движением, по поверхности половых губ, так что стенки влагалища Оксаны сами желали его принять в себе
Риск неблагоприятного исхода после реконструктивной операции создания внутрижелудочкового туннеля при ДОМС с субаортальным ДМЖП либо с ДМЖП с двойным коммитированием без стеноза легочной артерии низкий, и выживаемость через 15 лет после операции достигает 83%.
— Да, но понимаете
Согласился Виктор Андреевич, придерживая обеими руками упругие выставленные ягодицы Оксаны, что сами словно отдались власти его теплых приятных ладоней. Кончик напряженной головки его члена завис уже у входа во влагалище Оксаны, словно острая пика, пронзая его круговым легким касанием, оставляя за ней выбор принятия решения, мучительного сексуального проникновения.
— Стеноз легочной артерии
Повторил Фадеев, мило улыбнувшись Оксане, не мог противостоять власти искушенного порока, поддавшись сам влиянию её феромонов исходящим от её тела.
— А так же обструкция легочных сосудов — уточнил он и сосредоточил внимание Оксаны на этом, совсем отвлекая её сознание от происходящего — Усложняют ход самой реконструкции сердца, мы не можем начать оперировать, пока не устраним хотя бы одну из проблем
— Нам придётся выбрать хоть что-то — заявила Оксана, наклонилась к мужчине, выказывая перед ним всю беззащитность, оставила лежать руки на его крепких плечах
— Согласен
Мужчина в такой момент сильной порочной близости уже не мог контролировать себя, искушение сильной жажды поддаться эпопеи любви с Оксаной, трепетало в них благоуханным тактом порывам тяжелого дыхания. Задержав напряженную головку члена, когда Оксана наклонилась к нему, разговаривая рядом с его пылкими жгучими губами, на входе в половые набухшие возбуждением губы.
— Вам нужно принять решения
Разговаривал вполне серьёзно Фадеев, хотя манеры и желание в этом мужчине были совсем другие, он словно пользовался тем, что Оксана, размышляя о головоломке, не отдавала себе отчёт.
— Выбрать метод для проведения хирургической коррекции порока — уверял он, заметив, как Оксана урчала словно кошка, находясь на его теле, желая вкусить в себе плод его любви
— Сначала нужно провести больше тестов
Ухмыльнулась Оксана, не понимая, почему ладони этого мужчины оказались вновь на её бёдрах, отпрянула от тела самца, стараясь выпрямиться.
— В таком состоянии как ребёнок сейчас
Уверяла Оксана, ощущая, как головка напряженного пениса мужчина волей трепетания ласково постукивала по её половым губам.
— Я просто не могу ах…….!!!
Почувствовала Оксана, издавая громкий насыщенный сексуальной нотой стон, как в неё медленно и принужденно входит крепкий большой член мужчины. Самец, буквально обвил рукой талию Оксаны, другой рукой принуждённо держась за бёдра, сам насильно насаживал её на свой пенис, что силой принуждения растягивал набухшие возбуждением мокрые стенки. Держа руки на крепкой груди кавалера, Оксана выпрямилась, позволяя члену мужчины плавно входить в себя, ощущение которого она чувствовала каждой стеночкой влагалища. Раскрывая алые губы в порочной форме искушения, Оксана не могла говорить дух от столь сильных сексуальных эмоций, да каждую клеточку её тела, словно всё перехватило в трепещущем моменте проникновения.
— М…… — прикусывая краешек губы, Оксана, словно дикая кошка, играя тазом, в момент проникновения в себя члена мужчины
Чувство, эмоции всё было на пределе в теле Оксаны, желание порочного голода превосходило в ней бурной трепещущей силой. Желание неутолимой похоти, сексуального влечения, словно подобию взрыву вулкана охватило всё тело Оксаны. Стенки влагалища как будто разрывало пронзающей крепкой мужской мощи, вызывая в Оксане огонь вопиющего искушения страстью.
— Ах…… — запрокинула голову, выставляя грудь вперёд, Оксана почти сразу ощутила сильный оргазм, что подобно импульсу, молниеносного взрыва распространился по каждой клеточке её тело, массивно атакуя мозг — А…….
Сползая медленно с члена мужчины, Оксана обволакивала его напряженный крепкий стебель прелестью сока пережитого оргазма. Расположившись боком спиной к мужчине, Оксана запрокинула одну ногу за его тело, открывая доступ к сгорающему потоком страсти после оргазма влагалищу. Позволяя мужчине обвить свою талию, Оксана ощутила спиной, как мужчина прижался к ней, вновь прислонил возбуждённую мокрую головку члена к половым губам.
— Мне нужны будут ваши материалы — задыхаясь пороком страсти пережитого сильного оргазма, изнывая из себя, выговорилась Оксана
— Какие материалы? — был удивлён Фадеев, прислонив головку к набухшим возбуждением губам влагалища Оксаны, когда она лежала боком повернутой спиной к нему
— У вас ведь было столько времени — уверяла Оксана, забавляясь какой нежности, мужчина одарял её тело, сразу коснулся пальцами её голого лобка — Мне нужна вся его история
— Хорошо — мужчина аккуратно пальцами развёл нагло половые губы Оксаны, другой рукой медленно ввёл кончик напряженной головки вовнутрь
— Хорошо? — возразила Оксана, остановив продвижение члена в себя, обхватив кисть руки мужчины, что держал стебель напряженного пениса — Мне этого мало
— Я обещаю — заверил Фадеев, жаркой страстью губ одарил губы Оксаны, когда она чуть обернула голову в его сторону, вынуждая ослабить хватку его руки — Завтра у вас в руках будет весь собранный мною материал
— Стойте?! — застенчиво продолжала упорствовать Оксана — Вы, что разве не передали всё Волкову?
— Ему порой не всё нужно знать — пояснил Фадеев, по его выражению и стремлению попасть в обитель мокрых стенок влагалища Оксаны, она поняла, как сильно он её желал
— Но мне нужно всё знать — ответила Оксана, прикусывая краешек губы, чувствуя в себе головку мужского пениса, что уже немного успела продвинуться, растягивая мокрые стенки
— И я вам всё обеспечу — самец, словно уже не мог терпеть, страждущим жестом жаждал прорвать оборону препятствия Оксаны и войти внутрь
Он словно насильно насадил Оксану вновь на свой член, но в этот раз сам его ввёл в неё с пронзающей захватывающей дух резкостью. Обвивая талию Оксаны, ладонью крепких убедительных рук, мужчина был подобен льву, столь страстен, похотлив и до порочного искушения был любезен, тактом обворожительного влияния вводил в неё свой член. Член этого самца плавно и с пронзающей лаской входил промеж стенок влагалища, растягивая их, доставляя своим размеров слишком сильное сексуальное удовольствие. Обвивая руками бедро Оксаны, он искусно не вынимая из неё члена перекинул её ногу укладывая на спину, опираясь на смятую, пропитанную теплом тел и страстью постель. Взгляд Оксаны в этот момент сошелся с страждущим взглядом самца, мгновение и гармония тишины и покоя была нарушена как только он вновь ввёл весь оставленный член в неё. Выгибая спину и выставляя грудь вперёд, Оксана запрокинула голову, чувствуя сверхсильные чувства проникновения, словно что-то большое и очень длинное плавно и столь убедительно вошло в неё. Изнывая искушенными порочными стонами, Оксана, раскрыв в полную силу перед мужчиной глаза, не могла выдержать в себе его огромный член в себе. Прижавшись к телу Оксаны, когда она этого не ожидала, он словно лев не смог устоять перед её красивой формой алых губ, слившись тут же, затыкая стоны, с ней в дикой страсти поцелуя. Держа руки на бёдрах Оксаны с обратной стороны колен, он не давал ей выпрямить ноги, был столь искусен в поцелуе, пропихнув свой язык в её рот. Оксана испытала просто поразительный сексуальный шок, не ожидая, такой пылкости и наглости от кавалера, что не давал ей даже выдохнуться, стонать, изливая песнью порочного аккорда своё естественное желание секса. Его руки через какое-то долгое время такой любви, что подобно шторму в океане перешли вновь на ягодицы Оксаны, давая возможность ей немного выпрямить ноги, так и оставаясь в соитии жарких пламенных губ, предаваясь пагубному воздействию поцелуя.
Мужчина с легкостью оторвал тело Оксаны от теплой постели, к которой она прижималась спиной, сгорая в пучине искушенных порочных взрывных чувств. Поднимаясь с постели, держа Оксану на руках, он словно могучий лев показывал убедительную силу, держась за её бёдра. Подошёл медленно к стене на какое время, остановив такт безумной любви, проникновения члена в Оксану, сделал так, чтобы она почувствовала теплую стену спиной. Обвивая шею мужчины, Оксана ощутила, как мужчина плавно ввёл в неё стержень напряженного пениса, проникновение которого трением завораживающей страсти растягивало стенки влагалища. Обвивая шею самца, Оксана, находясь у него на руках прижатой спиной к стенке, слилась с ним единой гармонии поцелуя. Жаркие ладони мужчины, которые Оксана чувствовала ягодицами, сводили с ума убедительности крепости пальцев. В пылу жаркого пламени любви, безудержного такта проникновения пениса мужчины в Оксану, на порах кожи её пылающего огнём сексуальной порочной игры любви, выразились несколько обильных капель пота. Оксана не могла насытиться поцелуем, находясь во власти рук полового гиганта, не могла насытиться его поцелуем, жадно облизывая его губы, оставляя на них щедрый слой алой размазанной помады, искушенной нотой стона, изнывала в его рот.
— М……
Прикусывая губу, оторвалась Оксана от губ мужчины, когда он держал её на руках за бёдра отошёл от стены, чувства сильного сексуального соблазна словно разрывали на части разум.
— Ах…..
Почувствовала Оксана, как крепкий напряженный член медленно скользким пленительным трением покинул обитель её влагалища, раскрывая губы в порочной довольной улыбке.
— Это было просто поразительно
Задыхаясь от возбуждения, выразила впечатление Оксана, почувствовала, как мужчина положил её на тёплый, покрытый белой простынёй массажный стол, так чтобы голова свисала вниз.
— Как же мне этого не хватало
Ухмыльнулась Оксана с тяжелым дыханием, поднимая при вздохе сочную выраженную грудь, её кожа обнаженного тела выпустила обильными каплями пот, сочетала в себе маслянистый оттенок.
— Где ты научился так удовлетворять женщин — поинтересовалась Оксана, обращая внимание, как мужчина подошёл к кровати, взял с постели наручники
— Я хочу чтобы мы оба — уверял самец, медленно подошёл к столу, на котором лежала Оксана спиной, взявшись за кисти обеих рук — Получили удовольствие — пояснил он, прицепил её руки к поручню массажного стола наручниками
— Что ты задумал — Оксана была так довольна сильное чувство сексуального удовольствия, словно само натянуло её губы в порочной улыбке — Ну мне это наверно должно понравиться
— Безусловно — ответил мужчина подошёл к ней, встал рядом, где с массажного стола свисала голова Оксаны
— Что ты собираешься делать?
Поинтересовалась Оксана, почувствовала, как головка напряженного члена мужчины, пропитанная влагой вагинальных выделений, легонько коснулась её пылких страждущих губ.
— Ну, неужели ты настолько обнаглел, что решил, в самом деле…….
Не успела Оксана договорить, как мужчина, выбрав удачный момент в момент разговора, когда губы сами были наибольшим образом открыты, ввёл медленно головку ей в рот. Вкус вагинальных выделений ощутила Оксана поверхностью языка, когда головка члена мужчина лаской принуждения скользила по его гладкой пропитанной слюной плоскости. Выделение смазки с члена, так же ощутила Оксана, по мере его продвижение глубоко в горло, она чувствовала языком каждую пульсирующую жилку на его стебле. Мужчина при этом обхватил грудь Оксаны обеими руками, стал нежно пальцами разминать бюст. После чего глубоко ввёл член в горло Оксане, пока его жаркая пленяющая ладонь скользила по плоскости её живота, медленно завораживающим трением приближалась к лобку. Его член скользил по поверхности алых губ Оксаны, медленно проникая глубоко в горло, пока его рука зависла на половых набухших губах, пальцы которой начали знойно теребить клитор.
Извиваясь подобно дикой королевской кобре на массажном столе, пристегнутой к нему наручниками, мужчина вводил в горло Оксане свой, стимулируя при этом клитор. Пальцами другой рукой, самец, обхватив бедро Оксаны, ввёл два пальца к ней во влагалище, такого Оксана не ожидала, он так искусно обращался с клитором, вводя пальцы в Оксану, а так же оставляя член в её рту. Испытывая оргазм за оргазмом, Оксана не могла даже стонать, находясь в прочной паутине мужских пут терзающих сексуальной властью её тело. Неожиданно через какое-то время мужчины убрал руки от влагалища Оксаны, обхватил её голову так чтобы стебель напряженного пениса полностью вошёл в горло. Вены на шее Оксаны непроизвольно набухли, она выгнула спину, явно не ожидая, такого как член, перекрыл поток воздуха. Время мимолетных секунд, для Оксаны показалось вечностью, от нехватки воздуха она почти теряла сознание, в глазах уже всё потемнело. Начиная биться в агонии жажды глотка воздуха, Оксана не заметила, как смачные сгустки спермы заполонили её ротовую полость. Выгнув спину, Оксана чувствовала, как по лицу через рот вытекала, сползала сперма, всё горло было пропитано её обворожительной теплой слизкой вязкостью. После чего мужчина вытащил резко член, позволив, перед тем как отключиться вздохнуть Оксане полной грудью, только после этого она потеряла сознание. По лицу стекала тёплая сперма, а вся ротовая полость Оксаны была ею переполнена, в тот момент, когда она отключилась от резкой нехватки воздуха, оставаясь лежать голой на массажном столе.

***
Мучительная сухость во рту вынудило Оксану прийти в себя после пережитой долгой потери сознания, оставаясь лежать, не открывая глаза. Всё тело Оксаны ныло, каждый дюйм её обнаженного тела страдал мучительной болью, как после запредельных физических нагрузок, после занятия спортом. Приятная на ощупь ткань, обивки массажного стола, что впитала в себя запах тела Оксаны, каждую капельку, которая стекала с её тела, пропитывая его нежную материю, впитывая весь излитый порочный соблазн сока пережитой сексуальной страсти. Голова кружилась, даже с закрытыми глазами, Оксана чувствовала, что комната, в которой она находилась, словно крутилась бурным вихрем карусели.
Медленно открывая глаза, Оксана хотела пошевелить руками, но заметила, что обе её руки были окованы, по отдельности, наручниками к поручням массажного стола. Раскрыв полностью голубые лазурные глаза, Оксана заметила темноволосую девушку в очаровательном синем платье, которая сидела на краю заправленной постели. Комната была скрыта за зелеными шторами на большом пластиковом окне, не пропускающего лучей восходящего над деревней солнца. Пытаясь пошевелить руками, Оксана отвлекла девушку, находившуюся с ней в комнате, когда она ёрзала пальцем по сенсору телефона, положив выраженно ногу на ногу. Обращая внимание на металлический звук наручников поручня массажного стола, на котором лежала Оксана, девушка встала с постели.
— А я всё же думала, когда же ты проснёшься
Говорила брюнетка, в обворожительном синем платье, ставя искусно ноги, в каждом шаге крест-накрест направляясь к столу, на котором лежала Оксана.
— Да долго же ты спала — ухмыльнулась темноволосая девушка, когда подошла к столу, касаясь кончиками пальцев простыни которым было укрыто обнаженное тело Оксаны
«Еще какая-то тупая сука, интересно, что только произошло, да и какого хрена ей вообще надо от меня», размышляла Оксана, ничего не ответив, внимательно наблюдая за брюнеткой.
— Фадеев очень высоко о тебе вызывался — рассказывала темноволосая девица, присаживаясь на край массажного стола — Даже приказал своему юристу, привести для тебя эту черную папку и всё полностью оплатил за тебя, так что получается, ты нам ничего не должна
— Черную папку? — удивилась Оксана первое что ответила, чувствуя сухость во рту что терзало связывающим действием её горло — Можно, пожалуйста, пить?
— Да-да конечно — сползая кошкой с массажного стола, брюнетка, выразительно покачивая скрывающимися упругими бёдрами под синей тканью платья — Наш фирменный апельсиновый
— Да блядь дайте уже что-нибудь — требовательно изнывая, просила Оксана, отрывая голову от подушки массажного стола — И почему я связана, это что он попросил?
— О….. дорогая нет — возразила брюнетка, медленно подошла к комоду, взяв в руки графин с апельсиновым соком, наполнила пустой бокал для Оксаны — Он наоборот просил обращаться с тобой как с королевой, доктор Фадеев наш лучший клиент и он всё оплатил
— Тогда почему я связана? — повторила Оксана, нервно сдернула руками — Разве так с королевами поступают?
— На, вот возьми, попей — подошла брюнетка, держа бокал с соком в руках к столу, на котором лежала Оксана, наклоняя бокал с соком к её губам
Кисло-сладкая оранжевая прелесть прохладным влиянием резво вливалась в рот Оксане, пропитывая высохшие губы стойкостью завораживающего запаха апельсина. Жадно начиная глотать, так чтобы капли сочились с губ, огибая подбородок, пропитывали тонкую материю простыни, которой было укрыто обнаженное тело Оксаны.
— Ну что так лучше? — поинтересовалась она, отодвигая почти пустой бокал от губ Оксаны, когда она задыхаясь от жадности сама никак не могла оторваться от него
— Развяжи меня — потребовала Оксана, опустив голову на подушку, пытаясь отдышаться
— Сначала расскажи, кто ты такая — возразила брюнетка, поставив стакан, с остатками в нём сока на тумбу — И откуда ты вообще свалилась на мою голову
— Постой — оспорила Оксана, не желая отвечать на вопрос брюнетки, что сидела рядом на массажном столе — Ты ведь сама сказала, что Фадеев заплатил за всё и велел обращаться со мной как с королевой
— Но сейчас же с нами нет Фадеева — ухмыльнулась брюнетка — Да и с чего высококвалифицированному кардиологу пришлось просто так спутаться с какой-то там блондинкой
— Высококвалифицированному? — удивилась Оксана, была не согласна с такой точкой зрения, выразила несогласие — Тогда бы он не обратился ко мне за помощью и не направил ко мне своих пациентов, если бы был таким вот высококвалифицированным врачом
— Постой — коснувшись через белую простынку груди Оксаны, ответила брюнетка — Так ты тоже врач, так ведь?
— Сама догадалась — съязвила Оксана, прикусывая краешек губы, была возмущена возможности распоряжаться собственным телом — Или кто подсказал?
«Блядь похоже не лучший выход испытывать терпение этой девицы, когда у меня связаны руки и мы одни в комнате», предположила Оксана, заметив во взгляде темноволосой женщины, как зацепила её своей манерой поведения.
— Ладно послушай — прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала опаску во взгляде и молчание брюнетки, которая сидела рядом с ней на массажном столе — До того как некоторые люди обратились ко мне, Фадеев был их лечащим врачом
— Хм…. ладно — сделав вид, что поверила брюнетка, прикрыла оголённое бедро — Я сниму браслеты, а ты тем временем прими ванну, от тебя пахнет тем, что было между вами вчера
— Таким образом, мы заключили с ним деловое соглашение — ухмыльнулась Оксана, глубоко вздохнула, опустила голову на подушку
— И часто ты так — доставая ключ из-под подушки, на которой Оксана лежала головой, ключ от браслетов — Заключаешь соглашения?
— Только тогда — уверяла Оксана, обращая внимание, как девушка расстегнула сначала один браслет — Когда мне будет это очень выгодно — после чего брюнетка расстегнула второй браслет, освобождая ей руки
— Да ну — ухмыльнулась брюнетка, выразительной улыбкой розовых мандариновых губ, изучающим взглядом посмотрела на Оксану — И тебе было это выгодно
— По крайней мере
Столь же любезно Оксана улыбнулась своей собеседнице, продолжая сидеть на массажном столе рядом с ней, свесила ноги с него, прикрывая сочную выраженную грудь материей белой простыни.
— Я ни о чём не жалею — продолжая держать простынь на груди, ответила Оксана
— Ну да после такого
Тихим голосом выразила брюнетка своё мнение, когда Оксана подобно хищной кошке сползла с массажного стола, скрывая плод сочного обнаженного тела, укатавшись белой простынёй.
— После, какого такого? — возмутилась Оксана, оставаясь стоять возле массажного стола, продолжала смотреть на свою собеседницу недовольным взглядом
— А вы разве сами не знаете? — говорила темноволосая девушка, едва сдерживая смех — У нас ведь камеры стоят вон там, как оказалось, мы всё здесь видели
— Камеры?! — испугалась Оксана неопровержимых доказательств
«Блядь если Корнилов узнает, он не захочет со мной иметь никаких отношений, я должна немедленно потребовать от неё удаление этих записей», размышляла Оксана, заметив в углу и над кроватью, а так же над массажным столом камеры видеонаблюдения, на которых не обращала внимания до этого.
— И как я понимаю — дрожащим голосом, поджимая нижнюю губу, спросила Оксана, обращаясь к темноволосой любознательной собеседнице — Чтобы эти записи были удалены, я должна для вас что-то сделать?
— Ну, если конечно тебе есть что скрывать — продолжая сохранять подлость улыбки, ответила брюнетка, сползая с массажного стола, коснулась каблуками синих туфель тёплого паркета пола
— А что по записям видеонаблюдения не понятно? — возмутилась Оксана, была словно вне себя от злости от того как с ней играла в интригу брюнетка, но сохраняла при этом спокойствие
— Прими сначала ванну — возразила брюнетка, указывая на вторую дверь в комнате, что по всей видимости была ванной комнатой — Да и кстати мы принесли твои вещи сюда
— А мой телефон? — поинтересовалась Оксана, не желая сдвигаться с места — А так же черная папка, которую привезла сюда юрист Фадеева
— О…. да оно всё здесь — направляясь в сторону выхода из комнаты, ответила брюнетка, обернувшись, положив руку на выставленное бедро, встав напротив кровати
— Могу я воспользоваться своим телефоном? — спросила Оксана, обращая внимание на окно, где за зелёными шторами скрывались яркие солнечные лучи
— Естественно это же твой телефон — ответила, мило улыбнувшись, брюнетка — Ты найдешь его в сумочке, она на кровати, как твоё платье, пальто и твоя обувь, что стоит рядом на полу
— Хм…. очень мило — повела губами Оксана, заворачивая кончик белой простыни на груди — Мне действительно стоит принять ванну — подошла она к кровати, взяла в руки сумочку с телефоном и черную папку, которая лежала рядом
— Если тебе что-то понадобиться — говорила брюнетка, направляясь к закрытой двери комнаты, покачивая соблазнительно бёдрами, что были скрыты, под синей тканью платья — Просто скажи и не волнуйся, доктор Фадеев, обо всём заплатил, он сильно беспокоится о твоей репутации
Медленно покачивая бёдрами, Оксана направилась в сторону ванной комнаты, дождавшись, когда дверь за брюнеткой закроется. Открывая дверь ванной комнаты, Оксана заметила ванную комнату, стены и пол которой были уложены белоснежной кафельной плиткой, а потолок был натяжным, красиво украшен росписью в виде фиалок. Через стекло окна в ванной, проникало большое количество утреннего восходящего над долиной солнца. В воздухе ванной комнаты, пахло жасмином, лавандой и фиалки, запахи которые Оксана почувствовала, как только вошла на ресепшен в массажный салон. Ванная комната служила в этом салоне, чтобы клиенты после полученного расслабляющего массажа, могли смыть с себя покров окутавшего тела масла.
Оксана расположила раскрытую черную папку рядом с полной ванной горячей воды и пышными сугробами пены, излучающими запах фиалки. Утопая в нежности пены и приятной ласки воды, что омывало тело Оксаны, роскошные золотистые русые волосы. Покрывая пышной мочалкой сочную грудь Оксаны, забавляя нежности приятного скольжения сгустка пены по бархатистой коже груди, забавляясь, как он завораживающим касанием обволакивал твердый розовый сосок, прикусывая от возбуждения краешек губы. Игриво играя коготком указательного пальца, Оксана набирала по сенсору, лежащего на черной раскрытой папке телефона, номер Валентины. Включая телефон громкую связь, Оксана легким игривым касанием коготка коснулась сенсора дисплея, дождавшись, когда появится затяжные гудки исходящего вызова, оставила телефон лежать рядом на борту ванной.
— Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Валентины на обратной стороне телефонного звонка — Куда вы пропали, вы хоть считали количество пропущенных вызовов, что вам оставили и сообщений
— Между прочим! — возразила Оксана, оспаривая обвинения против себя — Мне удалось установить причину, по которой болен ребёнок, внук Волкова
— Нам тоже удалось это подтвердить — заверила Валентина, всё еще продолжая выражать недовольство эмоциональными нотками собственного голоса — Достаточно просто было сделать просто УЗИ сердца, чтобы понять, в чём была проблема
— Без точного исследования здесь дело не могло обойтись — не согласилась Оксана с таким утверждением — Вы уверены в том, что вы там вместе с Серовым надумали
— Кто это?! — послышался голос Серова на заднем удаленном фоне разговора — Оксана Владимировна, похоже мне стоит лично с ней поговорить
— Валерий Валентинович — ухмыльнулась Оксана, понимая, что Валентина передала трубку сотового телефона Серову — Я тоже рада вас услышать
— Волков наотрез отказывается принимать какое-либо теперь действие или решение по его внуку без вашего согласия — возмущенно заявил Серов
— С какой это стати? — поинтересовалась Оксана, была удивлена услышанным
— Он заявил, что следующее наше действие будет только — продолжил рассказывать Серов, выказывая крайнее недовольство — Будет только с вашего позволения, он сказал, что больше не подпустит нас к своему внуку без вас, как это понимать?
— А что вам мешает самим к нему подойти? — поинтересовалась Оксана, забавляясь раздражительности Серова
— Он выставил охрану возле входа в реанимационную палату своего внука — пояснила Валентина, выкрикнув, словно из-за спины Серова
— Охрану? — выразила еще большее удивление Оксана, омывая грудь капли воды и сочными сгустками пены сочащейся с мочалки, зажатой в пальцах правой руки — И когда нас это с вами останавливало?
— У мальчика началась сильная легочная гипертензия — услышала Оксана голос Марии на заднем фоне телефонного разговора — Он уже на ингаляциях кислородом всё, что нам удалось назначить курс вазодилататоров
— И то это выглядело так — пояснил Серов — Что именно вы дали нам прямой приказ прописать его внуку сосудорасширяющее средство
— В дальнейшем — рассказывала Валентина, переключив, как услышала Оксана разговор на громкую связь взяла из рук Серова телефон, положив его на поверхность стола — Он лично через вас хочет согласовать лечение своего внука
— Как вы понимаете прибегать к операции пока нельзя
Уверяла Оксана, всматриваясь в снимки проделанной катетеризации сердца, процедура которой проводилась в частном медицинском центре в Москве, держа снимок левой рукой.
— У мальчика выраженный стеноз легочной артерии — всматриваясь в снимок, что держала в руке, рассуждала Оксана — Необходима малоинвазивная дилатация суженного отверстия выводного тракта правого желудочка
— Он не даст нам её провести — опроверг с усмешкой в голосе Серов — Любое дальнейшее действие или назначение, Волков хотел бы получать через вас лично
— И как интересно вы — пытаясь выделиться, начала выражать своё мнение Мария — Стали, по мнению деда нашего пациента, стали самым лучшим врачом в мире?
— Бред какой-то — возразила Оксана, хотя сама почувствовала, как воодушевил такой комплимент, в сознание сразу взыграла гордость, чувство лидерства и превосходства, она хотела лишь не нарушить гармонии сложившегося о ней мнения — Интересно он хоть чем-то объяснил свои слова?
— Только тем — уверяла Мария — Что кроме Орловой, ему больше никто не нужен, он даже собрал на вас Оксана Владимировна полное досье вашей трудовой деятельности и должна сказать…..
— Хватит! — возразила Оксана, не желая слушать пустые для себя слова, не имеющего никакого объяснения — Я сама сейчас явлюсь в больницу и получу у него разрешения на проведения баллонной дилатации отверстия выводного тракта правого желудочка
— Тогда что остаётся нам? — поинтересовалась отчаянным голосом Валентина
— Кроме как ждать моего присутствия в больнице
Уверяла Оксана, подняв чуть согнутую ногу в колено, провела по её покрытой каплями поверхности пышной мочалкой, покрывая кожу сгустками стекающей пены.
— Постарайтесь хотя бы ничего не испортить — выжимая пальцами мочалку, Оксана покрыла кожу ноги еще большим изобилием пены
— Разве можно что-то испортить — оспаривая такое мнение, говорил Серов — Если нам нельзя приближаться к пациенту
— Постарайтесь хотя бы
Заверила Оксана, опустив ногу обратно в воду, подняла так же вторую, начиная разглаживать по ней мочалкой полной вновь изобилием пены, после того как нанесла на неё гель с флакона, который взяла с полки.
— Просто ничего не делать, не знаю, проанализируйте там всё — отдавая распоряжение, рассуждала Оксана, покрывая ногу сочным стекающими сгустками пены с мочалки на кожу
— Мальчик с минуты на минуту может умереть — возразил Серов, не соглашаясь, с позицией, которую предлагает Оксана — А вы предлагаете ждать?
«Наглый старый уебан, ты мне в Москве весь мозг вытрахал, ты сам приехал сюда и теперь опять начинаешь эту свою подлую политику», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, не сдерживая эмоции при себе, вылила на грудь капли и сгустки пены, сжав её пальцами.
— У вас есть вариант, как пробиться за охрану Волкова?
Поинтересовалась Оксана, медленно утопая в ванной, погрузилась на какое-то мгновение под воду, раскрыла под водой лазурную красоту глаз, задержав дыхание. Роскошные золотистые волосы, тут же намокли, полностью погрузившись под воду. Закрывая медленно глаза, Оксана, выпрямив спину, опираясь руками на борта ванны, поднялась на поверхность воды, вдохнув ртом свежий глоток воздуха, оставляя голову в воде.
— У мальчика легочная гипертензия
Продолжал высоким тоном голоса высказывать свои предположения Серов, в тот момент, когда лицо Оксаны с хитрой ухмылкой было уже на поверхности воды в ванной.
— Сбой сердечного ритма, гипертрофия правого желудочка, да и в конце концов-то у него стеноз устья легочной артерии — едва сдерживая себя в руках, Серов, перечисляя симптомы мальчика
— Скажите — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как был недоволен Серов — А как так получилось, что гвардия Волкова заняла реанимационное отделение нашей больницы
— Тихонов ему разрешил — пояснила Валентина, словно хотела выказать себя, но в тоже время, как показалось Оксане по тону голосу девушки, выражая своим ответом долю застенчивости
— То есть как? — возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы — Этот старый идиот, решил, что может спокойно размещать в реанимационном отделении целый взвод
«Хотя это только на руку, стоит мне явиться только в больницу, люди Волкова, даже могут приклонить передо мной колени, а с другой стороны моя команда идиотов, не сделает ничего лишнего, о чем я бы могла пожалеть», предположила, размышляя Оксана, сохраняя прелесть улыбки мокрых губ.
— Хотя ладно — передумала тут же Оксана — Пускай всё остается, так как есть, лучше подготовьте мне операционную, как приеду я сразу туда
— Вам лучше сначала переговорить с Волковым — пояснила Валентина, вновь неудачно встревая в разговор между Оксаной и Серовым
— Конечно мой верный рыжий миньон
Сохраняя красоту хитрой улыбки на мокрых губах, расположилась сидя в ванной Оксана, опираясь локтями обеих рук на борта.
— С одной стороны мне даже льстит — продолжая выказывать довольство улыбкой, Оксана встала в ванной на четвереньки, потянув за пробку, что была привязана цепочкой — Такой человек как Волков выбрал меня, наверно не просто так
— Вы применили тот фокус с пересадкой сердца
Пояснил с возмущением Серов, говорил, из слов этого мужчины, Оксана поняла, как сильно затронуло его то, что она применила его теорию о пересадке, ни слова не сказав об этом репортёрам.
— Его зацепило видео, где про вас сняли репортаж о пересадке сердца
Рассказывал Серов, выказывая специально обиду о том, что Оксана не включила его в список о том, кто обучил её такому методу.
Представляете, каково это для Москвы, что какая-то блондинка
Стараясь тем самым деликатным образом обидеть Оксану, высказывала Серов, когда она, переступая борт ванной, положив пробку на полку, наступила мокрый белый кафельный пол.
— Провела такую операцию в обычных деревенских условиях — продолжил жаловаться Серов и казался Оксане своим тоном голоса, весьма забавным
— Я понимаю Валерий Валентинович — ответила Оксана, ощущая, как тысячи мелких капель воды обтекали её кожу — Мне стоило упомянуть о вас, ведь именно ваша теория спасла жизнь тому мужчине
— Но вы взяли всю славу себе — Серов словно был зол
— Просто так получилось — ухмыльнулась Оксана, сделав пару шагов покачивая бёдрами, чувствуя обворожительную прохладу, испарения воды на теле, подошла к вешалке с полотенцами
— Оксана Владимировна — возразила Мария Леонова, вмешавшись в этот спор — Валерий Валентинович хочет сказать, что вам типа искренне жаль, что вы не включили его, когда…..
— Мария?! — возмутился Серов, был еще больше недоволен вмешательством белокурой девушки в этот спор — Вы, что теперь принимаете сторону Оксаны Владимировны?!
— Я пытаюсь прекратить весь этот цирк, что вы тут устроили — пояснила Мария, сказав это так, как будто считая себя правой стороной, которая случайно влезла в этот разговор
— Чтобы там не было — пояснила Валентина — У мальчика начинается сильная легочная гипертензия, его нельзя уже перевозить из больницы в больницу, нам нужно принимать уже хоть какое-то решение
— Теперь ты говоришь о решении?!
Поинтересовалась Оксана с коварной обольстительной улыбкой мокрых губ, встав напротив зеркала, чувствовала, как золотистые мокрые пряди волос моросящим касанием словно прилипли к коже. Придавая объятием полотенца мокрое тело, по которому стекали тысячи капель воды, Оксана окутала его оковам мягкой теплой ткани, заворачивая аккуратно краешек на груди.
— Нет мне интересно — возразила Оксана, взяв в руки второе полотенце, обвернула им мокрые волосы, что изводили неприятным холодным касанием к коже плеч — Какое ты собираешься принять решение, когда меня нет в больнице?
— Она права — ответила Мария, соглашаясь с доводом Оксаны — Мы ничего не можем сделать, нас даже не впустят в палату
— Вы можете подготовить операционную
Ухмыльнулась Оксана, ставя ноги крест-накрест направляясь по мокрому кафелю ванной комнаты, подошла к ванне. Взяв в одну руку телефон, а другую черную папку, прижав к груди, Оксана, покачивая упругой формой бёдер, красота которых скрывалась за теплой тканью полотенца, сковавшего её тело в тёплых обворожительных оковах, направилась к выходу из ванной комнаты.
— Мальчику нужна срочная оперативная помощь — пояснила Оксана, подошла к двери, нажимая локтём на ручку, открывая дверь, тут же перешагивая через высокий порог
— Постойте — возразила Мария, словно как будто додумалась до чего-то важного — Я могу попасть в палату к мальчику, могу даже провести в палату вазодилататор
— Не смей! — прошипела Оксана, не соглашаясь с мнение белокурой девицы, что пыталась предложить свою помощь
— Это еще почему? — оспаривая мнение Оксаны, поинтересовалась Мария, выражая несогласие с запретом
— У мальчика и так отмечается в карте — пояснила Оксана, кинув черную папку на кровать напротив которой проходила, покачивая бёдрами — Пониженное артериальное давление
— Скорее наблюдается тахикардия, отдышка, проблемы с дыханием, скорее всего головные боли, а так же вялость, цианотический оттенок кожи — перечисляла уже известные симптомы Валентина
— Зачем говорить мне то — возразила Оксана подошла к кровати, положив рядом на тумбу сотовый телефон, поправляя полотенце на бёдрах, отошла в сторону окна — Что я и так знаю
— Затем что он может умереть — была настойчива Мария
— Он и умрёт — покачивая выразительной упругой формой бёдер, уверяла Оксана, встав у окна касаясь кончиками пальцев зеленой шторы, легонько отодвигая её
— Мы можем хоть что-то предпринять? — уверяла Мария, никак не желая отступать от своей цели
— Да подготовить операционную — повторяя распоряжение, в который раз пояснила Оксана для своих упертых сотрудников, что нужно делать
— Не люблю просто так сидеть и ждать — высказала свои недовольства, говорила Мария, пытаясь придать убедительность своим словам — Мы можем что-то сделать сейчас, не стоит зря упускать свой шанс
— Пока я твой начальник и Серов это понимает
Суровым голосом заявила Оксана, царапая коготками обеих рук по пластику подоконника, прищурила глаза от яркости лучей солнца, стремительно проникающих в комнату через стекло.
— Тебе придётся слушать меня — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами — У тебя просто не выбора
— Что-то в Москве вы не были такой гордой — огрызнулась Мария, разрывая связь сотового вызова, не давая возможность Оксане высказать в ответ
«Дура блядь ненормальная в Москве большую часть времени, у меня не было столько денег, а без них меня никто не воспринимал всерьёз», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы.
Потоком тёплого обворожительного воздуха Оксана сушила волосы веном, поправляя их массажной расческой, придавая выразительный пышный объём, расположившись у комода с флаконами масел. Опираясь каблуками черных ботфорт, согнув ногу в колено на белый мягкий пуфик, Оксана стояла напротив зеркала. Элегантное черное платье, облегало тело Оксаны, выказывая в нём сочную форму изгибом, упругую эластичность бёдер, грудь, которая внушающим объёмом словно выделялась первой. Черные ботфорты, облегали ноги Оксаны, а их высокий каблук, выказывал особую сексуальность образу за счёт красной подошвы, что смотрелась весьма приятно стилю. Тело Оксаны излучало будоражащий аромат фиалки, подобно первозданному редчайшему цветку, насыщало в себе оттенки похоти, сексуальной страсти и завораживающего оттенком запаха искушения.
— Оксана Владимировна — дверь комнаты неожиданно открылась на пороге стояла темноволосая девушка в элегантном синем коротком платье, подобно кошке выражая пикантные формы тела, покачивая бёдрами, переступила через порог открытой двери вошла в комнату — Просто хотела….
— Да-да я уже ухожу
Выключая фен, перебила Оксана девушка управляющую массажным салоном, которая только вошла комнату, стукая каблуками синих туфель по паркету, встала у входа открытой двери.
— Сейчас только докрашу губы — уверяла Оксана, вытащив из сумочки, что стояла на комоде рядом с флаконами массажных масел помаду
— Да нет, я не про это
Возразила брюнетка, в этот раз состроила милую улыбку, прежнее суровое и недовольное очертание её характера и выражение грубых манер, словно куда-то испарилось.
— Просто хотела узнать — рассказывала темноволосая искусительница, направляясь по комнате к комоду, рядом с которым, стояла Оксана — Может быть вам что-то нужно?
— Думаю, уже нет
Ответила Оксана, обернувшись, продолжая стоять у комода снимая колпачок с помады, кончиком алого стержня нанесла щедрый алый слой
— Всё что мне было нужно уже у меня есть — заверила Оксана, раскрыв в шикарной форме щедро накрашенные, цвета алого, губы — А теперь прошу меня извинить, мне нужно срочно в больницу
Закрывая помаду колпачком, Оксана убрала её в сумочку, мило поёрзала губами, придавая нанесенному слою помады выразительный блеск.
— Пациенту слишком плохо
Продолжила рассуждать Оксана, заметив в отражение зеркала, как темноволосая девушка взяла в руки белую меховую шубку, которая лежала на кровати, стука каблуками, направлялась к ней.
— Без меня мои коллеги ничего не могут сделать — пояснила Оксана, состроив взаимную выразительную улыбку в отражение зеркала комода рядом с которым стояла
— Тогда вы позволите мне немного
Поинтересовалась брюнетка, держа в руках белую меховую шубку, подошла к Оксане со спину, медленно помогая ей одеться, проявляя странное уважение.
— За вами поухаживать — расправляя мех белой шубки на теле Оксаны, рассуждала темноволосая девица, продолжая стоять у неё за спиной
— Ну, раз уж вы так требуете
Изумилась в улыбке Оксана, глубоко вдохнула ртом воздух, стояла, обернувшись лицом к своей темноволосой собеседнице, выказывала красоту улыбки, безупречных алых губ.
— То как я могу вам в этом отказать
Позволяя этой женщине обвить талию обеими руками, Оксана была поражена с какой точечной лаской, едва касаясь её тела через одежду, она застёгивала ей пуговицы.
— У вас такие нежные руки — заметила Оксана, ощущая тонкость будоражащего касания, что словно пленяла разум от нежности и умелого застегивания пуговиц на белой шубке
— Спасибо — застегнув нижние и средние пуговицы, поблагодарила брюнетка, отошла от Оксаны, проводя лаской обворожительных ладоней по бёдрам — Я ведь массажистка
— Это я заметила — ухмыльнулась Оксана, взяв с комода белую кожаную сумочку, повесила её на плечо, чувствуя как одетая одежда, разогревала её тело изнутри
— Скажи
Поинтересовалась, обратилась брюнетка, оставаясь стоять у комода, когда Оксана отошла от него, ощущая как жар тела, подобно пламени раскалял её тело.
— Что я еще могу для вас сделать? — спросила она, в тот момент когда Оксана подошла к открытой двери комнаты, желая вдохнуть свежий приток воздуха
«Да что ты блядь назойливая как муха, ты разве понять не можешь, мне сейчас нихуя от тебя не надо», выражая грубые мысли, размышляла Оксана, оставаясь стоять у открытой двери комнаты.
— Наверно кое-что всё-таки можете — ухмыльнулась Оксана, выказывая обворожительную красоту улыбки алой губ — Постарайтесь никому не говорить, что я была тут, вообще никому!
— Оксана Владимировна
Выбежала следом из комнаты, темноволосая девушка, как только Оксана вышла в коридор, встав напротив окна обернувшись, к своей собеседнице, положив ладонь на выставленное бедро.
— Вы забыли вашу папку — протянула она Оксане черную папку, что держала в руках
— Ах… да-да конечно — любезно улыбнулась Оксана, чудесным образом отражая форму красивых скул, выражая яркий голубой лазурный отблеск в глазах — Благодарю вас
— Приходите к нам еще — столь же взаимно очаровательной улыбкой, ответила брюнетка, передав в руки Оксане черную папку — Мы будем всегда рады тут видеть
«Я будто бы подумала, что это сука захочет меня придушить, но нет же, она чудесным образом передумала и относится ко мне словно к богине», размышляла Оксана, направляясь по коридору в сторону ступенек лестнице, наблюдая за шикарной блондинкой в кружевной белой сорочке, что только-то вошла в комнату, закрывая за собой дверь.
Вестибюль массажного салона озаряли яркие лучи утреннего солнца, преображая ослепительным отблеском белые панельные стены, пол. В воздухе всё так же витали запахи прежние запахи, жасмина, фиалки и гардении, однако чувствовался легкий запах свежеприготовленного кофе, кружку которого держала в руках белокурая женщина, в черном обворожительном коротком платье, которая сидела в кресле в фойе. Женщина, что сидела в белом мягком кресле у окна ресепшена, положив ногу на ногу, будто кого-то ожидала, даже не обращая никакого внимания на Оксану, когда она, стукая каблуками черных ботфорт, спускалась по ступенькам. Отпивая с белой керамической кружки глоток кофе, блондинка, ожидая кого-то, смотрела пронзительным глубоким взглядом через окно, за стеклопакетом которого колыхались, обдуваемым легким касанием ветра, хвойные деревья. Тенистые оттенки деревьев, вырисовывали строптивый танец танго, по белым стенам массажного салона создавая прекрасную гармонию взаимоотношений света и тени. Спустившись на ресепшен, Оксана прошла мимо стойки регистрации клиентов, монитор компьютера за которой отражал таблицу посещаемости клиентов и смета затрат и прибыли массажного салон.
Открывая входную дверь, Оксана ощутила прохладу свежего утреннего воздуха леса, что ароматом хвои, мокрых засохших листьев пережитка зимы составляли вкусовую палитру естественных природных запахов. Игра света и тени, солнечные лучи скрывались за пышными перистыми белыми облаками на голубом небе, солнце, выглядывая из-за макушек деревьев, потом снова скрываясь за ними, создавая блеклую тень. Неподалеку слышался звук бегущей речки, течение воды которой вносило гармоничность расположившимся в этой местности среди холмов, окруженного леса завораживая плеском воды. В лесу было слышно, как токовал тетерев, песнь жаворонка и гогот летевших где-то из-за холма уток. Дом массажного салона был расположен в дикой природной местности, отлично вписывался в эту атмосферу, на фоне холма окруженного непроходимым лесом. Красный мерседес, что стоял на стоянки у дома, переливался в оттенках цвета страсти, на поверхность которого едва затрагивая падали, лучи солнца. Погода этого утра была тёплой, едва ощутимая его прохлада с легким вкусом хвои в воздухе создавала приятную атмосферу для дыхания.
«Ну хотя бы здесь спокойно и тихо достаточно тихо, а это по крайней мере, то что мне сейчас нужно», размышляла Оксана спускаясь по ступенькам крыльца дома массажного салон, стукая по каменному покрытию каблуками черных ботфорт.
Нажимая на кнопку брелка, что вытащила из кармана белой меховой шубки, Оксана открыла электронные замки дверей машины, когда снизошла со ступенек на ровное асфальтное покрытие автомобильной стоянки. Чувствуя обворожительную прохладу свежего потока воздуха, что обдувал золотистые пряди русых волос, Оксана, направляясь по стоянке, подошла к красному мерседесу, двигатель которого тихо тарахтел под капотом. Открывая легким поднятием дверь, с водительской стороны, Оксана, взявшись за ручку. Нагнувшись, Оксана подобно хищной кошке влезла в автомобиль, чувствуя как поток воздуха, что гулял в долине, ласкал ей лицо. Располагаясь в водительском чреном кресле, материалом которого служила нежная алькантара, ласкал кожу лаской обворожительного прикосновения. Закрывая за собой дверь, Оксана на приборной сенсорной панели дисплея управления, настроила температуру микроклимата в салоне, допуская, чтобы прохлада потока воздуха поступала в салон. Расположив сумочку и черную папку между сидений, Оксана вставила ключ, в замок зажигания, всё еще чувствуя запахов духов в салоне, нежность дамасской розы которых завораживала вкусовым оттенком.
Выжимая педаль сцепления, коснувшись ладонью гладкой рукоятки коробки передач, Оксана включила первую передачу, добавляя каблуком ботфорт, другой ноги немного газу, тронула красного хищника с места. Приятный хруст мокрого снега, что скопился на поверхности асфальта стоянки, излучая прекрасное звучание, от звука вминаемого воздействия черного протектора, превращаясь частично в воду. Разворачивая автомобиль на стоянке, играя с педалью газа, Оксана тронула автомобиль с места. Плавно разгоняя красного зверя, играя с педалью газа, Оксана пустила его по направленной дороге, издавая звук свиста шин, пуская грязь и мокрый снег из-под протектора на другие иностранные марки автомобилей, находившиеся на стоянке скрывшись в дыму и пыли оставленном после себя. Постепенно на ровной проложенной дороге набирая скорость, продвигаясь вдоль холмов с диким хвойным лесом, Оксана, играя с педалью газа, такт хода механического поршня в цилиндрах завораживал частотой звучания, выражая это поразительной мощью. Постепенно унося автомобиль, Оксана, играя с педалью газа, направляясь по ровному покрытию новой дороги, набирая стремительно скорость, после чего скрылся за поворотом, оставляя после торможения за собой облако пыли и дыма от покрышек.

***
Гармония света и тени, взыграла на деревенских улицах, солнечные лучи, то скрывались за пышными перистыми облаками, то вновь озаряли всё своим неистовым дневным весенним солнцем. Легким порывом ветер стряхивал мокрый снег с веток берез, ясеня и тополя, придавая палитру изысканных вкусов весны и сырости. Ясный день, погода которого заставляла скопившийся снег таить, превращая всё в сплошные лужи и потоки ручьев. С приходом весны деревня, словно стала оживать, долина окружавшая холмами и диким лесом вновь обрела звуки жизни, прилетевших птиц, что слетались, пролетая на фоне голубого окутанного белыми облаками неба. По улицам деревни всё чаще можно было встретить дворовых псов, котов, что безвольно блуждали в поисках лакомства. Молодежь, парней и девушек, прогуливающихся по улицам деревни, хоть и почти не отрывали взгляда от экрана сотовых телефонов, всё же наслаждались приходом весны и её будоражащих природных запахов начинающего цветения и то, как почки на ветках деревьях стали распускаться, искушая ароматом зелени, выделяющимся в воздух. Так же был отлично слышен звук колокольчика пасущихся коров на лужайке рядом со зданием администрации деревни.
Утопая в нежности алькантары, обивки водительского кресла, Оксана направляла красный мерседес вдоль улицы, спускаясь вниз, напротив деревенского крытого рынка. Поток работающего кондиционера, легким касанием прохлады придавал тело Оксаны сладкой услады, давая возможность вздохнуть полной грудью, пока кожа что скрывалась за белой меховой шубкой, полыхала подобно пламени огня. Сбрасывая скорость, Оксана переключила на первую передачу, касаясь ладонью гладкой рукояти, затормозила на пешеходном переходе, пропуская двух молодых девушек, что шли, общаясь между собой, смотрели в экран сотового телефона. Дождавшись пока за девушками, пробежит измазанный в грязи и пыли дворовой пёс, Оксана, выжимая плавно педаль газа, стронула автомобиль с места. Подъезжая к больничному дворику, Оксана сбросила вновь скорость, пропуская выезжающую из него газель скорой помощи, медленно въехала на территорию больницы, проезжая через лежачий полицейский. Тень больничного здания, нависла над больничным двориком, создавая блеклую обстановку мрака. Голубые ели, что украшали больничную парковую зону, распустившись во всей объёмно красе своими ветками, еще сохранили первозданный мокрый снег, находясь в тени больничного дворика. Какой-то деревенский пёс, с диким лаем загнал черного кота на тополь, что взобравшись на его ствол, расположился на одной из его высоких мощных веток. Две девушки стояли у главного входа, на ступеньках его крыльца, о чем-то мило разговаривали, когда напротив них у тротуара, медленно шурша колёсами о снег на асфальте, проехал красный мерседес, переливаясь в оттенках света и тени оттенка страсти.
Столь же плавно красный мерседес въехал на больничную стоянку, пересекая лежачий полицейский, на входе. Проезжая мимо рядов поставленных машин, Оксана остановила автомобиль на свободном парковочном месте в размеченной зоне. Заглушив поворотом ключа урчащий двигатель под красным капотом, Оксана положила их в сумочку, что находилась между сидений. Поднимая легким поднятием вверх, дверь с водительской стороны, Оксана почувствовала легкость весенней прохлады, которая обворожительным потоком проникала в салон. Повесив сумочку на плечо и взяв в руки черную папку, Оксана вышла, сгибая ногу в колено, после чего выпрямила спину вышла из салона красного мерседеса. Держа в руке черную папку, Оксана поправила свободной рукой сумочку, что висела на плече, после чего закрыла водительскую дверь, с легкостью опустив её вниз. Доставая из сумочки брелок сигнализации, Оксана нажала на его кнопку, включив электронную систему защиты замков и поставив автомобиль на сигнализацию. Легкость прохлады воздуха обдувала приятным касанием потока русые волосы Оксаны, тормошила их объём укладки. Направляясь по стоянке, Оксана, доставая телефон из сумочки, покачивая бёдрами, прошлась мимо ряда машин, расположенных на ней, мило улыбнулась вошедшей девушке с кашемировым оттенком волос, что подошла к белому седану, доставая ключи из кармана черного пальто.
«Надеюсь эти идиоты ничего не сделали, в противном случае, мне может и не удастся договориться обо всём с Волковым», размышляла Оксана, направляясь по стояночной зоне парковке автомобилей, стукая каблуками черных ботфорт.
— Представляешь, мы вчера с моим любимым — говорила одна двух из девушек, что стояли у входа на стоянку, мимо которых прошла Оксана — Меня вчера мой на восьмое марта в клуб повёл и там такое……
— Ну же расскажи
Проявляя интерес, спросила подруга, у которой цвет волос был искусного оттенка кашемира, поправила вороник пышного белого пуховика, расправляя мех на капюшоне.
— Говорят, у них там есть особая ВИП зона в подвале — продолжая выражать любопытство, интересовалась шатенка у своей белокурой подруги, которая стояла в бурой меховой шубке
— Да, но там только для особых клиентов, кто включён в список гостей
Рассказывала блондинка, ёрзая пальцем по сенсору телефона, просматривала ленту с историей переписки, на страничке в контакте.
— Нас туда естественно не пустили — делилась впечатлением блондинка, мимо которой прошла Оксана, заметив хитрое выражение её лица — Но судя по лицам гостей выходивших оттуда, там действительно очень круто
— Да я слышала, что туда входить могут только по особому приглашению
Высказывая своё мнение, говорила шатенка, проводя кончиками пальцев по пышному меху капюшона белой синтепоновой куртки.
— Я бы наверно хотела туда попасть — выражая улыбку взаимной мимикой жеста мандариновых губ, ответила девушка, когда мимо неё прошла Оксана
«Маленькие бляди, тоже любят распутства, но то, что Корнилов устроил в клубе вообще ни в какие рамки не лезет», размышляла Оксана вышла из стояночной зоны, пропуская выезжающую со стоянки белый седан, перешла проезжую зону, наступая каблуками на мокрый тротуар.
Поднимаясь каменному крыльцу, Оксана подобно кошке, выражая скрытых под белой меховой шубкой упругой бёдер, наступала, ставя ноги крест-накрест на каждую ступеньку. Прошла выразительной вызывающей походкой по крыльцу, Оксана, взявшись за большую ручку в форме шара, потянула створку двери на себя. После чего переступая высокий порог, Оксана вошла в тамбур, где на входе горел белым приятным свечением светодиодный светильник, закрытый герметичным круглым плафоном. Стукая каблуками черных ботфорт по бетонному полу тамбура, Оксана подошла ко второй закрытой двери, касаясь пальцами за деревянную ручку. Потянув дверь на себя, Оксана, открывая её вошла же в вестибюль больничного здания, чувствуя свежей воздух собранных цветочных ароматов, парфюма тел пациентов и медицинского персонала.
Белая обстановка мраморного пола, стен фойе больничного здания, потолка натянутого глянцевым волокном украшенным светодиодными светильниками. Белоснежные занавески на пластиковых больших окнах украшали их кружевным узором и нежной колыхающейся материей, что даже если кто-то пройдёт рядом она была подобно парусу на мачте корабля. Большие цветочные растения, фикус, домашнее пальмовое дерево, а так же вьющиеся, создавали приятную диковинную атмосферу ресепшена помещения больничного здания. В холле больничного здания, стояла Валентина, держа в руках красную папку, рыжеволосая девушка, словно не заметила Оксану, смотрела куда-то вдаль, прижав её к груди. Неподалеку у стойки регистратуры стояли две медсестры, весело хихикая, девушки, смотрели в экраны сотовых телефонов одна из которых выставив изящную форму бёдер опираясь локтями на гладкую стойку, выказывала элегантность сочных бёдер из-под белого халатика.
«Рыжая сука опять пытается меня зацепить, что блядь в её тупую голову опять взбрело и как я только работаю с такой дурой», Оксана чувствовала легкое раздражение в себе из-за легкой хладнокровной реакции Валентины, когда заметила что рыжеволосая девушка с безразличным взглядом смотрела в окно.
— Моя дорогая
Обратилась Оксана, стукая каблуками черных ботфорт по белому мраморному полу, подошла она к рыжеволосой девушке, которая стояла у окна.
— Тебя что-то тревожит? — поинтересовалась Оксана, прикусывая краешек губы, подошла аккуратно к Валентине
— Что вам удалось узнать у Фадеева? — поинтересовалась Валентина, обернувшись, выражая равнодушие, с холодным взглядом посмотрела на Оксану
— Я не понимаю, тебе, что вообще плевать? — не сдержала Оксана эмоции при себе, подобию королевской дикой кобре прошипела, когда подошла к девушке
— С чего вы взяли? — поинтересовалась Валентина, обернувшись к Оксане с милой улыбкой, просто пожала плечами, положив красную папку, что держала в руках на пластиковый подоконник
— А вам разве нет — выказывая на лице влагу ранимых слёз — Вы ведёте себя как будто вам всё дозволено, вас уволили, нашли вам замену, но вы всё равно пришли в эту больницу
— Так! — выражая возмущение, возразила Оксана, оспаривая довод обвинения рыжеволосой девушки в свой адрес — Что вы натворили, пока меня не было?
— Это не я
Испугавшись взгляда королевско кобры, который отразился в глазах Оксаны, как только она подошла к Валентине, посмотрев рыжеволосой девушки испепеляющим взглядом в глаза.
— Это всё ваша подруга
Начала опровергать свою вину Валентина, демонстрируя в глазах ужас, перед гнётом невыносимого для себя взгляда Оксаны, отошла на шаг назад, опираясь бёдрами о подоконник.
— Это всё она — пытаясь найти себе оправдание произошедшему поступку, Валентина начала выражать свою невиновность — Она сейчас в кабинете у Тихонова
— Она всё-таки дала ему вазодилататор? — прикусывая краешек губы, предположила Оксана, вспоминая разговор по телефону из массажного салона
— Хуже — уверяла Валентина, опустив голову, испытывая за собой чувства вины за свершившийся поступок — Я пыталась её отговорить, но разве она меня послушает, она ваша точная копия
— Что она натворила?
Выражая недовольство, поинтересовалась Оксана, к рыжеволосой девушке, схватившись за обе её руки хорошенько встряхнула, так чтобы от ужаса Валентина посмотрела на неё.
— И где она сейчас? — продолжая держать рыжеволосую девушку за обе руки, наклонившись к ней, спросила Оксана
— У Тихонова — повторила свой ответ Валентина, словно боясь посмотреть в глаза Оксане, в которых выражалась злость и ненависть — Охрана задержала её в рентген кабинете, она провела рентгенографию с введение контраста
— И что теперь будет? — поинтересовалась Оксана, взяв девушку под свободную руку, направилась вместе с ней к ступенькам массивной лестницы, что вела на второй этаж
— Волков сказал, что…..
Рассказывала Валентина, обернувшись, словно не хотела идти с Оксаной, посмотрела на красную папку, что осталась лежать на подоконнике окна.
— Пока не поговорит с вами — пояснила рыжеволосая девушка, посмотрев, возмутившись, когда Оксана держав её за рукав предплечья сильно дернула, заставляя идти за собой
— Значит так — заявила Оксана, когда вместе с Валентиной подошла к ступенькам лестницы, по которым спускались две медсестры — Сейчас остаёшься здесь, я сама лично пойду в кабинет Тихонова и попытаюсь всё уладить, хотя бы постараюсь выгородить свою эту белокурую суку
— Оксана Владимировна — словно смутившись, и выражая долю смущения в мимике на лице, возразила Валентина — Вы ведь тоже блондинка
— Да но, похоже — согласилась Оксана и в тоже время, оспаривая своим ответом этот довод, отпуская руку девушки — Только у меня хватило мозгов ничего не предпринимать
— У ребёнка могли начаться «гипертонические кризы» — повысив голос, прокричала в ответ Валентина, по всей видимости, не сдержав при себе эмоций — Давление начало резко возрастать, единственным правильным решением было…..
— Давление могло лишь немного подняться
Оспаривая такой довод, возразила Оксана, вцепившись в рукав белого халата рыжеволосой девушки, едва сдерживала придел терзающих эмоций.
— У ребёнка блокада правой ножки пучка Гиса — уверяла Оксана, принуждённо заставляла свою собеседницу, смотреть ей в глаза — Если и давление как-то в условиях явной выраженной брадикардии могло, то только от нашей терапии
— Значит что-то из того что мы тут давали — предположила Валентина, оставаясь стоять, когда Оксана начала подниматься по ступенькам лестницы
— Давление не могло повыситься — возразила Оксана, остановившись на ступеньках, касаясь кончиками пальцев перила — Скорее всего это последствия стеноза устья легочной артерии
— У мальчика слишком густая кровь — рассказывала Валентина, пытаясь найти себе оправдание, словно чувствуя за собой вину
— Да, но мы ведь с тобой говорим о разных вещах
Пояснила Оксана, оспаривая довод рыжеволосой девушки, оставляя её стоять в вестибюле, пока сама продолжила подниматься по ступенькам лестницы на второй этаж.
— Ни на минуту нельзя, оказывается, оставить нельзя — ухмыльнулась Оксана, шепотом высказывая возмущение, покачивая упругой формой бёдер, поднимаясь по ступенькам
— Если это последствия легочного стеноза
Рассуждала Валентина, проследовав следом за Оксаной быстрым шагом по ступенькам лестницы, звонко стукая каблуками красных туфель, оставив красную папку лежать на подоконнике окна.
— Нужно срочно провести баллонную дилатацию — предложила Валентина, в тот момент, когда Оксана на неё не обращала никакого внимания
— Нужно срочно уладить вопрос с Леоновой
Не став слушать заявила Оксана, поднявшись на второй этаж, звонко стукая каблуками черных ботфорт, направилась по коридору голубых стен.
— Не хотелось бы, чтобы моих сотрудников
Говорила Оксана, касаясь кончиками пальцев голубых стен, рядом с которым проходила, оборачивая озабоченный взгляд в сторону рыжей собеседницы, что направлялась следом.
— Посреди незавершенного дела
Высказывалась Оксана, посмотрев на двух проходящих навстречу медсестёр в коротких белых халатик, где тонкая нежная ткань выразительно подчеркивала фигуру их сочного тела, колеблясь при каждом шаге.
«Блядь до чего же мне хочется раствориться в объятиях этих милейших созданий, я же женщина, так почему меня тянет к таким формам», размышляла Оксана, остановив своё будоражащий возбуждением взгляд лазурных голубых глаз на бёдрах прошедших мимо медсестёр.
— Привлекали к уголовной ответственности — пояснила Оксана, обернувшись, заметила упругую форму бёдер прошедших рядом девиц, почувствовав легкую похоть влечения к этим бестиям
— Оксана Владимировна!
Окликнула, упрекнула Валентина, подошла к Оксане, дернув за рукав белой меховой шубки, отвлекая её от искушения моря заблудшего порочного желания, терзающего её разум.
— Вы что серьёзно? — недовольным возмущенным голосом, спросила рыжеволосая девушка
— А что я?! — удивилась Оксана, выражая застенчивость разоблачения, блеклым румянцем на щечках, пожала плечами, будто ничего не произошло — Я ничего такого ведь не сделала
— Как вы вообще можете об этом думать — продолжала Валентина высказывать недовольства, словно как назойливая муха, следовала за Оксаной
«Блядь прицепилась на мою голову эта рыжая дура, скорее бы от неё избавиться», подумала про себя Оксана, остановившись посреди коридора, вдохнув ртом воздух полной грудью.
— Прости!
Нахмурила Оксана щедро накрашенные помадой губки, положив руку на бедро, посмотрела внушающим недовольным взглядом, готовым испепелить взглядом на назойливую собеседницу.
— Не помню, чтобы я такого сделала — прошипела Оксана, наклонившись вперед перед лицом Валентины, едва сдерживая порыв эмоций и упрёка — Чтобы дать тебе повод высказывать мне недовольства, прямо сейчас
— Волков наверно ждёт вас, в кабинете заведующего — повторила, смутившись взора Оксаны, отошла на шаг назад, упираясь спиной в стену
«Вообще если вспомнить мои месячные и то, как я устроила Корнилу е его бабам разнос, разбив сервиз и чуть не попортив мордашку его Мироновой», размышляла Оксана вспоминая события глубоких недавних эмоциональных дней, тут же поняла причину ранимых чувств Валентины.
— Да я это уже поняла, спасибо что пояснила
Мило улыбнувшись, Оксана направилась дальше по коридору оставив стоять рыжеволосую девушку одну у стенда с заболеванием вирусами ГРИППА.
— Дёрганая самодовольная блядь — эгоистично выразила Оксана шепотом собственное мнение, покачивая бёдрами, подошла к закрытым двустворчатым дверям заведующего больницей
— Простите, но господин Тихонов очень сильно занят — словно как эффектом инерции пружины, белокурая секретарша вскочила с кресла, в котором сидела
— Но я думаю — переступая через высокий порог, заявила Оксана, входя в кабинет, вошла в приёмную, вставая на паркет шоколадного цвета — Что господин Тихонов найдёт для меня время
— Подождите
Выбегая из-за стола, за которым сидела, хотела возразить девица, у которой цвет волос был кашемирового оттенка. Белое платье, нежная ткань шифона, колебалась на её хрупком сексуальном теле подобно парусу, при каждом шаге. Вырез сбоку на уровне бёдер, открывал красоту эластичной белой кожи, прекрасно сочетавшейся с восхитительной красотой веснушек, которыми были посыпаны, стройные ноги шатенки.
— Вам туда нельзя, Валерий Валерьевич……
Продолжала высказывать недовольства, девушка выбежала из-за стола, стукая каблуками белых туфель по паркету, случайно бёдрами, зацепила стопку бумаг на краю, что тут же упала на пол.
— Постойте — подбежала она к двери, когда Оксана, потянув за ручку одной из створок, открыла кабинет заведующего больницей — Вы не понимаете…..
— Всё нормально Виктория — обратился Тихонов, когда стоял в центре кабинета прямо на роскошном ковре, обернулся в сторону открывшейся двери — Оксана Владимировна может войти
В кабинете главврача при игристой обстановке света и тени за окном, в самой комнате царил легкий полумрак. За окном, было отчетливо видно, как колыхался тополь, ветки которого были покрыты слоем снега, его тень пробегала по полу и бежевым панельным стенам кабинета, создавая гармонику страсти блеклых оттенков. В кабинете находились два офицера из полиции, двое из охраны Волкова, сам же полковник ФСБ стоял у окна с пустым взглядом смотрел через стекло на больничный дворик, окутанный тенью здания. Мария Леонова, сидела на коричневом кожаном диванчике, совершенно не чувствуя за собой вину, белокурая девушка с гордым, поднятым взглядом смотрела то на Серова, что ходил по кабинету, то на Тихонова, а когда открылась дверь кабинета, посмотрела в сторону Оксаны, когда она стояла в проходе. Один из офицеров полиции составлял сидя на стуле, держа на коленях планшет, протокол по задержанию, пока его напарник что-то рассказывал по телефону. Охрана Волкова, стояла у входа, заметив серьёзное выражение лица своего хозяина, послушно позволили Оксане войти в кабинет. Тихонов держал в руках красную папку, в которой находились собранные анализы, данные проведённой диагностики при поступлении в реанимационное отделение.
— Может, вы нам прольёте ясность
Высказываясь возмущенным тоном, обратился Тихонов, когда Оксана, переступая высокий порог открытой двери, вошла в кабинет, почувствовала запах кожи, мускуса и аромат табака.
— По какой такой причине — рассуждал Тихонов, кинув красную папку на стол — Почему ваши работники Оксана Владимировна, в деле которым по особым, мне пока непонятным причинам вас назначили главной, ваши работники проявляют самодеятельность?!
— Как я уже пояснил — возразил Серов, откашлявшись в кулак — Это была вынужденная мера, вазодилататор, при стенозе легочной артерии……
— При стенозе легочной артерии
Оспаривая такой довод, прошла по кабинету Оксана, стукая каблуками черных ботфорт, гордо поднимая подбородок, отражая отблеск коварства в голубых лазурных, подобно топазу глазах.
— В типичной выраженной обструктивной форме — говорила Оксана прошлась по кабинету, бросив невзрачный пустой взгляд на Марию Леонову — Поможет только баллонная дилатация, с установкой в месте стеноза армированного стента
— В любом случае — словно не слушая, ответил Тихонов — Я увольняю гражданку Леонову и больше не потерплю её присутствия в этой больнице
— Вы не можете — хотел оспорить Серов — Тогда её заберут правоохранительные органы и могут возбудить уголовное дело
— Надо было думать головой — возразил Тихонов, не став слушать несогласия Серова
«Я не могу позволить эту старику, вот так вот разбрасываться моей командой посредине незавершенного дела», размышляла Оксана, посмотрев то на Марию, на запястьях девушки у которой были одеты браслеты, то на Тихонова, потом на Волкова.
— Уйдёт она — заявила Оксана, выражая подобие идеальной гордости в мимике своего лица — Уйду и я следом
— Я не могу себе этого позволить — пояснил Волков, обернувшись суровым взглядом, посмотрел на Тихонова — Сделайте же что-нибудь, Орлова настоящий врач, она мне нужна
— И что же вы предлагаете? — возразил, оспаривая глядя на офицеров полиции, предложил Тихонов
— Ну, для начала
Ухмыльнулась Оксана хитрой выразительной улыбкой, прошла мимо офицера полиции, что застыл перед ней с телефоном в руках, подошла к дивану, на котором сидела белокурая девушка.
— Было бы неплохо
Создавая интригу в голосе нежным нот, рассуждала Оксана, встав между диваном и стулом на котором офицер почти непрерывно заполнял протокол задержания.
— Снять с неё браслеты и забыть о случившемся — указала Оксана игриво кончиков коготка указательного пальца на надетые браслеты на руках Марии Леоновой
— Что простите? — был не согласен с таким утверждением офицер полиции, выражая своё возмущение, суровым взглядом посмотрел на Оксану — Это невозможно
— Я знаю, чем болен ваш внук — уверяла Оксана, обращаясь к Волкову, когда он продолжил стоять у окна — И могу решить эту проблему, но сейчас предстоит другая хирургическая процедура, для проведения которой мне нужна вся команда
— Можно попробовать устранить проблему — предложил своё мнение Серов — Учитывая обструкция легочной артерии
— Слишком велик шанс летального исхода — возразила Оксана — Я не собираюсь идти на такой риск, при выраженной гипотрофии правого желудочка
— У него острая сердечная недостаточность — первое, что сказала Мария Леонова — Если мы будем ждать, то в скором времени из-за легочной гипертензии, нам потребуется новое сердце
— Не потребуется — возразила Оксана, общаясь с командой игнорируя всех присутствующих в кабинете — Если не будем терять времени на всякую ерунду
— Оксана Владимировна — обратился Волков, не придавая значения возмущенному взгляду офицеру полиции, заполнявшему протокол — Вы точно знаете, как решить проблему?
— Вы же не просто так, так долго меня искали — ухмыльнулась Оксана — Сначала нужно устранить баллонной дилатацией проблему со стенозом легочной артерии, вызвавшей обструкцию
— Освободите её — распорядился Волков, обращаясь к офицеру полиции — Немедленно — повторил он так, чтобы у офицеров полиции не осталось никаких возражений
— Вы что издеваетесь?! — вспылил офицер полиции, что сидел на стуле, заполняя протокол, выражая несогласие с решением Волкова — Я что, по-вашему, тут зря целых полчаса сидел его писал — показывая на листок, который писал в руке
— Нет, я серьёзно — заявил Волков, выражая абсолютное хладнокровие в собственном выборе принятом решении — Отпустите задержанную
— Вы что снимаете иск в обвинении — прикрывая динамик телефона ладонью, обратился второй офицер полиции — И хотите сказать, что это всё было зря
— Ну, просто я другого объяснения этому не вижу — мило улыбнувшись, ответила Оксана, обернувшись к офицеру полиции, что стоял, держал телефон в руке
— Постарайтесь оправдать мои надежды Орлова — выказывая недовольства в сложившейся ситуации, Волков направился к выходу из кабинета
— Ну, у меня же блядь нет другого выбора — грязно выразилась Оксана, посмотрев на Волкова, как он покинул кабинет
— Вы что ничего не скажите — обратился офицер полиции, который держал, зажав в пальцах написанный протокол о задержании, к Тихонову — Ведь это вы вызвали нас
— Делайте, что сказал полковник Волков — на отмашку ответил Тихонов, делая это так, будто не хотел иметь к этому делу больше никакого отношения
— Только не думайте что этим — обратилась, выражая недовольство Мария Леонова к Оксане, когда офицер полиции расстёгивал браслеты на её запястьях — Я вам буду обязана
— Только не думай — прошипела Оксана, выражая дикость королевской кобры — Что ты теперь после того
Подошла Оксана к девушке, что продолжала сидеть на диване, в тот момент, когда офицер полиции расстегнул браслеты, сковывающие её руки в оковах.
— Как ты посмела меня ослушаться — говорила Оксана, подобием змеи, выражая всю ненависть к этой белокурой девушке — Ты здесь надолго задержишься
— Что вы хотите этим сказать? — возмутился Серов, подошёл к Оксане, засматриваясь на её лицо, в котором выражался оскал и мимика подобно подлости змеи
— Ты уволена — нагнулась Оксана между лицом офицера полиции, мужчина, что снял браслеты с белокурой девушки и Марией Леоновой
— Вы не можете её уволить — возразил Серов
— Что?! — возмутился тут же Тихонов, обернулся, выражая недовольство во взгляде — Посреди дела никаких увольнений
— В чём дело? — словно делая вид, что понимая, что происходит, спросил Волков, посмотрев с серьёзным выражением лица в сторону Тихонова
— Ничего — ответил Тихонов, как будто пытаясь уйти от ответа и исправить ошибку, которую, по его мнению, совершила Оксана — Оксана Владимировна даже не врач в этой больнице и она просто оговорилась, вам не о чём переживать
Выражение лица Тихонова, было как у свирепого льва, но его эмоции словно превратились в камень, он быстро подошёл к Оксане, взял её за рукав предплечья и вместе отошёл к двери.
— Что вы себе позволяете?! — с возмущенным видом, шепотом снизив тон насколько это было возможно, Тихонов в сложившейся ситуации был как будто не в своей тарелке
— А что тут такого?! — мило улыбнувшись, пожав плечами, ответила Оксана, совсем не чувствуя за собой никакой вины или неловкости по продемонстрированному нежданному проступку
— Вы с таким рвением отстояли эту девушку
Раздраженным шепотом, Тихонов словно выливал на Оксану кучу гнева и эмоций, при этом делая это так чтобы сторонние, находящиеся в кабинете люди старались почти его не слышать.
— А теперь просто хотите её уволить — едва сдерживая себя, заведующий больницей старался держать себя в руках, сохраняя тон голоса шепотом
— Не вижу никаких препятствий, мешающим мне это сделать — продолжая разыгрывать легкомысленность, ухмыльнулась Оксана, забавляясь над тем, как Тихонов был возмущен
— Кроме одного — возразил Тихонов — Вы то здесь больше не работаете
— По-моему….. — хотела оспорить Оксана
— По-моему
Отклонил этот спор Тихонов, наклонившись к уху Оксаны, так как офицеры полиции, что проходили мимо них покинули медленно кабинет, следом покинули кабинет охрана Волкова.
— Вам только что дали второй шанс
Уверял Тихонов, продолжая, сохраняя максимально в тайне деликатность, сложившейся беседы, был так близко к Оксане, что она смогла распознать его одеколон «COLONIA AMBRA», чья гармоничная палитра изысканных вкусовых ароматов, была схоже с древесными оттенками.
— Так идите и воспользуйтесь им, никого не увольняя
Словно доказывая свою правильность, высказывался Тихонов, явно думая, что вдохновляет своей памятной речью Оксану.
— Докажите мне что вы еще можете начать попытаться тут работать — подняв голову, гордо выставляя грудь заявил Тихонов
— Не впечатлило как-то — прикусывая краешек губы, Оксана посчитала его за ненормального
— Просто делайте свою работу — уныло вздохнул Тихонов, чувствуя угнетающий психологический взор Волкова за своей спиной — Вам нужна операционная, забирайте, идите и делайте то, что вы лучше всего умеете
— Я думаю — ухмыльнулась Мария, направляясь к Оксане и Тихонову, ставя искусно, словно хищница ноги крест-накрест — Это в данной ситуации самое разумное предложение поработать
— Считай что в этот раз — предупредила Оксана, выставив указательный палец, перед носом белокурой девушки преграждая ей дальнейшее продвижение — Тебе крупно повезло
— Я это учту — неожиданно согласилась Мария, мило улыбнулась Оксане, убирая выставленный палец от своего носа
— Была бы моя воля — прошипела Оксана, наклонившись стоя лицом к лицу с белокурой девушкой, выражая всю змеиную натуру — Я бы вышвырнула тебя за непослушание моих требований
— Как жаль, что у вас нет такой воли — улыбнулась Мария, словно насмехаясь, вольной походкой, покачивая упругой красотой бёдер, скрывавшимися за белым халатом, вышла из кабинета
— Наглая самодовольная дрянь — прошипела Оксана, подобию кобры, наблюдая как белокурая девушка, понимая, как забавляясь над её злостью, вольной походкой, покинула кабинет
— Оксана Владимировна — обратился Волков, медленно подошёл со спины — Я бы хотел, чтобы вы лично ставили меня в известность о каждом вашем шаге, которым пытаются воспользоваться ваши коллеги
«Наглый самодовольный ублюдок, я что блядь теперь отчитываться перед тобой должна», подумала про себя Оксана, прикусывая краешек губы, сжимая пальцы обеих рук в кулаки.
— Роман Андреевич! — возразила Оксана, не могла противостоять своей гордости, охватившей её разум омутом — Насколько я понимаю, вы потратили слишком много сил, чтобы найти меня, а когда нашли так смиритесь с моими методами работы
Обернулась Оксана, пытаясь через стихию бурных эмоций, создать милое подобие улыбки, обращаясь к своему собеседнику, положив руку на бедро.
— И не мешайте мне блядь, делать свою работу — высказала Оксана всё то, что накипело, набравшись наглости, посмотрела в глаза мужчине, который стоял перед ней
— Простите, пожалуйста, за дерзость — заметив, как изменился в мимике на лице Волкова, Серов быстро вмешался в разговор — Оксана Владимировна колкая на язык женщина, но я вас уверяю….
— Ничего — уверял Волков, хотя выражение его эмоций, говорили об обратном — Оксана Владимировна, я поддержу любое ваше решение, вы же знаете в этом деле, я наделяю вас властью и главным ведущим врачом в лечение моего внука
«Ну, ты блядь еще в ноги мне упади я это пиздец как люблю», ухмыльнулась Оксана, выражая блеклый румянец застенчивости на щечках.
— Вы видели Валерий Валентинович — выражая коварство улыбки, обернулась Оксана посмотрев с довольным взглядом на Серова — Теперь королева снова вернулась на свой трон
— Оксана Владимировна — проследовав за Оксаной к выходу из кабинета, возразил Серов, пропуская её первую покинуть, выйти в приёмную — Роман Андреевич назначил вас главным врачом в лечение его внука, но не заведующей отделения диагностики и хирургии
— А это вопрос времени — встав в приёмной напротив секретарши, убирающий папку с бумаги на полку, поставив рядом с бухгалтерскими отчетами — Это моё место по праву уж как не вам это понимать
— А я разве буду вам возражать — скрасив это великодушие улыбкой, согласился Серов, проследовав за Оксаной к выходу из приёмной
— Что вам удалось подтвердить этим вашим снимком — обернулась Оксана, встав у входа открытой двери входа в приёмную, опираясь пальцами на каркас открытой двери — Стеноз легочной артерии и узнать точное место его расположения
— Снимки находятся всё еще в рентген кабинете — уверял Серов, вышел первый в коридор, покидая помещение приёмной — Я заберу их, пока вы с Марией возьмёте на себя проблемы с операционной
— Я главврач — заявила Оксана вышла из приёмной, переступая порог, сгибая ногу в колено, выражая эластичный изгиб формы упругих ягодиц — Я не занимаюсь тем, чем обязаны заниматься мои лакеи
— К сожалению — возразил Серов, встав напротив окна, заслоняя спиной свет солнечных лучей, который проникал через стеклопакет — Сейчас вы не в том положении, чтобы указывать, кому и что делать, вам придётся заняться подготовкой нашего пациента к процедуре
— С огнём играете Валерий Валентинович — предупредила его Оксана, когда подошла к нему, прошипела подобию дикости королевской кобры
— Скорее со змеёй — ухмыльнулся мужчина с проблесками седины на висках, поправив воротник белого надетого на нём халата — А теперь займитесь тем, что вы умеете лучше всего, Волков вам сильно доверяет, так что процедуру будите проводить вы
— В моей операционной — заверила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Только я имею права проводить операции, все остальные, просто обязаны мне прислуживать
— И как вам только удаётся — почесывая подбородок, покривил челюстью Серов
— Удаётся что? — удивилась Оксана, выражению его лица, положив руку на выставленное бедро, выказывая недовольство и в тоже время волнение, прикусила краешек губы
— Вы буквально из ничего поднялись вновь на своё место, благодаря тому, что вы очень сильно нужны Волкову — высказывал собственное мнение, рассуждал Серов
— Я нужна не только ему — возразила Оксана, не соглашаясь с мнение Серова — Вскоре Тихонов поймёт, какую бы дряхлую собаку он тут у себя не пригрел, без меня ему этот отдел не вытянуть
— Дряхлую собаку?!
Словно зацепил Серова высказывание Оксаны, однако по его выражению лица было понятно, как он посчитал это весьма уместным и забавным сказанным во время комплиментом.
— Да вы всегда не контролировали свои эмоции при себе — ухмыльнулся Серов, расправив на себе белый халат — А теперь будьте так добры, проследовать в операционную и сделать то, что от вас требуется, то чем вы тут так хвастаетесь
— Рано радуетесь — прикусывая краешек губы, Оксана ощущала необъяснимую волну волнения, отошла от мужчины, сохраняя темперамент коварства — Когда я стану опять королевой этого отдела, тогда вы заговорите со мной по-другому
Направилась Оксана, по коридору звонко стукая каблуками черных ботфорт по бетонному покрытию пола, чувствовала как тело, буквально после высказывания, раздирало каждую клеточку её тела.

***
Омывая руки тёплой струей воды, Оксана тщательно производила дезинфекцию гладкой кожи, покрывая, пышной пена мыла. Пышный объём роскошных русых волос скрывал белый плотный колпак, белый халат скрывал прекрасную форму рельефа тела Оксаны. Лазурные голубые глаза Оксаны, подобно цвету топаза скрывались за линзой хирургических очков.
— Сколько можно ходить кругами — ухмыльнулась Оксана, скрывая красоту улыбки за стерильной марлевой повязкой на лице — Тебе самой не надоело?
— Простите, возможно, просто не отошла от шока — ответила Валентина, отошла в сторону облокотившись на белоснежную кафельную стену предоперационной
— Не удивлюсь, если узнаю, что ты ей помогала — закрывая вентили смесителя, возмутившись, высказалась Оксана, обрабатывая поверхность рук салфетками
— Я бы никогда не пошла на такое безумие — возразила Валентина, оспаривая мнение Оксаны, опустив голову, словно стыдилась своего ответа
— Вот поэтому ты всегда будешь на задних рядах
Пояснила Оксана, обернувшись, надевая на руки стерильные хирургические перчатки, подошла к входу створок дверей в операционное помещение.
— Ты не способна сама принимать решения — открывая створки дверей, толкая их, согнув руки в локти, Оксана вошла в операционную — Тобой будут вечно все потакать
— Хотя бы не стану такой как вы — не принимая мнение Оксаны в серьёз, ответила Валентина, вошла в операционную следом
«Наглая самодовольная рыжая сука», остановилась, обернулась Оксана, сверкнув отблеском стёкол надетых на глазах очков.
— Ладно, что там у нас — переводя дух, вздохнула Оксана, направляясь негатоскопу, стараясь не придавать значения слова Валентины
— Стеноз устья легочной артерии — пояснила Мария, взяв в руки карандаш, указала его кончиком на снимке место сужения легочной артерии
— Это я вижу
Согласилась Оксана, посмотрев на снимок, после чего взглянула потом на ребёнка, которого девушка, что являлась старшей медсестрой в операционной, переложила на хирургический стол.
— Синюшность его кожных покровов говорит о недостатке кислорода в легких — пояснила Оксана, посмотрев на полугодовалого малыша, ощущая внутри себя чувство душевного сострадания
— Как видите на снимке — рассказывала Мария — Место сужение расположено, так что мы сможем провести баллонную дилатацию, не разрушив сам легочный клапан
«Пульмональный клапан» (лат.valva trunci pulmonalis) расположен в месте выхода лёгочного ствола из правого желудочка. Имеет три полулунные заслонки (переднюю, правую и левую), которые обеспечивают ток крови только в одном направлении — в лёгочный ствол.
— В данном случае — начала рассказывать Оксана, обращая внимание, как Серов подготавливал катетер для вальвулопластики — У нас отсутствует фиброз створок клапана
Фиброз створок — заболевание, которое возникает в результате воздействия инфекций на сердечную мышцу или ревматических процессов, негативно влияющих на соединительные ткани. Человеческое сердце имеет 4 клапана, каждый из которых в нужный момент открывается и закрывается.
— Так же при нашем конкретно случае — начала рассуждать Мария Леонова — У ребёнка не развита гипоплазия легких, что существенно облегчает нам задачу
Гипоплазия легких — врожденная патология, в основе которой лежит антенатальное недоразвитие всех структурных элементов легкого (сосудов, паренхимы, бронхов).
— Меня радует — ухмыльнулась Оксана, скрывая прелесть улыбки и выраженной красивой формы губ за марлевой повязкой — Что ты не потеряла свои мозги
— Значит все готово к процедуре
Распорядилась Оксана, подошла к операционному столу, на котором лежал полугодовалый ребёнок, дыхание которого сопровождалась хрипами, на покровах кожи наблюдался оттенок цианоза.
— Тише-тише — пытаясь успокоить ребёнка, говорила Оксана, когда он с ужасом глядел на всех присутствующих в операционной — Сейчас ты поспишь, проснёшься, тебе станет легче
— Наркоз готов — отчиталась Валентина, держа в руках шприц, игла которого была накрыта плотным колпачком
— Тогда введи его через катетер на ручки малыша — распорядилась Оксана
— Мы уходим от проблемы Оксана Владимировна — подняв голову, устремив свой взгляд на Оксану — Вы же понимаете, что двойное отхождение магистральных сосудов от правого желудочка само себя не решит
— Да, но это даст нам время зато — рассуждала Оксана, пока Валентина вводила наркоз в катетер что был зафиксирован в ручке ребёнка — Придумать метод которым его можно устранить
— А что если его нет? — предположила Мария, принимая сторону Серова
— Он есть — возразила Оксана, наблюдая пока Мария, обрабатывала ножку бедренной артерии ребёнка раствором «ОКТЕНИСЕПТА» — И я его обязательно найду
— Да только нужно действовать скорее — предупредил Серов — Последствия могут быть необратимы, баллонная дилатация лишь даст нам отсрочку
— Она даст нам время — оспаривая такой довод, говорила Оксана, не принимая слова Серова на свой счёт — Время которое я, использую с пользой
— Вы строите для родителей этого мальчика замки на воздухе — возражая вновь, подверг Серов сомнению слова Оксаны
— Я блядь пробую дать им шанс — уверяла Оксана, прикусывая краешек губы, испытывая раздражение от Серова — Быть со своим малышом, радоваться каждому дню его существованию
— Радоваться его существованию — выказывая несогласие, ответил Серов — Да посмотрите у него выраженная гипотрофия правого желудочка
— Я знаю это — прошипела Оксана, пытаясь настаивать на своём
Введение наркоза, удостоверившись, что ребёнок уснул, пока его крики с осипшим хриплым голосом прекратились. Используя пробную часть контраста, Валентина ввела его содержимое через катетер на ручке ребёнка, чтобы убедиться что его содержимое не вызовет в ответ аллергическую реакцию. Воспользовавшись иглой для пункции, Оксана аккуратно ввела её под углом 45 градусов в месте пульсации вены, в области паховой связки. Дождавшись появления крови темно-вишневого цвета, что являлось обязательным условием пункции бедренной артерии, Оксана продолжила вводить пункционную иглу по ходу сосуда на 2 мм. Держа иглу левой рукой неподвижно, чтобы в её канюлю медленно ввести гибкий проводник и продвигают его через срез в вену. Продвижению в сосуд не должно ничего мешать, при сопротивлении необходимо слегка проворачивать инструмент. После успешного введения проводника иглу Оксана извлекла иглу, прижав место инъекции для избежания гематомы. На проводник Оксана надела дилататор, предварительно иссекая точку введения скальпелем, и вводят его в сосуд.
Катетер, обработанный в растворе хлорида натрия, Оксана ввела по проводнику, попадая в правое предсердие, минуя трикуспидальный клапан, продолжая при этом смотреть в экран монитора, закрепленный над операционным столом, так чтобы хирург, мог легко видеть место проводимой манипуляции. Попадая в правый желудочек, Оксана произвела киноангиокардиографию из правого желудочка в "sitting up" и боковой проекциях.
Киноангиокардиография (Cineangiocardiography) — разновидность ангиокардиографии, при которой серия получаемых рентгенограмм записывается на кинопленку. При дальнейшем просмотре кинопленки врач может наблюдать работу сердца в динамике.
При плохой визуализации системы легочной артерии правая вентрикулография дополнялась легочной артериографией, но в данном случае этого не потребовалось. Далее проводник длиной 260-300 см Оксана провела в сегментарную ветвь правой легочной артерии. После удаления диагностического катетера по оставленному проводнику вращательными движениями Оксана ввела баллонный дилатационный катетер, устанавливая его в проекции клапана легочной артерии.
Важной особенностью баллонной вальвулопластики у этого контингента больных является неизбежность травмирующего воздействия во время дилатации баллона на выходной отдел правого желудочка сердца, что может впоследствии привести к отеку и спазму подклапанных структур. Поэтому необходимо добиваться такого положения баллона во время дилатации, чтобы 2/3 его длины находились в легочной артерии.

Для выполнения данной вальвулопластики, Оксана использовала баллонный катетер, выпускаемые фирмами "Schneider" (Швейцария).
Диаметр выбранного баллона должен соответствовать или превышать размер клапанного кольца легочной артерии не более чем на 25-30%.
Для контроля, за положением баллона и за ходом дилатации применялась рентгеноскопия в боковой проекции, дающая более точное представление о локализации баллона.
Далее Оксана произвела раздувание баллона, нагнетая в него смесь контрастного вещества и физиологического раствора в соотношении 1:4 до того момента, когда на баллоне образовывалась перетяжка. Подобное разведение контрастного вещества использовали из-за легкости и быстроты эвакуации этой смеси из баллона. Убедившись в правильной локализации его, Оксана выполнила максимальное раздувание баллона под постоянным визуальным контролем. Перетяжка, возникшая на баллоне, исчезала, что свидетельствовало о расширении суженного участка. Раздувание баллона Оксана выполняла 2-4 раза по 5-10 сек под давлением не более 5 атмосфер.
Баллонный катетер Оксана извлекла вращательными движениями, предварительно оставив в легочной артерии проводник. Далее Оксана провела катетер типа "штык", повторно регистрируя давление в легочной артерии, постепенно извлекая катетер, сделав запись градиента систолического давления между легочной артерией и желудочком. Затем с помощью катетера типа "поросячий хвостик" Оксана произвела ангиокардиографию из правого желудочка или из выводного его отдела в двух проекциях. По полученным киноангиокардиограммам Оксана и её команда врачей оценили подвижность створок клапана легочной артерии и степень их раскрытия, а также производили ангиометрическое изучение легочно-артериального дерева по схеме.
После чего извлекая катетер, а затем проводник, из артерии, Оксана, зажав место артерии пальцем, обработав его раствором, наложила тугую асептическую повязку.
— Доставьте его в палату — заявила Оксана, убедившись в надёжном закреплении тугой повязки в месте пункции — И обеспечьте контроль, за его состоянием
— Это не даст ему много времени — возразил Серов отошёл от стола
— Зато даст время мне — заявила Оксана, отошла от стола, направляясь в сторону выхода из операционной
— Стоит изучить внимательно все материалы — предположила Мария
— Гемодинамика тока крови нормальна — рассуждала Валентина, позволяя старшей сестре операционной, переложить ребёнка на каталку — Работа створок легочного клапана, это даёт нам некоторый шанс
— Обструкция легочных вен при их аномальной патологии — возразил Серов, оспаривая доводы Валентины — Перечеркивает почти все ваши доводы, одной только гипертрофия правого желудочка и то, что мы устранили стеноз, не снизило давление в правом желудочке
«Патология легочных вен, что являлась обструкцией, а так же выраженная гипертрофия правого желудочка не даёт мне шансов почти провести коррекцию магистральных сосудов», размышляла Оксана, понимая, что шансов почти нет.
— Значит, найдите их! — прошипела Оксана, встав у закрытых дверей операционной, уверяла себя в своей неправоте — У вас есть записи ангиографии, изучите все
— Я займусь этим — согласился Серов — А Мария проверит все записи доктора Фадеева, что вы нам принесли
— Я пока проверю записи, что вы прислали мне по электронной почте — заявила Оксана, открывая створку двери, вышла из операционной
Направляясь по коридору операционного отделения, Оксана чувствовала легкую терзающую усталость, тело словно ныло, требовало размяться. Снимая окровавленные перчатки, Оксана просила их в урну рядом с умывальником, после чего вышла из операционной, открывая двери.
— О…. господи Оксана Владимировна
Отошла от стены темноволосая девушка, с хмурым видом, напоминающим отчаяния, заметив Оксану, когда она вышла из операционной, словно преобразилась и переменилась в мимике.
— Прошу скажите, что с моим мальчиком всё хорошо — вытирая кончиком платка, что был зажат в пальцах её рук слезинку с глаз — Что ваша процедура помогла ему
— Помогла — уныло вздохнув, ответила Оксана, снимая повязку с лица, ощущая приток воздуха, которым казался свежим после операционной — Скорее нет, она дала мне лишь время, чтобы найти решение
— Значит всё-таки
Склонив голову, ответила темноволосая девушка, её голос снова стал заплаканным, а мгновение радости, что казалось наверно единственным, вдруг стало вновь непомерным горем.
— У моего мальчика нет шансов — поникшим голосом, ответила она, скрывая взгляд заплаканных глаз от Оксаны — Мне же говорили что вы лучший врач, мой отец в вас верит, я в вас верю……
«Ну блядь её и занесло и так вся на нервах, так еще и эту дуру придётся успокаивать», подумала про себя Оксана, смутившись такой внушающей услышанной речи.
— Послушайте — возразила Оксана, возмутившись поведению девушки — Обещаю вам, что найду решение и сама проведу эту операцию, я вас понимаю
— Да разве вам меня понять — вновь выражая частичку душевной боли, была не согласна с ответом Оксаны
— Вот и ваш сын
Пояснила Оксана, как только из дверей операционной, что открылись за спиной, медсестра катила каталку с ребёнком, лежавшим на ней.
— Доктор Серов разрешит вам немного побыть с ним, я распоряжусь, чтобы вас впустили в реанимационное отделение
Уверяла Оксана, обернувшись, заметила выходящего Серова из операционной, который шел следом за медсестрой, что везла каталку с малышом.
— Валерий Валентинович — обратилась Оксана к выходившему мужчине — Разрешите матери немного поприсутствовать с её сыном
— Вы ведь сами разрешили ей быть в реанимационном отделении — ответил Серов, даже не посмотрев в сторону Оксаны, просто прошёл мимо
«Старый ёбнутый ублюдок, только благодаря тому, что ты гениальный врач, ты мне нужен», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, посмотрела вслед уходящему Серову.
— Да… мне действительно стоит принять душ и развеяться
Мечтала Оксана, представляя, как отдаёт себя потоку теплой льющейся воды, направляясь по больничному коридору вслед за каталкой, ощущала, как тело изнывало от усталости.

Журчание и плеск воды, услышала Оксана, как только открыла дверь душевых помещений, переступая через её высокий порог, сгибая ногу в колено, выражая прелесть эластичного изгиба бёдер. Пелена пара выходили из-под двери пластиковой душевой кабинки, в воздухе витали цветочные вкусовые аромата яркой прелести жасмина, шикарный манящий запах ванили и конечно же лаванда. Озорной, даже скорее похотливый смех девушек слышался за одной из дверей душевой кабинки, где похоже романтика, перешла в бурную страсть. Столь завораживающая обстановка, что касалась легкостью прикосновения пара к коже ног Оксаны, манящие запахи и будоражащие нотки женского смеха сразу же всей палитрой и насыщенности возбудили в ней дикое порочное желание, глубоко вдыхая скопившейся пропитанный пар, витавший в воздухе.
Переступая через порог открытой двери, Оксана вошла в помещение душевых, наступая на мокрый покрытый обильными каплями воды и пены кафельный пол. Стены, как и сам пол, были выложены из белоснежной плитки, имеющий зеркальный оттенок, впитавший в себе капли и сгустки потёков пены, брызгами заполняющих всё. Стукая каблуками черных туфель, Оксана прошлась по помещению душевых, вдыхая ртом скопления возбуждающих будоражащих оттенков жасмина, ванили и лаванды, казалось, будто в этом сочетание было еще что-то, какой-то вкусовой скрытый секрет, который возбуждал с новой неподвластной силой. Запахи и смех девушек, тоном нежного голоса, словно манил Оксану подойти к кабинке закрытой двери, за которой в объятиях ласки страсти, происходило что-то загадочное скрытое за сладкой манящей интонацией женского голоса.
— Как интригует — открывая дверь кабинки, выразила своё мнение Оксана, облокотившись спиной, на каркас открытой двери, согнула одну ногу в колено
Заметила Оксана, как только дверь кабинки открылась под властью толчка её пальцев, двух девушек, белокурой и рыжеволосой медсестры. Прижавшись к стенке душевой кабинки, девушки о чём-то сладко разговаривали, прямо в раскрытые покрытые обильными каплями воды губы. По их бархатистой упругой коже тел, сочных бёдер, подтянутой имеющей объём формы груди, стекали сгустки пены. Нежными тела движениями, две хищницы, во взгляде которых воцарилась страсть, порочная пляска неутолимого желания. Играя бёдрами по мокрым покрытым каплями воды стенкам кабинки, девушки придавали ласки свои тела, водили по ним пышной мочалкой обитой власти обильной пены.
— Ой, Оксана Владимировна….. — словно испугалась белокурая девушка, отодвинулась от своей подруги, создавая ангельскую невинность
— Извините Оксана Владимировна
Сохраняя неловкость момента начала говорить рыжеволосая девушка, у которой волосы цвета пламени покрывали мокрые плечи, прилипая к коже под тяготой воды.
— Мы просто не подумали с Машкой, что тут еще кто-то есть — выказывая застенчивость, пояснила рыжеволосая девица, прижавшись к своей белокурой, мокрой подруге
— По-моему
Перешагнула Оксана порог, снимая с себя белое полотенце, нежная махровая ткань которого, сковывала её сочное тело оковами необузданной страсти.
— Мне кажется мы и неплохо здесь втроём — открывая красоту обнаженного тела, Оксана держала на согнутой в локоть руке полотенце — Можем провести время
Повесив полотенце, что держала в руке на дверь душевой кабинки, Оксана словно приворожила взгляды молодых девушек к своему телу, вошла к ним в обитель любви. Чувствуя, как скопления пара в душе охватило объятию нежных воздушных рук обнаженное тело, Оксана ощутила капли тёплой воды, что потоком необузданной страсти, покрывала её кожу.
— Как вы считаете?! — наклонившись между двух девушек, Оксана, словно разрывая их связь, поставила на полку в кабинке флакон с гелем и мочалку, посмотрев каждой из них в глаза
— Почему бы и нет — пожав плечами, согласилась первой рыжеволосая девушка — Заходите тут места на всех хватит
— Лерка! — упрекнула, дернув за руку, свою рыжеволосую бестию, прошипела мокрая блондинка, словно смутившись появлению Оксаны — Ты что серьёзно
— Да ладно — возразила Оксана, заводя руки за спину, коснулась ладонями собственных выставленных бёдер перед рыжеволосой девушкой — Один раз между нами уже была тут связь, было бы неплохо её повторить
— Если только, вы не будите возражать — уверяла рыжеволосая девушка, упоительной нежностью голоса, прошептав рядом с ухом Оксаны — Что вам свяжут руки
«Ты словно читаешь мои мысли, я хочу растаять между двух этих сучек, хочу не понятно по какой причине, чтобы они отодрали меня тут», прикусывая краешек губы, вдохнула Оксана скопление пара и приятного тёплого воздуха в душевой, словно текла своим соком, сгорая в предвкушения ожидавшей любви.
— Я как раз именно это хотела вам предложить — обернулась Оксана к рыжеволосой бестии, что сделала ей такое предложение, от которого было ей невозможно устоять
— Господи, какая красивая у вас грудь
Выразила восторгом белокурая девушка, когда Оксана, встав перед ней лицом, позволила рыжеволосой девушке, сплести руки за спиной воедино мочалкой.
— Я всегда о такой мечтала — высказывая впечатление, говорила блондинка, нежностью пленяющего голоса рядом с губами Оксаны
— Пожалуйста, выстави ладони
Не могла Оксана сдержать свой пыл, чувствуя, как рыжеволосая девушка сзади, провела коготками по её бёдрам, расположилась между её расставленных порознь ног. Каждое прикосновение девушки, что была расположена между расставленных ног Оксаны, было таким тонким и обворожительным, словно заставляло её течь соком любви.
— Ну же не бойся
Уверяла Оксана, наклоняясь к белокурой девушки, почувствовала пальцы рыжеволосой бестии, на лобке, по гладкой поверхности которого стекали капли воды. Коготки так нежно и пленительно скользили, переходя на эрогенную зону ног, надавливая на мокрую кожу мягкими подушечками пальцев.
— Подумать только
Ухмыльнулась Оксана порочной улыбкой, почувствовала, как приятные теплом ладони девицы прикоснулись к соскам груди, что она вложила в руки блондинке.
— Я между двух девиц — изнывая песнью стона, выражала Оксана собственное мнение, прикусывая, сгорая от возбуждения, краешек губы — Связанная в душе
Продолжала Оксана выражать довольство, пока блондинка, убедительной лаской подушечек пальцев сжимала так нежно грудь. Разместив большие пальцы, обеих рук, рыжеволосая девица раздвинула ими половые губы Оксаны, оставив все остальные на плоскости её живота. Тонкость такого ощущение и то, как они убедительно развели мокрые половые губы, что уже текли возбуждающим соком, сгорая в предвкушении, а так же подушечки пальцев, что легки соприкасаясь, обеими руками вместе на гладкой лобковой кости, изводили разум Оксаны с ума.
— Могу только представить м…….
Рассуждала, изнывая песнью упоительного порочного стона Оксана, чувствуя обворожительное дыхание девицы, что расположилась между её расставленных ног сидя на полу, на коленях.
— Как я нежно растаю в ваших милых ручках
Выказывая довольство распущенной улыбкой, ответила Оксана, чувствуя как прохладой обворожительного приятного вмешательства язык девицы, что сидела на полу, скользил вдоль поверхности её раздвинутых половых губ.
— Ах…..
Начиная извиваться подобно дикому зверю, вращая бёдрами, Оксана, словно специально отдавала своё тело в руки двух распутных девиц. Пытаясь получить максимальный прилив удовольствия, которое буквально требовала каждая клеточка сгорающей в искушении страсти тела Оксаны. Приятные ладони белокурой девушки, упоительной лаской пальцев терзали пленительной нежностью выставленную сочную грудь Оксаны. От которого, при каждом нажатии на мокрую пылающую огнём порочной любви кожу, вырывалось, в сознании у Оксаны, чувство неукротимой жажды похоти. Жаркие пламени губы, рыжеволосой девушки, которая продолжала сидеть на полу, с диким рвением впились во влагалище Оксаны.
— А……. — хотела издать Оксана порочный насыщенный стон любви
— Не стоит утруждаться Оксана Владимировна
Прикрыла порочные губы Оксане знойная блондинка, коснувшись их изнывающей поверхностью подушечками мокрых пальцев.
— Просто отдайтесь наслаждению — схватила она другой рукой свисающие с плеча мокрые волосы Оксаны, вынуждая запрокинуть голову
— Наверно это потому
Предположила Оксана, чувствуя, как рыжеволосая девица, обворожительным дыханием раскрыв губы, дышала прямо ей во влагалище, оставаясь сидеть на полу между её раздвинутых ног.
— Что у меня нет выбора
Говорила Оксана, когда у неё голова была запрокинута, так чтобы сочная грудь сама отдалась в свободную руку держащей её за мокрые волосы блондинке.
— Потому как я — высказывала Оксана собственное впечатление, чувствуя во всех тонкостях ощущение, как рыжеволосая девица коготком так приятно и нежно царапала её половых губ, покрывая их завораживающим теплом дыхания — Нахожусь между двух обаятельных ах…….
Не успела договорить Оксана, как девушка, что сидела между её расставленных ног ловко ввела в неё пальцы, которые лаской принуждения развели в стороны мокрые ноющие стенки влагалища. Придавая такому выразительному жесту скольжения пальцев по половым губам, рыжеволосая бестия, смачно покрывала их поверхность, слюной проводя по ним языком.
— М….. — играя пластичностью тела подобно королевской кобры, изнывала Оксана урчание, чувствуя как девушки, что держали её в оковах своих рук, покрывали её тело мочалками, пена с которых сгустками скатывалась по коже моросящим колким эффектом — А……
— Вот Оксана Владимировна
Рассказывала блондинка, выливая с флакона гель на выгнутую спину Оксаны, что прохладой эффекта густой жижи тут же под властью изгибов её тела стал растекаться по всей коже.
— Будите приятно пахнуть — уверяла белокурая девица, приятной нежности мочалки, держа Оксану за волосы, водила по её спине
— Машка налей геля мне на мочалку — предложила девушка, что сидела на коленях в душевой кабинке, обвила руками бёдра Оксаны, так и не высовывая пальцы из её влагалища
— Вот так пойдёт
Разливая гель по спине Оксане, девушка налила гель на мочалку что находилась между ног, когда рыжеволосая девушка прижала часть мочалки к её лобку.
— Сейчас можешь закрыть ей рот — предложила неожиданно рыжеволосая бестия
«Это еще зачем, стоп… не надо!!!», хотела возразить Оксана, но мокрые губы, изнывающие порочной песнью страсти стонов, прикрыла ладонь белокурой девушки, принуждая полностью отдать своё тело во власть извращенного сознания рыжеволосой девушки.
— Мммм…….!!!! — пыталась Оксана издать глухой звук, сопротивляясь воли задуманного, своих насильников, понимая, что под шум и плеск воды в душевой кабинки её никто не услышит
Раскрывая в полную силу лазурные голубые глаза, Оксана ощутила помимо оставленных пальцев рыжеволосой бестии у себя во влагалище, как её губы хищным эффектом страсти словно впились в её набухший клитор. Мочалка девушки, которая обсасывала клитор Оксаны, массируя пленительным поступательным движением стенки влагалища, скользила по промежности эрогенной зоны ног, словно втирая в кожу сочащейся гель. Спустя какое-то время, тело Оксаны, когда она извивалась как непокорная лошадь, не желая мириться с властью приложенного к ней сексуального влияния, всё текло сочными сгустками пены, что так пленительно обладая сахарной вязкостью дамасской розы, медленно скатывались вниз. Воздух в душевой кабинке, помимо окутавшей пелены пара пропах ароматом розы, полностью устранив другие цветочные запахи. Оксана, когда голова была запрокинута, а губы были зажаты ладонью белокурой девицы, которая так же держала её за мокрые волосы, металась от сильного порочного влияния, что на неё оказывала искусительница терзающая пучиной страсти её стенки влагалища и клитор, что до боли ломил от сильной хватки зажатого его женскими губами.
— Лерка прекрати!
Возразила блондинка, едва уже держала Оксану, когда она пыталась вырваться от власти её сомкнувших оков женских пут, проявляя необузданность и непокорность, извиваясь в кабинке.
— Что там с ней делаешь?
Прошипела она на рыжеволосую девушку, что терзала влагалище Оксаны ускоренными поступательными движениями, пальцами очень быстро в него входила. Но то, как она случайно видимо сама возбудилась от этого, вгрызлась в клитор Оксаны зубами, дал совсем другой эффект. Оксана словно не ожидала от себя закричала глухим стоном чувствуя резкую колкую боль в клиторе и сама для себя испытала сильный оргазм прямо на губы рыжеволосой истязательницы. Мощный струйный оргазм, что Оксана испытала, был таким молниеносным и неожиданным, её тело вплоть до каждой клеточки пронзила, словно неподконтрольная мощь, на какое-то мгновение сковала тело, не позволяла двигаться. Закрывая медленно глаза, Оксана переживала сильный момент этого оргазма, струёй изливала из себя всю накопленную мощь, извиваясь в это мгновение медленно подобно такту движения королевской кобры. Оксана испытала такое сильное чувство, что на момент струйного оргазма, не могла дышать и застыла затаив дыхание, переживая сильный сексуальный момент, вызвавший глубокую встряску всему её телу и сознанию.
— Лерка что с ней?
Испугалась блондинка, быстро убрав руки от тела Оксаны, отпустив её волосы и губы, обращая внимание, но то, как она застыла, переживая сильный оргазм, что вырывал всё из неё.
— Лерка что ты наделала
Была в шоке блондинка, испугавшись как Оксана быстро раскрыла лазурные голубые, полные счастьем глаза, не могла даже описать сама для себя эффект довольства, что она испытала.
— Лерка!
Вжавшись в угол душевой кабинки, испугалась блондинка взгляда, с которым Оксана на неё смотрела, прикусывая от радости удовлетворения краешек губы.
— Что это сейчас было?! — с опаской наблюдая за реакцией Оксаны, дрожащим голосом, спросила блондинку свою подругу, что убирала руки от её влагалища, протирая поверхность мочалкой
— О…. это был пиздец
Выразила Оксана первое впечатление, хватая ртом жадно воздух, задыхаясь от сильной силы возбуждения, её зрачки были расширены, как будто она была под действием наркотика.
— Как вам это удалось? — продолжая высказывать впечатление, говорила Оксана задыхающимся голосом, до сих пор чувствовала волну встряски, терзающим импульсами всё её тело
— Вам понравилось Оксана Владимировна?
Поинтересовалась рыжеволосая бестия, которая довела Оксану до струйной сокрушительной силы оргазма, продолжая вытирать мочалкой её ноги и влагалище от этого пережитого момента.
— Вот и всё — скользким движением рыжая бестия извлекла пальцы из влагалища Оксаны, вытирая хорошо мочалкой, оставляя на поверхности кожи аромат дамасской розы
— Я-я-я…… — не могла Оксана выразить своё довольство, продолжая задыхаться, жадно хватая воздух ртом — Я просто поражена — быстро выговорила она своё удовлетворение
— Всё хорошо? — с опаской поинтересовалась блондинка, выливая с флакона гель на мочалку, продолжила растирать спину Оксаны, покрывая обильными сгустками пены пылающую кожу
— О…. блядь это просто пиздец — грязно выразилась Оксана, прижавшись лицом к мокрой груди блондинки, что ублажала её трением мочалки по кожи спины
— Теперь просто расслабьтесь — предложила блондинка, растирая мочалкой гель по телу Оксаны, пытаясь придать обворожительный аромат каждой клеточке на её коже
— Мы сами всё сделаем
Уверяла рыжеволосая девушка, втирая гель с мочалки в кожу бёдер Оксаны, нежно ладонью другой рукой водила по плоскости её живота, потом вновь возвращалась к лобку. Пальцы этой рыжей бестии теперь уже успокаивающим эффектом радовали тело Оксаны, так нежно остановились на лобковой кости, пока другая её рука втирала гель в выставленную перед ней упругую красоту ягодиц.
— Расслабьтесь — прошептала она, разговаривая прямо в полыхающие огнём, набухшими возбуждёнными половыми губами Оксаны
— Именно это
Изумилась Оксана в распущенной улыбке, оставаясь стоять в согнутом положении, расставив ноги порознь, позволяя рыжеволосой девушке, ласкать мочалкой бёдра, лобок и ноги.
— Я и собиралась сделать — разговаривая рядом с мокрой сочной грудью блондинки, ответила Оксана, чувствовала, как девушки с обеих сторон обтирают её тело пенистыми мочалками
«Да, пожалуйста, нежнее, как же мне хочется опять раствориться в их объятиях, блядь я словно вся горю, я хочу еще испытать такое чувство», выпрямив спину, размышляла Оксана, опираясь тут же на мокрую кафельную стену в душевой кабинке, претворилась доступной и беззащитной перед своими обольстительницами.
— У вас просто шикарное тело
Вставая с колен, выразила впечатление рыжеволосая девушка, проводя мочалкой по спине Оксане, другой рукой нежной мокрой поверхностью прошлась по её животу.
— Наверно многие бы
Продолжая столь упоительно шептать рядом с раскрытыми мокрыми губами Оксаны, говорила рыжая бестия, переходя плавно мочалкой на сочную выставленную грудь.
— Хотели бы овладеть вами — пальцы рыжеволосой девушки, когда она разговаривала рядом с раскрытыми губами Оксаны, сгорающих, по поцелую, вновь опустились к лобку
— И у вас именно сейчас есть такая возможность — уверяла Оксана, сгорая в предвкушении разговаривая шепотом, когда её прижали к кафельной стене в душевой кабинке обе девушки
— Так может
Разговаривала рыжеволосая девушка рядом с губами Оксаны, создавая сексуальную интригу в разговоре, обжигая их пылкую поверхность трепетным пламенным дыханием.
— Не будем зря искушать друг друга — предложила рыжеволосая девушка, после чего не устояв первой, слилась с губами Оксаны в дикой страсти поцелуя
Поцелуй длился некоторое время, за это время Оксана играла телом подобной дикой королевской кобры, выражая сочную красоту изгибов демонстрируя это пластикой бёдер. Сменив тут же партнёра по поцелую, Оксана впилась в губы блондинки, которая прижалась так же к её телу в момент пламенной страсти поцелуя. Утопая в пламенной порочной похоти слияния губ, находясь в пучине окутавшей пара душевую кабинку, Оксана меняла партнершу, как хотела, каждая из двух этих девиц, желали ощутить вкус её губ, испить усладу нежной слюны, кружась в медленном порочном танце языком у неё во рту. Под покровом льющейся воды с душа, Оксана самовольно не могла насытиться поцелуем с рыжеволосой девушкой, то вновь сходясь в гармоничности слияния губ с блондинкой. Нежные руки этих девиц ласкали тело Оксаны, пока её руки были связаны за спиной мочалкой, она чувствовала, как девушки разминали пальцами грудь, ласкали коготками лобок, нежностью трения скользили по половым губам желая проникнуть внутрь.
«Блядь как бы я была бы рада продолжить это, как я хочу этого, почему я не могу противостоять, как эти сучки меня поймали», размышляла Оксана, оторвавшись от губ рыжеволосой девушки, с извращенным видом наблюдая, как девушки начали страстно целоваться между собой.
— Это всё очень прекрасно — заявила Оксана, прикусывая краешек губы — Но мне нужно идти, хоть и мне очень не хочется вас покидать
— Раз такое дело — ловкостью рук блондинка завела руки за спину Оксаны, распутав ей руки, вручив в руки мокрую мочалку — Я думаю, мы не смеем вас задерживать
«Ну… а так рассчитывала, что вы скажите, нет, зажмёте меня снова здесь и так оттрахаете, как я давно этого хочу, хотя, пожалуй, может мне действительно хватит», в сознание у Оксаны бушевала стихия бурных эмоций, мощное противостояние, которое не давало ей принять для себя нужное решение.
— Я бы хотела как-нибудь повторить еще такое — ухмыльнулась Оксана распущенной улыбкой мокрых губ, на которых остался осадок после поцелуя пламенных женских губ
— Только давайте не в душе — уверяла блондинка, вручив в другую руку Оксане флакон с остатками геля, которым щедро пропитали её тело эти две девицы
— И когда я буду хотя бы лежать
Прошептала Оксана, допуская девушкам, отошла от струи душа, придать мокрое тело оковам белого махрового полотенца, которое блондинка стянула с двери закрытой душевой кабинки.
— В какой-нибудь
Нагнувшись, Оксана позволила рыжеволосой девушке окутать мокрые прилипающие холодным моросящим эффектом волосы, красным махровым полотенцем.
— Тёплой и нежной постели
Высказывала Оксана свои пожелания, выпрямляя спину, легонько толкнула дверь душевой кабинки рукой, на кисти которой висела мокрая мочалка.
— Когда я не буду стоять тут перед вами
Переступая через высокий порог, Оксана, обернувшись, улыбнулась искушенной форме улыбке, удовлетворившим её двум искусительницам.
— В непонятно какой позе — прикусывая краешек губы, Оксана покинула душевую кабинку, стукая каблуками черных мокрых туфель по белому кафельному полу
— Оксана Владимировна
Окликнула рыжеволосая девушка, когда блондинка прижала её к стенке душевой кабинке, словно продолжала испытывать дальше порочную страсть.
— Скажите — обратилась Оксана, в тот момент, что блондинка подобию ярой кошки вцепилась в её грудь когтями — Вам хоть понравилось?
— Ой девушки — вздохнула Оксана задыхаясь от предвкушения испытавшей порочной дикой страсти — Я просто без ума от того что случилось
— Очень рада, что вам понравилось — последнее, что успела сказать рыжеволосая девушка, прежде чем дверь душевой кабинки, в которой происходила страсть, закрылась
— Блядь, а я-то, как рада
Грязно выругалась Оксана, прошла по душевому помещению, покачивая упругой красотой сочных, выраженных бёдер. Оксана чувствовала, как по коже скатывались тысячи капель воды, принуждая при этом сохранять улыбкой испытавшей порочной страсти.
— Только бы не выдать себя не перед кем — улыбаясь искушенной страстью улыбкой, Оксана подошла к закрытой двери, касаясь пальцами её пластиковой ручки
Открывая дверь бытовых помещений, Оксана обратила на наполовину мрачную атмосферу света и тени воцарившейся в комнате медицинского персонала. Тенистые оттенки веток могучего тополя играли в танце страсти по стенам и полу. В комнате на мягком диване были разбросаны медицинскую одежду из операционной, где Оксана, пытаясь избавиться от едкого асептического запаха обработки операционного поля хирурга, которая пропитал полностью всю одежду, принуждая раскидать вещи на диване. Белый халат, расположился на поверхности деревянного кофейного столика, штаны и рубаха с операционной лежали на подлокотнике дивана. Жалюзи на окне были наполовину прикрыты, создавая легкую атмосферу полумрака и гармонию света уходящего за горизонт солнца.
У окна стояла Катерина, темноволосая девушка в откровенном фиолетовом платье, материал которого был выполнен в стиле благоуханности шифона. Открытые бёдра, плечи и выразительные декольте вырисовывало прекрасный объём груди брюнетки, что безвольным холодным взглядом смотрела через стекло окна, трогая словно, забавляя ласково коготками вертикальные жалюзи. Столь же приятный аромат ночной фиалки, могла преподнести только одна коллекция «Les Fleurs: Violette от Molinard», что являлась коронным завершающим оружием Катерины, запах, а так же сама тонкость его вкусовых оттенков могла поставить любого на колени перед обладательницей такого сильно парфюма. Фиолетовые туфли, прекрасно сочетались с цветом платья брюнетки, а их высокий каблук выказывал изощренную сексуальность образу. Пышный объём черных, подобно оттенку угля в недрах землю, были волосы Катерины, словно царица Египта с гордым выраженным взглядом, брюнетка продолжала смотреть вдаль уходящего за горизонт солнца.
— Вот скажи мне
Произнесла Катерина, как только Оксана, не придавая значению находившейся в этой комнате женщине, прошлась по полу, стукая каблуками черных туфель, оставляя за собой мокрый след.
— В тебе, что совсем не осталось ни капли души?!
Продолжая демонстрировать нотки недовольства, говорила Катерина, обернувшись и всем своим видом, выказывала душевное наболевшее в ней чувство недовольство.
— Хоть доля совести в тебе присутствует
Пытаясь затронуть Оксану своей душераздирающей речью, прилагая убедительную силу мимику выразительности лица. Дотрагиваясь кончиками пальцев, обеих рук до своей груди, брюнетка выказывала какие страдания, Катерина хотела донести своим обращением.
— Или ты вообще забыла про человечность?
Подняв голос почти до крика, высказывалась брюнетка к Оксане, когда она с холодным безразличным взглядом прошла мимо неё, не придавая значения её старательным убеждениям.
— Ты наплевала на мои чувства
Говорила возмущённым голосом Катерина, наблюдая с недовольным взглядом как безразлично без единой эмоции, Оксана независимо прошла перед ней.
— Почему ты бросила Нечаева хотя бы?
Несомненно, Катерина была в бешенстве от того, что Оксана игнорировала её и наплевательски относилась к её чувствительным убедительным высказываниям. Открывая дверцу шкафчика, Оксана не обращая внимания на крики брюнетки за спиной, нагнулась, выставив бёдра, задумалась над выбором нижнего белья, забавляясь тому, как разорялась Катерина.
— Ай……
Взвизгнула Оксана, ощутив жгучий шлепок ладони разъярённой брюнетки по выставленным мокрым бёдрам, стерпев удара, прошипела, скрывая ярость, стиснув зубы, как кобра.
— Ты что блядь совсем ебанулась? — прокричала, обернувшись в ответ Оксана, чувствуя, как кожу нестерпимо жгло в месте удара, заметила розовый след от ладони на бедре
— Твоя дочь Оксанка
Не обращая внимания на боль и на то, как жгучий удар по коже изводил Оксану, Катерина продолжила изливать душу.
— Тебе что она совсем безразлична?
Спросила Катерина, отдёрнув руку Оксаны, когда она тешила себя нежностью, прислонив свою ладонь к месту удара по бедру, так как оно не давало покоя.
— Изабелла потратила столько сил ради тебя — ткнула Катерина пальцем в грудь Оксану, обращая всё её внимание таким жестом на себя — Чтобы вернуть её тебе, а ты ведешь себя……..
— Ну, давай скажи — прошипела Оксана, понимая к чему клонит, Катерина, решив задеть и поиграть, забавляясь над чувствами брюнетки — Ты ведь так старалась, давай говори, что хотела
— Ты ведешь себя как блядь! — высказала в грязном нецензурном лексиконе Катерина своё мнение, глядя при всей своей гордости в лицо Оксане
— Это я значит блядь?! — возмутилась Оксана, подобию дикости королевской кобры — Да ты сама по первому зову раздвигаешь ноги перед Романовым, когда он трахает тебя на столе
— Я хотя бы не ложусь под каждого встречного — пытаясь задеть чувства Оксаны, огрызнулась в ответ Катерина, продолжая смотреть ей в глаза, когда возникла жаркая интрига в разговоре
— Корнилов не каждый встречный
Возразила Оксана, прокричав в лицо Катерине, хотя сама была тронута таким резким заявлением со стороны брюнетки.
— Он будущий король этой деревни! — гордо заявила в ответ Оксана, посмотрела в глаза Катерины, стараясь скрыть ранимые чувства, которыми брюнетка её зацепила
— Король?! — удивилась такому заявлению Катерина, выказывая недоверие, едва сдерживая смех
— А чего это вдруг мы такие довольные?!
Оставаясь стоять лицом к Катерине, поинтересовалась Оксана и назло ей стащила с полки красное кружевное белье, понимая для брюнетки, что оно может означать.
— Хорошо смеётся, знаешь кто?! — говорила Оксана, состроив в ответ хитрую хищную ухмылку, прижала к груди красное ажурное белье, прошла мимо Катерины, покачивая бёдрами
— Но уж точно не ты!
Возразила Катерина, возмущённым взглядом, словно её зацепило, посмотрела на красное белье, что Оксана держала, зажав пальцами, прижимая к груди.
— Красное белье?! — была удивлена выбором цвета нижнего белья, выразила впечатление Катерина, продолжая сохранять недовольство — Это ведь наш с тобой цвет и надевая, его ты понимаешь, что будет…….
— Да, но это будешь не ты…… — столь же поразительно улыбнулась с хищной издевкой Оксана, обернувшись, когда подошла к мягкому дивану, поправляя полотенце на бёдрах, села на него
— Ладно — прошипела Катерина, соглашаясь с выбором Оксаны — Ты хотя бы о дочери своей думаешь, тебя вообще хоть чуть-чуть заботит её судьба
«Блядь курица ты тупая, разве ты не понимаешь Аришка для меня самое дорогое, что могут быть за вопросы в твоей тупой голове», возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы, стараясь не выдавать свои, чувствовала, как трением обворожительной страсти резинка красных трусиков скользит по её ногам.
— Пожалуйста, скажи, что Корнилов силой удерживал тебя — пытаясь хоть на долю процента поверить Катерина, в то, что сама отказывалась верить, подошла к Оксане — Просто скажи, что у тебя не было выбора, ты была связана, заперта и тебя не выпускали
— А по мне, что так видно — ухмыльнулась Оксана, привставая с дивана, посадила резинку красных ажурных трусиков на талию — Что меня удерживали силой?
— Ты что серьёзно? — выражая удивление, спросила Катерина, подошла к дивану застыла от того как Оксана безразлично себя вела перед ней — Ты сама выбрала Корнилова?!
— Ну да, а что?! — вновь выражая шикарную форму улыбки, ответила Оксана, разворачивая кончик полотенца на груди — Ты так говоришь, как будто я его не могла выбрать
— Господи Оксанка
Изнурённо вздохнула Катерина, присаживаясь, когда подошла к дивану, посмотрела с изумлением, когда Оксана разворачивала на теле полотенце, представляя перед ней оголённую сочную выраженную грудь.
— И как ты только таких вот мужиков находишь? — словно пытаясь упрекнуть, выразила Катерина собственное мнение, положив ногу на ногу, оголяя специально перед Оксаной бедро
— Это мой выбор
Огрызнулась Оксана, взяв с кофейного столика красный кружевной бюстгальтер, держа его чашечки на ладонях, медленно прислонила подушечками к розовым чувствительным соскам.
— Если тебя что-то не устраивает……..
— Так понятно! — прерывая реплику Оксаны, возразила Катерина — Ты домой собираешься, свою дочь хоть увидеть хочешь?
— А меня там еще кто-нибудь ждёт? — понимая, что такие убедительные слова зацепили до глубины души, спросила Оксана, выказывая своё поражение, прикусывая краешек губы
— Твоя дочь тебя там ждёт — возразила Катерина, убирая руки Оксаны, помогая ей застегнуть бюстгальтер, сомкнув грудь в его прочных ажурных красных оковах
— В таком случае — мило улыбнулась Оксана, выказывая застенчивость и в тоже время, сгорала от стыда перед Катериной за своё собственное поведение, понимала, что не могла предстать перед Аришкой, не зная как объяснить девочке своё исчезновение — Я прямо сейчас туда и поеду
— Вот и отлично — мило улыбнулась Катерина, вставая с дивана, расправляя платье на бёдрах, состроив выразительное сексуальное выражение лица — Аришка и я подождём тебя в фойе
— Стой!
Возразила, даже не обдумав свои слова, ответила Оксана, не ожидая такой скорой встречи с Аришкой, так как не знала, что ей ответить, чем объяснить своё поведение.
— Как это в фойе, Аришка что здесь? — поинтересовалась Оксана, вставая с дивана выгибая спину и выставляя упругую форму бёдер
— Да и советую тебе поторопиться — уверяла Катерина прошлась по комнате, выраженному покачивая скрытыми под платьем ягодицами, направляясь в сторону закрытой двери
— Ты мне не говорила что она тут — возразила Оксана, была недовольна и не готова к решению, которое уготовила ей Катерина
— Ты мне тоже не говорила — говорила Катерина, медленно покачивая бёдрами, подошла к закрытой двери, касаясь пальцами пластиковой ручки в форме шара — Что пропадёшь на такое долгое время
— Стой, подожди! — хотела возразить Оксана, но Катерина быстро открыла дверь, мило улыбнувшись напоследок, состроив выразительное очертание скул и невинность улыбки, быстро покинула комнату, тут же закрывая за собой дверь — Вот блядь
Грязно выругалась Оксана в пустоту комнаты, оставаясь одной, прикусывая краешек губы, совершенно не понимая как объяснить девочке своё поведение.
Продолжительные двадцать минут, Оксана провела, встав напротив зеркала, держа в одной руке расческу в другой фен, приводила объём роскошной укладки русых волос в порядок. Черное которое платье, что так сексуально облегало тело Оксана, выражая в нём всю пикантную сочную силу красоту, было выполнена из материала чистого кашемира. Согнув одну ногу в колено, опираясь каблуком черных ботфорт, что так эротично облегали ноги, Оксана смотрела в отражение зеркала. Алые губы имели щедрый наложенный на них слой помады, а их искушенную форма сохранила в себе всю прелесть испытанного момента, что Оксана пережила, находясь с двумя девушками в одной душевой кабинке.
Через какое-то время, когда Оксана, отложив фен с расческой на полку перед зеркалом, подводила тенями веки глаз, как вдруг открылась дверь душевых. Одна из девушек, которая была с белым цветом волос, с довольным удовлетворившимся видом перешагнула порог открытой двери. Мокрые тела бестий, что вошли в бытое помещение медицинского персонала были окутаны полотенцами, их волосы тоже были скрыты под полотенцами, так что Оксана могла распознать их по выражению их лица. Прикрывая мокрые губы кончиками пальцев, девицы заметили Оксану, когда она, выгнув спину опираясь каблуком на пластиковый подоконник, накладывала тени на веки, они словно смутились её присутствия в этой комнате.
— О… господи Оксана Владимировна вы нас напугали
Выразила впечатление, улыбаясь распущенной извращенной улыбкой, рыжеволосая девица, прошлась по комнате, стукая высокими каблуками надетых на ногах белых шлёпок.
— Честно признаюсь — продолжила дискутировать рыжеволосая девушка, пока её белокурая мокрая спутница направлялась к дивану, опустив, словно виновата взгляд в пол — Мы думали, что вы уже ушли
— Я именно это и собиралась сделать
Убирая ногу с подоконника окна, заявила Оксана, выпрямив спину обернувшись к собеседнице, что подобно независимой кошке с гордым довольным взглядом прошла мимо.
— И если честно девочки
Ухмыльнулась Оксана, убрав тени в сумочку, что стояла на полке под зеркалом, медленно отошла в сторону шкафчика, рядом с которым встала мокрая рыжеволосая девица.
— Я бы хотела вас как-то отблагодарить
Выразительной прекрасной улыбкой, высказывала Оксана пережитые впечатления, что даже ссора с Катериной никак не смогла повлиять теперь на её эмоции.
— То, что вы для меня сделали
Повесив сумочку на плечо, Оксана, скрывая улыбку застенчивости за распущенными прядями русых волос, подошла, ставив, искусно в каждом шаге, ноги крест-накрест к дверце шкафчика.
— Я никогда этого не забуду
Хитро состроив алые губки, прикусывая их краешек, Оксана выражала искушение перед девушкой, что стояла с ней рядом, на мокрую кожу которой падал свет уходящего за горизонт солнца.
— И я была бы не против
Изумилась в улыбке Оксана, словно не могла выдавить из себя то, что так хотела высказать рыжеволосой искусительнице, с момента, как покинула их душевую кабинку, оставив их в душе.
— Ну, сами понимаете — снимая белую шубку с открытой дверцы, Оксана продолжала стесняться, выстраивая это блеклым румянцем на щечках и выразительную изгиба прекрасных скул
«Блядь, что я несу, почему сказать это человеку пиздец как трудно, чем просто миллион раз проворачивать эту сцену в голове», размышляла Оксана, направляясь в сторону закрытой двери из комнаты, когда её сознание, терзало непомерное чувство стыда.
— Оксана Владимировна!
Окликнула застенчиво рыжеволосая девушку Оксану, когда она, сгорая от стыда, подошла к закрытой двери, касаясь пальцами пластиковой ручки.
— Я видела ваше
Смутилась девушка, тоже почувствовав неловкость момента, который испытывала Оксана, опустив голову, не могла на неё посмотреть, продолжая стоять рядом с дверью шкафчика.
— Довела вас до оргазма, узнав ваши крайние точки, но всё……..
— Лерка прекрати — упрекнула белокурая девица, что тоже сгорала от стыда, не могла посмотреть на Оксану и на свою подругу, прижав колени к груди, сидела на диване
— Да, в самом деле — мило улыбнулась Оксана, скрывая порочную улыбку за прядью русых волос, открыла дверь, переступая через высокий порог
— И Оксана Владимировна — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, когда Оксана, переступив порог, вышла в коридор — Не стоит быть такой слабой женщиной, попробуйте средства, которые помогут вам поэкспериментировать ваше удовольствие
— Лерка! — упрекнула вновь белокурая девушка свою рыжеволосую подругу, после чего Оксана закрыла дверь, понимая, о чём говорила рыжеволосая девушка
«Я слабая, да за кого она меня приняла, хотя да действительно быстро я испытала такой силы оргазм, возможно, некие средства стоит попробовать с Корниловым, поэкспериментировать, хм…. наглая самодовольная дура», прикусывая краешек губы, Оксана, стукая каблуками черных ботфорт, направлялась по коридору.
Оксана прошлась по пустому коридору в сторону вестибюля больничного здания, по обе стороны коридора находились закрытые двери кабинетов, работники которых уже ушли домой, после трудового рабочего дня. По стенам кабинета при светодиодном освещении, светильников на потолке, гуляли тени деревьев качающихся по стенам и полу больничного коридору, вырисовывая танец страсти. В воздухе стоял запах парфюма разных людей, пациентов, персонала больницы и родственников пациентов, навещавших своих больных, так же присутствовал запах кофе и сбивавший его вкус сантехнический средств, для уборки помещения. На лавочке, рядом с которой проходила Оксана, мимо закрытого кабинета невролога, находилась оставленная чья-то черная шапка, а на другой из лавочек, кто-то в спешке покидавший больницу, оставил свой клетчатый шарф.
Вестибюль больничного здания, словно сиял в оттенках золота, переливаясь в лучах заходящего за горизонт деревни красного солнца, лучам которого преграждали путь, качающиеся за окном голые ветки деревьев. В самом большом зале больницы еще находились пациенты и родственники, что пришли к ним, медсестры так же стояли у стойки регистратуры, укладывая карты больных в ячейки для завтрашнего осмотра. Большой телевизор, что висел над зоной ожидания со скамейками, показывал какую-то медицинскую программу, по массивной лестницы со второго этажа спускали две медсестры, в сторону кафетерия направлялись дежурные врачи отделения терапии. На подоконнике одного из окон сидела девушка в синем халатике, с цветом волос истинного каштана, пациентка больницы, перед ней с телефоном в руках, словно делал для неё фотографии стоял её парень в черном пуховике. Темноволосая женщина в черной меховой шубке, открывая входную дверь в холл, переступая её порог, покинула холл здания.
Смех Аришки привлёк внимание Оксаны, маленькая девочка в розовой куртке, бежала к темноволосой женщине, что присев перед ней на корточки развела руки, в сторону позволяя девочке впасть в её объятия. Корнилов стоял у окна рядом с входной дверью, через которое вышла другая женщина, опирая на его подоконник, мужчина в сером костюме с отливом, заметив вошедшую Оксану в фойе, с изумление и скрытой намерениями улыбкой посмотрел в её сторону. Разглядев с трудом ввиду плохого зрения, женщину, к которой подбежала маленькая девочка, это была Миронова, что очень сильно разозлило Оксану. Катерина стояла, облачившись в фиолетовый плащ напротив Корнилова, о чём-то почти шепотом с ним общалась.
«Я не могу позволить этой суке трогать мою дочь!», Оксана словно потеряла рассудок, стукая звонко и быстро каблуками черных ботфорт, с шумом вошла в холл, привлекая к себе стороннее внимание, с гордым злым до ненависти взглядом направлялась к Аришке и Мироновой.
— Оксана — вставая с колен, обратила свой взор зеленоглазая брюнетка — Ай….. что ты делаешь?!
— Убери от неё свои грязные руки — прошипела Оксана, когда подошла к женщине и с размаху руки, вложив всю ненависть, врезала ей по лицу пощечину — Сука ты тупая!!!
— Оксана! — испугался Корнилов, быстро словно отбежал от окна, встал между Оксаной и Мироновой, стараясь разрешить сложившуюся напряженную ситуацию
— Оксанка! — вскрикнула тут же Катерина, была шокирована, но выражению её лица, Оксана поняла, как эта хитрая брюнетка ожидала подобной ситуации
— Мама! — вскрикнула девочка, возмутившись и в тоже время, испугавшись материнского инстинкта Оксаны — Это тётя впервые за всё это время подарила мне больше тепла, чем ты за всё это последнее время
— Что?!
Была шокирована Оксана услышанным от маленькой девочки, раскрыв алые губы в возмущенной форме, так и оставаясь стоять между Аришкой и преграждающим путь Корниловым.
— Ах… ты, наглая девчонка
Продолжая выказывать злобу, что словно выворачивало сознание Оксаны, в каждой её клеточки, бушевали эмоции подобно ритму страсти, тайфуна и гроз сплелись воедино в едином вихре.
— Я кормила тебя, я подобрала тебя из приюта, я носила тебя ночами
На лазурных, подобно камню топаза глазах, Оксаны начала наворачиваться влага, становилось тяжелее держать эмоции при себе, скулы каменели, нижняя губа начала дрожать.
— Не спав совсем ночами, я тебя выкормила, выходила, вырастила, вылечила тебя
Глаза Оксаны стали наворачиваться слоем влаги, которую она скрывала за прядью русых, подобно лучам солнца, цвету волос.
— Избавила от болезни, которой наделали тебя Радионова
Обильные слёзы выкатывались с глаз Оксаны, когда она не могла держать в себе словно камень, вылила на девочку все накопленное в ответ.
— Я сама приняла роды у той женщины, что ты якобы, может, считаешь своей………
— Оксана — покачал головой, возразил Корнилов, подошёл к Оксане, нежно обняв, положив руки на талию, позволив её рукам обвить свою шею — Не надо
— Прости любимый — поцеловав мужчину в щетину, ответила Оксана, скрывая за его плечом свой постыдный взгляд, излила слезы на плечо его пиджака — Я просто не знаю, что на меня нашло
— Всё хорошо — поглаживая по спине шубки Оксаны, уверял Корнилов, стараясь всеми силами разрешить сложившуюся неприятную ситуацию — Поплачь, тебе поможет, не держи в себе
— Я просто хотела сказать……. — говорила Миронова весьма недовольно подошла со спины к Корнилову, жадно растирая ладонью щеку, по которой пришёлся удар
— Наталья! — возразил и в тоже время упрекнул Корнилов — Не надо, ты сделаешь так только хуже, подожди нас на улице
— Твою мать Оксанка — высказывая недовольно, говорила Катерина, подошла, встала рядом с Мироновой — Да что на тебя нашло, что ты себе вообще позволяешь?
— У вас всё нормально?! — неожиданно послышался за спиной Оксаны голос охранника службы безопасности больницы, что подошёл к месту конфликта
— Да-да офицер — решив тут же моментально Корнилов, принял ответственность за случившиеся на себя — У нас всё хорошо, вы можете идти, мы сами во всё разберёмся
— Разбирайтесь, пожалуйста, на улице
Высказался недовольно офицер службы охраны, озираясь по сторонам, потому что подобная сцена с пощечиной и скандала Оксаны с Аришкой, привлекла, целую толпу зевак, окруживших их кольцом полумесяца.
— Не хватало, чтобы что-то еще в больнице мне тут устраивали ваши сцены — говорил мужчина в черной униформе полицейского значок, которого отчетливо отливал отблеск света на его груди
— Хорошо офицер — обернулась Оксана, скрывая заплаканный взгляд лазурных голубых глаз за прядью золотистых волос — Но вот только куда
— Домой Оксанка
Взяла настойчиво Катерина Оксану под руку, словно отрывая от Корнилова, когда тепло и одеколон этого мужчины, а так же его приятные объятия, ей так не хотелось покидать.
— Или ты надеялась поехать куда-то еще? — поинтересовалась Катерина, настойчиво держа Оксану за руку — Пойдём, представишь своего Корнилова своим родителям
— Весьма неожиданно — повёл челюстью Корнилов, выражая сначала неясную реакцию
— А ты что против?! — возмутилась Катерина, надувшись подобно змее и словно была накинуться на этого мужчину, скажи он ей в ответ что-то не так
«Познакомить его с моими родителями, я отлично помню, как папа врезал Коновалову у раздевалки больницы, а что будет с ним, я представить себе не могу, нет, надеюсь, он скажет, что ему нужно по делам, в офис, да куда угодно лишь бы не туда», размышляла Оксана, боясь даже представить положительный ответ.
— Да нет
Ухмыльнулся Корнилов, совершенно неожиданно для Оксаны, шокировал её таким ответом но, не посмотрев ей в глаза, направился к закрытым створкам массивных входных дверей.
— Я не против
Уверял мужчина, направляясь к закрытой двери, у которой стояла Анжелика, девушка отошла от подоконника, заметив его приближение, передала в его руки его черное пальто. Рыжеволосая девушка была одета в белое легкое весеннее пальто с капюшон, скрывавший её огненный оттенок волос. Стройные ноги, с выраженным рельефом украшали белые туфли, а их высокий каблук подчеркивал изощрённую сексуальность. Словно как невинной красоты ангел, девица, пикантно покачивая бёдрами перед Корниловым, передала ему пальто в руки, пока сама направилась к выходным дверям в вестибюль больничного здания.
— К тому же нам давно пора узаконить наши с Оксаной отношения
Одевая на себя черное драповое пальто, заявил Корнилов, пока его рыжеволосая спутница, открыла перед всеми одну створку массивной двери.
— Я хочу, чтобы у нас всё было серьёзно
Уверял он, пропуская сначала войти первыми в тамбур больничных дверей Оксану и Катерину, державшись за руки, они первыми перешагнули порог открытой двери.
— Я ведь люблю её — пытаясь предать убедительность своим, Корнилов улыбнулся Оксане тёплой улыбкой, когда она проходила мимо него
— Охо-хо — рассмеялась Катерина озорным смехом, запрокинув голову, надевая на голову капюшон надетого на ней плаща, выражая при этом шикарную форму изощрённых алых губ
— Вот что ты топчешь его чувства — упрекнула Оксана, направляясь следом за Катериной, пока смеющаяся брюнетка, своими наглыми намерениями покачивая бёдрами, подошла к закрытой второй двери, взявшись за ручку в форме шара, толкнула её от себя — Тебя, что это забавляет?
— Меня забавляет — ухмыльнулась, обернулась Катерина, открывая дверь, вскоре последовал обворожительный поток прохлады воздуха — То, как ты растопчешь их первой
Переступая порог открытой двери, Катерина вышла на улицу, ступив каблуками фиолетовых туфель на каменное крыльцо больницы, брюнетка искусно вильнула бёдрами перед Оксаной.
— Просто признай Оксанка….. — улыбаясь коварной улыбкой, Катерина словно забавлялась тем, что изводит Оксану своей наивной темой разговора
— Катерина заткнись!
Прошипела Оксана подобию королевской кобры, вышла следом на крыльцо, рядом проскочила Аришка, не обращая на неё внимания, девочка предпочла взяться за руку с Катериной.
— Аришка?! — возмутилась Оксана, чувствуя глубоко в душе обиду или даже скорее предательство со стороны девочки, что ранила её своим таким поступком
— А ты думала — ехидно улыбнулась Катерина, обернувшись, забавляясь тому, что самое дорогое для Оксаны, держит именно её за руку — Что можешь всё разрушить и потом надеяться на хоть какую-то любовь и чувства
— Ну и сука ты Катерина — почувствовала Оксана по-настоящему, как Катерина жестоко унизила её расположением вниманием Аришки к себе
— О… еще какая
Выражая улыбку стервы, подтвердила свои слова Катерина, махнула свободной рукой, стоя на крыльце, чтобы машина, стоящая в двадцати метрах от крыльца медленно подъехала к нему.
— Ты еще не знаешь, как ты всё запустила — уверяла Катерина, повернувшись к Оксане лицом, как за её спиной зажглись фары черного роскошного лимузина Романовых
— Один вопрос?! — игнорируя победу этой брюнетки, решила поинтересоваться Оксана, сделав шаг на встречу, позволяя мужчине, в черном драповом пальто, взять себя под руку
— Давай — сохраняя красоту улыбки, выражая при этом победу, ответила Катерина, вновь повернувшись к ступенькам лестницы
— Как ты меня нашла? — спросила Оксана, не посмотрев на мужчину, направилась следом к ступенькам лестницы, словно красивый лазурный красный закат важнее улыбки мужских губ и взгляда Корнилова, когда он так на неё смотрел — Тебе ведь явно кто-то помог?
— Ты права помог — уверяла Катерина, спускаясь по ступенькам крыльца — Смотри Ариша какой красивый закат на фоне наших гор с этой лесистой местностью, как тебе?
— Когда я узнаю, кто это был?
Заявила Оксана, сжимая пальцы обеих рук в кулак, испытывая ненависть к своей темноволосой собеседнице, которая продолжала издеваться над ней, пользуясь триумфом победы.
— Я блядь уничтожу её
Прошипела Оксана, всматриваясь вслед за девочкой, которую Катерина держала за руку, спускаясь по ступенькам крыльца, на закат солнца, заходящего за холмы и крыши домов.
— Я заставлю её заплатить за это — уверяла Оксана, своей жестокостью демонстрируя, как эта встреча ей была неприятна
— Это был Волков?!
Шокировала Катерина своим ответом, вызвав восхищение у Корнилова и то, как Миронова, когда она спускалась с Анжеликой сзади поперхнулась глотком воздуха от услышанного.
— Да-да тот самый глава ФСБ Волков Роман Андреевич
Пояснила Катерина, повела недовольно губами от того, что спустившись со ступенек, брюнетка случайно наступила в грязь мокрого снега на тротуаре.
— Ты ведь не думала, что я не узнаю о его присутствие в нашей деревне? — обратилась брюнетка, сделав вид, что как будто не заметила, что наступила каблуками дорогих туфель в грязь
— Ты знакома с Волковым?
Неожиданно спросил Корнилов, спускаясь с Оксаной по ступенькам, в тот момент как напротив крыльца остановился черный лимузин, переливаясь в оттенках лилового, когда лучи солнца падали на его крышу, крылья и капот.
— Какое ты отношение имеешь к Волкову? — интересовался любопытными расспросами Корнилов, чем раздражал Оксану еще сильнее
«Блядь да как вы оба меня заебали, я бы с удовольствие провела бы время в компании уже Мироновой или то рыжей суке, что идёт с ней под руку», размышляла Оксана, помедлив с ответом мужчине, прикусывая от терзающего недовольства краешек губы.
— Я просто занимаюсь лечением его внука — пояснила Оксана, спустившись вместе с Корниловым на тротуар, на котором, держась за руку, стояли Аришка и Катерина
— Я теперь понимаю — откашлявшись в руку, выразила впечатление Миронова, прошла мимо Корнилова, будто специально толкнула его локтём в руку — Ты выбрал это место, тут так тихо и спокойно, а какой воздух, какой закат, холмы, где-то там плещется река
— Прекрати включать дуру — возразила Оксана, заметив между Корниловым и Мироновой скрытую связь незаконченного разговора — Если что-то хочешь сказать говори это прямо сейчас
— Да нет ничего — возразила Миронова, подошла к остановившейся машине, первой открыла заднюю дверь, держа её открытой для остальных
— О…. нет — возразила Катерина, когда в ожидании и намёком на предложение влезть в салон первыми — Пускай сначала наша влюблённая парочка
— Но Аришка сядет со мной
Согласилась Оксана, влезая в тёмный салон лимузина, расположилась на его черном кожаном заднем сиденье, чувствовала приторный вкус вина и губной помады.
— И если ты хоть попытаешься её отговорить я тебе…….
— Я сяду с тётей Катей — возразила маленькая девочка, продолжая оставаться стоять рядом с открытой дверью, не решаясь влезть в салон следом за Оксаной
«Нагла потаскуха и как это ты так быстро завоевала доверие моей дочери», почувствовала Оксана, словно удар по сердцу, от чего поездка домой и знакомства с родителями казалось еще более противной для неё затеей.
— В таком случае — ухмыльнулся хитрой улыбкой Корнилов, влезая в салон следующим — Место с белокурой королевой принадлежит мне
— Просто других вариантов сам понимаешь, нету
Прикусывая краешек губы, отвернулась Оксана в сторону тонированного окна задней двери, всматриваясь на то, как солнце за ним постепенно заходило за холмы, скрываясь за крышами домов.
— Да и мне будет приятно — пояснила Оксана, почувствовав за собой вину своего непростительного поведения, тут же переменилась в улыбке, обернувшись к Корнилову, когда мужчина сел рядом, положила перед ним ногу на ногу — Если ты любимый будешь рядом
Выражая перед мужчиной всю ранимость чувств, Оксана применила хитрую тактику, выказывая открытые бёдра, положив ногу на ногу. Оксана кончиками пальцев раскрыла специально белую шубку, чтобы открыть перед ним красоту бархатистой кожи бёдер. Касаясь пальцами другой руки подбородка мужчины, ощущая кожей подушечек его щетину, Оксана устремила взгляд Корнилова на себя.
— Послушай — шептала Оксана рядом с губами мужчины, чувствуя, как от него пахло легкой свежестью перегара коньячного напитка и запахом сигар — Я бы не хотела, чтобы ты сейчас туда ехал, давай завтра ну или когда-нибудь, но только не сейчас
— Но почему? — возразил Корнилов, дотрагиваясь приятной теплотой пальцев до бедра Оксаны, другой рукой кончиками пальцев расправил пряди золотистых русых волос, открывая сгорающий от стыда взгляд лазурных голубых глаз — Я хочу, чтобы у нас было всё серьёзно
— Я тоже этого хочу
Посмотрела Оксана недовольно на Катерину, брюнетка пропустила первую маленькую девочку в салон лимузина, после чего влезла сама
— Но поверь, будет лучше не сейчас
Уверяла Оксана, стараясь переубедить мужчину, изменить своё решение, подтвердила убедительность своих слов, одарив губы мужчины легким касанием алых губ.
— Тебе есть что скрывать? — убирая руку Оксаны от своего лица, спросил Корнилов, загораживая собой обзор, не позволяя ей видеть, кто дальше следующий влезает в салон автомобиля
— Нет — дрожащим голосом ответила Оксана, её глаза метались из угла в угол по салону лимузина, нижняя губа выказывала дрожью неуверенность ответа
— Тогда в чем дело? — требовательно и в тоже время достаточно нежно с чувством искренности и любви, спросил Корнилов — Почему мы не можем сейчас поехать к твоим родителям
— Потому что дело еще не решено
Пояснила Катерина, закрывая дверь за Мироновой, которая последняя влезла в салон машины, расположившись на боковом сиденье, ближе к стеклу за которым скрывался водитель.
— Она боится, что ты отвлечешь её от идей, в которых она сейчас витает — рассказывала Катерина, в тоже время, выстраивая защиту в пользу Оксаны
— Ты о мальчике Волкова?!
Поинтересовался Корнилов, улыбнувшись в ответ тёплой и милой улыбкой, в тот момент как Миронова постучала кулаком по черному стеклу, давая сигнал водителю начать движение.
— Если ты об этом
Не давая сказать Оксане ни слова, продолжил рассуждать мужчина, включая легкий теплый свет неоновых ламп, переключателем на панели рядом с сиденьем.
— Обещаю, я не буду тебе мешать — уверял Корнилов, устремляя взор голубых лазурных глаз Оксаны на себя, в тот момент как машина плавно тронулась с места
«Блядь я даже не знаю как ему ответить, что у меня нет ответа на то, чего он ждёт от меня, наверно того же что и Волков, тогда я их обоих разочарую», размышляла Оксана продолжая смотреть в карие глаза мужчины.
— Послушай, я не знаю
Ответила шепотом Оксана, пытаясь затронуть грамотным тоном голоса чувства находившихся в салоне людей, опустив искренний и тоже время лживый взгляд лазурных голубых глаз в пол.
— Я не знаю ответа, на то, как провести операцию мальчику
Рассказывала Оксана, чаруя мужчину сидевшего перед ней прелестью изгиба ямочек и формы скул, положила ладонь на его руку, что находилась на её выставленном колене.
— Собираю головоломку воедино
Продолжила рассказывать Оксана, обернувшись, наблюдая через стекло тонированного окна как черный лимузин, покинул больничный дворик.
— Я боюсь, всё это разрушилось
Рассуждала Оксана, всматриваясь на проходящую молодую пару парня и девушки мимо которой проезжал черный лимузин, после чего переменила свой взор на пса, перебегавшего дорогу.
— Встречей с моими родителями
Пояснила Оксана, продолжая смотреть на дома, как окутывает сумрачной тенью, лежащий мокрый снег на сухую траву пережившим зиму газона, рядом с тротуарами, голые ветки деревьев, что колыхались в безмолвном ритме танца, обдуваемым свежестью ветра.
— Они просто не поймут — пытаясь вразумить, продолжила убеждать Оксана, неожиданно отвернув взгляд от окна, посмотрела выразительным лазурным голубым взглядом на мужчину
— Это ты так думаешь — уверял Корнилов, коснувшись пальцами русых волос Оксаны, убирая их, чтобы посмотреть ей в глаза, когда они светились искорками отраженного в них света
— Я это знаю — уверяла Оксана, отвернувшись вновь от взгляда мужчины, что изучал её искренность, которая была пропитана бесконечным ядом лжи
— Послушай в деле с мальчиком Волкова — неожиданно обратилась Катерина, прерывая бессмысленную интригу разговора — Насколько всё плохо?
— Всё просто пиздец как плохо — пояснила Оксана, грязно выругавшись
— Оксана — возразил Корнилов, упрекнув в легкой ласковой форме, коснувшись пальцами её подбородка, повернул её взгляд на себя — Здесь же ребёнок нельзя же так
— Я уже привыкла — ответила Аришка, заступаясь за Оксану таким образом — Мама порой любит резко выражаться, когда дело доходит до крайности
— Оксанка?! — отвлекла Катерина мысли Оксаны, вмешиваясь в их разговор с Корниловым — Я хочу знать насколько всё плохо и как мы можем помочь?
— Помочь?! — рассмеялась Оксана, не поверив словам самоуверенной брюнетки — Ты, что знаешь как провести операцию мальчику с обструкцией легких и гипертрофией правого желудочка, да он же сдохнет во время операции
— Оксана! — чуть повысив голос, но всё же Корнилов был предельно ласков, упрекнув Оксану за грязный грубый лексикон — Нельзя же так
— Это правда жизни — уверяла Аришка, заступаясь за Оксану — Мама порой бывает права, а когда она права, люди либо выживают, либо умирают
— И как часто ты бываешь права? — поинтересовался Корнилов, выражая взглядом карих глаз опаску, словно даже и не хотел слышать ответ
— Что касается этого случая — продолжая смотреть в окно, ответила Оксана, замечая как закат, окутывавший деревню светом красных лучей, сменился образом сумеречной тенью, накрыв небосвод над деревенской долиной мраком ночи — У меня нет на него ответа
Пояснила Оксана, погружаясь в раздумья, чувствовала теплоту мужской ладони, что согревала касание нежности её колено, она продолжала смотреть на пейзажи деревенских улиц, домов и людей, довольствующихся ночной прогулкой, под светом фонарных столбов освещения.

***
Расположившись на белом мягком диване, Оксана, не снимая с ног ботфорты, положила ногу на ногу, с гордым выраженным видом смотрела, как Марина Николаевна и Рамазанов интересовались судьбой Корнилова. Большой стол в центре гостиной, был накрыт по праздничному стандарту. Сама гостиная была украшена, словно как предзнаменуемое событие, в вазах, на кофейном столике, на тумбе рядом телевизором, который висел на стене стояли алые розы. Белые длинные шторы, что украшали интерьер окна гостевой комнаты, были приоткрыты, позволяя видеть воцарившуюся глубину черных оттенков опустившейся на деревню ночи. В самой гостиной горел яркий свет светодиодных ламп, от люстры и окружающих её точечных светильников на потолке. Легкое свечение розоватого оттенка исходило от камина, в котором так мелодично щелкали, медленно тлили угли, создавая приятную гармонию тепла. Воздух в гостиной пропах ароматом роз, оттенками вина, шоколада, а так же апельсина, что Аришка безмерно поедала, расположившись рядом с Оксаной на диване.
— Скажите Александр Семёнович
Обратилась Марина Николаевна, бросив недовольный строптивый взгляд в сторону Оксаны, взяла в руки бокал с вином, облокотилась на мягкую спинку белого стула, на котором сидела, положив ногу на ногу. Белокурая женщина была в обворожительном красном вечернем платье, материал которого служил атлас, плотная шелковая ткань отличные выражала сочные черты её тела. Открытые плечи, чашечки, что окружали грудь, демонстрируя шикарный объём. Блестящая гладкая лицевая сторона, смотрелась просто шикарно, преображая тело Марины Николаевны в поистине восхитительную королеву. Белокурые волосы этой женщины были сплетены заколкой на затылке, в форме кобры обвивающей меч.
— А чем вы занимаетесь? — поинтересовалась Марина Николаевна, отпивая глоток вина, сексуально оставила на стекле отпечаток алых губ
— Я теперь новый хозяин — говорил Корнилов, взяв в руки бокал с коньяком, который только что для него наполнил Рамазанов, наливая себе последнему — Вашего местного клуба, что в центре, чуть ниже деревенской площади
— Он компаньон господина Романова
Пояснила Катерина, выражая своим платьем, открытые формы пикантного тела, а так же скрытый рельеф того, что весьма красиво выражала эта брюнетка.
— Этот клуб теперь их общий — пояснила Катерина, присаживаясь на белый диван со стороны Аришки — Оксана ведь у нас выбирает только королей, ей простые люди уже не интересны, ей видите ли……
— Катерина! — прошипела Оксана, прикусывая губу, выражая на брюнетку оскал дикости королевской кобры — Думай что говоришь!
— А ну да конечно — ухмыльнулась шикарной улыбкой алых губ, ответила Катерина
— Не знала что у вас такая большая коллекция Сандра Браун
Ответила Миронова, вставая со стула на котором сидела, подошла к книжному шкафу, который стоял справа от телевизора, рядом с камином. Темноволосая женщина в элегантном коротком синем платье, поправляя его в области бёдер, Миронова покачивая выраженно бёдрами в каждом шаге, подошла к книжной полке, коснувшись пальцами переплёта одной из книг.
— Должна признать — выражая впечатление, Миронова взяла с полки случайно попавшую ей под руку книгу романов с полки — Это писательница так искусно пишет
— Вам тоже нравится? — поинтересовалась Марина Николаевна, вставая со стула, держа бокал с вином кончиками пальцев за тонкую ножку — О…. я без ума от этой коллекции романов, правда знаете времени нет, всё прочитать, внучку некому воспитывать
«Наглая тупая сука, да что тебе всё так хочется меня зацепить», разозлилась Оксана, скрывая эмоции ненависти, прикусывая краешек губы, вцепившись коготками в обивку дивана.
— Мама! — прошипела Оксана, обращая на себя всё внимание Марины Николаевны
— А что мама? — ухмыльнулась Марина Николаевна, посмотрев на Оксану, так как будто ничего не произошло
— Марина! — возразил Рамазанов, сурово посмотрев на Марину Николаевну, но стоило ему посмотреть на Оксану, как он тут же переменился — Мы с тобой это обговаривали, ты не должна винить дочь в случившимся
— Хм… ну да конечно — согласилась почему-то странным образом Марина Николаевна, выражая любезность перед гостями и всё же выказывая недовольство и неприязнь, продолжала смотреть на Оксану, так же прикусывая краешек губы — Кого же мне еще винить как не саму себя
— Мама! — возразила Оксана, воскликнула, подняв голос почти до крика, чем напугала Аришку, от испуга девочка выронила из рук апельсин, который старательно несколько минут чистила
— А что так сразу мама
Сделав вид, что это была невинная шутка, так как Рамазанов серьёзно смотрел в сторону Марины Николаевны, она решила скрасить манеру общения ноткой лживой сентиментальности.
— Я просто пытаюсь наладить отношение с дочерью — уверяла Марина Николаевна, кокетливо перед Рамазановым выражая образ невинности
— Блядь как ты меня уже заебала
Грязно выругалась Оксана, вскочив с дивана, так как её нервы были натянуты нервной струной, напряжение, которое было для неё непосильным.
— Что нельзя было потерпеть, когда гости уйду
Прокричала Оксана на Марину Николаевну, после чего понимая в один миг как все в напряжении на неё смотрят, быстро направилась к выходу из гостиной.
— Надеюсь, мой кабинет остался нетронутым — прошипела Оксана, стукая каблуками черных ботфорт, вышла из гостиной в тёмный коридор погрузившегося в тень ночи дома
— Оксана! — поднял голос, вскрикнул Рамазанов, хотел было остановить
— Пускай идёт — услышала Оксана, когда поднималась по ступенькам на второй этаж, интонацией змеи ответила Марина Николаевна
«Наглая самодовольная дрянь, да кем ты себя вообще возомнила», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, поднимаясь по ступенькам лестницы, дотронулась пальцами, к рамке картины с фрегатом в открытом море.
— Оксана стой, подожди!
Выбежал почти сразу Корнилов следом из гостиной, как только Оксана оказалась на лестничной площадке между этажами, подошла к окну, опираясь ладонями на его прохладный пластик.
— В том, что произошло
Уверял Корнилов подошёл почти сразу под светом лунного свечения, что проникал через стекло окна, рядом с которым стояла Оксана, мужчина коснулся пальцами мощного перила лестницы.
— Это моя и только моя вина — говорил открыто Корнилов, поднимаясь по ступенькам лестницы, смотрел выразительным и тоже время выказывал вину в собственных глазах перед Оксаной
«Блядь вот только тебя тут не хватало, вот сидел бы да пил там с отцом или вообще нахера мы сюда приехали, когда могли поехать к себе домой», прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала как раздражительность её эмоций, терзало каждую клеточку её тела.
— С чего ты это взял? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, отразила, встав под нужным углом золотистый отблеск луны в лазурных, подобно камню топазу сказочных глазах
— Это я тебя насильно удерживал в том доме — поднимаясь по ступенькам, ответил Корнилов, поднявшись на лестничную площадку, на которой находилась Оксана — В нашем доме
— В нашем доме?
Растеряно произнесла Оксана, повернувшись лицом к мужчине, позволив ему взять себя за обе руки, посмотрела в глаза мужчине, что чтобы она не скажи ему, он ей поверит. По выражению его глаз и интонации его горячего пылкого голоса, Оксана поняла, как сильно он ей желал, был скорее даже чем влюблён и не хотел портить эту гармонию постелью.
— Но ведь….. — хотела возразить Оксана, но мужчина прислонил жаркие подушечки пальцев, пропитанные запахом шоколадом к её алым пылким губам
— Тш….. — не согласился с такой идеей Корнилов — Мы можем поговорить где-то уединённо?
— Да конечно — убирая пальцы мужчины со своих губ, ответила Оксана, держа его за кисть руки, мило улыбнулась ему — Давай поднимемся в мой кабинет наверху
— Я думаю, это будет лучшим вариантом — согласился Корнилов, последовав за Оксаной, как только она, повернувшись к нему спиной, шикарно вильнула бёдрами
— Я думаю, ты же не захочешь там — ухмыльнулась Оксана, остановившись на ступеньках лестницы при лунном свете, обернулась назад к мужчине, расставив ноги порознь
— Оксана?!
Сделав вид, что был шокирован подобным заявление Корнилов, хотя по глазам этого мужчины, Оксана поняла, как сильно его завело такой вариант развития событий дальнейшего разговора.
— У тебя ведь родители дома — уверял Корнилов, достаточно странно при Оксане выражал крайнюю форму застенчивости — Да и к тому же дочь, о чём тут говорить
— Ну, надо же! — изумилась в улыбке Оксана, запрокинув голову чуть назад, поднимаясь в пол оборота, выказывая недоверие к мужчине — И с чего это вдруг мы такими стали
— Я тебя люблю
Ответил мужчина, поднявшись на последнюю ступеньку, когда Оксана была уже на втором этаже, встала рядом с дверью кабинета, в котором обстановка была, окутала тенью ночи.
— И я хочу, чтобы ты верила
Подошёл мужчина к Оксане обвил жаркими ладонями её лицо, посмотрел выражение искренности в её раскрытые лазурные, сияющие блеском отраженного света голубые глаза.
— Мои чувства к тебе самые настоящие
Говорил Корнилов почти шепотом рядом с раскрытыми алыми губами Оксаны, когда она изнемогала легким стоном желание порочной страсти при выдохе.
— Я не хочу пользоваться тобой — уверял мужчина, продолжая искушать сознание, шепотом услады голоса, выдыхая горячий поток воздуха в её раскрытые пылающие огнём любви губы
— Вот как — ухмыльнулась Оксана, заигрывая с самцом, не давая себя поцеловать, повернулась к нему спиной, покачивая упругой красотой бёдер, вошла в тёмный кабинет
На входе Оксана провела пальцем по клавише выключателя, включая свет, Оксана под стук каблуков черных ботфорт вошла, прошла по кабинету, осматриваясь. Всё тот же черный кожаный диван, что стоял у стены слева, тот же стол, на котором лежал закрытый ноутбук. Паркет кофейного цвета, все те же белые обои с золотистой каёмкой. Воздух в этой части комнаты был спокойным словно, как будто недавно здесь проветривали, открывали окно, так как температуры в самом этот помещении еще не успела восстановиться. Белые длинные шторы украшали интерьер окна, были полностью задвинуты, скрывая за собой царство деревенской ночи и качающегося пышного кедра, что в танце страсти с ветром, приятно шелестел ветками по крыше дома.
— Это твой рабочий кабинет? — вошёл Корнилов следом за Оксаной в кабинет, прикрывая за собой дверь
— Ну да я же врач — ухмыльнулась Оксана, остановившись посреди кабинета, прямо над светом люстры из пятью кувшинок светодиодных ламп — У меня ведь должно быть своё рабочее место дома — восхитительной улыбкой алых губ, одарила она мужчину
— Послушай тебе не обязательно сейчас работать
Уверял мужчина медленно подошёл к Оксане, касаясь пальцами обеих рук её выставленных бёдер, когда она специально подалась перед ним вперёд, выставляя грудь.
— Я могу нас с тобой обеспечить — тихо прошептал мужчина, когда Оксана пронизывающим любознательным взглядом с искушенной улыбкой так на него смотрела
— Да, но у меня ведь еще есть дочь — ухмыльнулась Оксана, чувствуя через черное надетое платье, как пальцы мужчины, так ласково сминали кожу её бёдер
— Позволь мне этот вопрос взять на себя
Возразил Корнилов, разговаривая убедительно так, что его пылкие губы, касались убедительной нежностью пылающей поверхностью губ Оксаны.
— Я полностью могу тебя обеспечить — заверил убедительно мужчина — Включая и твою дочь
«Я никогда не позволю мужчине содержать меня, когда я могу сама за себя заплатить и обеспечить себе жизнь», размышляла Оксана, внимательно продолжая изучать стоящего перед собой мужчину взглядом полным страсти.
— Но это и не нужно — оспаривая мнение мужчины, говорила Оксана, отклонившись от него не давая себя поцеловать
— Скажи чего ты хочешь любовь моя — уверял мужчина, склонившись перед Оксаной словно восхваляя её, встал на одно колено — Если хочешь я склоню перед тобой весь мир на колени
«А почему бы и нет, я не какая-то гордая дура, чтобы от такого счастья отказываться, он любит меня и очень сильно, я могу это использовать», предположила Оксана, прикусывая краешек губы, словно разомлела перед мужчиной, который стоял, склонив колено у её ног.
— Для начала я бы хотела заполучить эту деревню — произнесла Оксана, выражая застенчивость и коварство обольщения искушенной улыбкой алых губ — Мне будет приятно чувствовать себя королевой, когда ты мой дорогой будешь править этой деревней
— Ты уверена, что хочешь свергнуть Романова? — поинтересовался Корнилов, как будто он этот план затевал уже некоторое время, встал с колен рядом с Оксаной
— Изабелла однажды очень сильно меня обидела
Скрывая сгорающий от стыда взгляд, Оксана вспомнила, как Изабелла одурманила её при первой встречи, подсунув под двух своих охранников. Воображая в голове план мести, Оксана невольно отдалась в руки Корнилову, что пленил её нежностью теплых объятий. Каждое прикосновение пальцев Корнилова, сводило Оксану каждая её клеточка от такого прикосновения, словно желала отдаться в пленительные руки, что дарили лаской тело, бёдра, спину, грудь, вынуждая поддаться власти порока. Запрокинув голову, раскрывая перед мужчиной алые губы, Оксана, издавая порочный эротический стон рядом с губами мужчины, предала сознание и искушению соблазна скрытой мести.
— И я бы хотела….. — представляя, размышляла Оксана вслух, как Изабелла пожалела о своей нелепой ошибке мечтая воплотить свой план в жизнь
— Оксанка?!
Прервала колыбель мечтаний Оксана, когда она стояла в обнимку с Корниловым посреди кабинета, Катерина, открывая дверь, обращаясь к ней, сразу же вошла в комнату
— О… господи Оксанка
Сделала замечание Катерина, выражая недовольством кривой улыбки, всю отвратительность, для неё, сцены которую увидела брюнетка, когда вошла в комнату.
— У тебя что совсем совести нет?!
Упрекнула Катерина, в тот момент, разрывая поцелуй, который мог бы произойти между Корниловым и Оксаной, когда она находилась в его объятиях, отдавая всю себя во власть услады поцелуя. Тело полыхало жаром пламени, эмоции, чувства Оксаны были напряжены в тот момент и сладкий вкус коньяка, что исходил от губ мужчины, властью искушения манил, отдаться страсти безудержной любви.
— Твой телефон
Прошлась Катерина, по комнате шикарно выразительно покачивая бёдрами, встала рядом с Оксаной и мужчиной, в чьих объятиях она находилась, сгорая в пламени его любви и нежности.
— Это с больницы — пояснила Катерина, отвернувшись сразу же, брюнетка не могла смотреть на противную ей сцену воцарившейся гармонии любви — Сказали, что это важно!
— Блядь опять у этих идиотов, что-то случилось
Грязно выругавшись, предположила Оксана, прикусывая краешек губы, оторвалась от объятий мужчины, словно оставляя между ним гармонию искр и надежды.
— Да Орлова — грубым голосом ответила Оксана, вырвав из рук Катерины сотовый телефон, была раздражена таким вмешательством — Что у вас там случилось вы, что уже не можете одну ночь дежурства без меня вынести?
— Оксана Владимировна это Серов — ответил Серов, его голос вызывал легкую опаску сложившейся в больнице тяжелой ситуации — У мальчика внезапно возник «гидроторакс», думаю, вы понимаете, что это может означать
Гидрото́ракс (лат.hydrothorax от др. — греч. ὕδωρ — вода + θώραξ — грудь) — скопление жидкости невоспалительного происхождения (транссудата) в плевральной полости.
Может возникать при сердечной недостаточности, сопровождающейся застоем крови в большом круге кровообращения; заболеваниях почек, особенно с формированием нефротического синдрома; циррозах печени; асците различного генеза; синдроме нарушенного всасывания; алиментарной дистрофии; перитонеальном диализе; микседеме; при опухолях средостения.
Начало плевральной экссудации сопровождает тупая боль в пораженном боку, рефлекторно возникающий мучительный сухой кашель, отставание соответствующей половины грудной клетки в дыхании, шум трения плевры. У мальчика наблюдается дисфагия, осиплость голоса, отеки лица и шеи, отчается смещение средостения в противоположную сторону. Так же у младенца отмечается нарушение со стороны внешнего дыхания и сердечнососудистой системы (значительному уменьшению глубины дыхания, его учащению, развитию компенсаторной «тахикардии», снижению АД).
При осмотре ребёнка доктором Серовым удалось выявить асимметрию грудной клетки, выбухание межреберных промежутков на соответствующей половине грудной клетки, отставание пораженной стороны при дыхании. Дальнейшее исследование показала аускультация, которую произвела Мария Леонова, удалось вявить перкуторный звук над экссудатом притуплен, бронхофония и голосовое дрожание ослаблены, дыхание слабое или не выслушивается. Выполнив «УЗИ плевральной полости», удалось выявить верхнюю границу выпота, накопления жидкости между париетальным и висцеральным листами плевры, что послужило осложнением другого заболевания. Убедившись в достоверности диагноза, Валентина произвела эвакуации путем проведения плевральной пункции (дренирования).
Дренирование плевральной полости (торакоцентез) — лечебная хирургическая манипуляция, включающая введение в полость плевры перфорированной трубки-дренажа для эвакуации патологического содержимого (экссудата, крови, гноя, воздуха). Дренирование плевральной полости показано при массивном экссудативном плеврите, пневмотораксе, гемотораксе, эмпиеме плевры, хилотораксе.
— Только вот гидроторакс — возразила Оксана, недовольно посмотрев в сторону Катерины проанализировав, в голове, полученный отчёт от доктора Серова — Был осложнение чего-то большего, вы ведь не просто так мне звоните, значит, что-то случилось и вы знаете причину
— Набухание шейных вен
Подключилась к разговору Мария Леонова, в тот момент, когда Оксана повернулась спиной к Корнилову и Катерине, медленно покачивая бёдрами, подошла к окну.
— Периферические отёки — продолжила Мария перечислять симптомы
— Увеличения живота за счет появления в нем свободной жидкости — добавил свои предположения Серов, ничем их не обосновав перед Оксаной
— Ускоренное сердцебиение — вынесла свою догадку Валентина, озвучивая её, давая о себе знать в этот момент разговора
Пальпаторно определяется пульсация правого желудочка, диастолическое дрожание; выслушивается усиление легочного компонента II тона, убывающий диастолический шум.
— «Недостаточностьклапаналегочнойартерии» — предположила Оксана, понимая к чему клонят её коллеги, начиная догадываться, чем она могла быть обоснована
Недостаточность клапана легочной артерии — поражение клапана легочной артерии, выражающееся в неспособности створок к полному смыканию, что сопровождается обратным движением крови из легочного ствола во время диастолы правого желудочка.
Производя баллонная вальвулопластика стеноза легочной артерии, Оксана не рассчитала точное расположение в процессе раздувание баллона, произошло разрушение створок легочного клапана, спровоцировав его неполное смыкание. Данный процесс сопровождается обратным током крови из легочного ствола, обратно в правый желудочек во время диастолы. При недостаточности легочной артерии, вызвала у ребёнка приступы отдышки, цианотического оттенка кожи, усиленное сердцебиение.
— Я сейчас приеду в больницу — понимая всю серьёзность положения, ответила Оксана — Я не могла ошибиться, я допустила просчет — отодвинув динамик телефона, шепотом произнесла она
— Не надо
Возразил Серов, решив успокоить Оксану, по его тону и темпераменту характера, было понятно, что он догадался, какой просчет она совершила во время хирургического вмешательства во время баллонной вальвулопластики стеноза легочной артерии.
— Я могу устранить это сам — заявил Серов, проявляя инициативу
— Я должна приехать в больницу — уверяла Оксана, чувствуя за собой вину за случившееся, которое не могла себе простить
«Я не могла просчитаться, я ведь точно рассчитала место расположения баллона катетера, не понимаю, как это могло случиться», размышляла Оксана, сгорая сознанием в пучине угрызением совести за свой поступок.
— Оксана извини что перебью
Обратился Корнилов, медленно подошёл к Оксане, отвлекая её от телефонного разговора, коснулся пальцами её плеча, когда она стояла, опираясь руками на подоконник, выставила бёдра.
— Мне нужно срочно отлучиться в клуб — уверял мужчина, когда его приятной нежностью ладонь легла на упругие выставленные перед ним ягодицы Оксаны — Нужно встретить важного гостя
— Оксана Владимировна — перебил Серов по телефону, когда Оксана обернулась и пронзительной лаской посмотрела стоящему перед ней мужчине в глаза — Просто поговорите с Волковым, убедите его что я могу провести пластику легочного клапана сам
— Как, это сам? — возразила Оксана, оспаривая мнение Серова — Мне нужно быть в больнице, я сама хочу провести эту процедуру
— Тебе нужно уложить дочь спать!
Вмешалась в разговор Катерина, оставаясь стоять в комнате в момент разговора по телефону, брюнетка подобию хищной кошки сползла с края стола, на котором сидела, положив ногу на ногу.
— И ты как мать иди займись своей обязанностью — говорила весьма убедительно эта темноволосая девица, подошла к Оксане выраженно покачивая бёдрами из стороны в сторону
— Дорогая — обратился Корнилов, обвивая ладонями лицо Оксаны, медленно подошёл к ней, принуждая посмотреть ему в его карие глаза — Если твоя команда говорит, что справится без тебя с этой процедурой, займись лучше дочерью, она важнее
«Блядь да что вы сговорились, что ли тут все», прикусывая краешек, Оксана раскрыла перед мужчиной в полную силу красоту лазурных голубых глаз.
— Хорошо
Ощущая на себе силу принуждения мужчины, что своим взглядом словно повиливал ей согласиться, а так же Катерина, что изнемогала ожиданием, вынуждая ответить, так выразительно смотрела на Оксану.
— Я позвоню Волкову сама
Уступила Оксана, прошипела, выражая недовольством подобием дикой королевской кобры, прошла мимо Корнилова и Катерины, звонко стукая каблуками черных ботфорт.
— Если облажаетесь! — предупредила Оксана, когда подошла к открытым дверям входа в кабинет на втором этаже — Я с вас блядь со всех там шкуру сдеру
— Мы это уже поняли Оксана Владимировна — смутился Серов, словно не хотел продолжать разговор — Я начну подготовку к процедуре
— Вы меня поняли Валерий Валентинович
Грубо обратилась Оксана, оставаясь стоять в открытых дверях комнаты на втором этаже, после чего провела пальцем по сенсору телефона.
— Если с мальчиком хоть что-нибудь случиться — прошипела Оксана на Корнилова и Катерину, когда они удивлённо на неё смотрели — Вы оба тоже мне ответите
— Что это с ней — был удивлён Корнилов, обратившись к Катерине, после чего последовал хлопок закрывающейся двери
Стукая быстро каблуками черных ботфорт, Оксана быстро спускалась по ступенькам лестницы на первый этаж, пытаясь перебороть страх терзающих эмоций, переложить на кого ответственность.

***
Тусклый свет светильника, что являлся ночным, излучал теплый приятный свет в детской комнаты, среди розовых стен, окутанных тенью ночи. За окном покачивал пышными ветками могучий кедр, приятной мелодией шелеста он теребил крышу дома, бросая тени на пол и стены комнаты. Детская большая кровать, с огромным матрасом, спинка и сам каркас которой был выполнен из крепкого дуба, щедро покрытого золотистым лаком. В самой комнате был приятный чистый воздух, так пахли простыни после стирки детским кондиционером, позволяющей дышать полной грудью, лишенный всех сторонних запахов.
Марина Николаевна, когда Оксана вошла в комнату, переступая порог открытой двери, сидела на краю кровати, держала в руках детскую книгу со сказками. Аришка лежала уже в постели укрытая большим толстым белым одеялом, голова маленькой девочки располагалась на огромных пышных бамбуковых белых подушках. Заметив Оксану на входе в комнату, Марина Николаевна, сняла с глаз очки, закрывая книжку со сказками, убирая её на тумбу на которой горел ночной светильник.
— Самое время тебе провести время с дочерью
Убирая книгу на тумбу, пояснила Марина Николаевна, вставая с края кровати, расправила красное обворожительное вечернее платье на бёдрах.
— Если ты, конечно, хочешь чтобы она тебя простила — саркастичной улыбкой улыбнулась Марина Николаевна, направляясь навстречу Оксане, когда она стояла у входа открытой двери
— Но бабушка — нахмурила обидчиво губки Аришка, расправив руки, недовольно хлопнула обеими ладонями по одеялу — Ты ведь не дочитала
— Спи спокойно любимая моя — обернулась Марина Николаевна, обращаясь к девочке, с обидчивым взглядом лежащей на кровати — Мама тебе сейчас всё дочитает
— Она не станет читать — уверяла Аришка, выражая горькое разочарование
— Возьми книгу и почитай дочери — словно упрекнула Марина Николаевна — Не так много времени это займёт, твои умирающие пациенты могут и подождать
«Знала бы Аришка как ты в своё время её продала Радионовой за пять тысяч баксов», нахмурила Оксана, выражая недовольством губки с презрением посмотрела на Марину Николаевну.
— Только сделаю один звонок — ухмыльнулась Оксана, стараясь не придавать значению ранимых слов от Марины Николаевны — И я сразу же почитаю
— Делай что хочешь — махнула рукой Марина Николаевна, под стук каблуков красных туфель покинула комнату, закрывая за собой с грохотом дверь
— Дура блядь тупая — прошипела Оксана, посмотрев с усмешкой на закрытую дверь, обернувшись, положила руку на выставленное бедро
— Ты ведь мне не почитаешь? — нахмурила девочка обидчиво губки, посмотрела на Оксану, выражая хитрое ангельское выражение лица
«Если я откажу своей дочери какая же я сука буду после этого», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, чувствуя как разум окутывает угрызение совести.
— Один звонок — сделав пару шагов по комнате, Оксана, зажав пальцами одной руки сотовый телефон, направлялась в сторону кровати, на которой лежала Аришка
— Это так важно? — возмутилась девочка, надувшись как красный помидор, словно не хотела смотреть на Оксану, отвернула свой обидчивый взгляд в сторону окна
— Если не позвоню, сию же минуту
Уверяла Оксана, подошла к кровати, выражая всю серьёзность лазурного взгляда голубых безупречных глаз, пыталась завоевать расположение ребёнка к себе.
— Мальчику, которому всего лишь полгода — рассказывала Оксана, присаживаясь на кровать, поправила на бёдрах черное платье — Может не дожить до завтра
— Всё так серьёзно? — ужаснулась Аришка, прижав пальчики обеих рук к щечкам, выказывала ужас в своих голубеньких глазках
— Очень
Заверила Оксана, нажатием пальцем на кнопку разбудила сотовый телефон, после чего стала набирать номер сотового телефона, ёрзая игриво пальцем по сенсору экрана.
— Волков слушает — послышался голос Волкова, после того как прекратились долгие затяжные гудки исходящего вызова
— Роман Андреевич это Орлова
Пояснила Оксана, положив ногу на ногу, отразив в зеркале напротив кровати, прелесть бархатистой кожи упругих бёдер.
— Насколько я понимаю, мои люди должны были оповестить вас — говорила Оксана, посмотрела выразительным взглядом на девочку, которая лежала перед ней на кровати — Что у вашего внука развилась недостаточность легочной артерии и сейчас……
— А….. Орлова да со мной говорили уже ваши люди — не став слушать пока договорит Оксана, начал рассказывать Волков, его голос спокоен, но все же казался встревоженным — Скажите им можно доверять
— Доктор Серов был моим учителем — ухмыльнулась Оксана, придавая убедительность своему голосу, казалась для своего собеседника в разговоре серьёзной — И это он научил меня основам и малоинвазивной терапии, так что можете не переживать
— Только если вы гарантируете, что ваши люди справятся — согласился Волков, поверив убедительности Оксаны
— Серов обязательно проведёт эту процедуру как оно того требует — заверила Оксана, вставая с кровати на которой сидела и покачивая бёдрами, направилась к окну
— Я доверю вам Оксана Владимировна — говорил, словно оспаривая мнение Оксаны, утверждал Волков — Не вашим коллегам, не к ним я приехал, не их я искал, я потратил столько сил, чтобы вы именно лечили моего внука
— Валерий Валентинович
Уверяла Оксана, хватая воздух ртом, сделала глубокий вздох, подошла к пластиковому окну, интерьер которого украшали розовые шторы, касаясь кончиками пальцев пластика подоконника.
— Прекрасный хирург
Убеждала Оксана, переступая с ноги на ногу, выражала прелесть упругих бёдер, чувствовала как разум терзало чувство волнение, которое не давало ей покоя убедить Волкова.
— Я ручаюсь за него — заверила Оксана, посмотрев в отражение блика света на окне, вздохнула полной грудью — И могу вам с уверенностью сказать, что он выполнит пластику легочного клапана вашему внуку
— Вы понимаете, что берёте на себя ответственность, если вдруг во время операции, пойдёт хоть что-нибудь не так — внёс недостающую подробность в разговор Волков, которую Оксана и так предполагала — Отвечать придётся вам
— Вы меня так долго искали, сами сказали — рассказывала Оксана, дотрагиваясь кончиками пальцев до поверхности стекла — Не хотелось бы, чтобы это было лишь пустой тратой времени, потому что пока мы тут с вами разговариваем, ваш внук там, умирает — обернулась она, прошипела шепотом дикости королевской кобры
«Блядь Аришка уже уснула, пока я с этим старым козлом разговаривала, какой же дурой я себя чувствую, да лучше бы я ей сказку читала», корила Оксана себя виной за то, что не уделила время дочери, заметив девочку, посапывающую во сне на кровати.
— Оксана Владимировна — неожиданно передумал Волков — Вы знаете, после этих слов я поверю вам, вы умеете убеждать людей
— Спасибо вам конечно Роман Андреевич — прикусывая краешек губы, выразила знак признательности Оксана — Но было бы прекрасно, чтобы мои люди уже начали готовить вашего внука в этой малоинвазивной процедуре
— Да-да конечно — поддавшись убеждением Оксаны, подтвердил Волков — Пожалуйста, передайте доктору Серову, что его команда может начинать — распорядился он, обращаясь к кому-то, кто находился на заднем фоне телефонного разговора
— К утру я буду в больнице — уверяла Оксана, отошла от подоконника, стараясь почти не шуметь каблуками черных ботфорт, которые так сексуально обволакивали её ноги
— Надеюсь на вашу компетентность — ответил Волков, после чего связь телефонного разговора была разорвана учащенными гудками
— Тупой придурок — прошипела Оксана, стараясь не разбудить Аришку, прошлась по комнате в сторону закрытой двери
«Лучше бы я правда читала Аришке сказку, только зря потратила время, которое могла провести с дочерью, вместо чтобы уговаривать тупого старого дурака, помочь спасти его внука», подумала про себя Оксана, когда подошла к закрытой двери комнаты.
Открывая медленно почти бесшумно дверь, легким нажатием на металлическую ручку, Оксана потянула дверь на себя. С гостиной доносилось легкое свечение углей тлеющих в камине, создавая тёплую обворожительную атмосферу. Коридор дома, как и сама гостиная, была предана объятиям ночи, лишь по стенам было видно как гуляли тенистого оттенки качающегося за окном пышного кедра. С гостиной доносилась пленительная шепотная речь, звучание которой привлекло Оксану, тонкие аккорды столь завораживающего слух голоса, притягивали любопытством его звучания.
— Как ты думаешь, что делает сейчас Оксанка?
Поинтересовалась Катерина, голос которой Оксана распознала, когда аккуратно подошла к арочному входу в гостиную, встала, скрывая в тени ночной пустоты окутавший дом.
— Я так думаю время, проведенное с дочерью
Уверяла брюнетка, разговаривая с кем-то оставаясь сидеть на диване, смотрела на собеседника, чью тень лишь могла заметить Оксана, когда силуэт его тела скрывался во тьме ночи.
— Пойдёт ей на пользу — шептала Катерина, покорно сидела на коленях в постели белого мягкого дивана, держа при свете розового свечения с камина бокал вина, зажатый в кончиках пальцев
«С кем она там разговаривает, не могу увидеть его отсюда, а если хоть сдвинусь с места или пошевелюсь, то непременно выдам себя», размышляла Оксана, продолжая оставаться в тени ночи, обвивая пальцами одной руки арочный вход, лишь немного выглядывала из-за него.
— Я так рада, что она наконец-то вернулась — продолжала откровенничать Катерина, держа бокал рядом с раскрытыми алыми губами
— Я тоже этому очень рада — ответила Марина Николаевна, голос этой женщины Оксана никак не ожидала услышать — Еще больше я рада буду тому, чтобы ты моя дорогая…….
«Катерина и моя мать вместе пьют вино и обмениваются любезностями, хм… действительно странно, а почему бы и нет», ухмыльнулась Оксана, скрываясь за арочным входом в гостиную, медленно и очень аккуратно отошла от входа.
Оксана медленно отошла по коридору, направляясь в сторону деревянной лестницы, скрывая в ночной окутавшей тени дома. Наступая аккуратно на ступеньки, Оксана старалась не разрывать сложившую гармонию атмосферы романтики Катерины и Марины Николаевны, когда обе женщины предпочли уединиться. Покачивая упругой красотой бёдер, что скрывалась за тонкой тканью черного платья, облегающего сексуально тело Оксаны. Поднявшись на второй этаж, когда свет во всём доме был выключен, Оксана прошла по небольшой площадке, подошла к открытой двери кабинета. Аккуратно стараясь не стукать каблуками по деревянному полу, площадки на втором этаже, Оксана подошла к ограждению, терзая себя любопытством и не желая себя видеть, прислушалась как, обе женщины о чем-то шепотом бубнили на первом этаже.
— Две извращенные суки — ухмыльнулась Оксана, отошла от ограждения, направляясь в сторону открытых дверей кабинета
Переступая высокий порог, Оксана вошла в кабинет, проводя кончиком пальца по клавише выключателя, включая свет. Закрывая за собой дверь, Оксана, покачивая бёдрами прошла по паркету в сторону стола. Шторы на пластиковом окне были плотно задвинуты, скрывая за собой царство необузданной ночи, где едва было слышно, как гудел ветер. Касаясь кончиками пальцем спинки черного кожаного кресла, Оксана развернула его к себе, поправляя на бёдрах смятое буграми черное платье, что так плотно облегало её тело, придавая ему сочный выраженный рельеф. Располагаясь в кресле, Оксана положила ногу на ногу, пододвинула кончиками пальцем, лежащий на столе ноутбук, предварительно положив телефон, который до сих пор находился у неё в руке, на поверхность стола рядом.
«Обструкция выносящего тракта левого желудочка», прочитала Оксана, открывая на ноутбуке интернет, почту, в котором был собран весь отчет анализа Фадеева, когда он производил исследование мальчика Волкова.
При обструкции выходного отдела левого желудочка имеет место утолщение межжелудочковой перегородки и нарушение движения передней створки митрального клапана. В связи с этим в период изгнания возникает перепад давления между полостью левого желудочка и начальным отрезком аорты, что сопровождается повышением конечного диастолического давления в левом желудочке. Возникающая в этих условиях компенсаторная гиперфункция сопровождается гипертрофией, а затем и дилатацией левого предсердия, в случае же декомпенсации развивается «легочная гипертензия».
— У мальчика гипертрофия обоих желудочков — предположила Оксана, читая дальше сквозь стёкла надетых на глазах очков отчёт исследования Фадеева — Дефект межжелудочковой перегородки, усложняет задачу
«Я что-то упускаю, что есть еще, что-то должно быть», терзала себя мыслями Оксана, вставая с кресла в котором сидела, обошла вокруг стола, покачивая упругой формой бёдер, касаясь кончиками пальцев, гладкой поверхности стола.
— Ребёнку всего полгода — прошептала Оксана в пустоту кабинета, начиная ходить кругами, под светом светильников натяжного полотка и люстры — Блядь да во всех случаях, он может просто умереть, он и так умрёт, мне нужно срочно что-то придумать
Гипертрофия обоих желудочков, как правого так и левого, выраженная обструкция выносящего тракта левого желудочка, перечеркивала все варианты коррекции магистральных путей, что Оксана нарисовала на листках расклеила их на стене кабинета. Часами продолжала ходить смотреть в листки, Оксана предполагала разные варианты, зарисовывая схематично методику хирургии, потом приклеивала листок к стене. Дефект межжелудочковой перегородки служил основной проблемой, по которой не удавалось провести большинство известных методик, осложнения которых впоследствии могло летально сложиться для пациента.
Время летело неумолимо, Оксана продолжала ходить от стола к стене, приклеивая к стене новый и новый листок, совершенно не чувствуя усталости. Искушения страстью терзающей разум головоломки изводило Оксану, разжигая в ней самой огонь порочного сильного желания по мере того как она погружалась в бездонный океан раздумья. За стеклом пластикового окна, шторы которого Оксана раздвинула, начиная мятежно ходить бесконечными шагами по кабинету, назревала лучезарное зарево восходящего солнца. Не обращая внимания на часы, Оксана продолжала ходить кругами по кабинету, пока не услышала стук поднимающихся шагов по лестнице за закрытой дверью. Вскоре дверь открылась и на пороге стояла Катерина, в полудрёме и сонном виде, брюнетка перешагнула порог. Её черные волосы были растормошены, а фиолетовый пеньюар, был словно, как будто эта бестия испытала головокружительную страсть этой ночью.
— Ты что даже не спала?
Первое что произнесла, зевнув, вошла Катерина, в кабинет сексуально сгибая ногу в колено, переступая порог открытой двери, отразив эластичность бёдер.
— Ты хоть знаешь, какой сейчас час?
Поинтересовалась брюнетка, закрывая за собой дверь, даже после того как Оксана не обращала на неё никакого внимания, направилась в её сторону.
— Да что с тобой происходит?!
Подошла она сзади к Оксане, когда она, нагнувшись стоя рядом со столом, рисовала на листке бумаги схематическую методику проведения коррекции хирургии, магистральных сосудов сердца.
— Ты вообще меня слышишь? — забирая у Оксаны ручку, Катерина была сильно встревожена тем, как её присутствие в кабинете игнорировали
— Да но мне сейчас не до тебя
Возразила Оксана, пытаясь забрать ручку у назойливой брюнетки, которая своим наглым поведением отвлекла всё её внимание и сбила окончательно с мысли.
— Отдай ручку — потребовала Оксана, стараясь забрать ручку у Катерины, в тот момент как брюнетка забавляясь в улыбке, играла с ней, скрывая ручку за спиной, завела обе руки
— Может тебе стоит проводить Аришку в садик?
Предложила Катерина, отдаляясь от Оксаны, когда она, сделав опять шаг к ней, пыталась забрать у неё ручку за спиной, зажатую в пальцах одной руки.
— Тебе стоит начать проводить больше времени со своей дочерью
Ухмыльнулась Катерина в неотразимой улыбке перед Оксаной, не отдавая ей ручку, когда она так старательно пыталась у неё её отобрать.
— Я столько сил потратила……
Обернулась Катерина, случайно посмотрев на стену расклеенную листками бумаг со схематичным изображением коррекции магистральных сосудов, словно пришла в ужас.
— Господи что это?!
Приложила руку к собственной груди, Катерина словно впала в ступор, пока Оксана этот момент очень тактично выхватила у неё ручку из пальцев другой руки.
— Ты ведь всю стену тут заклеила — возмутилась Катерина глядя на листки, которые были приклеены скотчем к стене
— Ты всё равно не поймёшь
Оспаривая мнение Катерины, Оксана, покачивая бёдрами сохраняя улыбку победы, направилась к столу, на котором не закончила схематический рисунок методики исправления порока.
— Для этого тебе надо учиться 6 лет в аспирантуре
Подошла Оксана к столу, нагнувшись, выставила бёдра перед Катериной, продолжила дальше рисовать эскиз проведения возможного варианта операции.
— Ну а так как ты не врач — рассуждала Оксана, словно как кошка водила стержнем ручки, по листку бумаги вырисовывая дугу аорты — То и смысла нет, мне тебе всё это объяснять
— Ты безумна
Выразила своё мнение, Катерина подошла к Оксане, сзади встав рядом со столом, над которым она, склонившись, рисовала эскиз.
— Ты вообще спала сегодня? — поинтересовалась Катерина, опираясь бёдрами на грань стола, стояла рядом — Ты посмотри, у тебя колено даже дёргается
— Колено?!
Усомнилась Оксана, совершенно подумав о другом, прикусывая краешек губы, даже не заметила, как сильно была сексуально возбуждена и была готова отдаться сейчас любому.
— Причём здесь колено? — поинтересовалась Оксана, повторив это повторно, была так сильно втянута в головоломку
— Я говорю про операцию Гленна— уточнила Катерина, в тот самый момент, когда Оксана ошибочно услышала что-то другое

Операция Гленнаназванная именем американского кардиохирурга, доктора Гленна, является одним из этапов комплексной гемодинамической коррекции у детей со сложными врождёнными пороками сердца, когда невозможно выполнить радикальную коррекцию порока. Суть подобной гемодинамической коррекции заключается в том, что система кровообращенияребёнка разделяется на два независимых круга — системный (большой) и легочной (малый) круг кровообращения. В этом случае выполняется гемодинамическая коррекция известная как операция «Фонтен», которая позволяет разделить эти два круга таким образом, что сердце накачивает кровь в системный круг кровообращения (то есть ко всем органам и тканям), а в малый легочной круг кровообращения кровь попадает самостоятельно, минуя сердце. Во многих случаях такая операция позволяет сохранить жизнь пациенту.
— Операция Гленна — ухмыльнулась Оксана, прикусывая краешек губы, выразительным лазурным голубым взглядом посмотрела в глаза своей собеседнице — Вполне вероятно она поможет и даст положительный результат, да правда даёт только 40% на положительный исход этой операции
— Постой?!
Возразила Катерина, успев схватить Оксану за руку, притянула её к себе, обвивая рукой талию, другую руку положила к ней на плечо. Близость с этой брюнеткой, чувствуя аромат тела, черных изумительных волос, сохранивший объём и блеск, сладкий перегар вина, что сочился из губ, головокружительной силой манили Оксану склоняли разум к порочному искушению. Тонкая фиолетовая ткань, пеньюара на теле Катерины, приоткрывала слегка плечо и открывала обзор сочной груди, что была опутана оковами чашечек в форме кувшинок фиалки. Её сладкий воздух, что брюнетка издавала легким стоном из своих губ, еще большим сексуальным влечением затягивал сознание Оксаны, принуждая уже впасть в порочное безумство с ней.
— Ты что серьёзно отправляешься в больницу?
Поинтересовалась Катерина, задавая так вопрос, чтобы сладость перегара, вырывающая из её губ, моментом огненной страсти опалила порочным желанием губы Оксаны.
— Твоя дочь хочет чтобы ты её отвела в садик — пальцы знойной брюнетки так нежно нажимали на кожу талии Оксаны, когда она с такой настойчивостью обвила её тело
«Блядь всё это пиздец как меня заводит, прикосновение, чудесный запах фиалки от тела этой суки, её настойчивость пиздец просто как заводит, но мне нужно работать, я не могу, не могу и всё, я не могу бросить дело незаконченным», вступив в противостояние с искушение и здравым рассудком, размышляла Оксана.
— Мальчик Волкова умирает
Утверждала Оксана, освобождаясь с лёгкостью от объятий назойливой брюнетки, отошла от неё на шаг назад, коснувшись бёдрами грани стола, опираясь на него руками.
— Мне нужно в больницу — возразила Оксана, хотела пройти мимо навязчивой брюнетки, но Катерина преградила ей путь собой
— Оксанка всех спасти нельзя — уверяла Катерина подошла почти вплотную к Оксане, допуская чтобы их сочные груди, соприкоснулись воедино — Когда ты уже поймёшь, что спасать нужно твою семью
Выразительным взглядом брюнетка смотрела в лазурные голубые глаза Оксане, нагнувшись специально пропустив руки через неё, опираясь ими на стол.
— Единственная причина, по которой Аришка тебя подпускает к себе
Пыталась Катерина быть очень убедительной, налегая на Оксану так, чтобы она смогла сесть на сам стол, наклоняясь вперёд, словно оказывала психологическое давление.
— Это я, я её убеждаю, я её уговариваю, что ты её мать, я читала ей сказки на ночь, я водила её в садик, а ты, что ты после этого сделала………?!
Совершенно неожиданно прокричала Катерина отошла на шаг, от Оксаны, создавая интригу напрягающей обстановки, вызвала своим поведением опаску к себе.
— Знаешь Оксанка — успокоившись и переводя дух, глубоко вздохнула Катерина, выдыхая воздух, наблюдая за реакцией Оксаны — Хочешь, иди в свою больницу, но знай, если ты сейчас уйдёшь, в следующий раз контакт со своей дочерью налаживай сама
— Знаешь
Сползая с края стола, Оксана коснулась каблуками черных ботфорт пола комнаты, ставя выразительно ноги, крест-накрест подошла к скандальной брюнетке. Оксана незаметно для глаз Катерины взяла телефон, что так и лежал на краю стола, скрывая руки с ним за спиной.
— Я в твоих услугах никогда не нуждалась — покачивая бёдрами, Оксана прошла мимо Катерины с холодным безразличным взглядом
— Вот значит как?!
Возмутилась Катерина, обернувшись, посмотрела вслед уходящей Оксане, когда она, покачивая бёдрами, так динамично, словно поршень в цилиндрах, подошла к закрытой двери.
— Я теперь поняла — утверждала Катерина, когда Оксана коснулась пальцами металлической ручки закрытой двери, нажав на неё, потянула на себя — Тебе не нужна ни дочь, ни семья, ни даже я
— Как опрометчиво сказано
Ухмыльнулась Оксана, роскошной улыбкой наблюдая, как открыв дверь, брюнетка, словно рьяный зверь пошла в её сторону ускоренным шагом. Быстро переступила через высокий порог, Оксана сохраняла на алых губах красоту улыбки.
— Только как жаль
Состроив очертание прекрасных скул, ответила Оксана, когда Катерина к ней почти бежала быстрым шагом, резко захлопнула перед её носом дверь, так чтобы послышался крик, удара носом об дверь.
— У меня на это нет времени — улыбаясь коварной улыбкой, Оксана, покачивая бёдрами, подошла к ступенькам лестницы
— Ты совсем сдурела?! — прокричала Катерина, тут же открыв дверь, в тот момент, когда Оксана спускалась по ступенькам — Ты больная Оксанка, больна на голову, не понимаю, как только тебя не упекли в психушку, за своё аморальное поведение, ты угроза обществу……..
Кричала истерическим тоном Катерина, когда с её носа, сочилась тонкой струйкой кровь, которую она настойчиво пыталась ловить подставив ладошку.
— Нет, ты кого-нибудь точно убьёшь
Уверяла Катерина, выбежав тут же вслед за Оксаной из кабинета, когда она продолжала спускаться по ступенькам, улыбаясь роскошной довольной улыбкой.
— И я не хочу быть на месте того несчастного которого ты хотя бы собираешься лечить — уверяла Катерина быстро начиная спускать следом за Оксаной, сохраняя крик в своём голосе
«Блядь как же ты меня заебала, когда ты, наконец, перестанешь ебать мне мозг», была сильно раздражена Оксана, стараясь сохранять терпение, медленно снизив скорость шага, продолжала спускаться по ступенькам, прошла мимо картин, что висели на стенах.
— Вот и радуйся что ты ни на его месте
Обернулась Оксана, прошипела, оставаясь стоять на ступеньках, положив ладонь руки на выставленное бедро, выражая весь оскал ненависти и неприязни.
— Потому что окажись ты на месте этого мальчика — заявила Оксана, продолжая это делать так, как с ненавистью, подобающей королевской кобре — На твоё блядь дело, я бы даже не взглянула
— Оксанка?!
Была шокирована Марина Николаевна, белокурая женщина в красном халате, услышав шум ссоры, вышла из кухни. Пышные белокурые волосы этой женщины имели при падающем на них свете, лазурного восходящего солнца, яркий отблеск. По внешнему виду было видно, что по какой-то причине это белокурая женщина не выспалась ночью, чувствуя легкое сонное недомогание. Однако тело Марины Николаевны, было щедро пропитано, оттенком завораживающей прелести дамасской розы, аромат который сокрушал разум своих обольстителей, находясь с ними рядом, заставляя обращать внимание на обладательницу, столь изумительного запаха.
— Что за шум — стукая каблуками красных туфель Марина Николаевна подошла к лестнице по которой спускалась Оксана
— Да тебе-то что надо? — поинтересовалась недовольно Оксана, прошипев на Марину Николаевну, когда она вышла из кухни, застыла в проходе, услышав ужасы грубости
— О…. господи Катерина — ужаснулась Марина Николаевна — Это, что она тебя так?
— Да блядь иди, пожалей ей носик
Съязвила Оксана, снизошла со ступенек на пол паркета, прошла мимо Марины Николаевны, когда женщина с удивлённым выражением лица, словно находясь в шоке, стояла рядом с лестницей.
— Ей наверно же больно — продолжала выражаться Оксана, так как будто испытывая сильную неприязнь к Катерине
— Мама, что происходит? — вышла Аришка одетая в красный зимний сарафан поверх белоснежной рубашки — Ой….. что это — испугалась девочка, заметив кровь, вытекающую с носа Катерины, выбежала тут же из коридора, вбегая обратно в кухню
— Ну, вот смотрит, что ты наделала — ухмыльнулась Оксана, проследовала следом за Аришкой на кухню, оставив стоять Катерину и Марию Николаевну
— Катерина что произошло?
Выказывая волнение, подошла Марина Николаевна к Катерине, когда брюнетка стояла на последних ступеньках лестницы, облокотившись локтями, на массивные перила лестницы.
— Что вообще между вами двумя происходит? — словно выражая раздраженную форму поведения, Марина Николаевна, была недоумение от произошедшего
— Аришка дорогая — обратилась Оксана к девочке, подошла к кухонному круглому столу, за которой сев на стул расположилась девочка, опустив обидчиво голову — Мама не хотела тебя обидеть или испугать
— Но у тебя это получилось! — с обидой в голосе, поднимая взгляд, ответила Аришка, посмотрев в выразительные глаза Оксаны, когда она села на стул рядом с ней
— Послушай тебе нужно позавтракать — уверяла Оксана, кончиками пальцев пододвинула тарелку с кашей овсянки к девочке
— Ты хочешь, чтобы я растолстела? — ухмыльнулась Аришка, неожиданно выказывая улыбку перед Оксаной — Я ведь в садике сейчас буду завтракать
«Блядь я конечно понимаю как это пиздец глупо звучит, но она моя дочь, а я её мать, я просто обязана о ней заботиться», уверяла себя Оксана, сохраняя на губах радушие прекрасной улыбки.
— Ну и что — оспаривая такой довод, говорила Оксана — Ты главное дома поешь
— А в садике потом как? — недоверчиво спросила Аришка, начиная словно играть с Оксаной в слова
— Послушай Аришка — глубоко вздохнула Оксана, прикусывая краешек губы — Маме нужно срочно на работу, помнишь, я тебе говорила, что маленький мальчик умирает там у меня, мама просто обязана его спасти, когда даже знает, как это можно сделать
— Ты знаешь, как спасти ребёнка?
Начиная понимать, словно душой, спросила Аришка, продолжая в ожидании смотреть на Оксану, положив теплую гладкую нежную ручку к ней на обратную сторону ладони.
— Так спаси его — совершенно неожиданно ответила Аришка
«Стой, вот такого я не ожидала, моя дочь меня поддерживает, наверно я уже в конец ебанулась и не понимаю в чем вообще дело», размышляла Оксана, улыбнувшись в ответ девочке тёплой душевной улыбкой.
— Постой ты поддерживаешь меня? — была удивлена Оксана, наклонившись чуть к девочке
— Да — ответила Аришка, продолжая сохранять иронию улыбки — Если ты знаешь, как это сделать, делай!
— Спасибо моя дорогая — Оксана словно растрогалась, чувство стыда переполняло её сознание, застенчиво выказывая румянец на щечках
— Только — помедлив немного с ответом, создавая интригу предстоящего разговора — Пообещай, что вернёшься домой и больше никогда меня не бросишь?
«Она же моя дочь, разве могу я её обмануть», ухмыльнулась Оксана, чувствуя за собой вину, заметив в глазах девочки в её беглом взгляде, обиду которую она ей не простила.
— Разве может быть место — уверяла Оксана сидя на стуле рядом с девочкой, наклонилась к ней, прошептала под ухо ребёнку — Куда бы я могла спешить, сильней чем к тебе
— Мне кажется — с хитрым выражением улыбки, подметила Аришка — Или я где-то уже такое слышала?
— Обещаю — заверила Оксана, обнимая девочку, применила хитрую тактику общения — В этот раз у нас с тобой будет всё по-другому
— Надолго ли? — недоверчиво выразила своё мнение Марина Николаевна, входя медленно на кухню, покачивая бёдрами, красота которых скрывалась за красным халатом
— Ой…. вот только не начинай — высказывая недовольством, ответила Оксана, размыкая объятия с ребёнком — Ладно мне нужно срочно на работу
— А кто ребёнка в садик отвезёт?
Поинтересовалась, возмутившись, Марина Николаевна, прошлась по кухне, подобно самодовольной кошке, подошла к электрическому чайнику, включая его клавишу.
— Тебе не кажется — высказывалась недовольно, говорила Марина Николаевна — Что иногда надо на себя брать хоть какую-то ответственность в воспитании ребёнка
— Даже моя дочь меня понимает — вставая со стула, прошипела Оксана, прошла за спиной Марины Николаевны, пока женщина наливала кипятка в белую керамическую кружку
— Мама едет спасать жизнь ребёнку — пояснила Аришка, вступаясь совершенно неожиданно на сторону Оксаны
— Вот именно она заботиться обо всех
Возмущение Марины Николаевны набирало большие обороты, пока она насыпала кофе, в кружку размешивая и растворяя их гранулы чайной ложкой в кипятке.
— Но совершенно забывает про свою дочь — выражая недовольно свои мысли, прошипела Марина Николаевна, обернувшись стоя с кружкой в руке, подошла к круглому столику
— Мама — прокричала Оксана, так что Аришка от её крика вздрогнула — Прости моя доченька, заметила она испуг девочки и сразу же извинилась за своё поведение
— Вот могла бы отвезти дочь в сад — сморщила недовольно губы Марина Николаевна, когда смотрела на Оксану
— Зачем? — ответила вопросом Катерина, встала в проходе входа на кухню, брюнетка облокотилась на стену, прикрыв нижнюю половину лица платком — Ей ведь кто-то там важнее
— Я прежде все врач — гордо заявила Оксана, прошла мимо прозорливой брюнетки в фиолетовом пеньюаре — Жизнь моих пациентов, прежде всего
— А счастье твоей дочери тогда где? — возмутилась Катерина, пропуская Оксану пройти мимо себя, выражая, словно назло хитрую усмешку
— Счастье моей дочери на первом месте
Мило улыбнулась Оксана, покачивая бёдрами, прошла по коридору, направляясь мимо арочного входа в гостиную, подошла к гардеробному шкафу с верхней одеждой.
— И не волнуйся — сохраняя прелесть выразительных алых губ, ответила Оксана, открывая дверь шкафчика, достала оттуда белую меховую шубку — Мы с Аришкой уже обо всём договорились
— Интересно просто
Недоверчиво Катерина, высказывая собственно мнение, вышла в прихожую, проходя по коридору покачивая эластичной формой бёдер.
— О чем-то это ты смогла договориться с Аришкой?! — прошла Катерина, по прихожей встав напротив арочного входа в гостиную, опираясь спиной на стену
— О…. то, что тебе моя дорогая
Обернулась, надевая на себя белую меховую шубку, пояснила Оксана, встав напротив большого зеркала рядом с парфюмерным комодом, слева от входной двери.
— Придётся отвезти мою дочь в сад — ответила Оксана, расправляя золотистые волосы, стоя перед зеркалом, придавая им выразительный объём
— Интересно с чего бы мне хотя бы это делать? — поинтересовалась Катерина, придерживая платком нижнюю часть листка, недоверчивым взглядом посмотрела в сторону Оксаны
— Ну хотя с того
Застёгивая пуговицы белой шубки, заявила Оксана, обернувшись к темноволосой собеседнице, которая прикрывая нижнюю часть лица платком, стола у неё за спиной.
— Что ты постоянно это делаешь — изумилась в улыбке Оксана, повесив сумочку на плечо, прошли с гордой выраженной походкой рядом с Катериной, надевая на голову капюшон
— Ты не слишком убедительна — возразила Катерина, не соглашаясь с мнением Оксаны — Как я хотя бы на работу пойду с таким вот теперь лицом?
— Ну, я думаю — открывая входную дверь, говорила Оксана, чувствуя на себе объятие прохлады, что окутало её тело — Ты что-нибудь придумаешь — сгибая сексуально ногу в колено, переступая через высокий порог открытой двери
— Что вот так вот просто уйдёшь?! — была удивлена Катерина, когда прохлада что проникала в дом, легкостью касания тормошила её черные густые волосы — Бросишь опять меня?
— Ну блядь — выражая очертание прекрасной улыбки, стоя на крыльце в лучах рассвета солнца, мило улыбнулась Оксана — Ты ведь не первый раз это ведь испытываешь, я думаю, как-нибудь решишь вопрос
Закрывая за собой сразу дверь, не давая Катерине высказаться, Оксана, повернувшись спиной к закрытой двери, облокотилась на неё, вдыхая ртом порыв утренней деревенской прохлады, воздух которых был пропитан еще остатками свежести уходящей зимы. Начиная медленно спускаться по мокрым ступенькам деревянного крыльца, на поверхности которых осталась влага от мокрого снега, Оксана стукала каблуками черных ботфорт по деревянному покрытию. Покачивая бёдрами, спустившись на цветную каменную плитку, Оксана снизошла со ступенек крыльца, направляясь по ограде в направлении красных железных ворот.
За красным забором, было видно, как белым клубом валил плотный белый дым с труб дымоходом соседских домов. Воздух был пропитан сыростью, легкой прохлады, запахом мокрого дерева, высохшего сена, а так же природным ароматом таившего снега. Было слышно, как завывал какой-то пёс, загнавший на яблоню черного кота. Гул с опушки леса, плес деревенской речки, что журчанием воды, прекрасно вписывалась в природную гармонию деревенской местности. Лучи восходящего над деревней солнца, лазурной красной зябью озарили голубое небо, переливаясь в оттенках его естественного цвета.
«Жаль конечно что я не на машине, придётся топать пешком до больницы», отчаялась Оксана, переступая порог открытой красной двери железных ворот наступила ботфортами в сырую грязь таившего снега, после чего медленно направилась вдоль по улице.


Тёплые приятные лучи солнечного солнца, приятно ласкали кожу тела лица Оксаны, когда она спускалась по деревенской улице, подходя к больничному дворику. Ветер легкостью касания тормошил ветки деревьев, с которых уже почти слетел снег, заставляя их кружить в медленно танце в такт. Медленно переезжая через лежачий полицейский газель скорой помощи, покинула больничный дворик, отражая на своей белой поверхности с красными линиями яркий отблеск падающего на её поверхность света. Смуглая большая тень от здания деревенской больницы заслоняла парк рядом, сохраняя еще прохладу и естественную краску уходящей зимы, которая продолжала царствовать в этой местности. Даже при ярких лучах утреннего солнца, озаряющего деревню, больничный дворик был опутан оттенками тени. Дворовой пёс, с серыми оттенками грязи и пыли на шерсти бел безвольно по парку, разгребая носом снег. На крыше больничного здания скопилась стая голубей, словно устроив птичий базар, как будто подпевая в такт гула леса с опушки, звук который разносился чуть ли не по всей деревенской долине.
— Ну как прошла операция
Прислонив телефон к уху, дождавшись, когда вибрация затяжных гудков телефона наконец-то прекратилась, спросила Оксана, направляясь по тротуару больничного дворика.
— Надеюсь, никаких проблем у вас в процессе не возникло? — пытаясь выражать змеиную натуру проявляя интерес Оксана, вдыхая глоток воздуха ртом
— К счастью удалость устранить недостаточность клапана лёгочной артерии путём введения искусственного — рассказывала Валентина, зевая в момент разговора
— Судя по твоему тону голоса
Ухмыльнулась Оксана, стукая каблуками черных ботфорт, направлялась по тротуару, в сторону центрального больничного крыльца, прошла мимо двух идущих на встречу девушек.
— Ночка у вас была еще та — поделилась Оксана впечатлением, прошла мимо двух светловолосых девушек, подошла к каменному крыльцу больничного здания
— Только вот недавно закончили операцию — уверяла, вновь зевая Валентина, выражая усталость сонным голосом — Хотела слегка лечь отдохнуть
— Ну я думаю вы это все заслужили — мило улыбнулась Оксана двум молодым медсестрам, которые стояли на ступеньках каменному крыльца — Но только не сегодня, так что приготовь чашечку крепкого кофе и жди меня в кабинете, я скора подойду
— Что?! — возразила Валентина, не соглашаясь с мнением Оксаны — Вы спятили?
— А что сильно похоже? — ответила Оксана, наступая на каменную ступеньку, начиная медленно покачивая бёдрами подниматься
— Я с ног уже валюсь — начала жаловаться Валентина, высказываясь весьма недовольно, выражая иронию жалости в голосе — А вы что-то там задумали, вы ведь даже не знаете, как можно устранить двойное отхождение магистральных сосудов от правого желудочка, для нашего типичного случая
— Я как раз именно это хотела вам рассказать — уверяла Оксана, поднявшись на крыльцо больницы, прошлась по нему — Мне всё равно еще нужно заскочить в реанимационное отделение, вы ведь туда доставили мальчика?
— В его сейчас состоянии — уверяла Валентина — Слишком большой риск, доставлять его в палату
— А где его мать? — поинтересовалась Оксана, взявшись рукой за большую деревянную ручку в форме большого шара, потянула её на себя
— Её мать тоже там же — высказываясь, возмутившись, пояснила Валентина — Вы же сами пускаете посторонних, куда вам только вздумается, может еще и в операционную пустите семью мальчика
— Не говори ерунды! — упрекнула Оксана, когда вошла в тамбур, входная дверь за её спиной плавно захлопнулась — Просто её отец очень влиятельный человек, он бы так и так получил бы разрешение и без моего согласия, так зачем же всё усложнять и портить отношения
— Кстати Тихонов уже подписал распоряжение о ваше восстановление на должность заведующего отделением
Рассказывала Валентина, пока Оксана, направляясь по тамбуру, подошла ко второй двери, потянув за ручку которую, вошла в вестибюль.
— Поздравляю — скорее даже с чувством сарказма выразила своё впечатление Валентина — Ваш трон теперь снова ваш
— Просто другого
Прищурив лазурные голубые глаза, от яркого света, ответила Оксана, направляясь по белой мраморно плитке пола фойе.
— И быть не могло
Уверяла Оксана, направляясь между рядами железных скамеек в зоне ожидания на ресепшене, прошла рядом висевшей панели телевизора, на которой показывали утреннюю сводку новостей.
— Ты ведь всегда знала — решила позабавиться Оксана, понимая, как сильно раздражала этим свою собеседницу — Что это только мне может принадлежать, а ни какому-то там Серову
— Я даже скорее это знала — заверила недовольно, по какой-то причине, Валентина
— Знала — ухмыльнулась Оксана, заметив рыжеволосую девушку, спускающуюся по ступенькам лестницы массивного крыльца, её тело облегал белый врачебный халат, скрывающий за собой нижнее красное кружевное белье — И поэтому ты пришла встретить меня, так как знала, что я иду
— Просто подумала — ухмыльнулась Валентина, отдвигая телефон, от уха медленно спускаясь по ступенькам лестницы, поверхность которых была покрыта белой мраморной плиткой — Что если вы звоните мне, то непременно идёте сюда, а значит, вам есть что нам сообщить
— Есть
Заверила Оксана, остановившись рядом со ступеньками лестницы, касаясь пальцами гладкого массивного перила, пропустила двух спускающихся первыми медсестёр.
— Только — возразила Оксана, сохраняя на алых губах прелесть явной выраженной улыбкой наступая каблуком черных ботфорт на ступеньку лестницы — Я вам это сообщу, когда вы отправитесь домой и выспитесь, как следует
— Да ну……
Не поверила сначала своим ушам Валентина, застыв на ступеньках лестницы, так и не успев спуститься до конца, остановилась в пару метрах от Оксаны, убирая телефон в карман халата. Вид у рыжеволосой девушки был весьма сексуальный, белый врачебный халат облегал её тело, выраженно подчеркивая изящный рельеф, груди и форму бёдер. Её рыжеволосые, волосы, цвета пламени, были, слега растормошены, в голубых глазах, словно воцарилась бездонная пропасть изнеможения сил, о чем свидетельствовала её томная вялая мимика на лице. Походка, в тот момент как эта львица спускалась по ступенькам, была весьма вызывающей движение её бёдер и то, как она звучно наступала каблуком красных туфель на мраморную поверхность ступенек, сгибая при этом ногу в колено, вызывало скорее в сознании Оксаны, желание порочной жажды.
— Вы отпускаете нас домой? — усомнилась в услышанном Валентина, облокотившись бёдрами на перила лестницы, ухмыльнулась в ответ на серьёзный взгляд Оксаны
— Ну, если у тебя есть другие варианты привести себя в бодрый вид
Ухмыльнулась Оксана, снимая капюшон, с головы начиная медленно подниматься по ступенькам, придавая золотистым русым волосам свободу объёма. После чего помотала чуть головой, чтобы подобной дикой страсти водопада волосы, разящим потоком устремились вниз, посыпая плечи Оксаны, окутывая шею. Покачивая в такт упругой прелестью бёдер, Оксана, поднимаясь по ступенькам выложенной из мраморной плитки, выражая в себе гордую уверенную натуру.
— То, пожалуйста — заверила Оксана, играя коготками пальцев одной руки по перилам лестницы, обернулась, выразительным лазурным голубым взглядом посмотрела на свою рыжеволосую собеседницу, от которой так приятно пахло сладостью кашемирового дерева — Я буду только рада
— Что не вериться — была окутана сомнение, высказала своё мнение Валентина — У нас мальчик в крайне тяжёлом состоянии, я удивляюсь просто, как еще вас Волков не убил
— Нет я удивляюсь просто — возразила Оксана, поднимаясь по ступенькам лестницы, расстегивала пуговицы белой шубки — Как это такая девушка, как дочь Волкова, смогла родить такого ребёнка
— Ну у каждого свои тараканы в голове — пояснила Валентина, ухмыльнувшись развела руками, поднявшись вместе с Оксаной на второй этаж
— Мне нужен халат — встав спиной к Валентине, заявила Оксана, снимая с себя шубку, нагло и очень аккуратно вручила её в руки рыжеволосой сзади стоящей девушке
— Зачем еще? — чуть не выронив шубку Оксаны из рук, поинтересовалась Валентина, едва удержав роскошную вещь в руках
— Мне нужно в реанимационное отделение
Пояснила Оксана, направляясь в сторону реанимационного отделения по коридору, оставляя стоять рыжеволосую девушку одну в недоумении.
— Ты не идёшь? — обернулась Оксана, положив ладонь руки на выставленное бедро
— Неужели у вас есть ответ? — проявляя интерес, ускорив шаг, держа шубку Оксаны в руках, спросила Валентина
— Я бы не пришла бы сюда — уверяла Оксана, пожав плечами, состроив красивую улыбку алых безупречных губ — Будь я полной дурой
— Хоть мы и решили проблему с недостаточностью клапана легочной артерии
Рассказывала Валентина, тяжело и изнурённо вздыхая, проследовав за Оксаной следом по коридору, резво стукая каблуками красных туфель по линолеуму пола.
— У мальчика до сих сохраняется гипертрофия обоих желудочков
Продолжала докладывать Валентина, встряхнула головой так, чтобы рыжие волосы не падали ей в лицо, с трудом в руках удерживая шубку Оксаны.
— Выраженный цианоз, легочная гипертензия, слабость, тяжелой формы цианоз
Вдыхая воздух ртом, девушка показывала, как для неё был груз белая шубка, которую она старательно пыталась держать в руках.
— А так же отставание в физическом развитии значительное — пояснила Валентина так, как будто эта тема была её неприятна — Как будто ему не полгода, а месяца три с натяжкой
— Я знаю-знаю — уверяла Оксана, обернувшись, встав у дверей входа в реанимационное отделение, обвивая пальцами пластиковую ручку
Перебирая мысли изученные с домашнего компьютера, Оксана, вспоминая картину события, как над правым желудочком располагается аорта, а легочный ствол прилегает к «дефекту межжелудочковой перегородки». Данная патология вызывает нарушения гемодинамики и клинические проявления примерно те же, что при «транспозиции магистральных артерий» с большим дефектом межжелудочковой перегородки и легочной гипертензией. Учитывая риск при сложившихся обстоятельствах, Оксана предположила с 25% вероятностью развития «коарктация аорты».
— Это всё хорошо и прекрасно
Словно, как отходя от искушения страстью, терзающего разум головоломки, ответила Оксана, продолжая держаться за ручку двери, ухватившись за неё пальцами одной руки.
— А сейчас ты иди домой — рассказывала Оксана, стараясь не обращать внимания с каким изумление и задумчивым взглядом на неё Валентина — И хорошенько выспись, понимаю, вечером у нас операции никто не проводит, но нам нужно провести её как можно скорее
— У вас осталось всё меньше времени
Ухмыльнулась с сарказмом Валентина, рассуждала она подошла к Оксане, словно выказывая на выражении своего лица чувство усмешки и превосходства, выраженное самоутверждением.
— Представляю, как вы будите объяснять комиссии по трансплантологии
Наклонившись чуть к Оксане, держа её шубку в руках, пояснила рыжеволосая девушка, снизив тон голоса до упоительной страсти шепота.
— Что по вашей вине вы угробили сердце мальчику
Уверяла Валентина, выставляя Оксану виновной в случившемся, хотя глаза рыжеволосой девушки скорее выказывалась глубокую зависть, которая терзала её душевной болью.
— Но ведь это ведь не так важно, Волков ведь в вас верит и Тихонов вас рад принять с распростёртыми объятиями
Словно выражая всю боль, ранимую утрату, рыжеволосая девушка перед глазами Оксаны пыталась из-за всех сил самоутвердиться, стараясь как будто что-то доказать.
— Лишь потому, что вы каким-то образом вдохновляете людей работать в этом богом забытой больнице — пояснила Валентина, словно подражая характеру Оксаны, прошипев шепотом перед её лицом
— Вау….. — выразила восхитительной улыбкой формы алых губ Оксана — Ты стала похожей на меня, вот что тебе не хватало, признай ты на глубине своей души, всё еще желаешь меня видеть в своей теплой постели, трахать меня вместе со своим возлюбленным
— Что за бред?! — возразила Валентина, вдруг неожиданно переменив свою решимость, скрываясь за маской застенчивости, отошла от Оксаны, выпрямив гордо спину — Я никогда ни с кем не собираюсь делить своего любимого человека
— Однажды ты его со мной уже разделила — пояснила Оксана, ткнув, заигрывая девушку, которая перед ней стояла, пальцем в грудь — Только признай, тебе ведь это понравилось?
— Делайте лучше то — повела недовольно губами Валентина, словно потеряв свою уверенность после того, как Оксана растоптала её самоутверждение в пыль — Что вы лучше всего умеете
«Наивная самодовольная дура, думает, сумеет меня убедить парой каких-то незначительных утверждений, на самом деле она не понимает какая она дыра, которую я пытаюсь заполнить собой», размышляла Оксана, состроив выразительную форму алых губ, открыла дверь реанимационного отделения, потянув на себя.
Белые кафельные стены и пол реанимационного отделения, имели зеркальный оттенок отражаемых в них обстановки помещения. Большие двери, большая поверхность которых была заполнена стеклом, а так же сами окна в палатах, чтобы дежурный персонал по отделению, наблюдали постоянно за пациентами. Дежурная медсестра сидела на посту в нескольких метрах от входа в отделение, под светом настольного светильника девушка, словно неотрывно стукала пальцами по клавиатуре. Не обращая внимания на вошедшую Оксану в стерильное отделение, она отвлеклась на шум сигнала аппаратуре одной из палат, быстро вставая с кресла, на котором сидела, направилась в сторону палаты, откуда доносился сигнал прибора жизнеобеспечения.
Стукая каблуками черных ботфорт, пока медсестра вошла в палату к пациенту, Оксана прошла к посту медсестры, на спинке кресла которого висел белый халат. Снимая халат со спинки кресла, Оксана быстро надела его на себя, взяв с края стола медицинский колпак, быстро надела его на голову, скрывая роскошные пряди золотистых волос под ним. Одевая на лицо марлевую повязку, а так же застёгивая пуговицы белого халата, Оксана направилась по коридору к реанимационной палате пациента. Словно чувствуя опаску, Оксана подошла к стеклянной двери палаты, прикусывая краешек губы, боясь себя обнаружить, взявшись пальцами за ручку, легонько потянула её в сторону, отодвигая, словно дверь купе.
— Вы знаете, а я вас ждала — оставаясь стоять у окна, жалюзи которого были наполовину прикрыты, говорила Алина Романовна Волкова — После всего того, что пережил мой сын, у вас хоть хватило совести прийти сюда
Темноволосая девушка была одета во всё тоже в синие, материал которого легкостью касания облегал её тело, подчеркивая скромный силуэт рельефа женского тела. На её лице выражалась скорее, по мнению Оксаны, дикая скорбь, боль разочарования и душевные переживания, бесконечная нервотрёпка, которую она переживала не отходя от кровати младенца, что самостоятельно еще не мог дышать, находясь на искусственной вентиляции легких. Молчание Оксаны, по всей видимости, раздражало эту девушку, от чего на её лицо стало проявление выражения нестерпимой злобы, скорее даже горестного отчаяния.
— Молчите — прошипела она ощущая лишь тишину, как Оксана переступила порог открытой двери, вошла в палату, аккуратно задвигая за собой дверь — Ну же скажите что-нибудь, докажите мне что мой отец прав, он видит в вас спасителя, когда я сама вижу в вас пустое место
— Что же — ответила Оксана, аккуратно задвинув дверь, облокотилась на неё спиной — Довольно обосновано, я должна была предвидеть риск
— Вы настояли на проведении баллонная вальвулопластики — обвиняя, говорила гражданка Волкова, вынося для Оксаны убедительное замечание — Это по вашей вине у моего сына развился еще один порок, благодаря которому его теперь мучают все эти страдания
По щеке этой девушке пробежала капля слезы, её глаза уже не могли выдержать ту боль разочарования, что она вместе сопереживая муки со своим сыном, испытывала на себе.
— Я не знаю, что вами движет — выражая вновь ненависть к Оксане, говорила Алина Волкова, вызывая голосом и манерой поведение скорее опаску — Почему мой отец так упёрся и доверяет вам, но если у вас нет ответа, почему мой сын еще страдает……
— У меня есть ответ — ухмыльнулась Оксана, после чего прикусывая скрыто под марлевой повязкой на лице губу — Но боюсь вам, он может не понравиться
— Бог видит, я пыталась вести себя сдержано
Прошипела Волкова, стояла рядом с кроваткой младенца, что лежал под аппаратом искусственной вентиляции легких, так как дыхательная функция легких была нарушена.
— Но твоё безразличие — направляясь к Оксане, словно злой хищник, Волкова была очень осторожно, так как сама испытывала нерешимость в своих действиях, девушкой двигало скорее чувство материнского безумия — Твоё поведение, ты ведешь себя словно……
«Она что совсем ебанулась, я понимаю, она винит меня за мой просчёт, да я ошиблась, но ведь Серов, устранил мою ошибку и да больше всего я боюсь получить от неё здесь пиздячек», испугалась Оксана, испытывая неконтролируемый разумом страх за свою жизнь.
— Послушайте — уверяла Оксана, облокотилась на поверхность стеклянной двери, словно вжалась от страха, обращая внимание, как девушка тоже чувствуя опаску, направлялась очень медленно к ней — Давайте поговорим, нам всем нужно успокоиться
— Мой сын чуть не умер
Быстро сделав ускоренным шагом несколько шагов в сторону Оксаны, Волкова очень сильно её напугала, вынудив от испуга забиться в правый угол палаты.
— Пока ты ставишь на нём свои опыты
Подошла она, ускорив нерешительно шаг, направляясь к Оксане, в страхе и панической ярости схватилась, не отдавая себе отчёт за её горло. Прижав Оксану к стенке, с такой резкостью и неожиданность, что колпак, который был у неё на голове, скрывавший пряди её роскошных золотистых волос, слетел раскрывая красоту их полной силы объёма.
— Ты что думаешь, он тебе подопытная крыса
Продолжала она шипеть, вцепившись когтями одной руки в горло Оксане, прижала её к стене, вынуждая смотреть в истерической ненависти налитые глаза.
— И в том, что он сейчас испытывает
Прокричала она прямо в лицо Оксане, сдавливая пальцами горло, так что дышать становилось почти невозможно. Оксана словно затаив дыхание от ужаса боялась даже пошевелиться, чувствуя с какой звериной яростью, мать этого ребёнка держала её за горло, сдавливая медленно его пальцами, перекрывая возможность дыхания. Ногти этой разъярённой девицы, словно когти львицы, впивались в кожу трахеи Оксаны, пальцами сдавливая от ненависти горло полностью, дышать становилось уже невозможно. В глазах становилось всё темнее, Оксана, забившись как неистовый зверь, вцепилась в твёрдую руку матери ребёнка, пытаясь оторвать её от своего горла. Вцепившись пальцами в кафель стены, в который вжалась тело, Оксана царапала её, неистово пытаясь вздохнуть, раскрывая рот, когда на лице была одета марлевая повязка. Продолжая метаться, извиваясь, вжавшись в стену как дикая королевская кобра, Оксана чувствовала, что уже теряет сознание, стараясь не проявлять сопротивлению акту насилия, надеясь на снисхождение к своей истязательнице.
— Это твоя вина
Прошипела она, разговаривая рядом с ухом Оксаны, пытаясь усердно её душить, словно не контролируя и не отдавая себе отчет в происходящем.
— Да сдохни же ты, наконец!!! — в истерике прокричала Волкова, усердно начиная сжимать пальцами, горло Оксане, пока в глазах не стало полностью темно
— Гм….. кх…..
Пыталась издать глухие звуки, Оксана, чувствуя уже сама, как бьётся неистово её сердце, как дергалась грудь, пытаясь вздохнуть, раскрывая учащенно рот под повязкой.
— Ах……х — издавая глухой беззащитный стон, металась Оксана, прижимаясь спиной к стене, чувствуя как дыхательный проток был полностью перекрыт пальцами девушки
— Сдохни-сдохни-сдохни!!!! — кричала в ненависти Волкова, сжимая, словно из-за всех сил пальцами горло Оксане — Сдохни………….
— Что вы делаете!!!! — вбежала в палату медсестра, резко отдернув с чрезвычайной легкостью руку Волковой от горла Оксаны, позволяя резко вздохнуть полной грудью
— Нет, отпустите меня!!!
Прокричала Волкова, когда медсестра держала её за руку, в тот момент Оксана соскользнула по стене, падая на четвереньки, жадно пытаясь хватать воздух.
— Я убью тебя….. — кричала в истерике Волкова, пытаясь вырваться, когда её держала медсестра — Да отпустите же меня
— На помощь — кричала медсестра, пытаясь держать разъярённую мать, которая была готова наброситься на Оксану, чтобы закончить начатое — Да помогите же мне, она же её сейчас убьёт
— Пустите меня немедленно — с криками чуть ли не во всё горло, Волкова пыталась вырваться, когда худая медсестра держала её с трудом за руку
— Охрану быстро — заметив кого-то вбежавшего в отделение реанимации, прокричала медсестра, с трудом уже держала Волкову — Вызовите охрану…..
— Что здесь происходит? — вбежал в палату сотрудник службы безопасности больницы, быстро схватил за руку Волковой, которая выскользнула из схватки медсестры
— Держите её — распорядилась медсестра, пытаясь отдышаться, словно отдавая Волкову, когда она уже сорвалась с её руки, устремляясь к Оксане — Она ненормальная, выведете её немедленно из отделения
— Пойдёмте госпожа Волкова — с сарказмом сурово но, всё же выражая улыбку, произнёс охранник — Вам надо охладиться
— Что здесь произошло? — поинтересовалась медсестра, подошла к Оксане, когда она продолжала стоять на четвереньках, сорвав стерильную повязку с лица — Почему она на вас накинулась?
— Она хотела….. — жадно хватая воздух ртом, Оксана не могла прийти в себя после перенесённого стресса — Она хотела…….
— Вы сами привели её сюда — рассказывала медсестра, продолжая стоять над Оксаной, поправляя рукава белого халата — Это по вашему распоряжению, мать этого ребёнка, находиться здесь, как бы там ни было, я обязана доложить обо всё случившемся Тихонову
— Он наверно — вновь стараясь отдышаться, Оксана жадно хватала воздух ртом, оставаясь стоять на четвереньках, переводя, набираясь сил, чтобы произнести речь — В отделение ведь работают камеры видеонаблюдения
— Как же было хорошо без вас тут
Недовольно произнесла медсестра, поправляя колпак на голове, под которым скрывались роскошные пряди кашемировых волос, после чего медленно подошла к открытой двери.
— По крайней мере, в реанимацию не пускали посторонних людей — оставаясь стоять в проходе открытой двери, рассказывала молодая девица — Пускай сам Тихонов теперь решает, как теперь с вами быть, я буду настаивать на том, чтобы вас уволили
— Пустая трата времени и слова — изумилась впервые, после испытавшего шока, в улыбке Оксана, продолжая сидеть на полу, поджала под себя ноги — Тихонов, ни за что меня не уволит, как бы вы там не старались, у вас ничего не получиться
— Не уволит — ухмыльнулась медсестра, снимая марлевую повязку с лица — Но засунет в такую дыру, что вы и сами будите этому не рады
— По-моему меня тут душили — возразила Оксана, оспаривая мнение девушки, что была крайне недовольна произошедшей сценой — Не я тут беспорядок устроила, она сама на меня набросилась
— Вот это вы лично Тихонову и расскажите — заявила нагло медсестра, покинув палату реанимации, закрывая за собой дверь, оставляя Оксану одну сидеть на полу
— Сука блядь ненормальная
Прошипела Оксана в тишину под звук тикающего прибора жизнеобеспечения, снимающего синусовый ритм сердцебиение ребёнка.
— Ты слишком многое о себе возомнила — продолжая выражать возмущение, шипела Оксана, находясь одна с полугодовалым ребёнком в палате

***
Расположившись в черном кожаном кресле, Оксана облокотилась на его мягкую черную спинку, положив эффектно выражая упругую кожу ног благодаря разрезу платья сбоку, выказывая шикарные бёдра. Держа в руках пластиковый стаканчик с кофе, Оксана вдохнула через открытую его крышку ароматную свежесть карамели. Прислонив стаканчик к губам, Оксана оставила на его пластиковой поверхности отпечаток алой страсти, помады. Закрывая медленно глаза, представляя упоительное искушение сладкой прелести карамели, нежась в тенистых оттенках качающегося за окном тополя, что устроил пляску теней по стенам и полу кабинета. Чувство сжатой шеи как и едва видные синяки на ней всё еще сохраняли отметину насилия, такое чувство, было у Оксаны будто после случившегося, было немного затруднено глотание.
Тихонов стоял у окна, дотрагиваясь пальцами до жалюзи которые весели на нём, потревожил их покой, слегка начиная их тормошить, словно стараясь успокоить свои нервы. Волков, был всё еще в недоумение от произошедшего, всё еще не мог посмотреть Оксане в глаза, спустя некоторое время, он расположился сидя на стуле за стеклянным столом, прямо напротив Серова. Валентина едва бренчала чайной ложкой, размешивала гранул кофе кипятком залитой кружки. Мария Леонова, сидела справа от Серова, опустив голову, словно была поражена случившимся инцидентом, скрылась за прядью русых белокурых волос, волнами падающих на её плечо.
— Я до сих пор не могу понять — рассказывал Тихонов, задвинул жалюзи, препятствуя проникающим лучам дневного света в кабинет — Как это всё-таки произошло Оксана, Владимировна может, прольёте ясность на всех нас
Обернулся заведующий больницей, поправляя рукав черного пиджака, выражение его лица говорило о том, как его все эти проблемы достали. Словно момент ожидания возник и все находившиеся в кабинете люди, включая Оксану, обернулись и посмотрели на него, как раз в тот момент, когда мужчина был готов взорваться, подобно извержению вулкана.
— Что черт возьми происходит! — прокричал Тихонов с трудом уже сдерживая себя — Как это объясните мне произошло, что дочь господина Волкова, напала на вас и стала вас душить?
— Это вы меня спрашиваете? — изумилась Оксана в улыбке, отрываясь от пластикового стаканчика с кофе, смакуя его сладость карамели во рту — Это она на меня накинулась, стоило мне только войти в палату
— Доктор Серов рассказал мне обо всём случившимся — первое, что произнёс Волков, за всё время, что находился в кабинете — Сначала хочу перед вами Оксана Владимировна принести свои глубочайшие извинения, за поведение своей неугомонной дочери
— Это блядь слабо сказано — уверяла Оксана, смутившись перед Волковым, грязно выразив собственное мнение, повернулась обратно спинкой к Волкову и Тихонову — У меня просто нет слов, выразить тот пиздец, который со мной произошёл
— Оксана Владимировна!
Упрекнул Тихонов, суровым голосом, так что Оксана в тот момент, когда отпивала кофе со стаканчика, слегка поперхнулась им, проливая его капли на черное платье.
— Следите, пожалуйста, за своим языком — пояснил Тихонов замечание, которое он вынес для Оксаны — И это уже не в первый раз, вы устраиваете цирк у меня в больнице!
— Да что вы на меня накинулись — вспылила Оксана, поставив быстро стаканчик с кофе на стол, разливая с него несколько капель на поверхность стола — Я ей абсолютно ничего не сделала, она сама набросилась на меня, стоило мне только войти в палату
— Вы не дали мне договорить Оксана Владимировна — откашлявшись в руку, вставая со стула, на котором сидел, говорил Волков, отошёл от стола — Нам с дочерью рассказали, как вы ошиблись, когда производили свою, как это там называется процедуру
— Баллонная вальвуопластика стеноза легочной артерии
Пояснила суровым голосом Оксана, прикусывая краешек нижней губы, ощущая как от нервного волнения, она начала произвольно подергиваться.
— Ошибиться мог любой — уверяла Оксана — Вы хоть знаете риски при таких обстоятельствах, что хотя бы ваш внук после проведенной процедуры останется жив
— Господи Оксана Владимировна — вновь упрекнул Тихонов, почувствовав себя неловко за поведение Оксаны перед Волковым — Постарайтесь выражаться цензурно
— Да блядь куда уж цензурно — снова грязно выругалась Оксана, выражая свой растерзанный муками эмоций характер, вскочила с кресла в котором сидела, позволив каплям разлитого кофе на столе пропитать сладкой вязкостью, ткань платья еще больше — Это она на меня накинулась, почему вы ей ничего не говорите?!
— Я уже поговорил со своей дочерью — уверял Волков, всё еще чувствуя за собой вину перед Оксаной, за то, как его дочь обошлась с ней — И естественно ваши люди пояснили мне о возможно риске смерти моего внука во время самой процедуры
— Тогда чего же вы от меня хотите?! — была на грани срыва Оксаны, выказывая отчаяние в лазурных голубых глазах, демонстрировала на них появление влаги, ранимых горечью слёз
— Ваше счастье Орлова, что я не могу вас выгнать, так как вы очень нужны здесь и полковник Волков верит в вас
Всё с таким же возмущением, Тихонов высказывал собственное мнение, подошёл к стеклянному столу, на котором были раскрытые красные папки больницы и черная папка от Фадеева.
— Будь моя воля, я бы вышвырнул бы вас уже — произнёс Тихонов с такой терзающей ненавистью, как будто присутствие Оксаны для него в этой больнице стало уже невыносимым
— Не забываетесь, гражданин Тихонов
Надулась Оксана злостью дикой королевской, словно чувствуя, как всё тело словно затрясло волнением и необъяснимой для неё самой паникой.
— Это я превратила ваш так называемый деревенский клоповник
С дрожащей от ненависти нижней губой, произнесла Оксана, уже не отдавая себе отчет и не контролируя эмоции, выливала накалившуюся боль.
— В медицинский центр, сюда посмотрите съезжается вся Московская элита
Гордо поднимая подбородок к верху, Оксана, покачивая упругой красотой бёдер, подошла к Тихонов и серьёзным взглядом королевы, посмотрела ему в глаза.
— Скажите просто, тут при всех
Стараясь быть убедительной, когда всё тело и разум терзало непреодолимая для неё самое чувство волнения, эмоции, как будто порвало подобно, как рвётся струна у гитары.
— По какой причине господин Романов втрахивает свои деньги в ваше лечебное так называемое заведение — подняв голос почти до крика, выразила громко эмоции Оксана , ошеломив при этом Тихонова — Ну расскажите им
— Да что вы Орлова о себе тут возомнили?! — был крайне недоволен Тихонов, как его мнение и его эго Оксана растоптала при всех в пыль
— Хватит!!! — не выдержал напряженной ссоры, прокричал Волков
— Оксана Владимировна — вмешался в ссору Серов, обернулся, продолжая сидеть на стуле — Вы кажется, хотели нам что-то сообщить, вы ведь собрали всех нас тут не по поводу тому, как дочь Романа Андреевича, пыталась вас задушить
«Мне кажется дурой во всём случившимся теперь выгляжу я», подумала про себя Оксана, смутившись как все в напряжении на неё стали смотреть, уделяя ей всё внимание.
— Ладно послушайте — глубоко вздохнула Оксана, словно переводя дух — Проанализировав все исследования, включая даже те, что предоставил мне Фадеев
Направляясь к негатоскопу, что находился в кабинете рядом с окном, жалюзи которого были наполовину прикрыты, Оксана выраженно покачивала бёдрами в каждом шаге.
— Я смею предположить, есть шанс — уверяла Оксана, включая свет на доске, на которой всё еще висел рентгеновский снимок — Хирургически исключить врожденную патологию сердца мальчика
— И как позвольте предположить вы собираетесь это сделать — усомнился Серов в решении Оксаны, перелистывая страницу лежащей перед ним на столе карты — У мальчика выраженная гипертрофия обеих желудочков, возможен большой риск обструкции легочных путей
— Есть вероятность исключения порока — рассказывала Оксана, взяв в руки маркер — Выполнив операцию Гленна
— Вы надеюсь понимаете риск подобной операции — возразил, вынося собственное мнение Серов, был весьма удивлён выбором Оксаны — У мальчика и так осложнения гипертрофии обоих желудочков
ДОС (двойное отхождение магистральных сосудов) от ПЖ (правого желудочка) с субпульмональным ДМЖП (дефект межжелудочковой перегородки). При данном варианте порока вся оксигенированная кровь из ЛЖ (левого желудочка) через ДМЖП направляется в ЛА (легочная артерия), а венозная кровь — из ПЖ (правый желудочек) в аорту. Выражен цианоз, высок риск развития легочной гипертензии. Можно сделать вывод, что, несмотря на различие в анатомии, гемодинамика ДОС от ПЖ с субпульмональным ДМЖП соответствует «TMC» (транспозиция магистральных сосудов).
Операция Гленна не решит проблему с двойным отхождением магистральных сосудов полностью, однако поможет продержаться мальчику, до гемодинамической коррекции сосудов операции Фонтена. Тем самым, данный метод позволит, направить ток крови, вытекающей из правого желудочка в легочный ствол и из левого желудочка в аорту, благодаря наложению анастамоза. Суть операцииФонтена заключается в том, что хирургическим путём с помощью переключения магистральных сосудов изменяется система кровообращения человека. Таким образом, что вместо двух кругов кровообращения остаётся один, по которому кровь сначала проходит через все органы и ткани организма, отдавая кислород и забирая углекислый газ, а затем проходит через лёгкие, обогащаясь кислородом и отдавая углекислый газ.
— Вы надеюсь понимаете — делая вывод после того как выслушал Оксану, заявил Серов — Что успех такой операции 25%
— Ну я бы сказала что даже 40% — смутилась Оксана, заметив как лицо Волкова пришло в ужас, после того как Серов вынес свой вердикт
— Вы сильно преувеличиваете — вновь оспаривая, не согласился с таким утверждением Серов
— Скорее даже преуменьшаю — ухмыльнулась Оксана, понимая насколько Серов, был своим утверждением прав
— Скажите Оксана Владимировна — неожиданно для всех, Волков встал со стула, на котором сидел и внимательно слушал спор Оксаны и Серова — Вы точно сможете провести эту операцию?
— Я бы не предлагала бы — пояснила Оксана, отвечая на вопрос — Если бы не была так уверена
— Вы что серьёзно?! — пытался вразумить Серов, был возмущён решимостью Оксаны — Вы хотите убить ребёнка, прямо на операционном столе
— Он умрёт!
Прошипела Оксана, кинув маркер, которым обводила контуры сердца и возможные пути наложения анастомоза на белой доске рядом с негатоскопом.
— Если мы ничего не будем делать — уверяла Оксана, недовольно посмотрела на Серова — Так или иначе нам нужно её провести
— А если что-то пойдёт не так — пытался переубедить Серов, закрывая карту что лежала перед ним на столе — Что если произойдёт, скажем обструкция легочных путей?!
— Я думаю, что стоит согласиться с Оксаной Владимировной
Поддержала Мария Леонова, посмотрев сквозь стёкла надетых на глазах очков то на доску, на которой нарисовала Оксана маркером, то в карту, что лежала перед ней на столе. Белокурая девушка, поправляя свой белоснежный халатик, что так пленительной красотой изгиба облегал её тело. Положив выразительно ногу на ногу, блондинка отразила прелесть восхитительной кожи ножек, украшением которых служили черные туфли на высоком каблуке. Распущенные белокурые волосы, были просто восхитительны оттенком соломы, отражали отблеск проникающего в кабинет и падающего на них света.
— Риск конечно присутствует
Ответила, вставая со стула Мария Леонова, отразила прелесть шикарных ягодиц, на которые Оксана обратила внимание, форма которых была больше похоже на спелый упругий персик.
— Но учитывая, что мальчик может умереть
Рассказывала блондинка, направляясь к Оксане, выражая уверенность в каждом шаге, покачивая эффектно бёдрами, словно в такт хода поршня в цилиндрах двигателя.
— Когда он и так в плохом состоянии
Продолжала рассуждать Мария, подошла к месту где на полу лежал маркер и колпачок, нагнулась и подняла его, встав специально спиной к Оксане, так чтобы она могли увидеть красоту её тела.
— Его шансы стремительно уменьшаются — поднимая маркер с пола, рассуждала Мария, выразительным взглядом посмотрела в глаза Оксане — Я что думаю, стоит попытаться
«Блядь как же ты хороша, я прям начинаю течь, зачем ты это делаешь, зачем ты мучаешь меня, почему я раньше не замечала твоей красоты», уверяла себя Оксана, продолжая смотреть на блондинку, поднимающую с пола маркер.
— Ну, раз других возражений нет
прикусывая краешек губы, ответила Оксана, как будто застыв в предвкушении поймав на себе взгляд белокурой красотки, желание которого терзало сильное искушение страсти
— Мы можем начинать подготовку к операции
Распорядилась Оксана, не могла сдержать больше на себе соблазна взгляда блондинки, отвернулась, медленно подошла к окну, тормоша кончиками пальцев висевшие на нём жалюзи.
— Или у кого-то есть вопросы, как мы будем её проводить? — поинтересовалась Оксана, отодвигая кончиками пальцев жалюзи на окне, всматриваясь в гармонию света и тени за стеклом
— Я всё же не согласен с мнение Оксаны Владимировна
Попытался возразить Серов, вставая со стула на котором сидел, обращаясь к Волкову, поправил рукав белого надетого на нём халата, закрыл папку, что лежала перед ним на столе.
— Вам как вы являетесь единственным опекуном — уверял Серов, подошёл к Волкову, когда он сидел на стуле нагнулся и внимательно посмотрел мужчине в глаза — Который вправе принимать решения за мальчика
Стараясь придать убедительность тону голоса, рассказывал Серов, недовольно посмотрев в сторону Оксаны, когда она с холодным взглядом в лазурных голубых глазах, смотрела в окно.
— Рекомендую пересмотреть сроки и сам метод данной операции — отодвинулся Серов от Волкова, словно был удивлён с каким безразличием, словно не слушал его, на него посмотрел он в ответ
— Прошу меня простить гражданин Серов — возразил Волков, вставая со стула на котором сидел, расправил черный, с пепельным оттенком пиджак — Но главный лечащий врач моего внук Орлова, я хочу, чтобы так оставалось и впредь
Ха-ха выкуси старый ты пердун решил таким образом меня поиметь, я ведь прекрасно знаю, что Волков предан в лечение своего внука одной лишь мне», коварной блистательной улыбкой, ответила Оксана в отражение на стекле, рядом с окном у которого стояла, теребила жалюзи.
— У кого-нибудь будут еще возражения?! — поинтересовалась Оксана, оставаясь стоять не оборачиваясь, теребила пальцами жалюзи, царапая коготками их ткань — Возможно, будут какие-то пожелания по поводу выбранного мною метода лечения?!
— Шанс на успех крайне мал — ответил Серов недовольно, оставаясь стоять у стеклянного стола
— И всё же я намереваюсь его использовать
Заверила Оксана, обращая беглым взглядом обернувшись, обратила внимание, как отпивая глоток кофе с кружки, Валентина прошла за её спиной, покачивая скрытым под белым халатом бёдрами.
— Валентина ты не могла бы задержаться
Мило улыбнулась Оксана, обращая на изящно поставленные бёдра в каждом шаге рыжеволосой девушке, обратилась она к ней, покусывая от волнения краешек губы.
— Остальные могут быть свободны — распорядилась Оксана, делая специально такой взгляд, как будто больше никого не замечая из находившихся в кабинете
— Я буду у себя в кабинете Роман Андреевич — заявил Тихонов, первый, направляясь к выходу из кабинета Оксаны — Если вам будет что-нибудь нужно, вы знаете куда обратиться
— Спасибо Валерий Валерьевич — поблагодарил Волков, направляясь вслед за Тихоновым к выходу из кабинета — Думаю на сегодня уже, с меня концертов хватит
— Мария проведи необходимые анализы в лаборатории — отдавая указания обратился Серов к белокурой девушке, которая встав со стула хотела покинуть кабинет — Готовьте мальчика к операции, если Оксана Владимировна готова взять на себя всю……
— Я готова принять весь груз ответственности — заявила Оксана, опираясь бёдрами на подоконник окна, ухмыльнувшись милой улыбкой стервы
— Вы о чём-то хотели со мной поговорить? — выражая застенчивость, поставила кружку с кофе Валентина на стеклянный столик
— Ты единственная — ответила Оксана, промолчал некоторое время, дождавшись пока Серов и Мария Леонова покинут кабинет — Кто не высказал своё мнение по поводу моего выбора, метода проведения хирургического лечения внука Волкова
— Просто подумала
Ухмыльнулась рыжеволосая девушка, по выражению её глаз и подёргиванию нижней губы, было видно, как она хотела сообщить что-то предельно важное для неё.
— Что раз Волков и так на вашей стороне, наверняка оно учиться не будет — пояснила Валентина, отошла с кружкой к стеклянному столу
— Но я бы всё же хотела его услышать — уверяла Оксана, продолжая внимательно наблюдать за девушкой, которая выразительно покачивая бёдрами, подошла к столу, отодвинув стул
— Оно так будет важно для вас? — словно не соглашаясь с ответом, пояснила Валентина, присаживаясь на стул, девушка держала в руке стакан с кофе
«Зачем эта сука со мной играет, я же вижу, что её что-то мучает, с одной стороны мне было бы глубоко плевать, но эта рыжая сука очень много сделала для меня и я просто обязана её хотя бы просто выслушать», размышляла Оксана, не понимая, что происходит сама начала нервничать.
— Ты же понимаешь
Прикусывая краешек губы, Оксана, выразительно покачивая бёдрами, направилась к столу, за который, усаживаясь на стул, расположилась рыжеволосая девушка.
— Что это не так — уверяла Оксана, понимая, что настал интригующий момент, что требовал снятия напряжения, перед предстоящей хирургической операцией
— А как должно быть? — поинтересовалась Валентина, когда Оксана подошла к стулу, на котором сидела, расположившись к ней лицом, опираясь бёдрами на грань стеклянного стола
— Ладно, говори — ухмыльнулась Оксана, заметив как девушка, что сидела перед ней на стуле начала нервничать, взяв исписанный лист, начала напряженно его теребить пальцами
— Что говорить? — еще больше смутилась Валентина, когда Оксана уделила ей такое большое количество внимания, стала пристально изучающим взглядом на неё смотреть
— Тебя ведь что-то тревожит — пояснила Оксана, сохранив прелесть тёплой улыбки на губах, присаживаясь на стеклянный стол, вызывающе положила ногу на ногу перед девушкой
— Нет! — довольно резко поначалу ответила Валентина — С чего вы взяли?
Нервничала Валентина, явно чувствуя себя неуютно, когда Оксана так эффектно перед ней выказывала красоту изящной кожи бёдер. Опираясь руками на стеклянную поверхность стола, Оксана, продолжая на нём так сидеть, наклонилась к своей рыжеволосой неуверенной собеседнице. Понимая, что глаза Валентины что-то недоговаривают, что-то достаточно важное, Оксана решила действовать осторожно изучающим взглядом, замерла в предвкушении, выражая милую столь же застенчивую по красоте улыбки. Поведение Валентины и то, как она сидела на стуле перед Оксаной, нервно теребила коготками кончик чайной ложки, которая находилась в кружке с черным кофе, заставляя её легонько бренчать о керамику.
— Правда — встряхнула головой рыжеволосая красотка, чудесным образом выказывая перед Оксаной прелесть веснушек на её лице, вдобавок ко всему, показала красоту оттенка огненного цвета волоса — У меня всё хорошо
— Послушай — возразила Оксана, аккуратно принимая нежный тон для общения — Я была не права по отношению к тебе
— Что вы хотите этим сказать? — была удивлена Валентина, но выразила признательность перед Оксаной милой теплоты улыбкой, скрывая взгляд за прядями рыжих волос
— Я понимаю, ты устала — говорила Оксана, игриво заигрывая с девушкой, коснулась коготком указательного пальца, кончика её носа — Можешь не принимать участия в операции, я тебя отпускаю, до понедельника
— Но я хочу там участвовать — уверяла Валентина в своей решимости и желании помочь команде
— Ты уверена?
Поинтересовалась Оксана, посмотрев выразительным лазурным голубым взглядом в глаза девушке, словно принуждая её тут же ответить без колебаний.
— Операция продлиться, возможно, до следующего утра — пояснила Оксана, сползая кошкой с края стола, касаясь каблуками черных ботфорт линолеума в кабинете — Если ты будешь мне ассистировать, я не дам тебе время отдохнуть
— А мне и не потребует? — ответила с ухмылкой Валентина
— Послушай — понимая, что просит слишком много Оксана решила подмаслить девушку, покачивая бёдрами, подошла к свободному стулу слева от Валентины, продолжая столь изнурённо смотреть ей в глаза присаживаясь на свободный стул — Может быть, ты хочешь в отпуск?!
— Да не хочу я в отпуск
Ответила Валентина, начиная нервно теребить краешек халата, выдавая себя, тем, что её что-то терзает, как будто есть что-то такое важное, что она хочет сказать Оксане, но по какой-то причине не может.
— Я хочу быть там, в операционной с вами — уверяла Валентина, позволяя пальцам, обеих рук Оксаны, коснуться своих колен
«Так она мне никогда не расскажет, а как я сука я не могу поступить с ней, она для меня столько всего сделала, хоть она дура, но она важна тут для меня», размышляла Оксана, внимательно всматриваясь в глаза рыжеволосой девушки, пытаясь понять, что так сильно её терзает.
— Пообещай мне только одно
Глубоко и изнурённо вздохнула Оксана, хватая воздух ртом, продолжая смотреть в глаза Валентина, испытывая при этом волнение, нервно перенося безызвестность и неопределённость.
— Что чтобы не случилось, ты никогда не уйдёшь из команды — потребовала Оксана, кончиками пальцев дотронулась до подбородка девушки, обращая её взволнованный взгляд на себя
— Как это делаете вы?! — поинтересовалась Валентина, ловко увиливая от ответа, но при этом, состроив улыбку, продолжала смотреть в глаза Оксане
— Не обязательно — возразила Оксана, прикусывая краешек губы, наклонилась к рыжеволосой девушке, чувствуя запах черного кофе исходящий от её розовых губок — И не отклоняйся от вопроса, просто пообещай
— Как я могу обещать — возразила Валентина, остановив пальцы, продвижения руки Оксаны, когда они так ловко проникли за тонкую грань белого надетого на ней халат — Если вы сами не держите слово, почему вы считаете, что люди, которые работают на вас, ваша собственность
— Ну, наверно потому — пожала плечами Оксана, развела руки в стороны, сохраняя прелесть улыбки алых губ — Что оно наверно так и есть
— Вы не вправе решать за людей — не соглашаясь с мнением Оксаны, Валентина быстро встала со стула, словно скрывая взгляд который что-то хотел сказать важное
— Просто скажи что происходит — чувствуя интригу, которая завораживала внушительной долей сексуального возбуждения, Оксана встала со стула, покачивая бёдрами в такт изящной походки, подошла к мягкому белому креслу, на котором расположилась Валентина — Разве я этого не вижу?
— Не видите что?! — поинтересовалась Валентина, делая вид, как будто и никакого напряжения в этом разговоре и вовсе не существует
— Хватит из меня дуру делать — прикусывая краешек губы, Оксана была недовольна тем, как Валентина считала за забаву игру отношений между ней
— Я просто не понимаю, что происходит — ответила Валентина, когда ей не хватило смелости глядя в глаза Оксаны, сказать причину её тревоги — И чего вы от меня хотите?
— Просто скажи мне — присаживаясь на подлокотник белого кресла, в котором расположилась рыжеволосая девушка, заявила Оксана, положив выразительно ногу на ногу — У тебя всё нормально и тебя ничего не беспокоит
— Зачем вам это
Ухмыльнулась Валентина, отвернув взгляд в сторону закрытой двери, позволяя руками Оксаны, обвить своё тело, прижавшись к нему.
— Вы впервые за долгое время спрашиваете моё мнение и то, как я себя чувствую — выказывая удивление, рыжеволосая девушка, делилась впечатлением, находясь в объятиях Оксаны
— Потому как впереди очень сложная операция
Уверяла Оксана, разговаривая шепотной речью над ухом Валентины, нотки которых радовали её сознание, интонацией звучания ритма.
— И я хочу чтобы ты была максимально собрана — пояснила Оксана, пытаясь посмотреть в глаза девушки, когда она, склонив голову прятала от неё взгляд
— Я и так максимально собрана — ответила Валентина, когда Оксана, коснувшись кончиками пальцев подбородка девушка, повернула её застенчивый взгляд на себя
— Ляг поспи несколько часов — указала Оксана взглядом гордой королевы на мягкий диван в кабинете на котором лежал смятый клетчатый плед — Мария и Серов справятся там без тебя, возьмут анализы и проведут УЗИ диагностику
— А так же проведут ЭКГ — возразила Валентина выставив указательный палец вверх перед губами Оксаны — И это всё помимо того чтобы взять соскоб из зева, анализов крови я и пересчитать, на пальцах вам не смогу, если я лягу сейчас спать, то придётся задействовать персонал больницы
— Ах…. гулять — шикарно выражая форму обольстительных алых губ, заявила гордо Оксана, состроив хищный порочный оскал лица перед рыжеволосой красоткой — Так на все деньги, пусть Тихонов и задействует всех способных проводить анализы
— Вы с ума сошли
Улыбнулась в ответ Валентина, девушка была безумна рада тому, с какой гордостью и свободой Оксана распоряжалась своим еще пока не заслуженным положением. Прелесть запаха кашемирового оттенка, словно сочилась цветочным нотами парфюма Валентины, когда они так манили к себе, сознание Оксаны, изысканностью его безупречной вкусовой палитры.
— Тихонов будем сильно не доволен вашим решением — ухмыльнулась Оксана, прошептав рядом с губами рыжеволосой девушки ощущая аромат терпкости черного кофе веявшего из её губ
— Да плевала я на его мнение — гордо заявила Оксана, вставая с подлокотника кресла, оставляя Валентину сидеть на нём одну — А тебе действительно пора в постель, ложись я обо всё сама позабочусь
— Но куда же вы?
Поинтересовалась, выказывая интерес улыбкой на розовых губах, спросила Валентина, поджав под себя ноги опираясь ладонями обеих рук на сидушку кресла в котором сидела, выгнула спину.
— Вы что не останетесь со мной?
Рыжеволосая девушка, состроив выразительные ямочки на щечках, поинтересовалась заманивающей интонацией голоса, состроив перед Оксаной взгляд застенчивых голубых глаз.
— Что может быть важнее, чем наша с вами близость, когда все остальные пусть работают
— Я бы была пиздец как безумна рада раствориться в твоих объятиях
Ухмыльнулась Оксана, встав посреди кабинета рядом со стеклянным столом, обернувшись, положив ладонь на выставленное бедро
— Но без меня девушки в лаборатории не справятся, а мне еще нужно купить им конфет — уверяла Оксана, прикусывая краешек губы — Кто-то ведь должен за всё заплатить, чтобы мальчику провели как можно скорее операцию
— Но вы ведь и так можете — возразила Валентина, была не согласна с решением Оксаны, нахмурила при этом обидчиво губки оставаясь сидеть в кресле на коленях — По одному только вашему слову, весь персонал больницы, будет делать то, что вы им скажите
— Интересно с чего бы это? — поинтересовалась Оксана, выказывая взглядом искушение недоверие
— С того
Заверила, гордо подняв подбородок к верху, ответила Валентина, по выражению её лица и тону голоса, можно было понять, как эта девушка была под впечатлением
— Люди в вас верят и я тоже — уверяла Валентина, придавая убедительность своим словам, уверенной интонации голоса
— Ляг, поспи
Говорила Оксана, направляясь, покачивая выразительной красотой бёдер, материал черного платья, надетый на ней, прекрасно красотой изгиба подчеркивал всю эластичность движения.
— Ты мне нужна в здравом уме — ответила Оксана, когда подошла к закрытой двери, касаясь пальцами металлической ручки, легонько надавливая на неё — В операционной ты мне нужна в здравом уме — потянув на себя, когда дверь, открываясь, поддалась
— Но ведь вы же главный хирург в операционной
Уверяла Валентина, в тот момент, когда Оксана, сгибая ногу в колено, выражая эластичность изгиба бёдер, вошла в приёмную, покидая кабинет.
— Разве вам не нужен отдых? — удивилась Валентина, выражая обиду остаться одинокой, спросила рыжеволосая девушка, подошла медленно к дивану, наступая на него колено
— За меня не беспокойся — ухмыльнулась Оксана, оставляя дверь открытой, чуть наклонилась в сторону кабинета, любознательно продолжая смотреть как Валентина подобно кошке, забралась на диван, усевшись, поджала под себя ноги — Я успела себя потешать ночью в кроватки
— С Корниловым?! — поинтересовалась Валентина, чем зацепила очень сильно Оксану за живое
— А вот это уж моя дорогая — не сдержав себя, хлопнула Оксана дверью, закрывая за собой, облокотившись потом на её поверхность — Не твоё блядь дело
— Оксана Владимировна! — взвизгнула Валерия, чуть на разлив кофе, кружку которого держала в руке, продолжая пристально сидеть смотреть в монитор компьютера
Белокурая девушка, сидела за компьютерным столом, её красивый торс, выразительно подчеркивая грудь, облегала тонкая белая ткань блузки. На глазах блондинке, были очки, форма оправа которых имела ровную овальную структуру. Её пышные белокурые волосы, словно струи водопада, плавно посыпали хрупкие плечи Валерии. На столе, принадлежащей этой блондинке, лежали раскрытые папки финансовых отчетов по работе отдела.
— Что же вы так пугаете?! — выказывая недовольства, кокетливо Валерия нахмурила губки, посмотрев выразительным взглядом на Оксану
— Просто кто-то иногда суёт свой нос, туда — уверяла Оксана, прошла по приёмной, стукая каблуками по линолеуму пола, покачивая в такт бёдрами — Куда ему не следует
— Так вы меня напугали — была всё еще возмущена Валерия, явно демонстрируя своё недовольство, эта женщина пыталась, словно вызвать к себе чувство жалости и сострадания
— Ну, блядь извини
Подошла Оксана к закрытой входной двери в кабинет, касаясь пальцами её металлической ручки, легонько на неё нажимая.
— Что ты до сих пор не привыкла к моему характеру — улыбаясь блистательной улыбкой, алых губ, открывая дверь, Оксана тут же вышла в коридор, закрывая дверь за собой
Направляясь по больничному коридору, голубые стены которого выражали на своей поверхности гармонию игры теней качающихся за окном голых деревьев. Вдыхая глоток воздуха раскрывая выразительно алые губы, Оксана чувствовала, как неожиданно её охватила волна изнурительного напряжения, которое безвольно начинала терзать её разум.

***
Открывая двери операционной, Оксана, переступая через порог, наступая на плитку белоснежного кафеля, ощутила отблеск света, операционных ламп, что отразился на стёклах её очков. Мальчика на каталке, доставила в операционную, Мария Леонова, после чего подкатив каталку к хирургическому столу, аккуратно переложила его на поверхность. Валентина занималась обработкой хирургических инструментов, тщательно производя их дезинфекцию. Серов подготавливал аппарат искусственного кровообращения к предстоящей на нём работе.
— Мария подготовь наркоз — распорядилась Оксана прошла операционной, держа обе руки, на которых были надеты хирургические перчатки, согнутыми в локоть
— Надо же было вам выбрать время ночью — был недоволен Серов — Вот только закончили анализы и получили необходимые результаты, как вы тут же настояли на проведение скорей операции
— У нас нет времени ждать до утра — уверяла Оксана, подошла к столу, на котором лежал полугодовалый ребёнок, страдающий дыхательной недостаточностью и цианозом кожи руки и ног
— Начали давать гемоглобин внутривенно
Рассказывала Мария Леонова отошла от хирургического стола, взяв из рук старшей операционной медсестры, синее хирургическое белье.
— А так же вазодилататоры — пояснила белокурая девушка выразительным взглядом, сквозь стёкла надетых на глазах очков посмотрела на Оксану — Дыхание стабилизировали
— Действие препарата пройдёт — рассуждала Оксана, пытаясь упрекнуть Серова — И что потом Валерий Валентинович, как вы думаете, какие симптомы мы еще увидим на теле мальчика и что ему придётся испытать?
— Вы так говорите — возразил Серов, оспаривая доводы Оксаны — Как будто в этом есть моя вина
— Нет блядь вы у нас всегда белый и пушистый — грязно выругалась Оксана, не сдержав при себе накал играющих эмоций
— Просто признайте — уверял Серов, оспаривая мнение Оксаны, обернулся — Этот ребёнок как подопытная крыса, для вас Оксана Владимировна, вы желаете испробовать этот метод, потому как
В классическом варианте операция Гленна сейчас не применяется, потому что были выявлены серьёзные и неожиданные недостатки: при соединении верхней полой вены и правой легочной артерии конец в конец, то есть без соединений с другими артериями, постепенно разрушается структура капилляров правого лёгкого — возникают множественные мелкие обходные соединения между артериями и венами лёгкого, из-за этого легкое перестаёт работать. Такие проблемы наблюдаются только в правом лёгком, а в левом легком в то же время всё нормально. Такая странность объясняется влиянием печёночных ферментов на работу сосудистой системы лёгких — при таком разделении кровотока печёночные ферменты неравномерно попадают в правое и левое лёгкое, и это отрицательно влияет на функционирование сосудистой системы пациента.
Чтобы избежать подобного осложнения был разработан более современный вариант операции Гленна, который получил название двунаправленный кавопульмональный анастомоз.
«Блядь как он, сука хоть такие люди мне нужны и я не могу его выгнать, но этот старый пердун меня уже изрядно заебал», сгорая от стыда, подумала про себя Оксана, понимая, как легко он разгадал её экспериментальный метод.
— Неужели вы подумали, чтобы я?! — выражая удивление, ответила Оксана, прикусывая под скрытой марлевой повязкой краешек губы
— Вы знаете, что операция Гленна нецелесообразна в её первоначальном виде
Рассказывал Серов свою теорию, пока Мария Леонова обрабатывала грудную клетку малыша раствором «Бетадина».
— Наш пациент не может дышать самостоятельно — пояснил Серов — Поэтому он почти постоянно на искусственной вентиляции лёгких
— Да, но как вы тут при нас всех рассказали об экспериментальном методе двунаправленном кавопульмональном анастомозе — начала рассуждать Оксана, когда все на неё стали так удивлённо смотреть — Техника, конечно, не изучена до конца, но в штатах она прекрасно применяется
— Вы используете метод кардиохирургии не изученный в нашей стране достоверно
Упрекнул Серов, его словно раздражало то, как Оксана в обход системе медицинской этики выбрала этого ребёнка как эксперимент для своего личного опыта.
— Вы подготовились это видно — был недоволен Серов — Но на практике вы эту технику анастомоза никогда сами не применяли и у меня нет опыта
— Применив эту технику — догадалась Мария Леонова, вынося своё предположение — Оксана Владимировна создаст, в случае успеха, несокрушимую фундаментальную репутацию в этой больнице, её будут звать в другие медицинские комплексы нашей страны
— Оксана Владимировна это правда?! — подошла неожиданно Валентина к Оксане — Вы, что собираетесь испытать на мальчике непроверенную методику наложения двунаправленного кавопульмонального анастомоза
— Я её хорошо изучила — заверила Оксана — Тем более выхода у нас нет, у него только один выход либо он к утру сам умрёт, либо мы спасём ему жизнь сейчас
— Либо он умрёт прямо на операционном столе — возразил Серов — Вам ведь это не в первой правда?
— Это не справедливо! — упрекнула Валентина — Мальчик вам не подопытная крыса, чтобы проводить свои экспериментальные не изученные методы лечения
«Да что вы об этом знаете, чтобы применить этот метод я его долгое время изучала, ну подумаешь каких-то пару часов, но мне этого хватило», уверяла себя Оксана, подошла к металлической тележке на которой были расположены хирургические инструменты.
— Ну, все высказались? — ухмыльнулась Оксана, взяв в руки электронож, встала рядом со столом, на котором лежал ребёнок
— Я помогу — понимая и выбирая тут же нужную сторону, переменила вдруг решения Валентина, встав на сторону Оксаны — Я буду вашим ассистентом
— Я тоже помогу — заявила Мария Леонова, поддержав Оксану
— Ну в таком случае — было видно как Серов неохотно поддержал решения большинства
Электронож «ЭХВЧ-500», предназначен для резания и коагуляции мягких тканей и кровеносных сосудов токами высокой частоты в МОНО и БИ режимах.
С особой внимательностью и достаточно плавно, Оксана пользуясь электроножом, произвела срединный разрез от вырезки грудины, до середины «эпигастральной области», область непосредственно под мечевидным отростком, соответствующая проекции желудка на переднюю брюшную стенку. Разрезая электроножом ткани «фасции» и «надкостницыгрудины», Оксана тут же выполнила коагуляцию ткани, пока Валентина, тщательно обрабатывала разрез тампоном асептика.
Методика срединной «стернотомии», хирургическая операция, заключающаяся в рассечении грудины; выполняется для обеспечения доступа к органам. Используя «стернотом», серии System 6 Stryker, Оксана произвела разрез грудины, в месте рассечения тканей электроножом. Валентина, пользуясь специальными хирургическими крючками, поэтапно развела рассеченные концы в стороны. Мария Леонова пользуясь специальным хирургическим воском, выполнила гемостаз из краев разрезанной грудины. Пользуясь «ранорасширителем», хирургический инструмент, облегчающий доступ к «органу» путем разведения краев «раны» и удерживания их в определенном положении, после чего Валентина полностью раздвинул края грудины.
— И так рана раздвинута — говорила Оксана, пока Валентина используя ранорасширитель, обеспечила доступ к сердцу ребёнка — Переходим к канюляции полых вен и восходящей аорты
— Я подготовил аппарат для искусственного кровообращения — отчитался Серов — Можем переходить к методу искусственного кровообращения
Оксана взялась выполнять методику, канюляции полых вен и восходящей аорты, по технике операции двунаправленного кавопульмонального анастомоза. Воспользовавшись скальпелем, Оксана рассекла перикард, после чего на края раны наложила стерильное полотенце. Пальпируя пальцами верхнюю и нижнюю полую вену, для исключения в месте предполагаемой канюляции, для исключения атероматозной бляшки, хроническое заболевание артерий эластического и мышечно-эластического типа. Выполняя дальше пальпацию в резиновых перчатках, нижней и верхней полой вены, Оксана нашла наиболее подходящей интраперикардиальный участок, так как он более устойчив к разрыву и диссекции. Пользуясь хирургическими ножницами, Оксана произвела рассечения тканей сердца, пока Мария Леонова пользуясь электроотсосом, откачивала образовавшуюся кровь, в месте раны, тут же произвела её обработку асептическим раствором. Производя двойной кисет нитью 4/0 с площадью, но не более одного квадратного сантиметра, Оксана накладывать трубку турникета, стараясь не допустить, чтобы игла при накладывании кисетного шва, не проникала на всю толщину стенок аорты, таким образом, Оксана выполнила первый кисетный шов. Используя второй кисетный шов, Оксана произвела его наложение на 1-2 см выше устья нижней полой вены, пытаясь избежать, чтобы венозные канюли не «перекрестились» между собой. Аккуратно приподнимая правое предсердие левой рукой, Оксана приложила треугольный кисетный шов 2 кв.см. к месту, которое выглядело достаточно прочным по толщине, чтобы удержать фиксирующий шов с канюлей.
— И так теперь мы видим, что насосная функция снижена — пояснила Оксана, зафиксировав кисетным швом канюлю в области правого предсердия
— Так и должно быть — недовольно высказал Серов, своё мнение, указывая на монитор, где отображалась моторная функция сердца ребёнка
Удаляя зажимы с сердца, Оксана позволила ему возможность возобновить собственную гемодинамику тока крови. Выполнила наложение нитей шва трубку турникета, Оксана придала устойчивость его зажимом, типа москит, но не затягивала. После чего медленно Оксана развела зажим, освобождая магистрали контура искусственного кровообращения. Используя сосудистые зажимы, Оксана зафиксировала его к корпусу двух артериальных канюль. Производя установку артериальных канюль, Оксана расположила их в верхнюю и нижнюю полую вену на 1см глубже устья, фиксируя при этом, кисетные швы турникетами. Выполнив проверку на наличие пузырьков воздуха внутри канюли и кровеносной магистрали, Оксана надёжно зафиксировала её деталям стернотомного ранорасширителя. Затем после этого этапа для подтверждения правильности установки можно выполнить измерение давления в артериальной линии контура аппарата искусственного кровообращения, а также выполнить нагнетание небольшого количества раствора из объема первичного заполнения в просвет аорты под контролем давления.
— И так убираю зажимы с нижней и верхней полой вены
Отчиталась Оксана, снимая предельно внимательно зажимы с нижней и верхней полой вены, возобновляя циркуляцию крови по легочному контуру.
— Подготовьте АИК5 к работе — распорядилась Оксана, убирая хирургические зажимы — Скора перейдём на искусственное кровообращение
Удостоверившись в надежной фиксации обеих канюль в нижней и верхней полой вене, а так же в отсутствии пузырьков воздуха и кровеносной магистрали, Оксана внимательно наблюдала за изменением давления в кровеносном контуре аппарата искусственного кровообращения. Производя нагнетания небольшого количества раствора в полость канюляции полых вен, Валентина внимательно наблюдала за показаниями изменениями величины давления на аппарате.
— Начинайте нагнетать давление в течение двух-трех минут до 2,2-2,4 л/м2/мин — распорядилась Оксана отдавая указания своим коллегам
— Дальше я буду сама следить за регулировкой артериального насоса и «оксигенатора» — изъявила желание Мария Леонова — Руководствуясь определенными критериями функции заменяемого сердца — выполняя регулировку нагнетания давления тока крови по контуру искусственного кровообращения, рассуждала блондинка
— Раствор для перфузии готов? — спросила Оксана, обращаясь к Серову, когда он занимался подготовкой перфузионного раствора для кардиоплегии
Кардиоплегия (cardioplegia; кардио— + греч. plege удар, поражение) — комплекс мер, направленных на защиту миокарда во время основного этапа кардиохирургического вмешательства, включающих в себя остановку сердца (асистолию), кровяную, либо фармакохолодовую протекцию миокарда. Кардиоплегия применяется при операциях на сердце с использованием «аппаратов искусственного кровообращения».
Степень охлаждения может быть различной и определяется условиями операции. В большинстве случаев достаточна умеренная гипотермия (температура в пищеводе не ниже 28°). Глубокая гипотермия до 15-10° применяется крайне редко, в случае необходимости временной полной остановки кровообращения (коррекция редких аномалий развития сердца, устранение неполадок в перфузионной аппаратуре).
— Начинаю вводить раствор для перфузии — распорядился Серов, производя нагнетание раствора перфузии в контур искусственного кровообращения
— Отлично — улыбнулась Оксана за скрытой на лице марлевой повязкой — Постепенно переходим на искусственное кровообращение, исключая основной контур, начинайте кардиоплегию

1 — аорта;
2 — двунаправленный кавапульмональный анастомоз;
3 — правая легочная артерия;
4 — ствол легочной артерии с перекрытым прямым потоком;
5 — линейный протез «Gore-tex»;
6 — проксимальная часть устья нижней полой вены;
7 — фенестрация;
8 — граница удаления наружной оболочки протеза «Gore-tex» вокруг фенестрации;
9 — анастомоз между нижней полой веной и линейным протезом «Gore-tex» по типу «конец в конец»;
10 — нижняя полая вена;
Пользуясь скальпелем, Оксана, выполнила отсечение нижней полой вены от правого предсердия в области ее устья. Через устье нижней полой вены, Оксана произвела иссечение межпредсердной перегородки. После чего Оксана выполнила наложение проксимального анастомоза между нижней полой веной и линейным протезом «Gore-tex» по типу «конец в конец». Правую легочную артерию, Оксана скальпелем продольно рассекла снизу, напротив ранее наложенного двунаправленного кавапульмонального анастомоза, на протяжении 2-3 см накладывают анастомоз между линейным протезом «Gore-tex» и правой легочной артерией по типу «конец в бок». Формируют фенестрацию диаметром 4-5 мм в боковой стенке протеза «Gore-tex» на 1,5 см выше проксимального анастомоза со стороны, прилежащей к правому предсердию. Удаляют наружную оболочку экстракардиального протеза до линии анастомоза между ПП (правым предсердием) и боковой стенкой протеза «Gore-tex» в области фенестрации. По линии удаленной внешней оболочки накладывают анастомоз между правым предсердием и боковой стенкой линейного протеза «Gore-tex» по типу «бок в бок». Способ позволяет уменьшить вероятность стеноза устья коронарного синуса, уменьшить вероятность кровотечения, снизить вероятность тромбоэмболических осложнений.
Методика имплантации «Goretex» состоит в туннелизации дефекта посредством двух терминальных инцизий, затем следует введение имплантата. Могут потребоваться маленькие шовные стежки для соединения мест введения материала. Имплантацию проводят на уровне поверхностного слоя, чтобы избежать риска выталкивания.
— И так — распорядилась Оксана, сшивая анастомоз между правым предсердием и боковой стенкой протеза Gore-tex — Подготовьте теплообменник, начинаем запускать сердце — иглу и хирургическую нить в руки Валентины, отдала она указание
— Переключая АИК в нагнетание теплой воды — отчитался Серов, после чего по трубкам аппарата искусственного кровообращения начала поступать тёплая вода
— Производим запуск сердца — заявила Оксана снимая зажимы , снимая зажимы с восходящей аорты и нижней и верхней полой вены — Для начала нужно чтобы оно немного поработало на аппарате АИК, пока мы не добьёмся нормальной температуры после гипотермии
«Гипотермия» (переохлаждение) — состояние организма, при котором температура тела падает ниже, чем требуется для поддержания нормального обмена веществ и функционирования.
— Низкое артериальное давление — доложила Мария Леонова, продолжая внимательно следить за показаниями на мониторе
— Так и должно быть — заверила Оксана, обращая внимание на монитор, заметила так же предельное низкое артериальное давление, сердца мальчика едва билось — Подготовьте адреналин и дефибриллятор
— Валерий Валентинович — обратилась Оксана к Серову — Прекращайте работу АИК, переходим полностью на самостоятельный ритм — извлекая канюли с входящей аорты, говорила она, после чего немного позже извлекла канюлю с половых вен
Убедившись в нормальной работе сердца, Оксана стала производить зашивание прочными швами вскрытый перикард, пока Валентина используя медицинский отсасыватель «Аксион ОМХ-5/80-01», извлекла всю выступающую кровь. Выполняя проверку надёжности швов сумки перикарда, Оксана перешла к аспирации грудной полости, пользуясь синтетической трубкой длинной 40 сантиметров, установила её в самой высокой точке вскрытой брюшной левосторонней полости, выполнила её удаление скопившейся крови, сгустков и газов.
Валентина, аккуратно извлекла рано расширитель из раны, предоставляя возможность Оксане скреплять грудину ребёнка прочной хирургической проволокой. Тщательно скручивая щипцами, концы введённой проволоки, Оксана полностью, надёжно и достаточно крепко, соединила грудную полость. Убедившись в надежном и прочном сшивании грудной полости, Оксана стала выполнять, частыми швами рассеченную кожу и «подкожнуюклетчатку», используя методикой узловых швов.
— Валентина — обратилась Оксана отложив иголку с хирургической нитью на тележку рядом со столом, отошла на шаг от стола — Обработай рану «повидономйода»
— Я просто с ног валюсь — пытаясь словно вызвать к себе жалость, первое, что за несколько часов непрерывной процедуры произнёс Серов
— Не только вы — подметила Мария Леонова, помогая Валентина тщательно произвести обработку раны асептическим раствором
— Мальчика доставьте в реанимационную палату — распорядилась Оксана, направляясь к закрытым двустворчатым дверям операционной — И никого без распоряжения Тихонова в неё не пускать, даже Волкова и уж тем более его чокнутую дочь
— Оксана Владимировна?! — окликнула Мария Леонова, когда Оксана направлялась к закрытым дверям операционной, вынуждая её обернуться — Полагаю за мальчиком нужно назначить круглосуточный контроль?
— Ну, вы блядь еще график дежурств составьте
Грязно выразилась Оксана, недовольно чувствуя как от усталости, ноги словно отваливались, тело ныло изнурительной болью, страдая по горячей ласке воды с душа.
— Конечно — согласилась Оксана, открывая одну створку двери — И начнут с тебя
— С меня? — была удивлена блондинка — Но почему именно с меня
— Потому что я так сказала — грубо заявила Оксана, потянув на себя, открыла дверь
— Почему не с неё? — указала Мария на Валентину, пытаясь вызвать своей обидой к себе частичку жалости
— Потому что Валентина идёт в отпуск
Ответила Оксана, пожав плечами, перешагнула порог открытой двери, вошла в помещение предоперационной, оставляя за собой дверь открытой.
— Валюша ты это заслужила — пояснила Оксана, придерживая дверь локтём, встав в дверном проёме — Сегодня ты уже в отпуске, я тебя отпускаю — после чего дверь за её спиной плавно закрылась
Направляясь по помещению предоперационной шаркающей походкой, Оксана словно не чувствовала ног, такое чувство, как будто они стали ватными. Тело изнывало изнурительной слабостью, каждая клеточка тела Оксаны, сгорала впитать на себе радость ласки душей воды, что нежностью потока ласкала бы её кожу. Открывая дверь операционного отделения, Оксана ощутила свежий воздух, тот, что не так пропах асептика для санитарной уборки хирургических помещений. Белый свет светодиодных светильников, освещал мглу коридора, где в конце коридора находилась окно, на горизонте которого мелькало блеклое зарево рассвета. Переступая порог открытой двери, Оксана вошла в коридор, прищурив уставшие глаза от блика, падающего на стекла очков, белого свечения светодиодов. Воздух в коридоре был свежим, даже через марлевую повязку на лице Оксане, была возможность дышать свободно, совсем не чувствовалось никаких сторонних запахов. Медленно направляясь по коридору голубых окутанных тенью сумерек коридора, Оксана чуть ли уже не падала от усталости, желая вкусить в себе крепость будоражащей силы кофе, глоток которого сразу бодрил с новой естественной силой терпкостью вкуса. Перебирая, шаркая ногами, Оксана продвигалась по коридору, когда за стеклом пластикового окна в конце коридора назревало зарево назревающего рассвета, лелея её тело яркостью лучей восходящего над деревней солнца.


Гармония скопившегося пара в душевой кабинке, окутало тело Оксаны, плотной пеленой облака, создавая жаркую приятную атмосферу. Журчание и плеск на обнаженную кожу тела Оксаны миллионов капель льющейся воды с душа, доставляло незыблемое удовольствие. Ароматная прелесть дамасской розы, завораживала сознание Оксаны, прелестью оттенка будоражащего чувством запахом. Обильные капли воды и сгустков пены скатывали по бархатистой коже тела Оксаны, пленительно и с достаточной нежностью, волшебной силы трения, скользили вниз, пленяя рассудок приятным туманящим разум моментом соблазна. Покачивая упругой формой бёдер, стоя в душевой кабинке, Оксана, запрокинув голову, позволяя роскошным прядям волос, покрыть тысячам капель воды, придавая им мокрый собранный в кучу вид. Вращая искусно тазом, подобию дикой кобры, Оксана, впадая сознанием в искушение страсти, обольщалась ласки воды, покрывающей нежностью касания кожу, приятно скользили по ним. Омывая мочалкой сочную выставленную грудь, Оксана, сжимая её смачно пальцам, позволяла обильным сгусткам пены покрывать кожу груди, когда она, покачивая бёдрами из стороны в сторону, стукая каблуками мокрых черных туфель, исполняла танец порочного обольщения, находясь в душевой кабинке, окутанной плотной пеленой тёплого пара.
Перекрывая вентили смесителя душа, Оксана стояла в омуте окутанного паром, что подобно облаку, опутало пеленой душевую пластиковую кабинку. Стянув с двери белое махровое полотенце, Оксана ощущала, как сотни капель воды стекали по её коже, будоража моросящим касанием. Обволакивая своё тело в объятия белого полотенца, Оксана взяла с полки флакон с гелем для душа, а на кисть другой руки, повесила мочалку. Толкая кончиками пальцев легонько дверь вперед, Оксана открывая её, вдохнула ртом скопившейся пар в душевой кабинке, что волной необузданной силы стал вырываться наружу, оставляя за собой сладкий аромат розы.
«М…. сейчас поеду к Корнилову и уж точно, он не отвертится, я затащу его сама в постель, мы так порезвимся……», размышляла Оксана, сгибая ногу в колено, переступая через порог открытой дверки душевой кабинки, чувствовала, как капли леденящим касанием стекали по её телу, как мокрые волосы, моросили кожу оголённых плеч.
Покачивая выразительными движениями упругой формой бёдер, Оксана прошла по душевому помещению медицинского персонала, звонко стукая каблуками мокрых черных туфель по белой кафельной плитке. Снимая белое полотенце с вешалки рядом с входом, дверь которого была закрыта, Оксана поставила флакон с гелем на полку, после чего нагнулась так, чтобы мокрые волосы через голову свисали вниз, затем придала их объятиям теплого белого полотенца. Обвивая пальцами стеклянный флакон с гелем, Оксана взяла его с полки, столь же искусно покачивая бёдрами, подошла к закрытой двери, касаясь пальцами пластиковой ручки закрытой входной двери. Легонько надавливая на неё, Оксана потянула дверь на себя, чувствуя, как влияние прохлады с бытового помещения и комнаты отдыха медицинского персонала, буквально объятиями воздушной страсти охватило её тело.
Открывая дверь, Оксана не обращая внимание на обстановку комнату и кто там находиться, вошла в неё переступая порог, сгибая ног в колено, тут же закрыла за собой дверь. У окна, жалюзи которого были закрыты, Оксана не сразу заметила темноволосую девушку, что стояла кончиками пальцев, нервно перебирала жалюзи, как бы играя с ними позволяя лучам восходящего над деревней солнца легкостью гармонии лучей проникать в комнату. Заметив девушку, которая стояла у окна, Оксана сразу по синему платья узнала в ней Алину Волкову, ужаснувшись этому, Оксана застыла посреди комнаты, чуть не выронив из рук флакон с гелем, едва удержав его, зажав в пальцах. Прикусывая краешек губы, Оксана не могла проронить ни слова, вспоминая тут же последние события, как эта девушка пыталась её убить в реанимационной палате её сына, она так и осталась стоять, боясь первой привлечь внимание девушки.
— Что так и будешь стоять? — обратилась Волкова к Оксане, продолжая пустым взглядом смотреть через стекло окна рядом с которым стояла
«Опа теперь мне пиздец, в комнате ведь никого нет, никто за меня заступиться не сможет, но откуда же я блядь знала, что эту суку пустят в больницу», прикусывая краешек губы, Оксана не контролируя свои эмоции, начиная кусать краешек губы, сильно занервничала.
— Но как…. — проронила первое что Оксана, всё еще была подвержена ужасу последней неприятной встречи с этой девушкой
— Что как? — удивилась Волкова, обернувшись и впервые, с момента встречи, Оксана смогла заметить на лице этой девушки выразительной красоты улыбки искренности
— Как тебя впустили в больницу? — чувствуя опаску, не распознав намерения столь загадочной улыбки, Оксана отдалась во власть инстинкта самосохранения, отошла на шаг назад
— Мой отец уговорил службу безопасности и Тихонова Валерия Валерьевича, пропустить меня
Уверяла Алина Волкова, сохраняя радость улыбки на своём лице, девушка словно была счастлива, только Оксана чувствовала скорее в этой ироничной сцене лишь опаску за свою жизнь. Синее платье что облегало её тело подчеркивало выразительно её пикантные формы, объём груди, форму округлых бёдер, а так же осиную талию. Разрез сбоку на платье, выказывал ноги этой темноволосой девушки весьма шикарным рельефом. Такое чувство за счет её золотистого оттенка кожи возникало, как будто она постоянно посещает салон красоты и ведет очень тщательный уход за своим телом. Укладка её черных, почти как уголь волос, имела весьма ухоженный вид, что Оксане казалось странным ввиду последних событий встрече с этой женщиной в реанимационной палате, когда она чуть не стоила ей жизни. Искушающая сила «Good Girl Carolina Herrera», манила к себе оттенками запаха жасмина, кофе, миндаля и бархатной туберозы, манящие аккорды которых имели очень тесное и притягивающее внимание к себе сочетание. Высокий каблук синих туфель, выказывал весьма некую сексуальность к образу этой женщины, когда его строгая и изощрённая форма в виде утолщения на подошве и тонкой ножкой у основания, выражалась весьма заманчиво.
— Да не бойся ты так — заверила Волкова, делая шаг на встречу — Я и так ели говорила отца, чтобы он впустил меня к тебе
— Послушай
Выронив гель из рук как эффект самозащиты, так чтоб чудом ударившись о пол крепкий флакон не разбился, но сделал так чтобы Оксана взвизгнула от испуга и отпрыгнула на шаг назад спиной.
— Я ведь кажется, спасла жизнь твоему сыну
Возразила Оксана, совершенно не понимая, чего хочет от неё эта девушка, словно как кошка испугалась и забилась от ужаса в дальний правый угол комнаты рядом с дверью входа в сауну.
— Я исправила свою ошибку
Убедительно испуганным до ужаса голосом твердила Оксана, скрестив руки на груди, словно вжалась от страха в угол комнаты, чувствуя древесный запах, исходящий за закрытой дверью.
— Но послушай
Начиная учащенно панически дышать, Оксана, понимая риск опасности за свою жизнь, когда девушка осторожно словно сама боясь такой реакции к ней медленно, как хищник приближалась.
— Ладно, бери что хочешь
Ускоренным темпом голоса проговорила Оксана, вдыхая большой глоток воздуха ртом, чувствовала, как из груди, словно под влиянием адреналина будто хотело выскочить. В момент этого полотенце, что окутывало мокрые волосы Оксаны оковами нежных пут воедино, тут же слетело с её головы, падая на пол. Мокрые пряди волос тут же охватили леденящим касанием плечи Оксаны, но их холод она не почувствовала как разумом была предана объятиям окутавшего её разум страха.
— Только не…… — прокричала Оксана, закрываясь от предстоящей неизвестной опасности, закрыло лицо ладонями обеих рук, спряталась от проблемы, сама не зная что ожидать
— Да успокойся — удивила Алина Волкова таким утверждением — Я просто хотела тебя поблагодарить и извиниться за столь нелепый поступок, который произошёл между нами двумя в палате моего сына
— А…. правда — смутилась Оксана, сгорая от стыда, скрестила колени сомкнутых вместе ног, поправила полотенце на груди, не позволяя ему упасть — А то я подумала…..
— Я знаю, что ты подумала
Уверяла Алина Волкова, делая так атмосферу разговора, что как будто ничего не произошло, девушка, так и оставаясь стоять посреди комнаты нагнулась и подняла упавший флакон геля.
— Прости — застенчиво ответила Волкова — Я понимаю, я испугала тебя — говорила нежным голосом темноволосая девушка, держа в руках флакон с гелем, сделала шаг к Оксане
— Оу…. нет-нет!
Возразила тут же Оксана, выставив руки вперед так, чтобы локти сомкнулись на груди, когда она стояла вся, скрючившись, пытаясь не дать полотенцу на теле упасть.
— Поставь лучше вон так
Указала Оксана указательным пальцем на кофейный столик стоящий рядом с мягким диваном, на котором была небрежно разбросана её одежда из операционной.
— Просто мне так спокойно будет — пробурчала, выражая недовольство Оксана, вжавшись в угол комнаты, поправляя полотенце на груди, так чтобы оно не свисало
— Ладно — необычно вежливо, для Оксаны, согласилась Алина Волкова, стукая каблуками синих туфель, девушка подошла к кофейному столику, поставив на него флакон с гелем — Как скажешь
— Ну, раз я спасла жизнь твоему сыну
Всё еще чувствуя опаску, Оксана, ощущая дрожь по всему телу, отошла от угла, прикрывая, держась пальцами одной руки полотенце на груди, выказывая страх в глазах.
— То ты я полагаю, можешь идти
Неуверенность в собственном голосе из-за подергивания нижней челюсти мешало говорить Оксане, от чего она боялась отойти от угла, оставаясь стоять рядом с дверью входа в сауну, в нерешительности.
— Какой смысл нам ведь теперь — состроив выразительной красоты улыбку, стараясь быть предельно лестной со своей собеседницей — Враждовать — предположила Оксана, чувствуя себя, перед этой девушкой, загнанной в угол кошкой
— Я просто пришла извиниться
Уверяла Алина Волкова, мило улыбнувшись, девушку словно забавляло, как Оксана себя неловко чувствовала и насколько эта встреча ей была неприятно.
— Послушай мне очень неприятно — перешла на откровенности темноволосая девушка — Господи да можешь выйти из угла, я не кусаюсь
— Спасибо — возразила Оксана, не желая никак покидать удобное для неё место пребывания, пока её собеседница всё еще присутствует в этой комнате — Но я лучше тут постою
— Ну, хочешь, я отойду к входной двери — заверила Волкова, отошла, постукивая каблуками синих туфель по линолеуму, девушка направлялась к закрытой входной двери
«В идеале мне было комфортно, если бы ты вообще съебалась», успокаивала Оксана себя мыслью, дернулась с места, вновь вжалась в угол, как только девушка отошла от кофейного столика.
— У тебя полотенце упало
Предположила Алина Волкова, остановившись посреди комнаты, указывая пальцем на лежачее полотенце, что упало с головы Оксаны в момент того, когда она испугалась и вжалась в угол.
— Хочешь, я подниму? — сделав шаг в сторону Оксаны, предложила темноволосая девушка
— Нет не надо я сама подниму! — выставив руки, пока другой держала свисающее полотенце с груди, Оксана, отворачивая взгляд, до ужаса боялась возможности того, что эта девица может вновь впиться когтями в её горло — Спасибо, теперь можешь идти
— Ты знаешь там в холле, когда ты первый раз произвела хирургическое вмешательство моему сыну — рассказывала Алина Волкова, никак не решаясь покидать комнату, чем своим поведением напрягала Оксану — Я видела твою дочь и видела с какой любовью ты к ней относишься, но вот она почему-то…….
— Мои отношения с дочерью тебя не касаются
Прошипела Оксана, вцепившись в краешек соскользнувшего по телу полотенца, задержала его едва, прикрывая сочную грудь, позволяя ему вторым концом свисать до пола.
— Да и неважно, что ты там видела — прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала себя неуютно, вжавшись в угол комнаты, пока неугомонная собеседница, никак не желает её оставлять одну
— У тебя очень хорошая дочь — заверила Волкова, мило улыбнувшись Оксане — Да выйди ты уже оттуда, я ведь тебя там не держу, ты сама туда забилась как кошка
— Учитывая, что было в палате твоего сына — высказываясь недовольно, Оксана аккуратно обмотала тело, окутавшись объятиями полотенца — Смею предположить, что от тебя можно ожидать всего что угодно — осторожно наблюдая за реакцией девушки, вышла из угла
— Я же извинилась — еще раз повторила своё утверждением Алина Волкова, разводя руками, оставаясь стоять у кофейного столика, наблюдая как предусмотрительно, Оксана прошлась по комнате, словно кошка, затаив дыхания, боясь привлечь к себе лишнее внимание — Что еще нужно?
— Ты надеюсь в курсе — продолжая нервно кусать губу, Оксана подошла к дверце открытого шкафчика — Что твоему мальчику еще предстоит одна операция, что полностью скорректировать порок, в котором ты между прочим виновата
— И почему все вечно винят меня во всём
Возмутилась Алина Волкова, игриво нахмурив губки, наблюдая как Оксана, открыв полностью дверь шкафчика, нагнулась, начиная перебирать бельё на полке.
— У тебя ведь кажется у самой не всё гладко с дочерью — упрекнула девушка, присаживаясь на край дивана, поправила лежащий на его подлокотнике, белый халат
— Мои отношения с дочерью тебя не касаются — выглядывая из-за открытой дверцы шкафчика, прошипела, выказывая недовольство Оксана — Я сама как-нибудь разберусь
— Ну а что если честно вкратце произошло? — спросила странным голосом Алина Волкова, но это девушка интересовалась судьбой Оксаны, больше чем жизнью своего сына
«Дотошная самодовольная сука, еще не понимает, что после того как я спасла её сына проделав сложную операцию, она должна у меня в ногах валяться», была раздражена Оксана взяв с полки новые красные кружевные трусики, распечатала их упаковку.
— Если вкратце — не смогла сдержать Оксана пыл окутавших разум эмоций, разорвав упаковку полиэтилена в клочья — Это блядь не твоё дело
— Справедливо хм…. — ухмыльнулась застенчивой улыбкой Алина Волкова, после чего застенчиво, словно чего-то, смущаясь, повела губками — У вас с дочерью конфликт, значит не всё гладко в отношениях и я хочу знать почему?
— Серьёзно? — была удивлена Оксана, переступая через трусики, что держала в руках, начала нагнувшись их медленно надевать на себя — Я спасла жизнь твоему сыну и первое что ты хочешь знать, как обстоят у меня дела с моей же дочерью?
— Ну времени у меня теперь предостаточно — ответила Алина Волкова — В больницу меня уже точно не пустят, до тех пор пока не выпишут моего сына, так что мне нужно занять себя чем-то кроме переживания и страхом, беспокоясь о его жизни
«Она под чем-то, нормальная же женщина переживала бы за своего ребёнка, а ей как будто после того что я видела и испытала на себе в реанимации, словно всё равно», предположила Оксана, вращая искусно бёдрами, надевая на себя ажурные трусики.
— Ладно послушай — ответила Оксана, выпрямив полностью спину, закрепив резинку красных трусиков на талии — Поговори с моими людьми и тебя снов пропустят в реанимационное отделение
— Боюсь после того что я сделала — пояснила Алина Волкова, наблюдая забавляясь тому, как Оксана аккуратно расправила полотенце, сковавшего её тело вновь в тёплых оковах махровой ткани — Меня уже не пустят к нему…….
— Да блядь просто уйди нахуй отсюда
Прошипела Оксана, сделав так чтобы ткань приятного материала полотенца, завораживающим тонкостью касания полотенца, прокатилась по её телу, падая на пол.
— Не видишь, я одеваюсь
Была раздражена Оксана, даже не испытав приятного ощущения, быстро прислонила мягкие подушечки к напряженной выраженной сочной груди, сковав грудь путами бюстгальтера.
— И вообще что не видно — обернувшись, заводя руки за спину, пояснила Оксана, состроив оскал выражения губ, дикой королевской кобры — На двери было написано, только для служебного персонала больницы
— Я просто хотела тебя поблагодарить — уверяла Алина Волкова, чувствуя себя неуютно, заметив с какой жестокостью, произнесла своё недовольства Оксана перед ней
— Я рада — ответила Оксана, повернувшись к шкафчику, сняла вешалку с черным платьем, стараясь не обращать внимания на столь надоедливую собеседницу — Теперь можешь идти
— Ты ведь даже не слушаешь? — возмутилась девушка, обращая теперь внимание на платье Оксаны, решила поддержать разговор — Ты, что собираешься его надеть?
— А тебе блядь не всё ли равно что я там хочу одеть? — грубо выразилась Оксана, снимая аккуратно платье с вешалки, повесив вешалку обратно
«Да когда же ты сука такая меня оставишь в покое», прикусывая краешек губы, Оксана, ощущая волнение, подошла с платьем к зеркалу.
— Хорошо — вздохнула уныло темноволосая девушка, словно догадавшись о чем, думает Оксана, направилась медленно к закрытой входной двери — Я просто хотела тебя поблагодарить
Открывая дверь, высказывая своё мнение, говорила Алина Волкова, задержав на мгновение взгляд на Оксане и то, как она, стоя перед зеркалом, надевала на себя платье через верх. Девушка с таким живым взглядом, полных чувств смотрела на Оксану, словно пыталась заставить её передумать и поговорить, получить шанс объясниться и исправить свою ошибку.
— Я наверно пойду
Закрывая за собой дверь, пояснила Алина Волкова, чувствуя с каким напряжением, Оксана на неё смотрела через отражение в зеркале, напротив которого она стояла, расправляя на бёдрах платье.
— Спасибо еще раз — произнесла Волкова, прежде чем закрыть за собой дверь — Спасибо за то, что поверила и не сдалась, а помогла мне
— Наконец-то — изнурённо вздохнула Оксана взяла в руки расческу, начала приводить волосы в порядок, придавая им выразительный золотистый объём — Я уже подумала, эта сука меня в покое наверно никогда не оставит
Продолжительные полчаса Оксана провела стоя перед зеркалом, проводя стержнем алой помады по пылкой поверхности пламенных губ, оставляя на них багровый оттенок страсти. Черное выразительное короткое платье, облегало легкостью материала тело Оксаны, подчеркивая сочную грудь, упругие пикантные бёдра. Черные ботфорты на высоком каблуке, сексуальным очертание прорисовывали рельеф ног Оксаны, вызывая одним только материалом пошива искушение зрителей к их обладательнице.
— Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Валентины, когда девушка неожиданно вошла в комнату, звук открывшейся двери которой она не услышала — Вы еще тут?
Рыжеволосая девушка была в белом халате, под которым скрывалась белоснежная рубаха и из-под которого выглядывали зеленые штаны. Выражение лица Валентины было таким, как будто она уже была готова что-то сказать, словно хотела выдать тайну, которая терзала её разум. Осторожной походкой, девушка прошла по комнате, наблюдая, как Оксана тенями подводила подводку глаз, при этом через отражение в зеркале не сводила взгляд лазурных внимательных глаз. Нижняя губа рыжей бестии слега подергивалась, скулы напряглись на глазах, словно появилось очертание ранимой душевной боли влага.
— Я хотела с вами поговорить? — подошла Валентина очень осторожно к дивану, присаживаясь на его край, продолжая с пристальной внимательностью наблюдать за Оксаной
— Ну, говори — ухмыльнулась Оксана, закрыв тени, убрала их в сумочку, оставляя лежать её на полке, обернулась, посмотрела на Валентину, девушку, как будто раздирало какое чувство, которое она скрывало до этого момента — Я еще вчера днём заметила, что с тобой что-то не так
— Да вы понимаете — не решаясь никак признаться, тянула время Валентина — Тут всё не так просто, я просто не думала, что вы поймёте
— Да блядь говори уже — покачивая выразительной красотой бёдер, Оксана подошла к открытой дверце шкафчика, сняла вешалку с висевшей на ней белой шубкой — Не тени кота за яйца
— В общем — немного помедлила Валентина, словно как не решаясь ответить, собиралась с духом прежде чем выдать ответ, который шокировал Оксану — Я ухожу из больницы
— Как это уходишь? — раскрыла алые губы в шикарной удивлённой форме, Оксана была так потрясена таким донесением, что чуть не выронила вешалку с шубой, которую держала в руках
— Мы уезжаем в Москву сегодня вечером — пояснила Валентина, отвернув взгляд от Оксаны
— Как сегодня в Москву? — еще больше выражая удивление, переспросила Оксана, снимая аккуратно с шубы с вешалки — И ты молчала
— Просто может, не видела в этом ничего такого — смутившись, ответила Валентина, рыжеволосая девушка не могла смотреть в глаза Оксане
— Не видела ничего такого? — дрожащей нижней губой, как будто не расслышав, вновь задала повторно вопрос Оксана, повесив пустую вешалку в шкафчик
«Охуевшая рыжая сука, но она мне нужна, стоит предложить ей всё, всё то что она захочет, любой оклад, отпуск в любое время года и количество дней удвоить, но я не могу её отпустить», была шокирована Оксана новостью, никак не желая расставаться с этой девушкой.
— А хочешь, я удвою тебе отпуск — уверяла Оксана, одевая на себя белую шубку — Ну хочешь оклад как у Серова дам, хочешь, даже премию тебе выпишу
— Мы уже купили билеты на поезд в Москву
Заверила Валентина, но на её лице Оксана заметила, как пробежала некая дрожь искушения, так как предложение, которое ей предложили, было достаточно сильным, чтобы просто отказаться.
— Моему будущему мужу предложили там хорошую работу — пояснила Валентина, словно смущаясь, выказывая румянец на щечках, нехотя отвергла предложение Оксаны
— Ну, Валюша — подошла Оксана к девушке, стукая каблуками по линолеуму, присев перед девушкой на колени — Я не могу тебя отпустить — взявшись за руки рыжеволосой девушки, она не хотела её отпускать от себя
— Я понимаю — ответила Валентина, на её глазах как будто выступила обильная слеза горя расставания, которое было и ей самой очень неприятно
— Послушай — уверяла Оксана, продолжая сидеть перед девушкой на коленях — Я стою перед тобой на коленях, умоляю блядь тебя, не уходи, приму любые твои условия
— Я знаю — ответила Валентина, выражая дрожь нижней губой — Я служила вам верно, жила в этой больнице, работала тут ночами не вылезая, сутками, не видя белого света, я устала, понимаете
— Поэтому я отправляю тебя в отпуск — сквозь слёзы, продолжая сидеть перед рыжеволосой девушкой на полу, держа её за руки, ответила Оксана
— Нет, Оксана Владимировна — возразила Валентина, отдёрнув руки Оксаны, встала быстро перед ней с дивана — Я уже решила, мы с мужем билет купили на поезд, ему там работу предложили лучше, чем здесь
— Кем?! — вставая с колен, пытаясь насмехаться, стараясь зацепить девушку тем же обидным ранимым ударом, что она нанесла Оксане своей неожиданной новостью — Водителем газели?
Эмоции Оксаны терзали её разум с новой будоражащей силой, обида, которая разыгралась в подсознании, не могла уже сдерживаться, ограничиваясь одними лишь предрассудками.
— Или может быть утки за стариками выносить и за теми — прошипела Оксана, подошла к рыжеволосой девушке, посмотрев своим гордым лазурным голубым взглядом ей в глаза — Кто блядь за собой не в состоянии сам ухаживать?!
— Оксана Владимировна!
Сделала строгое замечание, воскликнула Валентина, когда Оксана к ней подошла, рыжеволосая девушка выставила ладонь руки, выставляя перед собой преграду.
— Вот это тоже является причиной, почему я от вас ухожу — пояснила Валентина, не давая, выставив руку, Оксане к себе подойти
— Вот это? — удивилась Оксана, влага на её глазах уже высохла, тушь на их контуре слегка поплыла, а сознание раздирало дикая злость — Что ты имеешь в виду?
— Вы не цените людей которые не представляют для вас интерес — отвечая на вопрос Оксаны, Валентина отошла на шаг назад — Вы унижаете их, оскорбляете, ведете себя так как будто они микробы, даже не люди для вас
— Наверно так поступает каждый — ухмыльнулась Оксана, посчитав мнение Валентины, бредовой идеей, не воспринимая её в серьёз
— Вы применили в операционной неизученный метод — упрекнула Валентина — Поставив жизнь нашего маленького пациента под какую-то лабораторную работу
— Но ведь всё получилось же — уверяла Оксана, отошла к дивану, где рядом на полу лежала вешалка с её белой шубой
— Не поймите меня предвзято — оспаривая такое утверждение, возразила Валентина — Но в данном случае, пациент был для вас подопытной крысой, вы поступили безрассудно, можно было выбрать другой опробованный и проверенный метод, чем то, что вы придумали
— Его нет
Нагнувшись поднимая вешалку с шубкой с пола, уверяла Оксана, обернувшись, посмотрела выразительным взглядом лазурных глаз на свою рыжеволосую собеседницу.
— Мне очень жаль Валюша — продолжила рассуждать Оксана, снимая шубку с вешалки, кинув вешалку на диван, принялась одевать на себя белую меховую роскошную вещь — Но его порой нет
— И это стоило того чтобы провести операцию? — пытаясь завести спор, рассуждала Валентина, словно теперь эта тема разговора для неё важна — Вы провели операцию основываясь лишь на своих догадках, а что если бы мальчик умер на операционном столе?
— Зато ты теперь не сомневаешься в моей компетенции быть врачом — заверила Оксана, обволакиваясь в белую мягкую шубку, чувствуя на себе всю нежность её меха
— Это заставляет меня еще больше покинуть вас — отходя к закрытой входной двери, ответила Валентина, выказывая презрение и недоверие к Оксане
— Но ты не можешь уйти — подошла к полочке с зеркалом, возразила Оксана, снимая с полки белую сумочку, повесила её на плечо — Ты не можешь меня бросить — проходя мимо дверце шкафчика, легкостью касания пальцев, она закрыла её
— Простите Оксана Владимировна — подошла спиной Валентина к закрытой двери, в тот момент как Оксана ускорив шаг поправляя сумочку на плече, к ней направлялась — Но я больше уже не могу с вами работать, у меня нет сил, вас больше терпеть
— Я, можно сказать, подобрала тебя с земли — уверяла Оксана, выказывая гордость и все чувства наболевших эмоций — Да кем ты блядь была, до сих пор бы если бы не я, выносила бы утки и мыла туалеты, ты же тупая дура
Подошла Оксана вплотную к девушке, напугав её своей внушающей уверенностью, посмотрев на неё как на пустое место сверху вниз, вынуждая Валентину, прижаться спиной к закрытой двери.
— От тебя за всё время — говорила Оксана, положив руки на плечи белого халата девушки, прикусывая от злости краешек губы — Не одной толковой идеи не было, ты грязь которую по случайной воле судьбы отодрали
На глазах рыжеволосой девушки, от того с какой интонацией жестокости говорила Оксана, придавая убедительность своим словам, смотрела в глаза Валентине.
— Я всему тебя научила
Прошипела Оксана, выражая подобие королевской кобры, выпрямив спину выставив бёдра, выказывая грудь за счет чашек черного платья, что выказывалось под белой шубкой.
— Благодаря мне — ткнула коготком указательного пальца Оксана девушку в плечо — Ты познала азы и мастерство хирургии, научила тебя фокусам диагностики
— А так же лжи и обману
Была не согласна Валентина, пытаясь доказать свою точку зрения, однако все же боялась влияние Оксаны над собой. Покачивая бёдрами, Оксана подобно дикой кошке, осторожно стукая каблуками по линолеуму комнаты, когда её волосы переливались в лучах золотистого под влиянием проникающего в комнату света солнца, подошла осторожно к Валентине.
— Вы манипулируете людьми, так как вам вздумается — словно набравшись смелости, Валентина позволила себе посмотреть в глаза Оксане — Всех, как бы вы не пытались, спасти не удастся
— Зато я хотя бы пытаюсь доказать, что у людей есть право жить — возразила Оксана, прошипела перед лицом девушки, пытаясь придать — Любыми блядь доступными средствами, я их вытаскиваю из могилы, когда все остальные уже давно опустили руки
— Вы живёте, так как вы сами этого хотите — сменив неожиданно тему, Валентина переключила следующий пункт своего недовольства — В своё личное удовольствие
— По крайней мере
Схватившись за кисть руки девушки, Оксана притянула её к себе, так чтобы бедная рыжеволосая красотка, случайно резко вдохнула воздух, выражая свою ранимость чувствительным стоном.
— Я себе никогда ни в чем не отказывала — заверила Оксана, резко оттолкнула от себя девушку в сторону комнаты — А ты как была грязью, ничтожеством, да блядь кому ты теперь нужна, без меня ты лишь пустое место
— Ай…… — взвизгнула Валентина, как только Оксана толкнула её в центр комнаты
— Может быть и хорошо что ты хочешь уйти — не отдавая себе отчёт, находясь в пылу гнева Оксана открыла дверь, встав в дверном проёме держась пальцами за дверь — Такое блядь дерьмо как ты, даже мне теперь не нужно, ничтожная тупая рыжая сука………
«Блядь, что же я наделала, ведь я могла её убедить, а вместо этого, разорвала с ней всякую связь, она наверно теперь меня не простит, нет я так не могу, я должна извиниться, а что она скажет, захочет ли меня видеть», облокотившись на закрытую дверь, тяжело вздыхая, размышляла Оксана, перебирая мысли, ощутила как слеза глубокой печали скатилась по её щеке.
— Дура ебанутая — грязно выругалась Оксана, после чего прикрыла алые губы, беспокоясь чтобы никого в коридоре не было
Направляясь по больничному коридору, стукая каблуками черных ботфорт, по бетонному полу, Оксана терзала себя мыслью, жалея о том, как поступила с Валентиной. Сжимая пальцы одной руки в кулак, покусывая краешек губы, Оксану раздирало чувство позора и сопереживания, пытаясь бороться с мыслью, вернуться обратно в комнату и извиниться за своё поведение. С большим трудом, преодолевая борьбу с собой, Оксана вошла в фойе, где влияние белого света преобладало гораздо сильнее, чем в коридоре.
Четверо посетителей больницы, стояли у стойки ресепшена, пока медсестра усердно перебирала картотеку регистратуры, пытаясь найти карту одного из пациентов. Пара парня и девушки, находились у большего телевизора, висевшего на кранштейнах у стены, уткнувшись в свои смартфоны, влюблённая парочка обменивалась идеями на страничках социальных сетей интернета. В воздухе витало гармоничная палитра разных оттенков парфюма мужчин и женщин, столь искусно сплелись более резкие запахи и нежными цветочными ароматами. Утро в больнице начиналось весьма тихо, даже выпуск новостей по телевизору, висевшему на стене, казался достаточно громким, чем разговорная речь пациентов и медсестёр в вестибюле. Свет лучей, разыгравшегося за окнами фойе солнца, зернистыми оттенками переливался на мраморном до блеска зеркала намытом полу. Тени качающихся за окном голых деревьев, снег на ветках которых все еще сохранил своё влияние, танцевали упоительный танец страсти по стенам и на полу в холле больничного здания. Вкус кондитерских изделий, словно манил к себе, искушая заварной прелестью, запахи которых сочились с коридора, где располагался больничный кафетерий. Две медсестры весело смеясь, о чем-то разговаривая на оживлённую тему, держа в руках телефоны, а в другой пакетик с заварными кольцами или эклеров, девушка направлялись в сторону вестибюля.
Не успев подойти к входной закрытой массивной деревянной двери, Оксана, дотрагиваясь до деревянной ручки, как её открыла темноволосая женщина. Словно стихия будоражащих ароматов, сплелись вместе в едином парфюме «Decadence от Marc Jacobs». Оттенки, которого составляли итальянская слива, жасмина, болгарская роза, жидкая амбра. Столь сильная композиция этих запахов, гармоничная композиция которых играла в самых разных оттенках, притянула к себе внимание Оксаны, когда она, пропуская женщину войти в фойе, вдохнула вкус её парфюма. Открывая дверь с важным видом, женщина, брюнетка, в темно-бурой шубке, перешагнула порог, наступая каблуками черных туфель на мраморный белый пол. Пропуская войти эту незнакомку в фойе, Оксана, после чего вошла в тамбур, после чего дверь за её спиной плотно закрылась. Направляясь по тамбуру, стукая каблуками черных ботфорт по бетонному полу, под белым светом светодиодного светильника, Оксана тут же подошла ко второй закрытой двери, касаясь пальцами её массивной деревянной ручки в форме шара.
Поток будоражащей стихии свежего воздуха, почувствовала Оксана на себе, как только открыла входную дверь. Больничный дворик, лишь наполовину был в тени от самого здания, свет дневных лучей, был таким тёплым, ласкал кожу лица Оксаны, как только она перешагнула порог открытой двери, ощутила на себе его влияние, оказавшись стоять на больничном крыльце. Оксана гордой выразительной походкой, скрывая лицо, взгляда покрытых слезами глаз за капюшоном белой шубки, одевая его на голову, прошла мимо стоящих на крыльце двух девушек, когда они с телефонами в руках, весело общались, обменивались фотографиями на смартфонах.
— Вот смотри, этот парень мне вчера писал
Обратилась русая девушка, облокотившись на железную цилиндрическую колонну, опору крыши крыльца, ерзая пальцем по сенсору экрана, другой рукой поправила капюшон белой курточки.
— Предлагал в город с ним съездить — откровенничала девушка с соломенным цветом волос, облокотившись на колонну, каблуком черных зимних сапог с высоким каблуком
— Да?! — выражая искусно удивление, поинтересовалась шатенка, держа в руке свой сотовый телефон, теребя рукав красного пальто, подошла к своей подруге — И что ты ему ответила?
— Да послала его — легкомысленно ответила белокурая девушка, хотя по её лицу Оксана заметила, иронию лжи, особенно потому как глазки блондинки забегали — Мажор какой несерьёзный
— А что ты так? — проявляя интерес, спросила девушка с изумительным цветом оттенка каштана волос — Так ты себе парня не найдёшь
— Думаешь, стоит? — словно сомневаясь в своё решение, спросила блондинка совета у подруги, посмотрев на неё выказывая к себе искренность
— Я вот сегодня в клуб собираюсь
Ответила шатенка, встав плечом к плечу с блондинкой, расправляя рукой, что не держала телефон, воротник красного надетого на ней пальто, посмотрела, как подруга листает страничку в телефоне.
— Там говорят, DJ из Москвы приедет — пояснила кашемировая девушка, обращаясь к своей русой подруге — Пойдём со мной, будет весело, подцепим кого-нибудь там
Спускаясь по ступенькам крыльца, Оксана, вдыхая глоток свежего деревенского воздуха, что был наполнен влагой, вкусом сена, легкой стойкостью утренней прохлады деревенского вкуса и запахом мокрого дерева и высохшей травы, показавшейся под растаявшим снегом местами. Покачивая бёдрами, Оксана наблюдала, как ветер покачивал берёзы, тополь, растущий рядом с больничным зданием, когда он своим могучим стволом и ветками загораживал весь просвет солнца в больнице. Наслаждаясь шумом шелестящих голых веток, гулом опушки леса, Оксана слышала, как где-то в каком-то доме проголосил петух, звук двигателя грузового автомобиля, проехавшего по улице с другой стороны больничного здания. Небо было ярко голубым, с блеклым проблеском на нем морской пенки, облаков, гоняющим ветром, создававшим гул леса над деревенской долиной. Яркие лучи восходящего над деревней солнца, ласкали землю, снег на ветках, на крышах домов, заставляя таить, откуда рядом на тротуаре, куда спустилась Оксана, снисходя со ступенек крыльца, пробегали тонкие ручьи уходящей зимы.
«Надеюсь Корнилов дома, наверно даже не занят какой-нибудь хуйней, нет звонить я ему, конечно, не буду, хочу сделать ему сюрприз и нежно растаять в его объятиях», пропуская проехать газель, сокрой помощи, Оксана, сходя с тротуара, наступила каблуком в лужу, направляясь в сторону автомобильной стоянки.
— Может тоже стоит сходить в клуб?
Предположила Оксана, разговаривая наедине с собой шепотом, прошла по мокрому асфальту, поверхность которого была покрыта лужами, таившего в утренних лучах солнца.
— Там ведь у него есть потайной подвал, в котором проходят м…..
Размышляла Оксана, разговаривала тихим голосом, вошла на стоянку, наступая каблуками на мокрый снег, прошла мимо белой иномарки игриво стряхнула коготками с крыла, упавший с веток берёзы, мокрый снег.
— По мне неплохая идея, чтобы развлечься
Доставая ключи из белой сумочки, рассуждала Оксана шепотом, нажимая на кнопку брелка, открыла электронные замки красного мерседеса, что стоял на стоянке.
— Ну и может быть — предположила Оксана, покачивая бёдрами, подошла к водительской двери красного автомобиля, легким поднятием вверх, открыла её — Расслабиться в своё удовольствие
Выгибая спину, чувствуя, как утренняя деревенская прохлада воздуха окутывает тело, Оксана, выставив бёдра, кошкой заползла в салон, наступая колено на водительское сиденье. Располагаясь в водительском кресле, Оксана поставила сумочку, снимая с плеча между сидений, закрыла за собой дверь, прерывая влияние сквозняка в салон. Вставая ключ в замок зажигания, легким поворотом, Оксана завела мотор под красным капотом, когда он тихим урчанием, выдавал пронзительную мощь такта, хода поршня в восемью цилиндрах. Доставая сотовый телефон из сумочки, облокотившись на спинку мягкого кресла, снимая с головы капюшон, Оксана игриво пальцем набирала номер Корнилова на сенсоре.
— Дорогой — ответила первая Оксана, как только затяжные гудки вызова прекратились, тешась в нежности алькантары, материала обивки кресла — Я соскучилась по тебе
— Оксана любовь моя — был приятно удивлён Корнилов, услышать радостный ему голос Оксаны, выражая радушие теплой интонацией голоса — Рад тебя услышать, ты же говорила все на один день, а прошло уже несколько дней, ты где?
— Тот же вопрос — возразила Оксана, оспаривая мнение мужчины — Я хотела задать и тебе?
— Я в клубе — пояснил Корнилов — Сегодня будет знатная вечеринка, важные гости из Москвы, ну если ты хочешь, мы можем поехать домой, Анжелика одна справиться с клубом
— Нет дорогой — возразила Оксана, ёрзая бёдрами в кресле — Я бы хотела расслабиться вместе с тобой, если ты не против, я могла бы тебе помочь — зевая, прикрывая алые губы кончиками пальцев, говорила она
— Ты выглядишь уставшей — выражая беспокойство, ответил Корнилов — Ты, что не спала?
— Была сложная операция у внука Волкова
Пояснила Оксана, потягиваясь в водительском кресле, наступила случайно каблуком на педаль газа, от чего мотор зарычал поразительной механической мощью, рёвом искушенного зверя.
— Ой блядь…….. — испугавшись, вздрогнула Оксана, когда двигатель заревел выдавая мощь нагнетания на нём оборотов, вызывая легкую вибрацию по всему салону автомобиля
— В чем дело? — взволнованно поинтересовался Корнилов
— Да я случайно педалью ошиблась — смутилась Оксана, выражая очертание прекрасных ямочек в отражение зеркала заднего вида
— О… господи — переживал Корнилов, выказывая ранимость голосом теплой ласки — С тобой всё нормально, ты не пила случайно?
— Когда во время операции?
Поинтересовалась Оксана, нахмурив губки, включая, проводя пальцем по сенсору, телефон на громкую связь, закрепила его на подставке приборной панели автомобиля.
— Я очень устала дорогой
Уставшим голосом, высказала Оксана своим чувства, касаясь ладонью гладкой рукоятки, коробки переключения скоростей машины.
— И ужасно скучаю по тебе
Выжимая каблуком черных ботфорт педаль сцепления, Оксана другой ногой надавила на педаль газа, включая первую передачу.
— Я хочу прямо сейчас раствориться в твоих объятиях
Произнесла Оксана так, что случайно выдала ранимость недавно пережитых душевных чувств, плавно отпуская педаль сцепления, тронула автомобиль с места.
— Ты мне сейчас очень нужен — чувства, разрыва отношений между Валентиной, играли сильной серией ударов по сознанию — Просто, я не могу сказать тебе…..
Вытирая кончиком пальцев свободной руки вытекающую слезинку с глаз, говорила Оксана ранимым душевной болью голосом, выворачивая руль одной рукой, направляя автомобиль к выезду с автостоянки.
— Я просто хочу увидеть тебя — переходя на искренние чувства, рассказывала Оксана, растрогалась настолько, что чуть не сбила пса, перебегавшего дорогу, успев вовремя резко нажать на педаль тормоза, так что двигатель машины заглох, спугнув при этом собаку — Да блядь!!!
— Да что там у тебя происходит? — возмутившись, но все же сохраняя чувствами характер, спокойно спросил Корнилов, по его голосу, скорее было похоже, как он беспокоился за Оксану
— Я чуть не сбила пса — рассмеялась Оксана, быстро переменившись в эмоциях, прикрывая кончиком пальцев алые губы
— Чего?! — переспросил, не поверив, Корнилов
— Собаку — ответила пояснила смеющимся голосом Оксана, касаясь вновь рукой рукоятки переключения скоростей — Я чуть не сбила блядскую собаку
Переключив рукоятку в нейтральное положение, Оксана поворотом ключа, вновь запустила двигатель капотом, быстро включая передачу, выжимая педаль сцепления и добавляя другой педалью газ, тронула автомобиль с места, давая возможность въехать на стоянку белой иномарке.
— Да чёрт возьми что со мной происходит — выругалась Оксана, направляя автомобиль по больничному дворику
— Оксана успокойся — уверял Корнилов, пытаясь вразумить буйный, разыгравшейся в эмоциях, характер Оксаны — Просто приезжай в клуб и мы вместе обо всём поговорим
— Хорошо
Согласилась Оксана, медленно и очень плавно переезжая, лежачий полицейский, покинула периметр больничного дворика, начиная постепенно подниматься вверх по улице.
— Ты ведь заберёшь у меня машину? — застенчиво спросила Оксана, пытаясь разогреть и без того пылкие чувства мужчины к себе, делая, так чтобы он проявлял еще большую заботу
— В таком состоянии — ответил Корнилов, было слышно, как он глубоко вздохнул, выказывая всем, как этот разговор вокруг да около его докучал — Я вообще удивляюсь, как ты вообще могла себе позволить сесть за руль автомобиля, да еще такого как у тебя
— Прошу не волнуйся
Сделав вид, что смутилась Оксана, по привычке добавляя газу, выражая пронзительный шум ревущего мотора под капотом, когда машина резко начала набирать скорость.
— Я скора буду — ухмыльнулась Оксана милой лестной улыбкой в отражение зеркала заднего вида, набирая скорость так, чтобы звук мотора ревущего под капотом, был слышен собеседнику
— Оксана сбрось скорость — словно приказал, достаточно вежливо попросил Корнилов
— Ладно-ладно — отпуская педаль газа, согласилась Оксана, заметив автомобиль УАЗ ППС, отъезжавший от крытого рынка, напротив которого стремительно пронёсся красный мерседес
— Когда приедешь в клуб — обратился Корнилов, проявляя заботу даже в момент телефонного разговора — Мы с тобой обо всё поговорим, где ты мне всё в деталях расскажешь что случилось
— Умеешь ты уговорить — сбавляя до положенного, по знаку скорость, прикусывая краешек губы, недовольно ответила Оксана — Обещаю, когда окажусь в твоих объятиях, быть хорошей девочкой
Добавляя газу, Оксана не выдержала, когда эмоции, бурных в ней чувств играли ураганом, касаясь коготком указательного пальца сенсора телефона, разорвала телефонный разговор. Добавляя педаль газа в пол, Оксана стремительно направилась автомобиль вверх по деревенской улице, оставляя лишь пыль и грязь, вылетавшую из-под колёс, стремительно набирая скорость.

***
На парковочной стоянке, деревенского престижного клуба, сияя в лучах солнца, были расположены роскошные автомобили, их цветовая палитра перебивалась в бликах падающего на них света. Рядом с главным входом стояла пара мужчины и женщины, о чем-то разговаривая, держа бокалы с шампанским в руках, обменивались любезностями, касаясь губ, друг друга, трогательными чувствами поцелуя. Около входа в клуб, охраняли вход двое мужчин в черных деловых представительских костюмах, словно вечеринка, что готовилась в этом клубе, должна была проходить по особому стандарту. Могучи деревья, окружали периметр автостоянки клуба, падая на неё своей громоздкой тенью, устраивая танец страсти качающихся веток в гармоничном слиянии проникающих через их тень лучей солнца. Воздух был пропитан деревенской свежестью, запахом мокрого дерева, сыростью, сена. Над холмами, что окружали деревню, словно кольцом, гулял ветер, создавая мелодию песни шума леса, что спускалась с лесной опушки и доносилась до самых окраин деревенской местности.
Проезжая между рядами стоящих роскошных автомобилей, красный мерседес, рыча неистовой страстью под капотом двигателем, в тот момент, когда Оксана играла легким нажатием каблука на педаль газа. Лелея себя нежностью мягкого водительского кресла, Оксана ёрзала бёдрами, чувствуя, как пережитые недавно эмоции взыграли в ней порочную дикую похоть, желания испить в себе фонтан бесконечной пламенной любви. Плавно выворачивая руль, Оксана остановила машину рядом с белым роскошным седаном, заглушив двигатель поворотом ключа в рулевой колонке, поставив, перед этим, при работающем двигателе, рукоятку переключая скоростей в нейтральное положение. Одевая на голову, капюшон, Оксана, скрывая пряди волнистых русых волос, сняла с крепления на приборной панели сотовый телефон, положив его в сумочку. Повесив белую сумочку на плечо, когда она находилась между сидений, Оксана легким поднятием вверх открыла дверь с водительской стороны, пропуская влияние прохлады воздуха в теплый салон автомобиля. Медленно вытаскивая ногу, Оксана наступила на мокрый лежащий снег на стоянке автомобилей возле клуба, после чего выгибая спину, держа в руках ключи от машины, вылезла на улицу кошкой. Чувствуя, как легкостью порыва ветер окутывает воздушными объятиями её тело, Оксана, обольщаясь в роскошной улыбке, алых губ, словно растворялась в его нежности, желала пылкими чувствами дикой головокружительной страсти. Закрывая водительскую дверь, опуская её вниз, стукая каблуками по мокрому асфальту, на котором остались лужи таившего нём снега, Оксана направлялась к главным дверям входа в клуб.
— Сегодня в клубе будет умопомрачительная вечеринка — высказывая гордо, произнесла светловолосая девушка, направляя по тротуару к главному входу в клуб
— Да, а кто приезжает?
Поинтересовалась брюнетка у своей белокурой подруги, поправляя воротник черного пальто, которое облегало её тело, придавая выразительные формы, выражая осиную талию. Её белокурая подруга была одета в пальто кремового цвета, что столь же искусно было выполнено натуральной шерсти. Своим фасоном они напоминают платья, и подходят они не только романтичным и гламурным дамам. Тем, кто любит практичность, должны понравиться пальто-трансформеры, которые в последнее время стали широко распространятся. Ноги стройной выразительной красоты этих обеих девиц, облегали сапоги, что своим модным фасоном по-прежнему преобладает наличие платформы и высоких каблуков.
— Уже давно хочу выбраться куда-нибудь оторваться
Начиная откровенно говорить, рассуждала темноволосая девушка, коснувшись якобы незаметно кончиками пальцев руки блондинки, застенчиво ей улыбнулась в ответ.
— Достала эту суета в офисе у Романова — недовольно выразилась брюнетка, думая, что незаметно держится за руку блондинки, когда Оксана пристально направляясь в сторону главного входа в клуб на них внимательно смотрела — У них там такие требования
— Оторваться хотела, значит?
Ухмыльнулась блондинка, проигнорировав жалобу своей подруги, заметив взгляд Оксаны, когда она смотрела в их сторону, ревностно, коснувшись ладонью лица подруги повернув её глаза на себя, слилась тут же с ней в сладости поцелуя.
— Или чтобы тебя отодрали?
Шепотом упоительной страсти прошептала блондинка, в губы своей подруге, в тот момент, когда Оксана, наступая каблуками на тротуар, где они стояли, прошла за их спинами.
— Качественно — прорычала прозорливой кошкой блондинкой — Так чтоб всё тело потом ныло
— Вообще-то — возразила брюнетка, коснувшись пальцем пылких губ блондинки, когда она хотела её просто поцеловать — Было бы неплохо сначала просто отдохнуть, а там будь что будет
«Словно читают мои мысли, я тоже хотела бы просто расслабиться», тешила себя мыслью Оксана, когда подошла к дверям входа в клуб.
— Сегодня частная вечеринка — обратился один из охранников, преграждая путь Оксане, когда она подошла к главному входу — У вас есть приглашение?
— Приглашение? — удивилась Оксана, положив руки на выставленное бедро, согнула одну ногу в колено, выставляя грудь вперёд
— Без приглашения нельзя — ответил второй охранник — Или скажите есть ли ваше имя, я проверю по списку приглашенных людей
«Наглые самодовольные ублюдки, ну блядь я вам сейчас утрою такое предложение, на всю жизнь меня запомните», ухмыльнулась Оксана коварной улыбкой, прикусывая при этом краешек губы, чувствовала, как тело разрывало эмоциями пылкой страсти.
— Скорее я сейчас достану телефон — возразила Оксана, в красивой форме раскрывая губы, вдыхая глоток свежего воздуха, доставая при этом телефон из сумочки — И блядь вам сейчас такое приглашение покажу
— Без приглашения нельзя — повторил своё требование второй охранник — Нет приглашение, можете идти, не задерживайте людей
— Сейчас будет вам приглашение — ухмыльнулась Оксана, набирая номер телефона Корнилова на сенсоре телефона — Алло любимый и как у тебя хватило совести не встретить меня здесь, оставить стоять у входа со своими охранниками — включая специально громкую связь, вызывая жалость к себе, говорила она
— Оксана солнце моё — поворачивая телефон так, Оксана пыталась сделать так, чтобы охрана клуба услышала голос Корнилова — Я сейчас велю охране тебя пропустить
— Проходите, пожалуйста — виновато ответил один из мужчин охраны клубы, отходя в сторону, освобождая Оксане, путь в клуб — Извините, пожалуйста, мы же не знали
— Так-то лучше — ухмыльнулась Оксана, взошла на ступеньки клуба, выразительно покачивая бёдрами, сгибая ногу в колено, поднимаясь на крыльцо — Кажется, меня и так пропустили, еще и виновато извинились, когда услышали твой голос
— Умно? — похвалил Корнилов, в тот момент, когда Оксана с гордым видом и улыбкой на алых губах, прошла между двух мужчин охранников, чувствуя себя королевой, подошла к закрытым черным гладким дверям с зеркальной поверхностью — Хотя кому с тобой тягаться……
— В каком смысле? — удивилась Оксана, открывая дверь, недовольно повела губами, вошла в фойе клуба, ощущая запах ванили, фиалки и жасмина, вдыхая их оттенки палитры воздуха ртом
Тёмная атмосфера клуба в фиолетовом свечении неоновых ламп, по периметру, черными стенами и картинами в глянцевом формате украшали интерьер стен. На входе у ресепшена, стояла девушка с кашемировым оттенком волос, приветливо улыбнулась Оксане, красотка, в черном коротком платье, присел на край стола. С закрытых дверей клуба доносилось звучания низких частот, что легкой вибрацией пробегалась по стенам, дверям, сотрясая воздух волной такта звучания. В фойе клуба создавалась легкая романтическая обстановка, справа был расположен черный кожаный диванчик, чуть дальше гардеробная комната, в солидном исполнении каменными черными стенками с зеркальным наполированным покрытием, отражающим блики падающего на их поверхность света. Глянцевый черный пол, так же как и стены в вестибюле клубного заведения имели зеркальный оттенок, отражали звонкий звук стука каблуков по их поверхности.
— Добрый день — обратилась девушка, сползая с края стола, выказывая красоту упругих бёдер, скрывавшихся под черным платьем, направлялась к Оксане, как только он перешагнула порог открытой двери, вошла в фойе — Проходите, пожалуйста, в нашем заведении, сегодня проходит….
— Я знаю — возразила Оксана, не став дальше слушать знойную девицу, вошла в холл, снимая кончиками пальцев с головы, капюшон белой шубки — Я просто пришла к мужу, у нас с ним романтический вечер, в его заведении
— Простите — словно впала в ступор, первое, что проронила шатенка, после слов Оксаны, её волосы словно преобразились, когда она встала под неоновым свечением ламп в помещении, в новом выразительном кашемировом оттенке — Вы женщина Александра Семёновича?
— Всё нормально Диана
Обратилась Анжелика, открывая дверь клуба, откуда доносилась ритмичная клубная музыка, в самой яркой композиции и гламурной палитры нот и баса звучания аккорда. Рыжеволосая девушка была одета в красное короткое платье, материал которого служил шифон, красиво подчеркивало тело красотки, когда она стояла под голубым свечением неоновых ламп, выходящих из клубной зоны. Столь искусно сшитое платье, демонстрировала грудь искусным фасоном чашечек платья, поясом с блестящей металлической бляхой прорисовывало осиную талию и упругие, выразительные бёдра. Красные остроносые туфли отлично сочетались с цветом платья, а их остроносый каблук подчеркивал сексуально стройных ног рыжеволосой девушки.
— Это Оксана Владимировна — пояснила Анжелика, управляющая заведением ночного клуба, девушка, искусно сгибая ногу в колено перешагнула, через порог открывшихся перед ней двустворчатых дверей, вошла в фойе — Врач сосудистый хирург в нашей местной больнице
— Оу… простите, пожалуйста — смутилась шатенка, отошла от Оксаны, чувствуя себя явно неловко, склонив виновато голову — Я просто подумала, что вы женщина Александра Семёновича
— Так и есть Диана — пояснила, выказывая недовольство в выражении лица, говорила Анжелика, в тот момент, когда створки открывшихся дверей закрылись за её спиной — Это будущая жена хозяина нашего клуба
Встав между шатенкой и Оксаной, рассказывала Анжелика, подняв подбородок к верху, с гордым своеобразным взглядом посмотрела ни них обеих.
— Так что считай ей своей королевой — заявила Анжелика, помогая пальцам Оксаны расстегнуть на себе белую шубку
— Ты мне льстишь — выражая застенчивость блеклым румянцем на щечках, сделала вид, что смутилась Оксана
— Отнюдь нет — возразила Анжелика, касаясь кончиками пальцев меха белой шубки Оксаны в области плеч, обошла её, встав за спиной — Ты достойная королева
— Интересно с чего бы это? — нахмурила Оксана недоверчиво губки, позволяя рукам рыжеволосой красотки, когда она стояла у неё за спиной, снять с себя белую шубку
— Наверно с того — прошептала Анжелика над ухом Оксаны, упоительной властью шепота — Что я знаю чью сторону выбрать
— М…. и какую же ты сторону выбрала? — поинтересовалась Оксана, прикусывая краешек губы, держа в руках белую кожаную сумочку, выразительным лазурным голубым взглядом посмотрела на рыжеволосую собеседницу — Могу я узнать?
— О вас сегодня ходят такие слухи Оксана Владимировна — передавая шубку Оксаны в руки шатенки, пояснила Анжелика, предложив взять себя под руку, выставила локоть — Думаю после такого, что вы сделали с внуком Волкова Романа Андреевича, я всегда буду на вашей стороне
— Уже в курсе и тут? — спросила Оксана, взяв девушку под руку, направилась вместе с ней к закрытым дверям входа в клуб, откуда доносилась музыка
— В нашей деревне слухи расходятся очень быстро — пояснила Анжелика, когда подошла к закрытым двустворчатым дверям, кончиками пальцев легонько толкнула одну, позволяя ей открыться — Александр Семёнович сделает, всё чтобы вы чувствовали себя королевой в эту званную ночь в клубе
Ритмичная музыка нотами страсти, больше напоминала dubstep в тихом романтическом звучании, услышала Оксана, как только открылась дверь клуба. Черные стены с зеркальным отражением на них силуэтов людей, поверхностей предметов и колон, опоры крыши здания. Неоновое голубое свечение, отражалось по стенам и зеркальному глянцевому черному полу так, как будто посетителя клуба находились на морском дне в голубой лагуне. По обеим сторонам располагались круглые черные столы, рядом с которым стояли черные кожаные диванчики, за которыми сидели богатые посетители клуба готовые сорить деньгами. На столиках, клиентов клуба была богатая еда, коньячные и вино-водочные напитки не из дешевого содержания. В центре клубного зала находилась большая танцевальная площадка, на которой женщины в коротких откровенных платьях, поддавались утехе танца. Лаская свои тела, девушки, выражая ритму движения танца, испытывая слабость сексуального искушения, некоторые из них впадали во власть пылкого страстью поцелуя между собой. У барной стойки на высоких стульях сидели девушки в ажурных платьях, с весьма выраженной в объёме прическе от темных густых волос до белоснежной красоты прядей. Эти бестии позволяли себе пить тропические коктейли, когда молодой парника бармен так искусно вращая бутылки в воздухе, делал их для них.
— Оксана свет мой солнца — заметив Корнилов, как только Оксана вошла в зал клуба, переступая порог, наступила каблуками черных ботфорт глянцевого черного пола
— Когда он так говорит
Обратилась Оксана к рыжеволосой девушке, за руку которой держалась, вошла в зал клуба, искусно сгибая ногу, выражая элегантность упругих бёдер.
— Я прям, чувствую, что вся начинаю гореть — откровенничала Оксана, шепотом прошептала над ухом девушки, когда еще эмоции пережитой скандальной сцены в ней разыграли бурный ураган
— Оксана расскажи мне что случилось
Выказывая волнение в голосе, спросил Корнилов, медленно встал из-за стола, оставив бокал с коньяком не допитым, а сигарету не затушенной в пепельнице. Черной костюм Корнилова, переливался в оттенках падающего света цветомузыки, что тысячью разноцветных шариков играла по полу, стенам и потолку зала, забираясь на поверхность столов посетителей и их одежду.
— По телефону ты была такой напряженной
Выражая заботу, мужчина подошёл к Оксане, обвивая её талию, она сама впала в его крепкие и убедительные лаской объятия. Почувствовав, находясь во власти рук мужчины, Оксана ощутила его парфюм «RealmMen», стойкость тона апельсина, пачули и лаванды, взыграли будоражащим ритмом страсти, сильным ударом сразили её сознание, вызывая сексуальное искушение.
— Расскажи что случилось — его пальцы коснулись выставленных бёдер Оксаны, когда он так ласково подушечками пальцев продавливал слегка, через черное надетое на ней платье, кожу
— От меня ушла Валентина — склонив голову на плечо к мужчине, Оксана заметила Миронову, приближающуюся к ним за спиной Корнилова — А что она тут делает? — возмутилась, она, выказывая ревность, отклонилась от мужчины, покидая его объятия, отошла на шаг назад
— Наталья Валерьевна просто помогает мне встречать гостей — хотел успокоить Корнилов, сделав шаг на встречу к Оксане — Отвечаю тебе, у меня нет ничего общего с ней
— Оксана да ты что — ловко подхватив ситуацию, начала разговор Миронова — Александр устраивает в клубе вечеринку, где будут важные гости, я просто помогаю ему, управлять нашим бизнесом, пока он занят клубом
Брюнетка была одета в синее короткое платье, пикантно подчеркивающее чашечками, в форме кувшинок очертание объёма её груди. Роскошные выраженные бёдра, которым она так искусно виляла в каждом шаге, вызывали восхищение у проходящего рядом мужчины, когда он направлялся к столику, рядом с которым прошла Миронова. Пояс платья, что окутывала тело Мироновой, выказывал в ней осиную талию, плоский живот, вырез с передней части, на подоле, открывал красоту её ног. Высокий каблук синих туфель, удачно сочетающихся с цветом платья, так звонко стукал по глянцевому полу, что был даже немного громче играющей музыки в зале.
— Оксана у нас правда — заверила брюнетка подошла к Корнилову, проходя мимо мужчины, коснулась кончиками пальцев плеча его черного пиджака — Между нами нет ничего
«Эта наглая сука лапает его и смеет заявлять мне такое», прикусывая краешек губы, Оксана едва сдерживала себя, когда её сознание разрывалось яростью неутолимой ревности.
— Не трогай моего мужчину — не выдержала Оксана, сделав шаг в сторону брюнетки, толкнула её ладонью в плечо, вынуждая отойти назад на пару шагов от Корнилова — Слышала ты тупая блядь!
— Оксана?!
Был удивлён и в тоже время шокирован Корнилов, с какой жестокостью и ревностью Оксаны, в тот момент, когда она толкнула Миронову. Брюнетка, оступившись едва сохранив равновесие, чуть не упала, зацепившись за руку проходящей мимо светловолосой, русой девушки официантки, опрокинув на пол у неё с рук разнос. Бокалы приготовленных тропических коктейлей, вылетели с подноса, который белокурая девушка держала в руках, направляясь от барной стойки к одному из столиков, в тот момент, когда Миронова в момент падения хватилась за её руку, вынуждая вынуть из рук всё. Треск бьющихся бокалов, разлитая оранжевую жидкость, когда она быстро вместе с осколками стекла растеклась по полу клубного зала. По ногам девушек, разлетелись капли тропического коктейля, от чего от звона разбившегося стекла, кое-кто из посетителей и официантка, которую Миронова успела схватить за руку, взвизгнула, не ожидала такого случая.
— Господи да что с тобой?! — был удивлён Корнилов и тоже время метался некоторое время в сомнение кому прийти на помощь, но всё же подошёл к Оксане, проигнорировав состояние Мироновой, когда девушка оправлялась от пережитого шока — Что ты делаешь дорогая?
— Эта сука лапала тебя! — заявила Оксана, оттолкнув от себя мужчину, не давая ему себя обнять, всё еще разрывалась между чувствами к нему и терзающей разум ревностью
— Она просто прошла рядом — пояснил Корнилов — Оксана любовь моя успокойся всё нормально
— Нормально говоришь? — прошипела Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала себя свирепой королевской коброй
— Ты чокнутая что ли? — отойдя от шока, первое, что проронила Миронова — Что ты вообще творишь, я могла упасть, ты вообще головой хоть думаешь…….
— Наталья успокойся — заверил Корнилов, оставаясь стоять между Оксаной и Мироновой, не решаясь и шагу ступить не в чью сторону — Давайте все просто спустимся вниз и поговорим
— Поговорим?! — недоверчиво спросила Оксана, как будто не понимая намерений этого мужчины, продолжая выражать в лазурном голубом взгляде ревность — О чём блядь мы поговорим?
— Перед тем как это всё случилось
Чувствовал себя неловко Корнилов, так как все посетители клубного зала сразу же обратили на них внимание, заметив это, мужчина решил как-то сгладить сложившееся напряжение.
— Ты Оксана любовь моя, сказала, что тебя бросили какая-то девушка — уверял Корнилов медленно и очень осторожно сделал шаг в сторону Оксаны
«Это мой мужчина, мой и только мой, никакой суке я не позволю его трогать», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, старалась подавить нервный возникший в сознании пыл.
— Что за девушка и как это произошло? — поинтересовался Корнилов, словно произошедшая ситуация для него теперь имеет значение — Это надеюсь по работе
— Ну конечно же по работе
Ухмыльнулась Миронова, отошла в сторону от разбитых бокалов и разлитых на полу коктейлей для посетителей, чтобы уборщица с тряпкой и шваброй могла все убрать, собрав осколки в савок.
— Оксана ведь любит только тебя — уверяла темноволосая девушка — Александр, давайте все вместе спустимся вниз, тут слишком шумно и музыка такая, что ужас, невозможно говорить
— Оксана что скажешь? — поинтересовался Корнилов, повел челюстью, словно не решался обратиться к Оксане, как будто до ужаса боялся услышать отказ от неё
— Если эта сука там — прошипела Оксана, начиная учащенно дышать, была готова наброситься на Миронову и разорвать её — Не будет тебя трогать!
— Уверяю тебя — лаской убедительного голоса, говорил Корнилов, сделав шаг к Оксане, соблюдая крайнюю осторожность — Я люблю только тебя Оксана, мне кроме тебя никто не нужен
«Блядь ну почему когда он вот так говорит и ведёт себя, я не могу ему отказать, нет сегодня у меня точно с ним, точно будет секс, никто не посмеет вмешаться в наши отношения», Оксана была готова отдаться в объятия этому мужчине, когда он подошёл к ней, протянул ей руку.
— Правда?!
Коснувшись пальцев мужчины, Оксана была шокирована как мужчина, невзирая на мнение общества находившихся в клубе гостей, присел перед ней на одно колено.
— Блядь ты что делаешь
Хотела отойти от мужчины, смутилась Оксана, грязно при этом, выругавшись, но Корнилов обхватил её ноги, прижавшись щетиной к коленям не отпуская от себя.
— А ну ну-ка встань — впившись тут же когтями в пиджак мужчины, когда он прижался к её ногам, Оксана, держась за его плечи, сгорая от стыда, хотела отодвинуть от себя
— Ну как тебе еще объяснить, что я люблю только тебя
Встав полностью на колени перед Оксаной, мужчина без зазрения совести или чувства застенчивости, склонил перед её ногами голову.
— Ты мне только одна нужна
Тихо прошептал Корнилов, стоя перед Оксаной на коленях, когда все посетителя в честь такого встали со своих мест. Даже девушки, что были у барной стойки сидели на высоких стульях, встали с них и громко на весь зал аплодировали такому безумному поступку мужчины.
— Я хочу посветить свою жизнь лишь одной тебе — продолжая сидеть на коленях перед Оксаной, искренно перед всей собравшихся в клубном зале гостей, произнёс, он весьма неожиданно
«Блядь ну что же ты делаешь, ну люди ведь сука смотрят, ну какой только пиздец они обо мне подумают», размышляла Оксана, сгорая от стыда перед мужчиной, выражая яркий румянец застенчивости на щечках.
— Ладно-ладно — отошла Оксана от мужчины, выставив, опустив руки, как кошка расшиперила пальцы, стараясь не подпустить к себе Корнилова — Только прошу, встань с колен и мы обо всё поговорим внизу
— И ты никуда от меня не уйдешь? — поднимаясь с колен, вызывая к себе жалость со стороны Оксаны, под шум бурно аплодирующих посетителей клуба, спросил Корнилов
— Ну, блядь — нецензурно выразилась Оксана, прикусывая краешек губы — Ты только представь, какой сукой я буду, если я так с тобой поступлю
— Ты моя королева — вставая полностью на ноги, произнёс гордо Корнилов — Моя богиня, мой оплот чистой любви, я только тебя одну люблю
— Ну, всё-всё! — выставив расшиперив пальцы, Оксана поняла, что мужчина был слегка выпившим, только сейчас почувствовала запах коньячного напитка, который до этого момента был в тумане от сигаретного дыма, окутавшего его костюм — Пойдём, правда, вниз, а то здесь меня все засмеют
— Пусть только попробуют — обвил Корнилов лаской теплой руки талию Оксаны, настойчиво прижал к себе — Я никому не позволю обидеть тебя, никому
— Я верю-верю — уверяла Оксана, продолжая нервничать чувствовать себя неуютно, когда весь зал посетителей клуба так пристально уделял им всё внимание
— Ну, раз со всем мы разобрались
Вмешалась Миронова в напряженную сцену романтики, когда Корнилов, обвив талию Оксаны, чуть наклонил её назад застыв у алых пылких губ, был пленён красотой лазурного голубого, подобно топазу взгляда.
— Давайте спустимся — указывая на дверь, ведущая на нижний этаж здания, говорила Миронова, подозвала к себе Анжелику — Сделай так, как будто тут ничего не было — обратилась она к рыжеволосой девушке, словно отдавая ей указания наглым королевским тоном
— Хорошо Наталья Валерьевна
Кивнула головой Анжелика, подозвала к себе двух девушек официанток, когда они, освободившись, поставив разносы на стол клиента, направлялись в сторону кухни.
— Девочки уберите здесь всё тут
Распорядилась рыжеволосая девушка, положив руку на выставленное бедро, обращаясь к двум молодым девицам, когда они подошли к ней.
— Дорогие гости, а сейчас в нашей программе — отвлекая внимание собравшихся гостей клуба на себя, говорила Анжелика — После того как хозяин этого клуба сделала предложение своей даме, дальше по плану у нас музыка знаменитого DJ………
— Блядь да на меня до сих пор так все смотрят
Покусывая неконтролируемо дрожащую нижнюю губу, Оксана страдала излишним переживанием, как женская половина клубная зала, завистливо смотрит в её сторону.
— Вот как мне теперь
Дернула Оксана нервно руку мужчины, с которым направлялась по клубу, держась за руку, сгорая от стыда, страдая комплексом излишнего внимания.
— В нашей деревне — высказывалась Оксана, скрывая лицо застенчивости — Сам ведь прекрасно понимаешь, как распространяются слухи
— Это не люди с этой деревни — уверяла Миронова, словно чувствуя за собой вину, за произошедшее, вмешалась в разговор — Это гости из Москвы
— Гости из Москвы? — удивилась Оксана, когда держа под руку своего кавалера, подошла к двери, у которой стояли, двое мужчин охранников — А кто тогда там?
— О…. там моя дорогая — ответила Миронова, не давая Корнилову и сказать слово — Там очень особенные гости
— Гости, для которых блядство в почёте? — поинтересовалась Оксана, когда Корнилов, открывая дверь, позволил возможность войти на площадку с винтовой лестницей первой
— Скорее я бы даже сказала искушение страстью
Пояснила Миронова, любезно коснулась кончика локтя Оксаны, своими пальцами, заставив вздрогнуть от легкого прикосновения и обернуться в сторону навязчивой брюнетки.
— А что это у тебя на шее?
Удивилась Миронова, случайно заметив следы удушья от пальцев на шее Оксаны, поинтересовалась она, отодвигая её золотистые волосы в сторону.
— Господи тебя что душили?
Отдёрнув быстро руку, ужаснулась Миронова, когда вошла на площадку винтовой лестницы, следом за Оксаной, сразу же отшатнулась назад, впадая в объятия Корнилова.
— Ой…. господи
Испугалась неожиданно Миронова, обращая тут же внимание на взгляд Оксаны, незамедлительно покинула объятия мужчины, который спас её от падения, когда она, споткнувшись каблуком о порог открытой двери, отходя назад, упала спиной в его объятия.
— Корнилов?! — возмутилась брюнетка в синем платье, быстро покидая хватку крепких мужских рук, что не дали ей упасть — Что вы себе позволяете?!
«Эта блядь думает меня обмануть, сама лапает моего мужчину, боюсь, что еще подобная её такая выходка и разобью ей ебало!», едва сдерживая порыв нахлынувшей ярости, размышляла Оксана, сжимая пальцы обеих рук в кулаки.
— А как будто ты еще скажи, что была против? — коснувшись лепестка растущего по стенам помещения, где была винтовая лестница, вьющегося растения, сдерживая себя, спросила Оксана
— Оксана любовь моя
Вышел следом на площадку с винтовой лестницей Корнилов, в тот момент Оксана заметив его взгляд начала поспешно стукая каблуками ботфорт спускаться первой.
— Оксана стой, подожди!
Успел схватить Корнилов, Оксану за кисть руки, вынуждая её обернуться, встав к нему лицом, расставив ноги порознь, стоя на ступеньках железной винтовой лестницы.
— Что это у тебя на шее — касаясь кончиками пальцев волос Оксаны, мужчина раздвинул их, освобождая шею, на которой сохранился розовый след пальцев от удушья — Тебя что душили?!
— Эта была дрянь Волкова! — прикусывая губу, сгорая от стыда, опустив лазурный взгляд голубых топазных глаз на ступеньки винтовой лестницы, ответила Оксана — Она набросилась на меня в палате своего сына, я даже ничего не смогла сделать
— О….. господи — ужаснулся Корнилов, отпуская руку Оксаны, после того как достаточно насмотрелся на шрам от пальцев на её шее — Простит меня моё солнце я же не знал……
— Ты ни в чем не виноват
Оксана стыдилась показывать свою слабость перед этим мужчиной, повернувшись быстро к нему спиной начала спускаться дальше, ускорив шаг по ступенькам лестницы.
— Тем более — спустившись со ступенек, Оксана снизошла на глянцевый черный пол в небольшом помещении, где находилась закрытая дверь — Тебя там даже не было, ты ничего не могу сделать
— Волков в курсе надеюсь о том — поинтересовался, выражая заботу, спросил Корнилов, спустился следом по ступенькам, встав на небольшой площадке, в тот момент, когда Оксана, держась пальцами за перила так удивлённо на него смотрела — Что творит его дочь?
«А что если еще вызвать чуть-чуть жалости к себе, просто блядь показать ему, какой сукой я могу быть, а тебе всё равно придётся менять любить», мило улыбнулась Оксана, как только мужчина коснулся кончиками пальцев её щеки.
— Мало того — прикусывая губу, вызывая легкое её подёргивание, ответила Оксана — Он всё равно её впустил в больницу, даже позволил поговорить со мной наедине
— Надеюсь, это не оказался для тебя — спускаясь по винтовой лестнице, ухмыльнулась Миронова, ведя кончиками пальцев по её гладким перилам — Последним разговором в своей жизни
— А не пойти ли тебе нахуй — нахмурила Оксана обидчиво губки, грязно при этом выругавшись на спускающуюся по ступенькам лестницы брюнетку
— Оксана?!
Хотел будто бы схватить мужчина Оксану за кисть руки, но она открывая дверь вошла в комнату обшитую белым пластиком, натяжной глянцевый поток на котором работали четыре светодиодных светильника. Модульные комнаты, проход в которые были закрыты шторкой, были разделены на секции. В углу в кресле сидел охранник, в черном представительском костюме, широкоплечий мужчина, словно весь выпрямился, как только Оксана перешагнула порог открытой дверь, касаясь каблуками белой кафельной плитки.
— Александр Семёнович — вставая с кресла, в котором сидел, вскочил мужчина, заметив хозяина этого заведения, когда он следом за Оксаной вошёл в эту комнату
— Сиди — распорядился Корнилов — Не нужно вставать
— Ты такой милый — ухмыльнулась Оксана, касаясь кончиками пальцев щетины мужчины, роскошной формой улыбкой, ответила ему взаимностью, вильнув перед ним бёдрами
— Чего ты хочешь в эту ночь?
Поинтересовался Корнилова, когда Оксана взяла его под руку, прижавшись к его телу, чувствовала исходящий от него аромат парфюма, примесь коньячного напитка и запах сигар.
— Я для тебя могу всё позволить в эту ночь — уверял мужчина, направляясь с Оксаной по комнате, подошел к двери
— Только в эту ночь? — любознательно повела губами Оксана, касаясь пальцами металлической ручки закрытой двери
— Всегда? — уверял мужчина, легкостью касания коснулся губ Оксаны, после чего она открыла дверь — Ты моя королева
— О….. как сладко ты поёшь — ухмыльнулась Оксана, переступая через порог открытой двери, слышала лёгкое звучание мелодичной музыки, ритма которых вызывали сексуальное искушение
— Поверь, он еще не так умеет — выражая сарказм, высказала своё мнение, Миронова, следом за Оксаной вошла в открытую дверь
Дорогая роскошная атмосфера, красных панельных стен, серебристых подсвечников, создавая обстановку античности, их пламя яркостью огня вырисовывала танец страсти теней в большом зале. Красная ковровая дорожка простиралась по всей протяженности коридора, больше похоже на представительский зал для элиты. Здесь всё было в роскоши, дорогие хрустальные люстры выстроились в ряд по три, в которых горели свечи. Выказывая яркую атмосферу искушенного соблазна и похоти, девушки в кружевном белье, в ботфортах, фасон пошива которых был из латекса, покачивая бёрдами, развлекали мужчин, исполняя порочный танец. Некоторые женщины страстно целовались, поддавшись утехе пьяного соблазна, белокурая бестия отдалась в руки брюнетки и та позволила себе усадить подругу на комод, не разрывая с ней страсть поцелуя. Кто-то даже приковав свою жертву наручниками к стойке возле стены ублажал её ударами плётки. В некоторых комнатах, больше похожих на целый зал, другие девушки, обнажаясь догола, танцевали перед мужчинами, что сидели на кожаных диванах, страстный эротический танец.
— Ух-ты — ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, как темноволосая женщина в черно-красном ажурном белье, прижала мужчину к стене, слилась в гармоничности похоти и страсти поцелуя
— И это только начала
Согласилась Миронова, встав рядом, так чтобы свет от настенных подсвечников, падал на её черные волосы, позволяя свету огню переливаться во всех его оттенках на голове брюнетки.
— Ты еще не видела, что твориться у нас в зоне VIP — хвасталась Миронова, легонько позволив себе обвить рукой талию Оксаны, продолжая стоять с ней рядом
— А можно посмотреть? — поинтересовалась Оксана, нахмурив губки, чувствуя как нежность пальцев брюнетки, столь приятно и блаженно обвили её талию, выражая скрытую ласку
— Я думаю, мы там и остановимся — предложил Корнилов, встав рядом, справа от Оксаны, выставив локоть, позволяя так, чтобы она взяла его под руку
«Ну блядь кабель ёбаный, сам тут с курицами какими-то отжигает пока я там работаю, ну я ему сейчас тут устрою», ухмыльнулась Оксана скрытой выраженной улыбкой подлости, обивая локоть мужчины прижалась к нему, направляясь вместе с ним, покидая ласку объятий брюнетки.
— Тебе тоже это нравиться?
Решила позабавиться Оксана, прошла по коридору рядом с Корниловым, обращая внимание, как зале напротив девушки красиво исполняли эротический танец.
— Да ладно, я не ревную — успокоила Оксана, заметив как Корнилов смутился и посмотрел на неё, не зная, что и ответить — Если ты, конечно, их не трахаешь у меня за спиной
— Нет, ты что — уверял Корнилов, остановившись с Оксаной прямо напротив зала, где девушки комбинированно танцевали искушенный танец страсти — Мне нужна только ты, для меня другие не представляют никакого интереса
«Что-то мне подсказывает, что его карие глаза, мне пиздят», недоверчиво Оксана посмотрела в глаза мужчине, когда он повернулся, встал к ней лицом, положив обе руки ей на талию.
— Правда значит, ну сейчас мы это проверим
Повела, выказывая сомнение губами Оксана, раскрыла алые губки, вдыхая сочные ароматы розы, жасмина и лаванды, витавшие в помещении.
— Распорядись, чтобы одна из твоих девушек тут
Сохраняя красоту улыбки, Оксана, искушено выказывая красоту голубых лазурных глаз, чувствовала, обольщаясь в улыбке как пальцы мужчины, нежно сминали через платье кожу бёдер.
— Станцевала для нас в VIP зоне — поднимая подбородок к верху, заявила Оксана — А теперь показывая где эта ваша зона
— Оксана ты кажется, говорила там в клубе
Поинтересовалась Миронова, подошла к Оксане, разрывая мгновение взгляда, когда она так пронзительно смотрела в глаза Корнилову, чувствуя, как между ними разгоралась страстная искра пламени порочной любви.
— Что тебя кто-то бросил
Спросила Миронова, изучающим взглядом отвлекая мысли Оксаны, коснулась её плеча, посмотрела ей лазурные голубые глаза, в которых отражалось пламя от свеч.
— Что ты имела в виду? — продолжая проявлять любопытство, говорила брюнетка
— А тебя что стали волновать мои проблемы? — удивилась Оксана, вопросу брюнетки, после чего обвила руку Корнилова, прижалась к нему, направляясь дальше по большому залу
— Просто может что-то существенное — проявляя интерес, Миронова была, допытывала вопросами
— От меня ушла моя сотрудница
Пояснила Оксана, посмотрев недовольно в сторону любопытной брюнетки, которая поравнялась с ними, когда они проходили мимо другого зала, что был расположен по левую сторону. По правую сторону находились двери закрытых комнат утех, за некоторыми из которых слышался хлыст удара плётки о кожу. По залу продолжали ходить девушки в ажурном белье, чулках и туфлях, высокий каблук и их платформа, удачно сочеталась с их стройным рельефом ног. В Воздухе пахло будоражащей силой вина, оттенком легкой прелести шоколада, а также парфюмерных нот, таких как роза, жасмин и лаванда.
— И у меня в команде теперь не хватает рук чтобы заниматься пациентами — рассказывала Оксана, когда подошла к закрытой двустворчатой двери, от которой доносилось легкое звучание низких частот звука — Я просто не смогу взять сейчас никакой дело
— У меня как раз сестра закончила магистратуру
Обернулась Миронова, встав у закрытой двери, коснулась пальцами металлической ручки, прижавшись спиной к дверной поверхности, согнув выразительно ногу в колено, опираясь каблуком синих туфель.
— По сердечнососудистой хирургии — уверяла Миронова, оставаясь стоять у закрытой двери, легким нажатием пальцев на металлическую ручку, сделала так, чтобы дверь чуть подалась на неё
— Мне блядь опытные врачи нужны
Грязно выругалась Оксана, подошла к открывшейся двери, коснувшись кисти руки Мироновой, настойчиво её убрала, освобождая себе проход.
— А не зелёные дилетанты — пояснила Оксана, сгибая специально перед Корниловым, когда он стоял сзади, ногу в колено красивым изгибом, выразила перед ним эластичную красоту бёдер
— Она не совсем зелёный дилетант! — возразила Миронова, вошла в VIP комнату, следом за Оксаной — У неё магистратура закончена, я хотела бы её пристроить в твой отдел
— А меня ты об этом спросила?
Возмутилась Оксана, отражая в лазурных голубых глазах свет цветомузыки программы светящего шара, что излучал цветовую гамму в такт звучания ритма dubstep. Коричневый диван, обивка которого была обтянута кожей, в тусклом свете которого отражались падающие блики цветомузыки. Посреди комнаты, стены которой были так же украшены темно-красной панельной обивкой, была расположена небольшая сцена с шестом, на котором, обвивая ногами поручень, кружилась кашемировая девушка, искусно выражая ритму сексуальных жестов танца. Обнажив грудь, что выказывала естественную упругую форму, даже свисая вниз головой, её бюст имел упругую выраженную форму. На лице танцовщицы была маска, изображения которой вырисовывало образ строптивой кошки, выражающую страсть и похоть, неутолимую жажду искушения. Шатенка в образе кошке, демонстрировала изощрённые формы своего тела, обвивая шест одной рукой держась за него руками, вниз головой красиво кружилась, притяну