Парень в беде или нечаянное счастье. Глава 8



Глава 8. День рождения Марины.

Вот и наступил её день рождения! Тридцать пять! А вокруг - никого из своих, первый раз у неё такое. Алинка задерживалась, но просила место для неё держать, и если нужно будет, то заплатить за него, потом рассчитается. Пять дней прошло, в основном, на пляже. Вода была ещё холодновата, но солнце жгло, как в июле. Марина пользовалась защитным кремом, но всё равно немного подгорела. Сегодня она решила поберечься и погулять по парку, а может быть и в Аркадию съездить на трамвае, до неё было всего пять остановок.

Мужчин возле неё крутилось много. Марина пользовалась успехом, но, к сожалению, выбирать Кандидата пока было не из кого. Юнцы-теннисисты не годились по возрасту, старички-преферансисты - тоже. Женатиков было много, и были даже экземпляры достойные внимания, но увы, все они были со своими благоверными. Марина вздохнула.

Вот массажист, действительно, был хорош. Стройный, сильный, и не глупый. Работал он исключительно профессионально, ничего лишнего себе не позволял, и тем не менее, она ощущала в себе такой половой голод, какого не помнила с юности. И это точно благодаря ему. Но поставить на него было рискованно и как-то... не комильфо. Время ещё было. Найдутся и другие кандидаты.

Перед обедом Лариса Павловна, диетсестра, с которой она уже успела подружиться, кивком головы подозвала её к себе, и шепнула: - "Обратите внимание на соседний столик".

Она могла бы этого и не говорить. Высокий поджарый мужчина с длинными волосами и слегка впалыми щеками, бросался в глаза, прежде всего, своим загаром. И ведь он только приехал! Интересно, откуда? Зоркий глаз Марины рассмотрел обручалку на правой руке незнакомца. Тонкое, нервное лицо, очень смуглое, наверное, тоже от загара. Сросшиеся брови. Острый подбородок. Лёгкие, пластичные движения. Причёска явно не от парикмахера, просто парень давно не стригся. Парень?

Да, он был явно моложе Марины, выглядел на тридцать. Ну, так и она сама тоже выглядела на тридцать. И он её явно заметил. Заметил и выделил среди других. Возможно, будет искать встречи. "Соглашусь" - решила Марина. - "Наверняка подойдёт. Такие парни не из робких". Но после обеда парень не подошёл, а наоборот, исчез. Марина осталась слегка разочарованной. Первый человек, который её в этом санатории заинтересовал, и тут же разочаровал своей нерешительностью.

Но с выводами она поспешила. Оказалось, что парень за прошедшее после обеда время убедил её соседку поменяться с ним местами, и теперь сидел рядом с Мариной за ужином.

- Приятного аппетита! - мягко сказал незнакомец.
- Спасибо, и вам того же. - За столом, кроме них, никого не было. Но не купил же он столик! Наверное, пара из Донецка просто опаздывала, задерживалась.
- Вы здесь уже несколько дней, я вижу, - заметил незнакомец.
- Если вы имеете в виду загар, то по вашему можно сказать, что вы здесь уже два месяца.

Парень засмеялся. - Правда. Но на самом деле я просто приехал из жарких стран.
- Из Средней Азии, наверное? Вы похожи на змеелова из романа Лазаря Карелина.
- Романтическая специальность. Я тоже читал этот роман, и его продолжение тоже. Кажется, "Последний переулок", называется.
- Странно. Роман ведь давно вышел, я думала, его никто и не помнит.
- Я вот помню. Я его в старом "Огоньке" нашёл, отец на антресолях все "перестроечные" журналы хранил.

- И я в "Огоньке" читала, и мои родители журналы долгие годы хранили, - оба засмеялись, почувствовав родственные души, - Марина протянула ему руку, - Марина Кирова, врач, приехала из Киева.
- Константин Соловьёв, штурман, приехал из Африки.
- Штурман? Вы лётчик?
- Нет, моряк. Но и летал немало. У меня даже значок есть: "Перелетевшему экватор". Вы поели, Марина? Встали и пошли?

И они встали, и они пошли. Сначала по санаторному парку, потом по Французскому бульвару в сторону Аркадии. Возле гостиницы "Юность" трамвайные рельсы сворачивали вправо, но Константин уверенно продолжал вести её вперёд, мимо ботанического сада, по направлению к морю. Местность вокруг была курортная, но тихая, ни машин, ни людей почти не встречалось, дорога незаметно пошла под гору.

Марину неудержимо тянуло к этому непонятному Константину, не понятому ещё ею, неразгаданному, и поэтому она болтала что то, а думала о другом. Тело, разбуженное руками умелого массажиста так и льнуло к Косте, и Марина сама себя не узнавала. Лицо её горело. Наконец, они прислонились к толстому стволу какого-то дерева и Константин привлёк её к себе, начал целовать в губы. Сил сопротивляться у неё не было, но не на дороге же!

Они молча повернулись в сторону санатория и направились назад, всё чаще останавливаясь, чтобы прижаться друг к другу снова. Губы у Кости были мягкие и сладкие. Руки его нежно гладили её плечи, подбирались снизу к груди, и было это совсем не больно, и не стыдно, а невыразимо приятно, казалось, что она могла бы так стоять и обниматься вечно. Они вошли в ворота санатория, дошли до спального корпуса, и она шепнула Косте: "Я живу одна". Он ответил: "Я тоже один", и увлёк её за собой в комнату на втором этаже.

Не зажигая света, и не отрываясь от губ Марины, Костя расстегнул её блузку, нетерпеливо стал целовать шею, лаская правой рукой набухшие соски. Марина сама расстегнула застёжку лифчика и освободила грудь, ей уже хотелось большего. Константин ласкал её грудь руками и губами, целовал соски, водил по ним то пальцем, то языком, вызывая в ней ещё большее желание.

Марина сдерживалась из последних сил, ей казалось, что она сейчас взорвётся. Пуговицы рубашки Кости не поддавались её пальцам, и она перешла на его джинсы. Наконец, он и сам догадался раздеться, потом помог Марине освободиться от остатков одежды, и уложил её на кровать, продолжая целовать её уже полностью обнажённое тело.

- Иди уже ко мне, - прошептала она. - Не бойся ничего, сегодня всё можно.
Потом они долго лежали без движения, обнявшись, кровать была не широкая, но места двоим хватало. Отдохнув, Костя снова вернулся к поцелуям, покрывая ими каждый сантиметр её тела. Марина благодарно подавалась навстречу его откровенным ласкам, подставляла под поцелуи грудь, выгибала спину, поднимала бёдра, ноги её были согнуты в коленях, и готовы принять Костю в свои объятия. - "Ну давай уже! Не томи меня больше!".

Но он, который полчаса назад, был с ней почти грубо, сейчас уже не спешил. Он оказался замечательным любовником, таким, о которых Марина только в книгах читала. Боже, как же здорово! Никогда она себя так восхитительно не чувствовала, да и не было у неё никогда настоящего любовника, так, случайные встречи.

Три раза подряд она почувствовала неземное блаженство и ей уже казалось, что Костя никогда не остановится, но он вдруг вскрикнул, и из последних сил вошёл в неё слишком глубоко. Полминуты он лежал неподвижно, потом принялся благодарно целовать её лицо, шею, плечи, мелкими быстрыми прикосновениями. Потом откинулся на спину, обнял Марину за плечи, и привлёк к себе.
- Какая ты!
- Какая?
- Необыкновенная!
- Ещё!
- Сладкая! Как, как... как хурма!
Марина счастливо улыбалась в темноте. Такого она никогда не слышала.

- Ко-остя, я еще хочу!
- А ты знаешь, почему у мужчин средний палец на правой руке называется сексуальным?
- Нет, не знаю. Почему?
- Потому, что когда женщина просит у мужчины невозможного, он поднимает этот палец, и подносит его... правильно, к виску. И говорит: "Ты что, женщина, с ума сошла? Смерти моей хочешь, да?".

Марина засмеялась:
- Дурачок, я имела в виду совсем другое. Хочу, чтобы ты ещё что-нибудь приятное сказал, а ты что подумал?
- А-а! Так бы сразу и сказала!
- Ну, скажи! Жалко, что ли?

- Я тебя заметил, как ты только в столовую вошла. Ты была вся такая солнечная, светящаяся! И я сразу подумал: есть же на свете какой-то счастливец, которому принадлежит эта женщина? И мне захотелось стать этим счастливцем, захотелось прямо до боли.

- Ещё!
- Я не могу от тебя оторваться, не хочу тебя никуда отпускать. И у тебя чудесное имя. Его хочется повторять и повторять.
- Марина - это значит "Морская".
- Вот. Значит, мне подходит.

Марина легонько покрутила кольцо на его пальце.
- Ты женат?
Костя вздохнул. - Женат.
- Вот и хорошо! Я рада!
- Почему, Маринка?
- Меньше сложностей. Ну что, проводишь меня? Вдвоём спать здесь тесно.
- Провожу, только позже. Я ещё не наелся.
- Марина довольно улыбнулась. - Вот ты проглот, Костя! Ну, хлебай, хоть столовой ложкой!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эротика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 47
Опубликовано: 13.02.2018 в 00:20
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1