Когда Николай Наседкин был литературным критиком



                                                     КОГДА       НИКОЛАЙ       НАСЕДКИН      БЫЛ        ЛИТКРИТИКОМ

Он часто и основательно откликался на новинки - книги и газетные публикации своими экспресс - статьями . Наседкин прежний не зашоренный  провинциализмом , еще не ставший тамбовским "Плюшкиным " и не заложивший душу в "ломбард " процентщице Валентине Дорожкиной писал отличные литрецензии и критические статьи . Он откровенно разносил в пух и прах графоманов и бездарей . Например книгу автора Владимира Селиверстова "Многоликий Высоцкий " он подверг жуткому , уничижительному остракизму . Наседкин отверг автора , вместе с книгой , как с подделкой кустаря фальшивых фолиантов . Селиверстова литкитик Наседкин назвал неисправимым , хроническим графоманом - бездарем с замашками мента - матершинника и пошляка . А вот трио известных в то недавнее время писателей Тамбовщины Николай Наседкин превознес как мушкетеров . Он разобрал - рассмотрел довольно основавтельно труды Акулининина , Кравченко и Герасина . Восхвалил трех мушкетеров Тамбовщины . Будучи предлитом Тамбовского СП с 2003 по 2013 годы Наседкин опубликовал в литжурнале "Тамбовский альманах " статьи " Точки над i " , " Неадекваканье " и другие статьи и свои произведения . В " Точках ..." Наседкин дал исчерпывающую характеристику некоему рифмовальщику слов Олегу Алешину . По мнению Наседкина Олег Алешин не поэт , пустое место , амбициозный тип , балласт и О по Фаренгейту . То есть Алешин никто и звать его никак в литературе . Коля однажды даже похоронил " усопшего " понарошку Алешина . Наседкин разместил Алешина Олега и бывшего своего другана Макарова Аркадия , в списках умерших писателей . "Почившие " пребывали среди теней года два . Списки такие есть в сети . Но неожиданно "воскресший" Алешин пригласил Колю , своего компьютерного могильщика отметить свое воскрешение на фуршете ! И летом 2016 года Коля могильщик и Олег "убиенный "  О шикарно отметили яркое событие на литфуршете , в магазине " Моя книга " . В сети есть фото , этого торжества . В недавней статье " Литлабиринты - Два срока " от июля 2017 года Наседкин так характеризует некоторых членов Тамбовского СП и других писателей , просто - " их развелось как литературной плесени " .В статье " Два срока " Коля опят поставил клеймо "Зеро О" на лоб Алешина. Заложив свою душу , закодированную от алкоголизма дважды , процентщице Валентине Дорожкиной Коля - критик превращается в жалкого молчуна - слюнявчика . Он медленно , осторожно ступая слабыми ножками , ходит по улицам Тамбова и жует свои прозрачные сопли . Ему уже очень хорошо без критической души . Недавно он довольный прокатнулся на велике по зимнему городу и уселся у компьютера читать свою книгу " Люпофь " , переизданную в Торонто неким Кригером . Он умиляется сценами с Дымкой , которая зажигательно делает ему минет где попало , даже на улицах , как дворовая собака . Ему хорошо в своих грезах пребывать с минетчицей - извращенкой . Коля балдеет от своего елдака Василия , изображенного на обложке книги " Люпофь " в виде ручки с пером . С пера капает его сперма на клише "люпофь " . Елдак Василий размерами как у Луки Мудищева ! Наседкин автор "люпфи " сбивает им сосульки с Тамбовских крыш домов , в компьютерных играх . Прототипка порнороманной Дымки недавно огребла Боратынского и Богданова . Упоительно пишет тексты для мелодий чердачного ансамбля " Эгрего ". Хорошо им всем , до невозможности ! Зачем писать критические статьи о творениях тамбовских литераторов , "густой литплесени " ? Незачем писать . Валя с наградами и в почете . Коля с наградами и с копьютерной Джуроб . Дымка с наградами и с " Эгрего "! Как говорится : -- Прекрасно Василий ! -- Отлично Николай ! --

Стихотворение посвящено литературному критику Николаю Наседкину . С каким рьяным остервенением он прежде критиковал почти всех писателей Тамбовщины . Безжалостно разносил некоторых в пух и прах!За несколько ошибок в книге , всю книгу подвергал обструкции . Прежде в статьях и различных своих романах он уничижительно отзывался о сотоварищах по перу и возлиянию горькой . И Аркаша у него Телятников с " Венерическими " стихами . И Семипарсеков у него Семимильный рекэтир , дебил - графоман . И Алевтинин у него с тремя классами церковно - приходской школы и совок . Алешин Олег вообще у Наседкина -- не поэт , балласт , посмешище Союза и полный О по Фаренгейту . Другие писатели и поэты у него -- Барановская литературная плесень . Но это было совсем недавно . Теперь Коля молчит как рыба!Что все урвал,что смог и замолк?Уже нечего сказать? Тамбовской литературе сегодня необходима квалифицированная , профессиональная литкритика . Чтобы отделить истинные зерна от лживых плевел . Сказать кто есть кто . Объяснить всем почему эти никто , а эти Есмь ! Наседкин Николай мог бы выполнить миссию литкритика достойно и основательно с доказательствами таланта и графомании . Но Коля ничего уже не пишет . Так какого хрена Коля ты вообще брался за литкритику прежде , если теперь ты трус , молчун , бздун , соглашатель , подлиза , и мелочный ханжа ?!

          Не     будь     ханжой
                     ***
Сделал дело свое и в "кусты" ,
Соблюдая режим и посты .
Голодай , на диете сиди ,
Видя долгую жизнь впереди .
Потихонечку льготы к труду
Наскребешь ты бесспорно к стыду .
Потому что романное порно ,
Твое в вымыслах падшего вздорно !
Ты же критик Российской среды ,
Почему же мельчают труды ?
Прежде молнии правды метал ,
А теперь ты "мокрицею " стал .
Прозябаешь годами вовсю
Что б судьбу выхолащивать всю .
Ты скопцом не стремись бытовать ,
Двум одрам все равно не бывать .
Душу выкупи , если она ,
У процентщицы в зернышках льна .
Ты за жертву мечтой умилен ,
Лен старухой давно поделен .
Критикуй всех в достойных строках ,
Что б остались шедевры в веках !
Помоги заплутавшим во мгле ,
Что бы слыть мудрецом на земле .

Вслед  за   писателем по литлабиринту

О новой книге Николая Наседкина «Литлабиринты»     САНТЫЛОВ   " ТАМБОВСКАЯ   ЖИЗНЬ "  НОЯБРЬ " 2018г

Хорошо, когда у человека в юности есть мечта, и является она не отражением сиюминутных потребностей, например, побывать за границей или приобрести автомобиль. А настоящая мечта — на всю жизнь. Знаю такого счастливого человека, это, пожалуй, самый известный и успешный тамбовский писатель последних десятилетий Николай Наседкин. Наше с ним знакомство произошло давным-давно, в редакции областной молодежной газеты «Комсомольское знамя». В то время как раз формировался коллектив «молодёжки». Покидали ее сотрудники, перешагнувшие комсомольский возраст, им на смену недавно заступивший на пост редактора Александр Фурсов собирал по городским и районным газетам области начинающих журналистов. Николай Наседкин оказался единственным, кто влился в коллектив, как говорится, со стороны, после учебы в столичном МГУ. С первых же дней стало ясно, что новичок достаточно опытный журналист, обладающий собственным стилем, мировоззрением, а в вопросах культуры, литературы, тетра он и вовсе дока. В молодежной газете стали появляться прежде напрочь отсутствовавшие глубокие рецензии на спектакли, книжные новинки. Довольно далекий от этой сферы журналистики я как-то выразил Николаю свое одобрение, в ответ же услышал твёрдое: «Журналистика меня мало интересует, буду писателем! Это моя мечта с детства». Десятилетия прошли с той поры. И как не порадоваться за Николая Наседкина, писателем он стал. Впрочем, это не только мое мнение, а многих тамбовчан, которым за минувшее время попала в руки хотя бы одна из его книг. Кстати сказать, все его произведения с дарственными надписями есть в моей личной библиотеке. И вот появилась еще одна любопытная книга «Литлабиринты», вышедшая недавно к 65-летию маститого автора.Думается, издание особенно заинтересует тех, кто, как когда-то сам Николай, решил посвятить себя литературному творчеству. Да, впрочем, и многим другим, которым любопытно, как все же становятся писателями, властителями дум, пытающимися отразить своим творчеством, художественным словом мысли и чаяния современников. Написал высокопарно, ну, а как иначе? Именно это рядовой, но все же думающий читатель ожидает, беря в руки, пусть даже и в мягком переплете, так называемый женский роман. Нет-нет, даже в таком случае промелькнет среди словесной жвачки оригинальная мысль. Как и всегда, новая повесть Николая Наседкина написана легким языком, перелистываешь страницу за страницей, увлекаясь повествованием. Мемуарность, приведенные факты, сюжеты, фамилии добавляют интереса читателю, многое вспоминаешь и зачастую соглашаешься с авторскими оценками — так и было, всё точно.Невольно подметил, что, несмотря на многолетний писательский труд, и журналистская работа оставила свой след в стиле изложения Наседкина. Чего стоит стремление зацепить читателя первой же фразой, чтобы он заинтересовался, удивился или рассмеялся и уже не смог бы оторваться от книги до самой последней страницы. Приём журналистский, но он оправдан, исправно играет свою роль. Начинается повесть неожиданно: «Ну, вот и сбылась мечта идиота. Я опубликовался в толстом престижном журнале». А так начинается следующая глава: «Эти издательские стены всегда — и в доисторические советские времена, и в новейшие дико капиталистические — нежным писательским лбом прошибать было трудно». А разве не интересны строки: «Ну вот почему одно произведение рождается в виде повести или романа, другое — в виде пьесы». Действительно, почему так выходит? Те, кто возьмёт в руки повесть Николая Наседкина «Литлабиринты», многое узнает о писательской «кухне», взаимодействии автора и издательства, редакционных коллегий, властных структур, коллег. Обо всем Н. Наседкин пишет откровенно, без тенденциозности, не стремясь сгладить и приукрасить, порой с самоиронией. Но проглядывает и вполне заслуженная гордость за пусть и не гладкий, не выстеленный сплошь лавровыми листьями творческий путь, зато вполне удачный и плодовитый. Стоит напомнить, что Н. Наседкин — автор книг «Осада», «Криминал-шоу», «Алкаш», «Меня любит Джулия Робертс», «Люпофь», «Достоевский: энциклопедия» и других, вышедших в московских издательствах «Голос», «АСТ», «Эксмо», «Алгоритм», «Сова», а также в местных издательствах и за рубежом.  Пожалуй, каждое из этих произведений в свое время всколыхнуло местную общественность, прежде всего ту ее часть, что можно причислить к интеллигенции, хотя в современных условиях это понятие несколько видоизменилось и подразмылось. Как и следовало ожидать, часть ее встречала каждое новое произведение на «ура», другая начинала бурчать, что, мол, тема не та, герой какой-то неожиданный, не Павел Корчагин и не тургеневская барышня, например. Действительно, у Николая Наседкина свои герои — те, которые ему встречались в жизни, кого он знает досконально, чей образ мыслей у него, как на ладони. И совсем не обязательно, что они ему одинаково симпатичны, но что есть, то есть. Почитайте его произведения, и вы, надеюсь, со мной согласитесь. До Наседкина главным героем тамбовских писателей был деревенский житель с присущей ему крестьянской хитринкой, зачастую этакий деревенский простачок с какими-то неординарными загибами. У него же на авансцену выходит горожанин из провинции — это уже совсем другой типаж, пытающийся поудачнее устроиться в действительности, пробивающий себе дорогу в жизни, не скованный железобетонными принципами и нормами, но по-своему симпатичный и хорошо узнаваемый. Впрочем, в центре автобиографической повести «Литлабиринты» творческая судьба самого писателя. Как оказывается, непросто ему было занять свое место в числе признанных и читателями, и обществом, и специфической литературной средой. Очевидно, не раз он пожалел, что на заре своей творческой карьеры приехал из столицы в провинцию. Московский снобизм испокон процветает, и никак его не избежать. Оказывается, талант от природы важен, а его реализация на практике ничуть не менее значима. Добавлю от себя — особенно в таком субъективном деле, как писательское творчество. Способных, талантливых немало, а издательств и популярных, уважаемых литературных журналов куда меньше. Попробуй, пробейся! Сейчас, правда, стало в некотором смысле проще, можно любой опус издать за свой счет. Попадают в руки отлично выглядящие на мелованной бумаге, с цветными фотографиями фолианты, что украсят переплётом любую библиотеку. Но читать их невозможно, графоманские строчки вызывают смех и негодование. Н. Наседкин признается, что и сам в сложные годы задумывался пойти по этому пути — броситься в ноги неким спонсорам, отправиться по властным кабинетам. Ан, гордость не позволила. Ну, возможно, и правильно, каждому — своё, зато не стыдно. С любопытством в одной из главок повести прочитал о внутренней «кухне» местной писательской среды. В общем-то, ожидаемое и унылое зрелище. Иначе, впрочем, быть не может. Ушла в прошлое советская эпоха, в рамках которой наплодили по указаниям сверху по отраслям множество творческих союзов, чтобы никто не остался вне поля зрения государства. Правда, при этом не забывали о финансовой подпитке этих сообществ, да и творческую планку не позволяли опускать до уровня плинтуса. Сейчас же от иных творческих союзов остался только пшик, да и мало что стоящий членский билет на руках его членов. Убедился в этом и сам писатель, два срока возглавлявший местную региональную писательскую организацию, сполна познавший бессмысленную и беспощадную провинциальную склоку метящих в писатели графоманов. Что ж, и этот опыт, возможно, станет темой для очередной повести, как было у Наседкина не раз. Нелегок труд профессионального писателя, сложно заработать на жизнь. Но надо выбирать: получать блага духовные, воспарять разумом над листом бумаги, у монитора компьютера или выстраивать линию жизни иначе, складывая рублик к рублику в иных сферах деятельности. Наседкин откровенно признается, что пришлось довольствоваться «совсем не яркой зарплатой». Но повествует он об этом, пусть и с легким сожалением, но без горестных размышлений. Не это суть важнее всего. Мечтал человек стать писателем и стал им — вот самое главное. «Важнее любому пишущему при жизни, подводя предварительные итоги, трезво и объективно оценивать и себя, и свое творчество… Я-то давно знаю, что я настоящий писатель, не в смысле значительный, великий, знаменитый, а в самом простом и прямом смысле — профессиональный, а не графоман». И все, кому попадет в руки любое произведение Николая Наседкина, с этой мыслью писателя согласится.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 141
Опубликовано: 31.01.2018 в 09:36
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1