Новая жизнь. Глава двенадцатая. Катя


Новая жизнь. Глава двенадцатая. Катя

Глава двенадцатая. Катя.

Поездка в Ялту не то, чтобы сорвалась, но была отложена. Кастинг подходил к концу, одновременно начались павильонные съёмки. Снимались пока сцены, в которых был занят минимум актёров: долгие диалоги главного героя фильма, успешного молодого писателя, который волею судьбы был заброшен на борт парусной промысловой шхуны, и свирепого капитана её, Волка Ларсена.

Особых декораций для этих съёмок не требовалось: действие происходило либо в полутёмной капитанской каютке, либо в рулевой рубке, тоже не большом помещении.
Философского плана, эти разговоры не требовали присутствия консультанта, поэтому Максим большую часть времени уделял работе над сценарием.

Катю же всё больше волновала неопределённость, зыбкость их отношений с Максимом. Они по-прежнему жили на два дома, по-прежнему держали в неведении Сашку. Никак не решался, завис в воздухе и вопрос лечения Макса. Наконец, вечером, он сам поднял этот вопрос.

- Катя, нам нужно серьёзно поговорить.
- Я знаю, Макс, я это чувствую. Но боюсь начинать разговор.
- Я старше, я и начну. А ты пока послушай. Я понимаю, что нам нужно решиться на крутые изменения нашей жизни, иначе у тебя тоже невроз будет. Нельзя больше таиться от сына, и от коллег тоже. Это в двадцать лет допустимо, но не сейчас, и не для тебя. Ты заслуживаешь большего, чем быть моей любовницей.
- Я сама всё время об этом думаю. Только не знаю, с чего начать. Может быть, с Сашкой поговорить?

- А если он тебе скажет: "Мама, хорошо подумай, я не советую"? Дети эгоистичны. Я хочу быть рядом во время этого разговора. Но для начала, я тебе сделаю официальное предложение. Здесь, в твоей квартире, когда Саша будет дома. И если, паче чаяния, я не увижу на его лице радости за тебя, пусть отправляется в свой экипаж, и думает дальше. Жить мы будем с тобой здесь. Женщина не может жить в чужой квартире и готовить в чужих кастрюлях.
- Ты прав, а я рада, что ты это понимаешь.
- Но ты и сама всё серьёзно обдумай. Стоит ли тебе со мной судьбу связывать. Ты успешная женщина, у тебя есть даже бОльшие перспективы для профессионального роста. Прошу тебя, взвесь всё ещё раз. Стоит ли тебе превращаться в обыкновенную замужнюю женщину с её неизбежными проблемами. И о детях тоже подумай. Ты ещё вполне способна родить ребёнка. Но если решишься, это неизбежно на работе отразится. Я тебя пойму, если ты передумаешь. Мы вовсе не обязаны следовать своим детским мечтам.

- А какая у меня альтернатива?
- Самая простая. Я продолжаю жить у себя, работать консультантом, мы встречаемся на работе, как чужие совершенно люди. Изредка проводим вместе время, как друзья и коллеги. И ты навещаешь моё бунгало в любой вечер, когда тебе захочется. Тоже неплохо. А я буду следовать программе доктора, и уже сам решу по обстановке, какой из вариантов лечения мне выбрать. Мы можем даже и пожениться, только позже, а пока расслабиться и успокоиться.

- Ой, не знаю, Макс. Я, честно говоря, боюсь рушить всё, что создала. Хотя счастья настоящего у меня не было никогда. Хочешь, я тебе расскажу про Сашкиного отца? Я неправду тебе сказала, что замужем не была. Была, но недолго. Двадцать пять мне тогда было. Рассказать?
- Это было так давно, что не имеет значения. Но если тебе хочется, то расскажи.

- Он не был моим первым мужчиной. Это случилось в девятнадцать. Если захочешь, тоже расскажу. А Илья, он был художником у нас на киностудии. Мы нравились друг другу, работали над одним фильмом, но по работе почти не сталкивались. Мы расписались, когда я забеременела, но жить с ним я не смогла из-за припадков его ревности. Он меня ревновал ко всем, и скандалы у нас были постоянно. А когда дело дошло до рукоприкладства, я ушла от него и подала на развод.

Решение о родах я сама приняла, уже четыре месяца тогда Сашеньке было, аборт очень опасно было делать, и я не решилась. А Илья ушёл с киностудии и растворился на горизонте. На алименты я не подавала. Родители помогали. А фамилию я Сашке свою дала. Александр Ильич Вершинин, красиво, правда?

- Правда. А ты хочешь мою фамилию взять?
- А ты не обидишься, если я останусь Вершининой?
- А что я, похож на идиота? Конечно, нет.
- Хорошо, что мы поговорили, правда? Тяжело всё внутри носить. А ты такой умный, Макс, так красиво всё по полочкам разложил, что мне стало казаться, что меня оба варианта устраивают. А ты не будешь меня презирать, если я передумаю за тебя выходить?

- Нет, глупенькая. Я ведь получу статус отвергнутого жениха, и это, так или иначе, дойдёт до киностудии. Кто-то улыбнётся, кто-то возмутится, а кто-то тебе и позавидует. Так что я в любом случае ничего не потеряю, только широкую известность приобрету.
- Ух ты какой! Так я тебя и отдала. Решено, в субботу, часов в шесть, приходи при полном параде с цветами. Сашка в это время всегда дома. И ты красиво, при нём, попросишь моей руки.
- А ты...
- А у меня до субботы есть ещё время подумать.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 69
Опубликовано: 30.01.2018 в 20:01
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1