Аппроксимация любви…


Аппроксимация любви…
 

Женщина и мужчина – образ двух параллельных пересекающихся линий.
                                                                               (Утерянная часть преамбулы неевклидовой геометрии Лобачевского.
                                                                                «Рассуждизмы и пароксизмы», 70).

…неженатые клялись жениться,
а женатые сели на лошадей
и поехали к своим жёнам,
чтобы насладиться ими.

                                          (Ксенофонт. «Пир»).

Заявление Платона (Аристофана) в его «Пире», как и сам «Пир» отличаются от «Пира» Ксенофонта: у последнего – это Сократ с идеологией дружбы и духовности (но и не без «мальчиков»), у Аристофана - миф об Андрогинах.

Во времена Платона, Аристотеля и других «голубые» отношения патрициев - в отличие от плебеев - с юными созданиями мужского пола были практически «узаконены», не составляли тайны и, более того, являлись прерогативой и отличием первых, как бы признаком и доказательством их аристократичности.
Это тривиальное обстоятельство в советском уголовном кодексе имело соответствующую статью. В изложении немецкого писателя польского происхождения Вишневского («188 дней и ночей») результат исторического исследования Аристофана в «Пире» Платона представлено несколько романтизировано:
«Когда-то мужчины и женщины были единым целым, но потом были разделены, поэтому они все время ищут и жаждут единства, называемого любовью».
И Евангелие от Иоанна Вишневский трактует оригинально:
«…в начале было слово, и звучало оно — «секс»», а слово «секс» должно употребляться как эквивалент слова «познание».
Однако, в «Пире» Платона монолог Аристофана выглядит несколько иначе - это миф о первобытном существовании людей одновременно в виде мужчин, женщин и андрогинов, которых (последних) Зевс, разгневавшись на их происки, рассекает на две половины, разбрасывает по всему миру, чтобы они вечно искали друг друга для восстановления прежней полноты.
И упоминающийся в этом происшествии полубог Эрот, есть стремление человеческих половин одна к другой ради восстановления целостности. У Платона это и составляет логическо-философское толкование идеи вещи, как её бесконечного предела в любовных отношениях. Ибо любовь есть вечное стремление, имеющее определённую цель, достигаемую редко и не на вечно («из всего вечного самый короткий срок – у любви» - Вишневский):

"И вот когда тела были таким образом рассечены пополам, каждая половина с вожделением устремлялась к другой своей половине, они обнимались, сплетались и, страстно желая срастись, умирали от голода и вообще от бездействия, потому что ничего не хотели делать порознь.
И люди, которые проводят вместе всю жизнь, не могут даже сказать, чего они, собственно хотят друг от друга. Ведь нельзя же утверждать, что только ради удовлетворения похоти столь ревностно стремятся они быть вместе.
Ясно, что душа каждого хочет чего-то другого; чего именно, она не может сказать и лишь догадывается о своих желаниях, лишь туманно намекает на них. Причина этому та, что такова была изначальная наша природа и мы составляли нечто целостное.
Таким образом, любовью называется жажда целостности и стремление к ней.
Нашим уделом была целостность, к которой нас ведет и указывает нам дорогу Эрот. Не следует поступать наперекор Эроту … помирившись и подружившись с этим богом, мы встретим и найдем в тех, кого любим, свою половину, что теперь мало кому удается".

Так у Платона Аристофан говорит на самом деле.

Миф был придуман Платоном в т.ч. для объяснения и оправдания гомосексуальности и лесбиянства, которые в то время процветали.
В легенде «о половинках» гетеросексуальные связи (мужчины и женщины) называют низшими связями, не от бога, а вот гомосексуальные связи считают возвышенными и угодными богам.
Религия эпохи Ренессанса использовала этот миф. Стали рассказывать о «неутолимой жажде любви» мужчин к женщинам и женщин к мужчинам. О том, что есть-де у каждого своя половина и т. п. И все это сопровождалось слезами, мечтами и поисками.
Но этим дело не кончилось. В XX столетии отчаянные умы решили пришпандорить к этому мифу еще и «принцип дополнительности».
Мужчина и женщина — это две половины единого целого, которые объединяются знаменитым принципом дополнительности», придуманным физиком и лауреатом Нобелевской премии Нильсом Бором (но - по другому поводу и не в любовной науке, а в физике).
Справедливости ради надо признать, что у мужчины и женщины есть одна, но замечательная «дополнительность» — это конструкция отличающих их органов, одно к другому подходит идеально (марксов закон «единства противоположностей»). Вместе с тем, в «Гинекологии» (ред. действ.чл. АМН СССР проф. Малиновский) на стр. 12 записано: «Механизм эрекции клитора, надо сказать, весьма несовершенный…». Однако, живее, не столь академично обратился к рассмотрению "противоположностей" Моррис Десмонд (зоолог(!) и этолог) в своих книгах "Голый мужчина" и "Голая женщина".

Надо сказать в заключение, что учеными: биологами и психологами, якобы доказано - для совместной успешности в паре достаточно совпадений по 4 параметрам: идеальный партнер, это тот, с кем вы дружите (кого вы можете назвать своим другом не только и не столько, как в социальных сетях), кому вы доверяете (хотя, как можно дружить, не доверяя?), и с кем у вас есть взаимное влечение тела и ума (тоже – в индусском трактате о любви Aнaнгa Paнгa «Ветки персика»: «Втopaя чacть жизни пocвящaeтcя любви. Тpи иcтoчникa имeют влeчeния чeлoвeкa: Дyшa, Рaзyм и Тeлo. Влeчeниe дyши пopoждaeт дpyжбy. Влeчeниe yмa пopoждaeт yвaжeниe. Влeчeниe тeлa пopoждaeт жeлaниe. Сoeдинeниe тpex влeчeний пopoждaeт любoвь»).

Можно, пожалуй, добавить от поэта, который "в России больше, чем поэт", что любовь - это "страх потери"). И ещё, психологи говорят, что любовь (образы любви – их столько, сколько людей на планете) делится на четыре фазы: сначала libido - влечение, потом eros - стремление к физиологической близости, затем - philia, или дружба, и в финале - аdаgе, или соединение во взаимном желании добра. Или из «Веток персика»: «Кaкoвы нacлaждeния любви? Двa нacлaждeния дyши - пpичинeниe и тepпeниe. Двa нacлaждeния paзyмa - влeчeниe и oтдaвaниe. Тpи нacлaждeния тeлa - кacaниe, тpeниe и вcacывaниe. Тpи дoпoлняющиx нacлaждeния - вкyc, зaпax и цвeт. Кaкoвo cocтoяниe, вeдyщee к любви? Нaпpяжeниe и cтpacть. Кaкoвo cocтoяниe пpoизвoдимoe любoвью? Облeгчeниe и нeжнocть».

К слову, в связи с указанными первыми двумя фазами: Л.П.Карсавин (религиозный философ) не только не отвергал (как бы по обязанности), но также говорил о необходимости плотской составляющей образов любви.
В «Петрополитанских ночах» Карсавина любовь является ключевой темой (и корреспондируется с «Ветками персика»): «Обладая любимой, он лишь познал и выполнил волю ее быть обладаемой. Обладаемая, она обладала и познала, приняв в себя любимого. Здесь, в плотском этом слиянье завершается глубокое и полное взаимопроникновение нашедших друг друга душ, в нем едины душевность с телесностью, созидается новое истинное тело во Христа и во Церковь, повторяется воплощение Логоса в Невесте Его». (Ну, «созидается…» и далее – это, конечно, не материализм, а совсем даже т.н. «опиум для народа» или «образ любви» Карсавина, за что автор и поплатился – погиб в 1952 г. в лагере)…

Любовь, как понятие – в аппроксимации бесконечным количеством её образов в представлении людей (в прошлом, настоящем и будущем), как на иконах - лики бога, которого никто не видел…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Ключевые слова: Любовь, как аппроксимация образами.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 96
Опубликовано: 22.01.2018 в 10:52
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1