Дерибас. Второй контракт - 7



Новые механики пришлись нам ко двору. В Порту Элизабет на кольца главного двигателя мы взглянуть не успели, а в Дурбане, после смены экипажа, время нашлось. Вдвоём с Романом Бургаровым мы тщательно просмотрели состояние всех цилиндровых втулок, поршней и поршневых колец главного, потом поднялись в ЦПУ.

- Ну что, Роман? Как тебе наш двигатель? - спросил я второго.
- Четвёртый поршень надо тянуть сто процентов. Верхнее кольцо лопнувшее, нерабочее. Третье - тоже не работает, тёмное, залегло в канавке. И канавки все разбитые, надо головку поршня менять, или запасной ставить.
- Что ещё заметил?
- На пятом я бы подачу цилиндровой смазки уменьшил, много масла. Ну, а другие - более или менее. Зазоры только в кепах больше нормы кое где.

- С этим мы пока ничего сделать не можем. Запасные головки поршней нам прислали, но старый поршень разобрать мы не смогли, съёмник гнётся, а головку от юбки оторвать не получилось. И пожалуй, запасной поршень всё же получше этого будет, так что завтра его и поставим. А пока готовь специнструмент. В восемь утра начнём моточистку, если капитан порта разрешит двигатель разбирать.

- Я так понял, что на двигателе сегодня ничего не снимаем?
- Нет, Рома. Не имеем права. Сейчас подготовлю письмо капитану порта и капитан отдаст его агенту. Пока только подбери новые кольца, комплект уплотнительной резины и прокладку под крышку цилиндра. Специнструмент можно уже тащить к двигателю, и обрати внимание на гидравлический пресс, проверь его в работе. Насос пресной воды пусть пока работает, и двигатель греется на всякий случай.

- Понял. Я Безлюдного в помощь возьму, а мотористам скажу закрывать подпоршневые полости. Кроме четвёртого цилиндра.
- Всё правильно. Я - наверх. Буду в каюте.

Вечером мастеру позвонил агент, и сказал, что разрешение, подписанное капитаном порта он принесёт в девять утра. Новый капитан, Игорь Кайданский, бывший у нас ранее старпомом, сказал, что утром можно готовиться к разборке, но до получения письменного разрешения работы не начинать. Это я и сам знал, были печальные инциденты в жизни, и не один.

Роман, получивший от меня полные полномочия, работу начал с инструктажа по технике безопасности. В бригаду вошли третий и четвёртый механики, подвахтенный моторист и сварщик, вахтенный был занят балластными операциями. Электромеханик проверил мостовой кран над двигателем, переносное освещение, средства малой механизации, и ушёл на палубу следить за работой грузовых кранов.

А после девяти работа закипела. Уже через полтора часа крышка цилиндра лежала на верхних решётках рядом с двигателем, а к двенадцати часам подняли и поршень. Как и предполагалось, верхнее кольцо оказалось разломанным на три части, третье - залёгшим, второе и четвёртое - сильно изношенными. Канавки верхних колец из прямоугольных превратились в трапецеидальными.

Неденко со сварщиком принялись чистить поршень, чтобы на место запасного чистый стоял на аварийный случай, а Роман с четвёртым - разбирать сальник штока поршня. Мне сразу понравилось, что он сам за это взялся. Работа с сальником - муторная и кропотливая. Деталей в нём много, все их надо перемыть, продефектовать, изношенные - заменить. Ребята работали дружно и согласованно. Как потом выяснилось, они на прежнем пароходе тоже вместе были, сработались и сдружились.

Я же помог мотористу установить во втулку трапик, и велел почистить втулку и помыть. Сам занялся сборкой "вертолёта" - так мы называли нутромер с индикатором часового типа, позволяющий обмерять втулки цилиндров, не опускаясь в них. Я часто сам их меряю, иногда и в обеденный перерыв, чтобы другим не мешать, дело это не каждому доверишь. Но Роман и здесь уверенно нутромер у меня отобрал, сказав, что сам втулку замеряет. Что ж, сам так сам, в машине второй механик - главный. Плохо, когда он этими командирскими полномочиями пользоваться не умеет, и приходится тогда стармеху за двоих работать.

А Роман умел. К ужину двигатель был полностью собран и опрессован охлаждающей водой. Оставалось только проверить его в работе, хотя бы на полминуты запустить, но к этому мы ещё не были готовы, да и не разрешили бы нам. Инструменты традиционно после моточистки мы по местам до проверки дизеля не разносим, плохая примета. А капитану я доложил, что двигатель к пуску готов.

Два выхлопных клапана мы сменили запасными на следующий день. Они к тому времени по четыре тысячи часов отработали, по "букварю" положено было их менять. И новая команда попрактиковалась, вторая польза от этого мероприятия. Потому что, если в море придётся прогоревший клапан менять, "каждый солдат должен знать свой манёвр". А как его узнаешь без тренировки?

Следующий контракт начинался у нас рядышком, в Мапуту. Город, мне хорошо известный ещё с тех пор, когда я туда прилетал вторым механиком на ремонт "рыбаков" наших. Плавмастерская там стояла с советскими специалистами, главный инженер из Севастополя был, кадровик - из Москвы, а я тогда подружился с клайпедскими слесарями. И в гости даже ездил из Калининграда.

Город, построенный португальцами, был очень красив, здания, спроектированные талантливыми архитекторами - совершенно не похожи друг на друга. Выделялось здание железнодорожного вокзала, построенной по проекту знаменитого Эйфеля, и римско-католический собор с колокольней. И, конечно, Ботанический сад в центре города, с оранжереей, совершенно открытый, и больше напоминающий собой парк отдыха.

Другое дело, что за двадцать лет войны Мапуту очень потускнел, обветшал. Но аборигены были достаточно дружелюбны, и не агрессивны, как в том же Дурбане. Поэтому в город мы ходили пешком и гуляли, где хотели. Мы вышли в город с Романом вдвоём, но как-то быстро потеряли друг друга, и встретились уже через три часа у входа в порт. Время ещё было, и мы вместе зашли на вокзал, осмотрели перроны и старинные локомотивы, сфотографировались.

На Констанцу шли мы вокруг Африки. Конечно, через канал ближе, но маршрут выбирает фрахтователь. Нам-то вокруг лучше, спокойнее. Ни пиратов вокруг, ни инспекций. надоели за последние две недели. Скорость слабенькая была, до плановой не дотягивали, но увеличивать нельзя, перерасход топлива будет. И так у меня мазут был по нулям, не в минус же уходить.

Со сменой экипажа наш коллектив стал ещё более дружным. Роман сам умел работать, и других мог заставить, но самое главное, он не делил работы на свои и чужие. Что вышло из строя, туда и шли все механики вместе со вторым. В условиях сокращённого экипажа это давало свои плоды.

Весь долгий переход машинная команда наводила чистоту. Зачищали деку машинного отделения, мыли переборки, красили двигатели и механизмы. И когда перед Констанцей мы зашли на инспекторский осмотр в Грецию, всё в машине блистало. И работало, конечно, исправно. Там же мы и ежегодный осмотр Регистром прошли. Начальство осталось довольным, и греки дали понять, что рады будут видеть меня на борту после отпуска.

В Констанце меня сменил стармех относительно молодой, но уже опытный, и я считал, что если и вернусь на судно, то не раньше, чем через семь месяцев. Но всё случилось так же, как и год назад. Стармех оказался не только хорошим специалистом. Он ещё и зарплату требовал платить своевременно, а для нашей компании такие требования оказались чрезмерными. Так что пришлось мне снова возвращаться на "Дерибас" через четыре месяца.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 71
Опубликовано: 16.01.2018 в 16:20
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1