Гоблин Марат и мумия короля Хамунакра


Гоблин Марат и мумия короля Хамунакра

Жил-был на свете гоблин Марат – низкорослое существо с кривыми и волосатыми руками и ногами, головой как кастрлюля, большим носом, похожим на перезревший баклажан, толстыми и растянутыми как у лягушки губами. Густые брови практически закрывали его узкие глаза, но блекс жадности мог видеть каждый. Гоблин был жадным, ворчливым, злопамятным, любил хамить и говорить глупости, поскольку его интеллект не особо выделялся развитием и многообразием знаний. Марат пропускал часто школу, плохо, а точнее, совсем не учился, предпочитая бездельничать и копить золотые монетки.
Никто не знает, откуда он взялся, кто был его родителями и есть ли у него дети. Ходили слухи, что гоблины рождаются в яйцах и высиживаются в инкубаторах, и поэтому у них нет ни родителей, ни потомства, ни родственников. Другие считали, что гоблины произрастают в земле, как растения: посадил семечко – и вскоре вырос гоблин наподобии кактуса. Были и такие, кто утверждал: гоблины – это порождение злых колдунов, которые неправильно произнесли заклятие и превратили часть людей в злобных существ. И еще ходили легенды, что гоблины – это жители другой планеты, волей судьбы заброшенных на Землю. Но в любом случае, у гоблинов была своя магия, отличительная от других, и распространялась только на гоблинов. При попытке использовать ее против не себе подобных обычно оборачивалось конфузом или неприятностью.
Сам Марат никому ничего не рассказывал о своей жизни, да и люди не тянулись к нему, чтобы полюбопытствовать. Потому что беседовать с гоблином – это настоящая мука, Марат мог извести любого человека до изнеможения и ступора. Не удивительно, что обходили стороной не только самого гоблина, но и его дом, что стоял на опушке, у дороги в город.
В город Марат часто ходил, хотя его никто туда не звал. Но прогонять тоже не могли – ведь это было свободная территория для всех, кто не имел захватнических целей. Конечно, гоблин не собирался порабощать город или страну, но вот побезобразничать мог, если такая возможность ему представлялась. А так уж получалось, что всколыхнуть горожан ему приходилось часто, за что получал порой тумаки. Правда, волшебство позволяло ему быстро сматываться с места наказания, и поэтому он отделывался порой лишь двумя ударами палки или пинка под зад, или плевка от старушки, или проклятием в свой адрес от какого-то ремесленника, которому он, к примеру, ломал инструменты или изделия труда.
И вот однажды гоблин пришел в город и увидел надпись на большом здании: «Мобильный музей древней истории и антропологии. Эпоха Хваштунов. Гробница короля Хамунакра». Привлекло Марата не сама возможность ознакомится с интересной частью истории человечества, а что рядом висела вывеска «Вход бесплатный». Именно это и стало мотивом того, что гоблин зашел в здание и поднялся на второй этаж, где располагалась экспозиции. Там была группа людей, которую сопровождал экскурсовод, и он рассказывал о той эпохе. Рассказ был скучен для гоблина – ему было глубоко наплевать на то, что происходило пять тысяч лет назад на Земле в какой-то стороне планеты, гоблинов эта история никак не касалась – он презирал все человечество. Однако у одной экспозиции он остановился. Это были скелеты, видимо, принадлежавших людям: у каждого была вывеска и рисунок с пояснительным содержанием: «Неандерталец», «Петикантроп», «Пезижантроп», «Дриопитек», «Рамапитек», «Парапитек». Хотя Марат не особо располагал интеллектом, однако и ему стало ясно, и он прыснул:
- Ха-ха-ха, предками человека были мартышки, ха-ха-ха! Тогда не удивительно, почему люди такие... Только где ваши хвосты, обезьяны, ха-ха-ха?
Посетители с осуждением и недоумением уставились на внезапно развеселившегося гоблина, а экскурсовод, нервно сжимая указку, нахмурилась и сказала:
- Такова эволюция человека, и это естественный ход развития. С обезьянами мы имеем общего предка, однако отличаемся. Например, разница между «хомо сапиенсом» и шимпанзе составляет два процента. Вроде бы немного – но какая пропасть в развитии! У нас – техногенная цивилизация, у обезъяны – дикий образ жизни и низкий интеллект!
- Все равно вы – обезьяны! – продолжал веселиться Марат, от смеха даже присевший на пол. – Бананожральщики, ха-ха-ха! У вас просто отвалился хвост, а так вы те же орагутанги и гориллы, ха-ха-ха!
Тогда разъяренная экскурсовод сказала:
- Хорошо, гоблин, сделаем так. Мы возьмем образец вашей ткани для генетического анализа и узнаем, насколько родствены. Буду рада, что между нами не так и много сходства и что обезъяны к вам ближе, чем мы!
Тут Марат зхамолчал, насторожившись. Его напугала фраза не о том, что может оказаться ближе к приматам, а «возьмем образец вашей ткани». Он не знал, что такое генетика и вообще биомедицинские исследования, но ему показалось будет больно. Поэтому он схватился за бока и заверещал, мотая головой:
- Ой, не надо! Я боюсь боли! Меня тошнит...
Экскурсовод удивилась:
- Мы не собираемся резать вас. Нам нужно всего лишь то, что можно использовать для изучения ДНК...
- Чего?
- Короче, дайте ваш волос!
Это успокоило гоблина. Он встал в важную позу, скрестив и без того кривые и короткие ноги и спросил, прищурив глаза:
- Волос? Этого будет достаточно?
- Да! – рявкнула разозленная экскурсовод и сделала знак другой женщине в белом лабораторном халате, чтобы она подошла.
Хмыкнув, Марат задрал выше нос и демонстративно выдернул из нозри две волосинки. Выдернул, естественно, с высохшими соплями, и протянул их на пальцах лаборантке, которая с нескрываемым отвращением взяла щипчиками. Она положила их в специальный прибор и стала изучать.
Пока лаборантка проводила исследование, экскурсовод продолжала рассказывать о жизни людей в эпоху короля Хамунакра, о рабовладельческом строе и огромных сооружениях, что возводились в его честь. Однако посетители слушали ее невнимательно, они топтались ближе к лаборатории, видимо терзаемые любопытством: а что покажут результаты? Нужно отметить, что и сама экскурсовод была немного рассеянной, поскольку ляпнула не совсем достоверные сведения, например, что у Хамунакра было семь жен, хотя у него на самом деле было семнадцать, что его убил сын, хотя это сделала дочь Гелия, и что он завоевал Бактерию, хотя до Бактерии он и не дошел, так как его армию разгромили еще в Кушанате. Из всего этого можно было заключить, что и женщина хотела знать о гоблинах.
Спустя полчаса лаборантка вышла из кабинета, и ее лицо выражало эмоции недоумения и расстерянности. Она выдавила из себя людям, что окружили ее плотным кольцом, и самому Марату пришлось пробиваться, толкая всех локтями:
- Это невообразимо...
- Так что? – нетерпеливо уточнила экскурсовод.
- Гоблины вообще не имеют человеческих ДНК!
Марат не знал, что такое ДНК, однако до его ума дошло, что он не человек, и это его обрадовало:
- Еще бы! Мы выше, чем люди!
Лаборантка осуждающе посмотрела на него, но спорить не стала:
- Гоблины не относятся к приматам, то есть они не из древа человекообразных. Орки, вампиры, леприконы, гномы, эльфы и даже тролли генетически схожи с нами, разница от 10 до 23%, но вот гоблины... это совсем иная ветвь эволюции.
- А к кому они ближе?
- Не поверите, им ближе лягушки, - ответила лаборантка. – Там смесь генов из лягушек, комаров, есть гены растений, скорее всего из кактусов... Не могу понять, как это возможно... Природа все смешала...
Посетители загалдели, со страхом глядя на Марата, который гордо, аж задрав нос к потолку, зашагал в сторону соседнего помещения, где были другие экспонаты из периода короля Хамунакра. Гоблин осознал, что он имеет родство с лягушками и это его обрадовало, по его мнению, уж лучше иметь корни с этими земноводными существами, чем с презираемым им человеком. За ним никто не последовал, все продолжали спорить, откуда мог взяться род гоблинов и стоит ли вообще связываться с ним.
- Гоблины жрут жаб и лягушек, получается, что они каннибалы? – рассуждал кто-то из посетителей. – Гоблины живут всегда рядом с болотами и вонючими водоемами, получается, что рождаются они головастиками? Из икринок?
- Наверное, часть икринок становятся головастиками-лягушками, а часть – гоблинами, - подхватил другой, и в зале разгорелся шум. Спорили также экскурсовод с лаборанткой, которая показывала результаты своих исследований по геному Марата. Что-то там не клеилось в их гипотезах, и поэтому шум стоял сильный.
А тем временем Марат стал прохаживаться среди экспонатов и остановился у саркофага, инкрустированного хрусталем, - внутри которого была мумия, и лишь стеклянная крышка отделяла ее от внешнего мира. Судя по табличке, это были останки великого короля Хамунакра, которые нашли в гробнице Западного Дворца, что располагалась в пустыне Сахара. Но внимание Марата привлекло не нечто завернутое в сгнившую за века ткань, а то, что голова мумия была украшена короной, причем золотой, усыпанной изумрудами и рубинами. Корона тянула весом на пять килограмм. И тут в гоблине вспыхнуло желание овладеть этой штуковиной, и теперь его мысли крутились именно на этом, аж дым пошел из ушей. Марат всегда думал о богатстве, деньгах и золоте, и ничто иное в этой жизни его не интересовало.
Оглядевшись и убедившись, что никого в зале нет и за ним никто не наблюдает, гоблин подошел к саркофагу и ударил кулаком по стеклу. Ударил сильно, аж кулак хрустнул костями. Естественно, разбить не смог, ибо стекло оказалось прочнее стали – саркофаг древние мастера сделали с условием защиты от грабителей. А вот кулак заныл от боли. Тогда Марат решил прибегнуть к своей магии. Он произнес заклинание и протянул руки вперед, направляя энергию в нужную сторону.
Заклинание яркой молнией ударилось о саркофаг и... стекло расплавилось, каплями стало падать на пол, прожигая ковер. Едкий зеленый дымок взвился в воздух. Обрадованный Марат уже хотел стянуть с головы мумии корону, как... мумия вдруг зашевелилась и приподнялась. Костлявая рука перехватила ладонь Марата, который аж подпрыгнул от неожиданности. Оказалось, заклинание сработало и в отношении лежавшего в ящике короля – оно оживило его.
Хамунакра открыл глаза и осмотрелся. Его глаза сверлили пространство сквозь ткань. И он продолжал удерживать в своем захвате кисть гоблина, не разжимая пальцы. Наконец-таки обратил взор и на самого Марата. И сквозь ткань выплеснулись рычащие звуки:
- А-а-а, лягушка! Предатель! Вор! Мерзавец!
- Отпусти меня, мертвец! Что тебе надо?! – завопил Марат, не понимая, в чем его обвиняют. Мародерство среди гоблинов не считалось зазорным, это, наоборот, вполне приемлемая форма бизнеса. Он пытался выдернуть свою руку, но мумия сильнее сжала захват. И продолжала кричать:
- Лягушка! Ты захотел ограбить своего Создателя? Неблагодарные вы твари, гоблины! Ну, ничего, я с вами расчитаюсь!..
- Какой еще там создатель, ты, тряпка с навозом! – сердито произнес Марат и щелкнул пальцами правой руки. Заклинание ударило в мумию, но отскочило, не нанеся никакого вреда. Зато зашевелились скелеты рамапитеков и неандертальцев – магия затронула их кости. Они прыгали и тряслись бедрами и ребрами, однако не могли сойти с места, пригвозденные штырем к тяжелым металлическим подставкам. Со стороны казалось, что они все танцуют.
- Твоя магия бессильна против меня! – захохотал оживший король Хамунакра. – Вы, лягушки, стали бунтовать против меня! Но ничего, я вас всех изведу!
- Да я тебя, тряпка, впервые вижу! – с недоумением произнес Марат, думая, какое заклинание использовать, чтобы смыться с этого места. Он уже не мечтал о короне – самому бы шкуру свою сохранить в целостности. - Ты вообще кто такой?
- Ага, так ты и не знаешь историю гоблинского рода? – с негодованием произнес король и стукнул свободной рукой по саркофагу. – Так знай, жаба неблагодарная, что это я, Великий король Западного Царства Сепсеронии Хамунакра создал вас, гоблинов. Мне нужны были воины для захвата новых земель и покорения других царств и королевств, а люди оказались очень плохими в бою, неверными и хитрыми, часто бежали с поля брани. К тому же из-за болезней и войн они практически вымерли, у меня и подданных не осталось. Из-за них я проиграл битву при Кушанате четыре тысячи лет назад. И я был в гневе, искал выход из сложной ситуации и однажды, прогуливаясь у болота, увидел лягушек, что жрали комаров, и мне пришла мысль сделать из них воинов. Я произнес заклинание, и лягушки, вместе с комарами и растениями соединились в новые тела. Так появились гоблины. Вместе с ними я пошел войной на Кушанат.
- Ну остался бы там, отпусти меня, тряп... Хамунакра, - проворчал Марат, не теряя надежды вырваться из захвата мумии. Но левая рука была словно в кандалах.
Только король не думал отпускать воришку и продолжал рассказывать, испытывая то ли наслаждение, то ли гнев от ситуации, возможно, окунание в прошлое вызывало в нем бурю различных эмоций:
- Гоблины были не очень хорошими воинами, большими лентяями, но зато злобными, сердитыми и жестокими, если шли грабить, жечь и пленить. Мне приходилось кормить их жабами и змеями, чтобы заставить воевать, а то они предпочитали сидеть у воды, квакать и прыгать друг перед другом. Но так получилось, что я обходил свою армию перед тем как напасть на Бактерию, спотыкнулся и упал. Моя корона слетела с головы и шмякнулась на бошку гоблина-генерала. Тут сработала моя магия, без моего участия и желания, и она дала гоблину умение мыслить. Пускай примитивно, но все равно мыслить и принимать решения. Первое решение генерала было плохим. Он возомнил себя королем и приказал гоблинам меня атаковать.
Марат застыл. Ему понравилась эта часть истории.
- Я упорно сопротивлялся, своим мечом поразил штук сто гоблинов... нет, двести, а то и триста... Но перевес был на их стороне. К тому же корона передала им часть моей магии и они стали сильными, более коварными. Гоблины связали меня и бросили в темницу. А тем временем генерал стал ухаживать за моей дочерью Гелией, предлагая стать его женой. Гоблин хотел получить королевскую власть. Моя дочь — о глупое создание! - согласилась. Но для этого нужно было разделаться со мной. Ибо пока я жив, я являюсь официальным монархом Западного Царства Сепсеронии. И ночью они вдвоем спустились в темницу и при помощии короны превратили меня в мумию. Об этом узнал мой сын, он проследил за генералом и сестрой и вошел следом в помещение. Там завязалась схватка. Генерал получил ранение и прыжками убежал в сторону болот. Гелия бросилась за ним. Мой сын поднял корону и водрузил на меня. Но он не был искусстным магом и поэтому не смог вернуть мне прежние обличие. С тех пор я был заживо заключен в саркофаге.
- Знаешь, мумией ты выглядишь, наверное, лучше, чем при жизни, - с ехидством произнес Марат и сам удивился тому, что сказал нечто сарказное. – Лежал бы дальше в этом древнем гробу, шевели бы пятками, сморкался...
- Гоблин, не смей оскорблять своего Создателя! – сердито крикнул Хамунакра. – Склони колени перед мной, лягушка! И дрожи всем телом, так как я являюсь твоим королем! А ты мой раб!
Марат проворчал:
- Как я склоню, когда ты меня крепко держишь... Отпусти – и я поклонюсь до земли, - хитро прищурившись, сказал Марат. Он все раздумывал, как можно смыться из этого здания и от этой мумии, которую он каким-то дурацким образом оживил. Ему хотелось даже призвать посетителей и экскурсовода на помощь, которые спорили в другом помещении, а потом решил, что наоборот, будет хуже, ведь люди поймут, что он пытался ограбить Музей и тогда не миновать полицейских. Поэтому оставил эту затею.
Но Хамунакру так не проведешь, он раскусил замыслы Марата и рассмеялся:
- Как бы не так, лягушка! Меня уже обманули гоблины ранее, второй раз я не поддамся на удочку! Сделаем так, я дам тебе свободу, а ты должен произнести заклинание, которое вернет меня в прежнее обличие...
И тут Марат понял, что ему предлагают сделку, и здесь можно диктовать свои условия, ведь мумия находится в большей степени в его зависимости. Хмыкнув, гоблин произнес:
- Не-е-а-а, этого мало.
- А что же ты хочешь? - вроде бы как удивился Хамунакра. - Что может быть ценнее свободы?
Гоблины не ставили в ранг ценностей такие понятия как свобода, любовь, отвага, патриотизм, их интересовали лишь материальные ценности, например, деньги и драгоценности. Причем они сами не осознавали, к чему им все это, просто была неприодолимая тяга к золоту. И чем больше, тем лучше. Возможно, в этом была вина и короны, которая вместе с умением думать дала и такое отвратительное увлечение, передаваемое по наследству.
- Как что? Золотых динар и серебрянных талеров, - пояснил Марат, недоумевая, как это король не знает таких элементарных вещей. Конечно, Хамунакра это знал и поэтому ответил:
- Ладно, лягушка, получишь награду. У меня под дворцом огромные запасы золота и серебра, драгоценных камней, тканей и изделий, всенго такого, что я награбил в завоевательных походах четыре тысячи лет назад!
- Мне нужно три.... нет, четыре килограмма золота! И десять килограммов серебра. И... сто штук рубинов и двести изумрудов, - сразу стал перечислять требования гоблин. Просил, с точки зрения Хамунакра, немного, ведь король ценил свою жизнь намного больше.
- Ладно, получишь!
Удовлетворенный ответом, Марат спросил:
- Хорошо, какое заклинание мне произнести?
- Заклинание ка-у-эр-превращения, ранг бета-шестой, уровень тринадцатый из Священой Книги трансформаций!
Марат озадаченно почесал свободной рукой за ухом: ничего подобного он не знал и не слышал, и об этом признался мумии. Та была поражена:
- Как, ты не учил эти заклинания? Ты чем занимался в школе, болван?
- Спал, - честно признался гоблин. - Мне было скучно, и однажды я спалил школу, и больше меня не пускали на учебу.
- Дурак! - расвирипела мумия. Однако от своих намерений не отказалась, ведь кроме гоблина никто не мог помочь Хамунакра вернуть себя в прежнее состояние.
- Ладно, повторяй, что я тебе скажу и сделай магический жест рукой, - вздохнув, сказал король.
И Марат начал повторять слова за мумией, конечно, иногда невнятно и неправильно, после чего сжал и разжал кулак, щелкнул пальцами. В ту же секунду раздался хлопок, и Хамунакра превратился в хрустальную вазу.
- Ты что наделал, идиот? - заорала ваза весьма нежным и мелодичным голосом. - А ну-ка превращай меня в человека!
Естественно, Марат сбежал бы, но его рука была впаяна в хрусталь. И пришлось ему снова говорить заклинание.
Но и на этот раз получилось не то, что хотел Хамунакра — он трансформировался в тираннозавра-рэкс, огромного монстра доисторической эпохи. Ящер был огромным, он вылез из саркофага и зарычал:
- Я тебя сейчас сожру, гоблин!
Марат аж пукнул от страха и завопил:
- Я же сделал все, как вы велели, Повелитель! Я не виноват!
Тираннозавр в бешенстве крутился на месте, рыча. К счастью, в этот зал никто не заглняул, а то не избежать скандала. Да и сам Хамунакра не хотел, чтобы его видели в таком образе, итак он пролежал сорок веков как мумия, весь униженный и оскорбленный. Желание пропустить Марата через челюсти удалось подавить не сразу, и все же король справился с бурлящими эмоциями.
- Повторяй снова, - приказал Хамунакра. - И если на этот раз напортатишь, то я тебя обящзательно сожру, лягушка!
Дрожа от страха, Марат повторил за ним заклинание, и все же где-то неправильно произнес слово, так как после вспышки тираннозавр уменьшился в небольшую... жабу. На этот раз Хамунакра не мог говорить, а только гневно квакал и прыгал по полу.
Марат облегченно вздохнул, опасность миновала. В таком виде король не представлял опасности. Он просто поднял с пола корону, что слетела с головы мумии, положил за кафтан и хотел было уйти, но звуки, издаваемые жабой, его остановили.
- Ах, да, - хлопнул себя по лбу гоблин. - Чуть не забыл.
Он схватил жабу и проглотил. Хамунакра оказался вкусным, а если был бы еще комаринный соус, да хлеб из камышей, то блюдо имело законченный вид - «фрошброт». А после гоблин зашагал по Музею в сторону выхода, не обращая внимания на галдевших в зале посетителей, которые рассматривали генетические данные Марата и высказывали свои гипотезы.
Марат уже знал, как он появился. И был рад, что поставил точку в этой древней истории. Но в Музеи больше никогда не ходил — а вдруг и там всплывет какая-нибудь принеприятнейшая история о его роде и о нем самом?
(8 января 2018 года, Элгг)




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 44
Опубликовано: 09.01.2018 в 00:22






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1