Новый год на промысле



Вспомнилась мне только что одна новогодняя история, не знаю уж, насколько она будет интересна. Успею написать до вечера - опубликую. Нет - сберегу до следующего Нового года.

Время действия - первое января 1981 года. Место действия - район архипелага Кергелен, островов Безутешности, или Безнадёжности. Сорок девятый градус южной широты.

Бочку французского вина прислали нам на траулер французы в подарок. На острове постоянно находится группа французских учёных - биологов, геологов, метеорологов и прочих, работающих там вахтовым методом. Возможно, что и две бочки прислали, этого я не знаю. Но то, что одну откупорили на Новый год - это точно.

В том рейсе я был вторым механиком, и вахта моя начиналась как раз в ноль часов ноль минут Нового года. Собрали нас всех в столовой команды часов в десять, зачитал помполит поздравительные радиограммы от руководства объединения, из парткома, профкома и комитета комсомола. Раздали всем частные радиограммы из дома, имели некоторые радисты такую привычку. Ну, выпили немного, закусили, и вышли на перекур, с тем, чтобы через полчасика продолжить начатое.

Мы же решили сделать вахте четвёртого подарок, и сменили ребят за пятнадцать минут до Нового года. Пусть хоть они Новый год за столом встретят, если у нас не получилось. Рыбалкой в тот день не занимались, вся команда была в столовой, да в шторм и трезвым людям трал таскать опасно, что уж говорить о выпивших. Но машина, конечно, работает, держимся носом на волну. А мы вахту в ЦПУ стоим. Праздничную, но вахту.

От скуки и праздничного настроения начинаем дуреть, каждый по своему. Валя Пирогов, помню, снял распыливающий конус с углекислотного огнетушителя, вставил что-то в середину и ходит по ЦПУ на манер керосинщика, звенит и кричит: "Керосин! Керосин"! - детство вспомнил. Мне другое вспомнилось, стал объявления делать: "Следующая станция - Библиотека имени Ленина. Переход на станции Арбатская, Боровицкая, Александровский сад... Осторожно, двери закрываются"! Ну, явно не допили!

И вот к двум часам в машину спускается вся рембригада наша: токарь, сварщик, слесарь. Поздравлять нас пришли, с шумом, песнями и танцами. И с бутылкой, конечно. В два часа - Новый год по Москве. Кергелен на долготе Тобольска находится, 69-й градус. Два часа разницы с Москвой.

Кто-то в тесноте ногой зацепил на распределительном щите пускатель насоса смазки редуктора, у меня начал резервный насос включаться-выключаться. Ну, разобрались, в чём дело, вытолкали гостей. Сели чай пить. Чинно-благородно.

Зато наверху отвыкшие от алкоголя моряки начали буянить, а "сводки с фронтов" продолжали к нам в машину приходить. Сообщали, что старший механик, человек очень подозрительный, мнительный и мстительный, собрался поучить одного моториста, своего подчинённого, и при поддержке своего друга, электромеханика, начал его кулаками учить.

Но моторист этот, хоть и намного меньше стармеха ростом, оказался в прошлом десантником. Он сумел освободиться от захвата электромеха, и саданул агрессивного нападающего по губе так, что тот был вынужден спрятаться в своей каюте. Моторист же, собрав друзей, начал ломиться в неё и угрожать начальнику.

К четырём часам всё вроде успокоилось наверху, мы сменились с вахты, я принял душ, и собирался в столовую, но позвонил капитан и позвал к себе. Мы с ним четвёртый подряд рейс делали и были в тёплых отношениях. Выпили вина, конечно, он взял в руки гитару... Душевно посидели.

Но в одиннадцать, когда меня позвали на вахту, голова всё равно побаливала. И когда стармех позвал меня к себе, я даже обрадовался, знал, что у него лекарство есть.

- Заходи, садись. Выпьешь? Шеф показал на трёхлитровый бутыль красного, стоявший на столе.
- С удовольствием. Ой, а что это с вами? - Верхняя губа стармеха занимала перпендикулярное обычному положение.
- Бритвой порезался. Ты наливай себе, не стесняйся. Я тебя зачем позвал... Ты знаешь, что здесь ночью творилось?
- Нет, откуда же. В четыре всё тихо было, а до четырёх я в машине был. - Вино наутро было ещё лучше, чем вчера.
- Драка была, вот что. А драться на судне нельзя, непозволительно.
- Согласен с вами. Никому непозволительно. Я налью ещё?
Он согласно махнул рукой:
- Наливай!
- Вино замечательное! Так что вы говорите?
- Я говорю, разберём эти хулиганские действия на профгруппе, чтобы никому неповадно было, - стармех хлопнул ладонью по столу.
- Я ещё выпью полстаканчика? Ну очень уж вино у вас хорошее. Лечебное просто! - и приняв ещё одну дозу, я встал. - С вашего разрешения. Мне на вахту пора. Спасибо за угощение!

Вопрос разбора полётов заглох как-то сам по себе. Губа заживала долго.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 01.01.2018 в 14:27
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1