Рассказ волонтера. Оксана Крутько


Рассказ волонтера. Оксана Крутько
Беженцы из Донбасса и волонтёры записали на диктофоны свои воспоминания. Но оказалось, что тексты надо еще привести в читабельный вид. Меня попросили их отредактировать. Здесь нет никаких моих личных вставок или оценок - только слова очевидцев, участников событий.

МЫ ВЫДАЕМ ГУМПОМОЩЬ, А ПО НАМ СТРЕЛЯЮТ

Оксана и Юрий Крутько, семейная пара, направление «Помощь населению» Гуманитарного штаба Рината Ахметова. Оксана рассказывает:

Мы жили в Донецке. Я юрист, муж Юра – водитель. До войны он много лет работал в Фонде Рината Ахметова. Я трудилась в государственной инспекции сельского хозяйства ведущим специалистом.

Мы жили возле аэропорта, и когда в мае 14-го начались боевые действия, мы видели все с первых дней. Появились люди с оружием, захватили здание аэропорта, по ним стреляли самолеты и вертолеты. Это было жутко. Мы бежали с работы, потому что дома ребенок. Он боится... Мы никогда не знали войны и не представляли, какой она на самом деле бывает. Думали, что где-то кто-то воюет, но у нас войны нет и быть не может. Даже предвидеть такого не могли.

До начала июня 2014 года мы жили у себя дома. Потом уехали ближе к центру города, подальше от аэропорта, от стрельбы. Дочь заканчивала одиннадцатый класс. Ее 117-я школа находилась на Путиловке, а это рукой подать до аэропорта. Поэтому экзамены перенесли в другую школу-лицей, что возле здания СБУ. Но там тоже начались перестрелки. Очень много ходило людей с оружием, громыхали танки и бронетранспортеры. Это было страшно. Мы детей на экзамены водили за руку. Выпускного бала, естественно, не было.

Переживала за мужа, когда он эвакуировал старушек

Потом бои на окраинах Донецка развернулись в полную силу. Юра работал в Гуманитарном штабе Ахметова, эвакуировал население. Его команда вывозила стариков и семьи с маленькими детьми на «Большую землю».

Хорошо помню случай, когда ему нужно было забирать из Ясиноватой после обстрела города семью с грудным ребенком. Семья ждала нас в подвале. В то время машины часто отбирали на блокпостах, просто так, и было очень страшно. В Ясиноватой мы прямо из бомбоубежища забрали эту семью и вывезли в Донецк. Ее там уже ждал автобус. Так и вывезли – с пересадкой. Очень переживала за мужа, когда он эвакуировал старушек из обстреливаемых, самых страшных районов, когда мы не знали, доедут они до места назначения или нет.

Запомнился случай, как мы забирали бабушку из Макеевки. Одинокая, родственников нет, детей нет. Еле ходила. Район, где она жила, попал в зону боевых действий. Сердобольные соседи позвонили в Гуманитарный штаб, сказали: вывезите ее отсюда, иначе погибнет! Старушка очень, конечно, боялась, спрашивала: зачем ее отрывают от дома, и что с ней будет дальше? Мы ее успокаивали: «Никто вам ничего плохого не сделает. Вас вывезут в безопасное место, подальше от войны. За вами будет уход, вас будут кормить». Я взяла у нее телефон, звонила, узнавала, как она, очень за нее волновалась.

Мы собрали, оформили, сопроводили более 250 автоколонн с гумпомощью

В конце августа 2014 года мы уехали в Киев. Юра и я работали в Штабе, занимались оформлением пропусков через линию боев для автоколонн, которые возили нашу гуманитарную помощь из Украины в Донбасс.

У нас была кочевая жизнь. Мы жили в машине, на колесах. К примеру, с утра ехали в Великоновоселовку, целый день там занимались пропусками, потом мчались в Днепр, выдавали пропуска водителям автоколонн. Колонны на восток отправлялись из логистического центра Штаба в Днепре. Все нужно было делать быстро, иначе продукты испортятся, не доедут, а люди не получат помощь. Вскоре у нас был отлично налажен весь процесс – что и как нужно собрать, скомплектовать, загрузить и отправить. Но все равно мы переживали за тех, кто работал в наших колоннах с гуманитаркой. Они работали на износ и доставляли помощь тем, кто без этой помощи не мог бы выжить.

Наши волонтеры рассказывают, что они выдают помощь на линии фронта, а по ним стреляют из ДНР, пули свистят над головой. Да не только по ним – там все время постреливают. А люди живут. В одном из сел во время выдачи наборов начался обстрел. Все спрятались, а одна женщина стоит наместе. Мы поразились. А она говорит: «Мне все равно уже, будь что будет». Она привыкла. Этого не поймут те люди, которые не знают, что такое жить под обстрелом.

Мы думали, пройдет месяца два-три – и всё это безумие закончится, настанет мир. Но задержались в Штабе на три года. Мы отправили, оформили, сопроводили более 250 автоколонн с гуманитарной помощью. С середины 2017 года находимся в Мариуполе, отсюда отправляем продуктовые наборы в серую зону.

О своих коллегах

Я хочу сказать спасибо всем нашим коллегам, волонтерам, мы действительно команда. Если бы не их такая сплоченная работа, наверное, не было бы в принципе Штаба. Особая благодарность волонтерам, которые ездят на линию фронта. Им низкий поклон. Это ангелы, наверное. Люди, рискуя своей жизнью, едут туда, куда многие боятся.

Многие люди искренне благодарны Ринату Ахметову и нам за эту помощь. Моя знакомая, которая осталась в Донецке, мне недавно сказала: «Если бы в 14-м году вы не начали давать гуманитарку, мы бы умерли. Нам есть было нечего». И она не одна такая. Их многие тысячи.

Чему научила война

Война научила любить жизнь. Заботиться друг о друге и о близких. Больше уделять им внимания. Глядя на смерти вокруг, ты понимаешь цену жизни, понимаешь, что нужно делать сегодня, сейчас. Не завтра, не когда-нибудь потом, а именно сейчас.

Хочется мира, хочется домой. Так уж сложилось, что дети наши сейчас разъехались по разным городам. Очень хочется, чтобы они были рядом.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 29.12.2017 в 04:38
© Copyright: Анатолий Лемыш
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1