Первый контракт на теплоходе Дерибас-5





Вторая половина контракта на "Дерибасе" прошла спокойнее, хотя работы по-прежнему было много. В каждом порту при первой возможности с тяжёлым предчувствием мы вскрывали контрольные лючки подпоршневых пространств, и осматривали поршневые кольца главного двигателя. И предчувствия нас не обманывали. При каждом осмотре мы находили треснувшие и залёгшие кольца на одном из пяти цилиндров, а то и на двух сразу.

Причины этого явления были известны: большие зазоры между кольцами и канавками по высоте, чрезмерная выработка двух цилиндровых втулок по диаметру. И если запасных головок поршня у нас не было, то втулки запасные, напротив, были. Только работа по замене втулок большая, и мало кто берётся за неё без крайней необходимости.


Но у нас она как раз и была, эта необходимость. Выбрали время, подходящий порт, и... Глаза боятся, а руки делают. Первая - колом, вторая - соколом. Вообще-то эта поговорка о первой и второй рюмках, но у нас именно втулка вторая соколом полетела. Первый раз всегда трудно, а когда процесс знаком, легче. Паша, второй механик, возглавлявший работы, справился с ними на отлично.

Остальные машины и механизмы работали неплохо. Случались и выходные дни, проведённые на берегу. Порты попадались небольшие и мало известные, но от этого не менее интересные. Сейчас только благодаря цифровым фотографиям, оставшимся в памяти компьютера, можно восстановить примерную последовательность наших передвижений по Южной Америке, в которой мы надолго задержались.

Выгрузившись в бразильском Сантосе, направились в Аргентину за пшеницей. Вернулись в Бразилию, выгружались в Рио Гранде. Снова ушли на Аргентину, где взяли зерно на Венесуэлу, в Пуэрто Кабельо. Оттуда в балласте перешли в Гайяну, в порт Новый Амстердам, где загрузились алюминиевой рудой на Николаев.

Выход из порта оказался непредвиденно тяжелым из-за малых глубин фарватера. И ситуацию эту я уже описывал в рассказе "Парамарибо", но здесь придётся повториться.

Отправителем груза была компания "Русский алюминий", открывшая в Джорджтауне в 2005 году своё представительство. Погрузка руды в порту занимает меньше двух суток. Перед погрузкой судна, перевозящего груз навалом, всегда проводятся совместные с грузоотправителями замеры осадок судна и судовых запасов.

Я как раз замерял уровень в топливных цистернах вместе с инспекторами, когда ко мне подошли двое русских, и попросили уделить им внимание.
- Я бы с удовольствием, ребята, но не сейчас. Дел по горло, – извинился я.
- Так и мы по делу. Хотим дать вам инструкции по выходу из порта.
- Какие же тут могут быть инструкции?
- Поверьте, это очень важно, - настаивали они. Договорились встретиться через час, как только я освобожусь.

Встретились у меня в каюте, спустя час, и бывшие соотечественники ввели меня в курс дела. Капитан мне об этом ничего не говорил. Оказалось, что глубина канала, по которому нам предстояло выходить из порта, составляла десять метров во время полного прилива. Осадка же наша после погрузки будет девять метров, девяносто сантиметров. Тут уж не семь футов под килём, и не три. Выползать приходилось в буквальном смысле на пузе.

То, что морскую воду для охлаждения механизмов через донные кингстоны брать будет невозможно, это было ясно. Но оказалось, что и бортовые наши отверстия для входа воды будут скользить во время движения по стенке выкопанного фарватера, а точнее, просто канала.

- И что же вы предлагаете? – озадаченно спросил я добровольных помощников.
- Мы обычно советуем воду для охлаждения брать в период прохождения канала из балластного танка. Многие суда предусматривают такую возможность. Давайте вместе посмотрим схему охлаждения дизелей.

- А что на неё смотреть? Воды-то у нас в танках нет. Мы и так лежим почти на грунте. А если воду туда примем, так точно ляжем.
- Ну, по крайней мере, вы теперь знаете, что вас ждёт. Главное, ни в коем случае не останавливаться, проходить канал надо малым ходом без остановки.
- Ну, спасибо. Предупреждён – значит, вооружён. Вооружили!

Надо сказать, что напрямую забортной водой двигатели уже почти сто лет не охлаждаются, иначе мы бы из Гайаны никогда не вышли. Нет, дизеля охлаждаются пресной водой, а она, в свою очередь, уже морской. Посовещались мы с механиками, и решили главный двигатель охлаждать пока только пресной водой.

При работе на малом ходу она не должна была катастрофически перегреться. А вот вспомогательные двигатели – дело другое, они без забортной воды и пять минут не продержатся. Решили, что все механики и моторист будут в машинном отделении, мало ли, может срочная чистка фильтра понадобится. Кингстона у нас два, насоса – тоже два, с божьей помощью прорвёмся. Канал-то не длинный, минут за сорок пройдём.

Отошли от причала, где глубины были побольше, держим связь с мостиком, лоцман, естественно, на борту. И вот перешли со среднего хода на самый малый, с абсолютно ровным килём заходим в выкопанный канал. Обычное давление на манометре насоса охлаждения вспомогательных двигателей – три килограмма ровно. При засорении фильтров давление падает до 2,8, до 2,7. Дальше уже аварийно-предупредительная сигнализация включается, дескать, у вас проблема, срочно принимайте меры.

И вот, идём мы самым малым, всё внимание на стрелку манометра, ждём, что давление падать начнёт. Но минута идёт за минутой, а давления не падает. Лица наши светлеют. На главном двигателе – температуры терпимые, с мостика говорят, пол канала уже прошли, а у нас … Что за чудо, давление растёт! 3,1 килограмма! Так только на новом насосе было! 3,2 уже!

- Саша, говорю второму механику, - ну-ка спустись к насосу, посмотри, что за чудеса. На вакуум обрати внимание!
Но навстречу ему уже третий механик бежит:
- Дед, - кричит он, - мы грязь качаем! Там на насосе через сальник грунт выдавливает!
- Да бог с ним, с грунтом, на манометрах сколько?
- Вакуумный на минус пошёл , на нагнетании – 3,2, а через пробный кран ничего не идёт, забился. Может, на второй насос перейдём?
- Да не стоит пока. Температуры пресной воды пока в норме, масло тоже не греется. Не суетись!

- ЦПУ, мостик. Как у вас там, продержитесь? – Это уже капитан беспокоится.
- А сколько осталось?
- Минут десять по каналу, а дальше глубины увеличиваются. Так как, продержимся?
- Да мы-то что, а вот как насосы…
- Останавливаться ни в коем случае нельзя, надо продержаться. Пять минут ещё.
- Ну, если пять, то дотянем. Только потом придётся останавливаться и все холодильники чистить.
- Это – без проблем! Через полчаса сдадим лоцмана, потом в дрейф ляжем.

Этим вот инфарктным выходом из порта мне и запомнилась Гайана. В сам город я вырваться не сумел. А в первый же вечер стоянки в Николаеве мне прибыла замена. Контракт был завершён.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 23
Опубликовано: 27.12.2017 в 14:35
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1