Туманный город. Глава 10


Когда дела идут не так, как надо,
Забыться навсегда нам хочется порой;
Попасть хотим туда, где нега и отрада,
Где обретём в тиши пленительный покой.
Готовы грезить мы о том часами,
Но вновь струится тленной жизни нить,
Мечты навек останутся мечтами
И ничего уже не изменить.

Когда я с Гарольдом вышла на улицу, то Люси уже нигде не было. То ли она ушла сама, не дождавшись нас, то ли её увели Кандида и Хлоя. Молодой человек начал высматривать свободный экипаж, чтобы отвезти меня в гостиницу, а самому отправиться на встречу с Вергилием. Хотя едва мы уселись в него, я безапелляционно сообщила:
– Поразмыслив, я поняла, что мне тоже не помешает урок самообороны. Тут такие дела творятся! Поэтому, пожалуй, поеду с тобой.
Гарольд растерялся и смог лишь вымолвить:
– Но твои родители…
– Они не будут возражать. К тому же, знают, с кем я, – не моргнув глазом, заявила я.
– Ну, если только из соображений самообороны, – согласившись, подчеркнул молодой человек.
Внутри я ликовала. Это означало, что мы проведём вместе почти весь день. А уж с родителями я потом как-нибудь разберусь.
Мы ехали в тишине, так как я видела, что Гарольд усиленно над чем-то думал. Анализировал ли он произошедшую сцену или размышлял о будущих действиях?
– Что теперь? – не выдержала я. – Обратимся к Эндрюсу?
Мой спутник посмотрел с укором:
– Вне всяких сомнений, нет. Прошу, никому не рассказывай о случившемся. Кандида права – пока ничего нельзя предпринять. Как решу что-то, сообщу тебе.
– Кстати, когда мы каким-либо способом узнаем о том месте, где находится Ребекка, то каковы твои шаги, как следователя? Что грозит похитителю? – поинтересовалась я, так как не была знакома с уголовным законодательством королевства.
– Когда я дам указания Эндрюсу, тот направит в моё полное распоряжение отряд полиции. Мы схватим и привезём преступника в городскую тюрьму, где тот останется до суда. Если его вину докажут, но все девушки ещё живы, он может отделаться пожизненным заключением. Конечно, при условии, что дело будет вести опытный адвокат. Однако, если хотя бы одна из жертв погибла насильственным путём, ему не избежать смертной казни.
– То есть, его отправят в Чёрные Земли? – поёжилась я.
– Безусловно, – подтвердил Гарольд, как будто речь шла о простой прогулке к зеленщику.
Остаток пути мы провели не разговаривая. Едва выехав за пределы Туманного города, наш экипаж подъехал к небольшому трактиру, позади которого уже находился лес. Мы вышли наружу, и Гарольд расплатился с кучером. Похоже, Вергилий увидел нас в окне, потому что же сразу вышел на порог.
– Опаздываешь, – по-доброму укорил он друга при пожатии рук. – Да ещё и Изабелла с тобой?
– Да, – строго заявила я. – Мне тоже нужны уроки самозащиты. Или чем вы тут собирались заниматься?
– Именно этим, – громко рассмеялся Вергилий и пригласил пройти на близлежащую поляну. – Я специально выбрал такое место, потому что в доме мало пространства для манёвров. К тому же, здесь за городом свежий лесной воздух и никакого тумана.
– Только, пожалуйста, будь осторожен, – шепнула я Гарольду. – В твоём состоянии не нужно перенапрягаться.
Тот тяжело вздохнул. На секунду у меня промелькнула мысль, что моя забота стала ему неприятна. Но почему? Разве это плохо, когда о тебе кто-то беспокоится? Я не могла понять причины его поведения…
Оказалось, что Вергилий мастерски владел разными видами единоборств, а также искусно управлялся со шпагой, пистолетом и другими видами оружия. По его словам, он тренировался каждый день, чтобы быть в хорошей физической форме.
– Я бы рекомендовал использовать в качестве средства обороны или нападения твою трость, – посоветовал мужчина Гарольду. – Позволь, я покажу тебе.
Он взял её и несколько раз провернул в воздухе, а потом начал делать выпады в сторону воображаемого противника. Следователь следил за ним с интересом:
– Никогда бы не подумал, что ею можно так ловко управлять.
– Вопросы безопасности возникли лишь недавно? – подмигнул ему Вергилий.
Ничего не ответив, Гарольд взял трость обратно и стал повторять показанные движения. Поначалу они получались мягкими и несуразными.
– Нужно жёстче, – наставлял его Вергилий и взмахивал воображаемой тростью в воздухе. – Наиболее гуманно вывести врага из строя – ударить сбоку или в упор по коленным чашечкам.
– Прошу, только на мне не показывай, – шутя, взмолился молодой человек и прикрыл руками больную ногу.
– Хорошо, давай попробуй атаковать меня, – предложил новоиспечённый учитель и они ещё почти полчаса упражнялись в различных приёмах.
После этого Вергилий показал способы захвата противника и варианты освобождений из них. Я же то наблюдала за ними, то слонялась по покрытой тонким слоем снега полянке. Когда моё терпение кончилось, я подошла к мужчине:
– Что насчёт девушек? Как защищаться мне? Я не обладаю физической силой, у меня нет оружия, даже трости.
Отдышавшись, он привстал с земли и отряхнул руки:
– Милая Изабелла, ваша улыбка – самое грозное оружие.
– Вовсе нет, – возразила я и попробовала воспроизвести на нём показанный ранее приём.
Но тот вышел довольно неубедительным, Вергилий в один счёт скрутил меня и приобнял. Я тщетно пыталась вырваться. Мужчина же держал захват дольше, чем следовало в такой ситуации и пристально вглядывался.
– Позвольте дать вам совет, юная леди. Не участвуйте в играх с теми, кто в них сильнее вас, – после этих слов он отпустил меня и я, разгневанная, отбежала к Гарольду, который или не заметил произошедшей сцены, или не придал ей большого значения.
После тренировки мы зашли погреться в трактир и остались там на ужин. Он представлял собой пристройку к постоялому двору и обслуживал людей, остановившихся на ночлег, а также тех, кто проезжал по дороге мимо. Сейчас в нём находилось несколько человек, тихо сидящих по углам и занятых приёмом пищи.
Толстая кухарка подала простую еду – жареные рыбу и картофель, но мы нагуляли аппетит и не привередничали. Всё оказалось пересоленным, и мне постоянно хотелось пить. Я благоразумно отказалась от портера, выбранного моими спутниками, и предпочла ему обычную воду.
Одну за другой Вергилий рассказывал истории о своих приключениях, а и Гарольд с удовольствием слушали его. Несмотря на то, что нам тоже приходилось путешествовать, мы не могли похвастаться таким же количеством авантюр и смешных случаев.
Я сидела напротив двух мужчин и невольно сравнила их между собой. Вергилий – невозмутимый, харизматичный, имеющий независимое мнение по любому вопросу, смело отстаивающий свои взгляды, с ним точно нигде не пропадёшь. В моей ботанической классификации он был плющом. Вергилий, также и как этот кустарник, расползался во все стороны, интересовался разными вещами, а благодаря позитивному настрою и безграничной энергии успевал несколько дел одновременно.
И Гарольд – спокойный, замкнутый, ранимый, не совсем практичный, однако готовый многое сделать для друзей в ущерб себе. Мне он представлялся кипарисом – стройным деревом с полезными свойствами, благодаря которым используется и в медицине, и в строительстве, и в парфюмерии.
Девяносто девять девушек из ста выбрали бы в мужья такого, как Вергилий. Но не я.
Когда мужчины расплатились, и вся компания вышла на улицу, оказалось, что уже наступил глубокий вечер. Наш спутник откланялся и уехал в отдельном экипаже, а в другом мы с Гарольдом отправились в свою гостиницу. Настроение было просто замечательным – я чудно провела день, молодой человек держал меня за руку и мне не хотелось расставаться с ним. Он же собирался забрать из номера какие-то бумаги и заглянуть к Эндрюсу.
– Надеюсь, к нему-то ты со мной не поедешь? – с надеждой спросил следователь.
– Нет, я очень устала. Надеюсь, ты справишься один, – милостиво отказалась я.
– Кстати, – Гарольд улыбнулся и лукаво посмотрел. – Давно думал попросить тебя об одном одолжении, только постоянно что-то мешало…
– О чём же? – я была заинтригована. – Но предупреждаю заранее, тебе это будет дорого стоить.
– Ты ведь певица, а я так и не слышал твоё пение. Можешь исполнить что-нибудь?
Мне было приятно слышать эти слова, хотя я и зарделась. Наконец-то он немного отвлёкся от работы и обратил внимание на мою личность.
– Прямо здесь? Без музыки? – улыбнулась я в ответ.
– Да! – радостно подтвердил Гарольд.
В памяти перемешались все арии сразу – я не знала, что выбрать. Любая из них казалась неподходящей к ситуации. Пауза затягивалась.
– Ну же, – подбодрил меня спутник.
Я откашлялась и в итоге решилась. Спою что-нибудь романтичное. Во время песни он глядел на меня с восхищением. А когда я закончила, снял перчатки и медленно захлопал в ладоши.
– Браво! Ты действительно одарённая личность.
Я смущённо опустила глаза в пол. Неожиданная похвала от него являлась тем, о чём я не смела мечтать и я бы дорого отдала, чтобы этот миг никогда не заканчивался.
– Раз так, теперь моя очередь, – я тоже решила воспользоваться моментом и задала волнующий вопрос. – Тогда, в самый первый день пропажи Ребекки, когда я разгневанная пришла в твою комнату, почему ты всё рассказал мне?
Гарольд задумчиво смотрел и улыбался краями губ. Затем отрицательно покачал головой.
– Правда, – настаивала я и легонько стукнула его по руке, – ведь мы тогда не были дружны. Можно сказать, наоборот, между нами существовало недопонимание. С какой стати следователю делиться информацией с малознакомым человеком, хоть и родственником жертвы? Даже не с её родителями?
Он начал вертеть перчатки и ответил:
– Трудно объяснить. Ты такая… живая. Активная. Ты – та, кто должен знать. Наверное, я интуитивно чувствовал, что мы можем добиться большего, объединив усилия.
«Ты – та, кто должен знать». Это выражение, словно вырезанное ножом, осталось в моём сердце на долгие годы. Всего лишь несколько слов, но они много значили для меня. В то мгновение мы ощущали невидимую связь между нами, как никогда ранее.
Между тем экипаж уже подъехал к постоялому двору. Улыбаясь, мы зашли в гостиницу, как вдруг разразилась буря. Мои приёмные родители вскочили со стульев в гостиной и бросились к нам навстречу, выглядели они обеспокоенно. За их спинами столпились артисты труппы.
– Где ты была? – разгневанным голосом вскричал отец. – На дворе почти полночь!
– Ты же обещала вернуться через два часа! – в унисон воскликнула Розамунда.
На самом деле я редко видела их в таком состоянии. Всё-таки обычно между нами не происходило крупных разногласий. Вот почему оказанный приём оказался для меня как ушат холодной воды.
– Просто мы с Гарольдом ездили по делам, время пролетело незаметно, – пролепетала я.
Марк с раздражением взглянул на моего спутника, который растерялся больше меня. Тот как будто застыл на месте, не решаясь вмешиваться в семейные разборки.
– Как можно уехать на целый день, не предупредив никого? – продолжал бушевать отец. – Все и так держатся на пределе из-за Ребекки. А теперь ещё и ты пропадаешь! Мы уже собирались идти к констеблю.
И тут я поняла, из-за чего родители пребывали в гневе – они испугались, что меня тоже похитили. Поэтому я не могла обижаться на них. Но мы всё же попали под горячую руку. Гарольд начал оправдываться:
– Простите, это моя вина. Мне не следовало брать Изабеллу с собой…
Несмотря на то, что Розамунда вроде успокоилась, увидев меня живой-невредимой, Марк по-прежнему сердился. Его возмущение перекинулось на следователя:
– Где вы были?
– За городом, – стал отвечать молодой человек.
До меня дошло, что он может сказать что-нибудь лишнее. Не хватало, чтобы Гарольд ещё вспомнил про вчерашнее нападение.
– Папа, – я заслонила его собой от Марка, – мы на самом деле ездили за город, на свежий воздух. Ты ведь знаешь Вергилия? Он учил нас самообороне. Ничего плохого не случилось. Пожалуйста, не кричи.
Но отец не мог так просто остановиться. К тому же, наверное, хотел показать родительский авторитет на публике:
– И не случится. Запрещаю вам общаться! Немедленно отправляйся в свою комнату.
– А у вас, юноша, – он обратился к Гарольду, – я вижу, нет никаких понятий о приличиях. Изабелла – ребёнок, ей всего шестнадцать лет. Как вы могли уехать с ней на целый день?
Следователь стоял как вкопанный и не находил, что возразить. От несправедливости я расплакалась и убежала наверх. Краем уха я слышала, что молодой человек покинул гостиницу, так и не зайдя к себе. Марк же пришёл в мой номер и начал нравоучения:
– Изабелла, похоже, ты не осознаёшь, где находишься. Это опасный город!
С опущенным взглядом я сидела на кровати, понимая, что сейчас что-либо объяснить у меня не получится. Лучше промолчать.
Отец, видя, что я не спорю с ним, стал ходить по комнате:
– И этот Гарольд? Ты ничего о нём не знаешь, кроме того, что он живёт с нами на одном постоялом дворе. Конечно, столичному франту не привыкать покорять сердца девиц. Мне он категорически не нравится.
«А мне – наоборот», – мысленно ответила я.
Поняв, что его напор не приносит ощутимого результата, Марк решил пойти на крайние меры:
– Значит, так. Чтобы ты уяснила мою позицию окончательно, я запираю тебя здесь на ключ. Будешь выходить только для принятия пищи и в ванную комнату. Надеюсь, это тебя образумит.
Мне показалось, что от возмущения мои волосы на голове встали дыбом. Вот ведь проклятье! Я не успела ничего сообразить, как отец вышел из комнаты и запер за собой дверь.
В полной безысходности я отчаянно застучала в неё, но знала, что Марк на попятную не пойдёт. По крайней мере, сегодня. Завтра же отец смилостивится и признает, что перегнул палку. В грустном настроении, не зажигая свет, я сняла накидку, села на постель и стала жалеть себя. Я пыталась вспомнить своих настоящих родителей и думала о том, что, скорее всего, они бы не запрещали мне ни с кем общаться и уж тем более не запирали бы в комнате.
Однако, это всего лишь догадки. Наша разлука произошла в моём глубоком детстве, и я даже не помнила их в лицо. Единственным воспоминанием являлся голос матери, певшей колыбельную. Сейчас я не могла быть уверена, что точно помнила его. Может, он был позже придуман мною? Немногочисленными источниками сведений служили родственники, поэтому раньше, будучи маленькой, я любила приходить к ним и слушать рассказы о родителях. В любом случае, настанет день, когда у меня будет свобода, время и возможности, тогда я найду их и мы снова встретимся. Я не сомневалась в этом.
Достав кости из мешочка, я подошла к окну, из которого струился лунный свет. Интересно, что они скажут? Хорошенько потрясла и бросила их. На одном кубике было слово «мужчина», на другом – «опасность». Я поломала голову, но так и не смогла найти вразумительное объяснение этому словосочетанию. Мне грозит опасность от мужчины? Какому-то моему близкому мужчине грозит опасность? В любом случае, находясь в запертой комнате, ничего не сделаешь.
Улёгшись на кровати в знак протеста прямо в сапожках, я снова задумалась о том, как несправедлива жизнь. Прошло около получаса. Спать не хотелось, потому что меня одолевала одна печальная мысль за другой. Внезапно я услышала стук снаружи. Прислушавшись, я поняла, что кто-то кидал камешки в моё окно. Я подбежала к нему и увидела внизу Кайю.
– Привет! Вот так сюрприз! – распахнув ставни, удивилась я.
Девочка подняла вверх бумажный свёрток и потрясла им:
– Вот, я испекла вкусных булочек с сыром и принесла тебе. Они ещё горячие! Только твои родители заявили, что ты уже легла спать, и не пустили. Правда, я им не поверила. А Маркела подсказала, где находится окно твоей комнаты.
– Лишить меня горячих булочек – просто безобразие! – возмутилась я, усевшись на подоконник.
Девочка в растерянности пожала плечами. Наверное, она могла бы попытаться добросить свёрток до второго этажа, но ведь мы не ищем простых путей?
– Знаешь, что? – мне пришла идея. – Ты можешь принести лестницу вон из того сарая и подставить её сюда?
Кайя послушно приволокла приспособление, хотя это далось ей нелегко, и аккуратно прислонила к стене дома. Убедившись, что лестница прочно стоит на земле, я снова накинула верхнюю одежду и аккуратно спустилась по ней, таким образом вырвавшись из заточения. Мы сели на лавочку и, несмотря на то, что у меня не было голода, я с удовольствием поглощала свежую выпечку.
– Появились ли новости о Ребекке? – поинтересовалась девочка.
С набитым я ртом отрицательно покачала головой. Даже моя надежда на счастливый исход начала постепенно таять.
– Как долго вы здесь останетесь? Будете ли давать ещё концерты?
– Концерты – вряд ли, – заметила я. – А сколько пробудем – никому неизвестно. По крайней мере, завтра точно не уезжаем.
– Эх, – вздохнула Кайя. – Я бы с удовольствием пришла ещё раз на ваше представление…
– Не переживай, мы когда-нибудь приедем к вам, – я постаралась утешить её.
Но в ту же секунду поняла, как бы не закончился наш приезд – найдётся Ребекка или нет – вряд ли мы вернёмся в Туманный город, где нам пришлось пройти через трудное испытание. Чтобы отогнать от себя грустные мысли, я вскочила с места и отряхнула крошки с одежды. Неожиданная свобода обрадовала и придала сил.
– Давай немного прогуляемся неподалёку? – предложила я новой подруге. – После солёной рыбы и сырных булочек так и хочется пить. Но если я появлюсь на общей кухне в гостинице, да ещё там случайно пройдёт Гарольд и нас увидит отец, то он посадит меня в местную тюрьму!
– Ой, – испугалась Кайя, – в это время все лавки уже закрыты. Возможно, мы сможем найти что-то в пабе. Хотя я никогда не бывала в нём.
В отличие от неё, мне приходилось захаживать в подобные заведения. Конечно, не одной, а в компании взрослых членов нашей труппы. Поэтому я думала, что мы сможем быстро купить какой-нибудь некрепкий напиток и покинуть паб, не задерживаясь среди сомнительной публики.
Мы нашли один такой поблизости и осторожно заглянули внутрь. В нём было очень шумно и весело: десятки мастеровых праздновали окончание трудового дня. Они шумели, выпивали, требовали новых порций пива, дёргали официанток за полы длинных юбок и не стеснялись выражать возмущение чем-либо бранными словами. В воздухе висел столь плотный дым от курительных трубок, что мне практически сразу стало дурно. Вряд ли тут можно спокойно купить обычную воду.
– Ну уж нет, давай лучше пойдём из этого вертепа, – сказала я Кайе и мы развернулись обратно.
Однако, на выходе, по велению непонятного чувства, я посмотрела вправо и обнаружила… Гарольда, опустошающего бокал с вином в компании Патрика! Почему он здесь, если собирался зайти к Эндрюсу и продумывать дополнительные меры по расследованию похищений?
– Пожалуйста, подожди меня на улице, – попросила я Кайю и не раздумывая направилась к молодому человеку.
Тот не заметил моего приближения и продолжал пить, как ни в чём не бывало. Подойдя ближе, я не верила собственным глазам – следователь был пьян! С нарушенной координацией он не мог сидеть прямо, но при этом вёл оживлённую беседу с Патриком. Племянник мэра находился в таком же состоянии.
– Вот… и нападение… их было пятеро, – запинаясь, говорил мой сосед по гостинице, не обращая внимания ни на что вокруг. – Хлоя смазала… ушибы…
Я подошла вплотную и не выдержала:
– Как вам не стыдно!
Молодой человек замер, начал оглядываться по сторонам и увидел меня. Его лицо резко побледнело:
– Изабелла… Что вы тут… делаете? – он с трудом подбирал слова.
Как же в настоящий момент я была зла! Вся разгневанная, я села за стол напротив него.
– Нет, это вы что тут делаете? Да ещё в таком виде?
Он продолжал качаться, изо всех сил стараясь сидеть прямо. Гарольд понял, что сейчас не сможет ничего сказать в своё оправдание и предпочёл молчать.
– И с каких пор вы стали с ним друзьями? – входя в раж, спросила я, показывая на Патрика, который тоже испугался меня и отодвинулся подальше.
– Ну… недавно, – объяснил Гарольд. – Познакомились у мэра… и разговариваем… о жизни… службе…
– Как можно выкладывать постороннему человеку информацию о вашей работе? – недоумевала я. – Разве вы не понимаете, что у вас полно врагов в Туманном городе?
Гарольд опустил глаза и схватился за стол, стараясь не упасть вперёд лицом. Я даже не представляла, сколько нужно выпить, чтобы настолько опьянеть.
– Вы же должны были встречаться с Эндрюсом, думать о том, как расширить поиски, – негодовала я. – А вместо этого сидите здесь и нажираетесь, как свинья. К чему приведёт ваше расследование такими темпами и методами?
Эмоции взяли надо мной верх, я рассердилась и сказала слова, о которых потом пожалела:
– Теперь ясно вижу, какой непростительной ошибкой вашего отца было назначить вас на эту должность. Вы абсолютно не пригодны к ней. Лучше бы таким делом занимался серьёзный и ответственный человек. Тогда у нас бы имелся шанс найти Ребекку.
Я выскочила из-за стола и убежала на улицу. Холодный морозный воздух отрезвил мой пыл. Кайя перепугалась:
– Изабелла, что случилось? Тебя всю трясёт!
И правда, я не могла сдержать своё волнение и возмущение. Хорошее настроение испортилось напрочь. Моей первой мыслью было вернуться домой и рыдать в подушку.
Но затем я осознала, что не имею права оставить Гарольда в таком состоянии. Необходимо срочно вызволить его из мерзкого притона. Только как? Даже вдвоём с Кайей нам не справиться. Я не могла обратиться с этой просьбой к родителям, они бы меня не поняли. Дядя Октавиус, Клаус? Тоже не лучший вариант. Дядю Густава лучше не трогать.
Внезапно я вспомнила, что неподалёку живёт Вергилий. Я попросила Кайю проследить, чтобы Гарольд оставался в пабе, а если тот решит куда пойти, чтобы она задержала его любым способом. Сама же со всей мочи побежала к дому нашего приятеля. По пути я переживала – вдруг он отсутствует, опять уехал на какой-нибудь приём? И что тогда делать?
Отыскав нужное здание, я начала колотить в дверь. Через несколько секунд на пороге с сигарой во рту появился Вергилий, который не смог скрыть удивления:
– Изабелла? Так неожиданно. Вы уже успели соскучиться? Кто за вами гонится?
– Нет времени… объяснять, – запыхавшись, затараторила я. – Срочно нужна… ваша помощь!
– Да, конечно, – с энтузиазмом откликнулся мужчина. – Но что произошло?
– Там Гарольд в пабе! – выпалила я.
Он ожидал какого-то продолжения и вопросительно смотрел на меня:
– И?
– Выпивает, сидит с одним местным проходимцем, – сбиваясь, говорила я. – Нам нужно пойти и увести его оттуда.
Вергилий сделал удручающий вздох:
– Всего лишь?
– Разве этого недостаточно? – изумилась я.
Ещё раз демонстративно вздохнув, он затянулся сигарой и ответил:
– Дорогая моя, вы слишком юны и, наверное, не совсем представляете образ жизни мужчин. Для них вполне нормально вечером отправиться в паб, пропустить стаканчик-другой хорошего вина, пообщаться с собутыльниками, расслабиться… Не вижу в происходящем ничего противозаконного, противоестественного или угрожающего ему. Вы зря беспокоитесь.
– Зря! – возмутилась я. – Как можно оставить человека одного, пьяного, в этом преступном городе! Вы сами предупреждали меня об опасности, а теперь бросаете друга в беде.
– Гм, времяпрепровождение в пабе вряд ли можно назвать бедой, – скривившись и поджав тоненькие губы, заявил Вергилий. Ему явно не хотелось ввязываться в это. – К тому же, сейчас я несколько занят.
– Интересно, чем? – воскликнула я, отстранила его и прошла вглубь помещения.
Особняк был небольшим, и довольно быстро в гостиной я обнаружила двух мужчин за игральным столом, на котором лежали карты и деньги. Они курили и смеясь что-то обсуждали. Не желая привлекать их внимание, я обернулась к арендатору дома:
– Игра в карты? Это и есть ваше важное занятие?
– Так, спокойно, спокойно, – мужчина взял меня за плечи и стал утихомиривать. – Я вижу, что для вас обычная ситуация кажется чересчур угрожающей. Хорошо, я пойду с вами, чтобы лично убедиться, что с Гарольдом всё в порядке. Но дайте мне слово, что, если наш общий знакомый адекватен и может контролировать ситуацию, мы уйдём из паба и вы не будете устраивать скандал на весь город. Идёт?
– Идёт! – хмыкнула я, уверенная, что в том состоянии, в котором пребывал мой сосед по гостинице, он совершенно не способен отвечать за свои поступки.
Вергилий извинился перед партнёрами за неожиданную паузу, обещал вернуться в скором времени, и мы направились в злачное место. Дойдя до него, я увидела стоящую на посту Кайю. Она подтвердила, что следователь не выходил наружу. Ей уже нужно было бежать домой. Я поблагодарила девочку за помощь, хотя беспокоилась, что Кайя будет добираться по опасному городу ночью одна. Но та заверила, что ей не впервой и ничего не случится. Конечно, я переживала за подругу, правда, в данный момент больше думала о Гарольде. Мы попрощались с ней и зашли в паб.
Объект моих тревог находился там же вместе с Патриком. Теперь к ним ещё присоединились две вульгарные девицы, причём одна уселась к Гарольду на колени. Компания от души веселилась, их стол ломился от пустых винных бутылок. Вот ведь проклятье! По поведению молодого человека было очевидно, что он не успел протрезветь, а, скорее, даже наоборот.
Ничего не говоря, я многозначительно посмотрела на Вергилия. Скорчив в ответ противную гримасу, знаменующую то, что я оказалась права, он подошёл к шумному столику:
– Дружище, как ты? Давно тут?
Гарольд с затуманенными глазами взглянул на него:
– О, Вергилий!.. И ты здесь... Как раз вовремя... Присоединяйся! Познакомься с Викки, – он с улыбкой представил девицу, сидящую с ним в обнимку.
Я крепко сжимала руки в кулаках и удерживала себя на месте. Потому что иначе бросилась бы вперёд и открутила ему голову!
– Вообще-то не могу, – чистосердечно признался мужчина. – Нам нужно идти, у тебя срочное дело.
Он протиснулся к молодому человеку, грубым жестом сдвинул Викки и стал поднимать нашего приятеля. Патрик явно был недоволен таким ходом событий, но не возражал. Начал возражать сам Гарольд:
– Дело?.. Какое дело? – говорил он заплетающимся языком, стремясь остаться в приятном обществе на прежнем месте.
– Будем учиться пить в меру, – лаконично заявил Вергилий, подхватил его за подмышки и вывел из-за стола.
– В меру?..Разве я… пил без меры? – запинаясь, поинтересовался Гарольд,
Хорошо, что хоть он не особо сопротивлялся. Вергилий прислонил его к стенке и попросил меня попридержать нашего героя, а сам пошёл расплачиваться к бармену.
– Изабелла, снова вы… – наконец-то следователь обратил на меня внимание. – Простите великодушно…
Постепенно я уже успокоилась, так как знала, что сейчас мы отведём Гарольда в «Тысячелетний дуб», уложим спать и всё будет в порядке. К тому же я была излишне резка с ним ранее и поэтому чувствовала раскаяние.
– За что? – мягко спросила я.
– Вы правы… Я не способен расследовать преступления… Плохая затея… Вместо меня следовало послать… кого-то другого…
Он произносил эти слова с таким искренним сожалением, что моё сердце хотело разорваться от сочувствия. Мне пришлось поспешно возразить:
– Я говорила глупости. На самом деле, вы делаете всё, что возможно в нынешней ситуации. Никто бы не справился лучше вас!
Гарольд отстранил меня и попытался выйти на улицу, но я бросилась за ним и старалась удержать от падения. Следом за нами выбежал Вергилий, чудом отыскавший его трость и пальто. Мы с трудом одели бедолагу и, подхватив с каждой стороны под руки, повели в гостиницу, надеясь, что тот немного проветрится на прогулке.
На наше счастье Фридрих не спал и отпер дверь, отчего мы относительно тихо смогли проводить Гарольда в его комнату, раздеть и уложить в кровать. Он выглядел разбитым и поэтому в нас зародилась надежда, что молодой человек сразу уснёт. Плотно закрыв дверь, мы вышли наружу.
– Как? – удивился Вергилий. – Разве вы не остаётесь в гостинице? Вам мало приключений?
– Вовсе нет. Так как моя комната заперта, мне нужно вернуться туда через улицу, – «объяснила» я.
Мужчина не понял, но решил не уточнять, и мы молча дошли до лестницы, стоящей перед моим окном. Я повернулась к нему:
– Большое спасибо за вашу помощь. Вы – храбрый герой!
На лице Вергилия заиграла хитрая улыбка:
– Коли так, разве я не заслужил один поцелуй?
Я смутилась. Однако, не оставалось ничего другого. Быстро поцеловав его в щёку, я, не оборачиваясь, как белка взлетела по лестнице и закрыла за собой окно. Слишком много событий для одного дня. Нужно было выспаться!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 25.12.2017 в 15:12
© Copyright: Марина Шульман
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1