Туманный город. Глава 13


К чему всегда стремятся люди?
Влекут их деньги, слава, власть.
Но дни пройдут, о них забудут,
Никто не вспомнит про их страсть.
Жизнь коротка, искусство вечно
И в нём остаться каждый рад.
Хотя безумцы есть, конечно,
Что стать бессмертными хотят.

Я обернулась. Лицо Фернана оставалось спокойным и безмятежным. Одетый в домашний халат, расшитый абстрактными узорами, он вальяжно развалился в кресле и едва улыбаясь смотрел на меня.
– Вообще-то думал, что мы с тобой пересечёмся чуть позднее, когда вы будете выезжать из города, – разоткровенничался хозяин особняка. – Как запасной вариант. Но не скрою, я приложил некоторые усилия, чтобы ускорить нашу встречу.
Пройдя через всю комнату, я подошла к нему вплотную и заметила, что по сравнению со вчерашним днём у него резко поседели волосы на висках. Он же не шелохнулся.
– Что с Ребеккой?
Мужчина грустно поведал:
– Она тут, в подвале. Мои люди заботились о ней.
– Вы ведь хотели похитить меня, не её? – уточнила я.
– Да, мне нужна была ты, – признал Фернан. – На приёме у мэра я показал именно на тебя Блэкмору, но идиот перепутал вас и ошибся. Как говорится, хочешь сделать идеально – сделай сам. Поэтому сегодня я распустил всех слуг, и мы одни в доме.
– Зачем я нужна вам? – недоумевала я.
Он поднялся и молча заходил по кабинету. Похоже, второй по значению человек в Туманном городе был серьёзно чем-то озабочен.
– С одной стороны, ты слишком молода, чтобы понять мой замысел. С другой, – мужчина скривил губы в ухмылке, – ты особенная, в тебе есть искра. И нужно, чтобы ты осознавала, в чём участвуешь.
Фернан предложил мне снять накидку и сесть. Сам же, откашлявшись, начал объяснять:
– С детства я был умнее, сильнее и хитрее сверстников. Лишь когда у тебя есть власть, ты можешь не только делать всё, что хочешь, но и управлять остальными. Я научился преодолевать препятствия и устранил всех соперников на своём пути. Даже мог быть здесь мэром, однако, решил, что меня устраивало быть серым кардиналом. Ради этого я отказался от привязанностей, семьи, всего, что способно отвлечь или ограничить в моих устремлениях.
Достигнув цели, я занялся поиском новых сфер деятельностей. Наука показалась мне слишком скучным и долгосрочным делом. Физическая форма уже не годилась для спортивных состязаний. Тогда я обратил внимание на искусство, ведь всегда был неравнодушен к прекрасному. И тут я не мог растрачиваться на что-то мелкое. Живопись, скульптура – эти жанры сужены пространством. Танец – мимолётен и ограничен во времени. Театр требует участия большого количества людей. Восприятие литературы зависит от уровня читателей.
Но вот музыка… Это – волшебная сила, способная создавать и изменять ценности людей, внушать им различные чувства, влюблять, вести за собой, посылать на смертельную битву. Она – сверхискусство, на короткий миг запечатлевающее внечеловеческую сущность бытия.
Я следила за каждым за его словом. Ещё никогда мне не приходилось слышать о мире мелодий в таком ключе.
–И я начал создавать музыку. Хотелось написать гениальное произведение, которое будет владеть умами и душами всех людей, независимо от их образования и культуры. Шли годы. Я сочинял ночи напролёт, брал уроки у известных композиторов, правда, у меня не получалось написать нечто особенное. То, что выходило, мне не нравилось, ведь я очень строгий критик по отношению к себе. Не хватало компонента, хотя я не понимал, какого именно.
Тогда я обратился к магии, несмотря на то, что до этого вообще её не признавал. Чернокнижники подсказали манускрипты и заклинания, позволяющие не только написать нечто особенное, но и вызвать сам дух музыки. Уверен, ты даже и представить такого не могла. Вызвать дух музыки!
С каждым словом Фернан воодушевлялся всё больше и больше. Я покачала головой в недоумении.
– Ты зря сомневаешься, – поморщился он. – Мне же удалось вызвать дух вечной красоты.
В изумлении я посмотрела на него. Может, я по-прежнему сплю и это лишь снится?
– Конечно, не для себя, – возмутился чиновник. – Зачем мне такие глупости? Об этом попросила…
– Кандида! – догадалась я.
– Да, – мужчина решил не отпираться. – Регулярные обряды требовали жертв, которые бы социум не одобрил. Поэтому нам приходилось сохранять секретность. Она испугалась, что вы с Гарольдом слишком близко подобрались к ней и могли что-то пронюхать. Столичный следователь мне тоже досаждал. Пришлось с помощью Блэкмора и его людей организовать предупреждение для вас. Когда оно не сработало, я лично убедил этого рохлю покинуть Туманный город хотя бы на время.
Так вот кто стоял за нападением на нас, вот из-за кого Гарольд уехал! Я пыталась сопоставить все факты:
– А младенцы? Вам их доставляли от Хлои?
Фернан сделал удивлённое лицо:
– Да. В одном месте убывает, а в другом прибывает. Неизменный закон природы. Чтобы сохранить молодость Кандиды требовались новорожденные и их новая, чистая энергия. Тем силам было не важно, что это отпрыски нищих, для нашей неувядающей красавицы не играла роли стоимость жертв, родителям деньги оказывались нужнее, чем дети. Меня лишь волновало то, что в результате появлялся инструмент влияния на жену мэра и косвенно на него самого. Потом, опять же, возможность попрактиковаться в тайных ритуалах. Так что, как видишь, все получили то, что хотели.
– Только не бедные малыши! – возмутилась я. – Что вы с ними сделали?
Мужчина в раздражении махнул рукой:
– Ерунда! Тебе лучше не знать. Тем более, поверь мне, из них бы не выросло ничего полезного для общества. Ещё один вор, попрошайка или что похуже. Но забудем о том. Перед нами сейчас стоит задача посерьёзнее.
Он воодушевился и так как не мог спокойно стоять на месте, то продолжал ходить из одного конца комнаты в другой:
– Насколько знаю, ни одному человеку в Валлории не удавалось вызвать дух музыки. Для меня это служило главной целью, на которую я тратил все ресурсы – время, деньги, знания. День за днём я составлял ноты и текст, согласовываясь с древними магическими книгами. И когда, казалось, был близок к цели, обнаружилось…
Тут заместитель мэра сделал паузу, словно ему стало физически больно. Я заметила, что он действительно вложил в абсурдную идею всего себя.
– …что я нуждался в идеальном, безупречном голосе, способном спеть мою музыку. Без неё явление духа невозможно. А совсем недавно выяснилось то, что я неизлечимо болен, и жить мне осталось несколько месяцев.
Фернан резко развернулся:
– У меня нет времени, счёт идёт на дни! Если бы ты только знала, какую боль я чувствую. Этот огонь разъедает изнутри, душит как змея. Я держусь из последних сил, да и то, потому что...
Он будто сам оторопел от своей вспышки. К тому же она вызвала новый приступ кашля – из его груди раздался клокочущий свист. Фернан достал из кармана платок и долго откашливался. Когда он убирал его, я увидела на том пятна крови.
– Итак, – продолжил мужчина, – нужно было найти достойного певца.
– Зачем вам вызывать дух музыки? – не понимала я.
– Поначалу я хотел удостовериться, что написал гениальное произведение. Мне требовалось получить признание не обычных людишек, а высших сил. Но сейчас я хочу, чтобы дух музыки наделил меня бессмертием.
– Бессмертием? – я подумала, что ослышалась.
– Да, – с вызовом ответил чиновник. – Я достоин его. Ты представить не можешь, сколько я всего знаю и умею. Мною накоплен бесценный опыт в разных сферах жизни. Осталось ещё много моих замыслов, и они должны быть воплощены! Единственное, что сковывает меня – разрушающееся тело.
– И поэтому вы похищали девушек? – уточнила я.
– Ах, это, – поморщился Фернан. – Мне требовался исполнитель, девушка с прекрасным чистым голосом. В любом случае, успех или неудача, она не имела права разгласить тайну. Похищение являлось необходимостью. Я не мог просто нанять певицу за деньги для такого важного дела. Ты же сама видишь, как ничтожна данная жертва по сравнению с возможным результатом.
– То есть, у вас до сих пор ничего не вышло?
– Конечно, существует вероятность, что где-то в моей музыке есть просчёт, – нехотя допустил мужчина. – Но и Минерва, и Джейн, очутившись здесь, настолько испугались, что даже их вроде красивые голоса не могли звучать идеально. И когда я уже потерял надежду, судьба прислала вашу труппу. Я узнал об этом, стоило тебе приехать в Туманный город.
Он кивнул в сторону чёрного ворона, сидевшего наверху шкафа и тут же каркнувшего. Я задумалась, как птица оказалась внутри помещения, ведь окна были закрыты? Или у него имелось несколько пернатых осведомителей?
– Ворон присутствовал на вашем представлении, – продолжил Фернан. – Я видел и слышал концерт его глазами и ушами, и понял, что ты – именно та, кто мне нужен. Остальное тебе известно.
– А те лиловые цветы были от вас? – спросила я. – Не знаю их названия. Я вспомнила подобный бутон в вашей петлице, когда вы приезжали для разговора с дядей Октавиусом.
– Перепетула горная. Жизнеспособна лишь при определённых температуре, свете, влажности и составе почвы. Я оборудовал специальную теплицу, когда мне удалось достать её драгоценные семена у одного заезжего торговца. Кроме уникального внешнего вида, она обладает ещё одним полезным свойством – одурманивающим запахом, практически не ощутимым человеком.
– То есть, вы подослали её, чтобы мы… – я не могла сформулировать свою мысль.
– Да, – нетерпеливо прервал меня Фернан, – чтобы ты не сопротивлялась при похищении. А также на всякий случай добавил в ваше вино на ужине у Освальдо усыпляющий порошок.
Наконец-то все части сложились в единое целое. Я сидела потрясённая, не в силах вымолвить и слова.
– Ты хочешь спасти Ребекку и двух других девушек? – видя мою растерянность, задал вопрос мужчина.
– Они тоже живы? – обрадовалась я.
– За кого ты меня принимаешь? – скривился Фернан. – Я отпущу их, только с условием, что ты добровольно исполнишь мою музыку. К тому же, для тебя есть маленький подарок.
С этими словами он вытащил из ящика шкафа и бросил на стол передо мной мешочек с волшебными кубиками. Не веря собственным глазам, я взяла их в руки, чтобы удостовериться лично. Ведь я и не думала, что когда-либо увижу свои кости, тем более, так скоро.
– Не может быть! – воскликнула я. – Они оставались у ведьмы…
– Я следил за каждым твоим шагом. А старуху давно следовало приструнить. Мне надоело её терпеть, – рассердился Фернан.
– Что вы сделали с ней?
Заместитель мэра не ответил, а вместо этого спросил:
– Так ты принимаешь мои условия?
– И всё? – сомневалась я. – После вы нас отпустите?
– Конечно, – с лёгкостью пообещал мужчина. – Ты заберёшь Ребекку, и вы навсегда уедете из Туманного города, как бы ни кончился наш, скажем так, эксперимент.
– А Минерва и Джейн? – я не могла не уточнить и про них.
– Ах, эти, – ухмыльнулся Фернан. – Они мне уже не нужны. Единственное, им надо будет поклясться хранить молчание о произошедшем.
Его предложение выглядело логичным. Но моя интуиция подсказывала, что где-то здесь скрывался подвох, только я не могла понять в чём. Неужто согласиться безоговорочно, не отстаивая свои интересы?
– Каково твоё решение? Хотя, мне кажется, выбор у тебя несложен. Ты же не рассчитываешь, что можешь отказаться и так просто уйти?
Он был прав. Чтобы получить отсрочку по времени и что-то придумать, я твёрдо заявила:
– Сначала покажите Ребекку и девушек. Хочу убедиться, что с ними всё в порядке.
– Твоё право, – согласился Фернан.
Без малейшего колебания он повёл меня по особняку через коридор в кухню, где скрывался потайной лаз в подвал. Там оказалось довольно темно, поэтому хозяин дома зажёг пару свечных светильников, которые облегчали нам передвижение по скользким ступеням. В глубинах сырого и холодного подземелья высветились несколько отсеков, напоминающих тюремные камеры. Заметив моё удивление, Фернан пожал плечами, мол, обычное дело.
По очереди открывая двери, он пропускал меня внутрь. В первой камере я увидела, очевидно, Минерву и Джейн. Эти когда-то милые девушки теперь превратились в грязных забитых существ, боявшихся выйти за пределы своей клетки. Они жались друг к другу и молчали. Но я заметила, что у них есть еда и над ними не совершили никакого физического насилия.
В следующем отсеке я встретилась с бедной Ребеккой, и моё сердце сжалось от сочувствия. Она была в замызганной ночной рубашке, со спутанными волосами и напоминала затравленного зверя. Услышав звуки, двоюродная сестра отшатнулась вглубь, однако, узнав меня, мигом бросилась навстречу со слезами:
– Изабелла, помоги мне!
Преодолев себя, я обняла несчастную родственницу: от неё исходил ужасно неприятный запах, как следствие проведённых в заточении дней. Девушка билась в истерике и стоило трудов успокоить её. Всеми силами я старалась внушить надежду:
– Тише-тише, всё будет хорошо. Скоро ты выберешься отсюда.
Фернан грубо отстранил Ребекку и закрыл камеру. Мы поспешно ушли, но я ещё долго слышала крики кузины, звавшей меня вернуться. Я пыталась проследить, куда похититель денет ключи от входных дверей, а он увидел мой взгляд и, ничего не говоря, положил их в карман халата.
– Так ты согласна? – повторил вопрос Фернан, когда мы поднимались наверх.
– Да, – коротко ответила я.
В данный момент у меня не было альтернатив. Оставалось принять условия сделки.
Мы прошли в небольшую музыкальную гостиную. В отличие от подобных залов в других домах, тут отсутствовало пространство для балов или кресла для зрителей. В ней находился лишь рояль из красного дерева и один стул – единоличному композитору, исполнителю и слушателю.
Мужчина взял ноты, лежавшие на музыкальном инструменте, и подал мне. Только сейчас это был черновик, весь испещрённый пометками и исправлениями.
– У тебя неплохо получалось в тот вечер, в доме Освальдо. Ты меня впечатлила. Впрочем, теперь нужно превзойти себя. Даю час на подготовку, мне же надо всё здесь обустроить.
Я села за рояль и стала наигрывать мотив на тугих клавишах. Да, это та самая странная мелодия. Я почувствовала приступ тошноты, хотелось отказаться и убежать к родным. Но в памяти всплыл образ Ребекки в подвале, и я понимала, что не могу подвести её. Если даже сейчас удастся уйти – вряд ли Фернан позволит мне вернуться сюда с подмогой. По его поведению я видела, что он готов на любые меры ради достижения своей цели и не пожалеет ни чьей жизни ради неё.
К тому же, на стороне чиновника находилась вся власть и сила в городе. Наивно полагать, что нам помогут нерасторопный Эндрюс или Освальдо, зависящий от Кандиды. Неизвестно, когда появится Гарольд с подкреплением. Что могли сделать мы, горстка безоружных артистов?
Одновременно я и играла, и продумывала план действий. Очевидно, что из затеи безумца ничего не выйдет. Какой дух музыки? Какое бессмертие? Фернан просто бредит! Допустим, наконец, он поймёт, что всё без толку. Как тогда поведёт себя – впадёт в ярость? Или будет настолько опустошён, что потеряет контроль над обстановкой и я смогу воспользоваться ситуацией?
Всё-таки, мужчина был гораздо сильнее меня. И речи не шло о том, чтобы ввязываться с ним в драку – мне вспомнился совет Вергилия. Единственный выход – дождаться удобного случая и оглушить его сзади по голове чем-то тяжёлым, вытащить ключи и быстро освободить девушек. Я посмотрела по сторонам, но не заметила в пустом зале подходящего предмета. Моя крошечная надежда умерла, едва успев зародиться.
Как раз в этот миг Фернан вошёл в зал, принеся с собой несколько массивных канделябров, и стал расставлять их в особенном порядке вокруг рояля. Они вполне годились для моего замысла! В каком-то смысле я вздохнула с облегчением. Главное – не упустить свой шанс. Хотя раньше я никогда никому не причиняла физического увечья и первый подобный шаг было нелегко сделать…
– Почему ты остановилась? Репетируй! – мужчина зло окрикнул меня.
Я вздрогнула и продолжила петь, но при этом краем глаза наблюдала за его действиями. Фернан принёс и ставил теперь уже по всему периметру комнаты одиночные свечи. Необычные, из воска чёрного цвета, при горении они начали источать тяжёлый плотный запах. Сам хозяин дома успел переодеться в яркий костюм, расшитый золотыми нитками. Моё сердце словно остановилось – переложил ли он ключи от камер в новый наряд? Если нет – всё пропало!
Наконец, подготовительные действия завершились. Фернан задёрнул шторы и закрыл двери в зал.
– В этот раз должно получиться, – бурчал он себе под нос. – Всё сделано идеально.
Мужчина попросил исполнить арию целиком а капелла. Я немного волновалась по поводу своего голоса, так как последние дни было не до пения, и связки могли подвести меня. Однако, собралась и спела настолько хорошо, насколько возможно. Постепенно я перестала переживать по этому поводу, поскольку понимала, что наш дуэт ни к чему не приведёт.
Тем не менее моё исполнение понравилось сумасшедшему композитору. Он потёр ладоши и в радостном оживлении сел за рояль.
– Запомни этот момент, – торжествовал Фернан. – Сейчас мы призовём духа музыки!
Только я хотела расположить ноты на пюпитре, как он жестом показал оставить их себе, а сам начал играть произведение наизусть. Сделав глубокий вдох, я запела.
Едва мы прошли несколько тактов, как я ощутила странные вибрации в грудной клетке. Необъяснимым образом мой голос на выходе из гортани превращался в нечто невероятно мощное. Фернан заметил изменения и ещё больше воодушевился. Его пальцы с яростью вонзались в клавиши и из рояля выходил звук, подобный целому оркестру инструментов.
Немного растерявшись, я на секунду потеряла нить мелодии. Это происходило на самом деле или у меня помрачился рассудок?
– Не смей останавливаться! – закричал мужчина, и я судорожно подхватила мотив снова.
Вокруг происходили невообразимые вещи: звуки стали нечёткими, рядом с роялем возникло движение воздуха, от которого у меня закружилась голова. Я вцепилась в крышку инструмента, чтобы не упасть, потому как едва стояла на ногах. Непонятно откуда появившийся ветер дул на свечи, и они то затухали, то опять разгорались. Постепенно вихрь закрутил меня и Фернана так, что тот не мог играть, а я петь. Невидимая сила будто подняла нас в воздух и унесла в небо. Я потеряла ориентацию в пространстве и времени…
Внезапно всё прекратилось. Мы опять очутились в музыкальной гостиной, но словно были парализованы и не могли распоряжаться своими телами. Откуда-то из глубины зала донёсся глухой шум, стремительно приближающийся к нам. В нём я слышала смешение разных мелодий – от вальса, звучащего на приёме у мэра, до колыбельной из моего детства!
На фоне музыки звучала речь, которую мы не могли разобрать. Она становилась яснее и яснее, и вот уже неведомый глубокий голос раздался сверху над нами:
– Кто вызывал меня?
Он принадлежал и не человеку, и не зверю. Металлический, резкий, пронзительный, непостижимый… Я была готова упасть в обморок.
Мужчина, преисполненный триумфа, на подгибающихся ногах вышел из-за рояля в центр комнаты и воздел руки к потолку:
– О великий дух! Меня зовут Фернан, я композитор и твой покорный слуга. Всю жизнь я мечтал прикоснуться к безграничной стихии музыки, и ты услышал мой зов.
Наступила короткая пауза и голос спросил:
– Зачем ты вызывал меня?
Чиновник гордо распрямился:
– Я сочиняю произведения, недоступные для понимания обычных людей. Лишь немногие избранные способны прочувствовать их и вознестись к высотам мироздания. Ты наделил меня даром, но моя жизнь угасает с каждой минутой. Прошу тебя о бессмертии, чтобы я и дальше мог творить великую музыку.
По комнате пронёсся неприятный свист, от которого по моему телу забегали мурашки. Как такое вообще возможно?
– Чтобы ты и дальше мог творить? – раздался громкий голос. – Я всеобъемлю весь мир и наделяю тех, кто достоин, даром творчества или исполнения. Ты представить не можешь, сколько произведений, вдохновлённых мною, повсеместно рождается каждый час. Но у каждого, даже у гениального композитора, есть срок. И если он не успел сделать всё, что мог, значит, этого не должно было случиться. Ты имел достаточно времени и только от тебя зависело, будет ли твоя музыка приносить радость и пользу людям. Что ты дал миру?
Ошеломлённый, Фернан упал на колени и обхватил себя руками. Он не верил в подобную развязку.
– Так скольким людям помогла твоя музыка? – настойчиво вопрошал голос.
– Ни одному, – обречённо ответил хозяин дома.
– Поэтому и твоя жизнь ничего не стоит! – заявил дух. – Смирись, прими неизбежное и больше не тревожь меня.
С этими словами снова пролетел вихрь, обдав нас холодным воздухом, свечи мгновенно потухли и через секунду зажглись опять. Всё завершилось.
Я глубоко вдохнула, пытаясь осознать происходящее, но произошедшие события не укладывались в голове. Фернан, весь подавленный и разбитый, по-прежнему стоял на коленях, спрятав лицо в ладонях. Я в растерянности оставалась неподвижной у рояля.
Потом мужчина встал и покачивающейся походкой направился к выходу. До меня доносились его слова о том, что всё пропало. Бросившись за ним, я крикнула:
– Фернан, вы обещали освободить Ребекку!
Остановившись, он медленно повернулся и взглянул с удивлением, будто видел в первый раз. Затем молча отправился прочь. Я побежала следом по коридору и схватила его за руку. Тогда мужчина взял меня за плечи и отшвырнул в сторону. При падении я ударилась лицом о дверной косяк. Похоже, я разбила губу, так как сразу ощутила во рту солёный привкус. Вот проклятье!
Однако, меня это не остановило. Поднявшись на ватных ногах, я снова ринулась за чиновником. Он находился в своём кабинете у шкафа с разными склянками. Там я потребовала:
– Отдайте мне ключи от камер! Ведь девушки вам уже не нужны!
Фернан скорчил злобную гримасу:
– Ты ничего не поняла, глупышка. Что, и правда, думала, я вас отпущу?
От такой подлости я остолбенела. Воспользовавшись моментом, мужчина вытащил пузырёк с мутной жидкостью, намочил ею салфетку и, схватив меня в охапку, прижал ту к моему лицу. Я энергично отбивалась, но он был сильнее. К тому же с каждой секундой я непроизвольно вдыхала пары каких-то спиртов. Фернан же удерживал меня до тех пор, пока я не потеряла сознание и не погрузилась во мрак.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 25.12.2017 в 15:10
© Copyright: Марина Шульман
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1