Суровый дегустатор


Суровый дегустатор
Эх, зимней снежной круговертью, что все ближе выносит нас к Новому году, поневоле вспоминаются смешные случаи и потешные казусы, которые сквозь строгое пенсне серых будней нашего времени показались бы просто безобразием!.. Но, да чего там – всякое случается! Про салат Оливье (а какой же новогодний стол без него?) который с квашеной капустой лихо заворганил я однажды аж на семьдесят благодарных персон, уже писал. И в этом рассказе без него не обошлось. Но здесь главный герой – друг мой , Санька, – не в роли изобретательного повара, а в роли дегустатора выступил. Сурового!..

Тогда – тридцать уж почти лет назад! – тоже уже на Новый год дело шло: каких-то пара недель и оставалось. А мы еще и с рейса пришли накануне – двойной праздник! Вот и встретились – столкнулись по ранним сумеркам с другом у дверей Межрейсового дома моряков.

Радость-то какая: несколько дней, после пяти морских месяцев, уже не виделись! Радость законная – по такой не спуститься в подвальчик «Семь гномов», что мудро располагался в торце этого же серокаменного, с могучими порталами-колоннами, здания, было попросту грехом, в морской братии - смертным.

Злачное в морской среде было местечко!..

- …Ну, а как у тебя с этой-то твоей – невестой, что на переборке весь рейс провисела?

- С Маринкой-то?.. Стоп! - хлопнул себя по лбу Сашка, когда бутылка на двоих почти уж опустела. – Я ж куда шел-то: у тещи будущей День рождения! Маринка еще предупредила, чтоб я нормальный был – родственники же будут! Бли-ин!.. Она ж девчонка серьезная!

Наслышаны, конечно, от Сани были за рейс!..

- Да ладно, - отмахнулся я, - сейчас по морозу-то пройдешься, все и выйдет сразу. Наоборот – чуть смелее будешь. В разговоры особо не ввязывайся – помалкивай больше. Если уж начнут Горбачева хаять, можешь и вякнуть чего-нибудь впопад. Главное, про похождения наши в инпортах не проболтайся – будет тебе тогда женитьба!

Проинструктировал. Убедил. Отправил друга…

Пришел он тогда чуть с запозданием, и , будучи сразу же за стол усаженным, награжден был «штрафной», что, наверное, была уже и лишней чуть. Потому что – с бодренького мороза да на тепло морившее – впал в некоторую прострацию. Не принимал участие в дежурной застольно-политической дискуссии, и, не поддерживая ничьей точки зрения, смотрел угрюмо все в одну почти точку стола.

- А что же это Саша ничего не ест? – осмелилась, наконец, обратиться к потенциальному зятю именинница: для него ведь, честно признаться, больше всего с закусками – разносолами сегодня старалась. Парень-то, вроде, хороший: и письма, и телеграммы весь рейс дочери слал, и хоть матросом в море ходит, но поступать заочно в среднюю мореходку все собирается – на технологический…

Саня поднял, наконец, тяжелые веки.

- А что…у вас… тут есть?

Немало все обомлели от такого вопроса матроса загранплавания. Да уж, конечно – в заморской-то стороне едал, знать, и не такие деликатесы!..

- Так вот, - засуетилась хозяйка, - вот, салатик – оливье!..

- Оливье?..

И тут наш гурман ,с некоторой даже ленцой, пригоршней правой руки (левая рука подпирала все клонящуюся набок голову) захватил из салатницы полную жменю густо-майонезного и без особой точности переправил в район разинутого рта.

Тут, точно по Булгакову в «Мастер и Маргарита», «догадались броситься…- и бросились», но только не затем, чтоб спеленать бедолагу полотенцами, а полотенцем физиономию и рубашку бережно отереть и («Потихоньку, потихоньку!») бережно проводить в пустующую комнату и уложить мирно на диван почивать.

Проснулся Саша уже в глухой ночи с гадостным и точным ощущением, что натворил он что-то совершенно ужасное, и, впотьмах отыскав - потихоньку, потихоньку, - коридор с вешалкой, ушел по-английски не простившись, лишь на английский замок входную дверь захлопнув…

Однако, еще до Нового года разрешилось все как нельзя лучше – был он найден и прощен строгой своей невестой, хоть и выслушать от неё такого пришлось!.. Родственники единодушным числом признали в Сане своего – без изысков и «закидонов», да еще и непьющего : это ж как с одной рюмки развезло парнишечку! Ну, а уж родители и вовсе приняли, как родного: с такими-то загребущими зятя руками будет их дочь, как за каменной стеной!

Вот такая салатно-зимняя история с счастливым любовным концом. Всех с наступающим Новым годом, пусть все желаемое сбудется, и будем есть мы икру ложками, а салат, все-таки, вилками: ладони для талий любимых оставим, а загребущие клешни - для денег честно заработанных!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 24.12.2017 в 06:48
© Copyright: Андрей Жеребнев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1