Брежнев - карьера после карьеры


Брежнев - карьера после карьеры

Как Брежнев смог продолжить карьерный рост уже после того, как стал на вершине карьеры

Правление Леонида Ильича Брежнева запомнилось людям, как эпоха спокойствия, стабильности и относительного изобилия.
Надо сказать, что Л.И. Брежнев был очень популярен в народе в начале своего правления, когда он ещё не выглядел стариком. Своим солидным, основательным подходом к делу, он резко контрастировал с порывистым волюнтаристом Хрущёвым.
К концу правления популярность Леонида Ильича упала. Он не сумел вовремя уйти в отставку, хотя порывался несколько раз. Поэтому его старость и немощность была видна всем людям, ведь к тому времени телевидение превратилось если и не в главное средство массовой информации, то оно уже существенно потеснило печатные СМИ и радиовещание. Да и в выступлениях по радио у Брежнева не всё было гладко. К старости у него появились проблемы с дикцией.
Но главное, что уронило популярность Брежнева это тяга к наградам и ввод войск в Афганистан.
Надо сказать, что определённая необходимость в афганской кампании была. Ведь в то время страна защищала не только свои непосредственные, ближайшие границы (в противном случае "под боком" у СССР появились бы американские ракеты), но и наносила превентивный удар по поднимающему голову исламскому фундаментализму. Ведь незадолго до ввода войск исламские фундаменталисты уже захватили власть в соседнем Иране. А те же США в борьбе против СССР в Афганистане готовили и поддерживали террористов, с которыми позже им пришлось самим воевать.
Разумеется, ввод войск в Афганистан сопровождался рядом грубых политических ошибок. Некоторые я критиковать не буду — все их критикуют. Эти ошибки общеизвестны.
Во-первых — не было сделано всё возможное для того, чтобы решать проблему не своими войсками, а войсками дружественного правительства (после свержения Амина это было реально), оказав ему широкую помощь деньгами, нефтью, техникой, советниками.
Во-вторых — советские войска не были должным образом подготовлены и проинструктированы, особенно в области знания местных обычаев. Случалось, что солдаты невольно ущемляли религиозные чувства афганцев, чем создавали себе врагов на ровном месте.
Но критиковать легко, когда события позади. В таком положении любой может считать себя умником. Моя же критика коснётся другого. Я считаю её достаточно объективной, потому что правители царской России, а позже — СССР, постоянно наступали на одни и те же грабли, а ведь элементарное знание истории своей страны позволило бы им избежать одной большой ошибки. Сформулировать эту ошибку, даже целый ошибочный подход, к проблемам можно условно так: "Мы такие сильные, что решим вопрос без особого напряжения", "Мы их шапками закидаем". Чтобы далеко не ходить, проанализируем только крупные военные конфликты Российской империи и Советского Союза в ХХ веке.
В начале века царское правительство считало Россию настолько сильнее Японии, что решило пойти на "маленькую победоносную войну", в основном для решения внутренних проблем, хотя, конечно, второй задачей стояло отражение экспансии японского милитаризма. При этом вроде бы знали, что войска к театру военных действий можно доставить с европейской части России либо посредством флота, совершив чуть ли не кругосветное путешествие (притом, что корабли не могли доставить армию в нужном количестве), либо по одной-единственной железной дороге, которая технически не могла обеспечить достаточный приток военной силы. В результате — позорное поражение, да еще и с территориальными потерями (пол-Сахалина отдали), напрасная гибель солдат, революция и т. д. и т. п. И все это — несмотря на героизм войск.
Ну ладно… Нерешительность и недальновидность царского правительства начала ХХ века общеизвестны, но чтобы Сталин совершил подобное! Причем, имея перед собой пример Ленина, разработавшего и воплотившего классический план вооруженного восстания, пройдя гражданскую войну и коллективизацию... Хотя, возможно, именно предыдущие победы вскружили руководству страны голову. Так или иначе, с Финляндией Советский Союз решил воевать в 1939 году силами, по сути, ОДНОГО Ленинградского военного округа! Округ-то финнов разгромил, но не быстро, и ценой больших потерь.
Я помню в 1982 году, во время англо-аргентинского конфликта меня, тогда еще школьника, поразила одна информация. Правительство Маргарет Тэтчер бросило на борьбу за крошечные острова 70 процентов Британского королевского флота (в реальных боевых действиях такие силы не понадобились — участвовало 50 боевых кораблей и 70 переоборудованных торговых судов). Теперь-то я понимаю, что борьба была не только за острова, но и за престиж правительства консерваторов в Англии, за престиж Англии в мире. А вот "добродушные дедушки", которые примерно в это же время возглавляли СССР, решили вводить в Афганистан ОГРАНИЧЕННЫЙ воинский контингент. С 1979 по 1989 год в Афганистане находилась всего ОДНА армия, то есть, 50–109 тысяч человек из трехмиллионных советских вооруженных сил. Причем, руководители этой армии на позднейшие упреки, что, мол, вы войну проиграли, отвечали: "А задачи выиграть ее никто не ставил, поставили задачу — охранять города и дороги и мы эту задачу выполнили". А по мне, так или вообще войска не вводить, либо воевать уже по полной программе. Можно было хотя бы границу с Пакистаном перекрыть, чтобы прекратить поставки оружия моджахедам. И самое главное — нельзя было играть со своим народом в "кошки-мышки", темнить, мол, никакой войны нет, а есть лишь "ограниченный контингент"… Когда солдаты возвращались домой в цинковых гробах, в народе шел шепот недовольства. А за те подвиги, за которые в Великую Отечественную давали звание Героя Советского Союза, "афганцам" полагался лишь орден "Красной звезды" (войны-то нет). Солдат лишили законного статуса ветеранов (войны-то нет). Надо было прямо обратиться к своему народу — рассказать, почему идёт война, за что умирают солдаты. А так… Страна оказалась в международной изоляции. И вряд ли она бы усилилась, введи СССР нормальные военные силы. Десять лет гибли ребята… И лишь для того, чтобы во время перестройки и либерализма 1990-х сдать тех афганцев, которые сотрудничали с Советским Союзом, отдать Афганистан в руки талибов и дать возможность США пойти по тому же пути.
Что касается тяги к наградам, то мы не будем останавливаться на том, что и так широко известно. Как Брежнев стал четырежды Героем Советского Союза, да ещё Героем Социалистического Труда впридачу, а также получил орден «Победа», который полагался высшим военачальникам. Правда, 21 сентября 1989 года, через 11 с половиной лет после вручения ордена, Горбачёв посмертно (!) отнял у Брежнева орден «Победа», с формулировкой, что награждение якобы противоречило статуту этого ордена, что является ложью.
Разумеется подхалимаж при позднем Брежневе достиг такого расцвета, что ближайшее окружение, в составе которого был и Горбачёв, всячески потакало слабостям Леонида Ильича и вручали одну за другой награды больному и пожилому человеку ради решения своих шкурных вопросов. И награждение орденом «Победа» и особенно четырьмя звёздами Героя Советского Союза — некрасиво и аморально. Но ничего противоречащего статуту ордена «Победа» в награждении Брежнева нет. В статуте сказано: «орденом «Победа», как высшим военным орденом, награждаются лица высшего командного состава Красной Армии за успешное проведение таких боевых операций в масштабе нескольких или одного фронта, в результате которых в корне меняется обстановка в пользу Красной Армии». А начальник политотдела армии, несомненно, принимал участие в планировании операций в масштабах фронта. Другое дело, что на практике столь дорогостоящий в финансовом смысле, орден не вручался командирам армейского уровня. Более того, орден «Победа» получил и двадцатитрёхлетний король Румынии Михай, умерший 5 декабря 2017 года в 96 лет, который уж вообще не является лицом высшего состава Красной Армии.
А вообще в поведении Леонида Ильича после прихода к власти просматривается забавный феномен, кстати, не такой уж редкий среди людей его профессии. Этот феномен можно обозначить так — человек стремится делать формальную карьеру даже тогда, когда всего, что мог в карьерном плане он достиг. Если человек стал правителем своего государства, значит он забрался на вершину карьерной лестницы, поэтому дальнейшая его карьера связана только с усилением мощи и влияния этого государства, с улучшением благосостояния его граждан, а не с формальными повышениями в должности или в звании. Нельзя сказать, что Леонид Ильич не стремился к улучшению благосостояния граждан или к усилению мощи Советского Союза, однако чиновничья жилка была в нём так сильна, что он продолжал свой формальный карьерный рост, когда уже расти было некуда. Но Брежнев находил куда. И дело не только в многочисленных государственных наградах, или, что он на старости лет решил стяжать лавры писателя. Вовсе нет. Буквально через полтора года после прихода к власти руководитель партии, а по сути и государства, стал именоваться генеральным секретарём ЦК КПСС. До этого назывался первым секретарём ЦК КПСС. Власти Брежневу такое переименование не добавило — Хрущёв как был так и остался первым секретарём ЦК КПСС, переименовывать себя не стал. И назывался так, как все остальные партийные руководители в регионах — первые секретари центральных комитетов союзных республик, крайкомов, обкомов, горкомов, райкомов КПСС. Брежнев после переименования стал отличаться от них. Хотя на заре советской власти руководители республик или комсомола и назывались генеральными секретарями, позже стали первыми секретарями. Генеральный секретарь остался один. Причём, Сталина хотя и называли генеральным, он с 1934 года формально избирался простым секретарём Центрального комитета, таким как и остальные секретари.
Пошло ещё несколько лет и Брежнев в 1974 году из генерал-лейтенанта, кем он стал в 1953, был произведён в генералы армии, минуя звание генерал-полковника. В 1976 году он стал маршалом Советского Союза. Рассказывают, что Брежнев, во время встречи с однополчанами, указывая на свой мундир маршала, сказал: «Вот, дослужился». И эти слова прекрасно характеризуют его отношение не только к военной, но и к государственной, и к партийной карьере.
В следующем 1977 году Леонид Ильич стал председателем Президиума Верховного Совета СССР, и должность эту он получил второй раз. Первый раз должность формального главы государства Брежнев занимал во время правления Н.С. Хрущёва — с 7 мая 1960 по 15 июля 1964 года. Пост этот хотя и был очень высоким, носил скорее церемониальный характер. Причём, Сталин в своё время уточнял, что глава государства у нас коллективный, значит председатель Президиума — глава коллективного главы. Хотя это и не совсем так. Функции он осуществлял подобные тем, что президенты в странах, где реально правит канцлер или премьер-министр, таких, как Германия или Израиль. Или в странах конституционной монархии, типа королевы Великобритании или великого герцога Люксембургского.
Понятно, почему один из высших руководителей Советского Союза, член Президиума и секретарь ЦК КПСС, Леонид Брежнев занял пост формального главы государства, взамен ушедшего в отставку К.Е. Ворошилова в 1960 году. Брежнев тогда потихоньку двигался к высшей власти и к моменту свержения Хрущёва 14 октября 1964 года он уже был вторым секретарём ЦК КПСС, передав незадолго до этого пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР А.И. Микояну.
Но нужен ли был Брежневу пост формального главы государства в 1977 году, после того, как он целых 13 лет был реальным главой государства — вопрос спорный. С одной стороны, был случай, ещё до смещения Хрущёва, когда премьер-министр Италии Альдо Моро под предлогом того, что Брежнев прибыл во главе партийной, а не государственной делегации, уклонился от встречи с ним, о чём позже жалел, когда Леонид Ильич возглавил страну. То есть Брежнев, как лидер партии мог ощущать определённый дискомфорт, встречаясь с руководителями государств и правительств Запада. Но с другой стороны, все знали, что в Советском Союзе лидер партии является фактически главой государства, даже когда не занимает эту должность формально.
С одной стороны, Сталин в 1941 году буквально перед самой войной, занял пост главы правительства. То же сделал и Хрущёв в 1958 году. Но с другой стороны, и Сталин и Хрущёв являясь только лидерами партии, были реальными руководителями государства, по крайней мере они являлись таковыми перед тем, как добавить к своему партийному посту государственный.
Надо сказать, что после смещения Хрущёва было запрещено совмещать должность лидера партии, коим являлся первый или генеральный секретарь ЦК КПСС, с постом главы правительства СССР, то есть тем постом, который занимал основатель Советского Союза В.И. Ленин. После этого премьеры в СССР занимались в основном руководством хозяйства страны. Поэтому Брежневу, в отличие от Сталина и Хрущёва пришлось довольствоваться должностью, которую при Ленине последовательно занимали Л.Б. Каменев, Я.М. Свердлов и М.И. Калинин — постом формального главы государства. Позже эту практику продолжили приемники Брежнева — Ю.В. Андропов и К.У. Черненко. Правда, Андропов долгое время колебался и предлагал эту должность А.А. Громыко. Тот отказался, правда выторговал себе взамен пост вице-премьера, вдобавок к своей основной должности министра иностранных дел. Горбачёв, как молодой да ранний генсек, тоже поначалу вынужден был разделить посты, уступив должность формального главы государства всё тому же Громыко. Но через три года Михаил Сергеевич отобрал у Андрея Андреевича вожделенную должность.
Надо сказать, что в истории есть и обратные примеры. Скажем, Мао Цзэдун был с 1943 лидером Компартии Китая. После победы в гражданской войне и основания Китайской Народной Республики в 1949 Мао становится главой этого государства, вначале, как председатель правительства, а с 1954 по 1959 год, как председатель Китайской Народной Республики, другими словами — президент Китая. Причём, Мао должность председателя КНР совмещал с более важной должностью — председателя Центрального комитета Коммунистической партии Китая. Но в 1959 году Мао Цзедун передал пост председателя Китая своему соратнику Лю Шаоци, а сам остался только председателем Компартии Китая. К тому времени китайцы уже успели привыкнуть, что у них есть один председатель — Мао. И поначалу, отвыкать от этого и привыкнуть, что председателей два было сложно, хотя даже портреты обоих вождей печатались в центральных газетах на одном развороте и одинакового размера.
В чём же причина отказа Мао от поста председателя КНР? Разумеется были политические причины, определённые неудачи в проведении внутренней политики. Но была и другая причина. Пост председателя Компартии Китая был ключевым и сосредотачивал в себе реальную власть. А пост председателя Китая был в большей мере представительским, церемониальным. Он не давал реальной власти, но зато отнимал массу времени. А ведь время — не безгранично. Оно ограничено у любого человека, будь он хоть трижды правителем, он не сможет получить 48 часов в сутках. К тому же такая должность очень утомительна для тех, кто внутренне не любит подобное времяпрепровождение. Когда я был депутатом парламента, а позже руководителем органа государственной власти в области телерадиовещания, помню меня очень утомляло перерезание ленточек на открытии того или иного объекта в округе, дежурные выступления по случаю того или иного юбилея, бесконечные приёмы в посольствах, когда надо было говорить массу однообразных, но нужных речей. Тут на любителя рассчитано. Кому-то такое может нравится, кому-то — нет. Видать Мао был из последних.
В связи с вышесказанным, вспоминается добровольное отречение папы римского Бенедикта XVI в 2013. Много приходилось тогда читать разнообразных аналитических материалов о тайных пружинах этого шага, но практически никто не писал о том, что старому больному человеку тяжело нести обязанности римского папы, особенно проводить многочисленные церковные службы, постоянно находясь в центре внимания. Вдвойне тяжело это стало в эпоху телевидения, когда каждый малейший огрех был на виду у миллионов людей.
Да и сам Леонид Ильич Брежнев всего лишь за три дня до смерти проводил одно из самых утомительных для пожилого советского руководителя мероприятий. Он стоял на трибуне мавзолея во время демонстрации в честь 65-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Надо сказать, что все высшие советские руководители были обязаны выстаивать на трибуне мавзолея независимо от погоды по много часов на 7 ноября и 1 мая, принимая демонстрации трудящихся, а на 9 мая иногда приходилось принимать и военный парад. И это не говоря уже о многочасовых докладах на съездах партии, участия в других масштабных мероприятиях. Это очень тяжело для пожилого человека, коим был Леонид Ильич в конце своего правления. Он понимал это и, как говорилось выше, просился в отставку, но соратники не отпустили. Разве что приняли постановление, которым немного сократили обязательный рабочий день Брежнева.
Большим минусом брежневского правления была девальвация орденов и медалей СССР. Хотя, надо сказать, что это явление наблюдалось в Советском Союзе и раньше. Например, в Гражданскую войну орден Красного Знамени вручался так редко, что ценился чуть ли не выше, чем звание Героя Советского Союза в Великую Отечественную. И такой орден в Гражданскую получали как высшую награду, а в Великую Отечественную он хоть и был в почете, но был уже далеко не первым. А вот, что говорил Хрущёв 23 октября 1957 года о награждении колхозников: «мы крестьянам выдавали, тоннами возили эти ордена, ей богу, принизили значение этого торжественного акта». А при Брежневе Героями Советского Союза и Социалистического Труда стали делать чиновников высокого ранга. Поэтому, девальвация начала затрагивать и эти звания, а вместе с ними и высший советский орден — орден Ленина. Девальвация советских наград замерла на мертвой точке после смерти Брежнева, в разгар войны в Афганистане, и в связи с распадом СССР не успела дойти до своего логического конца.
При Брежневе людям жилось хорошо в том числе и потому (в данном случае я субъективный фактор привожу), что он чуть ли не единственный из правителей России в ХХ веке (и не только в ХХ) не считал страну продолжением своей личности и придатком к своему «Я». А относился к ней, как к нечто бОльшему, чем он сам. То есть относился к ней, как вроде и не был правителем, а просто жителем этой страны. Без самодурства, экспериментов, активного насаждения своих убеждений и без волюнтаризма.
И ещё при Брежневе в той или иной степени соблюдалось коллективное руководство. Разумеется, он был первым из руководителей, но все важнейшие решения, помятуя о судьбе Хрущёва, принимал с согласия Политбюро ЦК КПСС, коллективного органа власти.
Хотя перед смертью Леонид Ильич был не сильно популярен в стране, но отторжения от него не было. И многие люди переживали когда он умер. Вскоре после этого — при приемниках Брежнева Андропове и Черненко о нём вообще перестали упоминать. Хотя когда он умер, я слышал такие разговоры, что о Брежневе теперь будут показывать в художественных фильмах, как о Ленине и о Сталине. Но увы! Молчок. Даже в вышедшем вскоре после смерти Леонида Ильича словаре исторических лиц для него места не нашлось.
Ещё хуже стало при Горбачёве, когда время правления Брежнева назвали постыдным словом «застой». И официально о Леониде Ильиче везде говорили в негативном ключе, а на щит возносили Хрущёва.
Но когда «перестройка» зашла в глухой тупик, и, особенно, после развала Советского Союза популярность Брежнева резко возросла. Людям стало с чем сравнивать. Недаром, соцопросы проведённые уже в ХХI веке показали, что большинство россиян считают Леонида Брежнева лучшим правителем XX века.

Сергей Аксёненко



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Ключевые слова: Брежнев,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 52
Опубликовано: 17.12.2017 в 19:33
© Copyright: Сергей Аксёненко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1