Шалость


– Слушай, а это точно то самое место? А то что-то я, как выражаются эти смертные, очкую, – продолжая заглядывать через едва заметную прорезь в двери, спросил своего напарника чертенок. – А то ведь нам даже карт никаких не дали, сказали “разберетесь на месте” – а вот на каком именно месте нам надо разбираться, и как потом собраться, ежели нас здесь все-таки разберут, ни черта не пояснили!
– Вроде оно, – озадаченно переминаясь с копыта на копыто, ответил бесенок. – Видишь, сколько там аппаратуры всякой понатыкано? Это точно та самая рубка управления. Ух, у меня аж прям мурашки по рогам бегут, чего мы сейчас тут устроим!
– Ага, – скривил страшную рожу чертенок. – Ты только еще попади в нее сначала! Дверь-то заперта, видишь? Наверняка на нее еще какие-нибудь чары защитные наложены, чтобы таких дураков как ты отваживать…
– Не очкуй! – перебил его бесенок. – Пни ты ее просто, авось и откроется!
– А я и не очкую! Не нравится мне все это. Мы же охраны даже и не встретили на пути сюда. Вот должно же это место хоть немного охраняться? Нас прям как в ловушку сюда заманивают…
– Слабак! – сплюнул на пол бесенок и что есть силы пнул копытами дверь. Дверь послушно отворилась, впуская таких не слишком жданных посетителей внутрь. – Совсем силы в копытах у тебя не осталось, братишка, как я посмотрю! Видишь? Проще жареной репы!
– Не нравится мне все это…, – продолжая ворчать себе под нос, чертенок аккуратно вошел в комнату. – Вау… – вымолвил он спустя пару секунд. – Сколько приборов! Ты посмотри только!
– Точно она! – довольно подтвердил его возглас бесенок. – Как есть она! Я так и знал, что у нас все получится. Вот сейчас найдем, как отключить тут систему безопасности, и, как говорят эти смертные, дело в котле!
– В шляпе, олух! – засмеялся чертенок. – Вечно у тебя одни только котлы и кодлы на уме!
– Нет ничего приятнее для глаз моих, чем какая-нибудь кодла в котле, братишка! Постой пока на стреме, а я поищу здесь, что и как включается.
– Стремно это – на стреме стоять, – сделав кислую рожу, вымолвил чертенок, направляясь к двери. – Случись что – первым на огрехи получаешь.
– На орехи, бездарь! – ответил ему любезностью бесенок. – Ты, как я посмотрю, тоже человечий язык знаешь далеко не в совершенстве. Потому-то тебя и не посылали больше в их миры – ты бы там таких орехов наколол иначе … никаких грехов бы люди под нечутким твоим руководством не совершали бы, потому что просто бы не понимали, чего ты от них хочешь.
– Ладно, ладно, уговорил, – хихикнул чертенок, встав у двери. – Ну, чего там?
– Так…, – продолжая ходить вокруг приборов и рассматривать их, озадаченно произнес бесенок. – Или не так…
– Чего там? – вновь полюбопытствовал чертенок. – Есть чего?
– Есть, но не про нашу честь… Вот же ж черт!
– А? – ответил чертенок. – Ты звал?
– Да это я фигурально выражаюсь так, у людей принято благодаря нашим усилиями, – съязвил бесенок. – Ты стой там давай, не отвлекайся!
– Стою, стою… – нехотя подтвердил чертенок.
– Вот же ж черт! – вновь выругался бесенок, оглядывая панель управления. – Тут же все надписи под кнопками вообще на каком-то не нашенском языке! Это похоже этот, как его, староангельский! Ты учил староангельский? – вопросительно взглянул он на чешущего свой рог чертенка.
– Лошара! – едко захихикал чертенок. – Староангельского он не знает! Я, кстати говоря, тоже не знаю. Ему же хрен знает сколько иномировых лет уже, кто ж его теперь учит то! Вот и мы в нашей огненной школе его не проходили. Точнее проходили, но мимо него – сразу учились, как греховные мысли для людей создавать.
– Черт знает что! – выругался бесенок.
– Да не, я не знаю. Спроси у кого-нибудь другого, если заметишь его тут! Придется тебе тыкать все подряд, авось оно и отроется! – вновь хихикнул чертенок.
– Откроется, – продолжая ходить туда-сюда между управляющими панелями, горько ответил бесенок. – Теперь мы в полной заднице! Чертежей у нас нет, говорили они. Разберетесь на месте, говорили они. Действуйте по обстоятельствам, говорили они…
– Ну вот и будем действовать по обстоятельствам! – едко крикнул чертенок, подбежав к одному из множества управляющих терминалов. – Вот так вот! – и с этими словами он ударил кулаком своей лапы по расположенной вверху терминала синей кнопке неизвестного назначения. В комнате раздался протяжный звук и в самом ее центре возникло голографическое изображение какой-то планеты. Изображение это жило своей жизнью, отображая ход планетарного времени и действия отдельных людей. Рядом с планетой в воздухе появились несколько индикаторов на новоангельском языке, среди которых были в том числе “Добро”, “Зло” и “Будущее”. Индикаторы эти то и дело изменялись, отображая общее количество совершенного на планете его жителями добра и зла, а индикатор “будущее” графическим образом представлял наиболее вероятный для планеты итог с учетом текущих показателей добра и зла.
– Как ты это сделал? – удивленно скривил рог бесенок. – Интересно, здесь уже на новоангельском написано. Приборы явно древнее, чем эта штука.
– Это же Земля! Я же там совсем недавно в командировке был! Смотри, человечки бегают! Маленькие какие! – захихикал чертенок, подойдя к голографическому глобусу и принявшись разглядывать его в деталях.
– Приветствуем вас, земляне! Если вы там еще не перебили друг друга, мой вам совет – не затягивайте с этим! – что есть силы гаркнул бесенок, подойдя к трехмерному глобусу.
– Вряд ли они тебя услышали, – едко заметил чертенок, – это же проекция.
– А может, они наши мысли услышат? – задумчиво произнес бесенок. – Сейчас я вот этому человечку, который с работы домой возвращается уставший, мысль передам о том, что жена у него – изменница, а дети – неблагодарные выродки, – и бесенок ткнул когтем в миниатюрное изображение одного из людей. Спустя короткое время маленький человечек как-то странно встряхнул головой, лицо его напряглось, глаза потемнели, и он ускоренной походкой двинулся к себе домой. – Смотри-ка, работает! – гоготнул бесенок. – Бьюсь о склад, сейчас этот ревнивец придет домой и устроит своим близким серьезную выволочку, а общий индикатор зла возрастет!
– Лошара! – хихикнул чертенок. – Оно же так везде работает, если внутренний настрой человека совпадает с нашими мыслями. Это ж универсальный закон.
– Ты мне лучше скажи, как тут сигнализацию отключить, ежели знающий такой! – съязвил бесенок.
– А я почем знаю? – вопросительно взглянул на него чертенок. – Знал бы – цены бы мне не было.
– Тебе и так ее скоро не будет, если нас с тобой тут застукают. Мы в этом случае с тобой оба станем совершенно бесценными существами – в том смысле, что от горсток пепла совершенно никакого проку никому уже не будет.
– Ну не знаю я староангельского! – горько признался чертенок. – Хоть зачертыхайся! Бесишь уже меня!
– Ну, мне по профессии положено, – хмыкнул бесенок. – Так что делать то будем?
– Давай мыслить с тобой трагически. Это важная функция, и поэтому для нее должна быть какая-нибудь большая кнопка, или рубильник, или еще что-нибудь в таком огороде.
– Очень трагически! – передразнил его шипящий бесенок, показав язык. – А вот если мыслить все-таки логически, то нельзя же пробовать все наобум.
– А вот и можно! У меня же получилось с Землей!
– Просто случайно повезло не активировать какую-нибудь смертельно опасную функцию, – пожал рогами бесенок, глядя, как его напарник изучающе смотрит по сторонам. – Хотя в отношении Земли лучше бы ты ее все-таки активировал.
– Вот, нашел, кажется! – довольно ответил чертенок. – Большая красная кнопка! Самая большая кнопка на всех этих терминалах, между прочим.
– Ну ежели большая и красная, то точно она! Это стопроцентная гарантия … чего-нибудь! Например, того, что при нажатии на нее под нами откроется люк, и мы оба с тобой упадем в световой котел!
– Это она! Я чувствую это! – продолжал настаивать на своем предположении чертенок. – Нутром чую!
– А я чую, что ты кретин, чертяка!
– Это я-то чертяка?! А ты, ты … бесяка!
– Ты кого назвал бесякой, демон?!
– Тебя!
– Ах ты выродок!
– На себя посмотри, безродное отродье!
Не на шутку распалившиеся сжигавшим их с самого момента своего рождения внутренним огнем злобы, недавние напарники вцепились друг в друга, терзая и мучая. Удар следовал за ударом, когти и рога впивались в плоть. Бесенок явно превосходил чертенка в злобе, силе и живучести – и после очередного апперкота чертенок отлетел в сторону, упав на пульт управления с той самой большой красной кнопкой, из-за которой и разгорелся их конфликт. Кнопка послушно прогнулась под весом его массивного тела, а спустя пару секунд будто по мановению невидимого инженера ожили все терминалы одновременно, а дверь, через которую вошли гости, с шумом закрылась.
– Процедура Конца завершена. Начата процедура Начала, – огласил свой вердикт мелодичный женский голос.
– Ты что наделал, выродок?! – бесенок схватил чертенка за грудки и затряс его. – Ты … ты активировал ее! Полностью! Вот теперь мы точно в заднице! Жди скорых гостей, чтоб не собрать своих костей, как говорится!
– Это ты меня на нее толкнул! – просипел чертенок, силясь освободиться от захвата. – Пусти!
– Мы в заднице! – горько воскликнул бесенок и бросил чертенка на пол. – Мы в полной жопе!
– Конец и Начало…, – ошарашенно глядя на оживший зал управления, произнес чертенок. – Конец и Начало… Что же мы наделали! Теперь нас всех убьют!
– Тебя может и убьют, а я ... может, еще успею сдаться в план, точнее в плен! – едко ответил ему бесенок.
– Нас всех убьют … убьют … мы станем горсткой пепла … это даже хуже, чем вернуться к чертовой матери… – чертенок забегал по комнате, что-то бормоча себе под нос. – Помирать, так с музыкой! – вдруг истерично закричал он и принялся выстукивать копытами на полу степ.
– Слабак! Убожество! – едко сплюнул бесенок, усевшись на пол и опустив голову.
– Сканирую … сканирую… В рубке обнаружены посторонние, – вновь внезапно раздался голос невидимого диктора.
– Нас засекли! – заверещал чертенок, бросившись к двери в тщетной попытке ее открыть. – Выпустите меня, выпустите!
– Сканирую … сканирую …
– Прими смерть с достоинством, трус! – ответил колотящему в дверь чертенку его напарник.
– Сканирую … сканирую … Определены класс и категория посторонних. Установлена позитивная взаимосвязь между посторонними и запуском первичной процедуры. Начата процедура трансформации…
Комнату озарил красный световой луч, исходящий откуда-то из потолка. В считанные мгновения он приблизился к двум нежданным гостям.
– Все, теперь точно конец, – едва успел подумать бесенок. – Черт меня дери!
Луч коснулся замершего у двери чертенка, его окутало какое-то красновато-голубое облако, но уже буквально считанные иномировые секунды спустя туман этот рассеялся, и перед опустившим голову в пол бесенком возник…
Могучий воин в сияющих доспехах смотрел на сжавшегося на полу бесенка и улыбался. В его взгляде не было ненависти и печали, а исходящие от него вибрации силы и света заставляли бесенка прикрывать лапой обжигаемые глаза.
Воин взглянул на вжавшегося от страха в угол рубки бесенка и вновь улыбнулся.
– И тебя вылучим, – добавил он.
– Вау…, – только и смог ответить ему бесенок.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 17.12.2017 в 19:28
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1