Новогоднее желание


Наконец-то в город пришла зима. Белый пушистый снег большими хлопьями кружил в воздухе, мягким покрывалом укутывая деревья, дома, прохожих, бегущих по делам.
Настя заворожено смотрела в окно, пейзаж напоминал ей картинки из книги сказок, которую им читала воспитательница. Девочка подышала на стекло, нарисовала дорожку и трёх людей, держащихся за руки.
- Настён, ты чего тут стоишь? - раздалось у неё за спиной. – Там уже урок кулинарии начинается. Валентина Николаевна сказала мне тебя найти.
Девочка обернулась и увидела рядом с собой довольное лицо подруги. Кира - худенькая, стремительная, с длинными вечно растрёпанными рыжими волосами, задорными веснушками с улыбкой смотрела на подругу.
- Сейчас, - вздохнула Настя, взяла с подоконника мягкого розового зайца, немного потрёпанного и заштопанного в нескольких местах.
Этот заяц – был единственное напоминание о семье. Когда девочке исполнилось три года, все её родственники погибли в автокатастрофе. Отец, мама, бабушка, дедушка погибли на месте, только она чудом осталась жива. Говорят, что её кресло нашли недалеко от искорёженной машины, а на девочке не было даже царапины, в руках у неё был вот этот самый заяц.
Недавно Насте исполнилось семь лет, дети подшучивали над девочкой, что она такая большая продолжает таскать с собой везде мягкую игрушку. Димка, вредный мальчишка из её группы даже пытался отнять у неё зайца силой, за это она ударила его в нос. Было много крови, крика, Настю впервые наказали, но если бы это произошло снова, она поступила так же.
- Кир, а ты в эти выходные тоже уедешь? – спросила Настя.
- Да, - кивнула Кира, пытаясь перестать улыбаться, но это у неё плохо получалось, счастье выплескивалось через край.
Уже три недели подряд семейная пара забирала девочку из детского дома на выходные. Это были замечательные добрые люди, потерявшие своего ребёнка, они уже готовили документы на удочерение. Кира всегда возвращалась счастливая, с кучей сладостей, которыми угощала всех детей.
- Скоро я останусь тут совсем одна, - опустив голову, сквозь слёзы прошептала Настя.
- Насть, не плачь, - расстроилась Кира, - тебя тоже обязательно удочерят.
Настя всхлипнула и помотала головой.
- Посмотри на меня, - сказала она и подтащила Киру к зеркалу.
Оттуда на неё посмотрела девочка со скуластым худеньким лицом, белоснежными волосами, бровями и ресницами. Глаза были голубые, но до такой степени светлые, что почти сливались с белками, оставляя немного странное впечатление.
- Я уродина, - горько заявила она, - на меня даже не смотрят, когда приходят смотреть детей. Даже Мишку хотят усыновить, а он ест козявки и иногда писается по ночам. Но даже он лучше меня!
- Нет, ты что! – пылко воскликнула Кира. – Ты самая необыкновенная девочка в мире! Просто твои родители еще не нашли тебя. Поверь мне, тебя обязательно удочерят! Давай поспешим, а то Валентина Николаевна заждалась нас.
- Да, конечно, - Настя побежала по коридору вперёд. Она не хотела расстраивать любимую воспитательницу. Та много возилась с ней, Насте даже порой казалось, что она уделяет ей времени больше, чем другим детям. Девочка даже несколько раз была в гостях у воспитательницы, помогала ей что-нибудь донести или та просто приглашала её на чай. Муж Валентины Николаевны был высокий, крупный мужчина с пышными усами, громким голосом и добрыми глазами. У них был сын и дочь, но дети уже были взрослыми и учились и жили в других городах. Настя обожала приходить к ним в гости, там вкусно пахло домом, уютом, настоящей семьей.

Декабрь подходил к концу, дети и взрослые готовились к празднованию Нового года. Дети вырезали снежинки, делали гирлянды из цветной бумаги, украшали свои комнаты. Насте и Кире поручили разрисовать специальными красками оконные стекла. Высунув язык, Настя тщательно вырисовывала ёлочки и снежинки. Кира была на удивление молчалива, сидела рядом и вертела в руках кисточку.
- Кир, ты чего мне не помогаешь? – рассердилась Настя. – Что вообще сегодня с тобой?
- Насть, я в понедельник уезжаю, - дрогнувшим голосом призналась Кира.
- Но ведь тебя обычно в выходные только забирают! Вы куда-то поедете, наверное?
- Нет, - помотала головой Кира, - я насовсем уезжаю. Но я обещаю, что буду к тебе приезжать, клянусь!
Настя замерла, её лицо и так бледное, побелело ещё больше.
- Уже? – охрипшим от волнения голосом переспросила она. – Ты даже на Новый год не останешься?
- Понимаешь, - смутилась Кира, - они уже ёлку поставили, подарки купили. Тем более документы уже оформлены, меня официально удочерили.
- Ты больше сюда не приедешь, - помертвевшим голосом ответила Настя. – Я бы не приехала. Да, у нас хороший детским дом, нас не обижают, но это ведь не настоящий дом.
Настя закрыла глаза ладонями, худенькие плечики затряслись. Кира, немного помявшись, придвинулась к подруге и обняла её за плечи. Так они просидели и проплакали довольно долго, пока их не увидела Валентина Николаевна, она сразу всё поняла.
- Насть, а хочешь в ближайшие выходные поехать ко мне в гости? – спросила женщина, садясь перед девочкой на корточки. – Поможешь нам с мужем ёлку убрать и дом украсить.
- Правда? – Настя вытерла глаза рукавом, всхлипнула и с надеждой посмотрела на воспитательницу.
- Конечно, правда, - улыбнулась Валентина Николаевна.
Это были самые лучшие в мире выходные. Валентина Николаевна с мужем развлекали девочку, как могли, играли в настольные игры, читали, разговаривали. Воспитательница испекла вкусный торт, который она вечером втроём ели за кухонным столом. Аркадий Сергеевич шутил, и они много смеялись. А потом Настю уложили спать в большой комнате на удобной мягкой кровати. Девочка обняла своего любимого зайца, закрыла глаза и моментально заснула. Ей снились прекрасные волшебные сны.
А потом наступил понедельник. Это был очень тяжёлый день, уже утром её новые родители приехали за Кирой. Девочки стояли в коридоре, обнимались и рыдали навзрыд. Настя прижала подругу к себе, поцеловала в щёку и прошептала:
- Я тебя очень люблю, ты мне, как сестра, прощай.
Настя повернулась и побежала по коридору в свою комнату. Кира растерянно смотрела ей в след, девочку уже ждали родители, и ей нужно было торопиться. Поэтому она открыла дверь и вышла на улицу. На её лице моментально вновь заиграла улыбка, появилось ощущение, что она сделала шаг в новую, замечательную жизнь. Её новая мама стояла у машины, распахнула руки и Кира повисла на её шее. Проезжая мимо окон своей бывшей комнаты, Кира посмотрела вверх, у окна стояла Настя, она махала ей рукой.
Настя после отъезда любимой подруги замкнулась в себе, осунулась, совсем перестала смеяться. Волнуясь за девочку, Валентина Николаевна посоветовалась с мужем и пригласила Настю в себе на празднование Нового года. Услышав такую новость, девочка сначала не поверила и несколько раз переспросила. Поняв, что всё правда, она обняла воспитательницу, крепко прижалась к ней и расплакалась.
Валентина Николаевна приготовила много вкусностей, вместе с Настей они накрывали стол. Аркадий Сергеевич ходил рядом и фальшиво пел, это было очень мило и смешно. Когда до двенадцати осталось десять минут, Аркадий Сергеевич налил себе и жене шампанского, Насте тоже вручили бокал с пузырящимся лимонадом. Девочка усадила рядом с собой зайца, улыбнулась и, как взрослые, подняла бокал.
- Не забудьте загадать желание, - пробасил Аркадий Сергеевич, - оно обязательно сбудется.
Часы пробили двенадцать, они стукнулись бокалами, Настя зажмурила глаза и прошептала своё самое заветное желание. Валентина Николаевна посмотрела на мужа и сказала:
- Аркаш, помоги мне с пирогом.
Мужчина кивнул и отправился за женой на кухню. Счастливая Настя осталась сидеть за столом, она подняла своего зайца и чмокнула его в нос.
- Ты ведь веришь, что моё желание сбудется? Я верю, по-другому даже быть не может.
В комнаты вернулись взрослые, Валентина Николаевна протянула девочке коробку, перевязанную красивой ленточкой.
- Это тебе подарок, открывай, - улыбаясь, сказала она.
Насте аккуратно развязала ленту и достала оттуда мягкую розовую зайчиху.
- Мы подумали, что твоему зайчику скучно одному и решили подарить ему подружку. Специально нашли очень похожую игрушку. Никто не должен быть один.
Настя кивнула, но почему ей неожиданно стало грустно, она почувствовала себя очень одинокой. С трудом проглотив застрявший в горле ком и пытаясь не расплакаться, девочка прошептала:
- Спасибо вам.
- А еще, мы тут поговорили…, - было видно, что Валентина Николаевна очень волнуется и с трудом подбирает слова, - если ты не против…мы хотели бы стать твоими родителями, - выпалила женщина и выдохнула.
- Что? – растерялась девочка, мысли стали какими-то вязкими, в ушах зашумело. – Что? – повторила она и встала, прижимая в себе уже двух зайцев. – Но у вас ведь есть дети.
- Есть, - ответил Аркадий Сергеевич, его глаза подозрительно блестели, а голос немного охрип. – Но они уже взрослые, редко приезжают, а нам так хочется заботиться о ком-то.
Настя всхлипнула и бросилась мужчине на шею, Валентина Николаевна обняла их и расплакалась. Так они и стояли минут двадцать, пока с кухни не потянула чем-то горелым.
- Мой пирог, - спохватилась женщина и побежала на кухню.
Настя села на стул, прижала к себе обе игрушки, блаженно улыбнулась и сказала:
- А ведь моё желание сбылось и, главное, так быстро.




Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 05.12.2017 в 14:07
© Copyright: Татьяна Бухтоярова
Просмотреть профиль автора








1