Кукла


Белый потолок, окрашенные светлые стены, уютная маленькая палата. Женщина лет сорока пяти, худенькая, невысокая, на лице ни грамма косметики, темные тени под глазами, потухшие глаза. Она держит за руку девушку, лежащую на кровати. Девушка выглядит истощенной, кожа, как пергамент странного желтоватого оттенка, огромные синие глаза с желтыми белками.

- Так вот, представляешь, Потап, как прыгнет мне на спину, как зашипит, я так кричала, сбежались все соседи, - женщина рассмеялась, на лице девушки тоже появилась слабая улыбка, сил смеяться у неё просто не было.

Скрипнула дверь палаты и в дверь вошла пожилая полноватая женщина. Седые волосы были собраны в аккуратный пук на затылке, доброе лицо, изборождённое морщинами, неожиданно яркие синие глаза. В руках она держала стеклянную коробку, в которой стояла фарфоровая кукла.

- Мама? – женщина вскочила со стула, стоящего у кровати и возмущенно посмотрела на мать. – Зачем ты притащила эту куклу?

- Светлана, успокойся, я хочу подарить её Наточке.

- Подарить? Наточке? – Светлана громко рассмеялась. – С чего это вдруг? Да я до сих пор помню, как ты впервые в жизни ударила меня, когда я в лет в девять достала её из коробки и захотела с ней проиграть. Ты никого к ней не подпускала. А как Наточка в детстве просила тебя дать с ней поиграть, ты накричала на неё, она долго после этого плакала.

Пожилая женщина прошла вперёд, аккуратно поставила коробку на тумбочку, подвинула стул, тяжело вздохнула и села около кровати девушки. Руки женщины немного дрожали, в глазах блеснули слёзы.

- Я хочу вам рассказать о том, как появилась у меня эта кукла, - сказала она. – В сорок первом году в нашу деревню пришли немцы, мне тогда было пять лет, но я всё хорошо помню. Мужчины и парни, которые не ушли на фронт примкнули к партизанам, в деревне остались только женщины, старики и дети. У нас был хороший большой дом, маму с тремя детьми выгнали оттуда, нам пришлось поселиться в сарае для скота. Было очень тяжело, постоянно хотелось есть, в сарае было холодно и сыро. Так мы прожили несколько месяцев, пока в нашу деревню не приехал Конрад Леманн – молодой симпатичный немец, офицер, что-то типа нашего капитана звание у него было. Мама, несмотря на то, что она родила уже трёх детей, прекрасно выглядела. Она была настоящей красавицей, длинные светлые волосы, яркие синие глаза, такие же, как у меня и Наточки. Конрад потерял голову от любви к ней, он постоянно крутился вокруг неё. Но мама любила отца, он в это время был на фронте, и у неё даже не возникало мысли о том, чтобы начать встречаться с фашистом, хотя это могло бы нам сильно облегчить жизнь. Но Конрад не сдавался, он добился того, чтобы нам разрешили поселиться в небольшом доме, там была печка и мы впервые тогда смогли нормально согреться и поспать. Благодаря Конраду у нас постоянно была еда, он приносил нам консервы, галеты и молоко для детей.

- Бабушка жила с фашистом? – удивленно воскликнула Светлана.

- Свечку я не держала, - пожала плечами пожилая женщина, - но мы всегда были рядом, она не отпускала нас ни на секунду. В доме была всего одна комната, и спали мы на полу, прижавшись друг с другом.

- Но она принимала от него продукты!

- Да, - жестко ответила женщина, - принимала, благодаря этому мы выжили. В начале тысяча девятьсот сорок третьего года наши войска перешли в наступление, и подошли вплотную к нашей деревне. Мне должно было исполниться семь лет, помню, как я рассказывала маме, как я мечтаю о красивой кукле. «Машенька, вот закончится война, и я тебе обязательно куплю самую красивую куклу», - обещала мне мама. Я понимала, что маме просто негде взять куклу, но продолжала мечтать. И вот утром, в свой день рождения, я открыла глаза и увидела вот эту самую куклу. Не знаю, как и где Конраду удалось её достать, но она была для меня самой прекрасной куклой на свете. Я поставила куклу на стол и просто любовалась на неё, боясь даже притронуться к ней.

На следующий день рано утром нас разбудил Конрад, он ворвался в дом, размахивая руками и пытаясь нам что-то объяснить. Из-за волнения он говорил совсем непонятно, бегал по комнате, хватал наши вещи и пытался нам их всунуть в руки. Когда он немного успокоился, мы, наконец, поняли, что он говорит. Оказалось, что наши войска готовились освободить деревню, и немцы решили сжечь её вместе со всеми жителями. Мы схватили всё самое необходимое, я вцепилась в куклу и, несмотря на уговоры, не соглашалась её бросить. Мы с мамой побежали в лес и долго-долго бежали. Спустя какое-то время мама остановилась и оглянулась, мы увидели столб дыма, который поднимался со стороны нашей деревни. Никто кроме нас не выжил. После этого мы многое пережили, но всегда были вместе. Не знаю почему, но мне казалось, что кукла волшебная, она нам помогает выйти из самых тяжелых ситуаций. Понимаю, что звучит глупо, но я была ребенком, и мне нужно было верить в чудо.

- Но почему ты нам об этом никогда не рассказывала? – растерянно спросила Светлана.

- Боялась, - пожала плечами женщина. – Получается, нам помог выжить фашист, а время было такое, что об этом лучше было не упоминать. Мама всем рассказывала, что нам просто повезло, так как дом стоял у леса, и поэтому нам удалось сбежать. Прости меня за то, что ударила тебя тогда, но ты помнишь, как обращалась со своими куклами? Головы, руки и ноги многочисленных кукол валялись отдельно по всему дому, а эта кукла для меня была очень ценна, как память. Да и Наточка росла настоящим сорванцом, больше любила бегать с мальчишками, лазить по деревьям, не могла я дать ей куклу.

Светлана пожала плечами и сказала:

- Мам, но сейчас-то ты зачем принесла эту куклу? Наточке срочно нужна операция, ты знаешь, мы продали всё, живём у тебя в однокомнатной квартире. Цирроз страшное заболевание, операцию взялись делать только в Израиле. Мы залезли в долги, но удалось собрать только шесть миллионов, а нужно тринадцать. Хорошо, что по всем показателям дочери подходит моя печень. Но у нас всего месяц, а денег взять больше неоткуда, - из глаз Светланы хлынули слёзы. Наташа тоже всхлипнула и тоненькой полупрозрачной рукой вытерла слезы.

- Поэтому я и принесла куклу, - тихо сказала женщина и подошла к тумбочке, на которой стояла коробка. Кукла выглядела, как новая, фарфоровое личико, руки, белое платьице, волосы, заплетённые в косички, маленькая соломенная шляпка, ажурные белые колготки и ярко синие глаза.

- Ты как в детстве ждёшь чуда? – горько вздохнув, спросила Светлана.

- А оно уже произошло, - спокойно ответила женщина, повернувшись к дочери и внучке. – Я решила продать куклу, надеясь хоть немного помочь вам, и пошла в антикварный магазин. Мне там предложили за неё восемьдесят тысяч рублей.

- Ого, довольно много, но это вряд ли спасёт Наточку, - сквозь слёзы улыбнулась Светлана, - всё равно спасибо.

- Но ты же знаешь меня, - продолжила женщина, - я очень недоверчива и решила обойти все антикварные магазины. Так вот, эта кукла выпущена немецкой фабрикой Kämmer & Reinhardt в начале прошлого века. Похожую куклу продали на последнем аукционе за четыреста тысяч долларов. У нас мало времени, поэтому мне помогли на неё найти покупателя, готового выложить за неё шестнадцать миллионов. Этих денег хватит и на операцию, перелёт и восстановление.

Светлана смотрела на мать с открытым ртом, Наташа, несмотря на слабость, приподнялась с кровати.
- Мама, ты сейчас не шутишь? – осипшим от волнения голосом уточнила Светлана.

- Я похожа на шутницу? Сегодня куклу отправят покупателю, но я хотела перед этим вручит её Наташе, хочу, чтобы она тоже верила в чудо.

ГОД СПУСТЯ.
- Бабушка, ну что ты трясешься? – красивая девушка с пышными светлыми волосами с улыбкой смотрела на свою бабушку. Та со страхом выглядывала в иллюминатор.

- Так страшно, высота-то, какая, - улыбнулась женщина, - я ведь первый раз лечу в самолёте. А нас там точно встретят?

- Конечно, я созвонилась ещё раз перед вылетом с Анной, она нас будет ждать в аэропорту.

- Надо же, Конрад назвал свою дочь в честь моей мамы, - растроганно произнесла женщина. – Видно, глубоко в сердце она ему запала.

- Да, он рассказал о вас своей семье, помнил прабабушку всю жизнь.

- Получается, он спас нашу семью дважды, тогда – в сорок третьем и год назад, когда его подарок помог встать тебе на ноги. Спасибо тебе Наточка за то, что нашла семью Конрада и организовала для меня эту поездку.

- Всё, идём на посадку, скоро ты встретишься с дочерью своего спасителя.

Женщина закрыла глаза и вновь почувствовала себя той маленькой семилетней девочкой, которой на день рождения подарили самый лучший в мире подарок.




Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 41
Опубликовано: 03.12.2017 в 12:23
© Copyright: Татьяна Бухтоярова
Просмотреть профиль автора








1