ТРОПОЮ ПАМЯТИ. Глава III В Эстонии.


ТРОПОЮ ПАМЯТИ. Глава III В Эстонии.
Глава III В ЭСТОНИИ

Шёл 1946 голодный год. Маме приходилось много работать. Она рассказывала мне, как они, женщины, пульманы с лесом разгружали. Пульманы – это большие четырёхосные вагоны. Часто ночью в окно комнаты, где жила она с дочерьми, раздавался стук. Это звали её на разгрузку вагонов. Мама вскакивала с постели, быстро одевалась и спешила на станцию. Ночной труд равнялся стоимости буханки хлеба. В то время действовала карточная система. Случалось, что вместо сахара давали шоколадные конфеты. Распределить эти конфеты нужно было на весь месяц. Но куда бы мама их не спрятала, маленькая Эля всё равно находила. Ведь она оставалась дома одна.
Однажды Зинаида подвесила мешочек с конфетами на крюк в потолке, к которому крепилась электрическая лампочка. Так вот Эля этот мешочек заметила. На стол она поставила стул, на стул – маленькую табуретку и забралась, таким образом, наверх. Сняв мешочек, она скатилась вниз со своего сооружения, немного поревела от боли. Успокоившись, уселась на пол и стала жадно есть конфеты. Шоколад быстро таял в её ручонках и, конечно, Эля вся вымазалась. Потом она сняла с себя всю одежду. Естественно, что после употребления такого количества сладкого появилась жажда. Девочка забралась с ногами на подоконник и стала кричать: «Пить! Пить!» В это время Анна, соседка, проходила мимо. Увидев плачущего, испачканного ребёнка, она осторожно вынула оконное стекло (оно крепились на тонких гвоздиках) и подала Элечке банку с кипячёной водой. Та крепко схватила банку и стала жадно пить. Когда Зинаида с Алечкой вернулись домой, то застали Элечку в таком виде. Мокрая, грязная, заснувшая прямо на чистой заправленной кровати, та довольно сопела. Зинаида сразу поняла, что семья осталась без сладкого.

Элечка была очень любопытной. Ей до всего было дело. То найдёт под кроватью корзиночку с черникой, заберётся с нею на кровать и там ест ягоды прямо руками. Она даже не замечает, как ягоды падают на чистое постельное бельё и оставляют там чёрные следы. То ножницы проказница найдёт и изрежет ими пододеяльник. Засыпала девочка плохо, и старшей сестре приходилось её укачивать в люльке. Алечка очень старалась, но всё было напрасно. Сестра ревела и ревела. Зинаида подходила к старшей дочери и давала ей затрещину, чтобы лучше качала люльку.
Сказывалась многолетняя усталость без отдыха и душевного покоя. Мать отходила от кроватки, возвращалась к домашним делам, а маленькая Аля, продолжала свою нудную работу.
… Потом, спустя годы, Зинаида очень казнила себя за эти поступки. И когда Аля, уже взрослая женщина, жаловалась на головные боли, мать плакала и считала, что в этом есть и её вина…
Тяжело приходилось Зинаиде, но она знала, что надеяться ей не на кого и потому бралась за любую работу. Работала возчиком в совхозе «Сауэ» на двух лошадях. Она их звала «сибиряками». Сама их запрягала и распрягала, смазывала телегу. Возила корм на свиноферму и скотный двор. Для этого делала поездки на мясокомбинат, рыбокомбинат, пивоваренный завод, там нагружала телегу отходами. Зинаида брала с собою Элю. Аля училась в школе.
На мясокомбинате, рабочие жалели девочку, и в то время, когда мать была занята своей работой, подкармливали Элю горячими сосисками.
Зинаида отбирала из полученных на комбинатах отходов те, что были пригодны в пищу, и отваривала их дома.
Жить им приходилось в деревянном бараке. Зинаида, не покладая рук, наводила в своей комнате чистоту: мыла, драила, скоблила. От крыс не было никакого спасения! Перед сном, опасаясь за жизнь своих детей, Зинаида укладывала на табурет у постели целую охапку поленьев. Заслышав в углу комнаты шуршание, бросала туда полено.

Вечерами Зинаида, прихватив с собою дочерей, направлялась делать уборку в одном из зажиточных домов. Там жила супружеская пара. Всего у них было достаточно, не было только детей. Вот и стали супруги уговаривать Зинаиду отдать им младшую, Элю.
«Трудно тебе с двумя детьми одной, - говорили они. – Отдай нам младшую дочь. Мы примем её как родную, дадим ей хорошее воспитание. Тебе денег дадим».
Зинаида промолчала, так как не хотела обидеть хороших людей. Тогда хозяйка попросила оставить у них Элечку хотя бы на одну ночь, может, девочка привыкнет и ей понравится. Мать, вздохнув, согласилась. Дорога домой шла через лес. Уже смеркалось, нужно было поторапливаться, и Зинаида со старшей дочерью отправилась в путь.
Маленькая Элечка весь разговор, конечно, слышала и поняла так, что мать и сестра оставили её и никогда больше не вернутся. Она ловко перебралась через подоконник и, в чём была одета, припустила домой. Дорогу еле было видно, но девочка упорно бежала вперёд. Вскоре Элечка увидела, как мелькнули на дороге белые головные платки матери и сестры. Девочка, горько заплакав, побежала ещё быстрее. Зинаида оглянулась и увидела бегущую дочь, быстро пошла ей навстречу и подхватила на руки. Та кинулась к матери и крепко обхватила её шею обеими руками.
Пробовала Зинаида и в интернат девочек отдавать. Об этом совсем недавно мне рассказала Эльвира. Из всех её воспоминаний об интернате наиболее яркое – это манная каша, сваренная на воде. Воду эту брали из пруда. Она имела затхлый вкус, и потому каша была невкусной. Эля говорит, что с тех пор манную кашу не ест.
Ещё она вспомнила, как во время учёбы в интернате им всегда хотелось есть. Однажды во время большой перемены дети сбежали на железнодорожную станцию «Пяскюля». Там стоял эшелон. В одном из открытых вагонов ребятишки обнаружили жмых, набрали его и наелись досыта. После этого у ребят сильно болели животы, многие из них угодили в больницу.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 03.12.2017 в 08:33







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1