Клод Моне


Клод Моне
Мы говорим с тобой не о границах,
Не о наречиях и языках,
Не о Кремле, не о Скифских гробницах,
Не о Великой Тартарии днях.

Не о расколе церквей православных,
Не о строительстве НАТОвских баз...
Не потревожен ни Крым равноправный,
Ни своенравный и гордый Донбас.

Мы там, где море плещет о скалы,
Где разноцветные камни на дне,
В дымке теряется парусник малый...
Мы говорим с тобой о Моне.

Скалы в Фекаме, Скалы в Этрета,
Небо пронзает Игла в порт д" Аваль...
Мы оказались оттенками цвета,
Там, где заката легла киноварь.

Как так случилось? Небо навстречу -
Души распахнуты, просто войди...
Ты не ответишь и я не отвечу,
Что нас с тобою там ждет, впереди...

Ты на меня рассердился, наверно,
Что Дербишира совсем не узнал.
Ты мне сказал: "Все так сладко-манерно,
Я в сто раз лучше бы нарисовал!"

Я отвечала: "Коль хвастаться любо,
Ты нарисуй, как бежит вдаль река,
Нежные листья весеннего дуба,
Горы, где спят на заре облака.

Синий букет колокольчиков в вазе,
В чашке горячий, дымящийся чай;
Окна большие, раскрытые настежь
В утренний теплый и солнечный май."

Ты возразил: "Разве это красиво?
Чашки, река, подоконник, букет?
Все так наигранно, а не игриво,
Много деталей, а целого нет.

Это работа прости, дилетанта,
Ценности в ней если будет, то грош.
В ней есть усердие, но нет таланта...
Но, как всегда, ты меня не поймешь."

Тут я с улыбкой тебе отвечала:
"Это английский импрессионизм.
Вы изучите-ка, Мастер, сначала
Стили другие, чем ваш пессимизм.))"

Ты замолчал и ,наверное, дулся.
Бросил на вечер коварный Фейсбук,
А на другое утро проснулся
И распахнул окна пыльные вдруг.

- Если позволите (Вы - это круто!),
Я бы хотел вам свой взгляд донести.
Я бы назвал это "стилем уюта" -
Кошки, камины, цветочки, текстиль.

Нет, для меня есть другие узоры,
Где впечатленья играющий вал,
Где облака и морские просторы -
Те, что великий Моне написал.

Вот где эмоции, сила, движенье,
Краски, бурлящая жизнь через край:
Все, что мы просто зовем - вдохновенье,
И без чего будет скучен нам рай.

Это не связанный шарфик на спицах,
Не согревающий клетчатый плед,
Это знакомое счастье лишь птицам,
Счастье, которого нет на земле!

И в подтверждении пламенной речи
Две фотографии прикреплены:
Тихий и теплый коралловый вечер,
Воды морские светлы и ясны.

Это любимая Клодом Этрета.
Темной громадиной смотрит д" Аваль,
В море янтарное из фиолета
Красит закат утомленную даль.

А на другой уходящее утро
В дымке тумана, где спят паруса,
И освещенные вод перламутром
Солнца и нового дня небеса.

Сине-лилово-бордовая гамма -
Яркий ковер из прибрежных цветов.
Это "Скала в Граниваль близ Фекама",
Взглядом встречает крыла парусов.

Я вспоминаю, как в зальчике скромном,
Долго стояла напротив картин
Маленьких тоже и в рамах огромных,
Но с неподдельным секретом своим.

Смотришь вблизи - лишь цветастые пятна,
Но отдалишься немного, и вот -
Это Руанский собор необъятный:
Башни и Роза, и арочный свод.

В солнечный день он играет теченьем
Роя весенних скользящих лучей,
В пасмурный день он с хандрою осенней
Смотрит на зонтики вместо людей...

"Хочешь потрогать своими глазами
Солнце Моне, как зеленый листок,
Там, где кувшинки слились с облаками,
Где возвышается розовый стог?"

Ты улыбнулся: "С Парижем попроще :)
Нам же теперь европейцы - семья...
Сердце Москвы - Это Красная Площадь,
Это Куранты и башни Кремля.

И Третьяковка - бесценны пейзажи! -
Шишкин, Коровин, Серов, Левитан,
Также Архипов, Васильев и даже
Русский художник Иван Айвазян."

Знает лишь небо, идем мы навстречу
Или опять разминулись в пути.
Ты не ответишь, и я не отвечу,
Что нас с тобою там ждет, впереди.

Может когда-нибудь, скоро - не скоро,
Будет ли нет на деревьях листва,
Сядешь ты в поезд, шумный и скорый,
По направлению Киев - Москва...



Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Ключевые слова: Море, закат, утро, паруса, солнце, небо,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 23
Опубликовано: 01.12.2017 в 20:45
© Copyright: Ирина Усачева
Просмотреть профиль автора








1