Эсхатон




Нежданный сон приснился старшему научному сотруднику Кочуманову. В этом сне, если отбросить в сторону всякую лабуду, большими чёрными буквами на белом фоне просматривалась не очень простая, но понятная химическая формула вечной молодости.
Кочуманов подскочил на кровати мокрый от пота. Только бы не забыть, лихорадочно соображал он, семеня к письменному столу, только бы не ошибиться. Кочуманов записал формулу карандашом на календарном листке и обмяк мешком на стуле. Бляха муха, подумал он, это же Нобелевская премия в двукратном размере, боже ты мой, пять лет учёбы в Менделавке, три года в аспирантуре, десять лет прозябания в НИИ тонкой химической технологии, а я ведь знал, что когда-нибудь это случится.
Поделиться свалившимся счастьем Кочуманову было не с кем. Родители обитали на другом краю Москвы, в Медведково, в доставшейся в наследство от покойной бабушки малогабаритной квартире Кочуманов существовал один как перст, тридцать пять лет, ни жены, ни детей, ни серьёзной научной карьеры. Нищеброд от науки, презрительно назвала его за спиной дородная Екатерина, секретарша большого начальника из министерства, за которой Кочуманов по наивности пытался ухаживать и даже предложил совместную поездку на экскурсионном автобусе по Золотому Кольцу России. Неужели я так плохо выгляжу, подумала тогда Екатерина, всякое мурло ухлёстывает.
Поскольку делиться было не с кем, а после случившегося открытия не спалось, Кочуманов поневоле принялся рассуждать. К утру эти рассуждения привели его в состояние горькое и почти безнадёжное, резко контрастировавшее с ночным пиком счастья. Это ведь если все будут молодые и красивые, думал Кочуманов, каюк тогда наступит косметической, фармацевтической и пенсионерскойвозрастсчастья промышленности. Какая Нобелевская премия, грохнут, не церемонясь, такие бабки люди теряют. Опять же брачно-половой вопрос, как маму отличишь от дочки, а папу от жениха, сплошной свальный грех в перспективе. И кому пенсию платить, если вокруг вечно молодые, где предел человеческому трудоустройству? Ком возникших проблем нарастал, грозя вдавить великого учёного в пол.
Ладно, подумал Кочуманов, сначала надо изготовить опытный образец, авось, и не такая уж эффективная штука получится.
Придя на работу, Кочуманов сразу заперся в лаборатории, невзирая на фырканье лаборантки, которая всегда отзывалась только на имя Ирэна, хотя по паспорту была обычной Иркой Пастуховой.
Через час Кочуманов внимательно рассматривал в колбе мутноватую, зелёного цвета жидкость. И что это, мрачно подумал он, надо загустить для удобства использования, на ком бы проверить, на институтских нельзя, в танке, как говорится, не срут.
На соседке с нижнего этажа, мелькнула спасительная мысль, Зое Павловне лет семьдесят пять, ей уже терять нечего. Схватив колбу, он выскочил из лаборатории, крикнул Ирэне: «Заболел!» и со всех ног помчался домой.
На удачу Кочуманова, Зоя Павловна прогуливалась возле подъезда.
- У меня для вас подарок, суперсредство для регенерации кожи, нам прислали опытный образец, хотите попробовать, совершенно бесплатно, - скороговоркой выпалил Кочуманов. – Никаких побочных явлений.
- Здравствуйте, молодой человек, - сказала Зоя Павловна. – Ещё раз и не так быстро.
Кочуманов вспомнил все свои познания в косметологии и произнёс вполне связную речь о революции в деле обеспечения человеческой красоты.
- Любопытно, - сказала Зоя Павловна. – Я надеюсь, это не Китай.
- Швейцария, - внушительно сообщил Кочуманов. – Элитная разработка, в наш институт передали в порядке обмена опытом.
- Мазать по всему телу? - спросила Зоя Павловна. – И по лицу?
- И по лицу и по, в общем, везде можно мазать, - с облегчением сказал Кочуманов. – Пользуйтесь на здоровье.
Дома он открыл бутылку коньяка, запасённую на Новый Год, ну-с, посмотрим завтра утром на нашу бабушку старушку. Кочуманов выпил несколько рюмок и завалился спать в предвкушении практического результата.
В третьем часу ночи его разбудил звонок в дверь. Чертыхаясь, Кочуманов открыл. На пороге стояла ослепительно красивая длинноногая девица лет двадцати. Из одежды на ней были очки и короткое платье.
- Я никого не вызывал, - хмуро сказал Кочуманов. – Девушка, вы ошиблись адресом.
«Вы меня не узнали, - раздался знакомый голос. – Вот это средство!»
- Это вы, Зоя Павловна?! – ошарашенно пролепетал Кочуманов.
- Я, я, - Зоя Павловна с силой втолкнула его обратно в квартиру. – Головка от патефона.
Она уселась в кресло, бесцеремонно налила себе коньяка и очаровательно улыбнулась:
- А теперь рассказывай, сукин ты кот!
«Что рассказывать?» – Кочуманов стоял перед ней как провинившийся школьник.
- Всё рассказывай, - сказала Зоя Павловна. – Сколько по времени действует, как часто мазаться, и, самое главное, где брать, когда закончится.
- Я не знаю, - честно сказал Кочуманов. – Видите ли, я это средство изобрёл. Ну, не совсем изобрёл, но это не важно. Последствия пока не изучены.
- Ты хочешь сказать, - спросила Зоя Павловна, - что я первая, которая это средство попробовала?
- Вы первая, - подтвердил Кочуманов.
- Ах, ты мой волшебник! – Зоя Павловна прыгнула к нему колени. – Потом поговорим, а сначала в койку, я уже забыла, когда последний раз у меня это было.
С непривычки Кочуманов умотался до чёртиков и проспал до обеда. Разбудили его голоса на кухне. Кочуманов накинул старенький халат и осторожно заглянул. За кухонным столом сидели пять дам не первой свежести и целомудренно пили чай. Всё также ослепительно красивая и молодая Зоя Павловна изображала хозяйку дома.
- Проснулся, благодетель! – сказала одна из дам. – Когда получить можно?
«Я сейчас всё объясню», - Зоя Павловна схватила Кочуманова за руку и затащила в комнату.
- Я тебя озолочу, - жарко прошептала она. – С каждой бабки по десять тысяч долларов за пузырёк. Половина тебе. Кого попало брать в компанию не будем, только проверенных особ, чтобы лишних разговоров не было, я всё просчитала и запустила необходимую рекламную компанию. Ты только лепи своё средство, и больше ни о чём не думай.
- Но это же нелегальная деятельность, - вяло воспротивился Кочуманов. – И потом, надо провести полный цикл клинических испытаний, не дай бог что.
- Уже испытала, - Зоя Павловна мельком взглянула на себя в зеркало. – Кочуманов, дурака не валяй, такой шанс раз в жизни даётся.
Через месяц Кочуманов переехал в пентхаус на Патриарших размером с футбольное поле, благополучно уволился из института и назвался, по совету Зои Павловны, частным психотерапевтом. Расфуфыренная Ирэна, которой Зоя Павловна шепнула пару слов на ушко, работает у него личной помощницей, Зоя Павловна не ревнует, она и сама только и знает, что навёрстывает упущенное.
Шикарная жизнь наступила у Кочуманова и, тем не менее, гнетущее чувство опасности, будто он украл у нищего последний рубль и тот вот-вот догонит и начнёт лупить его клюкой, каждый день нарастало в душе счастливчика, и от страха этого всеобъемлющего не спасали ни дорогущий коньяк, ни пылкие объятия Ирэны или Зои Павловны или другой новообретённой адептки вечной молодости.
В то пасмурное ноябрьское утро Кочуманов проснулся с твёрдым ощущением, что катастрофа стучится в ворота. За окном ревело людское море. Кочуманов спрятался за шторой и посмотрел вниз. Сотни женщин с обезображенными старческими лицами смотрели на его дом и шептали беззубыми ртами слова проклятия.
Кочуманов побледнел и побежал в панике на чердак. На крыше седенький чёрт задумчиво малевал хвостом портрет Мао Цзэдуна.
- Ну, что, родимый, довыёбывался? – буднично поинтересовался чёрт.
- Спасите! – сказал Кочуманов. – Пожалуйста, я больше не буду.
- Ей, богу, детский сад! – рассвирепел чёрт. – Как в божественную епархию лезть без спроса, так мы ни у кого ничего не спрашиваем. А как земля под ногами заполыхала, так сразу – спасите, помогите.
«Там, - чёрт выразительно показал пальцем на небо. – Тумблер перевели в положение «выкл.». Уразумел, гражданин учёный?»
- Что же мне делать? – взмолился Кочуманов. – Меня же бабки живым на части разорвут.
- Это неприятно, - согласился чёрт. – А учитывая то обстоятельство, что тебя, с большой степенью вероятности, ожидает ад, советую не торопиться умирать.
- Где подписать? – крикнул Кочуманов. – Кровью? Дайте кинжал.
- Зачем кровью? – пожал плечами чёрт. – Люди в космос летают, а ты тут средневековье разводишь. Просто подпиши расписку, вот тебе шариковая ручка, я такой-то, Кочуманов П.С., обязуюсь больше нос свой любопытный в дела божественные не совать, жить человеческой жизнью, радоваться и грустить, когда есть тому причина. Жениться, кстати, тебе давно пора, парень. Ты Арину помнишь?
- Из девятого Б? – переспросил Кочуманов. – Страшненькая такая?
- Тебе красавицы разве не надоели? – удивился чёрт. – Арина эта по тебе двадцать лет сохнет. Мой совет, женись на ней, может, нормальным человеком станешь. Впрочем, выбор за тобой, сдаётся мне, что бабульки уже по лестнице на чердак поднимаются.
Когда Кочумановы крестили первенца, чёрт незаметно выглянул из-за амвона. «Мальчик, - подумал он. – Физиком станет. Будет опровергать существование бога. Опять работать. На пенсию, что ли, попроситься?»

Приглашаю в магазин современной прозы ERWELIT    http://erwelit.ru











Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 24.11.2017 в 17:18







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1