Он и она


Девять часов вечера где-то в Тель-Авиве. Лето, духота, пятница, улицы наполнены местной молодёжью и туристами. Эта пора особенная, никакая фиеста не сравнится с ней. Карнавал в Рио или маскарад в Венеции, по сравнению с летним Тель-Авивом нервно курят в рукав. Семь дней в неделю и круглосуточно здесь происходит движуха. А кто-то стоит и ждёт, ту которую любит. Нервы давали о себе знать, куря одну сигарету за другой, пачка бесследно превращалась в гору бычков лежащих на асфальте. Нервно курил в томительном ожидании встречи со своей судьбой.
С последней их встречи прошло девять лет. Он ни на минуту не переставал о ней думать. "Что это любовь?"-Часто задавался вопросом. Постоянно вспоминал последнюю их встречу, тот её взгляд-провожающий его с порога. Просящие её глаза,-поцелуй меня, ну же.-А он не понял, скорее испугался. Испугался какой красотой будет обладать. Ей стоит лишь пошевелить пальцем, и будет исполнен любой её каприз. Ловил на ней похотливые взгляды самцов, а в его душе плакал и рычал раненый вепрь. Она в нём видела только брата, он хотел ласкать её, утонуть в ней, задохнуться запахом её волос. Такого запаха он не чувствовал ни у кого больше. Многие женщины его любили, но он только её представлял в своих объятиях. Длинные жёсткие русые волосы, пахнущие свежим сеном. Украдкой он прислонялся к её волосам и тихо дышал запахом и трясся от страха, что она заметит как он уткнулся в её волосы. От возбуждения страха и наслаждения валился с ног!
И вот она перед ним, бежит раскинув руки, с визгом набрасывается на него. Такая же хрупкая, как девять лет тому назад повисает на его груди. Руки сцепились на шее и закручивают Алексея в вихре нахлынувших воспоминаний.
-Боже Лёшка, как же ты изменился!
-А ты нет,-хотел сказать, но комок воздуха застрял в пересохшем горле. Ожидая её, мысленно выводил строки признания на листе воспоминаний. Строил фразы, рвал в клочья кривые предложения, мучился подбирая подходящие слова, но только увидел её как всё испарилось. Так тщательно подготовившись, не знал что сказать. Стоял растерявшийся мальчишка. Собрав всю волю в кулак, смог выдавил из себя только-я очень рад.
-Как я по тебе соскучилась!!!-нежный голос с хрипотцой, вернул его в то далёкое счастливое время, когда мог наслаждаться её присутствием возле себя. Одурманил его душу, словно хмель.
-Что, давай зайдём внутрь, а то как-то душновато снаружи,-сказал Алексей.
-У нас на севере лучше переносится жара чем у вас.
-Зато у нас жизнь кипит.
Алексей потянул на себя ручку двери, приятный кондиционированный воздух, вышел их поприветствовать. Искусственный бриз обдал лёгкой прохладой тела изнурённые вечерней жарой.
-Натулька где ты хочешь присесть?
-Ээээ...где-нибудь, где потише. Я хочу знать всё, что произошло у тебя за эти годы.
Они выбрали самый дальний столик от сцены. Только они успели присесть как к ним подошёл молодой мулат-официант. Даже через белую рубашку и жилетку цвета ночного неба осыпанную яркими звёздами, выступал рельеф чёрного мрамора. Дружелюбно он стал объяснять все минусы выбранного столика.
-Вы выбрали не очень хорошие места. Далеко от сцены, колонна загораживает вид и здесь звук искажается. Акустика пропадает...
Наташа жадно прикусив нижнюю губу, обследовала глазами каждую мышцу, так искусно выточенную на его каменном теле. Алексей снова испытал старое-забытое чувство ревности. Безразлично не дослушав, с раздражением в голосе Алексей резко перебил официанта, чтобы тот принял заказ и побыстрее свалил с её глаз долой.
-Мне бокал виски "Jameson", с одним кусочком льда. Девушке водку "Grey Goose".
Официант ей широко улыбнулся фарфоровой белизной, Алексею подарив добродушный взгляд, развернулся и ушёл.
-Лёш, что случилось?! Ты какой-то странный, в секунду изменился. Зажёгся, как спичка,-вытащив из пачки сигарету озадаченно спросила Наташа.
-Всё в порядке.
Прикурив сигарету Наташа загадочно с хитринкой заулыбалась.
-А ты до сих пор помнишь что я люблю!
-Я помню всё, до последней секунды, что связано с тобой.
Несколько минут они смотрели друг на друга не проронив ни слова, пока она не опустила глаза в лёгком смущении. Хотя это было на неё совсем не похоже.
Официант вернулся быстро,-примерно минут через пятнадцать начнётся концерт. Приятного вам время провождения,-и также быстро скрылся в темноту.
-Почему ты меня пригласил в джаз-бар? Ты кажется слушаешь тяжёлый рок?
-Точнее сказать punk,-поправил её.
-Какая разница...
"Есть разница,-хотел прочитать небольшую лекцию, но передумал я сюда за этим что ли пришёл?-Мысленно укорил себя."
-Люди со временем меняются. Сегодня у меня джазовое настроение.
-Разве такое бывает?
-У меня всякое бывает.
-Не думала, что ты такой разный!
Снова между ними на мгновение проскользнуло молчание, ставшее для них уже привычным. Если б не живший сумрак с табачным дымом вперемешку с алкогольными парАми, то все бы увидели как её глаза заискрились изумрудным пламенем. В душе Алексея всё перевернулось, зелёный огонь поджёг фитиль бомбы. Дорожка разбрасывая искры, побежала огибая ревность, перескакивала через тягостные мучения запрета прикоснуться к ней, обегала стороной несказанные слова "я люблю тебя". Дорожка закончилась у свалки тоски о ней и со страшным грохотом рванула. Вся эта шелуха разлетелась в клочья, взрыв разбудил жёсткую волю сказать ей-"я тебя люблю". Страх разнесло на миллионы молекул, чёрные дыры космоса хищно заглотили их в себя, не оставив и следа о них.
-Я больше тебя никуда не отпущу.
Наташа сперва не поняла что он сказал и переспросила-что ты сказал? Я не расслышала.
-Ты прекрасно всё расслышала, что я сказал!-бокал в его руке слегка подрагивал.
Маленькая её ладошка, в виде мотылька, упала в его огромную ладонь. Нежно сжав мотылька, Алексей содрогнулся, что вдруг чего-то испугавшись, она упорхнёт от него. Всё было понятно без слов, какой он был всё это время глупец. Обезумев от зелени глаз, мир растворился во вселенной. Всё стало так мелко, скучно, кроме неё одной.
Её глаза вспыхнули зелёным пламенем. Их дыхания слились воедино, взбунтовавшийся порыв ветра, вырвался на свободу, круша на своём пути города закованные в одиночество. Вихрь разбушевался вокруг них, ломал всё подряд. Барная стойка вместе с барменом впечатались в витрину с бутылками, встроенную в стену. Люди неистово кричали, их швыряло, как щепки по сторонам. Дубовые столы и стулья треща разбивались о стены, оставляя после себя воронки от авиационных бомб. Посуда и бутылки подрывались, словно мины. Осколки летели шрапнелью, они неслись на бешеной скорости, неся за собой смерть. Человеческие вопли и звон бьющегося стекла оповестили собой долгожданную встречу Алексея с небесным Ангелом, без которой он не мог прожить и дня. Кирпичные стены превращались в крошку, стены, музыка, люди, крошились мелкой яичной скорлупой. Ноты, гаммы мельтешили мелкой мошкарой среди обломков мира. Бар раскололся на две половины, открыв сияющий проход. Апокалиптический шквал уничтожил всё что им мешало быть вместе. Держа друг друга за руки, они поднялись из-за стола и не спеша пошли в тот мир, где всё наполнено красками любви. Аромат вечности манил их за собой. С каждым шагом они растворялись в золотых лучах солнца, два силуэта меркли в любовных объятиях, сливаясь в неразрывный экстаз. Два лучистых сияния плыли в радужной ауре, разорванный мир с треском сходился на место. Всё что было выломано, разбито, вырвано и разрушено возвращалось на своё место. Кто-то перематывал плёнку обратно, осколки битой посуды и бутылок соединялись, как в пазл, трещины исчезали. Люди вскакивали с пола и летели в обратном движении чтобы усесться за свои столики, из стен вылезали ломаные стулья, их ломанные деревянные кости крепко срастались. Штукатурка и кирпичи шурша ползли по стене, резво подскакивали лезли в дыры и выбоины. Разорванный мир склеился, всё зарубцевалось не оставив и следа от шрама. За Алексеем и Наташей ворота захлопнулись навсегда.
На сцене юная дева мурлыкала микрофону песню Луи Армстронга. Песня стелилась туманом в душах посетителей, кто-то пил пиво, пожилая пара сидящая близко от сцены, завороженно её слушали, официанты плавно курсировали между столиками. Остальные зрители наслаждались её пением, что не заметили как один из столиков опустел. Тлела сигарета лежащая на краю пепельницы, а в бокале с виски ещё не успел растаять кусочек льда.




Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 23.11.2017 в 20:24
© Copyright: Григорий Мелехов
Просмотреть профиль автора








1