Танцующий Джокер


На кирпичном фасаде дома, обычной белой краской, без особых прибамбасов была выведена надпись Best Tattoo. Местами штукатурка обвалилась, обнажив горожанам свои коричневые изношенные внутренности. Но что-то в этой надписи было!!! Своим размашистым почерком, она привлекала к себе внимание прохожих.
Прохожий остановившись посмотрел наверх увидел надпись на фасаде дома. От мучащего его холода кутался в очень старый серый плащ, время от времени обхватывал и растирал себя руками. Озноб бил его изнутри. Хотя погода стояла тёплая, солнце светило на полную катушку.-Это то что мне нужно!-Незаметно для других стуча зубами сказал прохожий.
Длинный низкий козырёк покрытый шифером, закрывал три маленький окошка, вырубленных в нижней части стены. Гость шагнул на бетонную ступень лестницы, с каждой уходящей ступенью вниз, становилось всё прохладнее, спускаясь в бетонные сумерки, холодный склеп дышал гостю в лицо. Дёрнув на себя ручку двери, в салон зашёл средних лет мужчина с зализанной набок чёлкой, так усердно старающийся скрыть свою лысину. Его шевелюра не скрывала лысину, а наоборот, выделяла его из толпы, он это прекрасно знал, но всё равно изо дня в день продолжал мастерить нашлёпку.
По всему салону разносился тяжёлый рок, гитара визжала и вместе с ней солист. Пластинка закончилась и осталось только жужжание иглы машинки. Мастер солидных, несмешных размеров сидел склонившись над рукой чувака таких же не шуточных размеров, как и сам мастер. Гостю татуирующийся показался похож на байкера, хоть гость и не спец в таких вещах, но так он ему показался. Во всю спину кожаной жилетки была нашивка, череп с перекрещенными костями и под этим рисунком какая-то надпись на английском. А в английском он совсем слаб.
-Простите,-перебило жужжание машинки, выбивающей готический орнамент на руке байкера.
Мастер посмотрел на гостя, сразу понял кто к нему пришёл и отчеканил ему ответ,-у меня с налогами всё в порядке.-Мастер на мгновение оторвался от руки байкера и снова вернулся к ней.
-Нет, вы меня не так поняли. Я насчёт татуировки.
Мастер удивился, но ответил,-Оk. Посиди немного, я уже заканчиваю, полистай для начала альбомы.
-Нет, нет я знаю, что хочу сделать.
-О о о о о какие клиенты пошли,-хотел сказать мастер, но промолчал.-Вот и готова работа. Ну что Кабан на сегодня закончили, как заживёт так и приходи. Мне ли это тебе говорить, первый раз, что ли делаешь! Ништяк.
Мастер обработал ему руку, замотал прозрачной плёнкой и они по-свойски крепко обнялись. Байкер краем глаза посмотрел на посетителя и заулыбался.
-Пакедова Зуб, я пошёл. Удачи тебе с новым клиентом,-байкер посмеиваясь вышел на улицу.
-А теперь тобой займёмся,-снимая перчатку с руки, сказал мастер.
-Я хочу танцующего Джокера,-дьявольский огонь заиграл в глазах гостя.
-Оригинально,-прохмыкал мастер.-А ты знаешь, что она обозначает в энных кругах? За такое тебя могут спросить!
-Да, конечно я знаю, половина друзей юности сидят или отбывали срок,-чувствует на себе как взгляд мастера обыскивает его тело.-Но я ничего не могу с собой поделать. Он меня выбрал.
-Что?-брови мастера медленно начали ползти вверх.-Удивил ты меня. А профессия у тебя какая?
-Библиограф,-гордость была слышна в его словах.-Я работаю в букинистическом магазине. С этого я бы хотел начать рассказ, если у вас есть время?- его правая рука сильно гладила левое плечо.
-Ты меня заинтриговал, с детства любопытен.
-Полгода назад перебирая покупки хозяина,-при этом скорчил гримасу, пытаясь этим выразить всю неприязнь к нему.-Он как бы, помягче сказать...слегка...очень забывчив. Весь магазин на мне. Раз в месяц что-то принесёт, унесёт, бросит и уйдёт. Мне приходится разгребать принесённый им хлам, из нескольких десятков книг может попасть одна, максимум две стоящих внимания, остальные, так ветхая макулатура. Вот. Я нашёл интереснейший экземпляр, без начала и конца. И кто её написал тоже неизвестно.-после этих слов пальцы впились в плечо.
Мастер внимательно следил за его тело движениями и сначала подумал, что к нему пришёл наркоман, но он совсем не был похож на торчка. Перед ним стоял чистой воды вшивый интеллигент, помешанный на своих книгах и на этой почве у него могла потечь крыша.
-Как это?
-Не хватало первых десяти страниц и последнего листа. Неизвестного автора, он описал историю Джека-Потрошителя. Книга издана примерно конец 19 начало 20 века. На одной из иллюстраций был изображён мужчина с голым торсом и с картами в руках. И вот тут-то, я увидел на его руке Джокера, но точнее сказать он меня приметил. От его ухмылки я окаменел, словно паралич ударил.
-Ты принёс рисунок?-с интересом заглядывая в его глаза спросил мастер.
-Да есть, я увеличил рисунок.
Мастеру ничего особенного не показалась в рисунке. Трое мужчин в самом запале картёжной игры, массивная горка из карт лежит на столе и одна замерла навечно в руке владельца татуировки. Шут шутом, колпак с колокольчиками, на ногах штиблеты то ли тапочки с загнутыми концами, но поза? Мастер задался вопросом. Шут держит руки за спиной, а правая нога приподнята и согнута в колене.
-Что-то знакомое? Не могу вспомнить...
-Так танцуют ирландцы,-поспешил сказать гость.
-Да точно,-хлопнул себя по колену.-Чем он тебя заворожил?
-Как, вы не видите?-вырвал из рук мастера лист, пальцем тычет в лицо Джокера.-Глаза, его ухмылка похожая на оскал.
-Где увидел? Я ничего не вижу.
-Это неважно, я не рассказал главного! Он мне снится.
-Мне тоже, кое-кто снится,-мастер расплылся в довольной роже.
Гость начинает ходить наматывая круги вокруг мастера и напряжённо обхватив себя руками быстро себя растирает.
-Я стою посреди выжженного леса, вокруг меня бесконечная земля мёртвых обугленных стволов деревьев. Небо серого цвета, замерло на месте. От леса веет ужасом, слизь страха прилипла к моему телу и впиталась в него. Я стал одним сгустком страха, паника вытолкала из меня всё живое. Гонимый ей вперёд, я шёл и шёл, а вокруг меня ничего не двигалось, с каждым шагом тело тяжелело и стало походить на кусок свинца. Неожиданно для себя, я оказался на болоте, совсем не испугался, как ни странно! Стоя по щиколотку в воде, в нос бил запах протухшей воды, я почувствовал приближающийся конец. Вот тут-то, он и появился. Из-за дерева сначала показался его красно-белый колпак, как в замедленном кадре он выдвигался на меня. Несколько раз обошёл вокруг и с довольной походкой вернулся на своё место. Я стоял покорно, не шелохнувшись. Не мог пошевелить ни одним мускулом, особенно ноги, они онемели. Точнее не так, их кто-то держал снизу, вцепившись мёртвой хваткой, не давая двинуться с места. Колпак не спеша начал раскачиваться из стороны в сторону, дребезжание колокольчиков всё сильней и сильней переходило в набат. Своим танцем вырывал клочья травы, брызги и ошмётки земли летели во все стороны. Пригвождённый его усмешкой, меня стало засасывать. Чем быстрее мелькали его загнутые тапочки, тем я скорее погружался и погружался. Я не сопротивлялся. Его дьявольская пляска сопровождалась смехом, он и сейчас звучит у меня в голове. Кожа ощущала страшную воду, мёртвую, ползущую вверх по моему телу. Ноги оледенели, я их совсем не чувствовал. Холодные, мерзкие пиявки впились в живот и шею. Я ощущал, как они сосут ещё не успевшую остыть тёплую кровь. Смачное причмокивание пьющих кровь, доводило меня до истерики. И вот глазам предстал взор серого неба, и только свинцовые небеса провожали меня в последний путь. Противная мутная жижа просачивается в рот. Пытаюсь выплюнуть, не получается. Захлёбываюсь. Болото во мне. Шея изворачивается змеёй, тянется из последних сил кверху. Всё напрасно. Надо мной мутный покров, болото смыкается навсегда. Я погрузился в ледяную могилу. Единственный глоток воздуха вырывается из меня пузырём. Последний шарик воздуха поднимается всё выше и выше, и взрывается достигнув границы воды и прошлого. Через муть воды на меня смотрят глаза, только его бешеные глаза и больше ничего.
Каждую ночь! Кричу, я просыпаюсь весь в поту и после этого долго не могу уснуть. Я даже начал вздрагивать от каждого прихода посетителя в магазин. У нас на двери весит колокольчик. Мне страшно. Это стало происходить каждую ночь. Он незаметно приближается ко мне. Всё ближе и ближе, с каждым сном.
-А стоит ли тогда делать?!
-Да, стоит.
Гость не сказал мастеру главного, то что он уже давно не подвластен себе. Сверлит мозг фраза "Сделай! Подчинись мне! Освободись! Расслабься, стань мной! Это так просто". Везде преследует: сидя на унитазе, чистя картошку рука держащая нож непроизвольно тянется к горлу "вот ты и попался, не скроешься".-Голос не отпускает его.
-Какую хочешь, цветную или чёрно?
-Чёрную.
-Да и на каком месте?
-На груди, слева.
-Ну что я могу сказать,"хозяин барин". Моя цена пяти-хатка, устраивает?
-Да,-облегчённо вздохнул и посмотрел изнеможённым взглядом на мастера.
-Да, а чуваку самое место в дурке,-размышлял про себя мастер.-Тогда готовься, скоро начнём. Вот ещё что, советую принять анестезию. Что-нибудь из обезболивающего, таблеточку или капельки. А лучше всего, двести грамм вискаря, проверенный способ! Я понял, что ты мужчина впечатлительный, тебе необходимо!
-Спасибо за заботу, но я обойдусь без этого.
-Тогда раздевайся, вон там можешь повесить свою одежду-рукой показывает на деревянную вешалку сделанную в виде дерева.
Гость снимает плащ вешает его на вешалку, а рубашку аккуратно сворачивает и кладёт возле себя, его взгляд на секунду останавливается на поддельном дереве. Зловещий оскал на мгновение появляется на его лице.
Как только гость, почувствовал прикосновение игл к коже, раздался хохот, слышный только ему одному. Глаза сузились не от боли, а от будущего наслаждения свежей крови. Слегка покусывая губы, взгляд скосился на мастера. Ему захотелось попробовать на вкус его плоть. Какая она? Холодная, сладкая или горячая? Бьющаяся в сопротивлении спастись от смерти. Схватить крепко шею руками, надавить внутрь привлекательно выпирающее адамово яблоко, услышать хруст, чтоб он захлебнулся своей же кровью. Смотреть как он задыхаясь харкает словами от неожиданности и боли, молящий о пощаде.
-Потом, потерпи немного,-тихо прошептал гость.
-Что ты сказал?-мастер не расслышал неразборчивый шёпот через пробивающийся шум машинки.
-Ничего, продолжайте свою работу.
Джокер так долго ждавший своё освобождение и вот оно через мгновение настанет. Закончится долгое заточение. Раскатом эха со снежных холмов сошли снега. Волны цунами смыли душу гостя в бездну. И вот мучительное заточение закончилось, последние штрихи теней руки легли на грудь Джокера, рисунок был завершён. Звон колокольчиков прокатился по пустой душе гостя, теперь принадлежавшей только Джокеру и никому больше. Перед мастером сидела кукла. Мастер не видя перемен или каких-то других изменений в личности гостя, закончил выбивать танцующего Джокера.
-Вот и готова работа,-этой фразой мастер всегда подытоживал своё завершение над татуировкой.-Посмотрись в зеркало как получилось?
-Благодарю за работу, я не ошибся в вас. Я замечательно получился!!!-с играющей ухмылкой на лице одевает рубашку, не спеша пальцы ползут по фланелевой ткани, словно щупальца осьминога, тщательно застегивают каждую пуговицу, развернувшись, он кошачьей походкой направляется к выходу, останавливается возле вешалки и рукой проводит по плащу. Плащ остаётся висеть, словно высохшее тело висельника на виселице. В венах кипело пламя жаждущее крови. Джокер истосковался по жертве. В его голове уже прорабатывался танец смерти! И кто будет его первая жертва. Убрав руку от плаща, бросает пронзающий взгляд на мастера и улыбается не размыкая губ.
Мастеру на секунду явилась картина. Пылающая алым цветом бесконечная пустыня, а посередине, словно остров кусок иссохшей серой земли, весь этот кусок был покрыт паутиной глубоких трещин, в их недрах что-то неистово копошилось. Мастер только смог разглядеть, что это было коричневого цвета. Серый островок земли был не необитаем, на нём стояло голое дерево. На одной из его ветвей болтался из стороны в сторону высохший покойник, он висел спиной к мастеру. Сильный ветер стал раскачивать покойника всё сильнее и сильнее, мастер почувствовал, как по лицу больно режут и колют острые песчинки песка. Порыв ветра развернул высохшее тело лицом к мастеру, показав ему кто висит. Мастер обомлел от страха, он увидел себя висящим  на ветке. Видение тут же исчезло.
Гость спокойно подходил к двери выхода, оставил плащ на вешалке. Мастер сидел и не мог прийти в себя от увиденного, видит что гость уходит и не знает что ему сказать. Произносит самое нелепое, что могло взбрести в голову на этот момент-стой...куда? А обработать, я ещё хотел сфотографировать.
-Мы ещё увидимся, но только позже,-не оборачиваясь он произнёс напоследок, совершенно чужим голосом.
У мастера внутри всё похолодело.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 23.11.2017 в 20:09
© Copyright: Григорий Мелехов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1