Вырубова и Распутин


Анна Александровна Вырубова и Григорий Ефимович Распутин не были не только добрыми друзьями, но и хорошими знакомыми. Аня, как ее называли в узком кругу, признавалась, что старец Григорий – мужчина не в ее вкусе. Стоит отметить, что мужчин в ее вкусе просто не существовало. Император, возможно, составлял исключение, но это, так сказать, имело отношение к жизни духовной, а не плотской.

Вырубова была набожна, что нередко встречается у такого плана особ. Да и вообще за пределами своих страстей люди, чаще всего, ведут себя адекватно. Страсти же занимают у них, если разобраться, не самую большую часть прозябания в мире.

Анна Александровна была курьером между Семьей и «сибирским странником».

Однажды в ожидании Аликс (Александры Федоровны) она пила чай с Григорием на своей даче в Царском Селе возле дворца, за которую императрица из собственных средств платила две тысячи рублей в год – сумма в то время немаленькая.

– Представь, что я – святой, – произнес неожиданно Распутин, – а ты – монах. Вот ты угощаешь меня чаем, а под столом прячешь бутылку вина. Ты – монах, но прячешь непозволительное, а я знаю и молчу... Ну, какой же я тогда «святой»?

Значит, Григорий был в курсе взаимоотношений фрейлины и императрицы. А эти взаимоотношения могли бы стать бомбой посильнее шпионажа, предательства и выдуманного сожительства Вырубовой и Распутина. Когда весной 1917 года в Царском Селе появилась «революционная стража», Александра Федоровна первым делом принялась сжигать письма дорогой Анечки. Эти послания заполняли шесть больших ящиков секретера. Зато сохранилось до наших дней несколько писем царицы к бывшей своей фрейлине, где вместо подписи стоит недвусмысленное слово «Твоя».

Вырубовой-Танеевой Николай II поручил изучить «закулисное бытие» старца, и она дважды ездила в Сибирь, жила там в деревне и общалась с его домочадцами.

Девушка наблюдательная, она в воспоминаниях пишет, что сибирские крестьяне гораздо богаче европейских: вместо убогих пятистенок у них двухэтажные дома, на просторных дворах много скотины и мелкой живности, урожаи и промыслы отличаются обильностью, которая бросается в глаза. Куда все это делось? Климат поменялся?..

В первый же день ее накормили пирогами с омулем – такой вкуснятины Анна никогда не пробовала. Семья у Распутина была крепкая, работящая, зажиточная...

А вот в Питере его спаивали, таскали по банкетам и ресторанам. Распущенные и скучающие дамы высшего света предлагали старцу себя, чтобы он из них изгонял нечистую силу интимным методом. Ему, пьяному, понравилось. Кто кого искушал?

Григорий Ефимович был ясновидящим. Анна Александровна в этом убеждалась неоднократно. Он рассказывал ей о таких подробностях, скажем, из ее детства, о которых никому не было известно. Предсказать точно, что будет завтра, для него не составляло труда. Судьба ряда известных персонажей у него не вызывала сомнений.

Разная степень проницательности – не такая редкая штука. Она не зависит от интеллекта, веры или безверия. Из знаменитых людей вспомню лишь Вольфа Мессинга.

Распутин предсказал, что цесаревич после двенадцати лет избавится от болезни, но в качестве царя будет непригоден. Действительно, уже после убийства старца гемофилия отступила, бывали редкие обострения, но характер и психические свойства наследника изменились в худшую сторону.

Он предвидел, что если Россия ввяжется в мировую войну, то развалится, однако через года два-три пойдет в рост...

Когда Анна Вырубова в 1915 году попала в тяжелейшую железнодорожную катастрофу и почти не было надежды, что она выживет, старец, напротив, уверенно заявил, что эта история пойдет ей только на пользу, во спасение. Сам же он был зверски убит в следующем году и насильственную смерть предчувствовал заранее.

Пользы бывшая фрейлина пока не видела никакой: два года страдала от нестерпимой боли, передвигалась в кресле-каталке. После ареста Николая, Александры и их пятерых детей Анну поместили в одиночную камеру Петропавловской крепости. Ее, абсолютно больную, били, морили голодом, трижды пытались изнасиловать.

Потом переместили в Арестантский дом, где условия были менее бесчеловечными, если подобные сравнения уместны. Она вспоминает, с какой жадностью ела случайно найденные картофельные очистки. Все, что ей передавали родители, изымалось. Вырубову несколько раз возили в ЧК на Гороховую. Когда она в первый раз спросила, сколько ждать допроса, ей объяснили: «Здесь не ждут. Здесь или отпускают, или расстреливают». Думаю, что рассказываю обо всем этом весьма своевременно.

Ее перевели в тюрьму крепости Свеаборг. Там матросня горячо требовала от начальства разрешения разорвать бывшую фрейлину на куски собственными руками.

Держава попала в жуткий период, когда хвост управляет собакой. Из Свеаборга Анну доставили в тюремное отделение Смольного института, затем отвезли в Пересыльную тюрьму. Она спросила у заключенного – блаженного мальчика, что ее ждет? Она верила в блаженных. Он ответил: «Если Бог помилует, то не расстреляют» ...

На следующее утро надзиратель выкрикнул две фамилии: такую-то – на расстрел, Вырубову – в Москву. Соседка по нарам шепнула, что в Москву поезда не ходят.

Анну Александровну конвоировал солдатик, вооруженный винтовкой со штыком. Была поздняя зима 1919 года. Вырубова шла босой и была одета в дырявые насквозь лохмотья. Впрочем, она привыкла и не замечала ни холода, ни снега. Бывшая фрейлина похудела на тридцать килограммов и передвигалась легко. Нужно было пересесть на другой трамвай, а тот задерживался, и конвоир отошел разузнать, в чем дело.

Незнакомый мужчина сунул ей в руку пятьсот рублей и сказал: беги. Она побежала в сторону церкви и почувствовала, что боль в переломанном позвоночнике и ногах исчезла. За углом стояли извозчики. Никто не хотел ее везти, но, когда она показала крупную купюру, проблема разрешилась сама собой. Ей было известно одно надежное место в пригороде. Она скрывалась у разных людей и через год бежала в Финляндию.

23.11.2017




Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 23.11.2017 в 08:37
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора








1