Гоблин Марат и робот дяди Изи


Гоблин Марат и робот дяди Изи

У гоблина Марата не было настроения с кем-либо общаться. Он сидел на стуле в своем доме и, закинув короткие ноги на подоконник, шевелил пальцами в дырявых туфлях, одновременно мечтая о том, что какая-нибудь волшебница подарит ему за просто так мешочек с золотыми монетами. Конечно, никто не собирался ему делать такие подарки, но мечтать же не вредно. И поэтому Марат закатывал глаза, сопел и сожалел, что этот мир остался без добрых существ и нет никому дела до бедного, изнывающего от нищеты гоблина.
Нищим Марат не был – у него в сейфе хранилось немало золота, просто по образу жизни и по душевному состоянию он был нищим, он не тратил ни на себя, ни на других. Однако это не волновало его самого, он считал, что весь мир плохой и ему обязан, и в связи с этим гоблин вправе что-то требовать и мечтать. И такие мечтания приводили к тому, что в доме все рушилось, было грязно и неуютно, однако это вполне устраивало самого гоблина.
Марат до того ушел в грёзы, что не слышал, как уже битый час ворона Крале стучит по стекло и подоконнику, пытаясь привлечь к себе внимание гоблина. Наконец-таки он уставил глаза на незванную гостью и сердито прошипел:
- Чё надо?
Ворона, судя по всему, вежливости и не ожидала и поэтому прокаркала:
- Кар-кар, я принесла тебе письмо!
- Какое еще письмо? – недовольно спросил гоблин, который вообще не любил не только письма, но и читать что-либо.
- От гоблинского адвоката Петракки, кар-кар!
- Так что ему нужно?
- Это тебе нужно, кар-кар, - ответила ворона и бросила на пол конверт, что сжимала ранее в лапках. – Ты вступаешь в наследство дяди Изи!
Марат смущенно засопел:
- Чего-чего? Куда вступаю?
Крале вздохнула, типа, ну, какой же ты тупой, гоблин, после чего произнесла:
- Кар-кар, твой дядя Изя ушел в иной мир...
- Какой еще мир? Я что, ему билет туда должен оплатить? – негодовал Марат, который ничего не понимал и понимать не хотел.
Обычно ворону трудно смутить или рассердить, однако не в этот раз. Она каркнула так сильно, что затряслись стекла в трухлявом окне:
- Кар-кар! Дослушай меня до конца и не перебивай дурацкими воспросами! Я – почтовая служащая и доставила тебе письмо от адвоката Петракки. Он сообщает, что твой дядя Изя умер, и ты, как ближайший ему родственник, вступаешь в права наследования его имущества!
И тут до гоблина дошло! Наследство! Имущество! Это случайно не то, о чем только что мечтал Марат? Дядя Изя наверняка оставил ему мешочки с золотом! О-о-о, неужели что-то сбывается в жизни гоблина? Правда, Марат никак не мог вспомнить, а кто это дядя Изя, по какой линии он ему приходится. Он вообще мало был знаком со своими родственниками, старался сторонится братьев и сестер, так как боялся, что они начнут просить у него в долг или в подарок, а заниматься таким благотворительством гоблин не желал. Поэтому всегда был вне семейных связей и надеялся, что и о нем забыли. Впрочем, он был прав – о его существовании вспомнил только адвокат Петракки, остальные давно вычеркнули из фамильного списка.
И поэтому, протирая ладошки от удовольствия, Марат приступил к делу:
- Так, так, хорошо! Где этот дядя Изя живет?.. Точнее, жил?
Подозрительно посмотрев на гоблина, Крале спросила:
- А ты точно гоблин Марат? Ты не знаешь, где живет твой дядя?
- У меня амнезия памяти от холеры, - соврал Марат. – Так что не приставай, что и как! Я маленьким был у дяди, меня мама к нему в гости водила, так что адреса сам не знаю.
Ворона вздохнула, так как не особо и поверила – а кто верит гоблинам и леприконам? - и сказала:
- Адрес указан в письме. Прочитай – узнаешь, - и взмахнув крыльями, она взмыла в небо.
А Марат поспешно поднял конверт, вскрыл и стал читать, причем не столько то, что дядя Изя изъявил желание оставить в наследство то-то и то-то и, в свою очередь, надеется на то-то и то-то, а адрес, куда следовало отправится гоблину, чтобы все это получить. Это было недалеко, поэтому Марат произнес заклинание и щелкнул пальцами...
Спыхнуло зеленное пламя, и спустя секунду он стоял у большого каменного дома с длинной трубой. Массивные железные двери, створки на окнах, висящий символ у входа – молот и наковальня, - свидетельствовали, что здесь живет и работает гоблин-кузнец.
- О-о, мой дядя был не банкиром и не ростовщиком? – скривил рожу Марат, который ожидал несколько иное увидеть. – Не денежным?.. Хотя посмотрим, что же там накопил для любимого племянника дядя Изя! Ведь и у кузнецов есть деньги...
Он открывл дверь и вошел внутрь. Там было темно. Гоблин чертыхнулся, на что-то напоровшись, а затем лбом треснувшись о что-то массивное. «Так дело не годится», - решил он и щелкнул опять пальцами.
Тот час вспыхнули свечи, что были расставлены по всему помещению. То, что он узрел, не очень-то его и обрадовало. Много инструментов кузнецкой работы, горн, уголь в углу, дубовый, обитый железом, стол и такие же грубоватые и крепкие стулья. Посуда тоже металлическая. И ничего обычного, что могло бы ублажить сердце скряги-гоблина. Судя по всему, дядя Изя не занимался накопительством, а жил обычным трудом человека, радовался каждому дню, тратил на повседневные нужды и не экономил, не скопил богатства. Естественно, это вызвало некоторое возмущение у Марата, считавшего недостойным для их сословия подобную деятельность:
- О-о-о, какой стыд! Мой дядя просто очеловечился! Он стал простолюдином! Он изменил гоблинским традициям! – ворчал он, продолжая рыскать глазами в надежде найти хотя бы завалявшуюся в углу или щели монету. – И зачем мне такое наследство? Что я буду делать с кузнецой? Может, продать ее и выручить хоть какие-то деньги? А кто купит мастерскую гоблина? А если... – и в этот момент он осекся, так как увидел рядом с мехами, которыми закачивали воздух в горн, что-то большое и непонятное, неподвижно стоявшее в рост. В нем ощущалась некая скрытая сила и угроза.
С некоторой опаской Марат подошел поближе и осмотрел, качая головой в недоумении. Это было человекоподобное существо: две руки, две ноги, голова словно бочка, закрытые глаза и выдвинутая вперед челюсть, нос отсутствовал. На ощуп, он был из металла, чем поразил гоблина. Ему никогда не приходилось видеть нечто подобное. Но не доспехи – рыцари часто проходили мимо жилища Марата, поэтому он имел представление о них.
- Кто это? – теребя свой кривой и большой нос, бормотал Марат. – На гоблина не похож. На эльфа тем более... Может, заколдованный тролль? Они такие же страшные... но тролли из мяса и костей, а этот из железа. Кого же ввели в состояние оцепенения? Явно чье-то колдовство...
И хлопнул себя по лбу:
- Тьфу ты! Это же памятник! Точно! Дядя Изя сковал кому-то памятник! Интересно, а заказчик оплатил за работу? Может, мне он даст деньги, как наследнику?
- Это робот, кар-кар! - послышался голос Крале у самого порога. Она только что прилетела, тяжело дышала. Птицы не были волшебниками, поэтому передвигались тем, что им дала природа – крыльями, и естественно, опоздала к моменту, когда Марат стал разбираться с наследством.
- Кто? – не понял гоблин.
- Это машина, - пояснила ворона. – Работает на угле и паре.
- Каком еще паре? Пар — это... это дым... воздух, - особыми познаниями в физике гоблин явно не обладал, что и продемонстрировал вороне.
Крале повертела крылом у головы, как бы намекая на отсутствие ума у Марата:
- Пар приводит в движение все механизмы робота. А чтобы был пар, нужно развести топку...
- Что развести?
- Топку, дурак! – расвирипела Крале. – Видишь, кар-кар, у робота на спине дверцу? Так вот, открой ее, там топка, положи внутрь уголь, кар-кар, залей в котел воду. Уголь вскипятит воду и приведет в движение порошни, те, в свою очередь, гидравлику и, кар-кар, генератор, который подаст электрический ток в лампы. Включится мозг робота, и он начнет функционировать...
Марат слушал это вполуха, так как не видел нужды в таких знаниях. Такие термины как «функционировать», «электричество», «гидравлика», «генератор» ему были не то что понятны, вообще неизвестны. Гоблин оказался дремучим в миропознании, он умел считать только деньги, и то до десяти, все что было больше он называл «много денег».
- Ты мне скажи, Крале, зачем мне робот?
Нельзя сказать, что ворона удивилась вопросу. Он прокаркала:
- Дурак! Он работать станет! Дай ему команду, и он начнет делать что-то?
- А что именно?
- Ну, кар-кар, на то, что запрограммирован...
Термин «запрограммирован» показалось Марату подозрительным, но виду он не подал, просто нахмурил лоб, почмокал губами, как бы пробуя на звук слово, после чего заявил:
- Хорошо... Он может мне сковать... э-э-э... серебряные или золотые монеты?
- Конечно, - убежденно ответила ворона. – Робот может многое, не зря дядя Изя его создал. Робот стал незаменимым помощником кузнецу! Ох, много славных дел они сделали для города!
- Во-во, теперь пускай и для меня сделает, - обрадовался Марат. – Он будет работать, а я получать деньги от того, что он сделает! Людям-то нужно то, что он кует в кузнице!
Ему показалось, что не так уж все и плохо с этим наследством. Пускай судьба не дала напрямую ему денег, но ведь робот может их ему принести. Самое главное, и работать не нужно – за тебя сделает все этот металлический истукан.
Ворона что-то тихо прокаркала, и Марату показалось, что она говорит про бездельников и туннеядцев, которые все хотят задарма. Кто такие «туннеядцы» Марат тоже не знал, да ему и не интересно было спросить. Но задарма – так это любили все гоблины, чего уж тут скрывать, и ничего постыдного здесь не было. Эти магические существа не очень-то были приспособлены к физическому труду, они старались избегать работы, были исключения, безусловно, например, тот же самый дядя Изя, к которому многие относились с пренебрежением и презрением.
- Ладно, как сделать, чтобы этот робот стал работать? – спросил Марат, рассматривая железного человека. Все, что ранее сказала Крале он пропрустил мимо ушей, и поэтому не знал, с чего начинать. – Нужно произнести заклинание?
- Пи-пи, дядя Изя не любил заклинания, пи-пи-пи, - пропишала возникшая словно из ниоткуда мышь по имени Тутся. Они жила здесь и всегда смотрела, чем занимается старый гоблин, а тот ее и не выгонял, наоборот, ему нравилось с кем-то вести беседу. Ведь гоблины с дядей Изей общались редко. – Робот заводится механически...
- Это как? – расстерянно спросил Марат, смотря на новую гостью, хотя она была уже жительницей кузницы.
Тутся пропищала:
- Пи-пи-пи, следует разжечь огонь в топке и долить воду в резервуар...
- Куда-куда? – слово «резервуар» тоже был незнаком гоблину.
- Туда, в котел, - и мышь, которая страшно обрадовалась, что умнее Марата, так как знает все о роботе, показала, что нужно сделать.
Марат без особого хотения положил уголь в топку и залил воду в котел – все, как и указала Тутся. Ворона смотрела на все с нескрываемым ехидством. Возможно, она знала нечто больше, чем говорила.
- Разожги огонь, кар-кар, - напомнила птица ему. Тутся хвостом очертила фигуру, мол, все правильно.
Чертыхнувшись, Марат произнес заклинание, и угли мгновенно раскалились: он не хотел тратить время на поиски спичек, ждать, пока угли начнут гореть – все этого можно было достичь при помощи магии. Вода начала кипеть в котле, из трубок пошел пар и...
Раздался скрежет — это робот согнулся и разогнулся, словно разогревался. Внутри него зашуршали шестеренки, завизжали пружины, толчками стали двигаться поршни зажглись огромные желтые глаза, а челюсть пришла в движение, как будто что-то прожевывала. Робот долго оглядывался, видимо, не понимая, где дядя Изя и что здесь делавет незнакомый гоблин и ворона.
- Теперь я твой хозяин! – пояснил ему Марат. – Теперь ты мой раб!
Он считал, что любой, кто становится его наследством, должен быть рабом.
- Где мой старый хозяин? – недоумевал механический истукан, тяжело передвигаясь по кузнице. – Я хочу видеть моего старого хозяина!
Марат с неохотой сказал:
- Дядя Изя умер!
- Что такое «умер»? – оказалось роботу неизвестно это слово.
Гоблин в затруднении стал чесать голову, ему было сложно пояснить, что живые существа когда-то умирают. На помощь пришла Крале:
- Кар-кар, дядя Изя сломался! Его нельзя было починить, кар-кар! Его отправили на свалку!
- Мой хозяин на свалке? – робот, казалось, готов был расплакаться. Но машины не умеют плакать.
- Да, да, на свалке, - подтвердил гоблин, которому понравилось это сравнение. Он не знал своего дядю, поэтому ему было все равно, как закончил тот свою жизнь. – Так что не отвлекайся... Работать!
Эти слова оказались волшебными, ибо робот словно ожил, вздрогнул, его лампочки загорелись ярче, а из трубок пошел сильный дым.
- Я здесь, хозяин! Я готов работать! – прогрохотал он, повернувшись к Марату. – Что мне нужно делать?
- Мне нужны деньги, заработай мне их - сказал гоблин, усаживаясь на стул и вытягивая ноги. – Так что давай, приступай, не теряй времени! К сегодняшнему дню выкуй чего-нибудь на две сотни монет! – и он чуть не ушел в обычные грёзы, когда обладает мешочками с деньгами.
- Монеты, монеты, нужно хозяину заработать монеты, - прогудел робот, выпуская пар из котла. Стрелки на манометрах и других приборах показывали состояние его механизмов, однако гоблин на них не смотрел – он не понимал в технике ничего. А там было высокое давление – поэтому робот стремился выполнить все быстро.
- Нужно заработать деньги, - повторял приказ Марата робота, крутясь на месте, словно что-то искал. Он нашел кусок железной руды, форму для отлива, и стал разжигать горн. Делал он все знаючи, так как проработал с дядей Изей много лет. Впрочем, сам дядя Изя и смастерил этого механического помощника.
Ворона и мышь молча наблюдали за этим процессом, а Марат улыбался, представляя, как разбогатеет благодаря роботу. Если тот начнет ковать то, что можно с выгодой продать людям, то он может стать самым богатым жителем города... или всей страны. Может, и королем быть!
Когда температура в горне достигла высокого значения, робот бросил кусок руды, после чего подставил ковш, ожидая, когда расплавленное железо потечет по желобку. Долго ждать не пришлось, и уже вскорее ярко-желтая жидкость заполнила ковш. Робот стал быстро заливать ее разные формы.
- Что ты собираешься делать? - лениво поинтересовался Марат, наблюдая за своим механическим рабом. Мыши и ворона безмолствовали, наблюдая за событиями.
- Нужно сделать грабли для садовников, плуг — для фермера, мечи — для воинов, подковы — для лошадей, доспехи — для рыцарей, - прогудел робот. - Надо работать, хозяин!
- Да-да, работай, - согласился гоблин, зевая.
Но робот как-то настойчиво повторил:
- Хозяин, нужно сделать грабли для садовников, плуг — для фермера, мечи — для воинов, подковы — для лошадей, доспехи — для рыцарей...
- Ну, делай, чего стоишь!
- Хозяин, нужно работать! - опять загнул свое робот, беря в механические руки молот. - Нужно сделать грабли для садовников, плуг — для ферме...
Гоблин уже разозлился:
- Да, я понял! Делай!
- Нужно работать, хозяин, - тупо повторил робот. Он чего-то ожидал от Марата, а тот не понимал, чего же хочет эта машина.
- Слушай, истука — работай! - разозлился гоблин.
И тут робот схватил его за шкирку, приподнял и поднес с наковальне.
- Хозяин, нужно работать! - угрожающе произнес робот, и его глаза вспыхнули злобным красным светом. Видимо, не любил лентяев, тех, кто только смотрит, а ничего делать не хочет.
И тут до Марата дошло, что требует робот.
- Эй, стой! - завопил он возмущенно. - Я твой хозяин! Ты не смеешь меня так хватать! И тем более, заставлять что-то делать против моей воли!
У робота, скорее всего, было иное представление, что каждый должен делать, и он сердито сказал:
- Хозяин Изя работать! Новый хозяин тоже работать! Я работать! Все работать! Не сидеть!
Марат не был согласен с таким доводом:
- Но я не кузнец! Ты должен мне подчиняться! Ты мой раб!
- Нужно работать, новый хозяин!... Грабли для садовников, плуг — для фермера...
Мыши захихикали в углу. Крале лишь вздохнула.
- Вот ты работай, а я не буду! - и в знак протеста гоблин сложил руки на груди и стал носком левой ноги чертить по полу знаки, как бы игнорируя робота.
Только долго так играть ему не удалось. Робот поднял занес молот над головой Марата, как бы готовясь размножить череп.
- Новый хозяин будет работать? - было видно, что он не шутит и сильно рассержен.
Теперь до гоблина дошло, что его раб всерьез готов его убить, если он не начнет работать. Видимо, так его воспитал (или заложил в него программу) дядя Изя. И робот терпеть не мог лентяев.
- Что я должен делать? - испуганно произнес гоблин.
Робот успокоился, однако не спускал глаз-лампочек в гоблина, видимо, не доверял.
- Новый хозяин должен взять молот и стучать сюда, - и робот указал на остывшую форму железа. - Мы должны обработать металл! Это будет плуг для крестьянина! Мы продать плуг и получить талер! Сделать много плуг — много талер иметь! Тогда новый хозяин иметь денег!
Иначе говоря, робот предлагал разбогатеть через труд, чего гоблин терпеть не мог. А учитывая, что дядя Изя не стал богачом, то надеятся на это не стоило — Марат не мог даже себе представить, что само кузнецкое ремесло может приносить наслаждение и быть источником радости. Однако спорить не стоило, учитывая, что робот не шутит и готов действительно превратить голову гоблина в мясной фарш.
И он стал стучать по металлу, правда, неумело и не сильно.
- Новый хозяин, хорошо работать! - недовольно произнес робот и стал сам стучать так, что искры полетели.
Марат вохзмущенно пискнул:
- Я так не могу!
- Нужно стараться! - назидательно произнес робот. Со стороны казалось, что это он — хозяин, а Марат — его раб. - Много не говорить - работать! - и он стукнул так, что в ушах гоблина загудело. Этим самым была поставлена точка в дискуссии, и гоблин понял. Что лучше молчать.
И пришлось Марату постараться. Он вспотел, его мускулы болели, спина одеревенела, из глаз лились слезы — от металла исходила жара, но остановится было страшно. И ему приходилось бить, чтобы не рассердить робота. Мыши и ворона одобрительно смотрели за процессом трудового воспитания.
Так прошел час интенсивного труда. Они сковали пять плугов и четыре меча, когда робот стал замедлять свои движения, он поднимал руки с урывками, как будто ему чего-то не хватало, его глаза тускнели. И спустя некоторое время он выпустил последний дым и замер. Стрелки на приборах показывали красное деление.
- Давление упало, пи-пи-пи, - разочарованно произнесла Тутся. - Нужно положить новые угли, пи-пи, развести пар, и тогда робот продолжит работать.
До Марата дошло, что все его муки и страдания закончились — угрозы его жизни не существует. Раз робот замер, то, значит, он безопасен и ему, гоблину, не нужно и трудится, гнуть спину.
- Еще чего! - с презрением произнес Марат, бросая в сторону молот. Потом, схватившись за несгнинающуюся спину, хромая, побрел к выходу. Каждое движение ему давалось с трудом. Он и дышал тоже с трудом.
- Пи-пи, а как же работа? - с удивлением спросила Тутся. Вторая мышь покрутила хвостом:
- Марат, ты куда?
- Домой, - пробурчал тот, не поворачиваясь. - Не нужен мне этот робот! И мастерская не нужна!
Он был рад, что освободился от столь тяжкого труда. Если были бы силы, то молотом разломал механического истукана. Да не было сил даже говорить.
Робот стоял неподвижно. Потухал и огонь в горне. На каменном полу валялись изделия труда, до которых гоблину не было дела.
- А как же наследство? - обалдело спросила Крале, не веря поступку гоблина. - Ты же наследник!
У Марата, у которого ныло все тело, а перед глазами прыгали мурашки, не было желания разбираться с дурацким имуществом дяди Изи. Ему хотелось поскорее убраться с этого места.
- Я дарю его... этим мышам, - и он махнул в сторону мышек. Гоблин никогда не был щедрым, а тут сам себе удивился. Однако лучше быть подальше от такого наследства, иначе в следующий раз робот точно сделает из него калеку, если Марат плохо станет работать.
И щелкнув пальцами, он переместился к себе домой, чтобы там, сидя на стуле, тупо мечтать и плыть в облаках грёз. О деньгах, богатстве и сытой жизни, не приложив для этого ни капли усилий.
Таковы были гоблины.
(20 ноября 2017 года, Элгг)




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 20.11.2017 в 21:24







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1